Инфекция


Это глас обреченных. Воззвание умирающих заживо без права на исцеление. Крик не желавших и не захотевших изменить свое естество до момента Инфекции. До момента заражения вирусом.

Слушайте нас, жители иных миров. Слушайте!

Внимайте отголоскам нашего послания, сохранившегося в еще не уничтоженных сегментах Сети, Нетраннеры. Поднимите головы вверх в направлении солнца, прислушиваясь к крику и плачу умирающих на поверхности, навеки замурованные в катакомбах мегаполисов Изгои. Откройте уши и души свои, мнившие себя вершителями судеб этого мира.

Нет судьбы кроме той, которую мы сами создаем себе. И именно поэтому нам, зараженным, не будет пощады.

Это глас обреченных для выживших. Мы записываем это послание в эфирных слоях для тех, кто будет мудрее нас. Для потомков тех немногих, кому удалось избежать этой новой чумы. Мы оставляем его для достойных.

Время работает против нас. Отныне мы потеряли возможность контролировать свои собственные судьбы, социальный престиж и лишились надежды обрести бессмертие. Когда вирус окончательно преобразит наши тела, возможности поддерживать питающий нас свет окончательно иссякнут, и мы растворимся в бесконечности тьмы, как будто нас никогда и не было.

Имя нам – Легион. Слушайте!

Мы достигли, как нам казалось тогда, вершин технологического могущества. Мы могли уничтожать планеты и искривлять пространства. Мы подчинили себе энергию звезд и научились управлять полями сверхмассы. Звездный флот Легиона развеял в пыль десятки вражеских миров. Наши улучшенные в ходе генной трансформации тела стали практически бессмертными. Мы были на вершине собственного величия – и собственной глупости. От величия до падения нас отделял всего лишь шаг.

Несмотря на все последовавшие с нашей стороны вслед за Инфекцией усилия, мы так и не сумели достоверно установить, откуда появился этот вирус. Почти бессмертные и не знавшие изъянов биологические тела наших представителей начали умирать внезапно – и это произошло не на периферии, где крейсеры Легиона уже подавляли остатки вражеского сопротивления, знаменуя окончание Последней Войны, а в самом сердце нашего родного мира.

Чаще всего в первую очередь мгновенно отказывали все три имевшиеся у наших особей сердца, реже – органы дыхания, зрения и слуха. Несмотря на все ранее предпринятые геногениями меры, единовременный отказ всех копий критических для наших тел органов невозможно было пережить, а остановить его мы не можем и по сей день. Мы умирали мгновенно, словно по команде извне – по команде чего-то бесконечно более могущественного, чем тысячи тысяч подобных нам.

Воплотителем этой команды стал доселе неизвестный нам вирус. Мы смогли идентифицировать его в клетках зараженных в крайне сжатые сроки – но найти лекарство против него всем нам оказалось не под силу. Не было лекарства, способного уничтожить то, что жило на грани между изученной нами материей и чем-то абсолютно потусторонним, словно рожденным из ткани иного мира. Постоянно рекомбинируемая и закрытая структура, в которую невозможно проникнуть, чтобы создать противоядие. Даже лучшие из геногениев оказались бессильны перед лицом этой тотальной угрозы.

С каждым днем мы умирали все яростнее. Пламя вечных костров – наш символический визуальный дар уходившим – ни на минуту не переставало озарять орбиты наших миров. В первых рядах уходящих было множество однажды преступивших наши законы Изгоев, часть из которых была уничтожена Инфекцией еще в моменты вынесения приговоров, а практически все оставшиеся – после их бегства в катакомбы. Следом за Изгоями погибали Привилегированные – представители нашего социума, достигшие наибольшего влияния в нео-религии и межгалактической политике. Затем пришла очередь за Нетраннерами – орденом геногениев и безумцев, пытавшихся окончательно перенести свое сознание в Сеть. Наконец, дело дошло и до нас – самых простых и самых обычных среди волн этого нового безумия.

Удивительным образом некоторым из нас удавалось выжить – вирус не трогал их тела, не проникал в генно-клеточные структуры, не модифицировал биокод. Мы так и не разгадали причины этого чуда. Словно чья-то безжалостная рука и ум в своей неразгаданной нами логике решили все-таки пощадить некоторых из нас, дабы они… Дабы они стали лучше нас, обреченных. Дабы они смогли создать иной мир.

Мы смотрели на них как на Мессий. Подлинно бессмертных в этом адском круговороте распада и тлена. Внезапно возвысившихся в зареве пожаров и океане боли благодаря своим скрытым доселе качествам. И глядя в их исполненные сострадания по отношению к нам, обреченным, глаза, мы поняли – у нашего народа еще есть надежда. И тогда мы пошли за ними, дабы разнести эти горькие и радостные вести по всем уголкам наших умирающих и рождающихся заново миров.

Слушайте нас!

Тело может распасться в прах, но оно – не подлинное наше естество. Жизнь и смерть – звенья одной цепи. Мертвое не ведает смерти. Право на жизнь дается нашей же жизнью. Мы сами выбираем свою судьбу.

Слушайте нас!

09.11.2019



Мне нравится:
0

Рубрика произведения: Проза ~ Рассказ
Количество рецензий: 0
Количество просмотров: 14
Опубликовано: 09.11.2019 в 16:32
© Copyright: Прохор Озорнин
Просмотреть профиль автора






Есть вопросы?
Мы всегда рады помочь!Напишите нам, и мы свяжемся с Вами в ближайшее время!
1