О балтийском слое русской истории


О Словене, Русе и их сестре Ильмере
О балтийском слое русской истории

Бя нароуд родiщеск Iльмерстii
а сто корежене о дво ста
Народо наш
яко прiде поздЪ до Русе земЪ
а селiщеся среде Iльмерштi
Тii бо суте брачке наше
а намо...подобi соуте
Аще колiво роужнЪтi
бо нас хранiша од злы
ВЪща iмяiаще
сото рЪещено...о ВещЪ
тако iессте
Аще сого не рЪшена
не есте бы
...iзбiраща кънязi
од полудiа до полюдiа
а тако жiвяi
Мы же сьмы
iмо помоще даяхом
А тако бяхом
...зеле бо знаiа
i твърiтi сосудi пецене во огнiщЪх
а соуте бЪ гонцарi доблi
земе ратi
а скотiя водящетi
бъ розоумЪяi
Тако i Отце наше соуте
А прiде род зол на не
а налезЪ
А тому бяхом понузенi
оскощiтi до лясii
А тамо жiвемо ловце а рiбанi
абыхому мoглicя
oд cтpaci yклoнщecя
Тaкo бяxoм eдiнy тeмy
a пoщaшxoм градiе ставiтi
огнiца повсуде роскладаятi
По друзе теме
бя хлуд велiк
а потягшеся есьме
до полудене
Тамо бо суте
мяста злащна
А тамо то Iронеiстi
скотi наша ящi
десецiноу о то
се оугодiхом
Ащi бытi
камо словесы держетi
А потягохомсе семы
до полуднена...зеленотрвiе
а iмхомо скотi мнозi
Дощ.2 Был народ родственный (родiщеск) Ильмерский. И сто корней из двухста. Народ наш, как пришел позднее на Русскую землю и селился среди Ильмерцев. Те ведь, (по) суте, братья наши и нам подобны. А когда была война ведь нас хранили от злых. Вече имели, что речено...на Вече, так и было. А что не речено - не есть было...Избирали (они) князей от полюдья к полюдью, и так жили. Мы же им помощь даем. И так мы были...травы (они) знали, и (как) творить сосуды печенные (обожженные) во огнищах, и (по) сути (они) были гончарами умелыми (доблестными, хорошими), и (как) землю раять (пахать, облагораживать) и скот водить - были разумны. Таковы и Отцы наши (по) суте.
И пришел род злой на нас, и напал (А прiде род зол на не а налезЪ), и потому пришлось нам отойти (а тому бяхом понузенi оскощiтi) в леса (до лясii) и там жить охотниками и рыбаками (а тамо жiвемо ловце а рiбанi), чтобы смогли мы бедствий избежать (абыхому мoглicя oд cтpaci yклoнщecя). Так мы жили одну тьму (Тaкo бяxoм eдiнy тeмy), и стали ставить города, огнища повсюду раскладывать (a пoщaшxoм градiе ставiтi огнiца повсуде роскладаятi). После другой тьмы (по друзе теме) был холод великий (бя хлуд велiк), и потянулись мы на полдень (а потягшеся есьме до полудене). Там ведь места злачные (Тамо бо суте мяста злащна)...И там то Ироны (А тамо то Iронеiстi - до сих пор Иронцами называют одно из племен осетин (древних аланов)) скот наш забирали (ящi) десятиною (скотi наша ящi десецiноу), о которой мы уговорились (о то се оугодiхом), и словом своим закрепили (?) (Ащi бытi камо словесы держетi). И потянулись мы к полуденному (потягохомсе семы до полуднена)...зеленотравью (зеленотрвiе), и было множество скота у нас (а iмхомо скотi мнозi).
Влескнига, Жар-Птица и историческая память
https://vk.com/doc399489626_494084371



Карта № 1. Археологические культуры III—IV в. н.э. и балтийские гидронимы. см. Балтийские гидронимы: Территория с большим количеством и Периферийная территория балтийских гидронимов
Поскольку для столь отдаленного периода в балтистике нет надежных сведений о распространении языков, приходится пользоваться лишь косвенными данными. Поэтому на данной карте показана, с одной стороны, территория балтийских гидронимов, с другой — археологические культуры, традиционно приписываемые носителям балтийских языков. Хотя однозначной временной привязки для распространения гидронимов нет и в некоторых местах оно может отражать более раннее (например, к западу от Вислы) или более позднее (например, на большей части Латвии) балтийское присутствие. III—IV века выбраны не случайно: вскоре после этого начинается инфильтрация носителей славянских диалектов на балтийские земли с постепенным преобразованием археологических культур, и определить надежно соотношение балтийского и славянского населения становится невозможным вплоть до VIII—IX вв. Даже для этого времени нельзя с уверенностью сказать о языковой принадлежности носителей киевской культуры, хотя последние исследования говорят в пользу того, что это были предки славян (как минимум для части ареала этой культуры).
...Учитывая информацию о периферийных зонах древнего балтийского гидронимического ареала и результаты анализа отдельных частей этого ареала (бассейн Верхнего Днепра, Подесенье — Посемье, Поочье и специально бассейн Москвы, территория в верховьях Западной Двины и Волги, полоса к югу от Припяти, бассейны Западного Буга и Нарева, нижнее течение Вислы и т.п.), максимальные границы балтийского гидронимического ареала определяются с большой степенью вероятия линией: граница Эстонии и Латвии — Псков — южное Приильменье — Торопец — Тверь — Москва — Коломна — верховья Дона — Тула — Орел — Курск — Чернигов — Киев — Житомир — Ровно — Варшава — Быдгощь — Колобжег (с.18)
Языки мира: Славянские языки. РАН. Ин-т языкознания, 2005, 657с.
https://vk.com/doc35528094_512879026
…в связи с темой балтийского слоя в русской истории главный интерес представляет, разумеется, Восточная Балтия. Границы ее, если идти от юго-западных пределов балтийского пространства, могут быть с высокой степенью вероятия определены линией, начинающейся на северо-западной оконечности Волынской возвышенности, следующей вдоль северных ее окраин на восток примерно на параллели Киева (и даже несколько южнее его), далее от Киева к Курску, от него к верховьям Дона, месту впадения Москвы в Оку, к Москве (и даже немного севернее ее), оттуда к Бологому, южному Приильменью (южная Новгородчина), к Псковщине. Эта огромная территория (едва ли нужно напоминать, что на окраинах ее балтийский элемент не был первичным и - в большинстве случаев - господствующим, оставаясь, однако более или менее прозрачным) при сугубо гидронимическом подходе естественным образом членится на ряд субареалов. Взятые в их сумме, они насчитывают не менее полутора тысяч гидронимических балтизмов, к которым, видимо, надо присоединить значительное количество топонимов, образованных от водных названий.
…Первым на территории Восточной Европу (если идти с юго-запада) субстратом балтийской гидронимии является припятский (бассейн Припяти), членящийся на припятское левобережье (к северу от Припяти) и припятское правобережье (к югу от Припяти). Припятское левобережье бесспорно принадлежит к старым балтийским территориям с густым слоем балтийской гидронимии, составляющим основу всех водных названий в этом пространстве. Достаточно для общей ориентации в этом слое указать на такие названия рек, как-то: Пина, Пипин, Яселда, Темра, Цна, Лань, Нача/Начъ, Вессия/Есейка, Сиволка/Сивелъга, Морочь, Мажа, Першнца, Доколка, Шацка, Шанька, Яшна, Немегля, Какланка (с вариантами Орижна/Оражня), Бержица, Нератовка, Оресса, Освица, Нертка, Снеролка, Дуполха, Язелица, Морожа, Несла, Плесса, Уча, Несетня, Тремля, Неначь, Ковна, Наровля, Свериж, Мытвица, Шальбенка/Щолбенка и др. Эта северная половина припятского субареала балтийской гидронимии органически продолжается к северу балтийской гидронимией бассейна Немана (в западной части) и балтийской гидронимией правого Поднепровья в среднем течении Днепра и Среднего Подвинья (в восточной части), т.е. территорий, составляющих большую часть Белоруссии, где балтийские следы свидетельствуются отнюдь не только гидронимическими данными. Одним словом, все пространство к северу от Припяти, сливающееся с территориями,заселявшимися некогда племенами пруссов, с одной стороны, и современной Литвы, с другой, еще во второй половине 1-го тысячелетия было, несомненно, балтийским, если не исключительно, то по преимуществу. Балтийский этноязыковый культурный элемент удерживался здесь и существенно позже, уже в эпоху, когда эта территория была колонизована раннеславянскими племенами. Но в это время сплошность балтийского пространства Белоруссии уже разреживалась, прорывалась и разрывалась, однако довольно большие острова балтийского населения и балтийской речи еще долгое время продолжали свое существование. Разумеется, не все остается вполне ясным, но еще в X—XI вв., когда киевские князья совершали неоднократные походы на ятвягов и литву, сохранялись довольно значительные балтийские анклавы вокруг Пинска, Минска, к юго-западу от Могилева, вокруг Смоленска, к юго-западу от Витебска, к югу от Полоцка, не говоря уже о менее значительных островках балтийской речи и тем более балтийского населения.
Но балтийская гидроиимия отмечена и для правобережья Припяти, причем в довольно значительном количестве. Правда, на этой же территории отмечены и архаические славянские названия и даже еще более древние (видимо) иллирийские следы. Поэтому говорить о преобладании здесь балтийского элемента с уверенностью нельзя, хотя и исключать возможность такой ситуации для определенного периода не стоит. Тем не менее едва ли можно сомневаться, что именно здесь, в южной полосе присутствия гидронимических балтизмов, ранее всего началось угасание балтийского элемента. Но само наличие балтов в этой полосе к югу от Припяти на 200—250 км вплоть до широты Киева, Житомира, Ровно в настоящее время очевидно (сама эта полоса тянется с востока на запад на 400—500 км, переходя в балтийский ареал Побужья и бассейна Нарева, т.е. уже за пределами Восточной Европы). Об этом балтийском пребывании в южноприпятской зоне припятского субареала свидетельствуют такие надежные балтизмы, как-то: Верпа, Мытва, Череса, Желонъ (ср. ее притоки Прижолонок, Желонька, Желонь) Полчъ, Сколодинка, Сажелка, Бастова, Бастовка, Вишка, Свидовка, Лоша, Радча/Родча, Рача, Перга, Зольня, 3оленка, Виговка, Наровля (вар. Наровлянка), Ситовка, Чолница, Нересна, Норин, Вовчасова, Вовчасок, Вересна, Саремский, Церем, Церемский, Жолоска, Балы, Вилия, Цвилъка, Ширишовка, Случь, Смолка/Цмолка, Пересута, Кудрянка, Турин и др. и, видимо, до верховьев Днестра — Стрипа, Стрвяж. Существенно, что целый ряд этих названий повторяется и в других субареалах балтийской гидронимии, где они не подвергаются сомнению.
Продолжая движение с запада на восток и переходя в днепровское левобережье, южная и южно-восточная полоса балтийской гидронимии начинает подниматься к северо-востоку в направлении к Курску, попадая в бассейн Сейма. В этом субареале балтийская гидронимия представлена прежде всего в правобережье Сейма, т.е. в северной части Посемья, тогда как в левобережье (южное Посемье) гидронимические балтизмы составляют исключение, что дает основание считать Сейм более или менее надежной границей распространения балтийского элемента на этом участке границы. Скопление балтийских гидронимов в Посемье может быть подтверждено не менее чем двумя десятками примеров, среди которых: Обеста (вар. Обиста/Абеста/Обста), Клевень/Клевен, Кубрь/Кубарь/Куберь, Вопка, Мороча/Мароча, Моли, Вабля, Терепша,Лекта, Локоть, Ратен/Ратень, Рать, Лесовая Рать, Турейха, Желень/Жилень, Усперт, Харасея, Аапуга, Рехта, Жадинка, Неполка, Веть. К югу, юго-востоку и юго-западу от этого балтийского субареала тянется полоса, в которой зафиксировано значительное количество древнеиранских (скифо-сарматских и аланских) гидронимов, поддержанных и отмеченным ранее целым рядом важных иранско-балтийских лексических соответствий.(с.361-364)
В.Н. Топоров. О балтийском слое русской истории. - Florilegium. К 60-летию Б.Н. Флори. М., 2000, (с.349-411)
https://inslav.ru/publication/florilegium-k-60-letiyu-b-n-flori-m-2000
О Словене, Русе и их сестре Ильмере
https://vk.com/doc399489626_523220768
Дощ.36б I ту Iлмрi ны подржашiуть
Дощ.4в Iлiрмоще рЪщаша же СтЪ глупiцi а сьме прiтЪцЪмо до вы поможяшетi...Потщемося на памет iхо яко све земЪ Руську удобiша А е све наше СтарОцтсво...якi бо стратiтi сiлы Русь на тЪх мозапа сiщах со врзi наша...А кряве iхо удобiша земЪ наше
Дощ.4г Такоже Iльмцi яковi нас охранiша неiдiнЪ а с нама солсiяхусе а крявь све даяi i намо



Мне нравится:
0

Рубрика произведения: Поэзия ~ Авторская песня
Количество рецензий: 0
Количество просмотров: 3
Опубликовано: 06.11.2019 в 10:05
© Copyright: Игорь Бабанов
Просмотреть профиль автора






Есть вопросы?
Мы всегда рады помочь!Напишите нам, и мы свяжемся с Вами в ближайшее время!
1