Незавершенная история одного космического корабля


– Вы вызывали, Координатор?

– Да, Адмирал, присаживайтесь. Чай, кофе, амброзия?

– От амброзии я бы не отказался… Но, пожалуй, все-таки как-нибудь в другой раз. Дело, как я понимаю, слишком спешное?

– И не требующее отлагательств. Ставки в этой затеянной вами авантюре становятся уже слишком высоки.

– Господин Координатор, я все понимаю, но ведь мы сами вместе с вами затеяли этот эксперимент для того, чтобы…

– Я передавал этот корабль с экипажем под вашу ответственность, Адмирал, под вашу полную ответственность – помните? Вы обещали, что все пройдет как нельзя более гладко.

– Их свободная воля, которой вы их наделили, оказалась куда более неразумной, чем мы предполагали изначально…

– Вы отбирали лучших, Адмирал. Три планеты в разных секторах Галактики для трех новых рас. Вы выискивали жемчужины на этих планетах-тюрьмах, Адмирал, – и где теперь ваши лучшие? Мирно спят в криогенных капсулах на борту этого судна, практически сошедшего с траектории?

– После первого Столкновения часть из них все-таки пробудилась.

– Да будет вам известно, Адмирал, что после этого вашего первого Столкновения система связи с кораблем была практически уничтожена. Даже проснувшиеся члены экипажа практически не способны осуществлять двустороннюю связь. Мы получаем все их донесения, а вот они от нас едва ли один-два процента. Помножьте это на два-три процента пробужденных. По нашим расчетам вероятность того, что они сумеют выправить курс по координатам, которые мы пытаемся им передать, и избежать столкновения со вторым Кольцом, составляет…

– Я знаю это, господин Координатор. Я все это знаю. Текущее количество бодрствующих членов экипажа корабля не позволяет рассчитывать на успешное управление кораблем в ручном режиме. А система поддержки автонавигации была уничтожена еще две тысячи парсеков тому назад.

– Что с остальными членами экипажа? Насколько успешными были ручные попытки отключения криогенных систем?

– Нисколько. После Столкновения электроника систем была значительно повреждена. При ручном отключении систем спящие либо умирают в течение нескольких секунд, едва успев осознать происходящее с ними, либо получают значительное духо-химическое повреждение.

– Что именно за повреждение?

– Проявляется в неконтролируемых вспышках агрессии по отношению ко всему живому. Они буквально зубами вцеплялись в пробудивших их. Нам пришлось уничтожить этих несчастных.

– Итого, мы имеем следующее: ручная разморозка не функционирует должным образом, а для починки и активации автоматизированной системы на корабле недостаточно пробужденных членов экипажа с должными навыками. Замкнутый круг. И впереди по текущему курсу – второе Кольцо. И ускорение корабля все время возрастает, делая маневры все более затруднительными.

– Все верно, господин Координатор.

– Какие меры были приняты на случай, если корабль не пройдет его?

– Мы активировали дислоцированные вблизи орбитальные модули. Подогнали спасательный флот из соседнего сектора.

– Сколько членов экипажа может выжить при столкновении с Кольцом, Адмирал?

– Все спящие погибнут гарантированно. А из пробужденных… очень мало, господин Координатор. Очень мало. Столкновение более чем на сорок процентов пробьет обшивку судна. Корабль в любом случае будет потерян навсегда.

– Сохраняется ли еще возможность осуществить гиперсветовой молекулярный джампинг, когда корабль будет проходить сектор V с учетом его текущей скорости? Оказавшись на корабле, вы могли бы успеть помочь пробужденным изменить курс судна.

– Шанс маленький, но… но я лично готов попытаться исправить собственную ошибку. Своей, если можно так сказать, кровью.

– Вы знаете о последствиях, Адмирал. При молекулярной пересборке в ходе джампинга ваша память будет стерта. Ее восстановление впоследствии потребует огромных усилий.

– Я знаю, Координатор. В любом случае, кроме меня и вас этот переход не способен преодолеть никто иной. Это дает хоть какую-то надежду.

– Для всех нас. Ведь даже мы вынуждены расплачиваться за ошибки собственных детей. Даже мы, Адмирал. И да поможет им чудо.

– Прежде чем я покину вас, Координатор, причем, возможно, навсегда, я все же хотел бы спросить – как называется этот корабль? В смысле, как его называют населяющие его гуманоиды? У нас есть для него свое название, но все же…

– Адмирал, не заставляйте меня думать, что вы уже прошли процесс молекулярной пересборки прямо перед моими очами. Вы прекрасно знаете, что они называют его, – и Координатор печально улыбнулся, – что они называют его «Земля».

16.07.2010



Мне нравится:
0

Рубрика произведения: Проза ~ Рассказ
Количество рецензий: 0
Количество просмотров: 5
Опубликовано: 30.10.2019 в 18:22
© Copyright: Прохор Озорнин
Просмотреть профиль автора






Есть вопросы?
Мы всегда рады помочь!Напишите нам, и мы свяжемся с Вами в ближайшее время!
1