Живи. Пролог


Пролог

Июльское полуденное солнце в этот летний день, по-особому, пыталось раскалить и без того душный огромный город. Прохожие то и дело старались идти в тени огромных тополей, пух которых, так и наровил залететь в рот или просто пощекотать нос. Асфальт на дорогах, под автомобилями, стал настолько мягким, что из далека могло показаться, как колеса едут по водяному матрасу. Жара была повсюду.
Молодая женщина со своей пятилетней дочуркой спешила из поликлиники в детский сад, так как в отведённое ей обеденное время, она явно не укладывалась. На лице Юлии отражаясь вся напряженность ситуации, а будучи человеком пунктуальным, да ещё работая преподавателем, опоздание было категорически неприемлемо.
Напротив, маленькая Софья весело скакала по тратуарам в припрыжку и две розовые ленты, вплетеные в ее косы, весело развивались, от того, как быстро они с мамой неслись, обгоняя, идущих впереди прохожих.
«Так, стоп!» - подумала про себя Юля. «Мы же здесь можем срезать!»
И они уже мчались, через двор, по узкой дорожке, мимо каких-то старых гаражей. Вокруг попадались пустые банки, пакеты , бутылки и другой мусор.
«Софья, смотри под ноги и не отставай!» - скомандовала Юля. Девочка, звонким голосом, ответила хорошо и послушно следовала, глядя сзади на мамино красное платье в крупный белый горошек. Вскоре показалась центральная улица, на которую и планировала выйти учительница. Она уже обрадовалась тому факту, что ей не прийдется ни с кем объясняться за опоздание и даже сбавила шаг. Вот показались впереди прохожие, идущие по своим делам и никого не замечавшие вокруг, проезжающие по дороге автомобили. Юля, ведя за руку девочку и дойдя до конца тропы, хотела резко свернуть на лево, но ей это помешали сделать, откуда не возьмись две цыганки, которые в аккурат оказались между главной улицей и проходом на неё. Мама Софии на секунду опешила и даже открыла рот, что бы извиниться перед женщинами, но одна из цыганок опередила ее. «Здравствуй, дорогая! Куда спешишь, такая красивая?» - сказала та, что явно была постарше.
Юля, бегло оглядело их. На вид обеим было от 35 до 45 лет. Точный возраст определить было сложно, так как на обеих были цветные платки, покрывающих голову и из под которых, шли в роспуск, чёрные кудрявые волосы до плеч. Сверху на них были надеты очень яркие легкие кофты с длинными рукавами и такой же расцветки широкие юбки, практически доходившие до земли. Как и полагается, на женщинах были крупные круглые серьги и другие сопутствующие для такого народа аксессуары.
Первая мысль учительницы - «Как им не жарко ходить во всем этом, когда на улице больше 30 градусов жары?!»
Но потом это мысль быстро сменилась на другую, более значимую и она подумала, что просто так от разговора с цыганками ей не уйти. Ведь, как известно, всякого рода уличные гадалки, могли обладать умение приворожить встречного и даже применить гипноз, с целью наживы. Юлия попыталась уйти от них влево и ничего не отвечать, хотя невежество было не в ее правилах, но та цыганка, что была младше, перегородила ей дорогу.
«Подожди минуту, красавица, дай руку, я тебе погадаю. Всю правду скажу! Какая дорога ждёт тебя с мужем твоим, да про дочку твою!
Хочешь ведь узнать, как судьба Сонечки сложится? По глазам твоим карием вижу, что хочешь!» - сказала она.
Юлия после таких слов оцепенела. Головой она понимала, что надо действовать, что-то сказать или сделать, но тело ее отказывалось слушать.
В этот момент, цыганка по-старше, нагнулась к Софии и сказала ей - «Покажи ладошку свою, маленькая. Не бойся меня!» Девочка, немного удивилась, но нисколько не испугалась незнакомой женщины и покорно протянула свою маленькую ручку. Та взяла ее, покрутила ладонь с разных сторон, прищурилась и что-то стала шептать. Вдруг, цыганка переменилась в лице. Оно стало напряжённым и уже не излучала того добродушия, что было в начале встречи. Улыбка исчезла, а глаза стали серьезными. Она отпустила руку Софии, распрямилась и не спуская с неё глаз, медленно проговорила, обращаясь к ее маме - «Жизнь не простая ее ждёт. Умная она у тебя, умнее остальных. Из-за этого не просто будет. Лжи много. Обидят ее сильно, очень сильно обидят. Слезы вижу, страдания. Мужчина обидит, любимый. Возненавидит людей она. Дорогу вижу, дальнюю. Опасная она и судьбу решит дочери твоей. От неё все зависеть будет, запомнит это хорошо и ей передашь, когда понимать будет.
И ещё запомни! Если людей лечить станет, не будет у неё жизни личной, никогда!
Прощай!»
Юля, стояла как вкопанная и глядя на все это, в пол оборота, слушала и внимала каждое слово. Как будто, заповеди Моисея, слова цыганки отчеканились в ее сознании.
«От неё все зависеть будет...от неё...» - стучало в висках.
«Мама, мама, что с тобой? Почему мы никуда не идём?!» - дергая за руку учительницу, чуть ли не плача, говорила дочка.
Юля очнулась. Вокруг уже никого не было, кроме маленькой Софии, которая смотрела на неё с неподдельным страхом. Она не знала, сколько прошло времени. Не до конца осознавая, что произошло и посмотрев на часы, Юля поняла - они уже опоздали.



Мне нравится:
0

Рубрика произведения: Проза ~ Роман
Количество рецензий: 0
Количество просмотров: 10
Опубликовано: 27.10.2019 в 19:05
© Copyright: Николай Худеев
Просмотреть профиль автора






Есть вопросы?
Мы всегда рады помочь!Напишите нам, и мы свяжемся с Вами в ближайшее время!
1