«Перерождение. Дом восковых фигур»



     С момента нашего знакомства с неким художником с мировым именем, широко известным в узких кругах Клёпой и, по совместительству, Станиславом Сергеевичем Клёпиковым, уважаемым многими благодарными пациентами, стоматологом, прошло около полугода. Помнится, мы с моим давним приятелем Василием, побывали у него в гостях, где он познакомил нас со своим своеобразным творчеством, представив нашему вниманию серию картин из цикла «Перерождение». С тех самых пор мы, в общем-то, и не виделись. И вот недавно я, неспешно прогуливаясь по набережной, нечаянно наткнулся на него. Удивительно, но Клёпа меня сразу же узнал и окликнул по имени. Вот память у человека! И, как будто зная друг друга сто лет, мы по-приятельски разговорились. Я поинтересовался: чем он сейчас занимается, не хулиганит ли, выставлялся ли где? Клёпа ухмыльнулся и, понизив голос, заговорщическим тоном сообщил:
- Ну… Свои картины я на чужих выставках больше втихаря не вывешиваю, если ты об этом. В последнее время я всерьёз увлёкся скульптурой, точнее скульптурной композицией. У меня дома целый музей восковых фигур. Недавно отлил в пластике одну из своих композиций, но увы – её постигла печальная участь. А воск материал податливый и очень выразительный, пойдём – мне бы хотелось услышать твоё мнение, - и Клёпа пригласил меня к себе, в свою домашнюю мастерскую.
В комнате вдоль стен стояли стеллажи, на полках были выставлены различные фигурки и группы фигур, бюсты, безголовые заготовки, руки, ноги, прочие части тел, какие-то бесформенные заготовки не понятно чего. Всё это было выполнено из пластилина, воска, что-то из пластика, гипса, папье-маше. По середине комнаты стоял рабочий стол, на котором были как уже готовые композиции, так и те, над которыми он в данный момент трудился. Фигурки, как он сказал, были выполнены в уменьшенном масштабе. Размером где-то сантиметров по тридцать. Все детали, если присмотреться, выполнены очень точно и скурпулёзно, прорисованы очень реалистично. Клёпа подвёл меня к столу:
- А, вот и она самая. Это скульптурная композиция «Дуэль». Макет композиции. На макете представлены две фигуры: целящийся Дантес с искажённой от злобы физиономией и раненый Пушкин с извиняющейся улыбкой на лице, которое обращено к зрителю. Одной рукой поэт держится за живот, а вторая рука застыла в театральном пригласительном жесте: «Дескать, полюбуйтесь, господа, что они со мной сделали…». Ранее, на суд публике пластиковая композиция в натуральную величину была выставлена рядом с историческим местом дуэли, в парке, но продержалась лишь сутки: к сожалению, ночь моё творение не пережило – подверглось варварскому надругательству со стороны малообразованных ночных гуляк, ничего не смыслящих в высоком искусстве. И поэтому я решил подстраховаться: композиция выполнена в специальном антивандальном исполнении. Вот, обрати внимание, присмотрись. – И действительно, присмотревшись, я узрел заранее обезображенный макет несчастного Дантеса, который был весь покрыт следами от затушенных об него окурков, а дуло пистолета (почему-то это был Вальтер П38), которым он целился в Пушкина, было заботливо загнуто к верху со вставленным в него одуванчиком, на спине же красовалась обличительная надпись «КАЗЁЛ!», выполненная красным фломастером. В ногах у раненного поэта на газетке стояла початая бутылка из-под Шампанского, и в рот заранее вставлена сигарета. Да… В таком исполнении вандалам здесь и делать-то уже практически нечего.
- Как думаешь, власти одобрят? – с надеждой в глазах спросил Клёпа. Я рассмеялся, похлопал его по плечу и уже серьёзным голосом ответил:
- Пренепременно! Я бы на месте властей уж точно одобрил, ещё и медаль выписал – «За вклад за сохранение памятников культуры».
- О! Вот ещё, недавно закончил. Это скульптурная композиция двойного назначения! Так сказать - две ипостаси правосудия, в идеале она должна быть полой внутри и выполнена из жести, но как это осуществить, я пока не знаю. – Пожал плечами Клёпа. За массивным столом сидела полная женщина в чёрной судейской мантии с холодными колючим взглядом, её рука в замахе с церемониальным молоточком была занесена над подставкой. – Обрати внимание: на лицевой стороне судейского стола имеется прозрачный пластиковый кармашек для табличек с названием композиции. Их две. Вот смотри, - и он взял чёрный жестяной прямоугольничек, на котором белыми буквами было выведено «Ваша Жесть!» и вставил в кармашек. Это одна ипостась произведения. А вот другая, - Клёпа вынул табличку «Ваша Жесть!» и вставил на её место новую «Продано!». – Как видишь, совершенно другой смысл получается. Хотя, - как знать… Можно вообще сделать, чтобы таблички периодически сменяли друг друга механически, ну я не знаю, моторчик поставить, или просто – табло электронное, как в банке с номерами очереди. Такая вот концепция получилась… Ну, как – похоже?
- Мощно! Весьма и весьма, надо сказать, жизненно! – Мне почему-то тут же вспомнились многочисленные судебные шоу на телевидении с их гротескным и неумелым переигрыванием. Так и представилось: судья задаёт какой-то вопрос стороне защиты, а та с свою очередь бодро отвечает «Да, Ваша Жесть!». Судья вытягивается в лице: «Что-о-о?!». «Ой, простите, оговорилась…» - лепечет адвокатша, готовая провалиться сквозь землю. А по залу расползается шёпот: «Жесть… Ну и жесть…». Я поделился с Клёпой своими фантазиями, и мы оба расхохотались. И довольные друг другом, мы пошли пить чай.
Во время чаепития Клёпа показывал мне эскизы своих будущих скульптурных композиций. На одном из них были изображены вооружённые ангелы, грозно низвергающиеся на застывших в ужасе на полусогнутых ногах троих мужчин, один из которых тянулся к звонку у двери в какое-то помещение. Клёпину дверь на рисунке я узнал сразу. А он, заметив мою ухмылку, тут же пояснил, что это будет композиция с ориентировочным названием «Битва Небесного Воинства с коллекторами», а сам невольно и с опаской покосился на свою дверь. Я поинтересовался о судьбе его картин, в частности, о его цикле под названием «Перерождение», на что он махнул рукой и ответил:
- Ну, это уже пройденный этап. «Перерождение», как видишь вполне состоялось. Сейчас меня больше интересуют скульптурные композиции. В них есть динамика, движение. Это, конечно, технически сложнее, но, чёрт возьми, это весело! И похулиганить можно. Как ведь вышло-то: гуляешь себе по безлюдному парку в ранний час, тишина, птички поют – полная гармония. И чувствуешь, как шевелится жадная до всего пустота внутри… А потом вдруг выходишь на шумную и торопливую улицу: все куда-то спешат, суетливо копошатся в своих головах, ругаются или мысленно репетируют предстоящие конфликты – всем некогда. И тут же возникает обезображенный в последствии вандалами Дантес с Пушкиным… А потом, устав от городского шума, сворачиваешь в какой-нибудь тихий скверик, и тут же рисуется «Ваша Жесть!» с маячащими на заднем плане ангелами…
Потом мы долго обсуждали, что как было бы хорошо: взять и устроить совместное долговременное творческое пространство, где бы он смог выставлять свои работы, постоянно пополняя выставку новыми работами, а я, в свою очередь, устраивать концерты с приглашёнными музыкантами и любительскими театрами. Да… Было бы не плохо…
17 августа 2019 г.



Мне нравится:
0

Рубрика произведения: Проза ~ Рассказ
Количество рецензий: 0
Количество просмотров: 16
Опубликовано: 27.10.2019 в 13:01
© Copyright: Сергей Виноградов
Просмотреть профиль автора






Есть вопросы?
Мы всегда рады помочь!Напишите нам, и мы свяжемся с Вами в ближайшее время!
1