Осел Апулея


Тем, кто увлекается мистикой и эротикой, непременно следует ознакомиться с романом Апулея «Метаморфозы, или Золотой осел». Он, безусловно, относится к шедеврам мировой литературы. Полный перевод этого откровенного и загадочного произведения был опубликован в Москве в 1988 году, а сделан в не менее разнузданную эпоху послереволюционных лет поэтом Михаилом Кузминым – «отечественным Оскаром Уайльдом».

Александр Сергеевич Пушкин упоминает, что Онегин охотно читал Апулея, Михаил Афанасьевич Булгаков обожал данного писателя и кое-что у него позаимствовал для «Мастера и Маргариты» – своей лебединой песни, в том числе и одну не слишком существенную ошибку.

Осел был настоящим, во всяком случае был похож на настоящего. Определение «золотой» к названию одиннадцати книг, из коих состоит произведение, прибавили впоследствии, давая понять, что роман написан великолепно и представляет собой богатую пищу для размышлений. Его читают до сих пор и стар и млад, а создан он был во II веке новой эры в период наиболее спокойных десятилетий заката Римской империи…

Большинство людей быстро охладевают к поискам тайны своего происхождения и тайны своего существования. Заботы о деньгах, об имидже, о получении удовольствий увлекают их всецело, зачастую до внезапного ухода за пределы нашего странного мира.

У богатого и развратного юноши Луция такого рода заботы отсутствовали, он был вполне пресыщен благами, которые способна дать отдельно взятому человеку отдельно взятая жизнь. В нем еще не остыла одна лишь неутоленная страсть – любопытство. И он отправляется в Фессалию (северо-восток Греции) в город Гипату (ныне – Ипати), который считался в те стародавние времена родиной волшебства и магического искусства. Луций преднамеренно поселяется в доме преуспевающего ростовщика Милона, жена которого Памфила, по достоверным сведениям, является ведьмой высокого полета, в прямом и переносном смыслах.

Чтобы иметь возможность подглядывать за манипуляциями Памфилы (за ее ворожбой), Луций вступает в бурные сексуальные отношения с ее служанкой и помощницей Фотидой (их утехи, в зависимости от издания и перевода, описаны более или менее подробно и сильно напоминают сегодняшнюю распущенность).

Через ходящую ходуном постель молодой человек добивается цели. Он видит, как в чердачном помещении Фотида намазывает свою госпожу волшебной мазью, и та преображается на глазах изумленного и неслучайного зрителя в сову и улетает развратничать с очередным любовником. Луций просит служанку подобрать ему мазь, которая сделала бы его орлом. Из-за путаницы с баночками искатель приключений превращается в осла.

И ему теперь нужно, не теряя ни минуты, покинуть дом ростовщика. Иначе станет достоянием гласности всё тайное и ужасное, чем тут занимаются. Кроме того, разгневанная Памфила способна изничтожить бедного Луция до положения какой-нибудь лягушки или червя…

Добрая Фотида (Апулей всех прелюбодеев, негодяев, насильников и убийц именует в романе «добрыми людьми». Вам это что-то напоминает?), торопливо накидывая на осла узду и ведя его на конюшню, где ему отныне место, сообщает заколдованному и потрясенному Луцию, что есть надежное средство вернуться в первозданное состояние, а именно: раздобыть лепестки роз.

Но как реальному ослу это сделать без посторонней помощи?.. В конюшне лошади, брыкаясь, не подпускают мелкого сородича к кормушке, затем его нещадно эксплуатируют и морят голодом неутомимые погонщики, он меняет хозяев, попадает к разбойникам, его бьют ежедневно, избивают до полусмерти не единожды. Он изо дня в день таскает непосильные тяжести, не может удовлетворить самые насущные животные потребности. В общем сердце обливается кровью, когда читаешь, каково быть ослом среди добрых, но озверевших людей.

В романе, однако, (это скрашивает повествование) Луцию – человеку в ослиной шкуре – по ходу действия приходится слышать много увлекательных и поучительных историй, иногда не связанных друг с другом. Они и составляют значительную часть произведения. В одной из подобных историй вскользь упоминается некий прокуратор провинции. Вот каким образом римский всадник Понтий Пилат, с легкой руки Михаила Афанасьевича, угодил в прокураторы. Прокуратор, читаем в «Словаре античности», изданном в Лейпциге в 1982 году, помощник наместника по сбору налогов, то есть серьезный чиновник, но все-таки не правитель. Вот такая ошибочка вышла…

Думающий читатель уже давно догадался, что «Золотой осел» Апулея – аллегория на бессмысленность праздного и распутного человеческого существования… Завершается произведение тем, что за нечеловеческие страдания Луция пожалела всемогущая богиня позднего римско-греческого пантеона Изида. Она, явившись несчастному, подсказывает, как выбраться из сложившейся ситуации. В итоге герой романа уже в первозданном обличии становится убежденным аскетом и жрецом храма Изиды.

Культ Изиды (или Исиды) имеет древнеегипетское происхождение. Она символизировала женственность и плодородие. Но в период заката Римской империи божественные функции Изиды были расширены. В солидном «Энциклопедическом изложении эзотерических знаний» Мэнли Холла, выпущенном в Сан-Франциско в 1928 году, Исида называется «Непорочной Девой Мира». Иными словами, она становится, согласно утверждению американского исследователя, прообразом Софии – Божественной Премудрости и Марии – Пречистой Богородицы. Русскому религиозному мыслителю Владимиру Сергеевичу Соловьеву было Ее видение в Египетской пустыни…

Некоторые современники полагали, что описанные в повествовании события происходили лично с Апулеем. Сохранилась его оправдательная речь на процессе, где ему вменялось в вину то, что при помощи ворожбы он женился на богатой вдове. Писатель парировал обвинения, заявив, что никогда не был адептом магии, но всегда оставался приверженцем философии Платона, а в сей философии нет места колдовству, ибо над миром исключительно властвует один-единственный Творец – первооснова и первопричина всего сущего.

В роман включена в качестве самостоятельной части прекрасная сказка об «Амуре и Психее». Смысл этой сказки заключается в том, что «красота спасет мир», если не будет погублена завистью. Сюжет «Амура и Психеи» многократно использовался в мировой литературе, его принято считать «казусом Золушки».

25.10.2019



Мне нравится:
1

Рубрика произведения: Проза ~ Эссе
Количество рецензий: 4
Количество просмотров: 48
Опубликовано: 25.10.2019 в 19:03
© Copyright: Михаил Кедровский
Просмотреть профиль автора

Белла Минцева     (29.10.2019 в 12:06)
--Думающий читатель уже давно догадался, что «Золотой осел» Апулея – аллегория на бессмысленность праздного и распутного человеческого существования…--

Поверхностно думающий, скажем так.
А попросту - осёл.))
Если бы это было основным посылом, и в этом заключалась бы тайна - произведение не просуществовало бы тысячи лет.
Чары загадочного произведения кончаются тогда, когда тайна разгадана.)
И то только для того, кто её разгадал.

Михаил Кедровский     (01.11.2019 в 02:44)
Выражение "думающий читатель" придумал не я. Это дань уважения, не более того. Полагаю, было бы хуже, если бы я написал: поскольку ты, читатель, -- осёл, то тебе никогда не понять, почему произведение Апулея продержалось почти тысячу лет. А почему? Ведь точно такой же сюжет есть у Лукиана... Я думаю, здесь дело не в содержании, а в форме. В "Золотом осле" каждый новый персонаж рассказывает свою историю. Возможно, это прообраз "сетевой литературы", реальной переписки в интернете, в которой мы перевоплощаемся как в дзэн-буддизме.

Лидия Левина     (26.10.2019 в 21:02)
Интересная трактовка! Мне понравилась.
Хотя Апулея, и именно эту вещь, читала лет 35 назад, и то вынужденно: на филфаке училась, входило в обязательную программу.
Надо бы перечитать)

Михаил Кедровский     (28.10.2019 в 14:16)
Не самое лёгкое чтение. Там великолепное начало, но затем -- калейдоскоп неравноценных историй. А вот вставку (сказку об "Амуре и Психеи") советовал бы перечитать, чтобы получить удовольствие и вспомнить о "теории бродячих сюжетов".






Есть вопросы?
Мы всегда рады помочь!Напишите нам, и мы свяжемся с Вами в ближайшее время!
1