Патруль на Красном периметре


Патруль на Красном периметре
Записка третья


Вуаль Персея, Раннох

Металлические крыши Кирзиниуса отливали под лучами Тикууна лавовым оттенком. Сейчас ещё утро, а на градуснике двадцать пять градусов по Цельсию. Когда я сегодня спустился в гараж, чтобы посмотреть на градусник, мой свежесобранный дворецкий объявил о пиковой отметке температуры дня в тридцать два градуса. Поэтому, я даже одел шляпу с отворотами, в связи с опасением перегреться под Тикууном.

Преодолев довольно продолжительный отрезок пути по пустоши, я вошёл в поселение.

После победы над жнецами Мигрирующий флот вернулся на Раннох. Благодаря состоявшемуся союзу с гетами, было начато немедленное заселение — отстройка поселений. На месте разрушенного и погребённого в пески мегаполиса, приземлились два корабля-фермы. Народ начал обживаться здесь, но вскоре обнаружилось, что в этом месте мало воды, и два огромных корабля продолжили свой путь, основав в дальнейшем два города: Теслейа и Шеллен. А те, кто не захотел покидать свои свежепостроенные дома, остались жить здесь, основав Кирзиниус.

Вот главная улица поселения. На ней находится банк – самое центральное здание. Оно сделано из высококачественных бетонных блоков и имеет высоту в четыре этажа. Там же находится и местная администрация. Напротив, из того же материала здание правоохранения. А справа от банка, кирпичная больница Сурима, обитая керамическими блоками белоснежного цвета. Это самый красивый памятник архитектуры в Кирзиниусе. Туда я и направляюсь.

Я прошёл через камеру стерилизации, в регистратуре мне выдали халат, и я поднялся к Суриму. Его кабинет – это целая лаборатория. Когда я начал подходить к двери, я уже почувствовал едкий запах химикатов. Сурим встретил меня с улыбкой и дружеским рукопожатием. Я поинтересовался, как у них. Он ответил, что всё хорошо. Это было искренне, и я надеюсь ничего плохого больше не произойдёт. Он позвал Нору. Она вышла из соседнего помещения, и с такой ловкостью обогнула все препятствия в виде оборудования и целых зарослей столов с пробирками, что ей позавидовали бы самые гибкие танцовщицы Иллизиума.

— Здравствуйте, — она протянула мне руку и через маску я увидел её улыбку.

— Магор’Иденна Нар Кирзиниус, — я представился действующим сейчас именем, и мы пожали друг другу руки.

— Нора’Мир Нар Зал-Урав. Сурим о вас много рассказывал. Я впечатлена вашей работой. Ваш вклад в развитие Ранноха колоссален!

— Ну не такой уж он и колоссальный, — скромно ответил я.

— Пройдём в зал для совещаний, — Сурим предложил покинуть лабораторию.

Я согласился.

— И правда, у меня уже глаза слезятся, — Я приложил палец к лицу и снял оттуда вытекшую каплю.

— Очень хорошо, что Вы пришли. Я давно хотела Вас поблагодарить, — она сказала это направляясь к двери, которую открывал Сурим.

Раньше я представлял её какой-то наивной, а сегодня она мне понравилась. Я даже отметил её удивительную женственность. Она проявлялась во всём: в движениях, мягком голосе, улыбке и… её глазах. Лёгким движением головы она обернулась, наградив меня улыбкой своих голубых глаз, (маска у неё была прозрачная, как и у Сурима). Я Магор’Иденна, кварианец без костюма, некогда облетавший всю галактику, путешествуя в трюмах и за штурвалом, на пассажирских кораблях и военных дредноутах, почти всех разумных рас, и повидавший не одну сотню тысяч разумных существ, с полной уверенностью и радостной гордостью, заявляю, что таких голубых и смеющихся глаз, как

у Норы’Мир, я ни у кого никогда не видал. И вы можете меня повесить, расплавить плазмой, но своего мнения я никогда не изменю.

Ах, да! Вы же можете не знать, те кварианцы, которых вы видели на просторах экстернета, по большему счёту не имевшие цвета глаз, сами добились такого эффекта, путём снижения меланина хирургическим путём, или даже помещения туда фосфоресцирующих пигментов. Лет тридцать назад такой цвет глаз был в моде. Так как маски, в силу продвинутости технологий в тот период, производились только тёмного цвета, большинству было важно выделить нахождение глаз, для лучшего контакта при общении.

— За что Вы хотите меня поблагодарить? — почти машинально я задал этот вопрос, и чуть не врезался бедром о стол с пробирками.

— В прошлом месяце Вы подарили нам прекрасное оборудование. Я даже представить себе не могу сколько бы это стоило на межгалактическом рынке.

— Да, и это всего за каких-то три месяца, как я об этом у тебя попросил. — Говоря это, Сурим приводил в порядок стулья, хаотично расставленные у длинного стола для совещаний.

Я закрыл дверь за Норой и вспомнил как мне пришлось повозиться с этим оборудованием. Теперь мне кажется, не просто так я туда ездил. Я пока не решил, радоваться тому, что меня благополучно отослали подальше, или нет. С одной стороны, я хотел быть причастным к этому эксперименту, а с другой, я бы его не допустил. Я летал на Сур’Кеш к профессорам медицины и изучал, в строгой секретности чертежи и принципы работы новейшего саларианского оборудования. Говорил с некоторыми их создателями. Порой даже не хочется вспоминать чего мне это стоило. Но, теперь я получил награду за свои труды - Нора улыбалась и одобряла их.

— Я рад, что оно приносит пользу.

— Да, и сильно облегчает нашу работу, — Нора опять наградила меня взглядом своих необычайно голубых глаз.

Я направился к столу.

— Нора, Вы слышали, что творится на свалке? — задав волнующий меня вопрос, я присел на удобный стул, а мои собеседники подтвердили распространённые слухи словами их пациентов. Наши с Суримом намерения были одобрены, и мы сразу же приступили к обсуждению действий по этой теме. Я предложил, взять чуть больше оружия, а Сурим предложил увеличить число патруля. Я был согласен, но с условием их личного транспорта. Перевозить каких-то наёмников в моём багажном отсеке, в котором и так мало места, означает вести тактику количеством, что ведёт за собой какие-никакие, но жертвы. Я планировал напасть неожиданно, и вместо этих грязных неумёх, поставить там пулемёт на случай чего. Я объяснил свои планы Суриму, у него возникла своя точка зрения, и мы начали небольшую дискуссию.

— А как ты собираешься «по-тихому» это провернуть, если их будет больше дюжины, к примеру, — Сурим встал со стула, — а рядом кучка местных идиотов, не читавших технику безопасности?

— С корвета это не удастся. Пойдём пешими. Мы с тобой возьмём по винтовке. А как высадимся, спрячемся и будем ждать их.

— А потом будем бегать по всей территории? Нет уж, предлагаю сначала, спрятать корвет и ждать пока они появятся на радаре.

— Кстати, у тебя есть глушилки? Нас ведь заметят.

— Достану, — он кивнул головой и резко повернулся ко мне, видимо что-то придумав. — А кто останется у штурвала?

— Можно мне? Я умею хорошо пилотировать небольшие суда, — Нора подняла руку и улыбнулась.

Сурим выпучил глаза и тут же произнёс: «Можно!»

Я сначала думал отнекиваться, но потом решил, что это удачная мысль, но с условием, что она там и останется на протяжении всей экспедиции, для её же безопасности и сбережения наших нервов от беспрерывных беспокойств.

Мы договорились встретиться в 10:00 утра по местному временному поясу, у моего жилища. Я подготавливал свой корвет «Гарвак» и уже поставил пулемёт, как вдруг раздались звуки приветствия, и я вышел из трюма встречать моих гостей. Сур сообщил мне, что два челна выйдут часом позже и будут патрулировать у окрестностей. Потом, я их познакомил с моим свежесобранным дворецким, сейчас он укладывал ящики с медикаментами.

Они друг другу понравились. А Нора, узнав, что у него нет имени, упрекнула меня в этом упущении и нам вместе с гетом пришлось немало подумать, чтобы понять какое ему подходит. Я рассказал всю его историю. Нора была так впечатлена его дружбой, и хотела назвать его соответствующе. А Сурим впечатлившись его подвигом и числом противников, полегшими под его выстрелами на подходе к хранилищу, выдвигал свои варианты, подчёркивающие его воинственность и героизм. По правде сказать, варианты, предложенные Суримом мне, нравились больше, но я растаял перед взглядом голубых глаз Норы, и мы предложили назвать его Рут. «Рута», в переводе с древнего языка - дружба.

Гету новое имя пришлось по нраву, и он не только принял его, но и подчеркнул схожесть своих взглядов с этим именем. Хотел бы я, чтобы оно таковым и осталось. Его личность ещё не сформирована. Короче говоря, сейчас он располагает небольшим количеством информации, недостаточным, для того чтобы делать какие-то радикальные выводы.

Через пару мгновений мы уже были в рубке и поднимали «Гарвак» в небо. Я занял место второго пилота и взял в руки рулевое колесо. Управление в моём корвете осуществляется механическими рычагами, а не на голографическом дисплее. Я надеюсь, постепенно эта вспышка моды на голографию пройдёт и вскоре на всех кораблях будет механическое управление.

Гета я оставил дома. Сам же, я ещё не проводил на нём никаких тестов и брать его сейчас на такую «общественно – полезную работу», по крайней мере неразумно.

Нора отозвалась о моей системе управления довольно лестно. Особенно она отметила рулевое колесо и рычаги перемещения массы. Они ей показались наиболее удобными. Сурим отлучился, чтобы оглядеть всю комплектацию «Гарвака», но, по-моему, он специально оставил нас вместе.

Я спросил её о том, чем ей приходилось управлять раньше.

— Мой отец часто менял транспорт, и почти всегда давал им управлять. А летали мы часто, так что я быстро научилась.

Потом она рассказала мне о своей мечте отправится в космос и повидать другие планеты, и о том, как она завидует нам с Суримом, повидавших их в достатке и переживших немало приключений.

Мы приблизились к месту высадки и в рубку вошёл Сурим.

— Садимся?

Эта «свалка», (Красный периметр), собственность Кирзиниуса. Каждую неделю сюда привозят «сырьё» со всей округи геты и некоторые рабочие, что в состоянии возиться с металлоломом и разным хламом. Каждый день её посещают жители Кирзиниуса, и берут оттуда всё необходимое, что необходимо обычному кварианцу. Минус этой системы в том, что никто не ведёт здесь охраны. Криминал здесь всегда был, ещё во времена моего юношества.

Нора в окне увидела своих знакомых и тем самым нарушила свой договор. Мы пошли поздороваться.

Я уже думал от сюда уходить и вернутся к вечеру. Градус начинал подниматься, и ни о каких налётах не могло быть и речи, но погода испортилась и на небе появились тучи.

И только мы поднялись на борт, Сурим сообщил, что на радаре появились два неопознанных объекта. Мы без труда запомнили место их высадки, так как хорошо ориентировались на Периметре, и взяв винтовки начали пешее движение к цели.

Налетевшие тучи быстро заняли всё небо. Резко стало темно. Я бегло активировал инструментон и посмотрел давление. Оно резко упало. Это не предвещало ничего хорошего. Разве, что тут будут огромные шквалы и песок будет взметать на несколько метров в небо.

Первые поселенцы Кирзиниуса сетовали на нехватку воды, но главным недостатком этого региона является полная непредсказуемость погоды. Дело в том, что пустыня, расположившаяся здесь была занесена на гористую местность, что является основанием верхних пластов земли, с более южного региона, расположенного в низине. Там когда-то был океан. Иногда толстый слой песка прерывается глубоким провалом в горной породе. Туда не пробиваются лучи Тикууна и внизу, в тени проходят потоки холодного воздуха. Вверху их встречают потоки тёплого воздуха, и они вступают в борьбу, образовывая волчки и потоки разносторонних ветров. Так происходит постоянно. Эта борьба может перерасти в шквалы и целые шторма, если её подхватывают циклоны. Но это явление настолько непредсказуемо, что никто не может предсказать, ни то, когда оно начнётся, ни то, когда оно закончится, вопреки всем прогнозам синоптиков. Например, как сегодня, прогнозировался небольшой дождь, а стрелка барометра, то падает, то опускается.

Я досадно посмотрел на Сурима. Он понял моё предостережение и связавшись с Норой, проинструктировал её на этот счёт.

На радарах своих инструментонов, мы видели, как поселенцы поднимают челноки в небо, желая покинуть зону шторма. Мы были тоже не прочь убраться отсюда поскорее, но один гражданский челн, всё ещё стоял на земле, а рядом с ним красовалась точка неизвестного лёгкого воздушного транспорта. Мы не могли бросить сограждан в беде и продолжали движение.

В воздухе стояло затишье, мы слышали звук собственной ходьбы. Наконец, мы приблизились к цели и спрятались за столбами металлолома. В центре небольшой площадки стояла пара челноков. Один из них был вооружён небольшой лазерной пушкой, и раскрашен в вызывающие цвета. Несколько вооружённых ворка вели в него пленных кварианцев.

Сурим знаками показал на пространство за челнами. Я вгляделся. Из ниоткуда прямо на нас стремительно двигалась стена тумана. Она быстро покрыла всё пространство непроглядной пеленой, и мы активировали тепловизоры. Пока ворка матерились и нервно дёргались с оружием, пытаясь понять причину этого тумана, несколько кварианцев кинулись наощупь найти себе дорогу на свободу. Один поселенец, со всего маха, уткнулся прямо в пузо опешившему ворка и мне пришлось его снять за долю секунды, пока дело не дошло до беды. Однако кварианец поднял крик, и Сурим оперативно снял второго. Все замерли. Было очевидно, что в челноках сидят остальные, но высунутся боятся.

В этом тумане была почти что вакуумная тишина. Звук распространялся звонко и чисто. Все старались не шуметь. Вдруг, на небе грянул гром и на землю обрушилась стена дождя. Она упала, резко пронзив шумом пустоту, и мы побежали к челнокам. Сурим снял сидевшего в гражданском челне ворка, укрывшегося за ящиками хлама. А я прилип к борту возле двери раскрашенного судна и начал слушать. Тяжёлыми шагами кто-то вышел из рубки и метнулся к двери. Я выстрелил. Огромный кроган, получил пулю прямо

в череп, но он только стряс с лица наплывшую кровь и с рычанием метнулся из челнока с дробовиком. Я ударил ему по ноге, тем самым сбив его с ног, и прикончил контрольным, когда он кубарем катился по земле.

Тут же накатил первый шквал и один столб металлолома рухнул. Напуганные поселенцы скучковались у Сурима, предлагая убираться от сюда на челноках. Я резко отрезал эту идею, так как мощности бороться со шквалами хватит только у моего корвета. Так я им сказал, но по факту, у них не хватит опыта. И мы приняли решение добраться до «Гарвака», и эвакуироваться на нём. Оставаться же здесь, было тоже не безопасно, так как нас попусту могли разрезать листы металлолома или раздавить обломками. Через несколько минут мы были на месте, и поселенцы заняли места в трюме. А я сел на место первого пилота.

Чтобы безопасно подняться, нужно было дождаться небольшого затишья для прыжка, но и тянуть никак нельзя было, нас ведь в любую минуту могло закидать обломками и повредить «Гарвак». Хоть эти самые обломки и были под действием огромного магнита, что и держит их здесь, не давая разлететься во все стороны, шквалистый ветер не давал нам покоя, и я чуть было не промахнулся с моментом. Но дёрнув штурвал, мы оторвались от земли, и я вырулил тягу в наветренную сторону. А постепенно увеличивая мощность, я планировал пройти циклон насквозь, но на радаре появилась плавающая точка неопознанного объекта. Этой точкой оказалось второе судно работорговцев, оно резко метнулось в нашу сторону, чудом не задев «Гарвак», и пристроилось почти параллельно ему. По нам открыли огонь, и мне пришлось уворачиваться от обстрела. Наскоро Сурим загнал пассажиров с первой палубы на вторую, и занял место за пулемётом.

Ситуация становилась патовая. Мы то и дело норовили столкнуться. А шквалы становились всё чаще и сильней. Мы уже давно миновали свалку и риск ненароком столкнуться с летящим мусором понемногу минимизировался.

Нора сидела на кресле второго пилота. Она обратила внимание на умолкший пулемёт. И действительно огонь прекратился. Вскоре в рубку вбежал Сурим.

— Я их кажется снял, или пулемёт вывел из строя!

Я пристроился сзади челнока и немного приотпустил его. Мы выходили из циклона. Удары становились тише. Я решил связаться с пилотом и на своей волне мы передали сообщение: «Пилоту челнока, пытающегося уйти от преследования, экипаж корвета «Гарвак» гарантирует сохранение жизней всего вашего экипажа, в том случае если челнок совершит посадку и сдастся. В случае неповиновения, мы расстреляем двигатели.» Нам ответили почти сразу же: «Кто капитан корвета?»

— Странно как-то. Зачем им? — заметил Сурим.

Я немного помялся, мало-ли кто меня ищет, может ещё награда назначена. А этот мозгляк сдаст кому-то что я в Кирзиниусе. Поэтому я решил поступить, как когда-то делал, раньше:

— Капитан Смерть! — Сказал я с издёвкой.

— Я сажусь. Экипажа нет.

Мы вышли из зоны шквалов. Тёмные штормовые облака остались позади. Небо было затянуто мутной плёнкой, Тикуун робко просвечивал сквозь неё. Челнок сел в гористой местности. Из него вышел один человек. Я стоял с винтовкой у открытого шлюза где был закреплён пулемёт. За штурвалом была Нора, она держала «Гарвак» на лету.

— Маго-ор! — Этим пилотом оказался Джек, я как-то несколько раз нанимал его в команду. Сейчас он махал мне и улыбался во весь рот.

— Как дела Джек? Как там Тим? «Сильва» ещё не твоя? — Я подал команду снижаться.

— Вот за это я и люблю тебя, Кэп. Столько лет проходит, а ты всех помнишь.

— Неудачный контракт?

— Я знал, что тебя встречу. Я надеялся на это.

— Это ещё зачем?

— Я хочу снова ходить под вашим флагом, Кэп. И ребята тоже. Просто никто больше на Раннох не шёл, а других способов Вас отыскать я не знаю.

Мы пожали друг другу руки, и Сурим перевёл челнок Джека в мой ангар. Раненых не было, и мы спокойно доставили гражданских в Кирзиниус. Местный охранный патруль связался с нами, и поблагодарил за содействие. Дейл тоже прибыл к месту нашей посадки и расспросил пострадавших. Джека я им не выдал, чем сильно разозлил Дейла. Пошумев и пригрозив мне судом, он смирился и отправился восвояси. Сурим оставив челнок в ангаре, поспешил к нам на мотоподушке, и застал нашу ссору с Дейлом. Последствия ему пришлись по душе и он ещё долго злорадно посмеивался вслед защитнику правопорядка.

Встреча с Джеком, в такой ситуации, была для меня крайне неожиданной. Я наивно надеялся, что это принесёт много данных о работорговцах. К сожалению, оказалось, что он был простым наёмником, и толком ничего не знал. Но, я был рад встрече с давним товарищем и предложил ему пока пожить у меня. Не то, чтобы Джек был особо ценным кадром. Но уж, что он был человек-настроение было фактом неоспоримым. А это хороший залог дружеского настроения в коллективе, значит доверительные отношения в нём.

Там же, Кирзиниус


Следующая глава: https://www.litprichal.ru/work/358192/
К предыдущей главе: https://www.litprichal.ru/work/358190/



Мне нравится:
0

Рубрика произведения: Проза ~ Фантастика
Количество рецензий: 0
Количество просмотров: 8
Опубликовано: 22.10.2019 в 17:17
© Copyright: Творимир Чернобожий
Просмотреть профиль автора






Есть вопросы?
Мы всегда рады помочь!Напишите нам, и мы свяжемся с Вами в ближайшее время!
1