Богер


Богер
 

из записей, сделанных в тетради от Наташи Цабур

Богер первым вошёл в гостиную, подошёл к дивану, повалился на него. Большие часы на стене, с кукушкой, показывали половину второго вечера. Богер был не в фашистском мундире, а в гражданском; и было ему не тридцать, столько ему было в конце войны. Сейчас шёл апрель 1963-го. Дело было в Житомере.
Следом за Богером вошёл Шеллинг, тоже в гражданском, с чёрным портфелем в руках. Он бросил портфель на стол, стоявший в центре гостиной.
- Надо бы пересчитать, - предложил Шеллинг. – Должно быть 50 тысяч.
- Утром пересчитаем, - сказал усталый Богер. – Туши свет.
Больше часа просидел в кресле в тёмной гостиной Шеллинг, не смыкая глаз. Часа в три утра он встал с кресла, подошёл к дивану с финкой в руке и всадил её в бок Богера. Взял портфель со стола и вышел в ночь.
«Остап Бендер умер!» - сказал Воробьянинов в фильме Леонида Гайдая. Но нет, ни Бендер не умер, ни Богер. Оставшись один, он повернулся на диване и упал на пол. Пополз к двери, выполз на лестничную площадку, постучал в соседнюю дверь. Минуты через три дверь отворилась. На пороге стояла Кристина Лунгу.
- Что с вами? – спросила она.
- Я ваш сосед, - сказал Богер. – Мне надо в больницу.
Минут через сорок машина Скорой помощи с раненым Богером подъехала к больнице. Богера внесли в больничную палату и положили на постель. Вошёл доктор с седыми висками, осмотрел рану Богера.
- Доктор! – еле проговорил Богер.
- Позовите медсестру! – сказал доктор санитару.
- Не надо! – проговорил Богер. – Священника мне!
- Священника? – удивился доктор. – У нас это не принято.
Богер закрыл глаза.
- Ладно! – сказал доктор.
Нашли священника, через час он вошёл в больничную палату. За окном уже начинало светить.
В коридоре за столом сидел дежурный фельдшер Александр Семко. Рядом сидел санитар.
- Батареи я в своей квартире, - сказал Семко, - вырвал и выбросил. Всю зиму в доме не топлю, окна всегда открыты, и днём и ночью. Когда ухожу из дома, закрываю – от воров.
- Да, воры – это наше всё. Ещё Карамзин на вопрос, чем занимаются россияне, ответил одним словом: воруют!
- Ну и, конечно, - сказал Семко, - гимнастика – каждый день.
- Ну, а мой знакомый таблетки кушает…
Священник вышел из палаты Богера, увидел Семко и санитара.
- Умирает, - сказал священник. – Исповедался. Он, оказывается, фашист – гестаповец. Сталин, говорит, не сам умер; отравлен по приказу Черчиля. В том же 1953-м Черчиль за это получил награду.

комментарии:
на фото - Богер и Клауберг (фильм Лев готовится к прыжку).



Мне нравится:
0

Рубрика произведения: Проза ~ Детектив
Количество рецензий: 0
Количество просмотров: 11
Опубликовано: 18.10.2019 в 15:10
© Copyright: василий МУСТЯЦА
Просмотреть профиль автора






Есть вопросы?
Мы всегда рады помочь!Напишите нам, и мы свяжемся с Вами в ближайшее время!
1