ТЕОРИЯ ТЕАТРАЛИЗАЦИИ


ТЕОРИЯ ТЕАТРАЛИЗАЦИИ
                                                    ТЕОРИЯ И ПРАКТИКА
                                                           пространства театрализации

                                                                                 э с с е

Праздники, праздники, праздники…
Издревле они наполняют нашу жизнь смыслом: даруют надежды, объединяют, устремляют, напоминают и одухотворяют…
Они, – неотъемлемая часть всего жизненного пути: от рождения – до утверждения истины неизбежной!
Да, праздники – это параллельная реальность, если рассматривать данную неотъемлемость, с метафизической точки зрения, но хотелось бы взглянуть на сей процесс реально!...
Именно – реально!
Так сказать: и изнутри, и снаружи!
Ведь – действительно, коллеги и соотечественники, идёшь по главной улице страны в традиционный и праздничный – в День города Москвы, а Тверская, – от Кремля и до бульвара, перекрыта, с желанием: сделать тебе нескучно!
Проспект блестит, орёт, гремит, беснуется и властвует!
Вот так, входишь в эту реку карнавального существа и суматохи в действии, как и, действительно, в действительность нереальную и полагаешь, что уже всё случилось и, теперь, расползлось гулянием культурно-досуговым и течением к народу, и в сам народ – до близости интерактивной!
Ужели опоздал?!
Ужели не познал чего-то культурно-просветительного в театрализованном действии, где раскрывается то, ради чего собрались?
Ну, хотя бы – пролог!
Ужели и ивент-дивертисмент познал драматургию?!
Хотелось восторженно вскричать: «А какая у вас «сверхзадача», как цель социально-педагогического воздействия на аудиторию?!»…
Но – нет!
Всё передо мной вертелось пёстрой, безразличной ко всему, как и всеядной – до эклектики, – досуговой деятельностью, в виде того, на что любят класть руки в страстном танго!...
А массовики-затейники трезвонят всем, что всё только и началось…
Вот так: вот здесь и сейчас – кто во что горазд!
И!...
Ты идёшь и не поймёшь: зачем всё это тянется до Пушкина, по главной, по Тверской и по Моховой – к библиотеке, ну-а, в другую сторону, вдоль «думы государевой» – к Большому?!
Зачем?!...
Я говорю, зачем пикеты, акции, протесты от оппозиций и Навального?! Навалить надо!
Есть у нас, на сегодня, чудная форма – праздник, созданный отрыжкой 90-х, из ивента-интервента, как веселье на проезжей части, по улице Тверской и Моховой, гораздо убедительней и ярче: он сам с собой живёт – отдельно, то есть – параллельно!... Как протест!
Без всяких откровений, или сожалений: мы в параллели с представлением – и радость праздника, без театрализации, лишь только иллюстрации кругом, и – я, а между – необъятная стена!...
Иду ползучим тротуаром, а рядом – персонажи: «живут», поют, танцуют в суете сценариев каких-то, с желаньем заявить затею, как Событие!...
И, вместе с ними, становится и тротуарам веселее, как и мне, что видишь между небом и землёю – театр-масс, который отделился, от горожан и зрителей, «четвёртою стеною», с девизом – «параллельно всё!»…
И все тут – сами по себе!
Для этого, такой «театр-масс» и позаимствовал в театре сценическое зеркало – невидимую стену, чтоб чистым был бюджет Московии, так как, все действа, улиц-площадей, заточены на на то, чтоб – «мыть» его: и мыть, и отмывать, и мыть, и мыть, и мыть!...
Тут вся его активность стремится – в событийность!
Лишь бы эту физику, как-то оправдать и все участники, так выворачиваются изнанкой праздничного действа, а точнее – представленья, то есть, изнанкой той профессии, которую пытались, до ивента-интервента, создавать!
Да, куда не посмотри – всюду и всегда, кругом в пространстве – праздники, праздники, праздники…
А с ними и любые представления, включая даже «пятницы-развратницы», и тяжесть понедельников, которые возможно отменить, лишь в песне, хотя: сама песня – это уже п р а з д н и к!
Да, праздники, праздники, праздники…
Вернёмся к сути – к изголовью, как к роднику источнику!
Праздники – это дух времени, параллельная реальность, душа народа…
Праздник – это достояние народа, которое нельзя вместить в учебники, или из них переписать: не терпит он профессорского сана, как и дипломированных организаторов, – здесь чужды штампы, – не праздник это будет, а оскал, гримаса, или же плакатный штрих…
Праздник начинается внутри каждого человека, в нас самих, а масштабность праздничного пространства, его, так сказать, размах – определяется е д и н о в р е м е н н о с т ь ю! Поэтому он, или только в семье, или в компании, как и в кампании, или в стране, или даже – планете, но также он, может быть, только в одном человеке!
Празднику нужен человек – потому, что душа человека его требует и создаёт, или ищет – это понятие психофизическое.
Праздники – это палитра чувств человека.
Они утверждались в веках по требованию и вольного, и строгого уклада жизни народов!
Праздники, праздники, праздники…
Да: жизнь требовала осмысления в недрах социализации и… объединялась сутью обрядов, движением традиций, в направлении выверенном и желанном.
Надо сказать, что наследие, праздничной культуры России, досталось нам родниковое, тогда – ещё до «профессионально-исторического методизма» в период «исторического материализма», который представила нам классика, досталось, как настоящее, искреннее и сакральное, то есть – реальное, ведь рождалось оно без специалистов, – без сценаристов и режиссёров: ремеслом всё стало потом, в творениях избранных (Аристотель упоминает о сценариях в своём эссе «Поэтика» в 350-м году до н.э. и не смотря на название, данный трактат не имеет ничего общего с поэзией сегодняшнего дня).
И всё же, «контент», если говорить современным языком, праздников, преданий, обрядов и различный народных гуляний, традиционно передавались из уст – в уста: вербально и визуально, от сердца и души, с любовью – в прямом и переносном, да под чарку горилки, с блинами, да с пирогами!
Мудрые иносказательные истории касались драматургии и в этой атмосфере рождалось лицедейство, в котором и проявились в конфликтных столкновениях «маски»: типажи и характеры, как символы будущей драмы…
Александр Сергеевич Пушкин, без всякой поэтики, точным росчерком пера своего, засвидетельствовал: «Драма родилась на площади…».
А на площадях, как нам известно, всегда теснилось праздничное гулянье, с импровизированными действиями, в определённых традициях и обрядах, выражая и сохраняя самобытность народного творчества (так появлялись подобия «сценариев» и традиционные «бродячие сюжеты»).
Далее, наш великий поэт, даёт оценку данному процессу: «Драма оставила площадь и перенеслась в чертоги по требованию избранного общества».
Самодеятельное театральное искусство открыло занавес к своей профессиональной основе – к режиссуре.
Театр «отвернулся» от своего места рождения, где ряженые, шуты и скоморохи были частью тех, кто приходил на площади, для лицедейства и потехи, сливаясь с уличными актёрами в едином празднестве.
Но и праздник осознал свою благодатную природу игрового пространства в лицедействе, требуя профессионализма и теоретических основ, и…
И!...
Началось!
И праздника стало мало!
Нет: зафонтанировало и заструило очень правильно!
Началось всё и велело, и серьёзно, с энтузиазмом: предметно и прозрачно, реально и прозаично, банально и поэтично, пропагандично и теоретично, и практично, практично, практично…
В 1971 году открывается первая кафедра «Театрализованных представлений и праздников» в Ленинграде, а на следующий год в Москве и…
И!... понеслось по всей стране – Россеи-матушке, под диктовку вагонных колёс, – до всего СССРа – до самого: охватили Союз и теоретически, и практически!
И появилась – профессия, и, к сожалению, для самого праздника, под час, дипломированная…
Специалисты проявили себя и обозначили предмет профессии в берегах теории и практики: фундаментально!
Правда, содержательное, как с научной, так и методической точки зрения, оказалось только у Э.В. Вершковского, да ещё у некоторых коллег, в научно-исследовательском направлении, но поколениям от вышеуказанных достались, лишь их выцветшие брошюры, а остальные же стали «мэтрами», для тех, кто никогда не видел тех брошюр, но очень полюбил «праздники», так как в них народ уже всё сделал и надо, лишь грамотно пристроиться к процессу.
А «мэтры» раскрылись, но не в брошюрах, со скучными таблицами и схемами, а в ярких книгах с обложками, между которыми, к сожаленью, – пустота! Словоблудия с примерами из фрагментов своих сценариев, дабы толще был опус, с картинками.
Шароев И.Г. формулирует это, как данность: «Мы, практики жанра, редко ведём разговор о мастерстве сценариста. А ведь это очень важно, чтобы драматург, работающий над созданием массового праздника…, знал технологию ремесла и был знаком с теми основными закономерностями, которые являются определяющими в этом жанре».
И всё же, в данный период, до девяностых, успели некоторые ВУЗы выпустить специалистов, которые понимали разницу между:
  • театральным и      т е а т р а л и з о в а н н ы м;
  • т е а т р а л и з о в а н н ы м     представлением и праздником;
  • режиссёрско-постановочным и организационным, то есть культурно-массово-затейным процессами;
  • культурно-просветительным (театрализованным) и культурно-досуговым (развлекательным).


Действительно: театрализация раскрылась в оригинальных, компилированных и смешанных представлениях, событийный ряд которых имел драматургическую основу и, обязательно, не подменял суть праздника, и не заслонял его, и не развеивал в пустошь.
Театрализованное представление в празднике, только акцентирует, или ярче раскрывает его определённое значение, а также, зримо и зрелищно рассказывает об утраченных традициях, чтобы зритель коснулся первоисточников в образной игровой форме.
Так было с широкой и великой Масленицей!
Народный праздник пыталась запретить церковь, но не удалось, тогда она пристроилась к народному гулянию и, после «прощёного воскресенья», начала свой пост, но при советской власти уже не устояли ни традиции, ни самобытности, ни сакральности – масленица даже название потеряла, как и ширину свою недельную: всё кастрировали до одного дня, под названием «Проводы русской зимы»…
Это один из примеров, когда театрализованные формы не разрушают и не мешают п р а з д н и к у быть!
Праздник самодостаточный издревле, поэтому проникать в его суть нужно аккуратно, так как чаще всего, «специалистами» являются культ-массовики затейники, определяющие профессиональный уровень представления.
Луначарский писал в своих работах: «Яркие общественные моменты социальной жизни – это праздники…», «Праздник должен быть, по существу, в некоторой степени, кульминационным пунктом общественной жизни и вместе с тем, должен быть весь пронизан музыкой!».
То есть – п о э т и к о й (Аристотель?!): образными объёмными и оригинальными решениями.
И с этим справлялись, как в теоретических обоснованиях, так и в объёмной практике.
В этот период «Событие», как исторический факт, всегда имело драматургическую основу, то есть – историю, а значит и предмет художественного исследования.
Чернышевский подтвердил эту взаимосвязь, буквально: «…без истории предмета нет теории предмета, но и без теории предмета нет даже мысли о его истории потому, что нет понятия о предмете, его значении и границах…».
Всё складывалось, для профессионального развития основ искусства театрализации, можно сказать, благодатно, можно сказать, но!...
Пришла, наконец, демократия!
Снизошла, на радость нашу, бременем весёлым, да лихим, ворвалась оттуда, где только миф о ней и пропаганда, и обнаружила «почву» благодатную, и, тут же всё, «чубайснулось» в предпринимательствах лютых, то есть – культурно-досуговый процесс, наверное, вместе с Соросом, влез даже в программы ВУЗов: культурно-просветительная деятельность, которая является ничем иным, как ТЕАТРАЛИЗАЦИЕЙ, была полностью заменена на ДОСУГОВУЮ.
Нагрянул ивент-ИНТЕРВЕНТ!
Ивент, то есть тот менеджмент и продюсерство, которые изобилуют на «Западе» в увеселениях праздничных на уровне тусовок, в которых любые «События» только заявляются, как у «новостийщиков» из ТВ, без всяких драматургических основ и режиссуры.
И начал ИВЕНТ-интервент доминировать, разрушая наследия Отечества и профессиональный багаж школы нашей в искусстве театрализации.
Именно об этих ценностях, в миру европейском, пишет матери, ещё в 1895 году, Ульянов-Ленин: «Да, мне, вообще, шлянье по различным вечерам и увеселениям нравится больше, чем посещение музеев, театров, пассажей и т.п.»…
Праздники, праздники, праздники…
Сценарно-режиссёрские основы драматургии театрализованного пространства, как и режиссура – нивелировались и обнулились в лице паразитирующего ивента, то есть в менеджменте и в организационно-продюсерской, плакатно-картинной галерее, и пиаре сего.
Праздник не нуждается в мишуре пустотелой, которой и прилипла банным листом, навязанная стране и народу, ивент-индустрия и, будто родимым пятном, она засверкала ярко и шумно, как зрелище, мягким местом, срамом отсвечивая.
Да, праздники, праздники, праздники…
Служить этому только можно, но не использовать!
В эпоху Мейерхольда, Луначарский писал о тех, кто посвящал себя такому служению: «…служитель театра-праздника, у него это выходило само собой, у него внутри созревал такой прекрасный праздник, горевший огнями, звучавший музыкой и богатой красками»…
Праздник нужно п р е д с т а в л я т ь, а не мешать ему – БЫТЬ!
Тут уж я повторяюсь!
Искусство театрализации – это единственный способ, чтобы не превратить его в тусовку, в образе дырявых джинсов…
Здесь, главное, пора уже прислушаться к словам драматурга, режиссёра и писателя Василия Макаровича Шукшина: «Русский народ за свою историю отобрал, сохранил, возвёл в степень уважения такие человеческие качества, которые не подлежат пересмотру: честность, трудолюбие, совестливость, доброту. Уверуй, что всё было не зря: наши песни, наши сказки, наши неимоверной тяжести победы, наши страдания – не отдавай всего этого за понюх табаку…».
Прислушаться и услышать, чтобы шагнуть в будущее – в прошлый век, пока не поздно: к истокам практическим и теоретическим.
Вернёмся к и с к у с с т в у театрализации и отредактируем его основы, учитывая новые технические возможности, как и рекомендовал Вершковский, и…
И!...
Реально, и иронично…
Праздники, праздники, праздники…


Празднично
Празднует
Праздники
Праздник…

Праздно… оставим его для себя самого.
Ведь, важней самобытность в гулянье народном и сохраненье традиций, или…
Праздники – это дух времени, параллельная реальность, душа народа…
А мы займёмся профессией, её теорией, как подсказала практика!
Итак:


Т е а т р а л и з а ц и я – документально-художественный сплав в монтажном столкновении (компилированный вид театрализации чаще всего характеризуется данным термином);

как и,

Т е а т р а л и з а ц и я – это оригинальное представление Факта (документа), как драматургическое Событие, где документальное стремится – к художественному, а художественное – к документальному, посредством монтажа, через призму стилизации – к ОБРАЗНОСТИ: обобщая, типизируя и контрастируя рассматриваемый материал (оригинальный вид театрализации чаще всего характеризуется данным термином);

как и,

Т е а т р а л и з а ц и я – это документально-художественное пространство монтажного столкновения, где документально подтверждённые факты находят художественно-образные решения в зримом действе (смешанный вид театрализации чаще всего характеризуется данным термином).

так, но:

Любой из данных терминов, в полном объёме, может точно определять искусство   т е а т р а л и з а ц и   и вообще, детализация рекомендуется учебному процессу и для того, чтобы подчеркнуть, в нюансах, специфику профессионального свойства (если сие необходимо).

В и д ы      т е а т р а л и з а ц и и:
  • к о м п и л и р о в а н н ы й – разработка и постановка представления, в основе которого монтаж готовых произведений (номеров любых видов искусств и жанров), где экспозиция, пролог, или увертюра раскрывают тему и определяют подбор номеров сквозным действом и режиссёрским ходом (театрализованный концерт);
  • о р и г и н а л ь н ы й  (самый сложный и важный вид, определяющий театрализацию, как искусство) – разработка и постановка представления, как отдельного драматургического действа, в основе которого событийно-документальный ряд;
  • с м е ш а н н ы й – разработка и постановка представления, в котором используются методы обеих видов: компилированного и оригинального.


А дальше мы должны говорить о всём творческом процессе, который, желаем мы этого, или нет, состоит из двух частей: сценарно-режиссёрского и режиссёрско-постановочного.
Вот, этим и займёмся…
Но!
В скучный брошюрах, без картинок, но с таблицами, со с схемами и с желанием понять: «Как не мешать ПРАЗДНИКУ»?!
Праздники, праздники, праздники…
И кафедрам в ВУЗах вывеску, желательно, поменять – «Режиссура искусства театрализации».
Без добавления – «и праздников», которое находится, придатком, в конце, а для «некоторых» и смыслом, и жаждой всей жизни – вставить его в самом начале названия кафедры, чтоб стать, для толпы - дипломированным.
Как всё размыто у нас, соотечественники…
И!...
Сорос не поленился!
И!...
Специалисты – все!

Празднично
Празднует
Праздники
Праздник…

Праздно…



Александр Петрович ЕВДОКИМОВ

                                                                 15 октября 2019 год,
                                                                  город Москва



Мне нравится:
0

Рубрика произведения: Разное ~ Научная литература
Количество рецензий: 0
Количество просмотров: 15
Опубликовано: 16.10.2019 в 09:44
© Copyright: Александр Евдокимов
Просмотреть профиль автора






Есть вопросы?
Мы всегда рады помочь!Напишите нам, и мы свяжемся с Вами в ближайшее время!
1