обер-шенк


Трубят органы, мокнут органы,
Левински шире открывает рот,
Штайнмайер впихивает формулу -
и безголосый хор ревёт,
и попугаи попугаятся
внутри услужливых шеренг,
не каются, а пресмыкаются,
когда на троне обер-шенк.
А что сказать несчастной матери,
чей сын навеки в землю врос,
глазницы чьи - два черных кратера
от ядовитых слёз.
Скажу: - Матуся, Мама, Мамочка,
пусть рот заполнил чернозем,
Вы не грустите, моя ясочка,
что обнимал не каждым днем...

Гудуть органи, мокнуть органи,
Лєвінські рота роззява,
Штайнмайер просуває формулу -
і безголосий хор співа,
як ті попуги-блазені, не каються,
тримаються за міць шеренг,
і зрада незабаром звабиться
коли на троні обер-шенк.
А що мені сказати матері,
чий син навіки в землю вріс,
чиї два ока - кратери
від божевільних сліз.
Скажу Вам, Мамо, Нене, Мамочко,
дарма у роті чорнозем,
Ви не сумуйте, моя ясочко,
що обіймав не кожним днем...




Мне нравится:
0

Рубрика произведения: Поэзия ~ Стихи, не вошедшие в рубрики
Количество рецензий: 0
Количество просмотров: 12
Опубликовано: 02.10.2019 в 23:45
© Copyright: Александр Цветков
Просмотреть профиль автора






Есть вопросы?
Мы всегда рады помочь!Напишите нам, и мы свяжемся с Вами в ближайшее время!
1