Гранатовый браслет


Гранатовый браслет
Гранатовый браслетЛуиза Мессеро
Это случилось в те времена, когда маги и люди жили бок о бок.
В древнем городе Шахрисапзе, в праздник Навруз двадцать третьего сафра триста восемьдесят шестого года календаря хиджры, родился мальчик. И был этот мальчик сыном правнука знаменитого Али Бабы, Джафара аль Саада ибн Кизира, который уже и не мечтал о рождении наследника. Так он был стар и беден, что едва дождался рождения своего первенца от своей любимой и единственной жены Кумуш, которая была на много моложе своего супруга, но любила и почитала его, как и полагалось благочестивой жене.
Всё богатство, которым когда-то владел Али Баба теперь умещалось в одной небольшой шкатулке, поскольку однажды пещера Сезам не раскрыла свои двери перед правнуком Али Бабы. А всё потому, что один очень могущественный джин решил, что пещера теперь принадлежит только ему. Но добрый волшебник Тарам явился к Джафару в благочестивый праздник Навруз и подарил гранатовый браслет, взяв с него слово, что браслет достанется ребёнку, который родиться в день великого праздника. Вот всё так и сбылось, как предсказал волшебник.
Как только закричал младенец, Джафар облился слезами и повалился на земляной пол в потрёпанной ветрами саманной хижине рядом с постелью, на которой лежала счастливая Кумуш с новорожденным мальчиком.
- Слушай меня, жена! – сказал Джафар, тяжело дыша, - Я стар и сейчас умру. Прошу тебя об одном. Много лет я ждал рождения сына. И вот Навруз подарил мне моего наследника. – Кумуш уже было хотела возразить мужу, что ему нечего оставить в наследство ребёнку, но не успела, - Но я не успею поглядеть на то, как будет расти мой славный благословенный сын. Обещай мне вырастить его настоящим мужчиной и смелым воином. – продолжал старик, - возьми под тюфяком на моей кровати деревянный ларец, в котором есть немного денег для нашего мальчика и гранатовый браслет. На эти деньги ты вырастишь нашего мальчика. Но, обещай мне, что ни при каких обстоятельствах не продашь и не обменяешь браслет даже на еду! Обещай мне! Этот браслет надень на руку сына, когда ему исполнится двадцать один год. Я верю, что благословенный Навруз подарит нам не только сына, но и счастье! Назови сына Хасаном. Да продлит Аллах ваши дни!
С этими словами Джафар умер. И сколько ни плакала бедная Кумуш, этого горя нельзя было избежать. Похоронив мужа, осталась Кумуш в доме с новорожденным сыном на руках. Да и что ей было делать. Стала она растить сына. Нашла под тюфяком мужа ту шкатулку. В ней было ровно двадцать монет и один витой браслет с красными, словно капельки крови, гранатовыми зернышками на золотом основании. Поплакала Кумуш над находкой, хотя и поняла, что её муж на самом деле позаботился о будущем сына. Двадцати золотых монет как раз хватит, чтобы прожить двадцать лет, а на двадцать первый день рождения подарить мальчику на счастье гранатовый браслет.
Разве может жена ослушаться мужа, даже если он и умер? Конечно нет. Кумуш очень любила Джафара и всегда его слушала. Вот и сейчас она сделала всё, как сказал супруг. Её зелёные глаза затуманились печалью, а зелёный цвет праздничной одежды сменился белым цветом траура по супругу. Но женщина твёрдо решила вырастить сына, как и завещал ей муж, ведь она знала много ремёсел и могла обеспечить себя и ребёнка ковроткачеством или вышиванием. А давно известно, что лучшие ковры и шелка в империи падишаха Махмуда были из Шахрасапза. Деньги же, которые оставил супруг, женщина стала тратить на образование сына. Ведь хорошие учителя стоили дорого, а оружие и боевой конь и того дороже.
Одного не знала Кумуш, да и представить не могла, что ровно в этот же день и этот же час во дворце узбекского эмира и падишаха Ямин ад-Даула Махмуда ибн Сёбук-тегина, его седьмая жена Ясмина родила девочку, которую назвали Одина. Но Ясмина умерла сразу после родов, а перед смертью она сказала супругу:
- Дорогой мой благочестивый супруг, я любила тебя и чтила твоё имя, выполни и ты мою просьбу. Когда я умру, вырасти нашу дочь, как настоящую принцессу, в любви и послушании, а на двадцать первый день рождения подари ей этот гранатовый браслет. И обещай мне выдать нашу девочку замуж за того, на ком будет надет витой браслет с гранатовыми зёрнами на золотом основании. Только с этим человеком будет счастлива наша девочка и расцветёт твоя империя.
После этих слов Ясмин умерла. Ладони её раскрылись, и увидел Махмуд витой браслет из серебряной нити, на которой, словно капельки крови, застыли красные зёрна граната. А надо сказать, что эмир огромного государства знал толк в драгоценностях и ювелирных украшениях. Понял он, что это не простой браслет, и права была его жена. К этому браслету трудно подобрать другую пару, кроме той, с которой он был сделан. Одного не знал падишах. Того, что Ясмин была из той страны, где волшебники ходят по улицам, как обычные люди. и однажды в детстве встретился ей добрый волшебник Тарам и надел на руку тонкий серебряный браслет, украшенный капельками граната.
- Возьми этот браслет, Ясмин и береги его, чтобы из него не выпал ни один камешек. Это необыкновенный браслет. Он дарит любовь и процветание, но его потеря ведёт за собой страшную катастрофу. Когда у тебя родится дочь, назови её Одиной и отдай ей этот браслет, когда ей исполнится двадцать один год. Этот браслет принесёт счастье и процветание не только ей, но и огромной империи.
Решил падишах сделать всё, как просила жена. И хоть у него было много жен и наложниц, от которых рождено было множество детей, но маленькую Одину он любил и привечал больше всех. Всегда справлялся о её здоровье и заботился о её жизни.
Одина росла красивой доброй девочкой. Эмир позаботился о том, чтобы она получила самое лучшее во всей империи образование. А потом пригласил заграничных учителей, чтобы девочка могла постичь и те науки, что известны в других империях.
Тем временем в Шахрасапзе подрастал Хасан. Мальчик научился так метко стрелять из лука, что попадал в маленькую медную монету с тысячи шагов, а в искусстве рукопашного боя уже не было ни одного соперника в округе, который бы мог сравниться с ним. Так же хорошо он овладел и холодным оружием. Даже в свои пятнадцать лет, Хасан выходил победителем из поединков на мечах или секирах с любым бывалым бойцом.
И вот однажды в ночь на свой пятнадцатый день рождения, Хасану приснился сон. Он увидел, как из недр земли стекаются две реки. Золотая и серебряная. Свиваясь и переплетаясь, они проникают наружу россыпи самоцветов и прорастают величественным деревом, на котором зреют красивые красные плоды, а эти плоды, раскрываются и оказываются разными городами. С минаретами, мечетями, дворцами, караван-сараями необыкновенной красоты и великолепия.
Проснувшись, мальчик поспешил поделиться своим волшебным сном с матерью. Всё сразу поняла Кумуш. Это волшебный гранатовый браслет предсказывает судьбу сына.
- Я рада, сынок, что ты видишь такие красивые сны! – сказала женщина, целую мальчика.
- Мама! Но как жалко, что сон растаял и не оставил следов! – с горечью заметил мальчик.
- Хорошо, дорогой, кажется я смогу сделать так, чтобы этот сон остался в памяти.
Кумуш улыбнулась, накормила сына и отправилась в свою мастерскую. К этому времени в её мастерской работали многие женщины, создавая прекрасные ковры и шелковые вышивки. Слава о мастерской Кумуш докатилась и до дворца падишаха. Но в этот раз Кумуш решила соткать ковёр для сына. Она в точности запомнила сон мальчика и принялась за работу.
Пять лет продолжалась работа над ковром. И когда Хасану исполнилось двадцать лет, мать смогла наконец порадовать его необыкновенным ковром. Словно по волшебству их-под земли прорастали два потока, свиваясь и образуя два браслета, усыпанные зёрнами граната, а вокруг сверкали россыпи самоцветов, подобных которым ещё не видели на земле. Золотые и серебряные потоки свивались в ствол огромного дерева, на котором зрели волшебные плоды. Но стоило приглядеться, как эти плоды раскрывались и превращались в различные города с мечетями, минаретами, дворцами и караван-сараями. И каждый город был величественно красив. Там можно было найти и Шахрисапз, и Самарканд, и Кабул, и Ташкент, и Бухару, и Багдад, и Медину, и Мекку, и многие другие города, словно на волшебной, умеющей оживать, карте.
Хасан только ахнул и опустился на колени перед матерью, в знак благодарности. Его далёкий сон стал таким живым и осязаемым. Но на этом волшебство браслета не закончилось. Конечно, Кумуш с удовольствием и радостью ткала этот ковёр многие годы. А Хасан постигал не только боевые науки, но и преуспел в знании языков и математики. Но за эти годы было истрачено много денег. И все ковры были проданы. А тут появились слуги султана и пообещали тысячу золотых тому, кто сможет соткать ковёр для падишаха. Но это должен быть необычный ковёр. Вот в чём беда. На этом ковре должны быть два потока. Золотой и серебряный. И эти потоки должны свиваться в ствол волшебного дерева, вынося из-под земли множество самоцветов, равных которым по красоте ещё не знал мир. А на дереве должны созреть необычные плоды….
Услышав это мать и сын переглянулись…
- Кому же понадобился такой ковёр, уважаемый? – спросила Кумуш, предполагая, что кто-то из её подмастерий проболтался слугам падишаха о ковре, что соткала женщина для своего сына.
- Падишах приказал найти ковёр, равных которому ещё не было на земле после того, как его любимая дочь Одина увидела всё это во сне. И девочка так жалела, что сон растаял и нельзя показать всю его красоту людям, что падишах велел соткать такой необыкновенный ковёр, а тому, кто справится с заданием, он обещал не только тысячу золотых, но и лучшую на свете мастерскую в столице. – ответил слуга падишаха.
Что было делать? Ведь Хасан уже вырос. И совсем скоро ему нужно было искать жену. А как её найти, если не иметь денег на калым? Вздохнула Кумуш… Призадумалась. А Хасан и говорит.
- Скажите падишаху, что ровно через год будет у него ковёр. Правда, мама?
Кумуш кивнула. А слуги падишаха удалились, зная, что каждое мастерство требует времени. Тем более, что за такую весть падишах тоже обещал хорошую плату. Впрочем, многие мастера пообещали в тот день, что через год ковёр будет готов. Вот только спустя год далеко не все явились во дворец падишаха. И то верно, не каждому по плечу такая задача. Но Кумуш и Хасан собрали вещи, снарядили повозку и отправились в столицу.
В светлый праздник Навруз их повозка стояла у дворца самого эмира и падишаха Ямин ад-Даула Махмуда ибн Сёбука, вместе с повозками других мастеров, которые осмелились привезти свои ковры на суд падишаха. Для просмотра ковров был выделен один из залов дворца. И вот все мастера уже вывесили свои работы. Поскольку Кумуш была женщиной, для демонстрации ковра ей выделили самое дальнее место, но она тоже расправила свой ковёр с помощью сына и прикрыла его тонким золотистым покрывалом. Наконец в зале появился сам падишах, а рядом с ним шла девушка, лицо которой было скрыто вуалью. Кумуш была единственной женщиной из всех мастеров на этой выставке, но по закону она должна была открыть лицо, чтобы правитель видел, с кем говорит. Её красоту подчёркивала белая, как молоко, траурная одежда и чёрные, словно ночное небо волосы, заплетённые в тугие косы, ниспадающие до самого пола. И лишь зелёные глаза Кумуш светились гордостью и упорством.
Падишах конечно, подошел к коврам, создателями которых были мужчины. Но ни один ковёр не понравился ни ему, ни девушке, которая была рядом с ним. И вот настала очередь Кумуш. Уже не надеясь на удачу, падишах остановился перед женщиной.
- Как вы считаете, почтеннейшая, сможет ли ваш ковёр понравится мне? – надменно спросил Махмуд.
- Я уверена, о солнцеликий, что мой ковёр не только понравится вам, но и превзойдёт по красоте все ковры, которые вы видели на земле, - с поклоном ответила Кумуш и сдёрнула с ковра покрывало.
- О, Аллах… - ахнула девушка, что подошла к ковру вместе с падишахом, Отец! Это тот самый сон, о котором я говорила тебе!
И сам падишах на минуту потерял дар речи от такого великолепия и волшебства. Стоило взглянуть на ковёр, как из-под земли свиваясь и бурля вырывались два мощных потока. Золотой и серебряный, оставляя за собой россыпи самоцветных камней и прорастая сильным стволом огромного дерева. А на ветвях этого дерева вызревали плоды граната, красными зёрнами просыпаясь на золотой и серебряный браслеты. А потом, словно по взмаху крыла волшебной жар-птицы, раскрывались плоды на ветвях дерева и превращались они в прекрасные города с мечетями, минаретами и караван-сараями. И были там все города, какие только можно было найти на земле. Шахрисапз, и Самарканд, Кабул и Ташкент, Бухара и Багдад, Медина и Мекка, Дамаск и Басра, и многие другие города. И весь ковёр дышал роскошью и волшебством.
- Да, велик и всесилен Аллах, - качнув головой ответил Махмуд, - И ты, женщина воистину права. Такого ковра ещё не было на земле! И я награжу тебя не только тем, что обещал ранее, но и сверх того, если ты скажешь, как смогла ты за год исполнить такое волшебство?
- Ты прав, повелитель! – с поклоном отвечала Кумуш, - Такое волшебство невозможно исполнить всего за год. На самом деле я ткала его пять лет, как подарок моему сыну Хасану, но год назад, когда ковёр уже был готов, пришли слуги Вашего Величества и провозгласили, что нужен именно такой ковёр. Что мне было делать? Я бедная вдова и одна воспитываю сына. Мне нужны деньги на жизнь. Но и расстаться с ковром не хотелось в тот день, когда он бы закончен. Вот я и сказала, что отдам его вам через год.
- Но как же ты начала ткать его так давно, ведь ты не знала, что моей дочери будет нужен именно такой ковёр? – изумился падишах.
- Это был сон моего сына. Ровно в день своего пятнадцатилетия ему приснился сон. И услышав его молитвы о том, что этот сон достоин воплощения, я взялась ткать ковёр.
- Ах, вот оно что… - кивнул падишах, - Значит, всему виной твой сын… Может быть ты представишь нам его?
- С удовольствием, повелитель, - согласилась женщина, а Хасан вышел вперёд и поклонился. – Это мой сын Хасан, сегодня ему исполнился двадцать один год. – сказала женщина.
- Вот как… - пристальным взором оглядев молодого человека, сказал падишах, - А это моя дочь Одина, - сказал он, обнимая принцессу, - И ей тоже сегодня исполнился двадцать один год. Я вижу твой сын достойный мужчина. Я объявляю сегодня турнир воинов и принцев всех империй. И если хочешь, то пусть твой сын примет в нём участие. Пусть он не принц, но я вижу благородство в его глазах. Победителю турнира достанется небывалый приз! Рука моей дочери. – улыбнулся падишах, а Одина ахнула и покраснела. Но никто не увидел её румянца под вуалью. Лишь Хасан почувствовал, как загорелась его рука, на которую сегодня утром мать надела золотой гранатовый браслет, в подарок на день рождения от умершего двадцать один год отца. – А тебя я приглашаю на пир в честь твоего мастерства. – с поклоном сказал Махмуд.
Кумуш и Хасан тоже поклонились. Слуги засуетились вокруг. И только две пары мужчин и женщин остались неподвижны. Махмуд и Кумуш не могли отвести взгляда друг от друга. И молодые Хасан и Одина не могли стронуться с места потому, что их сердца колотились, словно пташки, мечтающие вылететь из клеток. Первым нашёлся падишах.
- Всем мастерам выплатить по тысяче джитал и отпустить по домам вместе с коврами! – крикнул он и опять устремил свой взгляд на ковёр, сотканный Кумуш. Глядя на живые потоки золота и серебра, свивающиеся в мощный ствол огромного дерева с прекрасными плодами и россыпи самоцветных камней, равных которым ещё не было на земле, он сказал:
- Дорогая Кумуш, я многое видел на этой земле, но такой красоты и совершенства, такого колдовства и мастерства я не видел. А ещё я поражен твоей верностью и трудолюбием. Если ты не станешь возражать, я прошу тебя стать моей единственной и любимой женой!
Пораженная таким признанием, женщина зарделась, словно утренняя заря.
- О, повелитель, могу ли я возражать тебе? Но мой сын… я учила его быть хорошим воином и настоящим мужчиной, как завещал мой умерший в день и час его рождения, муж. Как быть с ним?
- Твой сын будет и моим сыном, не зависимо от того, победит ли он на турнире. – с улыбкой пообещал Махмуд.
- Тогда я соглашусь! – озарив своё лицо радостной улыбкой, кивнула головой Кумуш.
- Эй, вы, - крикнул падишах, - Я объявляю свадьбу и даю развод всем моим женам! Я устрою для каждой из них хороший брак, если на то будет их воля, но с сегодняшнего дня моей единственной женой будет Кумуш!
Но и это ещё не все чудеса. Ведь впереди был турнир. И Хасану необходимо было победить в нём, поскольку его мастерство тоже требовало признания.
Пока во дворце шла подготовка к свадебному пиру, а на поле за дворцовым комплексом уже начинался турнир воинов. Падишах и Кумуш восседали на золотых тронах, выстроенной для этого события, веранды. Рядом с ними сидела и Одина, чтобы сразу увидеть победителя турнира, хотя её сердце уже трепетало от одной мысли о Хасане. Его зелёные глаза и чёрные волосы так запали в душу девушки, что она была готова отменить турнир. Но отец возразил ей, когда она заговорила об этом.
- Твой избранник должен быть достойнейшим из достойнейших. Если Хасан такой хороший воин – тебе не о чем волноваться. Турнир не война, и он останется жив. А если он не сможет попасть стрелой даже в соломенное чучело, то как же он защитит твою любовь, дочь моя?
С чем Одина согласилась, склонившись перед мудростью отца, но продолжала волноваться. Да ещё этот браслет, что отец подарил ей утром. Он так жег руку, что казалось вот-вот и вспыхнет пожар! Но пожара не случилось. А турнир начался.

Первым испытанием была стрельбы из лука. Каждый участник попал во всем мишени на сто, двести и триста шагов. И тогда Кумуш шепнула падишаху, чтобы он приказал отнести мишени на тысячу шагов.
- Кто же попадёт в такую мишень? – изумился он? Но спорить не стал. Приказал отнести мишени на тысячу шагов. Один за другим отказывались участники стрелять в такие мишень, которых и увидеть нельзя. И лишь Хасан вышел к барьеру и пустил стрелу. Через несколько минут гонец принёс мишень, в центре которой красовалась стрела Хасана.
- Это случайность, зашумели соперники, - Такого не может быть!
- Хорошо! Верните мишень на место, - махнул платком падишах, - Пусть Хасан выстрелит ещё раз!
Все умолкли, а Хасан приладил к луку ещё одну стрелу. Прицелился и отпустил тетиву.
Ещё несколько минут пришлось ждать, пока гонец принесёт мишень, в которой вторая стрела пронзила первую.
- В этом состязании победил Али аль-Масуди Хасан ибн Джафар аль Саад ибн Кизир, ибн Сурам, ибн Абдул, ибн Али Баба, - объявил глашатай.
Делать нечего. Все признали победу Хасана.
Вторым состязанием были скачки. Каждый участник должен был проскакать на своём коне десять тысяч шагов и сорвать с высокого гранатового дерева венец для невесты. А надо сказать, что этот венец водрузили так высоко, что ни один участник не смог допрыгнуть до него. Но стоило Хасану протянуть руку, как ветки дерева опустились и венец сам упал в руки Хасана.
И в этом состязании победил Хасан.
Но третье испытание было самым трудным. Участникам нужно было полить водой целую долину, на которой от засухи погибали ростки риса. И сколько бы не носили они вёдрами или бурдюками воду в ту долину, не стала они ни на каплю увлажнённой. Но ведь Хасан не зря много лет тренировался и трудился. Он взял свой меч, который только у него и был такой. Огромный, прямой и тяжелый, и хорошенько размахнувшись, разрубил скалу, отделяющую долину от бурной реки. Вода заполнила поля, и всходы риса ожили.
- В этом состязании победил Али аль-Масуди Хасан ибн Джафар аль Саад ибн Кизир, ибн Сурам, ибн Абдул, ибн Али Баба, - объявил глашатай.
А падишах сказал:
- Ты вырастила прекрасного сына, Кумуш! С таким мужем для моей дочери не страшно и умирать! Он и от врага защитит, и страну прокормит, и любовь отстоит!
Кумуш была необычайно горда сыном. Но согласится ли Одина на такой брак? Впрочем, волнение матери были понятны, но напрасны. Одина только и ждала, чтобы Хасан победил, поскольку другого супруга и не желала.
В этот раз праздник Навруз был украшен сразу двумя свадьбами. Эмир и падишах Ямин Махмуд ибн Сёбук взял в жены Кумуш, а сын Кумуш, Али аль-Масуди Хасан ибн Джафар женился на дочери падишаха Одине. Такого славного пира ещё не видело огромная империя.
Яства сменяли друг друга. Музыканты и танцовщицы ублажали слух и взоры счастливых новобрачных. Но всё это ничто по сравнению со счастьем, поселившимся в их сердцах. Но самое необычное ждало их впереди. Стоило только молодым Хасану и Одине соединить руки, чтобы отправиться в свои покои, как их гранатовые браслеты загорелись. Задрожали, да так, что весь дворец колыхнулся, и соединились. И как только браслеты свились в один, Хасан и Одина исчезли. В тот же миг двое молодых людей оказались перед той самой пещерой, в которой когда-то Али Баба нашел несметные богатства. Пещера открылась сама собой и навстречу молодым вышел джин.
- Я раб пещеры, джин Фарух! – крикнул он, - Теперь я подчинюсь вам! Приказывайте, и я исполню ваши приказания!
- Приказываю, возьми сорок сундуков и сорок бурдюков с сокровищами и доставь всё это во дворец падишаха Махмуда, и нас не забудь! – крикнул Хасан, обняв свою жену. Вот теперь только он понял то, о чём утром говорила ему мать, когда надевала на руку этот браслет. Это не только его счастье, но и процветание всей страны! Как же она оказалась права.
Не успевшие даже испугаться за своих детей Махмуд и Кумуш, уже смотрели, как в центр залы дворца валятся сундуки и бурдюки с золотом, серебром и самоцветами, а вслед за ними появились и дети. Счастливые и возбуждённые. После того, как все наелись и напились, решено было отправляться в спальни. Впрочем, Хасан и Одина были уже далеко. Им так понравилось летать, что просто спальня их теперь не устраивала… им хотелось чего-то необычного…
Так и повелось. Пока Махмуд и Кумуш были живы и здоровы, да продлит Аллах их дни, Хасан и Одина отправлялись в путешествия….
Стоило им соединить браслеты – появлялся джин Фарух и уносил их в дальние страны. Каждый раз это были новые страны, острова, моря и реки. И всякий раз, Хасан и Одина находили там нечто поразительное и увлекательное. А уж сколько разных диковинных животных и растений повстречалось им на пути, и перечислить невозможно.
Однажды на небольшом острове, куда занёс их джин, навстречу молодым людям выскочил леопард с двумя головами и тремя хвостами. Благо, что Хасан был непревзойдённым воином и в жестокой схватке ему удалось убить леопарда. Мясом леопарда они поужинали, а на содранной с туши шкуре провели невероятно бурную ночь под сводами пещеры, стены которой были усыпаны самоцветными камнями.
В другой раз посреди дремучего леса им повстречался громадный медведь. И несдобровать бы Хасану и Одине, если бы не тот самый меч, который Хасан всегда носил с собой. Правда, шкура медведя разделилась на две части, но она была на столько большой, что им хватило места и на одной половине, а вторую они выменяли у джина на лучик света в кромешной темноте. Ведь в том лесу всегда была ночь, а так хотелось получше разглядеть всё, что было вокруг. А вокруг были эти деревья такими коварными, что прикасаться к ним было никак нельзя потому, что по их стволам текла липкая смола, в которой оставалось всё, что попадало на поверхность дерева. А когда смола дотекала до земли, её капли превращались в прозрачные камни. Этими камнями и грелись местные жители, ибо они всегда были тёплыми, словно лучик солнца.
Ещё джин Фарух уносил их к серебристым горам, с которых стекала сама луна, образуя мерцающий поток белого дышащего томной негой серебра. А вдоль берегов этого потока гуляли трепетные лани, которых невозможно было застичь врасплох, но стрела, пущенная Хасаном из лука, всё же обеспечила молодым людям жаркое на ужин и приятный ночлег под сенью чудесных кустов акаций и жасмина, обрамлённых чувственными узорами лучей лунного света и колыханием крылышек безрассудных, но стремительных ночных мотыльков.
А однажды на одном острове повстречались Хасан и Одина с огромной птицей, равных которой не было нигде на земле. Это была птица Рух. И была она тек велика, что в одной лапе могла нести слона, а во второй – кита, чтобы покормить своего птенчика. И были на том острове неприступные горы. И каждая скала в этих горах была из сверкающего алмаза. Но человеку не дано отрезать кусочек алмаза от скалы. Лишь птица Рух может оторвать часть скалы. А потом случилась беда... приплыли на остров злые люди, чтобы убить неуклюжего и глупого птенчика огромной птицы. Долго бился Хасан с пришельцами, чтобы не дать свершиться злодеянию. Одина же, прятала птенца за алмазными скалами, пока его мать была на охоте. И в благодарность за спасение своего детёныша, огромная птица отломила для Хасана и Одины несколько кусков скалы, которые джин перенёс во дворец. А молодые люди отправились летать на упавшим с птицы пёрышке, которое было довольно большим, и двое молодых людей поместились в нём совершенно свободно. И летели они по небу, словно качались на огромных качелях под сладкое пение попутного ветра и солнечных лучей.
Как же было чудесно летать на этом пере… Одина была просто в восторге от такого полёта! Ведь, когда джин переносил их из одной страны в другую – ничего нельзя было разглядеть по дороге, а пролетая над землёй на пере сказочной птицы Рух, можно было любоваться на бескрайние поля и моря, наблюдать, как восходит и садится солнечный диск, и так же рассмотреть тонкий лик луна так близко, что даже почувствоваться её дыхание. И всё это было возможно благодаря пёрышку одной птички… разве это не лучший способ передвижения?
Видели Хасан и Одина, и золотую реку, которая могла бы сравниться с горящим солнцем. Это было их последнее путешествие на самый край света, где из земли выходят наружу несметные россыпи самоцветных камней и мощный поток расплавленного золота, который растекается по земли и подает сверкающими искрами со скал в кипящее море. И Хасан мог бы поклясться, что именно здесь и рождается солнце, чтобы осветить весь мир.
Но пришло время, и умерли эмир Махмуд и его жена Кумуш. Оплакав родителей, Хасан и Одина стали править страной, ведь это ответственное и серьёзное дело – счастье и процветание огромной империи. Вскоре у них родилась дочь, которую назвали Замира. Прекрасное и нежное дитя. Пока Одина занималась воспитанием девочки, Хасан правил страной и писал книги. Он твёрдо решил изложить на бумаге все знания, которые приобрёл за жизнь и рассказать людям обо всём, что видел он в различных путешествиях. Отдельную книгу Хасан написал про драгоценные металлы и самоцветные камни, которых тоже повидал немало и действительно знал толк в драгоценностях.
Писари трудились двадцать лет над опусами падишаха Хасана, чтобы размножить их по всей империи, или даже по всему миру.
На двадцать первый день рождения дочери Хасан устроил состязания лучших воинов за право стать супругом принцессы Замиры. Так у неё появился жених – Вальсар. Прекрасный и умный юноша, которому можно будет без опасений доверить счастье дочери и процветание страны.
Прошли годы. У Замиры и Вальсара родились дети. Два славных сына. Шахербан и Шахсеван. Империя процветала и развевалась, а люди в ней живущие, бесконечно любили своих правителей. Когда же умерли Замира и Вальсар, два брата разделили государство пополам и стали править каждый своим народом. В столице каждого государства были построены высокие башни, в потайных комнатах которых хранились несметные богатства, которые нажили их предки. Были в тех башнях и книги, которые написал достопочтимый Али аль-Масуди Хасан ибн Джафар аль Саад ибн Кизир, ибн Сурам, ибн Абдул, ибн Али Баба, ведь в этих книгах была вся мудрость, которую он смог найти, путешествуя по всему миру.
А в потайной комнате хранились части гранатового браслета, который и стал источником счастья и процветания империи, ведь братья хорошо помнили, что повредить браслет – значит навлечь на свою страну такую беду. С которой не справится и самый проворный джин, а летать можно было и на пере волшебной птицы Рух, если уж так сильно этого захотеть. Вот так постепенно люди забыли джинов и колдунов, а джины и колдуны в свою очередь, которых давным-давно не приглашали услужить людям, так отвыкли от белого света, что забыли дорогу в мир людей. Вот что бывает, если мы забываем о ком-то или о чём-то. Нас ждут-ждут, да и совершенно исчезают без нас. Потому что живёт тот, о ком помнят, кого зовут в гости, кого любят и в кого верят… а кто теперь верит в джинов?
*
Вот братья так любили друг друга и скучали друг по другу, что Шахсеман однажды собрался в гости к Шахербану. И перед отъездом дал наставления своей жене, в которых под страхом смертной казни запретил ей заходить в секретную комнатку в самой высокой башне дворца. Но не успел он отъехать и тысячи шагов – вспомнил, что забыл подарок для брата. И ему пришлось вернуться назад. Вот так и застал он свою жену в той самой комнате. Ничего не попишешь. Шахсеману пришлось убить непослушную жену, хотя он и любил её. Но он так был опечален этим, что не мог даже радоваться встречи с братом. Ходил хмурым и молчаливым по дворцу Шахербана. Тогда Шахербан решил устроить охоту, чтобы развлечь брата. А перед отъездом он дал указания своей жене, чтобы та ни за что не входила в потайную комнату самой высокой башне дворца. Но, как на зло, забыл Шахербан свой лук и ему пришлось вернуться. Каков же был его гнев, когда он застал свою жену в той самой комнате. Вот когда непослушная женщина поплатилась за своё любопытство, Шахсеман и рассказал брату о причине своей печали… разгневался Шахербан и закричал:
- Больше ни одна женщина не удостоится моего доверия! Отныне вечером я буду брать себе в жены девственницу, а утром её будут казнить!
И ничто не могло изменить решения владыки. Брат уехал в своё царство и горевал там о потери жены и решении брата, а Шахербан каждый вечер устраивал свадебный пир, а утром казнь своей жены. Вереница свадеб и казней длилась так долго, пока не осталось в его царстве девственниц, кроме дочерей великого визиря. Плакал визирь, когда его любимая дочь Шахерезада шла под венец с Шахербаном, но ничего поделать не мог. Состоялась дорогостоящая, но очень печальная свадьба.
А надо сказать, что Шахерезада росла очень умной и любопытной девочкой. Она прочитала все книги, которые хранились во дворце, в том числе, и книги падишаха Хасана. А так как была находчива и хитра, то после того, как муж уже насытился ею, попросила у него дозволения попрощаться со своей сестрой – Динарзадой.
Но вместо слёз и глупых слов, умная девушка начала рассказывать сестре сказку. Да такую интересную, что Шахербан заслушался и попросил продолжения. Но наступило утро, и ему нужно было заниматься государственными делами. На следующую ночь произошло то же самое. И на следующую ночь. И так продолжалось ровно тысячу и одну ночь. Палач давно устал ждать, когда же правитель прикажет казнить прекрасную Шахерезаду, а Шахербан так полюбил сказки своей жены, что ни за что уже не хотел расставаться с ней.
Вот так и случилось, что грозный правитель не казнил красивую и мудрую Шахерезаду, а позвал он своего брата Шахсевана на новую настоящую свадьбу. Увидел Шахсеван сестру Шахерезады – Динарзаду и не смог уже ничего поделать, кроме, как жениться на ней. На счастье влюблённых и процветание двух государств состоялась роскошная и весёлая двойная свадьба, которой ещё не видели люди этих государств.
Жили мудрые правители долго и счастливо потому, что каждая из сестёр почитала своего мужа, и знала, что находится в потайной комнате и понимала, что можно сколько угодно летать от счастья, если ни в коем случае не прикасаться к гранатовому браслету…

*Далее идёт пересказ известной всем истории появления сказок тысячи и одной ночи. Никаких авторских прав на эту часть повествования я не имею.

© Copyright: Луиза Мессеро, 2019
Свидетельство о публикации №219010301909 



Мне нравится:
0

Рубрика произведения: Проза ~ Сказка
Ключевые слова: сказка, гранатовый браслет,
Количество рецензий: 0
Количество просмотров: 20
Опубликовано: 02.10.2019 в 21:42
© Copyright: Луиза Мессеро
Просмотреть профиль автора






Есть вопросы?
Мы всегда рады помочь!Напишите нам, и мы свяжемся с Вами в ближайшее время!
1