Частная беседа



А судьи кто? - За древностию лет
К свободной жизни их вражда непримирима,
Сужденья черпают из забытЫх газет
Времён Очаковских и покоренья Крыма;
Всегда готовые к журьбе,
Поют всё песнь одну и ту же,
Не замечая об себе:
Что стАрее, то хуже.
Где, укажите нам, отечества отцы,
Которых мы должны принять за образцы?
Не эти ли, грабительством богаты?
Защиту от суда в друзьях нашли, в родстве,
Великолепные соорудя палаты,
Где разливаются в пирах и мотовстве,
И где не воскресят клиенты-иностранцы
Прошедшего житья подлейшие черты.
Да и кому в Москве не хажимали рты...

А.С.Грибоедов, "Горе от ума", монолог Чацкого.

Случилось мне совсем недавно беседовать с жителем Пенсильвании (штат такой в стране за «Великой Лужей», как сказал наш Президент). «Американцем» он стал совсем недавно – два года назад. До этого жил в Крыму. Теперь же живёт в стране «мессианской», самостийно присвоившей себе право назначать правых и виноватых в мире.
Ранее с Павлом мы были не знакомы, а потому рассчитывать, как мне казалось, на откровенный разговор не приходилось, но заговорил он первым и стал рассказывать мне, в какой же отвратительной стране я живу…
Поначалу возникло естественное желание спорить, но, слава Богу, я быстро понял, что делать этого совершенно не нужно, ибо нахожусь я на «глухарином току»: это, знаете, когда птица эта важная и ужжжасно красивая закидывает голову и бормочет, бормочет, бормочет. Поначалу этим можно даже любоваться, но вскоре вспоминаешь, что глухарь, всё же, очень близкий родственник курицы, а курица, как известно, не птица… И ещё вспоминается, что эту глухариную самодовольную особенность используют охотники, чтобы в моменты, когда глухарь токует, подбежать к нему как можно ближе, на верный выстрел… и разжиться мясом. Причём, в момент тока можно ехать хоть на танке: такова уж особенность глухаря – ничего не слышать в минуты самовосторга…
Вот только некоторые из тезисов, выбормотанных моим собеседником во время «тока»:
- Референдум в Крыму?.. Врут. Не было там стольких голосовавших…
На мой вопрос, откуда информация, абсолютно «аргументированный» ответ:
- Я знаю. Я же жил в Крыму…
Что же на это можно возразить…
- А почему тогда не разрешили провести референдум в Чечне, когда они хотели независимости?..
Набираю воздуху в грудь, чтобы ответить, но – не тут-то было: Остапа понесло… Понесло дальше по кочкам и ухабам исторического процесса дня сегодняшнего… и, я бы сказал, по кочкам и ухабам собственного сознания:
- А москвичи – вообще жутко самонадеянные и совершенно хамски воспитанные люди,- продолжает мой собеседник, сидя в Москве, в доме коренного москвича, щедро его угощающего при этом:
- Вот во Львове, как в вашем Питере, живут совершенно интеллигентные, воспитанные и утончённые люди!
Тут уж успеваю вставить:
- Ну да, это они в подтверждение своей утончённости превратили один из древнейших славянских городов в большой общественный сортир, выковыряли брусчатку на Майдане и сажают там чеснок и картошку.
Ответ моего собеседника потрясает логикой:
- Какой же вы, мой друг, … ммм … типичный чванливый москвич!..
Турчинов – вот поистине образованный человек будущей политической элиты Украины.
- Да нет на Украине никакой политической элиты. И не было никогда. В этой случайно возникшей стране нет традиции формирования и воспитания элит международного уровня,- успеваю вставить я. Но это – реплика в бездну, где она тонет, вянет, даже не успевая быть осмысленной моим оппонентом (он даже не обиделся на это!).
И далее – всё в том же духе, всё в той же плоскости, всё с тою же «железобетонной аргументацией».
Уже не слежу за разговором, а пытаюсь понять: откуда, откуда это вдруг в людях родится. И увожу разговор от глобального в область частного и личного, начинаю расспрашивать его о нём самом, о житие его заокеанском. А там всё пресно и банально, как еврейская маца:
Жена, трое детей… Образования получить не успел как-то вот… Уехал ради детей. Через полгода жена ушла. Детей забрала с собою… Нет, сейчас нигде не работаю, живу на вэлфер (пособие такое по безработице, что-то около тысячи долларов), но мечтаю… Мечтаю открыть собственный ресторанчик. Даже не ресторанчик, а закусочную у дороги. Вот, веду переговоры на этот счёт с итальянцами, но их смущает мой английский: говорить могу, но не всё, что говорят мне, понимаю… (возраст у Паши для «мечт» и их «сбычи» - самый подходящий – 42. Как говорится, время собирать камни, а он их ещё даже разбрасывать не начал!)
- Господи! Ну, вот же оно!!- подумал я себе.- Вот же и разгадка!!! Кривое сознание и невероятное пренебрежение к чужому мнению, к чужой точке зрения, равно как и к чужим проблемам, по причине собственной неустроенности.
… Устал я. Да и надоело всё это слушать.
Прощаюсь наспех. Жму руку, пытаюсь при этом не смотреть в глаза, чтобы как-то себя не выдать. Собеседник же мой решил, что мощным аккордом на финише должно быть ещё одно откровение, потому и шепчет мне доверительно в ухо:
- А вообще-то, скажу вам откровенно: люди на юго-востоке Украины… такое быдло…
Хотелось дать ему в морду и ответить цитатой ( или – наоборот: сначала ответить, а потом дать?):
- А другого народа у меня для вас нееет, дорогой товаристч…



Мне нравится:
0

Рубрика произведения: Проза ~ Рассказ
Количество рецензий: 0
Количество просмотров: 15
Опубликовано: 17.09.2019 в 19:06






Есть вопросы?
Мы всегда рады помочь!Напишите нам, и мы свяжемся с Вами в ближайшее время!
1