Крик моды!


В бодром настроении тридцатилетний коммерсант Витольд Букревич вошел в элитное швейное ателье «Элегант», где неделю назад заказал костюм для деловых встреч с партнерами, будь то в офисе или в ресторане. Портной-закройщик Борис Ильич Шпек, велевший называть себя модельером, снял мерку. Под рыжевато-каштановую прическу клиента подобрали импортную ткань кофейного цвета. Шпек предложил через недельку заглянуть на примерку. К назначенному времени Букревич направил свои стопы в ателье.
— Добро пожаловать, Витольд Петрович! — радушно встретил его модельер. — Уважаю людей пунктуальных, умеющих ценить свое и чужое время, которое нынче равноценно валюте.
— Да, время — деньги! — изрек клиент и напомнил поговорку. — Под лежащий камень вода не течет. Я постоянно в движении, не заставляю себя ждать.
— Очень похвально, — Борис Ильич пригласил его в примерочную комнату, обставленную большими зеркалами и шкафами для одежды. — Костюм почти готов, осталось пришить пуговицы к манжетам.
Подал Букревичу из шкафа на «плечиках» брюки и пиджак. Клиент снял джинсы и облачился в брюки. Закрыл замок-молнию и застежку на поясе. Взирая на свое изображение в зеркале, сделал движение руками в карманы, но ладони скользнули по штанинам.
— Борис Ильич, где карманы? — удивился клиент. — Это не брюки, а какие-то казацкие шаровары для пляски гопака. Еще бы для потехи вшили красные лампасы.
— Брюки с лампасами носят генералы и маршалы, — просветил Шпек и строго спросил. — Зачем вам карманы?
— Странный вопрос. Где, по-вашему, хранить портмоне, деньги, сигареты, ключи от квартиры и авто?
— Деньги на пластиковой карточке «Мир» или «Виза», а ключи — в барсетке, — посоветовал модельер и отметил. — Брюки в самый раз, в меру просторные, чтобы не вздувались на коленях.
Витольд одел пиджак. Увидел свое отражение в зеркале и снова машинально ладони потянулись в карманы, но их не оказалось, лишь клапаны. Также отсутствовали внутренние карманы.
— Борис Ильич, что за фокусы? — возмутился Букревич. — Мы с вами так не договаривались. Ни одного кармана, даже внутреннего для паспорта, записной книжки, руки негде спрятать. Это не пиджак, а сталинский френч. Явный брак, запороли дорогую ткань, я требую объяснений?
— Молодой человек, вы не разбираетесь в моде и стиле, — упрекнул его модельер. — Не торопитесь с вердиктом. Спешка нужна при ловле блох. .Запомните: кто поспешит, тот людей насмешит. Обвинения в плагиате и браке неуместны. Я представил мою оригинальную модель. Основание для волнения есть, но не для паники и тревоги, а для гордости. Вы — первый клиент, который удостоится чести носить костюм без карманов. Вашему примеру последуют тысячи, миллионы людей. Это эксклюзив, крик моды!
В эпоху ноутбуков, смартфонов, прочих гаджетов, наличие карманов является анахронизмом, пережитком прошлого, не соответствует суровым тенденциям и рискам нашей реальности…
— Какие еще тенденции и риски? — спросил Витольд, не зная, куда деть руки, которые обычно покоились в карманах.
— Напрягите память, вспомните эпизод из культового фильма «Место встречи изменить нельзя», когда начальник отдела по борьбе с бандитизмом капитан Глеб Жеглов подсунул кошелек в карман вора Кирпича. Такой способ навесить улику очень заразителен. Недаром Володя Шарапов упрекал своего начальника в незаконном методе.
— Помню, конечно, помню. Вор еще гнусаво куражился: «Кошелек, какой коселек?…»
— Так вот, любезный, этого эпизода могло не быть, — усмехнулся Борис Ильич. — Если бы на Кирпиче была одежда без карманов, то куда бы Жеглов сунул кошелек?
— Да, получился бы облом, — озабоченно почесал затылок клиент.
— Сюжет бы зашел в тупик, а бандиты оказались бы не по зубам Жеглову и Шарапову, — продолжил аргументировать модельер. — Только из-за кармана Кирпича закрутилось следствие. Прошло семьдесят лет, как в Москве была разгромлена банда «Черная кошка». И нынче некоторым слишком активным, но беспечным гражданам из-за наличия карманов угрожает статья 228 часть 1 Уголовного кодекса России за приобретение, хранение и сбыт наркотиков.
— Не понял, каким образом? — спросил Букревич.
— Я долго размышлял над тем, как избавить совершенно безвинных людей от больших неприятностей, — искренне признался Шпек. — Однажды меня осенила оригинальная идея о моделях верхней одежды без карманов. Даже знаменитые кутюрье Версаче, Коко Шанель, Диор, Валентино, Зайцев, Юдашкин и другие до этого не додумались. Срочно запатентую, чтобы конкуренты не присвоили идею.
— Разве это возможно?
— Еще как, шпионаж, как и мафия — бессмертны. Ценность идеи заключается в том, что, во-первых, из-за отсутствия карманов лишатся промысла мелкие воры, щипачи. Им неоткуда будет красть кошельки, валюту, ключи… Во-вторых, и это особенно важно, никто не подсунет в карманы гражданам пакетики с «коксом» и другими наркотиками, а также патроны, деньги, помеченные, как взятка, что чревато лишением свободы на срок от десяти до двадцати лет.
— Борис Ильич, вы преувеличиваете риски и опасности, — заметил Букревич.
— Недавно московскому журналисту Ивану Голунову за то, что он в статьях разоблачил похоронно-кладбищенскую мафию, подсунули наркотики в карман, скрутили среди бела дня, — поведал Шпек. — Об этом факте, на первом канале ТВ, что большая редкость, сообщил министр МВД. С должностей уволены два генерала и другие оборотни в погонах, участвовавшие в «операции по аресту «матерого наркомана». Журналиста освободили благодаря протесту москвичей и отсутствию признаков и состава преступления. Будь на нем одежда без карманов, то куда бы сунули «кокс» или марихуану? Именно по статье УК за хранение и сбыт наркотиков, обнаруженных в карманах, четверть узников мотают тюремные сроки.
— Похоже на то, что карманы подвели сидельцев под монастырь, точнее, помогли силовикам отправить на нары, — сделал вывод Витольд.
— Прозрел и понял, что под постоянным риском посадок на нары пребывают принципиальные граждане: правозащитники, журналисты, бизнесмены, банкиры, проявляющие излишнюю активность, интерес к политике, — подтвердил Борис Ильич. — Дело в том, что планы по росту количества уголовных дел, арестов и посадок (тюрьмы не должны пустовать), никто не отменял. Служивых тоже можно понять, ведь начальство требует показателей, вот подчиненные и фабрикуют «липовые» дела.
В первую очередь в зоне риска находятся политически неблагонадежные «агенты госдепа США», то есть оппозиционеры — разоблачители кремлевских жуликов и воров. Чем больше посадок, тем больше упадет звезд на погоны, выше будут должности и оклады силовиков. Да и «левое бабло», бизнес, отжатый у предпринимателей, банкиров, фермеров, согреет сердца опричников. Многие из них тайно завидуют полковнику Захарченко, превратившего квартиру для хранения нескольких центнеров валюты. Если у полковника такие сокровища, то, что говорить о генералах, прокурорах и судьях.
Будь моя воля, то для защиты населения от этих алчных грабителей и мародеров, приказал бы зашить карманы и впредь пользоваться только одеждой моей модели.
«Пожалуй, Шпек прав. За то, что не отстегиваю бабло, могут и мне подсунуть наркотики, боеприпасы или валюту,— задумался Витольд над угрозой психологического и физического прессинга. — Начнут шантажировать, вымогать мзду. Надобно и на другой одежде зашить карманы, создающие условия для провокаторов, чтобы никакая зараза не сломала судьбу».
— Борис Ильич, у вас золотая голова, настоящий дом советов! — с восторгом изрек Букревич. — Принимаю ваш эксклюзив, крик моды. К черту карманы — гнезда для компромата!
— Далеко пойдете, молодой человек, — похлопав клиента по плечу, одобрительно промолвил Шпек. — Мигом пришью к пиджаку пуговицы и костюм готов.
— Благодарю вас, господин модельер! — Витольд искренне пожал руку мастера.



Мне нравится:
0

Рубрика произведения: Проза ~ Сатира
Количество рецензий: 0
Количество просмотров: 17
Опубликовано: 16.09.2019 в 11:34
© Copyright: Владимир Жуков
Просмотреть профиль автора






Есть вопросы?
Мы всегда рады помочь!Напишите нам, и мы свяжемся с Вами в ближайшее время!
1