Гл.9 Банда


БАНДА

Из проёма скалы на мост вышла шайка отпетых бандитов - пятеро мужчин и женщина. Встав около кривого столба с фонарём, источавшего мутно-жёлтый свет, они заглянули за край моста в пропасть - и с аханьем и руганью отскочили: там страшно ревело, стонало, клубился багровый дым и несло оттуда лютым холодом.
Не далеко от моста, у края пропасти, Бодрячок, сидевший в позе лотоса, прекратил медитировать. Отрешённое выражение на его лице сменилось настороженным. Не спуская глаз с моста, он сделал медленный глоток из горлышка бутылки и утопил её в ведре. Наполнив бутылку, досадливо швырнул ведро в пропасть.
Бандиты озирались.
-Чики-брики, чики-брики, - приговаривал Обезьяна и крутил пальцами нож. - Ну и ландшафт... Я помню, между прочим, как географичка в школе учила, что людоеды ещё не совсем в мире перевелись.
Смазливая красотка Кобра, озираясь, искусственно рассмеялась и сказала:
-А что, ничего себе, мило даже. А я представляла, что пыточные на каждом шагу.
-Ага, - произнёс Обезьяна, - только колючей проволоки не хватает да вышек с пулемётчиками.
Главарь Зверь, небольшого роста, задрав хищное лицо, бродил взглядом по сумрачным ржавым скалам.
Двухметровый широкоплечий громила Костет обозлённо проговорил глухим басом:
-Я-то думал, в натуре, Сатана, чтобы бесами рулить, гладиатор-тяжеловес, чемпион по боям без правил. А этого-то сморчка я одним шалбаном надвое перешиб бы. Валить его надо было там сразу, козла, и устанавливать свои правила.
Его осадил Зверь:
-Остынь. Всему своё время. Тиши едешь - дальше будешь.
Выгибаясь стройным сильным телом, Кобра прижалась к Зверю, шепнула ему что-то на ухо и с ядовитой улыбкой поглядела на Костета. Зверь усмехнулся и кивнул. Костет ответил Кобре уничтожающим взглядом, сплюнул и одними губами беззвучно произнёс:"Шалава". "Сам шалава", - также беззвучно ответила она.
-Не нравится мне здесь, - занудил Череп.
-Мне тоже, - вздохнул одноглазый Циклоп, - не нравится.
На столбе Обезьяна читал по слогам корявую надпись:
-"Прок-ля-тье, лю-дей нет - од-ни зве-ри". Чики-брики. - Нож в руке замелькал быстрее и превратился в сплошной блестящий круг. - Вы слышали: людей нет.
-Подохнем здесь, - дрогнул голос Черепа, - чует моё сердце.
-Не каркай, - нервно оборвала Кобра.
-Череп, - вмешался Зверь.
-А?
-На, понял! Не вякай, пасть закрой.
Циклоп говорил Черепу:
-Слышь, когда меня первый раз посадили, у нас начальник колонии был - по прозвищу Лютый. Слыхал о таком?
-Ну, слышал, и чего?
-Поговорка у него была: люблю, говорит, живой человечиной побаловаться. Так я его узнал: Сатана - это он, век свободы не видать! Постарел только малость. Умеют же люди кайфово пристраиваться даже здесь.
-Шухер... - послышался тихий, изменившийся голос Кобры, - за нами следят.
Бандиты обернулись. В проёме скалы неподвижно стоял жуткого вида рогатый тип, держа чудовищно огромные руки сплетёнными на бугристой груди. Была тип больше громилы Костета на голову и шире в плечах.
-Ого, чики-брики... - Обезьяна тихо присвистнул.
Бандиты и сами не заметили, как ноги унесли их с моста.
Оглянулись - а проём уже пуст.
-Колоритный был мужчина, - сказала бледная Кобра и, опасливо поглядывая на проём, передёрнулась плечами.
-Внеземной брат по разуму, называется, - хихикнул Обезьяна. - Было бы интересно взглянуть на его мамашу и папашу.
Зверь в хищном оскале пыхнул жёлтым жаром золотых зубов.
-Обыкновенный бычара, - сплюнул он презрительно, - такому хорошо мелочь у школьников трясти. Сами всё отдадут.
-Дала бы такому? - спросил Костет у Кобры и басисто расхохотался.
Ненавистно посмотрев на него, Кобра ответила:
-Ему - обязательно. А тебе, мордовороту, понюхать здесь дам! - энергично шлёпнула она себя по заднице.
-Ты кому... - Костет осёкся под взглядом Зверя.
Обезьяна, качая головой, проговорил:
-Вот и нету таракана, вот и съели великана. - Он увидел у края пропасти неподвижно сидящего человека со скрещёнными ногами и показал на него рукой. - Обана, смотрите! Ещё один внеземной брат по разуму, только помельче. Йог, наверное.
-Йог, чтобы сдох, - мрачно выдал стих Череп.
Бандиты переглянулись и неторопливо направились к Бодрячку. Впереди - одноглазый Циклоп и Череп; за ними - Обезьяна; следующий - Костет; последними шли Зверь и Кобра.
-Что у тебя за пазухой? - спросила Кобра.
-Тесак, - небрежно ответил Зверь, - Сатана дал напоследок, когда от него уходили. Возьми, говорит, и будь готов: Удав давно тебя поджидает.
-Смотри-ка, заботливый нашёлся. Хитёр шакал, - сказала Кобра и задумчиво протянула: - Удав, значит, здесь.
-А где ж ему быть, как не здесь. Не в Раю же!

Циклоп и Череп подошли к Бодрячку и удивлённо разглядывали его. Циклоп спросил:
-Фраер, ты чего здесь как чучело торчишь, кого пугаешь?
Бодрячок, с бутылкой в руке, встал из позы лотоса на ноги и ответил, белозубо улыбаясь во весь рот:
-Здравствуйте, во-первых, а во-вторых, я вам не фраер и не чучело. Называйте меня просто и задушевно: уважаемый Бодрячок.
Они протянули:
-Чего? А? - И переглянулись, хмыкая. - Чудило, бляха, авторитет нашёлся.
Подошли остальные бандиты и встали чуть в стороне. Между Циклопом и Черепом, растолкав их, влез Обезьяна:
-Что за кипишь?
-Этот чучело нам говорит, что он - авторитет.
-Авторитетное чудо в перьях, ты откуда свалилось? - спросил Обезьяна, разглядывая Бодрячка.
Тот вдруг закатился таким звонким смехом, что у бандитов в ушах зазвенело, и они с презрительным любопытством уставились на него, как на диковинного гадкого зверька. Циклоп и Черепом покрутили пальцем у виска:
-Его сразу видно, он с головой своей не дружит.
-А вы знаете что я, - торжественно начал Бодрячок, стараясь произвести неизгладимое впечатление, - являюсь старшим советником по воспитательной части самого Сатаны! - И, выждав паузу, с апломбом добавил: - В моих жилах течёт королевская кровь!
-Да пошёл ты, дятел. Ментам он стучит, - убеждённо заявил Циклоп, - у меня нюх на таких.
-Нет-с, дружище, они не стучат-с, - ласково поправил Циклопа улыбающийся Обезьяна, - они только малость подстукивают. - Обезьяна, сорвав с Бодрячка полотенце, вытер себе грязные ноги. - Ой-с, простите меня пожалуйста, ваше величество, я больше-с так не буду. - И обратно закинул полотенце ему на плечо.
-Петух он, гребень, а не дятел, - высказал своё твёрдое мнение Костет, - его по роже видно.
Обезьяна, проведя ладонью по голове Бодрячка, стал дразниться:
-Петя, петя-петушок, золотой гребешок.
-Уберите, пожалуйста, вашу руку, - сияя улыбкой, тихо попросил Бодрячок.
-Ах, простите и не сердитесь. - Обезьяна, аккуратненько потянув бутылку из его рук, вежливо сказал : - Отпустите, пожалуйста. - И вдруг злобно зарычал: - Не выёживайся, дятел.
Бодрячок внял просьбе и отпустил. Обезьяна поглядел на бутылку, понюхал её, соображая. Опять поглядел на багровую жидкость в бутылке и спросил Бодрячка:
-Что в ней?
-Эликсир! - прозвучал гордо ответ.
С сомнением глянув на Бодрячка, Обезьяна протянул бутылку Циклопу:
-Будешь эликсир? - И обернулся на Бодрячка, спрашивая: - С резьбой он?
-В каком смысле?
-В прямом. С градусами? - И по-приятельски подмигнул Бодрячку.
Сбитый с толку, Бодрячок замялся:
-Ну, что тут. Если по физике, то градусы присутствуют во всём.
Лукавые зелёные глаза Обезьяны суетливо бегали.
-Значит, эликсир с градусами, - проговорил он. - Но я не с похмелья. И вообще, я пить завязал. Бери Циклоп, опохмеляйся.
Циклоп взял протянутую бутылку, понюхал горлышко и взглянул на хитроватую морду Обезьяны.
-Не, я тоже не с похмелья, - отказался он наотрез и сунул бутылку в руки своему приятелю, простоватому Черепу.
-Чтобы йог сдох, - повторил свой стих Череп. - Мне по кайфу, я никогда от выпивки не отказываюсь.
-Мне оставь, - забеспокоился Костет и сглотнул слюну.
-А что там в бутылке? - томимая жаждой, облизнулась Кобра и устремилась вперёд.
Рука Зверя вцепилась в неё.
-Не дёргайся, дура. Успеешь.
Вся шайка уставилась на Черепа. Бодрячок с любопытством наблюдал за ним, раскрыв сочный красный рот. Череп разболтал бутылку, коротко выдохнул через левое плечо и, задрав голову, опрокинул её в рот. Багровая жидкость с бульканьем устремилась напроход, как в трубу, потоком пролетая горло и грудь и уносясь в желудок. Бодрячок удивлённо покачал головой.
-Э,э, в натуре! - встревожился Костет, вытягивая руку и делая шаг.
Выпив половину, Череп неохотно оторвался от горлышка, крякнул от удовольствия, занюхал кулаком и отдал бутылку Костету.
-Как состояние? - поинтересовался Циклоп.
-Нормалёк. - Довольный Череп похлопал себя по животу.
Костет осторожно глотнул из бутылки и замер, вникая во вкус. Морда его сквасилась, он брезгливо сплюнул. Выкатив быковатые глаза на своих приятелей, объявил:
-Братва, похоже, кровь.
-Ну, не может быть, - недоверчиво произнёс Череп. - А я-то что-то и не понял, что это кровь.
-К вампирам, братва, блин, заехали, - ахнул Циклоп и обернулся на Бодрячка. - Гад вампирский!
-Что же ты нас, паскуда, кровью-то поишь? - Костет швырнул бутылку в Бодрячка, тот уклонился, и бутылка с шуршанием и крутясь улетела в пропасть.
Бодрячок отступил на несколько шагов.
Обезьяна прилип лукавым взглядом к Костету.
-Ты чего на меня, баран, зенки вылупил? - угрюмо пробасил Костет.
-Жду, когда у тебя из пасти бивни вылезут. Чики-брики, собственными глазами по "ящику" кино видел: если кровь буханёшь, вырастают бивни. Будешь, как мамонт, с бивнями ходить.
-Гляди, как бы у тебя бананы со лба не вылезли, - огрызнулся Костет.
Все уставились на Черепа и Костета. Просияв круглой улыбочкой, Бодрячок звонко рассмеялся.
-Тварь, издевается над нами! - проревел Циклоп, засучивая рукава. - Сейчас я его мочкану!
-Вытащи из него глаз, - завизжала Кобра, - сделай, Циклоп, из него такого же противного урода, как ты сам!
Бодрячок с криком "ха" подпрыгнул и встал на широко расставленные полусогнутые ноги. Выбросив вперед растопыренные ладони, покручивал ими.
-Сейчас я тебя разберу на запчасти, - наступал со страшным видом Циклоп.
Бодрячок, подскочив к Циклопу, снова крикнул "ха" и, ударив его ногой по печени, отступил и встал в прежнюю стойку. Циклоп с перехваченным дыханием, желтея, схватился за печень и сложился пополам. Бодрячок радостно поднял руку над головой и издал победный клич.
-Вот, сучара... - матюгнулся Зверь и подтолкнул Костета, - ну-ка, разберись.
-Растопчи его, Костет, урода, - завизжала Кобра, - разорви его, размажь!
Набычась, держа руки колесом, двухметровый громила шагнул. Вдруг вперёд Костета выскочил Обезьяна.
-Чики-брики, вампир мой, я его завалю.
Обойдя скрюченного Циклопа, он протянул руку вбок и сделал ею движение, будто что-то брал в воздухе: на его пустой ладони вдруг заблестел сталью нож и закрутился блестящим пропеллером. Обезьяна подмигнул Бодрячку, который, злобно взглянув на крутящийся нож, шумно, как конь, вздохнул, потом зарычал и стал перебирать перед собой руками, точно паук лапами.
-Ага, - согласился с ним Обезьяна, - неплохо.
Бодрячок руками заработал быстрее.
-Ух, мы какие! - зубоскалил Обезьяна. - Но мы тоже могём. - Снова подмигнув Бодрячку, Обезьяна со страшной быстротою замахал ножом, покрывая воздух впереди сплошь пересекающимися блестящими стальными линиями.
Недолго думая, Бодрячок подбежал к краю пропасти, встал и вытянулся. Рассмеявшись ликующе, он оглянулся и помахал рукой Обезьяне.
-Але-ап! - выразительно крикнул Бодрячок, подпрыгнул и нырнул головой в пропасть.
-Чики-брики...
-Я же говорил, что это был мент переодетый, - горячился Циклоп, доказывая Черепу и локтем пихая его.
-Чики-брики, свинтил вампир. Вот и нету великана, вот и нету таракана. - Обезьяна подошёл к пропасти и осторожно заглянул за край, в ревущий багровый дым. Поёжившись, попятился от края. Под ногами у себя заметил канат, который одним концом был закреплён за железный крюк, выступающий из тверди, другим же концом канат уходил в пропасть. Обезьяна потянул канат - тяжело пошёл, как с грузом. Ухватился он крепко руками за канат, выбрал его метра два, но вдруг стало совсем тяжёлой, видно, груз какой-то прибавился.
-Циклоп, Череп, - позвал он, - подмогните. Походу, карась жирный сидит.
Череп подошёл, ворча:
-Не похоже, чтобы в этих местах рыба водилась. Не нравится мне здесь. Беса сейчас вытащим, и нам всем места мало покажется.
Приплёлся Циклоп, и они вдвоём с Черепом схватились за канат и кряхтя тянули. Обезьяна присел в стороне на корточки и с умным видом поучал их. Зверь, Кобра и Костет подошли ближе.
Из пропасти, восседая на ведре, показался, как в каком-то фильме ужасов, Бодрячок, багровый и с круглой улыбочкой. Он одной рукой держался за канат, а в другой у него была бутылка. Демонически гулко расхохотавшись, он швырнул бутылку с багровой жидкостью в Обезьяну и попал ему по физиономии. Обезьяна, матюгаясь, проклиная Бодрячка, схватил бутылку из-под ног и запустил в него. Разинув рты, Циклоп с Черепом канат отпустили, и Бодрячок улетел на ведре снова в пропасть.
-Ушёл, гад... - произнёс сквозь зубы Зверь и пихнул от себя Кобру.
-Ну, ты! - возмущённо топнула Кобра.
Обезьяна хватал валявшиеся под ногами камни и швырял в след Бодрячку. Один камень показался ему особенно тяжёлым. Уже размахнувшись им, кидать не стал и покачал его на руке, измеряя вес. Поскоблил грязную корку на камне ножом - заблестело золото. Ахнул Обезьяна от удивления.
-Золото, смотрите, золото! - радостно верещал он. - Чики-брики, думаю, ещё можно найти... - Он подёргал канат. - Опять вампир на крючке.
Зверь распоряжался:
-Циклоп, Череп, тащите этого козла, а мы его встретим.
Бандиты подняли увесистые камни и встали наготове. Кобра держала двумя руками увесистый камень над головой. Циклоп и Череп выбирали канат, на этот раз не такой тяжёлый. Вертелся рядом Обезьяна и стращал:
-Вампиры могут хоть в осьминога превратиться, хоть в пьявку.
Вытянули - оказалось ведро. Бандиты значительно поглядывали друг на друга и на погнутое ведро, полное багровой жидкости.
-Чики-брики, - поглаживал Обезьяна ладонью себя по щеке.
-Вроде кровь в реке вместо воды, - протянул громила Костет и вопрошающе поглядел на Зверя.
-Бывает хуже, - ответил Зверь, усмехаясь и выпуская изо рта золотое жаркое облачко. Его втянутое, костлявое лицо с тонким носом сделалось особенно гнусным.
Череп тихо и нудно говорил Циклопу:
-Не нравится мне здесь. Сдохнем все, как крысы.
Зверь оборвал:
-Не скули. Не нагоняй жути. От тебя воняет.
-Чем воняет? - дёрнулся Череп.
-Сам знаешь. Ещё раз вякнешь, отрежу язык. - Зверь показал тесак. - Этим отрежу.
Череп свёл рот в кочку и враждебно покосился на Зверя.
Огромная лапа сдавила Черепу плечо и рывком развернула его.
-Череп, - пробасил Костет ему в лицо, обдавая тяжёлым дыханием, - ты меня на воле ещё достал. Ещё раз дёрнешься - порву.
-Ах, говорила же тебя мама, Череп, - кривлялся Обезьяна, играясь ножом, - не ходи в бандиты, сынок, завязывай с уголовщиной. Да ты, дурак, не слушался.

* * *

На пустыре потемнело и раздался гул голосов. Жуткий мрак, мерцая тысячами глаз, окружил бандитов. Отступать им, бежать было некуда, разве что броситься в пропасть.
Держа в руке тяжёлый железный прут, из мрака вышел и встал отмороженный царь здешних отпетых элементов, по прозвищу Удав. Был он в жёлто-серой накидке из шкуры льва. На голове сверкала из спутанных засаленных волос алмазная корона, а на лбу торчал серебряный рог. С яростным рёвом, он стал ударять по тверди железным прутом, и от каждого удара разлетались огненные искры.
-Эй, Зверь, ты не забыл меня? - раздался его ревущий голос, отдавая многократным эхом над пропастью и в скалах. - Это я, Удав. Узнаёшь? Не долго же я тебя ждал, ха-ха-ха! Как я хотел поскорее с тобою встречи! Наконец-то моя мечта сбылось. Теперь я с тобой поквитаюсь за всё! - Он прутом опять ударил по тверди. - Ты меня, гад, убил на Земле - один раз, я тебя здесь буду убивать вечно, ха-ха-ха!
Тысячеглазый мрак вслед за Удавом грохнул рёвом, ржанием, визгом.
Зверь поднял руку, призывая к тишине, и закричал:
-Удав, дружище, как же я тебя могу забыть! Я вижу, ты на меня шибко сердишься из-за того, что я тебя закатал в бетон. Но ведь согласись, ты нехорошо поступил, украв у меня деньги. Как же я мог после этого тебя оставить в живых? Про меня бы тогда все уважаемые и авторитетные люди говорили, что Зверь - несерьёзный человек, фуфло. Меня бы перестали бояться и уважать, стали бы обманывать. Как я мог такое допустить? Но я гляжу, тебе и здесь подфартило: ты стал царём рогатого сучьего войска! За что же тогда тебе на меня обижаться?
Сзади Зверю отчаянно шептал Обезьяна:
-Зверь, не дразни его. Может, договоримся.
-Поздно договариваться, - не оборачиваясь, ответил Зверь.
Удав, обращаясь к тысячеглазому мраку, рвал глотку:
-Пока мы здесь стойко переносили все тяготы и лишения, эти уроды там балдели по кабакам со шлюхами и пили, жрали что хотели!
Мощный хор глоток завыл:
-У-у-у, а мы здесь как проклятые!
Удав продолжал надрываться:
-Этот шут гороховый Зверь думает моё царское место занять! Как вы на это смотрите?
Мрак заверещал на все голоса:
-Корону на задницу натянуть шуту!
Зверь опять поднял руку, призывая к тишине.
-Слушай, Удав, - сказал он громко, - хочешь знать правду, кто тебя мне подставил из твоих, а затем помогал тебя убивать? Поговорим без свидетелей, один на один. Или, может, ты боишься меня? Да у тебя целое войско рогачей! Только у меня условие...
-Что? - взвился Удав. - Никаких условий. Ты мне всё расскажешь, хочешь ты этого или нет! Расскажешь! Расскажешь! - припадочно колотил он прутом по тверди.
Зверь сквозь зубы сказал своим бандитам:
-Я пойду один. Ждите здесь. Костет, пригляди за Коброй. Всё. Удача нас не оставит.
Он медленно шёл; обернулся: Костет, Кобра и Циклоп стояли и смотрели на него. Обезьяна и Череп уходили к пропасти.
-Иуды... - тихо проговорил Зверь. - Говорят в аду смерти нет, значит свидимся и поквитаемся.
Зверь и Удав сошлись. Зверь протянул ему руку, говоря:
-Удав, брат мой, здорово! Ты же меня хорошо знаешь: мне от смерти бегать, только смерть искать. Этой вот рукой я тебя убивал, каюсь перед тобой.
-Гадёныш, ты меня ещё называешь братом, тянешь мне руку и каешься.
Тяжёлый прут бешено понёсся на протянутую руку. Зверь этого-то и ждал: он отшатнулся, и прут ушёл в пустоту, вниз, увлекая за собою Удава. Мелькнувший тесак в руке Зверя полоснул Удава по горлу. Прут с сильным стуком ударился концом о твердь и, выпущенный из рук, отскочил гремя.
Удав схватился за горло, кровь сквозь пальцы с бульканьем хлынула ручьём.
-Ты всегда был по жизни беспонтовым маргарином, - сказал презрительно Зверь и сорвал с него сверкающую корону. - Поносил, теперь буду я носить. - Он надел на себя корону и вцепился рукою в жёсткие, как проволока. волосы мычащего Удава. Кровь хлестала. Заломив ему шею, Зверь отрезал голову.
-Ааа, - заревела дико голова, - ааа! Отдай корону! Опять меня Зверь развёл как лоха, ааа! Но ты, считай, клянусь, вечный покойник!
Зверь был удивлён, что отрезанная голова не только с ним говорила, но и грозила, плевала в него и клацала зубами. Он держал говорящую голову от себя на вытянутой руке. Между тем, обезглавленное тело, ощупав руками пустую шею, в немой ярости скинуло с себя накидку и побежало с тяжёлым топаньем. Кобра и бандиты, давая телу дорогу, метнулись в стороны.
-Ааа, стой, безмозглая скотина, куда без меня! - разъярённо ревела голова вслед своему убегающему телу. - Лови, держи его, ааа!
Обезьяна с Черепом в страхе глядели на обезглавленное тело, которое, размахивая руками, неслось прямо на них. Обезьяна в последнюю секунду отскочил, а тело, влепившись в Черепа и крепко обхватив его, вместе с ним рухнуло в пропасть.
-Моя корона! - проревела яростно голова. - Дебилы, отберите её! Мочите Зверя, рвите всех на куски!
Грозно рыча, топая, мрак ощетинился палками, дубинами, битами и хлынул вперёд. Зверь тесаком и ревущей головой Удава отбивался от наседающих бесчисленных врагов. Позади барахтались в мраке Костет, Кобра и Циклоп.
Мрак приблизился к стоявшему на краю Обезьяне и множество рук с когтями потянулось схватить его.
-Мама... - сказал он, закрыл глаза и сиганул в багровый ужас ревущей пропасти.
Тысячи палок, дубин, бит ещё раз поднялись и опустились и размозжили банду с её главарём. Мрак торжествующе завизжал, как огромное стадо свиней.
-Уходим! Валим! - ревели со всех сторон гордые голоса, опьянённые своей мощью. - Валим!
-Куда валим? Кого теперь бить-убивать?
-К себе пока валим, там поглядим.
Небольшая кучка людей, в руках со щитами и битами, откололась от мрака и двинулись по пустырю.
-Э, вы куда от нас? - спросили их.
-Пойдём пошатаемся. Может, встретим своих врагов, - ответили отколовшиеся, застучав неистово битами по щитам.
-Да они не наши, - прокаркал голос, - вы посмотрите на них - это же пришлые. Кто вы такие? Какого чёрта вы к нам прибились?
-Мы к вам прибились по ошибке. Думали, что вы наши. Но у нас совсем другая тема. Мы не уголовники, а "идейные". И убиваем только за ложные взгляды. Ну и ладно. Мы пошли своим путём.
Косолапый бугай, с головы до ног обросший рыжей шерстью, вышел из мрака с дубиной на плече и закаркал:
-Как это - "ну и ладно"? Что за дела? Стоять, сказал я! Так просто от нас ещё никто не уходил.
Выскочив густой стайкой, шестёрки заюлили вокруг бугая и угодливо напяливали на него алмазную корону и жёлто-серую накидку из шкуры льва.
-Красавчик ты наш, - повизгивали они, - повелитель наш, царь!
Бугай приосанился в короне.
-А мы убиваем всех подряд! - гордо прокаркал он.
-Убиваем подряд! - подхватили шестёрки.
-И идейных тоже! - грянул мрак, мерцая тысячами глаз. - Кто не с нами, тот покойник! Кто не с нами, тот покойник!
-А, понятно, - беспокойно ответили идейные, бегая глазами, - тогда мы с вами.
Мрак страшно надвигался на них
-Чего задумали? - спрашивали идейные, пятясь, озираясь.
-А мы вас сейчас: ха-ха!
-Эй, вы, сдурели...
Спасаясь, они помчались со всех ног.
Идейных настигли. Душераздирающий рёв захлебнулся в тысячеголосом сатанинском хохоте.

* * *

Бандиты, Обезьяна и Череп, с головы до ног мокрые, выбрались по канату из пропасти и стояли с поникшими головами. Сразу же вслед им высунулась из пропасти улыбающаяся физиономия Бодрячка. Играючи, как на турнике, Бодрячок подтянулся по грудь, качнул тело и, легко швырнув его вверх, подлетел и встал на твердь около бандитов. Прозвенел его радостный смех.
-Ждёте меня. Да куда вам деваться, - скорчился в удовлетворённой гримасе он. - Эх ты, чики-брики, - дал он крепкий подзатыльник Обезьяне. - И ты тоже стоишь, отмороженный, голову повесил, - и влепил он с размаху ладонью звонкий шлепок Черепу по лысине. - Как стоите! Берите пример с меня, я - королевских кровей, почти что принц датский. Обращаться ко мне: ваше величество. А ну, выше голову, что за кислые мины, фу! - Треснул он им по шее. - Если вас за долгие годы не смогли воспитать ни семья, ни школа, ни тюрьма, то я моментально воспитаю из вас настоящих человеков! Поняли меня? Не слышу!
-Поняли, - понуро ответили те.
-Что за тон, как отвечаете, - двинул он коленкой одного и другого под зад, - разве так я учил?
-Поняли, ваше величество.
-Вы пока кто? Отморозки, одним словом - дегенераты. Фу, какие рожи на вас, противные, уголовные. Ни позитива тебе, ни оптимизма. Берите пример с меня. На меня одно удовольствие смотреть: я весь сверкаю здоровьем и радостью жизни! Ну-ка, подбородок держать высоко, плечи расправить, грудь колесом, на лицах улыбка, шире, ещё шире и сияйте мордами. Кому говорю, сияйте мордами, дегенераты! Что, непонятно выражаюсь? - Бодрячок влепил звонкую пощёчину Черепу и поднёс остриём к его горлу нож, отобранный в пропасти у Обезьяны. - Сияй, говорю, уголовная рожа, а то зарежу. И ты сияй, быстро, - влепил он пощёчину Обезьяне, - и тебя зарежу.
-Не умеем мы, ваше величество.
-Учитесь, отморозки. Ну!
Обезьяна и Череп натянули на лица идиотские улыбки до самых ушей.
-Видите, совсем другое дело, отлично! Сколько языков знаете? Что молчите? Один, конечно, и тот плохо. А я полиглот, знаю их предостаточно много, и вас научу. Я из вас моментально воспитаю настоящих человеков! Вперёд за мной, не отставать, бегом к новой жизни!
Высоко задирая ноги, бежали торжественно у края пропасти к "новой жизни", впереди сияющий Бодрячок, следом Обезьяна и Череп с убитым видом.
...Два молодых чёрта, навьюченные горой железных прутьев и большим мотком колючей проволоки, с чемоданчиками в руках, появились на мосту, кряхтя. В ожидании, когда черти пройдут, Бодрячок и его воспитанники энергично бежали на месте. Бодрячок придирчиво следил, чтобы они не сачковали, не сбавляли темп и высоко задирали ноги.
-Выше, выше ноги, ещё выше! - командовал он. - Сияем радостно лицами!
Черти, проходя мимо, пакостно расхрюкались, обозвали тех "олигофренами", пообещали наколотить им всем тухлой селёдкой по рожам и, удовлетворённые, потащились дальше.
Три сияющих физиономии пронеслись как лошади по мосту с громким топотом и исчезли в проёме, который за ними с грохотом захлопнулся.
Сгорбленные под грузом, черти приближались к фонтанам, за одним из которых стояли Вальдемар и Мор...




Мне нравится:
0

Рубрика произведения: Проза ~ Рассказ
Количество рецензий: 0
Количество просмотров: 49
Опубликовано: 11.09.2019 в 18:18
© Copyright: Иван Рахлецов
Просмотреть профиль автора







Есть вопросы?
Мы всегда рады помочь! Напишите нам, и мы свяжемся с Вами в ближайшее время!
1