Во главе шествия...


Спросите у парня или девушки, рожденных после распада СССР, что они знают о Великом Октябре? Редко кто расскажет о Великой Октябрьской социалистической революции 1917 года, которую в России совершили большевики во главе с Лениным, Ныне в учебниках по истории и политологии это событие представлено, как вооруженный переворот. Большинство из молодых россиян недоуменно пожмут плечами и ответят, что октябрь — один из трех осенних месяцев.
В который раз в связи с развалом единого государства, крушением социализма и воцарением олигархо-кланового капитализма, переписана история России, посрамлены прежние кумиры, на пьедестал вознесены очередные идолы, в том числе Иван Грозный, презираемый, даже династией Романовых.
В советский период, наряду с 1 Мая — Днем международной солидарности трудящихся и 9 Мая — Днем Победы, 7 и 8 ноября отмечались, как дни Великого Октября. Если первые два торжества сохраняются, особенно День Победы на высокой волне патриотизма, то октябрьский праздник канул в Лету. Его по традиции отмечают лишь коммунисты и другие активисты левых сил. А ведь было время, когда ЦК КПСС и Советом министров СССР, местным партхозактивом на торжества мобилизовали трудовые, школьные и студенческие коллективы, пенсионеров. Площади, улицы городов и поселков, словно маковое поле, утопали в кумаче.
За неделю до праздника начальник ГОВД* Вячеслав Калач собрал в кабинете начальников подразделений: уголовного розыска, следствия, ОБХСС, патрульно-постовой службы, ГАИ, ДПС, медвытрезвителя, вневедомственной охраны, пожнадзора…
— Товарищи офицеры, нам предстоит обеспечить правопорядок во время демонстрации и митинга в честь Великого Октября. Основная задача — не допустить правонарушений, массового беспорядка, не ударить в грязь лицом.
— Не ударим, справимся, не впервой, — заверил один из его замов капитан Жуняй. — Первое и девятое мая прошли без происшествий, гладко, как по маслу. И на сей раз обеспечим правопорядок.
— Но все же, не следует расслабляться, — продолжил подполковник. — С учетом криминогенной ситуации, надо оценить все факторы и условия, осуществить профилактические меры. Важно не столько раскрытие преступления и наказание злодея, сколько его предотвращение. Поэтому озадачьте своих доверенных лиц, агентуру, в том числе среди деклассированных элементов.
Калач остановил взгляд сначала на старшем участковом инспекторе Тымчуке, командире ППС Филоне, а затем на начальнике медвытрезвителя Недбае.
— Приказываю вам с участием народных дружинников провести в городе рейды по очистке его от пьяниц, бродяг, тунеядцев, попрошаек и других субъектов, ведущих аморальный, паразитический образ жизни, порочащий облик советского труженика. Проверьте блат-хаты, притоны, очаги самогоноварения и другие злачные гадюшники. Всех подозрительных лиц доставляйте в отдел и оформляйте протоколы за нарушение общественного порядка, мелкое хулиганство для админареста и заключения в ИВС* Лично проеду по улицам города, если увижу бомжа, то не поздоровиться.
— Так точно! — в унисон отозвались офицеры. В том, что подполковник исполнит свою угрозу, я не сомневался, так как знал, что в отличие от кабинетно-паркетных начальников, он охотно с азартом, сидя за баранкой «Волги», участвует в рейдах по профилактической очистке города от деклассированных элементов. Део в том, что до того, как окончить Киевскую высшую школу МВД и стать начальником горотдела милиции, он служил в угрозыске, следствии, был замполитом, упорно взбирался по ступеням служебной лестницы.
— Обращаю внимание сотрудников ГАИ и ДПС на усиление бдительности и жесткий контроль за соблюдением Правил дорожного движения. У пьяных водителей изымайте удостоверения. А транспорт отправляйте на штрафплощадку. Никакой пощады и компромисса, ибо пьяный за рулем — преступник. Приказываю на время демонстрации все улицы, проулки, примыкающие к месту демонстрации, перекрыть грузовиками, чтобы какой-нибудь лихач под «градусом» или псих на полной скорости не врезался в колонну граждан.
— Будет сделано! — пообещали начальники ГАИ и ДПС старшие лейтенанты Лысак и Лютаревич, а подполковник уже наставлял начальника пожнадзора капитана Брюхатова:
— Как говорится, на всякий пожарный случай, подгони к месту демонстрации два экипажа пожарных машин.
— Так точно! — ответил офицер.
— Кажется, все предусмотрели, — подвел черту под совещание Калач. И после паузы, когда наши взгляды встретились, заметил:
— И для тебя, замполит, найдется работа. Накануне праздника на занятиях для прочитай лекцию, напомни личному составу о революционных событиях, в горниле которых родилась и закалилась рабочее-крестьянская, а потом и советская милиция. Недаром о том времени снят многосерийный фильм «Рожденная революцией», а также сериалы «Место встречи изменить нельзя» и «Следствие ведут знатоки», посвященные нашей трудной и опасной службе. Расскажи о роли Ленина, Дзержинского в становлении Советской власти, подними моральный дух личного состава.
— Товарищ подполковник, Вячеслав Георгиевич, лекция на эту тему мною запланирована и подготовлена, — доложил я. Через два дня, в четверг провел занятие в ленинской комнате, как тогда называли конференц-зал.
И вот наступило утро 7 ноября. Во время прохождения праздничных колонн с транспарантами, флагами, портретами классиков марксизма-ленинизма и членов Политбюро ЦК КПСС подполковник Калач находился на трибуне рядом с городскими и районными партийно-советскими чиновниками. Взмахами рук они приветствовали горожан. Звучали лозунги: «Слава строителям коммунизма!», «Дело Ленина живет и побеждает!», «Слава Великому Октябрю!»…
Особенно бурных оваций заслужили, в ярких модных одеждах,, словно на карнавале, работники советской торговли, имевшие доступ к дефицитным вещам и продуктам питания. Все проходило по сценарию чинно гладко, приближаясь к финалу.
Калач и без того, росный, как пожарная каланча, с трибуны видел не только голову, но и хвост демонстрации. Вдруг до его слуха донесся непонятный, нарастающий рокот, а потом и смех, будто на разгулявшейся свадьбе. Он разглядел впереди колонны учащихся местных профтехучилищ три собаки-дворняги. Они скулили, испуганно метались от одного фланга к другому, но не могли вырваться из потока. Ряды пэтэушников расстроились, их ситуация с бродячими собаками очень забавляла.
«Черт, подери, откуда взялись собаки? — огорчился подполковник, наблюдая за их приближением. — Как псы проникли через оцепление, кто из сотрудников их проворонил? Скандал неминуем. Ложкой дегтя ипортили бочку меда». Два милиционера неуклюже пытались отогнать собак, но те проявили строптивость, рычали, огрызались.
— Начальник милиции, что за «сюрприз»? — обернулся к нему первый секретарь райкома партии Кобылин. — Такого цирка, маскарада я не припомню.
— Людвиг Павлович, я разберусь и доложу, — пообещал Калач. Возникло желание объяснить, что собака — друг человека, к курьезу следует относиться, как к досадной случайности, но благоразумие взяло верх, ибо партийный босс посчитал бы эти пояснения за издевательство.
— Разбирайся, но помни, что демонстрация — важное политическое мероприятие, а не выставка собак. Ни в какие ворота не лезет, чтобы я и коллеги приветствовали собак. Безобразие!
«Жаль, что прошли времена НКВД*, посмел бы он тогда меня упрекнуть за собачьи хвосты, — с досадой подумал Вячеслав. — Сам бы пошутил над курьезным случаем. Не годится, когда люди без погон командуют офицерами, все должно быть наоборот. В табеле о рангах я выше секретаря райкома. Не за горами время, когда силовики будут командовать парадом».
На трибуне послышался, едва сдерживаемый женский смех. Но чиновники, разделяя недовольство первого лица, строго блюли тикет и субординацию. С трудом дождавшись последней колонны, Кобылин с мрачным видом сошел с трибуны.
Традиционно после демонстрации и митинга начальство, именуемое себя элитой, уединяется в банкетном зале ресторана «Золотой колос». Их сеть была во всех райцентрах Крыма. Калачу не пожали руку за обеспечения правопорядка, как это было ранее, и не пригласили на банкет В трехэтажное здание ГОВД он возвратился мрачнее тучи. Свой гнев выместил на участковых инспекторах и командире патрульно-постовой службы, ответственных за оцепление района демонстрации.
Случались ли впоследствии подобные курьезы, мне неизвестно, ведь вскоре я подал рапорт об увольнении из рядов милиции и возвратился в журналистку. Однако, несмотря на смену системы власти, режима, демонстрации, шествия, митинги практикуются и поэтому функции милиции по обеспечению правопорядка перешли к сотрудникам полиции и росгвардии. Впрочем, и бездомных собак на улицах не стало меньше. Поэтому не исключено повторение курьеза, когда четвероногие друзья окажутся во главе колонны демонстрантов. Чему удивляться, ведь, как сказал Антуан  Экзюпери: «Мы в ответе за тех, кого приручили».

* ГОВД — городской отдел внутренних дел.
* НКВД — Народный комиссариат внутренних дел.



Мне нравится:
0

Рубрика произведения: Проза ~ Сатира
Количество рецензий: 0
Количество просмотров: 11
Опубликовано: 06.09.2019 в 19:57
© Copyright: Владимир Жуков
Просмотреть профиль автора






Есть вопросы?
Мы всегда рады помочь!Напишите нам, и мы свяжемся с Вами в ближайшее время!
1