Листья жгут


Листья жгут
 

Этот рассказ был написан давно. Прочитав его, главный редактор кишинёвского журнала «Наше поколение» Георгий Каюров сказал: мелкотемье. У него там, в Кишинёве, на улице Пушкина не жгут костров – недалеко стоит правительственное здание, поэтому Дом печати, где Георгий Александрович сидит, не накрывает дымом. А я в Екатериновке неделями дышу дымом. Прочёл Поля Брэгга – он советует, для здоровья дышать чистым воздухом. Если здесь воздух, он говорит, плохой, найди, откуда хочешь, чистый. Мне что? Переселиться в лес – к волкам или екатериновцам надо перестать валять дурака – перестать жечь?

Кристина Лунгу стояла на екатериновской улице Победы возле забора квартиры деда Андрея Брагуцэ и лакомилась Сниккерсом. К ней подошли Геверниц и Холтофф.
- Идём, Кристина, с нами, - сказал Холтофф. «Уговорите её, - приказал этим фашистам рейхсфюрер СС Гиммлер. – Мне нужно её согласие на её свидание со мной».
Вера Быткэ сидела на скамейке в своём дворе, рядом сидела Вера Бабэлунгэ. Фашисты были в штатском. Был послеобеденный пятый час вторника 22 октября 2013 года.
- Приглашаете меня к Гиммлеру? – спросила Кристина.
Екатериновка в эти часы находилась в дыму от костров, разведёнными жителями, жгущими листья. Из окна моей квартиры звучала песня Михаила Боярского «Листья жгут». Геверниц, Холтофф и Кристина дышали тяжело, их лёгкие не перерабатывали дым.
- Мы не можем работать в нечеловеческих условиях загрязнённого диоксином воздуха! – сказал Холтофф.
- Шутите? – спросила Кристина. – Этот ядовитый дым – наша естественная среда обитания.
- Надо было захватить шмайсеры! – сказал Холтофф. – Мы бы пару – другую дымопускателей застрелили!
В этот день было разведено на всей территории Екатериновки и в полях около семидесяти костров. Нигде не было возможности укрыться от дыма. Как назвать тех, кто травит живых диоксином костров? Скажем чуть мягче: они потеряли совесть. И стыд. Не иметь совесть – это стыдно, но никто из дымопускателей не покраснел от стыда.
Задыхавшаяся Кристина, с Сниккерсом в руках, смотрела на фашистов.
- Пойдём, - сказал Геверниц Холтоффу, - к машине времени и уберёмся в 1942 год, пока мы с тобой не заболели от дыма.
Фашисты поспешили прочь по задымленной улице Победы.
Через полчаса я вышел на прогулку. Без противогаза. Мне навстречу бежали Геверниц и Холтофф.
- Приятель! – спросил Холтофф. – Скажи, как найти маслобойню, которая – за магазином Лучковой? В этом дыму мы потеряли ориентировку!
Встретился я с ними недалеко от дома покойного Владимира Фомина на Школьной улице. Жилец этого дома Марианна Пэпушой жгла костёр. Мимо двигался Степан Гаврилюк.
- Здравствуй, Марианна, - приветствовал он красавицу.
- Вышел погулять на свежий воздух, Стёпа? – спросила она.
- Да, на природу.
- Друг! – взмолился Геверниц, - покажи маслобойню! (Скажем наперёд – там находилась их машина времени.)
Обезумевшие екатериновцы жгли костры.
Кристина Лунгу, стоявшая на улице Победы возле забора квартиры деда Андрея Брагуцэ, доедала, задыхаясь в дыму, Сниккерс. В сторону бара Бивола пробежал Холтофф. Дым над всей Екатериновкой стоял до глубокой ночи.
…Холтофф нажал на кнопку в кабине машины времени. Геверниц стоял рядом. На мониторе пошли цифры от 2013 вниз – Геверниц и Холтофф переносились в прошлое.

комментарии:
на фото: что с нами делает диоксин.



Мне нравится:
0

Рубрика произведения: Проза ~ Фантастика
Количество рецензий: 0
Количество просмотров: 18
Опубликовано: 06.09.2019 в 18:29
© Copyright: василий МУСТЯЦА
Просмотреть профиль автора






Есть вопросы?
Мы всегда рады помочь!Напишите нам, и мы свяжемся с Вами в ближайшее время!
1