Ночной рейд


С приходом днепровской воды по руслу Северо-Крымского канала, в церемонии открытия которого участвовал генсек государства Никита Хрущев, впоследствии названный за любовь к «королеве полей» кукурузником,, забот у сельских тружеников прибавилось. Прежде до 1962 года в засушливых степях полуострова, где ветер гонял перекати-поле, крестьянам приходилось уповать лишь на «небесную канцелярию». Внимали прогнозам синоптиков в надежде на то, что пойдет дождь и урожай, той же кукурузы, зерновых колосовых, овощей, фруктов и винограда будет щедрым.
До крестных ходов с иконами и молитвами не доходило, ибо в стране атеистов религию считали «опиумом для народа» и в божественное чудо не верили. Ведь даже с поступление живительной влаги Крым из-за ранних весенних морозов продолжает оставаться зоной рискованного земледелия . Однако в случае засухи орошение гарантирует, хотя бы среднего уровня урожай. К концу 80-х годов прошлого столетия площадь орошаемых земель на полуострове достигла 400 тысяч гектаров и, если бы не развал единого государства, то превысила бы полмиллиона гектаров.
Чтобы днепровская вода использовалась рационально с учетом состояния почвы и потребностей растений, а не наобум Лазаря, что приводило к заболачиванию и засолению, выводу земель из севооборота, редакция районной газеты «Приазовская звезда», в которой я заведовал сельхозотделом, периодически с участием членов народного контроля и специалистов райсельхозуправления проводила рейды по полям, рисовым чекам, садам и виноградникам.
Однажды агронома по многолетним насаждениям Леонида Трайнина осенило. Войдя в мой кабинет, он предложил:
— Проведем рейд ночью, когда машинисты дождевальных агрегатов остаются без присмотра бригадиров, специалистов совхозов и колхозов и, наверняка, нарушают нормы полива, расточительно, даже во вред растениям, расходуют воду, что ведет к дополнительным затратам, росту себестоимости продукции.
— В вашем предложении есть рациональное зерно, — поддержал я. Вместе зашли в кабинет редактора, мотивировали целесообразность ночного рейда. Выслушав, Полина Иннокентьевна дала «добро» и напутствовала:
— Уверена, что вы станете новаторами в этом деле, ибо пока еще никто не догадался проверить качество орошения в ночное время. Опыт позаимствуют другие редакции районных газет.
Трайнин, как инициатор, возглавил рейдовую бригаду. В нее вошли: автор этих строк, корреспондент районного радиовещания Любовь Сиваченко, супруг которой Анатолий в ту пору работал собкором «Крымской правды», а впоследствии председателем телерадиокомпании «Крым». За баранкой редакционного УАЗа с табличкой «пресса» на лобовом стекле был водитель Василий Федорцов.
— Лиха беда пути начало, — со слов поэта Александра Твардовского озвученных агрономом Трайниным, мы в полночь выехали из поселка Советское на поля колхоза имени Чапаева, расположенные вблизи села Некрасовка.
Прибыв на место, вышли из машины. В свете фар УАЗа дождевальная установка ДДА-100МА с трактором ДТ-75М в центре, ажурной металлической конструкцией, предстала фантастическим динозавром, распростершим могучие крылья на сто метров. Хрустально-дымчато сверкали россыпи воды, падая н темный массив кукурузы, предназначенной на силос.
— Странно, почему машинист не реагирует на наш приезд? — озадаченно произнес Трайнин.
— Наверное, увлечен работой, — предположила Сиваченко., держа в руке громоздкий магнитофон и шнур с микроном.
— Любовь Михайловна, позвольте. я помогу, — видя, как аппарат оттягивает руку, предложил я.
— Спасибо, — улыбнулась она, передав магнитофон, виновато заметила. — В областном комитете по телевидению и радиовещанию обещают портативный магнитофон «Маяк», но видно обещанное три года ждут.
— Будет и на вашей улице праздник, — обнадежил Леонид. Он забрался на гусеницу трактора и открыл дверь кабины. Мы услышали храп с присвистом, подобным сигналу закипевшего самовара.
— Хорош гусь, — вслух возмутился агроном. — В сталинское время НКВД арестовало бы за саботаж и отправило в рудники добывать руду или в тайгу валить лес.
Потормошив за плечо машиниста, Леонид крикнул в ухо:
— Боевая тревога, подъем!
Мужчина встрепенулся, протер ладонью глаза.
— Кто, что, зачем? — испуганно спросил.
— Проверка, рейдовая бригада из райцентра, а ты дрыхнешь, как сурок, — упрекнул агроном.
— Лишь на минутку прикрыл глаза, — робко оправдывался машинист.
— Если бы на минутку, — возразил Леонид. — Воды на этом участке, как на рисовых чеках,или в бассейне,не успевает в почву впитываться, а ты все льешь и льешь на одном месте. Явное нарушение нормы полива.
— Маслом кашу не испортишь, — попытался отшутиться бракодел.
— Это как раз тот случай, когда масло, точнее, лишняя вода повредить растением и почве. Во всем должна быть разумная мера, научно-обоснованная норма полива, Если супруга пересолит борщ или суп, ты его не станешь кушать, может даже и поколотишь благоверную для профилактики. Так и здесь, необходим оптимум воды, — наставлял Трайнин. Представив себя и нас, приказал:
— Отключи орошение.
Машинист отключил насос, подававший воду в трубы и распылители конструкции.
— Как зовут?
— Николай, а по отцу Семеныч.
— Вот, что Николай, чтобы другим было неповадно, составим акт о браке.
— Составляйте. Вам из кабинета виднее, чем мне из кабины трактора, — хмуро отозвался мужчина. — Я академий не кончал, за плечами лишь профтехучилище механизации. Мое дело управлять рычагами и давить на педали.
— Где напарник?
— Отлучился на насосную станцию, чтобы проверить приток воды, — неудачно солгал машинист.
— Может, отпустил к знойной бабе под пуховое одеяло?
— Нам не до баб, так наработаемся, что едва ноги держат, — возразил Николай. — машинистов-сменщиков не хватает, приходится работать в полторы смены, поэтому клонит в сон. Я ведь не железный, трактор и тот часто ломается.
— В полторы смены? — повторил Леонид. — Это не годится. По этому поводу поговорим с председателем, чтобы соблюдал трудовое законодательство и правила техники безопасности.
— Причина уважительная, Николай Семенович устал, — посочувствовала Сиваченко и на правах члена комитета народного контроля предложила. — От составления акта воздержимся, но в статье и радиопередаче отметим факт нерационального использования воды и причину.
— Спасибо, — заметно взбодрился машинист, почувствовав, что угроза наказания миновала.
— Доброе у вас сердце, Любовь Михайловна,— заметил Трайнин.
— Дело не только в доброте, но и в справедливости, — подчеркнула она. — Николай при таком режиме трудиться на износ, без полноценного отдыха.
Я записал фамилию, данные машиниста в блокнот, а Сиваченко диалог на пленку магнитофона.
— Перемещай трактор, — велел агроном машинисту и тот медленно переместил дождевальный агрегат на другой участок плантации.
Мы сели в УАЗ и Василий доставил нас к очередному агрегату ДДН-70 с радиусом полива до семидесяти метров. Машинист занимался орошением бахчи — арбузов и дынь. Мощная струя, распыляясь в высоте воды накрывала ковер растений.
Увидел желтые фары, услышал гул двигателя УАЗа, молодой мужчина вылез из кабины трактора. Ответил на наше приветствие. Представились, раскали о цели визита. Я ощутил стойкий запах перегара, но еще раньше его уловил Трайнин.
— Откуда запах, словно из винокурни или кабака? — спросил у тракториста.
— Вчерась со свояком заколол хряка, — признался мужчина. — Как положено, выпили за упокой. Не знал, что мне на смену, иначе бы воздержался. Сказал бригаду, что под «мухой», а он велел окатить голову холодной водой, нажраться чесноку и заступать на смену. Механизаторов не хватает, каждый на пересчет.
— Как зовут?
— Михаилом, а для друзей Миха.
— Что пил?
Тот опешил, но быстро сориентировался.
— Домашнее вино, почитай, компот, градусов мало, а запах выдает, — посетовал Михаил. — Это, как говорят про свинью, шерсти мало, а визга много.
— Похоже, что самогон заложил за воротник? — Леонид выразил сомнение по поводу напитка.
— «Зеленого змия» не употребляю, — возразил механизатор, отлично понимая, что если информации дойдет до участкового, то возникнут проблемы, могут лишить водительского удостоверения. — Если бы знал, что заступать в ночную смену, то не прикоснулся бы к стакану и ни в одном глазу. Посудите сами, какое здесь может быть ДТП, вблизи ни транспорта, ни пешеходов. А трактор веду по прямой, словно на автопилоте. Не сердитесь, давайте угощу вас арбузами и дынями? Сладкие, сочные…
— Нет, спасибо, — из вежливости отказался Трайнин. — Купим на базаре.
— Какие же тогда из вас контролеры, начальники? — удивился Михаил. — С бахчи никто с пустыми руками не возвращается. Стоило ли сюда приезжать за сорок километров?
Не дождавшись ответа, спросил у меня:
— Как зовут вашего водителя?
— Василий Иванович, как Чапаева.
— Василий Иванович! — громко крикнул в сторону УАЗа с включенными фарами. И когда Федорцов откликнулся, предложил:
— Подгони свой лимузин поближе, загрузим арбузы и дыни.
Василия уговаривать не пришлось. Подъехал и, формальности ради, спросил у агронома:
— Уважим?
Леонид утвердительно кивнул головой. Михаил и Василий в свете фар выбрали арбузы и дыни и загрузили в УАЗ. В итоге на каждого члена нашей бригады перепало по два арбуза и по три дыни. А Федорцову, как грузчику и извозчику в качестве премии досталось на один арбуз и две дыни больше.
Побывали в помещении насосной станции, подающей воду из русла Северо-Крымского канала в оросительную систему хозяйств, а также пообщались с машинистами еще двух дождевальных агрегатов и серьезных недостатков не выявили.
Далее наш маршрут пролег на угодья соседнего колхоза имени Энгельса. Там пообщались с оператором оросительного агрегата ДМУ «Фрегат». Артем, так назвался оператор, занимался полив люцерны на пастбище. «Фрегат» от ДДА-100МА и ДДН-70 отличается тем, что эта конструкция медленно движется по кругу под давлением воды и распыляется над покровом пастбища. По этому же принципу работают более производительные оросительные комплексы «Каравелла» и «Каскад».
Когда возвращались к УАЗу, я неожиданно правой ногой угодил в скрытую люцерной выемку, наполненную водой. Зачерпнул ее туфлей и промочил ногу.
— Эх, угораздило тебя! — посетовал Трайнин.
— Темно, не заметил ловушку, — смущенно оправдывался я.
—Володя, сними туфли, их следует просушить, — заботливо посоветовала Сиваченко.— Это днем еще бархатный сезон, ночью уже прохладно. Неровен час, простудишься
— Впредь отправляясь в такой рейд, следует запастись резиновыми сапогами, — заметил Леонид и скомандовал. — Живо в машину! Будем лечить пострадавшего народным лекарством. Дабы не замарать коврик в авто, я очистил почву с туфель, снял носки и выжал воду. Когда разместились в УАЗе, Трайнин достал из саквояжа бутылку перцовки, стограммовые стакана и завернутые в салфетки бутерброды с колбасой, сыром, салом. Предусмотрительная Любовь Михайловна добавила к этому натюрморту котлеты, оладьи и малиновое варенье к горячему чаю в термосе.
— Хорошо поработали, пора подкрепиться! — провозгласил Леонид. Разлили водку в стаканы.
— Мне граммульку, полстакана, — попросила Сиваченко.
— Устами женщины глаголит истина, — напомнил агроном и провозгласил тост. — За успешный рейд, чтобы он имел положительный эффект и продолжение.
Я выпил, ощутив теплый с легким жжением напиток. Закусил бутербродом с сыром.
Как полагается, подняли стопку за прекрасную даму Любовь Михайловну. Василий Федорцов, будучи за баранкой авто, довольствовался закуской и минеральной водой. Но его не оставили без пайки, а отдали бутылку с третью напитка и красным перцем на дне. Сиваченко заботливо угощала чаем с малиновым вареньем, не менее полезным, чем перцовка, от простуды. Завязалась оживленная беседа с забавными байками на разные житейские темы.
К тому времени небосвод на востоке посветлел. Вскоре разгорелось лилово-розовое зарево, выкатился диск оранжевого солнца.
— Пора на базу, — заявил Трайнин. С проселочной пыльной дороги Василий вырулил на трассу Дмитровка – Некрасовка – Советский и через полчаса мы подъехали к зданию редакции газеты.
После короткого отдыха во второй половине дня я написал статью «Под покровом ночи на вахте рабочей…». Она была оперативно опубликована в очередном номере. Полина Иннокентьевна с воодушевлением сообщила, что практика ночных рейдов и статья одобрены в райкоме партии и комитете народного контроля. Приказано: так держать!
Я продолжил участие в ночных и дневных рейдах. Кукуруза в тот год на поливных землях уродила щедро. Особенно на плантации механизатора колхоза «Путь коммунизма», о чем я поведал читателям в большом на страницу очерке «Золотые початки Владимира Олейника». Инструктора отдела пропаганды и агитации райкома партии на его основе (подобное практиковалось и с другими публикациями) выпустили красочный плакат.
Редактор не ошиблась в своем прогнозе. Опыт ночных рейдов в составе журналистов, народных контролеров, агрономов, инженеров и гидротехников, оказался эффективным для рационального использования днепровской воды и был распространен во всех районах области. Вскоре на полях более совершенные и производительные по площади орошения ДМУ «»Фрегат», «Каскад» и «Каравелла».
Интересное, кипучее было время, жизнь в селах била ключом! Каждый занимался полезным делом, у журналистов не возникало дефицита в выборе актуальных тем. Но, увы, та эпоха, когда я ступил на стезю журналистики, канула в Лету.



Мне нравится:
0

Рубрика произведения: Проза ~ Рассказ
Количество рецензий: 0
Количество просмотров: 15
Опубликовано: 31.08.2019 в 11:52
© Copyright: Владимир Жуков
Просмотреть профиль автора






Есть вопросы?
Мы всегда рады помочь!Напишите нам, и мы свяжемся с Вами в ближайшее время!
1