Тайна Синей горы


ТАЙНА СИНЕЙ ГОРЫ

Синяя гора – не самое примечательное место в области. Её непросто найти на географических картах, о ней мало кто слышал из жителей окрестных деревень и сёл. В этих краях вообще не слишком много гор, местность во всей округе преимущественно равнинная. А если какие возвышенности и имелись, то уж точно не синего цвета. Тем не менее, Синяя гора реально существовала, в независимости от того, отметили ли её картографы и слышали ли о ней местные жители.

Существовала и старинная церквушка на этой невысокой горе. Небольшой храм казался давно покинутым. Непонятно, как он вообще оказался в таком глухом месте. Но внешне церковь была в удовлетворительном состоянии – ни время, ни погода не принесли заметного ущерба стенам и кровле. Ржавые ставни защищали окна, на дверях висел большой замок. Когда церковь построили и когда она стала заброшенной, спросить было не у кого – до ближайшей деревни ехать километров шестьдесят по дороге, переходившей постепенно в малоприметную тропу.

Именно по этой дороге неспешно приближался к Синей горе тонированный внедорожник. В свете полной луны можно было разглядеть, как у начала тропы автомобиль остановился, и из него вылезло четверо крепких мужчин. Включив фонари, они, бодрым шагом двинулись в направлении Синей горы и минут через двадцать вышли прямо к её подножию.

Повозившись некоторое время с замком, незваные гости пробрались внутрь. На первый взгляд там не было ничего, что могло бы заинтересовать преступников – иконы и прочее церковное убранство давно уже были вывезены отсюда. Однако это не смутило ночных странников. Один из них, обладатель рыжей бороды, искал что-то на полу, его бритоголовый соратник рассматривал потолок, а двое других ночных визитёров подсвечивали фонарями стены.

Рыжебородый что-то приметил, наклонился и начал счищать пыль с пола. Найдя люк, он тут же приподнял дверцу и заглянул внутрь. Его товарищи уже стояли рядом с фонарями – в ярком свете было несложно заметить большой каменный крест.

– Это он, – торжественно сказал рыжебородый. – Дело оказалось не слишком сложным, зря Дракон твердил об опасности предприятия.

– Точно? – усомнился бритоголовый. – Я думал мы здесь увидим что-то более ценное.

– Точно-точно. Ладно пошли, потом трещать будешь. Нам эту каменную глыбу еще до автомобиля нужно дотащить, – скомандовал рыжебородый.

Спустя некоторое время вся компания вернулась к внедорожнику с добычей, а после направилась прочь от Синей горы. След ночных путешественников простыл быстро. Куда автомобиль ехал и куда в итоге приехал, никто не знал. Да и из свидетелей путешествия спросить было некого — ночные звери и птицы не самые лучшие собеседники.

На горизонте едва виднелись первые лучи солнца. Прохладный утренний ветерок придавал бодрости всем, кто волею случая оказался в этот час на улице. На ветвях деревьев уже начинали шуметь птицы, будто пытаясь как можно скорее рассказать окружающим ночные новости. Городские автобусы ещё только готовились развозить первых пассажиров. Редкие водители автомобилей усаживались за баранку, а к недавно отреставрированному вокзалу тем временем подкрадывался поезд, перевозящий сонных пассажиров откуда-то с юго-востока страны на северо-запад.

Людей на перроне было немного: молодой человек с цветами, две женщины пенсионного возраста и среднего роста мужчина лет шестидесяти. Молодой человек сильно волновался и постоянно пытался засунуть свободную руку в декоративный карман. Женщины весело обсуждали дела общих знакомых, особенно доставалось какой-то Галине Леонидовне. Пожилой мужчина не волновался и никого не обсуждал – слушал музыку, игравшую в наушниках и, время от времени, поглядывал на часы. Увидав подъезжающий поезд, он снял наушники и ещё раз уточнил время.

Из прибывшего в столь ранний час состава выбралось всего несколько пассажиров – большинство путников ещё смотрели сны, лёжа на своих полках. Из одного вагона появился делового вида мужчина с чемоданчиком. Не ожидая никого встретить на вокзале, он стремительно отправился в город. Компания молодых людей, которые, судя по взъерошенному виду, едва успели проснуться перед выходом, отойдя на несколько метров от поезда, уставилась в свои умные телефоны. Может быть, изучали карту города или отмечали факт приезда в социальных сетях.

Выпорхнула из вагона симпатичная и, слегка смущённая букетом цветов, девушка. Ожидавший её юноша перестал искать отсутствующий на пиджаке карман и, держась двумя руками за цветы, направился к даме. Из поезда также вышла молодая женщина с ребёнком, которого закадычные подруги Елены Леонидовны тут же начали хватать за щёки, отмечая, как он похудел. Дождался гостей и пожилой мужчина. Навстречу к нему вышел статный молодой человек в компании красивой спутницы.

– Ну что, товарищи туристы, не устали от дороги? Придется ещё немного прокатиться – приехал вас встречать на автомобиле.

– Привет, дядя Миша! – поздоровался молодой человек, тепло обняв своего родственника.

Дядя Миша пригласил гостей в свою старенькую «Ниву». Выглядел автомобиль, несмотря на возраст, хорошо, работал исправно. Стартовав от вокзальной площади, компания быстро промчалась по Васнецовской улице. Молодой человек отметил про себя, что город совсем не изменился. Его спутница была здесь впервые, поэтому какие-то изменения обнаружить ей было достаточно трудно.

Из колонок звучали мелодии и ритмы советской эстрады. Как отметила про себя девушка, фонотека дяди Миши была примерно из 1970-х годов. Мягкое звучание инструментов, наивные тексты — всё это казалось старомодным, но органично сочеталось со стареньким автомобилем и его водителем.

Ну как же ты красива,
И я как в море синее
Гляжу в твои большие,
Зеленые глаза*

Красивым казался и город, который молодая дама видела только на детских фотографиях своего супруга. Доехав до улицы Ленина, автомобиль повернул направо, и гостям города открылся вид на старые особняки. Если в некоторых городах страны можно было наблюдать архитектурные достопримечательности в плачевном состоянии, в этом со стариной всё было хорошо. Фасады некоторое время назад были приведены в порядок и в этом порядке поддерживались. Практически везде на первых этажах располагались кафе или небольшие лавки.

Карусели лунапарка,
Ты да я, да селфи-палка
Ничего теперь не жалко
В этом мире для тебя*

Музыка продолжала литься из динамиков, а компания тем временем действительно проезжала городской парк с аттракционами. Позже автомобиль миновал пиццерию «Флоренция», кафе «Самарканд», кондитерскую «Конфетко» и ювелирный салон «Бриллиант». После музея «Птицынские птицы» дядя Миша сбавил скорость своего транспортного средства. Преодолев перекресток улиц Ленина и Стоялой, компания завернула в небольшой дворик, где и располагалось жилье родственников.

Путники вышли на улицу. Молодой человек осмотрел знакомый двор. Казалось, что и в нём за годы разлуки ничего особенного не поменялось. Старинный купеческий особнячок, некогда превращавшийся в коммуналку, давно уже существовал как многоквартирный дом. Как отметили про себя гости, здание было ухоженным не только с фасадной части, как часто бывает. Пока дядя возился с ключами, у его племянника было несколько секунд на то, чтобы закрыть глаза и почувствовать пульс Птицынска.

Сердце старого города билось в своем неспешном ритме. Здесь было достаточно тихо и в самый разгар дня. Сейчас же солнце только приподнялось, оттого никакой городской суеты не сыскать было даже за пределами двора. Шумела только сорока на деревце, да свежий ветер, доносивший порывами дух великой реки. Новый день, если верить прогнозам синоптиков, обещал быть жарким, ясное небо эти предположения подтверждало.

На лавке рядом с дверью подъезда лениво развалился рыжий соседский кот. Из дома, поздоровавшись с дядей Мишей и его гостями, вышел на крыльцо бодрый старичок. Внимательно присмотревшись к молодым людям, он улыбнулся и громко сказал:

– Как же ты возмужал, Димитрий! А эта красавица твоя жена?

Поприветствовав соседа и представив ему свою жену, Дмитрий вошёл в подъезд и проследовал за дядей Мишей. На втором этаже дверь была отворена – гостей ждали с самого утра.

На большой светлой кухне суетилась женщина раннего пенсионного возраста. Сероглазая брюнетка с начавшими седеть волосами являлась женой дяди Миши и кровной тётей Дмитрия. Звали хозяйку дома Еленой Владимировной.

Она была в двухкомнатной квартире в столь ранний час не одна. В прихожую вышел встречать гостей большой чёрный кот Николай. Он тут же попытался упаковаться в дорожную сумку, но претерпел неудачу. Из дальней комнаты еще один житель квартиры, ворон Федя, громко хрипел приветствия, пытаясь перекричать новостные сюжеты, лившиеся непрерывным потоком с экрана телевизора.

Поздоровавшись с тётей, погладив кота и перекинувшись несколькими фразами с вороном, Дмитрий вернулся на кухню, где его супруга без особой надежды пыталась отказаться от горячих пирожков.

– Они очень вкусные, а ты, Татьяна, слишком худая! – убеждала гостью Елена Владимировна. – Димка поди тебя объедает. Но ничего, мы тебя здесь откормим.

Пока Татьяна осознавала, что результаты диет и тренировок находятся сейчас под большой угрозой, дядя Миша делился с Димой планами на ближайшую неделю:

– На рыбалку надо с тобой поехать, давно ведь волжской рыбки не ловил? Конечно, давно – у вас и Волги-то нет. Хотя зачем на Волгу, поехали к Синей горе – места дикие, народ туда не ездит. А потом мы ещё на охоту сходим… и за грибами! А женщин наших на дачу отправим, чего им в городе по жаре торчать?

***

Спустя два дня с момента приезда гостей, дядя Миша решил, что сидеть по такой жаре в квартире настоящее преступление и нужно немедленно выезжать на природу. Казалось, что этому решению обрадовались все и даже немного удивлялись, как такая светлая мысль не пришла в голову кому-нибудь раньше.

Елена Владимировна продумывала план наступления на дачном огороде. Татьяна робко надеялась, что женщина, увлечённая полевыми работами, будет с меньшим рвением пытаться её раскормить. Дядя Миша прикидывал, что же ему взять на рыбалку, а Дмитрий всё возился с какими-то бумагами, которые по его словам к работе никакого отношения не имели. Кот Николай давно уже был готов к дороге, сидя в дорожной сумке, а ворон Федя, перекрикивая телевизор, распевал какие-то разбойничьи песни.

– А почему у вас телевизор постоянно включен в комнате? – спросил Дима. – Там ведь обычно никого нет.

– Это Федя смотрит, – невозмутимо сказал дядя Миша. – Словарный запас пополняет.

– Экономика нащупала дно, – важно заявил Федя.

– Он только новости, что ли смотрит? – поинтересовался Дима.

– Не только. Любит мультики, документальные передачи о животных. Но чаще всего действительно предпочитает новости.

– В центре Птицынска ограбили ювелирный магазин. Полиция подозревает банду Дракона! – распинался Федя. – А теперь новости спорта. Глава МОК заявил, что доклад Макларена оказался полной хе…

Порыв ветра захлопнул дверь в комнату с птицей, раздался звонок телефона.

– Алло! Да, это Михал Иваныч. Привет, Василий! Собирались на дачу ехать, так что давай после встретимся. Уже рядом? Хорошо, заходи.

– Бывший коллега, – пояснил присутствующим дядя Миша.

Через несколько минут в дверь постучали.

– Звонок же есть, конспиратор! – проворчал дядя Миша.

На пороге стоял худощавый пенсионер с весёлым взглядом, широкой улыбкой и коробкой конфет в руках. Пожав руку дяде Мише, он вручил конфеты Елене Владимировне. Увидев гостей, он весело поприветствовал и их тоже. Кот Николай недовольно посмотрел из сумки, догадываясь, что отъезд на дачу задерживается.

– Я чего зашёл-то, – весело начал Василий, прокравшись на кухню. – Собрался я в огород ехать, да мотороллер что-то барахлит. Решил узнать, не едешь ли ты на дачу. Машина у тебя большая, думал может подбросишь боевого товарища? Но то что гости у тебя, этого я не знал…

– Ради боевого товарища можем и потесниться. А с чего ты взял, что мы на дачу собираемся? – усмехнулся дядя Миша, наливая гостю чай.

– Так сорока пролетала, новость на хвосте принесла…

– Смерть шпионам! – прокаркал Федя из-за вновь распахнувшейся двери.

– Вы бы ему комедии лучше включали, одни детективы, наверное, смотрит, – буркнул Василий, размешивая сахар в чашке. – Кстати, о шпионах… – начал товарищ дяди Миши, покосившись на Диму с Таней.

– Это свои! – проворчал дядя Миша. После ещё пробормотал что-то невнятное, отдалённо напоминавшее «старый маразматик».

– Так вот, – продолжил Василий. – Сорока на хвосте принесла ещё одну новость… Что это у тебя такое? – внезапно переключился на Диму Василий.

– Карты географические…

– Вижу, что не игральные, – с недоверием смотрел на карты гость.

– Так что тебе сорока на хвосте принесла? – напомнил бывшему коллеге дядя Миша.

– Беда произошла!

– Это ожидаемо в твоем случае. Изъясняйся конкретней, пожалуйста. Какая беда? – уточнил Михаил Иванович.

– Может еще и не произошла, – с сомнением произнёс Василий. – Съездить в одно место надо, – сказал он деловито после некоторой паузы. – Проверить требуется кое-что. Надеюсь ты составишь мне компанию?

– Ну а куда мне ещё деваться, если действительно кое-что проверить требуется… – Димку тоже с собой возьмём, – безапелляционно заявил дядя Миша.

Василий кивнул.

– На Синюю гору? – Радостно переспросил Дмитрий.

– На Великое болото, – почти шёпотом ответил гость. – Но сперва на дачу!

Кот Николай удовлетворённо мяукнул и вновь прыгнул в дорожную сумку, хотя с отъездом домашний питомец поспешил. Компания ещё распивала чай, уплетая конфеты, принесённые Василием. Сам гость рассказывал о последних новостях, которые вычитал в интернете. После чего разразился спор, откуда лучше черпать информацию — из интернета, газет, радио или телевидения.

– В интернете всегда самая актуальная информация, – отстаивал свою точку зрения Василий.

– Может быть, и актуальная, но не всегда проверенная – не соглашался дядя Миша. – Яркий заголовок, который не отражает суть новости – вот, что такое твой интернет.

– Нужно грамотно подбирать источники, – вступил в спор Дмитрий.

– Это точно. Как и свою агентуру, – поддержал Василий. – А откуда у вас на холодильнике новый магнит?

– Из киоска, конечно же. А у тебя откуда новый значок на фуражке?

– Тоже из киоска. Вспомнил, сегодня ведь новый номер журнала «Гандбол-лапта» выходит. Сейчас сбегаю за ним и на дачу поедем. Договорились?

– Договорились, – усмехнулся дядя Миша. – А говорит, что из интернета новости читает.

***

Дача дяди Миши располагалась на значительном расстоянии от города. Ехать нужно было больше часа, что по местным меркам считалось поездкой продолжительной. Но долгая езда компенсировалась красотой природы за окном и хорошими музыкальными композициями, которые звучали фоном из магнитолы. Впятером (если быть точнее, то всемером) ехать было не слишком комфортно, но весёлые истории дяди Миши, разбавленные жутковатыми байками Василия и поговорками ворона Феди отвлекали от любых неудобств.

– Поехал я однажды со Степанычем на охоту, – начал очередной рассказ дядя Миша.

– А приехал на рыбалку? – перебил Василий.

– Погода была неважная, – невозмутимо продолжил дядя.

– Правильно, кто ж в хорошую погоду ездит на рыбалку, – вставил Василий.

– Вдруг навстречу нам медведь попадается!

– Это на рыбалке-то медведь? – не унимался Василий, который знал о том, что охотник из дяди Миши так себе.

– Да, представь себе. А у нас ни ружья, ни ножа, ни рогатины.
– Это почему же?

– Так зачем нам это всё на рыбалке? По рыбам что ли стрелять? – возмутился дядя Миша.

– Ты же говорил, что на охоту шли? – не унимался товарищ.

– Да отстань уже, Петрович, запутал ты меня, – отмахнулся дядя Миша.

– Так и что медведь? – назойливый Василий Петрович не сдавался.

– Что медведь? Сказал, что рыбы здесь нет, предложил мёду с малиной. Степаныч малину забраковал, а мёда мы у косолапого немного взяли. Хорошую цену назвал.

– В общем, отделались лёгким испугом, – подытожил собеседник.

– Пуганая птица и куста боится, – встрял в разговор Федя.

– Молчал бы, соловей-разбойник, – цыкнула Елена Владимировна, отметив, что дядя слегка насупился.

– Ой, какое смешное название! – «Городишко Бёдрышково», – заметила табличку у дороги Таня.

В стороне Дима действительно обнаружил какой-то загадочный населенный пункт. Городом назвать его было нельзя, да и городишком проблематично. Скорее всего, посёлок, к тому же, возможно, нежилой. В области вообще хватало покинутых деревень. Относительная близость к областному центру и Москве сыграла злую шутку с этими Богом забытыми точками на карте. Может быть, и у этого «городишки» судьба оказалась схожей.

– Есть у меня одна история, – важно заметил Василий Петрович. – Пришёл нам как-то раз вызов из этого населённого пункта. Это, когда я в пригородном районе работал, – пояснил рассказчик.Жил там один старик – никого не трогал, никому не мешал, ни с кем особо не общался.

Как нарочно, музыка из динамиков дополнила картину:

Темнело за окном и наступала ночь.
За кухонным столом сидели мужики.
Весь вечер беспрерывно бил по крыше дождь.
И гром гремел ужасно где-то у реки*

В машине все притихли, ожидая страшного продолжения рассказа, который, судя по тону Василия Петровича, именно таким и должен быть. Таня предполагала, что по сюжету старика замуровали в его доме, Дима считал, что старик обладал способностями некроманта, но попутчик ожиданий не оправдал.

– Старик этот взял, да и совершил вызов. Оператор спрашивает, что же случилось, а он только чего-то мычал в трубку нечленораздельное. Но, в конце концов, он чётко назвал адрес, мы сели в УАЗ и поехали. Приехали, значит, в указанное место, а там нет ничего.

– Как это ничего? – удивилась Таня.

– А вот так. Нет ничего и всё. Никаких городишек, никаких Бёдрышковых. Глянули на карту, и там ничего нет. То есть какие-то населенные пункты есть, а именно этот отсутствует.

– А что старик? – с недоверием спросил Дима.

– Старика тоже не было, – загадочно сказал Василий Петрович.

– Но сейчас же мы проехали этот городишко? – удивилась Таня.

– С чего ты так решила? В него мы не заезжали, а есть он там или нет – никому неизвестно.

Дима, конечно же, байкам Василия Петровича не поверил и даже предложил бы доехать до этого городишки, но всем уже хотелось быстрее на дачу. Впрочем, дядя Миша насмехаться над историей своего приятеля почему-то не стал. Да и Елена Владимировна ничего не возразила.

– В этих краях такие места бывают, что лучше в них и не попадать, – прошептал Василий.

– Гнилого болота и чёрт боится! – взял слово Федя.

– Федя! – одёрнула снова птицу Елена Владимировна.

– Ладно страсти всякие рассказывать, у нас на даче всё великолепно. Вот и подъезжаем уже, – перевел тему дядя Миша. – Природа, чистый воздух, огород – что может быть лучше?

Дима готов был поспорить, что лучше огорода, может быть, что угодно, но решил, что ещё один спор будет сейчас неуместным. К тому же по даче, где он не появлялся несколько лет, Дима тоже соскучился.

***

Высадив Василия Петровича у его участка, компания продолжила путь. Еще минут десять езды по весьма неплохой дороге без странных историй покинувшего машину спутника, и вот он дачный участок дяди Миши и Елены Владимировны. Небольшая бревенчатая изба со спутниковой тарелкой на крыше смотрелась органично на фоне соседних домов. На ухоженном огороде произрастал стандартный для этой местности набор культур: картофель, морковь, немного клубники. Чуть поодаль можно было увидеть кусты с ягодами. Неподалеку от пары яблонь стояла теплица, где произрастали то ли огурцы, то ли помидоры. В общем, самый обыкновенный дачный домик.

Но некоторые детали ясно давали понять, что дача принадлежит сотруднику органов правопорядка. Пугало в милицейской форме, к которому тут же полетел освободившийся из клетки Федя. Корпус из-под автомобиля с надписью ГАИ, в котором Дима нередко играл в детстве. А уж туалет с надписью «Опорный пункт милиции» заставлял мелких воришек, пробиравшихся по участкам, чувствовать себя здесь крайне неуютно.

– Сейчас сходим искупаемся, потом перекусим, а чуть позже наверняка Петрович со своим Великим болотом припрётся. Опять какую-то чепуху выдумал, скучно человеку на пенсии. Хотя, мало ли что действительно случилось.

– Что же такого может случиться на болоте? – вопрошал Дима. – Разве, что утоп кто-то, но в таком случае мы со своей помощью уже опоздаем.

– Кто знает, может и успеем, – рассудил пенсионер.

До небольшого пруда от дома дяди Миши идти было минут восемь неспешным шагом. Если спешить, то, конечно, быстрее, но торопиться было незачем. Уменьшившаяся компания, от которой остались сам дядя Миша, Дима и Таня, успели повстречать нескольких дачников, поздороваться с соседской Бурёнкой и обругать пацана Витьку, который напылил, проезжая на мопеде. Если быть точнее, то обругал подростка только Михаил Иванович, а его гости лишь сопроводили неопытного водителя неодобрительными взглядами.

На дачном галечном пляже не было ни души. Никаких тел, к слову, обнаружить там тоже было невозможно. Дядя Миша нырнул в воду с вышки и тут же начал весело кричать о том, что вода тёплая и нечего мяться на берегу. Дима мяться на берегу долго не стал и с разбега тоже заскочил в пруд. Таня успела зайти по колено, и пока она морально готовилась взять очередной рубеж, мужчины уже прекратили купаться.

– Чего это вы так быстро? – возмутилась она.

– Не так уж и быстро, мы минут десять плескались, – весело ответил Дима. – Это ты чего так долго не решалась в воду зайти?

– Разве прошло десять минут? Я секунд тридцать, кажется, стояла.

– Я вот и говорю дело тут нечистое, – сказал, возникший из ниоткуда, Василий Петрович. – Ехать надо на Великое болото.

– Вот привязался со своим болотом, – проворчал дядя Миша. – Сейчас пообедаем и поедем. Всё на пенсии без приключений никак не можешь…

***

После лёгкого обеда, включавшего окрошку, холодец и пирожки с квасом, отправиться в сторону Великого болота так и не удалось. Василий Петрович отказался есть в гостях и пошёл к себе, сказав, что минут через сорок зайдёт. Но ни через сорок, ни через пятьдесят минут приятель дяди Миши так и не появился. На звонки он тоже не отвечал, поэтому на всякий случай решили отправить кого-нибудь на разведку к дому Василия Петровича. Этим кем-то оказался Дима, который был вовсе не против прогуляться по местам из далёкого детства.

– С участка выходишь и сразу же направо сворачиваешь, – объяснял дядя Миша. Потом два перекрестка игнорируешь, всё идешь прямо. Следующий поворот не пропусти – на нём нужно будет свернуть налево. Там остов от запорожца стоит, который сейчас как хранилище для дров используется. Так вот, после поворота иди по улице прямо – третий дом с правой стороны и будет хижиной Петровича. Там еще голова оленя на доме изображена, будто охотник живет.

– Не заплутаю, не волнуйся.

На самом деле Дима немного заплутал, но поскольку шёл быстрым шагом, к финишной отметке пришёл почти без опоздания. Спустя несколько минут, он уже стоял перед дачным домиком другого бывшего милиционера. Войти на участок оказалось несложно – ворота были распахнуты.

К некоторому удивлению Дмитрия, на прилегающей территории, никого не оказалось. Входная дверь была заперта навесным замком снаружи. Дима уже было подумал, что ошибся домом, но профиль оленя хитро смотрел на молодого человека со стены. Много ли на этой улице могло быть домов с оленями?

– Вы к Петровичу? – сказал кто-то тоненьким голосом сзади.

Дима резко обернулся, но никого не приметил.

– Я тут, – послышался вновь голос откуда-то снизу.

Перед Димой стоял странный ребёнок. Приглядевшись, Дмитрий понял, что это вовсе не ребёнок, а карлик.

– А Петровича сегодня не было. Замок вон висит, видишь? А ты зачем сюда?

– Мы собирались ехать в одно место. Ещё около часа назад договорились, что Василий Петрович зайдёт и…

– И не зашёл. Что ж бывает, – пропищал карлик. – Меня, кстати, Игорёк зовут. А тебя?

– Дима.

– Возвращайся Дима домой. Не придёт сегодня Петрович.

– Почему же? – удивился Дима.

– Занят он, – со всей серьёзностью сказал Игорёк. – Смотри какое небо сегодня! – восторженно произнёс карлик.

– Какое? – посмотрел вверх Дима. – Небо, как небо.

Когда Дима вновь перевёл взгляд на то место, где стоял Игорёк, карлика там больше не было.

– Ерунда какая-то, – пожал плечами Дима и пошёл домой.

– Как это занят? – удивился дядя Миша.

– Ну так сказал Игорёк, – ответил Дима.

– Не знаю я никакого Игорька, – пробурчал дядя Миша. – Ладно, чего нам время терять, пока старый дурак развлекается. Отправимся на рыбалку, как и планировали. А на болото Петрович пусть сам идёт или подождёт нашего возвращения.

После непродолжительных сборов Дима с дядей Мишей расположились в автомобиле и готовы были стартовать. Но старт пришлось чуть отложить – прибежала Елена Владимировна и с криками «Еду забыли!» вручила рыбакам узелок с провизией.

– Увидел поклёвку – прояви сноровку, – прокричал на прощание Федя с подоконника. Подмигнув птице, дядя Миша повёл автомобиль в направлении Синей горы.

До места рыбалки добирались очень долго. Не спасала и фонотека дядя Миши – песни звучали уже по третьему кругу и начинали навевать тоску.

Зреют малахитовы узоры,
Тайны прячет Медная гора,
Путь на камень кровушкой усолен –
Знает бородатая скула*

– Дядя Миша, у меня карта интересная есть. Кажется, из этих мест. Тут и Синяя гора отмечена.

– Потом глянем, нам бы сейчас тут не заблудиться.

– Так может карта и поможет?

– Ты в каком веке живёшь? Навигатор есть, надо пользоваться благами цивилизации.

– Чего же мы тогда заблудимся, если навигатор есть? – недоумевал Дима.

– На нём эти места неточно нанесены, не знает он Синюю гору.

– Так может всё же карту?

– Да что ты со своей картой пристал? Приехали уже, выходим.

– А где гора? – удивился Дима.

– Дальше. Машину здесь придётся оставить, дальше только пешком, – предупредил дядя Миша.

Дима спорить не стал, хотя такой комбинированный вариант путешествия его всё же смутил. Через несколько минут ходьбы дядя обратил внимание на то, что его спутник начал отставать.

– Ты заблудиться хочешь, что ли? И под ноги смотри, потом бумажкой своей налюбуешься, – ворчал дядя Миша, глядя, как племянник рассматривает карту. – Чего ты вообще её с собой взял? Это ж такой раритет испоганишь. На рыбалке, сам понимаешь, всякое может случиться.

– Ну да, например, охота, – не удержался Дима.

– Да ну этого старого пня! Весь рассказ мне в машине испортил, – продолжал негодовать дядя Миша. – Чего у тебя в бумажке-то нарисовано?

– Тут церковь должна быть, прямо на горе. Мы будем где-то неподалёку?

– Церковь? Ну что-то похожее есть. Дай-ка гляну на карту.

Михаил Иванович взял в руки старенький листок и внимательно начал его изучать. Затем крякнул, присвистнул и вручил ее обратно племяннику.

– Что скажешь? – спросил, жадно следивший за реакцией дяди, Дмитрий.

– Интересно.

– И всё?

– Очень интересно, – добавил дядя. – Ладно, идём уже, а то так засветло не доберёмся.

Наконец путники достигли подножия Синей горы. Дядя Миша опротестовал все предложения племянника посмотреть развалины церкви, поэтому пришлось сперва идти разбивать лагерь.

– Мы же на рыбалку поехали, а не на экскурсию, – мотивировал своё решение дядя.

Гора была невысокой, скорее небольшой холм. Почему её назвали синей Дима по внешнему виду никак не мог определить. Поскольку ловля рыбы молодого человека интересовала далеко не в первую очередь, он большую часть времени пялился на то, как заходящее солнце освещает руины храма.

– Дядя Миша, а почему всё-таки гору Синей назвали?

– Тут рыбы столько, ты ничего не поймал, зато о горе всё думаешь, – проворчал Михаил Иванович, видя, что рыбалка у племянника не задаётся. – Не знаю. Цветы какие-нибудь синие может когда на ней росли, вот и вся загадка.

– А здесь часто народ бывает? – поинтересовался Дима.

– Нет, рыбных мест вокруг полно. Сюда ехать – в тишине посидеть, насладиться единением с природой. Птичек опять же послушать.

– Тебе Феди мало, – засмеялся племянник.

– Федя городской житель, он уж и щебетать разучился. Болтает только всё без умолку. Лесные птицы – это совсем другое.

– Федя знает городские новости, а лесные птицы новости леса, – задумчиво пробормотал Дима.

– Чего ты там бубнишь? Прямо как Петрович – у него тоже каждая зверюга или птица является информационным агентством. Птицы они просто щебечут – отрезал Михаил Иванович.

***

После всех вечерних мероприятий по ловле рыбы дядя Миша решил, что пора уже спать, поскольку с утра будут новые мероприятия, связанные с выловом обитателей местных рек. Дима спорить не стал, после долгого дня спать ему действительно хотелось. Овец долго считать не пришлось, заснул молодой человек быстро.

Сколько снов пересмотрел Дмитрий неизвестно, но некоторые были столь яркими, что в пору их было запомнить. Однако многие ли запоминают свои сны? Вот и Дима смотрел, удивлялся, а ничего не запоминалось. Было бы что запоминать, молодой человек даже не понимал, что он спит.

А, меж тем, наблюдал он какие-то картинки из своего прошлого, а местами даже будущего. Отдельные эпизоды, казалось бы, в его прошлом отсутствовали, но во сне было всё так гладко и правильно, что сознание отказывалось критически ко всему этому относиться.

Вот взять, к примеру, эпизод из сновидения. Маленького Диму отец учит кататься на велосипеде. Дима сперва падает, потом радуется тому, что проехал несколько метров, а затем снова валится на каменистую дорогу. И вот наконец-то Дима крутит педали, держа равновесие.

Отец подбадривает, радуясь, что научил сына управлять техникой. В общем, обычное детское воспоминание, просочившееся сквозь сон к уже взрослому человеку. Только вот одна проблема — отца своего в сознательном возрасте Дима никогда не видел. Да и на велосипеде учили его кататься ребята со двора.

Или вот другая серия сна, явившаяся Диме этой ночью. Он в школе, стоит отвечает у доски. В картинке сна всё смешалось — учитель математики слушает его ответ, на стене висит географическая карта, а рядом стоит, как ни в чём не бывало, скелет. Точнее муляж скелета, которые, как правило, обитают в кабинетах биологии.

Через какое-то время учитель математики где-то на просторах сна пропадает, и вот Дима уже рассказывает что-то скелету. Причём на немецком языке, который он как не знал в школьное время, не знает и сейчас. Впрочем, сам Дима неплохо понимал то, что он хотел донести до скелета. Говорил он об археологических находках, о схожих моментах и различиях Синташтинской и Андроновской культур. В конце монолога Дима зачем-то сообщил муляжу, что не место ему в школе. Кости муляжа по его мнению должны быть преданы земле, чтобы муляжный дух упокоился.

Возможно, в этом эпизоде сна ничего странного не было. Дима в археологии поднаторел во времена обучения в университете. Да и будучи аспирантом про древности он не только читал, но и что-то даже писал. Сплелись знания времён университета со школьной картинкой, пожалуй, так бывает.

Но дальше вообще пошло что-то странное. В военной форме с оружием в руках Дима движется на бронетранспортёре по тоннелю. Рядом армейские друзья. Лица серьёзные, волнение нарастает. Дима понимает, что это не учения, это что-то более серьёзное.

Картина боевых действий тоже мелькает перед сонным сознанием. Кажется, даже Диму слегка ранило. А вот друг погиб, второго контузило. Позже, говорят, ему вручили звезду героя. Но постойте, кто говорит? И что сейчас с этим другом? Проблески сознания пытаются вырвать Диму из сценария сна, напоминая, что он не только нигде не воевал, но и в армии не был. Или всё-таки был?

Интересная штука — эти сны. Особенно в странных локациях, которых чудаки называют «местами силы», а разного рода ученые «аномалиями». Альтернативные картины из предполагаемого будущего Димы есть смысл опустить. Для них ещё не пришло время. Зато пришло время для пробуждения.

***

Хотя дядя Миша ещё накануне вечером заявлял, что Синяя гора место безлюдное и кого-то случайно здесь встретить проблематично, Дима с утра проснулся от разговора незнакомцев. Вернее, разбудило его пение птиц. Вслушавшись, Дима понял, что птиц было две и заливались они по очереди. А затем он начал различать и человеческие голоса.

– Да городские видимо приехали. Повадились в последнее время к Синей горе ездить. Будто рыбы больше нигде не найти, – прозвучал голос незнакомца.

– Ну и ладно, пущай порыбачат. Жалко, что ли? – сказал кто-то в ответ.

Дима вылез из палатки, сонно осмотрелся. Солнце ещё еле заметно приподнялось над горизонтом, лёгкий ветерок покачивал одиноко стоящие деревья под холмом. В десятке метров от места ночлега стояли два пожилых человека. Выглядели они несколько нелепо для нынешнего века, будто явились из далеких времён.

– Гляди-ка, проснулся! – сказал, широко улыбнувшись, один из незнакомцев. Он был чуть ниже ростом и выглядел постарше своего товарища.

– Ну что, выспался? – весело спросил второй.

– Выспался, – ответил Дима.

– Как тебя звать? – спросил тот, что казался чуть моложе.

– Дмитрий.

– Меня Никодим, а это Пахом, – указал на своего более возрастного спутника собеседник.

– Очень приятно, – ответил Дима. Хотя, сказать по правде, не очень-то он успел выспаться и не так уж ему было приятно спросонья болтать с незнакомцами.

– Как ты в такую глушь-то добрался? – поинтересовался Никодим.

– На поезде, – увидев, что новые знакомые изумились, Дима добавил. – Сюда на автомобиле, а потом пешком.

– Странно. Не видывали мы никакого мобиля, – почесав бороду, произнёс Пахом.

Дима хотел пошутить, не видывали ли эти господа автомобиль в принципе или не приметили «Ниву» дяди Миши. Но, осознав, что момент не самый подходящий для шуток, решил не острить.

– Может просто в глаза не бросился? – с надеждой предположил Дима, начиная осознавать, что потеря автомобиля на рыбалке явно не вписывалась в план поездки.

– Может и не бросился, – хмурясь, ответил Никодим. – А одному-то тебе не страшно здесь?

– А чего тут страшного? Да и не один я, – Дима нырнул в палатку, чтобы разбудить дядю Мишу, раз уж у самого сон пропал. Однако к большому удивлению никого внутри не обнаружил.

– Тут всякое бывает, – загадочно молвил Никодим. – Люди пропадают…

Такие шутки Диме уже совсем не понравились. Он задумался а, не начать ли ему нервничать и даже попытался пару раз нервно дёрнуть глазом.

– Да ты слишком уж не нервничай, – нарочито спокойным голосом сказал Пахом. – Пропадают, но потом ведь большинство из них находится.

– А меньшинство? – на всякий случай уточнил Дима.

– А меньшинство не находится, – подвёл не слишком оптимистичный итог Никодим.

– Я с дядей приехал. Он мог куда-нибудь взять и поехать на автомобиле, – будто пытаясь приободрить себя, начал Дима. – Посреди ночи…

– Ладно, не переживай, найдётся твой дядя, – уверенно сказал Никодим. – Давай костерок разведём, в ногах, как говорится, правды нет.

Диме почему-то вспомнилось из одного некогда популярного фильма, что сила есть в правде, а вот в чём есть правда, он так и не припомнил. Лишние мысли его оставили быстро, новые знакомые принялись за чаем рассказывать незадачливому рыбаку о здешних местах.

– Вот ты знаешь, Димка, почему гора называется Синей? – начал Никодим.

– Цветы тут какие-нибудь синие росли? – предположил Дима.

– Нет! – категорично мотнул головой Никодим. – Хотя, цветы тут, может, тоже росли синие, кто ж знает. – Когда-то давно здесь стояла церковь. Всё, что от неё осталось сейчас – груда камней. Ты можешь сам это увидеть, если поднимешься на гору. Слово «синий» в топониме является подсказкой, что здесь может находиться артефакт.

– Артефакт? Так вот почему это место на карте отмечено таким синим крестом! А что это за артефакт? Какие у него свойства?

– Известно какие, – ответил Никодим.

– Мне неизвестно, – пожал плечами Дима.

– Чего тебе неизвестно? – послышался голос дяди Миши из палатки.

– Дядя Миша?! – Дима бросился к палатке.

– Чего ты так орёшь? А кто тут ещё должен быть? – хмуро спросил дядя. Казалось, будто он только что проснулся и совсем никуда не пропадал.

– Ха! Нашёлся дядя, – весело крикнул Дима, высунувшись из палатки. К большому удивлению никого у костра не было. Однако рядышком стояли кружки с недопитым чаем. Дима резко встал, оглянулся, но так никого и не обнаружил.

– Странный ты какой-то с утра. Приснилось чего-то? – спросил дядя Миша.

– Да тут Никодим и… как его там звали-то? Пахом! В общем, они только что тут были, а теперь нет.

– Ушли значит, – дядя Миша казался на удивление невозмутимым.

– Чего так быстро-то? А чай?

– Чай, кстати, можешь сделать. Это ты хорошо придумал.

За чаем Дима эмоционально рассказывал, как испугался пропаже дяди и как был удивлён, когда гости внезапно исчезли. Почему-то дядя Миша отнёсся ко всему этому слишком спокойно. Мол, не выспался, привиделось что-то.

– Мы, пожалуй, дислокацию-то немного сейчас сменим. Забросим удочки чуть ниже по течению, – предложил пожилой человек.

Дима спорить не стал, ему особой разницы не было, где вылавливать рыбу. Волновал его только вопрос, видно ли будет с нового места Синюю гору. Оказалось, что видно, поэтому резона не соглашаться у Димы не было.

Пройдя некоторое расстояние вдоль реки вниз по течению, дядя Миша и Дима увидели ещё одну пару гостей леса. Они беседовали, сидя на поваленном дереве. Диме показалось, что это его новые знакомые – Никодим и Пахом.

– Ну вот, видишь же этих? – с волнением спросил Дима своего дядю.

– Вижу.

– Кажется это они приходили с утра. Никодим! Пахом! А куда вы так спешно скрылись? Даже чай не допили, – помахал им ещё издали Дима.

– Он нам что ли? – спросил своего спутника человек, которого Дима назвал Никодим.

– Кому ж ещё? – ответил, пожимая плечами, приятель.

– Какой такой чай, молодой человек? Мы тут с Пахомычем с самого рассвета сидим, вопрос один обсуждаем. Чаёв мы не распивали.

– С каким Пахомычем? – удивлённо спросил Дима.

– С этим, – указал на своего приятеля старичок. – Других Пахомычей здесь нет.

– Это же Пахом, – пробормотал Дима.

– Это моего отца звали Пахом. Похож на него, многие так говорят, но он уж помер давно.

– А Вы не Никодим? – на всякий случай сразу же решил уточнить Дима у второго собеседника.

– Не Никодим, – ответил тот.

– Чертовщина какая-то, – тихо сказал Дима.

– Чудеса, – усмехнулся дядя Миша.

Решив, что ничего занимательного здесь нет, дядя собрался уже идти дальше, как Дима его одёрнул:

– Дядя Миша, ну разве тебе неинтересно разобраться, что тут происходит?

– А чего тут такого происходит? Я сюда на рыбалку ехал. Рыбалка пока происходит не очень.

Старички, до поры молча наблюдавшие за разговором, в конце концов, решили уточнить в чём дело.

– Да проснулся я сегодня, оттого что кто-то рядом с палаткой разговаривал. Вылез, смотрю два человека, ну точь-в-точь вылитые вы оба. Представились Никодимом и Пахомом. Одеты только были иначе, приглядываясь к собеседникам, отметил Дима.

– Ну значит это были не мы, – важно заявил Пахомыч. – Нас и зовут по-другому и одеты мы иначе, сам говоришь.

– А кто? – не унимался Дима.

– Ну мало ли кто тут может ходить? – небрежно произнёс Пахомыч.

– Вроде бы эти места не слишком людные. Ты же сам так говорил, – Дима посмотрел на дядю Мишу.

Дядя Миша только махнул рукой. Но тут Диму огорошил Пахомыч:

– Да, в этих местах людей встретишь нечасто. Ну, может и не люди были.

– Не люди? – повторил Дима.

– Не люди, – подытожил Пахомыч.

– А вы? – уточнил Дима.

– А мы люди, – пояснил Пахомыч. Меня Пахомычем кличут, а товарища моего Старым.

– Почему это Старым? – переспросил Дима.

– Молодым уже не по возрасту, семьдесят годков всё же, – ответил Старый. – А Никодимычем мне не нравится.

– Так я видел ваших отцов? – не переставал изумляться Дима.

– Отцы наши на покое давно, – умиротворённо произнёс Старый.

– А кого же видел я?

– Может быть, стражей Синей горы, – задумчиво произнёс Пахомыч.

Пока Дима пытался прикинуть, шутят ли старички над ним или здесь и правда какая-то странная история, дядя Миша переменился в настроении:

– Ладно, шут с ней, с рыбалкой. Не пошла она чего-то сегодня. Давайте, валяйте, чего тут произошло у вас, – сказал он, располагаясь рядом на пне. – Виновато вы как-то оба выглядите. Что стряслось?

Дима растерянно хлопал глазами, глядя на эти странные перемены в дяде Мише.

– Вы разве знакомы? – спросил Дима, обращаясь не то к старичкам, не то к дяде.

– В какой-то степени, – после небольшой паузы ответил дядя Миша. – Эти товарищи – местные жители.

– Но ведь здесь нет рядом никаких населённых пунктов?

– Мы, молодой человек, не в населённом пункте живём, – пояснил Старый. – Мы тут, рядом с Синей горой.

Дима оглянулся по сторонам, пытаясь увидеть что-то похожее на какой-нибудь неприметный домишко.

– Да не пытайся разглядеть, не увидишь, – засмеялся Пахомыч.

– Почему это не увижу? – спросил Дима.

– Потому что ты невнимательный. А ещё не видать ничего отсюда, – ответил Пахомыч, явно не желая развивать эту тему. – В потаённом месте мы живём. Хотим – нас видят. Не хотим – никто не приметит.

– Вы тоже стражи Синей горы? – уточнил молодой человек.

– Нет. Мы просто здесь, в реальном мире за ней присматриваем.

– А в нереальном, соответственно, ваши отцы? – подытожил Дима.

– Стражи, – раздражённо поправил Старый.

– Но что, собственно, здесь охранять? – неиссякаемый поток вопросов Дима был не в силах остановить. – Храм уже давно не уберегли. Развалины? Что ещё осталось от церкви?

– Церковь сохранилась, – заявил Старый.

Дима ещё раз внимательно посмотрел на Синюю гору, но так и не увидел в каком именно месте сохранилась церковь.

– Если ты ничего не видишь, это вовсе не значит, что там ничего нет, – прокряхтел Старый.

– Ну и какой смысл у церкви, которой не видно, но она всё же есть? Здесь много таких отшельников-прихожан что ли, с альтернативным зрением? – не удержался Дима.

– В полнолуние церковь выглядит совсем иначе. В ней находится старинный и очень мощный артефакт. Таких покинутых неприметных мест по всей стране с десяток. Артефакт Синей горы оберегает верховья Волги, – вступил неожиданно в разговор дядя Миша.

– Артефакт? Оберегает верховья Волги? – Дима ощутил себя средневековым крестьянином, которому рассказали о том, что Земля круглая.

Дядя Миша отмахнулся, явно не желая начинать долгий рассказ. Старый и Пахомыч неуверенно переглядывались, неловкая пауза в разговоре затянулась.

– Михаил всё верно сказал. В церкви очень важный артефакт… – медленно начал Старый.

– Был, – тихо добавил Пахомыч.

– Как это был?! – пришёл черёд удивляться дяде Мише.

– Ну раньше был. А теперь его нет, – промямлил Старый.

– Кто взял? Как вы прошляпили? Ведь пробраться в церковь можно только в полнолуние! – возмущению дяди Миши не было придела.

– Не знаем мы, кто взял. Мы в город ходили, и надеялись до ночи добраться к Синей горе. Только вот в беду попали… Всё было против нас – на электричку не успели, маршрутка ушла из-под носа. Ни одна попутная машина не останавливалась – все мимо проезжали.

– И как же вы добирались?

– Шли обратно пешком, на месте были только к утру. А ночью уже кто-то артефакт и вынес. Но ещё не всё пропало – действие ослабло, но пока артефакт находится в пределах нашего региона, ничего страшного случиться не должно. А вывезти его не так-то просто, ты ведь знаешь. Время еще есть, найдёте.

– Мы? – переспросил Дима.

– Михаил Иванович знаток по сыскной части. А мы что…

– А вы раздолбаи! – ругался дядя Миша. – В единственную ночь, когда стражи бессильны, упереться в город!

– Мы же заранее, – оправдывался Пахом. – Но всё было против нас. Какая-то неведомая сила…

– Ладно, хватит. В конце концов, время у нас действительно есть. Правда по мелочи всякая чертовщина может твориться уже сейчас, раз с законного места артефакт снят.

– А что из себя представлял этот артефакт? – поинтересовался Дима.

– Не положено знать посторонним! – строго сказал Пахомыч.

– Раз уж Дима оказался здесь, да еще и стражей видел, значит посторонним человеком он не является, – парировал дядя Миша. – Это был древний каменный крест. В других местах роль артефакта может исполнять старинная икона или что-то в этом духе.

– То есть артефактом может быть только религиозный символ? – уточнил молодой человек.

– Да хоть камень-орлец, если бесы всё остальное уничтожили. Однако в большинстве случаев это действительно что-то связанное с верой. Вера питает такого рода артефакты на протяжении веков, а потом они могут являть чудеса. И самое большое чудо, когда на охраняемых артефактами территориях не происходит никаких серьезных происшествий, – объяснил Старый.

– Каких именно происшествий? Мор, чума, экономический кризис? – не унимался Дима.

– И это тоже, если не считать экономический кризис. А еще артефакт охраняет наш мир от сущностей, которые нашему миру не принадлежат, – вторил Пахомыч.

– А зачем этот артефакт кто-то взял? Нечисть готовится высадить у нас свой десант? – в голосе Димы можно было уловить скептические ноты.

– Артефакт можно по-всякому использовать, – пояснил Пахомыч. – В корыстных, так сказать, целях. Мощная штука. Он позволяет получить разные… Сверхспособности, кажется, это так называют.

Тем временем Василий Петрович Бородулин обнаружил себя лежащим на кровати в собственном дачном доме. Первым делом он посмотрел на электронные часы и нецензурно высказался. Вторым делом пенсионер присмотрелся внимательней уже к дате на часах и тут же начал извергать из себя непечатную лексику обильным потоком.

– Это что ж, я больше суток проспал? – негодовал Василий Петрович. – Где же мой телефон запропастился?

Не найдя мобильного телефона в карманах, на столе и на прочих видных местах, пожилой человек начал нервничать. Гадая о том, что его уморило так сильно, он попытался выйти в огород, но успех его в этом предприятии не ждал. Дверь отказалась поддаваться. Пришлось надавить сильнее, но и это не дало результата.

– Началась чертовщина. Так я и знал! В интернете ерунды не напишут, – сердито проговорил Василий Петрович.

Затем он подумал об Иваныче и его семействе. Решив, что им тоже может угрожать чертовщина, бывший милиционер поспешил на помощь. Раз дверь отказалась его выпускать, то для выхода из затруднительной ситуации было выбрано окно, которое удержать решительного Василия Петровича не сумело.

С удивительной для своих лет скоростью наш герой помчался к дому приятеля. Никакой чертовщины по пути не приключилось, что нашего героя в целом порадовало. Заприметив на участке копошащихся Елену Владимировну и Татьяну, Василий Петрович догадался, что ничего страшного действительно не произошло.

Вряд ли в случае серьёзной опасности женщины так увлечённо работали бы на огороде. Да и на соседних участках, кажется, всё было тихо и мирно. Кто-то из соседей с интересом разгадывал кроссворд, кто-то ремонтировал велосипед. Все занимались привычными для мирной жизни делами.

Кот Николай, сидя на невысокой изгороди, равнодушно посмотрел на гостя и шмыгнул куда-то под дом. Федя, скакавший на остатках автомобиля ГАИ, увидев Василия Петровича, прокаркал:

– Мент ГАИшнику не кент!

Елена Владимировна взглянула строго на Федю, а через пару секунд заметила растерявшегося Василия Петровича у входа на участок.

– Михаил с Димой вас вчера не дождались, уехали на рыбалку вдвоём, – объяснила Елена Владимировна гостю отсутствие мужчин.

– Не вернулись ещё что ли? А может быть позвонить им? Я трубку свою найти чего-то не могу, – Василий Петрович начал не на шутку волноваться, не случилось ли чего с товарищем.

– Да вы не переживайте, они и к вечеру могут вернуться, – сказала Елена Владимировна. – Миша иногда так увлекается рыбалкой, что и на несколько дней может пропасть. Потом, конечно же, находится, – глядя на растерянного Василия Петровича добавила женщина.

Гость же при этом начал переживать ещё сильнее. Нервно озираясь по сторонам, он спросил:

– А у вас нет велосипеда хотя бы?

– Покататься хотели? – уточнила Елена Владимировна. – Велосипеда нет, есть старый Димкин самокат. Но он и взрослого выдержит.

– Любишь кататься – люби и катайся, – поддержал разговор Федя.

Пока Василий Петрович стоял в растерянности, Татьяна поспешила его успокоить:

– Я сейчас Диме позвоню, узнаю где они.

– А пока можете зайти в дом телевизор посмотреть, – предложила гостю Елена Владимировна.

Дозвониться до Димы или дяди Миши у Татьяны не получалось – абоненты находились в местах далёких от зоны действия сети. Василий Петрович растеряно пошёл смотреть телевизор, а Федя поспешил составить ему компанию.

– Карусель! – прокаркал Федя.

– Чего карусель?

– Карусель! – повторил ворон.

Василий Петрович включил какой-то канал и уже догадался о какой карусели идёт речь – на экране была заставка телепередачи «Весёлая карусель». Впрочем, вместо привычной песенки прозвучало что-то ужасающее:

Данила, Данила – пойдём копать могилы!*

Пенсионер спешно начал переключать каналы, пока не добрался до региональных новостей. Областная повестка Василия Петровича как-то тоже не слишком обрадовала. Внушительный перечень чрезвычайных происшествий, случившихся за день, не добавил оптимизма. Когда же начался сюжет про раздавленную деревом «Ниву», самообладание стремительно стало теряться у некогда рассудительного и спокойного человека.

– Не могу пока дозвониться, – вошла в комнату Татьяна. – Увидев, как Василий Петрович бьётся головой о стену, она удивилась и спросила не самую подходящую в такой ситуации вещь. – Это Вы из-за отсутствия велосипеда так расстроились?

– Катастрофа! – прокричал Федя. – Кругом катастрофа! – и клювом нажал на кнопку канала с мультиками.

***

Пока Василий Петрович сидел в расстроенных чувствах на диване, вокруг него происходило много чего интересного. Федя, чтобы отвлечь гостя от грустных мыслей, громко комментировал мультфильм «Возвращение блудного попугая», кот Николай принёс в зубах Василию Петровичу гостинец – полудохлую мышь. Елена Владимировна прикатила из гаража самокат, но пожилой человек сидел неподвижно и с тоской что-то бормотал себе под нос.

– Чего у тебя случилось-то? – услышал Василий Петрович знакомый голос.

На пороге стоял его приятель Иваныч – целый и невредимый. Чуть поодаль Димка, у которого тоже вроде бы всё было на месте.

– Так это не твоя «Нива»? – обрадовался Василий Петрович.

– Где? – изумился дядя Миша.

– По телевизору.

Дядя Миша покосился на телевизор, пытаясь понять, где в мультфильме Петрович увидел «Ниву». Догадавшись, что, скорее всего, произошедшее нужно искать на новостном канале, дядя Миша взял пульт и начал поочередно нажимать кнопки.

– На самом интересном месте! – возмущённо прокаркал Федя.

– Сто раз уже смотрел, – проворчал дядя Миша, включая наконец канал с новостями.

В новостях бодро отрапортовали о том, что на судостроительном заводе практически готово новое гидрографическое судно. Затем начался сюжет про открытие детского сада на 80 мест в одном из посёлков области. Когда пошли новости экологии и природоохранной деятельности дядя Миша вопросительно взглянул на приятеля.

– Что там с «Нивой» произошло?

– Деревом раздавило.

В это время Дима, копошился в смартфоне, пытаясь найти новость, но никаких серьёзных происшествий в области не обнаружил:

– Автохама поймали на «Ниве». Продают «Ниву». Про раздавленную «Ниву» ничего.

– Может тебе это привиделось? – с долей сомнения спросил дядя Миша.

– Как же привиделось? По телевизору показали, по региональным новостям.

– Нет такого сюжета на сайте канала, – указал на экран смартфона Дима.

– Ты один смотрел телевизор? – уточнил дядя Миша.

– Один, – ответил Василий Петрович. – Хотя нет, ещё Федя со мной был.

Все посмотрели на Федю.

– Птице даны крылья, а человеку – разум, – важно произнёс Федя.

– Действительно, Петрович. На Федю ссылаться в таких делах как-то неразумно. То, что дерево никакой автомобиль пока не зашибло – это хорошо. Но если будем медлить, то может и не такое начаться.

– А что случилось? – Василий Петрович выглядел возбуждённым и, казалось, был готов сию минуту отправляться спасать кого угодно от чего угодно. Но для начала необходимо было соблюсти некоторые формальности – разобраться кого и от чего нужно спасать.

– Случилось кое-что неприятное, Петрович – начал дядя Миша. – А ты где, кстати, был? Мы же на болото собирались, Дима пошёл за тобой, но не обнаружил тебя дома.

– Сон на меня накатил – проспал я всё это время. – Досадовал Василий Петрович.

– Так вы были дома? – удивился Дима. – А как же замок? Дверь была закрыта снаружи. Да и Игорёк мне сказал, что вы не приезжали.

– Какой Игорёк? – пришёл уже черёд Василия Петровича удивляться.

– Маленький такой…, – замялся Дима.

– Ребёнок что ли?

– Нет не ребёнок. Карлик.

– Карлик Игорёк? Кто это? Откуда ему знать дома я или нет? Что он вообще на моём участке делал?

Дима пожал плечами.

– Я думал это ваш знакомый, – совсем растерялся он.

– Не знаком я ни с каким Игорьком. Неправда всё это!

– Что ж ты горячишься так, Петрович? Кстати, как ты из дома выбрался? – спросил друга дядя Миша.

– Через окно.

– А заходил тоже через окно?

– Нет, через дверь.

– Так кто же тебя запер? Игорёк?

Василий Петрович насупился и почесал лоб.

– Вот такая чертовщина и начинает твориться, когда артефакт исчезает с предназначенного ему места, – глядя на Диму, как бы между делом, заметил дядя Миша.

– Артефакт пропал? – Василий Петрович звонко хлопнул себя по лбу. – А я ведь чувствовал, что-то происходил неладное! А что за артефакт?

– Артефакт, как артефакт. Не слыхал о таких? – бросил пробный камень дядя Миша.

– Слыхал, конечно, – уверенно соврал Василий Петрович. – Их же много. Вот я и уточняю, какой именно.

– Местный. А что с болотом? Там тоже что-то произошло? – прищурившись, спросил бывшего напарника Михаил Иванович

Василий Петрович сразу не ответил. Кот Николай тем временем сел перед гостем, всем своим видом показывая, что готов к любой доступной коту миссии. Федя, прочувствовав важность момента, также был весь во внимании.

– Что с болотом? – переспросил после паузы Василий Петрович.

– Вы что-то про Великое болото говорили, – напомнил Дима. – Собирались съездить туда, какую-то информацию проверить. Сорока её вам на хвосте принесла, что ли…

– А… Не помню, – немного растерялся Василий Петрович.

– Ну ё-моё… Тебе ведь не 90 лет. Как так, сперва зазывал на болото съездить, а сейчас не помнишь.

Василий Петрович попытался вспомнить, что же его всё же натолкнуло на мысль о болоте. Пенсионер приложил палец ко лбу, затем почесал затылок. Поискал взглядом что-то за окном и резко переменился в лице.

– Вспомнил! Я в интернете прочитал, что там планирует высадиться десант нечисти.

– Так? – дядя Миша выглядел серьезным.

– Ну, я и подумал, что надо не допустить высадку.

– Что, так и написано было? Серьёзно? – переспросил Дима.

– Серьёзней некуда, – успокоил гость.

– И вы только сейчас об этом говорите? – забеспокоилась Елена Владимировна, всё это время стоявшая с самокатом.

– Время высадки? – глядя на часы, спросил дядя Миша.

– Не знаю. В интернете про время ничего не было сказано.

– А что вообще было сказано? Сайт помнишь? – Михаил Иванович нервничал.

– Сайт? Поисковой такой сайт. Загружается у меня сразу, когда в интернет входишь.

– Источники он грамотно выбирает, – проворчал дядя Миша.

Дима поморщился, Федя демонстративно отвернулся, кот Николай покинул комнату, посчитав, что ничего важного больше не услышит. И только дядя Миша с Еленой Владимировной пристально смотрели на бывшего майора милиции.

– Содержание новости было примерно таким: «на великом болоте ожидается десант всякой нечисти. Давайте-ка возьмем топоры и вилы, чтобы разогнать весь этот сброд». Кстати, может, и про время что-то было написано, я запамятовал. Но я не люблю нечисть, если честно, поэтому в любое время готов разогнать её! – воинственно закончил свою речь товарищ Бородулин.

– Нашёл про это болото. На днях там рок-фестиваль планируется «Зло над Волгой». Может вам какой-то форум местных жителей попался, которые были не рады мероприятию?

– Может! – охотно согласился Василий Петрович. – Так что с артефактом?

– Что с артефактом? А ты сам что про артефакт знаешь?

– Про какой?

– Про наш хотя бы. Тот, что на Синей горе был.

– Про наш-то? – Василий Петрович напряг ум, чтобы сказать что-то умное, но быстро сдался. – Вот про наш как раз ничего и не знаю.

Михаил Иванович понял, что приятель ничего об артефактах не знает в принципе и задумался, стоит ли нарушать его неведение.

– Я вижу Петрович, что ты хочешь помочь, но дело опасное.

– Это хорошо! – Петрович лучился энтузиазмом.

– В детали я вдаваться сейчас не могу, покосившись на Елену Владимировну, сказал дядя Миша. Но действовать нужно без промедления.

– Это я с удовольствием! – поддержал боевой товарищ.

– Вы только берегите себя, – бросила Елена Владимировна, покидая комнату.

– Кратко об основных положениях нашей ситуации. Артефакт утерян, а скорее всего украден. Похитителей никто не видел. Отсутствие артефакта пока ещё не даёт о себе знать в полной мере. Но это только пока. Чутьё мне подсказывает, что на болоте должно произойти что-то серьёзное, – задумался дядя Миша.

– Группы классные, я бы сам сходил. Сейчас посмотрю сколько билет стоит, – Дима углубился в своё мобильное устройство.

– Билет кому-то может стоить очень дорого. Цена мероприятия – многие жизни и дело не в фестивале, – тихо сказал дядя. – Дима, мне нужна твоя карта. Я мельком на неё глянул – кажется, она нам не помешает.

– Сейчас принесу.

Дима пошёл к автомобилю, где оставил карту, а дядя Миша с приятелем
тем временем начали дискутировать по поводу какого-то несущественного вопроса. Дойдя до автомобиля, молодой человек к своему удивлению карту там не обнаружил. Перерыл весь бардачок, посмотрел не завалилась ли она куда-нибудь под сиденье. Вдруг кто-то подошёл сзади и взял его за плечи.

– Чего там у вас произошло на рыбалке? – Дима хотел издать истошный вопль, но передумал — вдруг кого-нибудь напугает.

Таня подкралась настолько неожиданно, что супруг чуть не ударил её резко локтём в развороте. Конечно же, Дима вовремя спохватился и сделал вид, что просто разминает руки.

– Почему ты такой нервный? – насупилась жена.

– Артефакт пропал, Пахомыч со Старым были в городе, а им не следовало задерживаться. Это потому что стражи в полнолуние бессильны. В общем, самая настоящая опасность может случиться в любую минуту, а на болоте ожидается десант нечисти – выпалил Дима.

– Дима, нормальным языком-то можешь сказать? Я расшифровывать не умею.

– Долгая история, – махнул рукой Дима. – Карту я ищу сейчас, которую с собой привёз. Не видела?

Таня покачала головой.

– Куда же она подевалась? – Дима снова начал рыться в автомобиле, силясь вспомнить куда её положил. Нашёл рядом с водительским креслом потайное отделение, где была спрятана бейсбольная бита. Обнаружил какие-то странные записи, выполненные арабской вязью вручную. А вот свою карту найти никак не могу

– Может быть, на рыбалке потерял? – осторожно спросила Таня.

Дима очень не хотел этого признавать, но версия начинала казаться ему всё более вероятной.

– Ну что нашёл? – спросил, появившийся на улице Михаил Иванович.

– Нет, – небрежно ответил Дима.

– А я тебе говорил, зачем ты её с собой тащишь, – начал ворчать дядя Миша. – А ты не прислушался и взял её с собой. В итоге так и получилось, как говорил я – потерял ценную карту.

– Да я и без того помню, что там было. Отметки у Синей горы – синего цвета, ещё несколько красного и парочка зелёного. Но я так и не успел разобраться, что к чему.

– Я так и думал, – закатил глаза дядя.

Михаил Иванович вернул глаза на прежнее место и хотел что-то рассказать, но его перебил Василий Петрович.

– Я читал про такое в интернете! – начал друг дяди Миши. – Это порталы. Порталы времени и пространства. Только просто так ими пользоваться нельзя. Там что-то нужно для этого, я не помню…

– Артефакт, к примеру, – пробубнил дядя Миша. – Или жертвоприношение.

Таня пискнула, услышав последнюю фразу, но тут же взяла себя в руки.

– Злоумышленники могут воспользоваться порталами, чтобы вывезти артефакт? – переспросил Дима.

– Не знаю. Я вообще про эти порталы ничего не знал. Жаль, что я сразу на карту не обратил должного внимания, думал позже будет время её хорошенько рассмотреть. А откуда она у тебя?

– Дома нашёл.

Василий Петрович присвистнул.

– Интересные вещи у тебя дома. Кстати, может на ней отмечены порталы, по которым к нам нечисть может просочиться? – предположил он.

– Нечисть? – боязливо переспросила Таня.

– Ну демоны там всякие…– успокоил девушку пенсионер.

– Ладно, я пойду Елене Владимировне с приготовлением еды помогу, – сказала Таня, так и не поняв до конца о чём идёт речь.

Дима кивнул и обратился к дяде и Василию Петровичу:

– Неужели мы без карты ничего не сможем сделать? Пойдёмте Игорька хотя бы этого найдём, может что знает. Он же здесь где-то обитает?

– Вряд ли он нам чем-то поможет. Скорее наоборот, – почесал лоб дядя Миша.

– Мы ему чем-то поможем? – удивился Дима.

– Нет, он нам помешает. Сдаётся мне, что Игорёк – это первый незваный гость из нездешнего мира, – призадумался дядя. – Надо ехать на болото, может быть, там какая-то разгадка.

Собеседники стояли в нерешительности.

– А есть ещё варианты?

Не услышав возражений, дядя Миша предупредил:

– Только для начала нужно подготовиться.

Дядя удалился в дом и через несколько минут вышел с пистолетом в кобуре.

– Травматический, конечно, но лучше его взять, чем с пустыми руками в опасное место соваться, – заметил дядя.

– Я надеялся, что ты знаешь какие-нибудь магические приёмы, обезоруживающие демонов, – разочарованно сказал Дима. – История со всеми этими артефактами и стражами такая таинственная, на первый взгляд. А тут какой-то обычный травматический пистолет...

– Да это же я на всякий случай, – пояснил дядя. – Нам с нечистью, вряд ли, иметь дело предстоит. Артефакт утащил представитель нашего мира, демон в церковь проникнуть не смог бы. Вернём крест на место, все эти черти отправятся восвояси.

– Тогда нужно ко мне заехать. У меня в сейфе охотничье ружьё есть, – предложил Василий Петрович. – И охотничий нож, – добавил он после паузы. – Ещё охотничьи сапоги, если что. Одна пара.

– У меня ничего нет, – развёл руками Дима, – какой-нибудь дубинки хотя бы случайно не завалялось у тебя, дядя Миша?

Молодой человек надеялся, что ему достанется бейсбольная бита, которую он случайно нашёл в автомобиле. Но дядя был не согласен.

– Хватит и одного пистолета, – спорил он.

– Ружьё пригодится, – настаивал Василий Петрович.

– И дубинка не помешает, – добавил Дима. – А если всё же нечисть появится, то и святая вода нужна.

– И серебряные пули не забудь, стереотипный. – Ладно, сейчас принесу тебе дубинку.

Дядя Миша вновь зашёл в дом.

– Зачем это вам? – только успела спросить Елена Владимировна.

– На охоту собрались, – безыскусно соврал дядя Миша, который вместо биты притащил какое-то непонятное резиновое орудие.

– Зайца в лоб дубинкой бить? – с сомнением спросила тётушка.

– Потом объясню, – сердито буркнул Михаил Иванович. – С участка никуда не отлучайтесь, а лучше из дома нос не высовывайте. Животные пусть тоже внутри сидят, – строго заявил дядя.

– Хорошо. Вы к ужину вернётесь? – на всякий случай уточнила Елена Владимировна.

– Возможно, – уклонился от прямого ответа дядя. – Если что, можете ужинать без нас. Но только всё не съедайте!

***

Спустя полчаса, компания была уже в пути. Дядя Миша включил музыку, и без каких-либо признаков беспокойства или страха вёл автомобиль к цели. Рядом сидел Дима, что-то тихонько напевая под нос. На заднем сидении Василий Петрович с ружьём в руках сидел с таким видом, будто его везут на фронт. Впрочем, доля правды в этом была.

Живое солнце или мёртвая луна
Цивилизации стоят лицом к лицу у черты
За которой война*

Фонотека дяди Миши благотворно влияла на настрой компании. Через два с половиной часа пути, когда троица добралась до цели, выяснилось, что на Великом болоте их уже кое-кто поджидает.

Подъезжая к болоту, все трое участников экспедиции мельком увидели каменный крест. Если Василий Петрович толком ничего и не понял, то Дима с дядей Мишей очень обрадовались. Но радоваться долго не пришлось, каменный крест пропал из виду так же неожиданно, как и появился, словно мираж.

Великое болото представляло собой широкую поляну. Лишь где-то у горизонта виднелись леса. Дима подумал, что для музыкальных фестивалей действительно место неплохое, хотя какой-нибудь водоём лишним бы точно не был. Где-то неподалёку, если верить описанию фестиваля, должна была протекать Волга.

А вот на болото, к слову, поляна не слишком-то походила. Возможно, настоящему десанту нечисти здесь высаживаться и создавать свою базу могло быть очень удобно. Дима вгляделся в просторы и одного представителя нечисти сумел приметить.

– А вы зачем сюда приехали? – прозвучал знакомый уже Диме голос.

– Игорёк? – переспросил Дима, всматриваясь в невысокую фигуру.

– Игорёк, – ответил Игорёк. – А приехали сюда зачем?

– И правда существует этот Игорёк, – призадумался Василий Петрович.

– И правда существую, – согласился Игорёк.

Чтобы развеять сомнения Игорёк бросил невесть откуда взявшийся у него камень точно в лоб Василию Петровичу.

– Ах ты ж, засранец! – выругался Василий Петрович. – Хочешь, чтобы я тебя пристрелил?

– Убирайтесь отсюда. Нечего вам здесь делать, – не обращая внимание на ругань отвечал Игорёк.

– Где артефакт? – злобно спросил дядя.

– Какой такой артефакт? – с деланным безразличием уточнил Игорёк.

– Ты знаешь какой! – продолжал дядя.

– И ты знаешь, – весело парировал карлик. – А Петрович не знает.

– Знаю я, – попытался оправдаться Василий Петрович.

– А если его дубинкой? – спросил Дима.

Внезапно Игорёк пропал из виду, а где-то рядом за спиной у троицы прозвучал его голос:

– Кого дубинкой? Меня?

Вся компания резко развернулась, оружие было наготове. Но голос опять прозвучал откуда-то сзади:

– Вы же знаете, что мне эти ваши человеческие мухобойки нипочём.

– Знаем, а-то бы уже давно пустили в ход, – немного нервничал дядя Миша.

– Ну ведь должна же быть какая-то управа на него? – с надеждой спросил Дима.

Игорёк, продолжая хохотать, появлялся то в одном, то в другом месте. Василий Петрович и дядя Миша вертелись в разные стороны с оружием наперевес. Дима крутиться перестал и, решив вернуться к стереотипам, начал молиться. Истерический смех стал постепенно переходить в истерический крик.

– Ты чего делаешь? Ой! Прекращай! – начал верещать тоненьким голосом Игорёк.

– Что правда работает? – обрадовался Дима.

– Нет! – нахально выкрикнул Игорёк, появившись рядом с Димой, он резко пнул его в колено и опять исчез.

– Продолжай-продолжай! – тихонько сказал дядя.

Дима продолжил читать единственную молитву, которую знал, а Игорёк вновь начал кричать нечеловеческим голосом:

– Ты что творишь, хулиган! Убирайся! Пошли вон! Прочитай мне лучше стихи какие-нибудь или песню спой!

Дима был не в том настроении, чтобы распевать песни, да и стихи декламировать не собирался. Но едва не попался на уловку странного создания и уже готов был вспомнить школьную программу литературы третьего класса. Однако на финт нечисти Дима не купился и продолжил чтение молитвы, чему Игорёк совсем не обрадовался. Карлик завис в воздухе и начал сучить руками и ногами. Дядя Миша и Василий Петрович осторожно подкрадывались к созданию, но тут что-то хлопнуло рядом с ними, и Игорёк исчез.

– Он сейчас опять появится? – с опаской спросил Дима.

– В ближайшее время вряд ли, – с уверенностью сказал дядя Миша.

– И каков наш дальнейший план? – Дима озирался по сторонам, пытаясь разглядеть хоть что-нибудь полезное. – Из Игорька никакой записки не вывалилось случайно, прочитав которую мы бы сразу всё поняли?

– Да ничего из него не вывалилось, – проворчал Василий Петрович. – А делать вот, что будем – осматривать территорию, пока темнеть не начало. Мне показалось, что я видел то, что нам нужно.

– Откуда такая уверенность? – усомнился дядя Миша. – Ты ведь даже про артефакт ничего не знаешь.

– А чего тут знать. Тут знать не надо, надо территорию осматривать. И чем раньше, тем лучше – заявил бывший коллега.

– Куда спешить? Стемнеет-то ещё нескоро, – с оптимизмом сказал Дима.

– Но и вряд ли мы что-то быстро отыщем, – поддержал друга дядя Миша.

Поиски стали затруднительными даже раньше, чем предполагал опытный работник милиции. Ясный день начал превращаться в день пасмурный. Спустя некоторое время небо заволокло чёрными тучами.

– По классике жанра должна ещё сейчас молния засверкать, а потом начаться ливень, – посмотрев на небо, пошутил Дима.

Но без всяких шуток в небе сверкнула молния, прогремел гром и на округу обрушился проливной дождь.

– Может обратно к машине вернёмся? Как-то не очень комфортно искать, – с надеждой обратился к старшим товарищам Дима.

– Дождя испугался? Люди в опасности! Промедлим, так существа пострашнее Игорька к нам сюда начнут прорываться – сердился дядя Миша

– А в трясину здесь можно провалиться? – на всякий случай уточнил Дима. – Болото всё же.

– Это оно так называется просто, – тихо проговорил Василий Петрович. – Давно тут нет никакого болота.

– Какая-то странная у вас здесь топонимика – Синяя гора не очень-то синяя оказывается, а Великое болото совсем не болото.

– Дим, глянь что это такое лежит? – обратился к молодому человеку дядя.

– Где? А вот это что ли? Этикетка от портвейна, кажется.

– Это только кажется так, – строго сказал Василий Петрович и наклонился за бумажкой.

В этот момент прозвучал очередной раскат грома, Василий Петрович схватился за поясницу, а позади него хохоча возник из ниоткуда Игорёк. Через миг карлик готов был что-то сказать язвительное и на это у компании был ответ. Но конкретно у Василия Петровича не было никакого ответа. Да и вообще миг, в который он держался за поясницу, растянулся.

Бывший милиционер перенёсся куда-то далёко от Великого болота. Он всё так же чувствовал боль в пояснице, но не видел собственного тела. Василий Петрович будто растворился в окружающей его реальности. А реальность эта была весьма странной.

Заснеженное поле, по которому нёсся странный фургон-вездеход, располагалось где-то под Василием Петровичем. Вернее под той точкой, из которой бесплотный в этот момент герой наблюдал за происходящим. Транспортное средство увязло в снегах и из него выбралась небольшая компания. Подробно разглядеть людей с такого расстояния у Василия Петровича не получалось. Да и не до этого ему было — слишком уж сильно ныла спина.

Отвлекшись на боль, он и не заметил, как с небес опустился вниз. Причём не на землю, а ещё ниже. Под землёй было не слишком приятно. Василий Петрович ощущал чьё-то присутствие и даже слышал какие-то голоса. Боль не давала сосредоточиться на услышанном и увиденном. Но всем своим невидимым нутром пенсионер ощущал — ему здесь явно не рады. А если и рады, то как добыче, пище или чему-то в этом роде.

Побывал Василий Петрович и в водах какой-то реки. Понять, где он и, что это за река было невозможно. Но почему-то у бывшего милиционера на фоне острой боли пришло осознание — это не Волга.

– Рано, – прозвучал голос из ниоткуда.

Василий Петрович хотел уточнить, что ему рано, но не успел. Растянувшийся миг боли закончился, и он вновь очутился в своей старой физической оболочке на всё том же Великом болоте.

– Не ждали? Ха-ха! – заливался странным смехом Игорёк.

– Ждали, – ответил Дима и от души треснул Игорьку дубинкой по затылку.

Игорёк смеяться прекратил, упал на землю и даже не исчез, как обычно. Недолго думая, дядя Миша вытащил откуда-то маленькие наручники и обезвредил ими карлика.

– Он не исчезнет? – неуверенно спросил Дима.

– Шут его знает, – ответил дядя.

– Ох, отпустило. А то скрутило так не вовремя, – подал голос Василий Петрович.

– В машину его отнесём может? – предложил Дима.

– Ещё чего, всякую нечисть в машину таскать, – проворчал дядя.

Дима потрогал тело Игорька, проверил пульс:

– Живой. Вполне себе реальный. Может зря его так дубинкой?

– Ладно потащили его в машину, допросим, возможно, хоть что-то узнаем. Иначе мешкать будем, Петровича опять скрутит, – решил дядя Миша.

Вымокшая под дождём компания добралась до автомобиля. Немного отогревшись, все начали посматривать на Игорька, который так и не очнулся за это время.

Игорёк был где-то не здесь. Точнее физически располагался в автомобиле, а вот где находился сам зловредный дух, а не его временная физическая оболочка, этого наша человеческая компания не знала.

Меж тем Игорёк был примерно там же, где некоторое время назад очутился Василий Петрович. Только если пожилой человек во всех этих странных местах являлся случайным гостем, Игорёк был гостем неслучайным.

Существо злобно ругалось, глядя на то, как четвёрка мужчин не может вытащить свой фургон из сугроба. Затем перекинулся парой фраз с кем-то знакомым в подземном мире. Успел состроить страшную рожу проплывающим мимо рыбам. А когда услышал неведомый Василию Петровичу голос, грубо огрызнулся.

– Может ему нашатыря дать? – поинтересовался Дима. – Или молитву почитать над ним?

– Не надо молитв, – проскулил Игорёк. – Вы зачем меня связали?

– Для разнообразия, – ответил карлику дядя. – Говори, что знаешь!

– Я много чего знаю. Могу неделями рассказывать. Чего тебе конкретно хочется услышать, дядя?

После недолгой паузы дядя Миша строго посмотрел на Игорька и приказал ему:

– Кто ты? Откуда? Что про артефакт знаешь? Кто его взял, зачем, где сейчас находится?

– Сейчас я тебе всё рассказал, усатый! Сами потеряли, сами и ищите. Я здесь вообще не при делах! – дерзко ответил Игорёк.

– Лжёшь! – не поверил дядя.

– Может быть. И что с того? – продолжал паясничать карлик.

Дима тихонько начал читать Молитву Господню, а Игорька вновь стало корёжить.

– Да ты монах что ли? Хватит уже! – пропищал он.

Дима, не останавливаясь, продолжал молиться.

– Да какой же ты отвратительный! – верещал Игорёк. – Прекрати немедленно.

Но Дима не прекращал. Дядя Миша и Василий Петрович не без любопытства смотрели на страдания непонятного существа, называвшего себя Игорьком. Игорёк страдал, но держался, как партизан. Хотя через какое-то время даже у этого демонического партизана сдали нервы, и он начал порционно выдавать информацию.

– Это Дракон захотел похитить артефакт! – пропищало существо.

– Какой такой дракон? – уточнил дядя Миша.

– Трёхголовый, – огрызнулся карлик. – Да останови ты этого чтеца одной молитвы уже! – проорал Игорёк. – Останови! Я расскажу всё, что знаю.

– Обманет, – засомневался Василий Петрович.

– Дим, прекрати пока, – сказал дядя.

– Дракон. Не слыхали про такого что ли? Так давно на пенсии? – усмехнулся карлик.

– Крокодилов Сергей Витальевич? – переспросил бывший милиционер.

– Крокодилов… Вернее люди, которых он подрядил на это дело, – уточнил Игорёк.

– И зачем ему артефакт? – изумился Дима. – Неужто из спортивного интереса захотел посмотреть, что будет, когда такие, как ты на землю прорвутся? Или ему какие-то неведомые сверхспособности понадобились?

– Артефакт может дать любые богатства, власть над людьми. Да много чего, – объяснял Игорёк Диме, как неразумному ребенку, – А криминальному авторитету, чтобы укрепить этот свой криминальный авторитет, такие вещи лишними не будут.

– А ты зачем во всё это ввязался. Как обманет тебя Дракон? – поинтересовался молодой человек.

– Меня? Обманет? – карлик истерично рассмеялся. – Нет. Да и не окажется у него ни власти, ни богатства, пока он за пределы этого края с булыжником не выберется. Ну вы и сами знаете, – продолжал Игорёк. – Про то, что кто-то сюда прорвётся ни он, ни его люди не в курсе. Хотя его люди вообще не понимают, что именно они стащили – тупые они, как гоблины. Думают коллекционерам заграничным на перепродажу эту каменную глыбу вывезут.

– Да… Дела… – произнёс дядя. – А какова здесь твоя роль? Зачем Петровича запер? Чего тут околачиваешься, что планируешь?

Игорёк потупил взор. Казалось, что он собирался с мыслями и оценивал, стоит ли сейчас выкладывать все карты. В конечном счёте он принял решение.

– Да какая вам разница! Артефакт-то тю-тю. Скоро начнётся такое веселье, что вам все эти знания не помогут, – Игорёк в очередной раз засмеялся, затем что-то хлопнуло, и карлик вновь исчез.

– Лишь крохотные наручники нам будут напоминать об этой встрече, – произнёс Дима.

Василий Петрович спокойно отнёсся к исчезновению Игорька. Казалось, ему куда интереснее было любоваться своими часами.

– Что-то с часами не так? – поинтересовался дядя Миша.

– Не так. Проверь свои.

Дядя Миша глянул на циферблат.

– Идут. Чего я тут ещё увидеть должен?

– А время сколько? – задал каверзный вопрос Василий Петрович.

– Без пятнадцати три.

– Без шестнадцати, если быть точнее – хитро проговорил Василий Петрович. – Когда мы приехали сюда было ровно столько же. Секундная стрелка вращается, а остальные нет.

– Вы оба часы сломали что ли? – заинтересовался вопросом Дима.

– Наверное, отсутствие артефакта на своём месте так действует в некоторых местах… – покачал головой дядя Миша. – Чем сильнее такие странности будут проявляться, тем хуже.

– А всё этот идиот Дракон-Крокодилов захотел чужой силой попользоваться, – с возмущением произнес Василий Петрович. – А что правда этот артефакт дает столько возможностей?

Михаил Иванович не ответил, думая, стоит ли более подробно посвящать товарища в тайны. Подумал и решил, что не стоит. А вопрос Василия Петровича он просто проигнорировал.

– Искать этого Дракона-Крокодилова нужно, как можно скорее! – настаивал Дима.

– Да, тем более, мы к ужину собирались вернуться, – подтвердил дядя.

– Кстати, я бы и сейчас чего-нибудь слопал, – под аккомпанемент своего желудка мечтательно произнёс Василий Петрович. – Но вот только где мы будем Дракона искать, кто-нибудь в курсе?

– Что касается голода, то Елена Владимировна нам кое-что приготовила в дорогу. Сперва подкрепимся, а потом уже разберёмся с этим Крокодиловым, – успокоил всю компанию дядя Миша.

***

После небольшого перекуса троица поехала прочь от Великого болота. Спустя несколько километров пути, все временные аномалии исчезли. Впрочем, кое-что интересное произошло – по всем радиостанциям звучала музыка из балета «Лебединое озеро», а мобильные телефоны отказывались ловить сигнал.

– Государственный переворот что ли? – насторожился Василий Петрович.

– Надеюсь, что это всё последствия потери артефакта, – более спокойный дядя Миша особо удивляться странностям не стал. – Что это такое впереди?!

А впереди знакомая дорога неожиданно обрывалась перед густым лесом.

– Мы не туда свернули? – пытался сохранять самообладание Дима.

– Всё туда. Что с дорогой-то? – начал нервничать дядя, как-то неестественно шевеля усами при этом.

– Ну видимо кончилась. И начался лес, – предположил Дима.

– Петрович! Ты видишь это…? Петрович? – дядя обернулся, но не приметил приятеля. – Где он? – обратился Михаил Иванович уже к Диме.

Дима тоже посмотрел назад. Сперва растерянно, но потом улыбка появилась на его лице:

– Прилегли поспать? – обратился он к лежащему на заднем сидении Василию Петровичу?

– А? Я? – Василий Петрович выглядел как разбуженный филин средь бела дня. – Сколько времени я спал?

– Понятия не имею, – ответил другу успокоившийся дядя Миша. – Смотри где мы.

– И где же это мы?

– Вот и я хотел бы узнать. Ехал-ехал и вот тебе здравствуйте, – негодовал дядя.

– Здравствуйте! – помахал Дима кому-то.

– Чего? – дядя Миша шутки не понял и с подозрением посмотрел на племянника.

– Поздоровался я. Знакомые там наши явились.

Дядя Миша и Василий Петрович внимательно посмотрели и действительно увидели, как к автомобилю приближаются две фигуры.

– Здравствуй, Дмитрий! Здравствуй, Михаил! Здравствуй, Василий… – произнёс Никодим. – Куда путь держите?

– Кто это? Откуда они меня знают? – тихонько спросил Василий Петрович.

– Да пока, куда глаза глядят. Артефакт ищем… – дядя Миша проигнорировал вопрос приятеля. Почему-то бывший милиционер держал себя не слишком уверенно перед стражами, будто это именно по его вине случились неприятности.

– И как поиски? Успешно? – с улыбкой спросил Никодим.

– Пока нет, а времени мало у нас, – пожаловался дядя Миша.

– Со временем всё в порядке, можешь часы проверить, –- спокойно ответил Пахом.

Дядя Миша и Василий Петрович одновременно глянули на часы. Дима тоже внимательно посмотрел на циферблаты. Часы вновь у всех остановились.

– Ничего страшного, – пояснил Никодим. – Это мы с Пахомом так можем делать ненадолго. – А артефакт в городе надо искать, – как бы между прочим заметил Никодим.

– А где именно? – уточнил дядя Миша.

– Где именно, то нам неведомо, – ответил Пахом. – Но точно в городе, мы это чувствуем.

– Почему это вы не чувствуете, где именно находится артефакт? Почему вы сами не могли к нему отправиться, если уж почувствовали? – разразился вопросами Дима.

– Так мы же стражи Синей горы, а не города. Оставить гору мы не можем.

Дима посмотрел по сторонам и понял, что они каким-то чудесным образом оказались у горы. Оторвав взгляд от места, где в полнолуние виднеется храм, он понял, что никаких стражей нет. Да и деревья расступились, вновь открыв дорогу.

– Куда стражи-то подевались? – спросил он своих спутников.

– Исчезли. Сказали всё, что хотели, – объяснил дядя Миша.

– Но вы же видели, как они это сделали? – с недоумением обратился Дима к Василию Петровичу и дяде Мише.

– Я на циферблат часов смотрел, – извиняясь ответил Василий Петрович.

– А я… Я задумался, – объяснил дядя Миша.

– Артефакт в городе. Город, если не ошибаюсь, там, – указал направление Дима. – Едем?

– Едем, – решительно произнёс Михаил Иванович.

– А куда именно? – уточнил Дима.

– А куда именно, разберёмся по дороге.

***

До города удалось добраться без приключений. Василий Петрович начал расспрашивать про стражей, но почему-то быстро потерял интерес к рассказам дяди Миши. Сказав, что читал кое-что похожее в интернете, он опять прилёг на заднем сидении. Дядя Миша, поняв, что его уже никто не слушает, замолчал и в тишине вёл машину. Хотя абсолютной тишины в салоне «Нивы» не было – Дима под нос напевал какую-то песенку. Михаил Иванович через некоторое время даже начал различать слова:

Мой дом – тюрьма.
Тюрьма – мой дом.
Да только я живу не в нём.
Ой, не по мне такие дома*

Дядя Миша вопросительно глянул на племянника. Хотел что-то сказать, но передумал. Задорно допев очередной куплет, Дима сам вступил в разговор.

– Мы же к Крокодилову?

– Угу… – кивнул дядя.

– А ты знаешь где он?

– Кто? Я? – подал голос проснувшийся Василий Петрович.

– Спи, Василий. Рано ещё, – успокоил приятеля дядя Миша. – Не знаю я, где Крокодилов этот.

Дима с недоумением посмотрел на дядю. Что-то прикинул в уме, а потом предложил:

– Поехали в тюрьму.

– Зачем? – удивился дядя Миша.

– Ну Крокодилов же вор?

– Допустим, – дядя Миша призадумался, пытаясь понять логику племянника.

– А вор где должен быть?

– Ну и где же?

– А вор должен сидеть в тюрьме, – довольный своим планом Дима снова оценил реакцию дяди и добавил. – У тебя же всё равно никаких предложений лучше нет.

– Есть, – резко сказал дядя.

Автомобиль завернул в незнакомый Диме переулок. Дядя Миша сбавил скорость, поэтому молодой человек успел разглядеть кое-что интересное. В переулке не было автомобилей, зато на пути компании повстречалась пара повозок. Вывески на магазинах были сделаны в дореволюционном стиле. Да и одежда прохожих удивляла. Хотя они в большинстве своем не выглядели старомодно, всё же в XXI в. видеть таких людей было непривычно.

– Где мы? – уточнил Дима. – Что-то не помню я в Птицынске такую улицу.

– Ты и не был здесь. Улица Полежалая, незаметный островок старого Птицынска, – пояснил дядя.

Дима с любопытством читал вывески. Они проехали аптеку «Лунный заяцъ», кафе «Романсъ», компьютерный клуб «Корсаковъ». Затем припарковались у некоего заведения «Черное озеро». Оттуда вышел странный человек в капюшоне. Недобро глянув на «Ниву», он развернулся и вошел обратно в кафе. Потом ещё злобно сверкнул глазами из окна и вновь потерялся в глубине комнаты.

– Кажется, нам здесь не рады, – констатировал дядя Миша.

– Поехали туда, где нам будут рады, – предложил Дима.

Михаил Иванович колебался. Совсем уж заколебаться молодой человек ему не дал, напомнив, что тот собирался ехать к месту радости. Дядя Миша будто силился вспомнить, где в этом вневременном оазисе можно найти место радости. И, вероятно, вспомнил.

– Действительно, чего это я, – пришёл в себя пенсионер.

Транспортное средство продолжило движение. Проехали пару сотен метров по брусчатке, Дима отметил про себя, что преодолели они на самом деле 94 сажени. Не успев удивиться, откуда у него оказалась в голове эта информация, молодой человек обнаружил себя и своих спутников в какой-то подворотне.

– Выходим. Петрович вставай! Да куда ты с ружьём-то, в городе уже! – одёрнул дядя своего друга.

– Дубинку тоже не брать, – с досадой спросил Дима.

– Возьми, только спрячь её, – предупредил дядя Миша.

– А куда это мы приехали? Что-то я не узнаю этих мест, – крутил головой, как сова Василий Петрович.

– Забегаловка здесь одна, – ответил дядя. – Сейчас зайдём, веди себя естественно, – обратился он не то к Диме, не то к Василию Петровичу.

– А чего я? Неестественный что ли? – вопрошающим взглядом тот посмотрел на Диму. Дима пожал плечами, и отправился вслед за дядей.

Надпись над дверями гласила: «Рюмочная. Красная морда». Диме подумалось, что приличное заведение так называться не может. Войдя в помещение, он подметил еще кое-что. Рюмочная выглядела вроде бы современно, но в то же время витал в ней какой-то дух времени. А вот прошлого или будущего, было неясно. Скорее, дух нездешнего времени.

Уместно смотрелась бы эта забегаловка и в середине, и в начале XX века, да и в веке XIX не вызвала бы диссонанса. Впрочем, не было сомнения, что и в веке следующем таким местам общественного питания на планете найдётся место. У барной стойки располагался какой-то неведомый аппарат, предназначение которого Диме и его современникам угадать было трудно.

Было что-то в «Красной морде» и нечеловеческое. Если бы за дальним столом сидели гном, фея и какой-нибудь захудалый эльф, они тоже имели шанс органично вписаться в интерьер. Впрочем, какой-то бородатый коротыш за дальним столом действительно сидел. И Дима не мог с полной уверенностью сказать, что это человек, а не гном.

Пока молодой человек рассматривал немногочисленных посетителей, харчевавшихся за массивными деревянными столами, дядя Миша отправился напрямик к бармену.

– Юрок! – радостно крикнул он, махая типу за стойкой. Бармен выглядел как-то слишком стереотипно – лысый, усатый, в жилетке. Разумеется, при этом он энергично натирал бокалы.

– Приветствую, Михаил Иванович! – Юрок, казалось бы, не разделял радости дяди.

– А я к тебе по делу, – заговорщически произнёс дядя Миша.

– Я догадался, – вздохнул бармен. – Когда ты последний раз заходил без дела…

– По важному делу, – выпрямив спину, отчеканил дядя Миша. – У тебя кто-нибудь подозрительный в последние дни тут не шастал?

– У меня всегда кто-то подозрительный шастает, ты ведь знаешь, – Юрок продолжал невозмутимо надраивать бокал. – Вон там какие-то подозрительные сидят, – указал бармен на дальний столик.

Дядя Миша взглянул в сторону, куда указал бармен. На него пялились четверо крепких ребят. Дима краем глаза заметил, как дядя обронил какую-то бумажку на барную стойку, но не успел придать этому факту особого значения, поскольку Михаил Иванович начал действовать.

– Надо пообщаться. Пойдёмте вон к тому столику, – обратился дядя к своим соратникам.

– Постарайся без лишнего шума, – попросил Юрок.

Сидевшая за столиком компания быстро засобиралась. Общаться они не хотели ни с кем. А уж с бывшим милиционером, который по привычке не снимал милицейскую фуражку, тем более.

– Может пришьём его? – спросил бритоголовый своих товарищей.

– Здесь? – прохрипел рыжебородый. – Позже.

– Чего вы собрались позже, граждане? – поинтересовался подошедший к столику дядя.

Член подозрительной компании, выделявшийся маленькими злобными глазами, плеснул дяде Мише остатки пива в лицо. Дима тут же отреагировал, залепив мерзавцу пощёчину. Ещё один участник квартета, невзрачный мужчина неопределённого возраста, определённо находился в скверном расположении духа. Своё недовольство он выразил тем, что резко опрокинул стол на ситуативных оппонентов. Вероятно, злодей надеялся выиграть секунды для дальнейших действий.

– Сматываем удочки! – скомандовал рыжебородый, определившийся с дальнейшими действиями, и бросился в окно.

Дядя Миша успел достать пистолет, но промедлил с выстрелом. С хлопком компания растворилась в воздухе. А еще Диме почудился смех Игорька где-то вдалеке.

Подошел Юрок, со вздохом что-то пробормотал о недополученной заведением прибыли из-за неоплаченного счета и начал наводить порядок. Дядя Миша сосредоточился на мыслительном процессе. Пока он думал о чем-то, Василий Петрович разглядывал портреты пламенных революционеров на одной стене и панорамы дореволюционного Птицынска на другой.

Никого из посетителей кратковременная суматоха за дальним столиком не встревожила – все умиротворенно уплетали заказанные блюда. Возможно, такие происшествия случались в «Красной морде» часто.

– Афанасий, ты часто такое видывал в «Красной морде»? – спросил своего соседа по столику какой-то старичок в колпаке.

– Не, нечасто. Я вообще невнимательный. Да и в «Красной морде» вашей я первый раз. Вы вообще кто и откуда знаете, что я Афанасий? – возмутился Афанасий.

– Так на бирке твоей написано: «Афанасий Маро...»

Дима отвлёкся от разговора за соседним столом, поскольку беседа затронула и их собственный столик.

– И часто у тебя бывают такие посетители? – поинтересовался дядя Миша у бармена.

– В последнее время всё чаще. Чаевые хорошие оставляют, заказывают много. Только вот эти не заплатили…

– Ладно, будут тебе чаевые. Принеси-ка нам тоже чаю и баранок в придачу.

Юрок удалился исполнять заказ, а компания уселась за стол, который еще не так давно переворачивали странные визитёры.

– Не нравится мне всё это. Просачивается к нам нечисть потихоньку, – дядя Миша настукивал какой-то ритм пальцами по столу.

Тем временем на даче у Михаила Ивановича ничего особенного не происходило. Елена Владимировна по настоянию своего мужа всех загнала в дом, где каждый занялся привычным делом. Федя наслаждался просмотром мультфильмов, кот Николай с увлечением занимался личной гигиеной, а Таня с Еленой Владимировной начали хлопотать на кухне.

Бедой совсем не пахло, мирная обстановка позволяла надеяться, что ничего страшного не произойдет. Елена Владимировна открыла облепленный магнитами холодильник «Бирюса» и начала поиск овощей. Таня потянулась к радиоприёмнику, рассчитывая найти волну поинтересней. Под столом проползал какой-то жук, привлекший внимание Николая.

– Как думаете, к ужину они действительно вернутся? – поинтересовалась Таня.

– Ну а куда же им деваться, на пустой желудок ловить злодеев не слишком комфортно.

– Так они злодеев поехали ловить? – испугалась Таня и поймала сигнал с какой-то радиостанции-говорильни.

По радио известный юморист рассуждал о лесных пожарах и почему-то делал вывод из случившегося, что страна находится на грани катастрофы.

– Сомневаюсь, что Миша с травматическим пистолетом на охоту отправился.

– А Дима дубинку какую-то взял, – спохватилась Таня. – Он ведь наукой занимается, какой из него борец со злодеями?

По радио продолжали нагнетать негатив, и Таня уже была близка к паническому состоянию, но вовремя нашла волну с легкой инструментальной музыкой, и страх сразу как-то отступил. Кот Николай толкнул лапой надоевшего жука и разлегся под столом сам.

Елена Владимировна с многозначительным видом задернула шторы. Казалось, что она хотела что-то сказать по поводу Диминых занятий наукой, но промолчала. Возникла неловкая пауза, которую женщины заполняли активной нарезкой овощей. Когда овощи уже были нарезаны на тончайшие ломтики, пауза была прервана.

– Это какие-то особые злодеи? – прервала молчание Таня.

– С чего ты взяла? – приподняла бровь Елена Владимировна.

– Ну раз с ними никто другой не может управиться?

– Может быть, – опустила бровь хозяйка.

Инструментальная мелодия закончилась и сменилась шипением, а потом и этот звук радиоприёмник перестал издавать.

– Трагедия! – влетел в комнату Федя.

– Что случилось? – спросила птицу Елена Владимировна.

– Телевизор!

– Что не так с телевизором? – Елена Владимировна вошла в комнату и поняла, что электричество пропало, а вместе с ним и мультфильмы. – Хорошо, что мы на газу можем готовить, – сообщила она Тане.

Таня кивнула, но почему-то напряжение её вновь настигло. За задёрнутым окном прекрасная погода, светит солнце, дует свежий ветер. Но что-то было не так. Однако что именно, понять она не могла, хотя и пыталась разобраться со своей тревогой.

– Дракон, он же Крокодилов, он же Сергей Витальевич, – женщины с недоумением посмотрели на птицу. – Сегодня был замечен на свободе.

– А вчера? – уточнила Таня.

– А вчера не был, – раздался голос в прихожей.

– Кто здесь? – Елена Владимировна выскочила в прихожую и закричала, увидев гостя с изуродованным лицом.

– Страшно? – спросил вошедший.

– Ни капли, – соврала Елена Владимировна.

– А я к вам. Извиняюсь, что без приглашения, – изуродованный вошёл в кухню. – Здравствуйте, дамы.

Гость был одет во всё чёрное — туфли, брюки, плащ, который тёплым летом был явно лишним. Чёрные злые глаза, толстая цепь на шее и недобрая ухмылка — всё это очень не понравилось женщинам.

– Что вам нужно? – Елена Владимировна вернулась к приготовлению пищи, демонстрируя, что визит незнакомца особо её не смутил.

– Деньги и власть.

– А слава? – почему-то сорвалось с языка у Тани.

– Какой Слава? – с недоумением спросил гость.

– Ну, если уж денег с властью хотите, то почему бы не прославиться бонусом? – объяснила Татьяна.

– Слава не нужна. Только деньги и власть, – упрямился незнакомец.

– С твоей бы рожей сидеть под рогожей, – раздалось откуда-то сверху.

Пока незваный гость пытался понять, что это за дерзкое существо, Елена Владимировна вновь обратила на себя внимание:

– Власть и деньги – это не к нам. – Это вам в газету «Предприниматель» надо. Там, кажется, есть такие подразделы.

– Всё шутите. А я между прочим не шучу. Кстати, я не представился вам. Я не Крокодилов Сергей Витальевич. Моё настоящее имя вам знать не полагается. Но вы можете называть меня Людовик.

– Какое глупое самоназвание, – не сдержалась Таня. – Пожалуй, мы к вам обращаться не будем.

– Можете не обращаться. Ещё я вас забыл проинформировать, что вы у меня в заложниках.

– С чего это вы так решили? – возмутилась Елена Владимировна.

Людовик распахнул плащ и продемонстрировал какое-то вооружение. Поскольку ни Елена Владимировна, ни Таня в видах оружия особо не разбирались, определить, что им конкретно угрожает, не смогли. Зато они начали понимать, что находятся теперь в опасности.

– Что именно вы хотите? – осторожно спросила Елена Владимировна. – Денег и власти — это я поняла. Только у нас тут не «Кто хочет стать миллионером?» и не политические дебаты. Ближайшие выборы осенью, а пока можете куда-нибудь на работу устроиться, как раз денег подзаработаете. Или на худой конец кредит возьмите, говорят с паспортом за 15 минут выдают.

Людовик готов был взбеситься от такой наглости. Но сдержался и примирительно сказал:

– Подожду, когда ваши мужчины вернутся. А чтобы они были более понятливыми, подержу вас под прицелом.

***

В рюмочной «Красная морда» обстановка была куда менее нервной. Там под прицелом никто никого не держал. Шла мирная беседа. Трое мужчин сидели за столом и попивали чай. Дима заказал себе с лимоном и двумя ложками сахара. Дядя Миша отверг лимон и сахар, но потребовал молока. Василий Петрович отверг чай и хотел заказать молока с лимоном, но его не поняли и принесли просто чай.

– И всё же я до конца не понимаю, – начал Дмитрий, – опасность всем грозит нешуточная. Какой-то бесноватый карлик, какие-то непонятные типы, которые просто так растворяются в воздухе, выпрыгивая из окна. Тут в пору звать охотников за приведениями, ну или в полицию хотя бы обратиться.

– Сами справимся, – возмутился Василий Петрович, который давно уже на пенсии изнывал от скуки. – У полиции найдется работа и без этого, чего их по пустякам дёргать?

– По пустякам? – Дима поперхнулся чаем. – А что же может быть важнее?

– Ну мало ли что? – махнул рукой Василий Петрович, с подозрением приглядываясь к своему чаю.

– И всё же. Какой расклад сил? Кто за нас, кто против? Хотелось бы знать, потянем ли мы? Все эти Старые, Пахомычи ведут себя так, будто мы супергерои и обязаны спасать мир, а они пока в сторонке постоят. Юрок этот даже бровью не повёл, что у него тут кто-то телепортировался – за неоплаченные харчи только переживает. А стражи? Кто они вообще? У нас тут локальный апокалипсис намечается, а они в прекрасном расположении духа пребывают. Подумаешь – артефакт у них из-под носа утащили…

Дима от негодования даже перешел на фальцет. Дядя Миша, хотя и насупился, всё же оставался спокойным. Василий Петрович тоже не нервничал, но вряд ли обладал большей информацией, чем Дима.

– А вот расскажу-ка я тебе, Афанасий, ещё одну историю, – прокряхтел старичок за соседним столиком, которого пропажа артефакта абсолютно не интересовала. – Утащили у меня как-то из под носа усы…

Дима с неудовольствием посмотрел на странную компанию и вновь решил обратиться к незаконченному разговору.

– Я вообще не волнуюсь, в отличие от нашего молодого коллеги, но не против уточнить кое-какие детали, – Василий Петрович глянул на дядю Мишу. – Расскажи, Иваныч, что ты обо всём этом знаешь?

– Как-то раз, почти сразу после выхода на пенсию, отправился я на охоту, – начал Дядя Миша. – Заблудился, хотя ранее со мной такого не происходило. Уже смеркалось, а я всё бродил в поисках знакомых ориентиров. Вот и добрёл до Синей горы, где и встретил Пахомыча со Старым. У них заночевал, а посреди ночи явились ко мне стражи и рассказали всё про артефакт.

– А что именно они тебе рассказали? – Диме не терпелось поскорее узнать обо всём этом более подробно.

– И про то, что они его охраняют, и про то, как становятся бессильны в полнолуние. И, конечно же, про то, что в полнолуние обязанность охранять артефакт ложится на Пахомыча со Старым, их далеких потомков. Меня же попросили периодически присматривать за этими недотёпами, которые нередко, спустя рукава, выполняли свою работу.

– Как это, спустя рукава? Артефакт же так важен, – недоумевал Дима.

– Это так. Но в последний раз каменный крест пытались вытащить из церкви еще в Гражданскую войну. По крайней мере, так мне говорили стражи. Пахомыча со Старым еще на свете не было, при их жизни ничего страшного не происходило, вот и расслабились.

– Вот олухи, – вставил замечание Василий Петрович.

– А, возможно, они сами толком не верили, что в их глухой угол кто-то из людей с нехорошими намерениями сможет нагрянуть. В произошедшем есть и моя вина – давно на Синюю гору не наведывался, всё как-то откладывал. Вот эти обалдуи и разбаловались. Какой чёрт их в город дёрнул отправиться в это время…

– Тут на днях вологодское масло на Мытный рынок привозили, – кто-то обронил за дальним столиком.

Дима насторожился, но потом понял, что делу эта информация не поможет. Вряд ли Пахомыч со Старым за маслом ходили.

– Ну и что? Вологодское масло привезли, а пошехонский сыр увезли, – прозвучало за другим столом.

– Я понимаю, что нам не помогут ни полиция, ни спецслужбы – с артефактом в руках этот Крокодилов для них, вероятно, неуловим. Но ведь должна же быть у тебя связь с коллегами из других регионов? Не проще ли всех вызвать, объединить усилия.

– Связи нет, – к столу подошел Юрок. – Не могу ни с кем связаться. Мы отрезаны от всего остального мира. Последний раз такое было в гражданскую.

– В Испании или США? – уточнил Дима.

– Вы о чём? – Юрок с недоумением посмотрел на Диму.

– О гражданской войне.

Юрок не ответил. Он сунул в руку дяде Мише какую-то записку и удалился. Василий Петрович мирно посапывал над недопитым чаем и, кажется, весь рассказ Михаила Ивановича пропустил.

– Что делать будем? – поинтересовался Дима.

– Чай допьём, с Юрком расплатимся, да поедем обратно на дачу, – ответил дядя Миша. – Чует моё сердце, что не всё там у наших женщин в порядке.

– На дачу? Но ведь артефакт в городе! Дракона мы этого так и не нашли, странную компанию упустили…

– Во-первых, артефакт пока никуда не уехал. Мы бы это поняли сразу же. Ситуация осложняется, но не всё так страшно. А, во-вторых, тебе наплевать на то, что Танька и Елена Владимировна находятся в опасности? Разве важнее для тебя этот Крокодилов?

Доводы дяди Миши сразу убедили Диму не продолжать спор. Допив чай, он тут же засобирался ехать на дачу:

– Ну чего мы сидим ждём? Семья в опасности же?

– В путь! – с воодушевлением вскрикнул проснувшийся Василий Петрович.

Михаил Иванович погрузился в какие-то мысли и, казалось, не слышал никого за столом. Он прикрыл глаза и ушёл в себя. Василий Петрович решил, что можно пока снова поспать и начал спать. И только Дима нервничал, глядя на всю эту картину. Внезапный тихий час пенсионеров, спокойствие Юрка, протиравшего стаканы, мирные беседы малочисленных посетителей — всё это выглядело крайне нелепо в сложившихся условиях.

Дядя Миша не дремал, он пытался нащупать связь со стражами. Именно таким образом, каким они сами его учили. Но почему-то пенсионер ничего не чувствовал. Правда через какое-то время он уже обнаружил себя не за столом и даже не в трактире «Красная морда», а на знакомой поляне, что находится у подножья Синей горы. Там его ждали стражи, которым, кажется, было что сказать.

– Ты вовремя, – сказал Никодим.
– Я хотел бы узнать, что происходит? – проигнорировав констатацию своевременного прихода, спросил дядя Миша.

– Беда происходит, – сообщил Пахом.

– Мы можем это предотвратить?

– Кто знает… – неопределенно ответил Никодим. – Но постараться должны.

– Здесь нет твоей вины, Михаил. Не кори себя, – успокоил Михаила Ивановича Пахом. – Это всё может закончиться плохо для тебя и твоих близких. Но это проверка, которая должная показать, кто и на что способен.

– Диму проверяете? – догадался Михаил Иванович.

– Мы не можем тебе дать ответ, – Пахом был категоричен.

– А помощь?

– А помощь можем. Ты знаешь, где тебе её найти.

– Теперь знаю. Спасибо.

Пока дядя Миша вёл этот разговор где-то у Синей горы или у себя в голове, в «Красной морде» прошло всего пару секунд. А за пределами этого странного района Птицынска и того меньше.

– Всё отправляемся, – отреагировал наконец-то дядя Миша. – Только вначале кое-куда заедем.

***

Куда собирался заехать дядя Миша, Дима не представлял. Автомобиль выбрался из таинственного района, в котором располагался трактир «Красная морда». За окном вновь появились знакомые улицы, вывески магазинов и прохожие. Дима уже подумал, что дядя решил бросить всю затею и отправиться домой. Но «Нива» промчалась мимо дома и сбавила скорость только рядом с собором.

– Сидите здесь, я скоро, – сказал он своим спутникам.

– Чего это он? – с недоумением посмотрел Дима на Василия Петровича.

– Не знаю, – пожал плечами тот. – Волнуется, может захотел помолиться.

– А вы не волнуетесь?

– Чего мне волноваться. Я ничего не боюсь.

Василий Петрович, кажется, готов был снова уснуть, но сон переборол, решив поддержать беседу.

– Я когда работал в милиции, каких злодеев мы только не ловили. В меня стреляли, меня резали, пилили…

Дима аж открыл рот от удивления, представив, как Василия Петровича в один момент подстреливают, пилят и пытают.

– Да ты не думай, что это всё было разом. Стреляли в меня, когда мы однорукого бандита обезвреживали. Слыхал про такого?

Дима, конечно же, не слыхал, но, чтобы не расстраивать пожилого человека соврал, что о чём-то таком ему попадалась информация.

– Резал меня Васька-шило. Тоже был у нас такой проходимец.

– А почему он резал, а не колол? Шилом же тяжело резать.

– Тяжело. А он, злодей, резал. Знаешь, как больно было?

– А кто же вас пилил? Сеня-отвёртка?

– Именно! Тоже про него слышал?

– Если честно, я просто предположил, – сконфузился Дима.

– В общем, всякое со мной бывало. А ещё меня однажды укусил хомяк! Так чего же мне сейчас бояться?

Дима не нашёл, что ему на это ответить. Несколько минут пассажиры просидели в тишине. Лишь дождавшись Михаил Ивановича, Дима вновь заговорил:

– Что за секретность? Зачем мы всё же сюда заезжали?

– На всякий случай, – немногословный дядя Миша почему-то не жаждал пускаться в объяснения.

Автомобиль вёз компанию обратно на дачу. Дядя Миша, насупившись, крутил баранку, Дима уплетал испечённые Еленой Владимировной ватрушки, Василий Петрович клевал носом, а когда просыпался – спрашивал не проехали ли конечную остановку.

– Ты явно не в себе в последнее время, Василий, – сообщил другу дядя Миша.

– Ну что хочешь – стресс, возраст, – объяснял свои проблемы с недосыпом тот.

– Принимай лекарства, – посоветовал приятель.

– Лекарства для больных. А я здоров, просто нервничаю и старею, – объяснил отказ от достижений медицины Василий Петрович. – Но я всё еще молод душой. Знаешь, как я по работе скучаю. Я, честно говоря, очень рад, что нам приходится вот этим всем заниматься. Оказывается, и на пенсии мир спасать можно.

– Можно, – согласился дядя. – Вот только мир спасать должны голливудские супергерои – это я верно знаю. А нам нужно решить конкретную задачу – вернуть на место артефакт.

– А как же мир? – удивился Василий Петрович.

– Мир под надёжной охраной, говорю же. Не веришь, сходи в кино.

– Там дорого, – отмахнулся Василий Петрович.

– По вторникам с утра, между прочим, действует акция «счастливый пенсионер». 50% скидка на отечественные кинокартины, 30% на импортные.

Василий Петрович спором, вероятно, утомился и уснул, бормоча, что по вторникам он привык смотреть Лигу чемпионов. Пояснять то, что она поздно вечером, Михаил Иванович не стал. Чего, в конце концов, со спящим спорить? Взглянув на племянника, дядя Миша понял, что и тот спорить с ним не хочет, а потому решил, что тема закрыта и замолк.

Большая часть дороги на дачу прошла в напряжённом молчании. Василий Петрович молча спал, решив, что перед спасением мира или хотя бы его небольшого клочка, нужно хорошо выспаться. Дядя Миша внимательно всматривался в дорогу, будто боясь проехать нужный поворот. Дима не хотел засыпать и дорога его не слишком интересовала. Волновал его лишь вопрос, как они обычные люди смогут противостоять неведомым ордам нечисти.

– Что это ещё за чертовщина? – дядя Миша прервал грустные размышления своего племянника.

Перед глазами компании открылась странная картина – на месте, где должен был находиться участок дяди Миши, ничего не было. Ну не то чтобы совсем ничего – торчали какие-то кусты, деревья, разбросанные по территории, но дома и огорода не было. Троица вышла из машины и первым описал свои чувства словами дядя Миша:

– Мда… – тут он добавил ещё пару нецензурных слов, которые более конкретно описывали его чувства.

– Это уже совсем перебор, – согласился Дима. – Мы много всяких странностей повидали за последнее время, но чтобы дом с участком стащить…

– А я же говорил! – деловито вставил слово Василий Петрович.

– Что ты там говорил? – глянул на него дядя Миша.

– Ну что-то наверняка говорил. Память подводит немного.

– Интересно, а соседи как отнеслись к такому странному исчезновению? – спросил Дима. – Неужто спокойно продолжают попивать чай на своих кухоньках, смотреть телевизор в комнатках, почитывать кни…

– Уверен, что в соседних домах нет никого сейчас, – перебил дядя Миша.

– Куда дом-то делся? – начал беспокоиться молодой человек, наконец-то полностью осознав, что дело принимает совсем уж дрянной характер.

– Сейчас узнаем, – ответил дядя Миша. – Бери дубинку, а ты, Петрович, не забудь ружьё.

Через несколько секунд все трое ступили на опустевшую территорию, со стороны, где должен был располагаться вход на участок. Удивляться пришлось снова – вся компания очутились на участке дядя Миши. Дом, огород и всё остальное были на месте.

– Вот это фокус, – восхитился Дима. – Ну чего пойдём в дом?

– Так просто? Наверняка нас поджидает какая-то ловушка, – притормозил дядя Миша.

– Наверняка. Иначе к чему все эти представления? – подтвердил Дима.

– Но только, что нам ещё остаётся делать, кроме как войти в дом?

– Нам нужен план, – деловито сказал Василий Петрович.

– Некогда планы придумывать, – торопил Дима. – Если в доме кто-то посторонний, значит он является для нас угрозой, не зря же на сердце у дяди Миши было неспокойно. Поэтому я незнакомца сразу огрею дубинкой, если не проймёт, то стреляйте из ружья. А уж если это не поможет, тогда дядя Миша святой водой обольёт злодея, которую он наверняка набрал в соборе.

– Интересный план, – на крыльце появился страждущий денег и власти Людовик. – Приступим?

– Приступим, – согласился Дима.

Подбежав к Людовику, он резко ударил того резиновой дубинкой по голове. Несмотря на то, что Дима был мужчиной крупным, да и приложился от души, Людовику этот выпад страшным не показался. Он не стал уворачиваться или закрываться, но при этом от удара даже бровью не повёл, да и никаких следов на нём не осталось.

– Не получилось, – сказал с досадой Дима.

– Не получилось, – подтвердил Людовик.

– Не беда. Ваш выход, Василий Петрович! – подбадривал пенсионера Дима.

Пожилой человек вскинул ружьё и, не целясь, стрельнул в Людовика. Вроде бы даже попал, но пуля исчезла где-то внутри странного существа и никак не подействовала на состояние и приподнятое настроение самоуверенного типа. Людовик взглянул на дядю Мишу:

– Теперь ваш черёд.

– Не буду я святой водой обливать никого. Нет у меня её, – проворчал тот.

– Рухнул план, – расстроился Дима.

– Теперь мы можем поговорить? – всё ещё ухмыляясь, но переходя на серьёзный тон спросил Людовик.

– Говори фокусник, чего тебе надо, – насупившись, произнёс дядя Миша.

– Денег и власти ему надо, – прозвучал из дома голос Елены Владимировны.

– Это конечная цель, – поправил Людовик.

– Какая-то глупая конечная цель, – заметил Дима. – Деньги можно было бы тратить, а они уже конечная цель. Для начала устройтесь на работу или откройте своё дело. Дальше можно будет...

– Меня вы можете называть Людовик, – перебил Диму Людовик. – Насколько я понял, вы кое-что ищете.

– Может быть ищем, а может и нет. Чем-то можешь помочь? – вступил в разговор Василий Петрович.

– Вы мне можете помочь, – пояснил Людовик.

– Вот как! И чем же? – это уже дядя Миша заинтересовался предложением.

– Вы трое прекращаете это кое-что искать.

– Странное предложение, – задумался Дима. – А почему мы должны соглашаться на это?

– Если пообещаете мне оставить свои поиски, то я выпущу их, – махнул в сторону дома Людовик.

Дима заглянул за плечо габаритного существа, пытаясь разглядеть кто же в доме может прятаться.

– Ваших женщин, – прояснил ситуацию Людовик. – Они у меня в заложниках.

– А Фёдора и Николая? – уточнил дядя Миша.

– Каких ещё Фёдора и Николая? – приподнял брови Людовик.

– Так вы не в курсе? – с ужасом переспросил Дима. – Опасные существа, их бы лучше тоже отпустить.

– Всех отпущу, – махнул рукой Людовик.

– А если мы откажемся? – решил внести полную ясность в картину дядя Миша.

– Я их уничтожу, – простодушно ответил Людовик. – Фёдора и Николая тоже.

– Это вряд ли, – сказал дядя Миша, выхватив что-то из-за пазухи.

– Что за шутки, старик? – Людовик не был растерян, однако выглядел напряжённым.

Дядя Миша решил диалог не продолжать, а просто засветил по физиономии существу, желавшему называться Людовиком. Существо отлетело и впечаталось всем весом в стену дома – удивительно, как строение осталось неповреждённым.

– Твоё настоящее имя? – склонился над неприятелем дядя Миша, тыча ему в нос кулаком с чем-то непонятным для стороннего наблюдателя.

– Не так просто, старик, – сказал тот в ответ и исчез.

***

– Это что за родственник Игорька был? – сидя на кухне перед самоваром, задал вопрос дяде Дмитрий.

– Этот, кажется, пострашней будет… – задумавшись, ответил Михаил Иванович.

– А может это и был Игорёк, просто преобразился немного? – предположил Василий Петрович.

– Может и Игорёк. Шут его знает, – с безразличием сказал дядя Миша. – Он вам угрожал?

– Да не особо, – подала голос Елена Владимировна. – Но всё же тип пренеприятный. Хорошо, что ты ему приложил чем-то…

– Крест-мощевик – вещь сильная, если находится в хороших руках, – объяснил дядя.

– А если в плохих? – приглядываясь к кресту, спросил Дима.

– А если в плохих, то эффекта никакого не будет, – развеял сомнения дядя. – Людовик этот… Тип и правда неприятный. Одно дело, когда тебе противостоит, пускай хитрый и опасный, но человек. Это я про Крокодилова – пояснил дядя. – Другое дело…

– Что у вас там происходит? – Таня, до этого сидевшая в своих думах, внезапно проявила интерес к беседе. – Какие-то люди-нелюди, оружие с собой таскают...

– Это разве оружие, – помахал резиновой дубинкой Дима.

– Да и у меня ружьё гладкоствольное… – неудачно попытался разрядить обстановку Василий Петрович.

– Какой-то Людовик врывается к нам, говорит, что мы в заложниках… – продолжала Таня, не обращая внимания на реплики собеседников. – Вы же могли пострадать, – посмотрела она на Диму.

Тот пожал плечами, мол, ничего страшного. Но всё же его самого беспокоили некоторые вопросы. Ему казалось, что дядя Миша чего-то не договаривает.

– Дядя Миша, а что это за записки вы с Юрком друг другу передавали? И зачем ты заходил в собор? За этим мощевиком? Я тоже хочу какой-нибудь мощевик. Вдруг на нас дюжина вампиров нападёт, а у меня только эта дурацкая дубина.

– Дюжина вампиров...? – ужаснулась Таня.

– Вампиры не нападут, – раздался голос из прихожей.

В кухню вошёл неизвестный ранее Диме персонаж. Он был немолод, но, в отличие от синегорских стражей, старичком его назвать язык не поворачивался. У гостя не было ни бороды, ни длинных седых волос. Одет он был несколько необычно для дачного посёлка – классический костюм-тройка, туфли с заостренными носами, на голове котелок. Дима подумал, что у такого обязательно должна иметься трость и монокль.

– Трости у меня нет, молодой человек, равно как и монокля, – ответил гость на непрозвучавший вопрос Димы. – Пожалуй, мне надо представиться.

– Да не помешало бы, – сказала Елена Владимировна, которую незваные гости в последнее время начали в некоторой степени раздражать.

– Моё имя Фабиус, – сказал незнакомец.

– И этого по-человечески назвать не смогли, – не сдержалась Таня.

– Вы верно заметили, сударыня. По-человечески меня называть было некому, да и надобности в этом не было. Но не это главное. Я понимаю, что моё появление для вас является неожиданностью, но сейчас не время отвлекаться на мою личность. Я должен вам разъяснить некоторые вопросы, которые могли у кого-то из вас возникнуть за последнее время.

– Во! Вот это дело! – обрадовался Дима. – Я как раз не против некоторые вопросы прояснить. Сижу жду, кто бы такой появился, чтобы всё рассказал — что и к чему. А то дядя Миша чего-то темнит. Так что вы как раз вовремя пришли. Кстати, а после разъяснительной работы вы великодушно откланяетесь и оставите нас самих разгребать всё это? Я угадал?

– Угадали, молодой человек, – без эмоций произнёс Фабиус. – Моё дело проинформировать вас. Если бы у меня возникло желание разрешить вопрос самостоятельно, поверьте, мне не было бы никакой необходимости внезапно появляться посреди кухни.

– Подождите! – заторопился дядя Миша. – Вы уверены, что историю мы должны услышать именно в таком составе. Может быть, милых дам мы отправим на верхний этаж, чтобы не травмировать их психику?

Елена Владимировна с подозрением глянула на дядю Мишу, потом перевела взгляд на Фабиуса.

– Нет, пускай остаются все, кто уж волею случая оказался в этой истории замешан, – настоял гость.

Кот Николай, услышав эти слова, видимо также посчитал себя замешанным в истории, поэтому оперативно прибежал и запрыгнул на колени Елены Владимировны. Что касается ворона Феди, то он уже до прихода Фабиуса расположился на печи.

Фабиус строгим взглядом осмотрел ещё раз публику, будто уверяясь, что все из присутствующих достойны рассказа. С недоверием оглядел с головы до ног Василия Петровича, но никаких претензий тому не высказал. Затем гость перевел взгляд на окно и устремился мысленно куда-то за горизонт. Точнее за ближайшие заросли кустов, поскольку никакого горизонта из окна не было видно.

– Что ж, если все приветственные слова мы высказали, то я начну повествование, – сказал Фабиус. – Давным-давно был сотворён наш мир, – начал он.

– А можно как-то ближе к современности? – попросил Василий Петрович.

– Да пусть говорит всё, интересно же, – поддержала рассказчика Таня.

– Времени-то нам хватит? – поинтересовался Дима.

– Времени-то хватит, – ответил Фабиус. – Впрочем, рассказывать со времён сотворения мира действительно нет нужды. Разве что в общих чертах.

– В общих чертах можно, – кивнул дядя Миша.

– Итак, продолжим. До того, как был сотворён наш мир, некоторые другие миры уже были созданы. Были они параллельными и, как вы можете догадаться, с нашим миром не пересекались, – вещал Фабиус.

– Вот так новость! – не сдержалась Таня.

– Пожалуй, если вы, госпожа, будете удивляться таким мелочам в моём рассказе…

– Продолжайте Фабиус, – попросил дядя Миша, глядя на часы.

– Да, не будем отвлекаться, – согласился гость. – Миры-то, конечно не пересекались, но это не значит, что некоторые из их обитателей не могли свободно перемещаться.

– И вы, Фабиус, этому подтверждение, верно? – уточнил Дима.

– Верно, Дмитрий, – подтвердил Фабиус. – Проникали в наш, то есть в ваш мир существа не только с благими намерениями. Чтобы минимизировать потоки такой нелегальной миграции давным-давно…

– После сотворения мира? – уточнил Дима.

– После, – кивнул Фабиус. – Были установлены самые разнообразные артефакты, прикрывающие вход. И выход. Всего их было установлено в вашем мире 1000. 800 на Земле и 200… В общем, часть этих артефактов была не только на вашей планете.

– И что, при отсутствии одного из них может случиться глобальный…

– Локальный, – прервал Диму гость. – Но в зависимости от количества и качества визитёров, до глобальных бед, в масштабах вашего мира, разумеется, путь может оказаться не столь долог. Как большинство из вас знает, артефакт, призванный защищать эту местность, находится не там, где ему положено. Но пределы защищаемого региона пока не покинул. Тем не менее даже сейчас вы могли стать свидетелями различных, так сказать, коллизий.

– Исчезновение в «Красной морде»… – начал Дима.

– Или на болоте, – взбодрился Василий Петрович.

– Или, когда мы купались, – вспомнила Таня.

– Да хватит перебивать уже, – буркнул дядя Миша.

– Вполне возможно, что вы не раз становились свидетелями таких странных для привычной реальности эффектов. Хотя не факт, что успели заметить все, – сказал Фабиус. – То, что артефакт охраняется стражами, думаю, большинству из вас рассказывать не нужно.

Таня нахмурилась, но, взглянув на дядю Мишу, решила лишний раз не отвлекать странного гостя от повествования. Дядя Миша, услышав о стражах, потупил взор и чуть отвлёкся от повествования, ещё раз вспомнив последний разговор.

– Рассказывать о природе стражей в мою компетенцию не входит. Отмечу лишь, что первые из них появились ещё при сотворении вашего мира. А затем их постепенно заменяли другие достойные, но уже не имеющие биологической оболочки люди. Стражи всегда (Фабиус сделал акцент на слове «всегда») находятся на месте службы.

Дядя Миша очнулся от своих мыслей и вопросительно глянул на Фабиуса. Тот взгляд пожилого человека проигнорировал и продолжил вещать свою версию видения мира.

– Но получилось так, что кое-кто их запихнул во вневременье, и в ночь полной луны они не смогли исполнить свой долг. Именно поэтому в ночь полной луны, когда людским глазам явился храм, а не его развалины, кое-кто сумел миновать защиту стражей.

– Кто же смог стражей запихнуть в это «вневременье»? – изумился Дима.

– Кое-кто очень могущественный.

– Дракон? – предположил Дима.

– Дракон человек. Он всего лишь инструмент для того, чтобы вывести артефакт за пределы территории. Ему сообщили информацию, он клюнул на эту наживку и отправил своих людей, суля им большие деньги, – объяснил Фабиус. В храм могли зайти только люди и прикоснуться к артефакту тоже. Поэтому Дракон в этой истории лишь пешка, которую используют другие.

– Сумасшедший Людовик? – предположил Дима.

– Сумасшедший Людовик – порождение иного мира, но он обыкновенный мелкий авантюрист и просто возжелал воспользоваться артефактом, оказавшись в это весёлое время в вашем мире.

– А как он здесь оказался? – удивился молодой человек.

– Давайте не будем отвлекаться на незначительные темы. Оказался и исчез. Артефакт ведь не на месте, кое-кто уже дорогу сюда проторил. И не на Людовика бы я обратил ваше внимание.

– А на кого же? На Игорька? – Дима скептически посмотрел на собеседника. – Это и так было понятно, тоже мне новость.

– На Игорька не обращайте внимание, – спокойно сказал Фабиус. – Он весёлый малый, но безобидный. Да, у него редкая способность лазать сюда без всяких порталов. Правда в остальном, кроме перемещения между мирами, этот лазутчик слаб. В бою от него толку мало. Хотя, опять же может он заболтать, усыпить бдительность… В общем, так и произошло.

– Говорил я вам! – подал голос Василий Петрович.

– Молчите уже, бесстыдник! – одёрнул его Фабиус. – Все взглянули с удивлением на Василия Петровича.

– Чего это я бесстыдник? – с обидой спросил тот.

– Я призываю обратить внимание на этого гражданина. Чего вы на болото дёрнулись? – грозно спросил Фабиус.

– Так мы же все туда поехали, – Василий Петрович в поисках поддержки посмотрел на своих спутников.

– Не в этот раз. А в тот, – уточнил Фабиус.

– Ах в тот? – с нервной улыбкой начал вспоминать Василий Петрович. – В тот не помню, – грустно сказал он.

– В какой тот? – с подозрением глянул на приятеля дядя Миша.

– Ваш знакомый, Василий Петрович, кстати, давно ли вы его знаете? – начал Фабиус.– Он не так уж прост, как кажется.

– Прост я, куда уж проще, – не согласился Василий Петрович.

– Пообщался он, значит, на досуге с Игорьком. Разузнал про артефакт, да и решил заполучить его для собственного пользования. Но сам мараться не захотел, а потому устроил побег Дракону-Крокодилову и его шайке.

– Ни за что не поверю в это, – Михаил Иванович строго смотрел на пришельца.

– Хорошо, можете не верить, Михаил Иванович. Есть у меня для вас и другая версия. Может быть, в неё поверите? Игорёк этот вышел на Василия Петровича, заболтал его, затуманил разум и пригласил на Великое Болото, где свёл его с Драконом. Будучи не в себе, Василий Петрович выдал всю информацию: как добраться до Синей горы, когда можно увидеть храм и где искать артефакт. Дракон, отправил к храму группу людей, а Игорёк организовал местным отшельникам, Пахомычу и Старому, незабываемое путешествие в город.

– Так вот что у меня в голове засело это чёртово болото? – хлопнул себя по лбу Василий Петрович. А я то думал…

– Ты знал всё про артефакт и ломал комедию? – возмущению дяди Миши не было предела.

– И что теперь? – Дима пытался вернуть разговор в конструктивное русло. – И вообще с какой целью вы нам всё это рассказываете?

– Поинтересуйтесь у него, – указал Фабиус на дядю Мишу и с щелчком растворился в воздухе.

Дима посмотрел на дядю Мишу. Тот нервно шевелил усами и сверлил взглядом Василия Петровича.

– Впервые вижу этого Фабиуса. И не знаю кто он и зачем нам всё это рассказывал, – ответил дядя на те вопросы, которые ему заданы ещё не были. – Так что это за двойная игра Петрович?

– Я ничего не помню, – оправдывался приятель. – И про артефакты я ничего не знал.

– Но ведь на болоте ты подробно всё рассказал этому Крокодилову или с кем ты там встречался?

– Не помню. А может это был не я? Ты ведь сам сказал, что видишь впервые этого Фабиуса. Почему же ты сразу ему веришь?

– И то правда. Да и про стражей как-то странно он рассказывал. Какое-то вневременье придумал… Никому сейчас верить нельзя. Но ты ведь сам говорил про высадку нечисти?

– Говорил. Но мы же выяснили, что это какой-то музыкальный фестиваль.

Обстановка стала напряженной. Дядя Миша выглядел обманутым и раздавленным. Василий Петрович в глубине души боялся, что действительно рассказал какие-то секреты, о которых сам не помнил, но старался скрыть свою растерянность излишней дерзостью. Женщины сидели молча, им избыток странной информации тоже пришелся не по душе. И только звери совсем не переживали. Кот Николай мурлыкал на руках у Елены Владимировны. Ворон Федя отправился в комнату смотреть телевизор, благо электричество уже давно появилось.

– Если мы будем просто сидеть, то делу это не поможет, – решил Дима.

Он встал, но и это делу не помогло. Начал ходить по кухне из стороны в сторону – результата не было.

– Задача остаётся прежней, – взял себя в руки дядя Миша. – Найти артефакт, вернуть на место.

– Давайте уже действовать! – поддержал товарища Василий Петрович. – Теперь нам нужен хороший план, оружие и вперёд!

– Чего нам нужно кроме плана и оружия? – переспросил невнимательный Дима.

– Вперёд! – громко повторил Василий Петрович. – En Marche! Кажется так говорят потомки гвардейцев кардинала?

– Мушкетёров короля, – зачем-то поправил приятеля дядя Миша.

– Я вот чего думаю, а если мы завладеем артефактом, не вернём его на место, а оставим себе? У нас будут деньги, власть и прочие плюшки? – поинтересовался Дмитрий.

Дядя Миша лишь сердито глянул на него из-под густых бровей.

– Это я гипотетически…

***

Обсуждать любые гипотетические вопросы, которые делу никак не помогут, дядя Миша отказался. Было решено засесть за разработку плана, однако здесь компанию поджидали некоторые трудности. План по составлению плана никак не удавалось реализовать по самым разным причинам. Сперва к Елене Владимировне пожаловала в гости соседка и мужской компании не удавалось поговорить без присутствия посторонних.

– Лен, ты кабачки уже посадила?

– Конечно посадила, июнь на дворе, – Елена Владимировна не была расположена говорить, но чтобы не вызывать подозрений, говорить ей приходилось.

– А антрекоты?

– Что антрекоты?

– Вот я и хотела узнать, что же такое антрекоты?

– Мясо такое. Его садить, если что не надо.

– Ну ладно. А то я услышала, соседка про какие-то антрекоты говорила. Думала, может тоже посадить.

Чуть позже, когда назойливая приятельница была выпровожена, к дяде Мише заявился дачный сторож. Его посвящать в планы по спасению человечества никто не собирался, поэтому дядя был вынужден минут двадцать потерять на бестолковые беседы.

Сторож сетовал на мальчишек, которые пылят на мопедах, жаловался на переменчивость погоды. А потом внезапно начал обсуждать шансы футбольной сборной России на предстоящем Кубке конфедераций.

– Пролетят, мне кажется, как всегда. Как фанера… – невесело сказал сторож.

– Это как же, как всегда? Впервые играют на этом турнире, – дядя Миша вовсе не хотел дискутировать, но коварный сторож его всё же втянул в разговор.

– Играют впервые, а пролетят, как всегда, – сторож явно считал себя знатоком футбола.

– Зачем же ты тогда футбол смотришь, если так уверен? – поинтересовался дядя.

– А вдруг в этот раз получится не как всегда, – с надеждой сказал сторож.

– Через год будет не как всегда, а в этот раз — как всегда, – неожиданно вступил в разговор Дима, сам не поняв, что и зачем он сказал. Молодой человек настолько сконфузился, что тут же решил удалиться

Сторож с удивлением посмотрел молодому человеку вслед, который покинул веранду так же внезапно, как и появился. Перевел взгляд на дядю Мишу. Потом многозначительно посмотрел на часы, будто отмеряя время до следующего года, и согласился с предположением.

– Ну да. Через год, может быть, и блеснём, – согласился нежданный гость.

– «Динамо» – это сила! – послышался голос ворона Феди.

– Не соглашусь. Мне как-то «Шинник» ближе, – вступил в дискуссию с птицей сторож.

Распрощавшись со скучающим работником дачного посёлка, дядя Миша вернулся на кухню, но никого там не обнаружил.

– И с кем же мне тут план составлять? – возмутился дядя Миша. – Я думал меня тут все ожидают.

– Ваши ожидания – ваши проблемы, – ехидно заметил ворон Федя.

– А где все? – спросил дядя Миша, запамятовав, что перед ним всего лишь птица.

– Где, где пианист? – под роялем спит*, – пропел каким-то страшным голосом Федя.

– Татьяна сказала, что ей нужно обдумать всё, что она узнала и ушла спать наверх, – войдя на кухню, сказала Елена Владимировна. – Дима телевизор смотрит в комнате – какую-то передачу спортивную. А Василий сказал, что ему нужно выйти и вышел.

– Куда же он вышел? Я у крыльца всё это время сидел, – удивился дядя.

Елена Владимировна только пожала плечами в ответ. Дима, услыхав, что дядя вернулся – мигом очутился на кухне:

– Как там наш план?

– Да Петрович опять где-то пропал, – объяснил отсутствие плана дядя Миша.

– Составим без него – потом добавит, если что-то будет нужно, – не растерялся Дима.

– Можно и так, – согласился дядя. – Я вот, что думаю. Женщин наших без присмотра оставлять нельзя – невесть какая беда с ними может опять приключиться. Останешься с ними, а мы с Петровичем отправимся на поиски. Коли он был давно уже наделен знанием об артефактах, должен будет помочь. Тем более не без его вины эта ситуация приключилась.

– Чего это? – возмутился Дима. – Самые интересные приключения и без меня!

– Может быть, самые интересные приключения вам как раз и перепадут, так что горевать тебе точно не стоит.

– И всё-таки, пускай лучше Василий Петрович остаётся здесь. У него и ружьё есть. А я чем тут защищать всех буду от неведомой напасти? Тапком в лоб различных чудищ бить? От Василия Петровича в пути будет больше вреда, чем пользы. Тем более он уже однажды попал под чары Игорька…

– Можно и Петровича оставить, конечно, – дядя Миша старательно щипал себя за усы, принимая нелёгкое решение. – Ладно, пусть здесь охраняет. Где только его носит?

– Вы про меня? – на пороге показался бодрый Василий Петрович. – Да я за патронами бегал, пока ты со сторожем лясы точил. Мне же на того чудака пришлось выстрел израсходовать.

– Чего-то я не заметил, как ты бегал. Через окно что ли?

– Ага, мне так понравилось, – согласился старый приятель.

Дядя Миша недоверчиво глянул на плотно закрытое окно и слегка приоткрытую форточку:

– Какой ты компактный. В общем, прежде чем начать разрабатывать план возвращения артефакта, давайте распределим роли.

– Я буду крайним нападающим, – тут же отреагировал Дима.

– А я тогда полузащитником, – добавил Василий Петрович.

– Защитником, – поправил друга дядя Миша. – Тебе предстоит сидеть здесь и отражать вражеские атаки на дом.

– Как же вы без меня? – удивился пенсионер.

– Как-нибудь справимся. Главное, чтобы никто тут не пострадал, а мы уж сдюжим.

– Нет, так не пойдёт, – возразил Василий Петрович. – Я тоже хочу быть причастным к возвращению артефакта.

– Ты уже причастен, – сердито сказал дядя Миша. – Если бы ты не чудил, то и артефакт возвращать не пришлось.

– Я с вами хочу, – дулся пожилой человек. – Может я Елене ружьё оставлю, и они тут сами без меня справятся.

– Действительно, Михаил, пускай он с вами едет, – вступила в беседу Елена Владимировна. – Вам помощь больше нужна, мы тут своими силами обойдёмся. Да и чего нам грозит?

Дядя Миша от негодования произнёс несколько нечленораздельных звуков.

– Может мы все вместе отправимся на поиски артефакта? – невозмутимо предложил Дима. – Чего Тане с тётушкой тут торчать?

– Правильно, – ещё давайте кота с Федей возьмём, – продолжал возмущаться дядя Миша.

Кот Николай с вызовом посмотрел на дядю, явно не понимая, отчего тот опасается брать его с собой.

– Нет, ты дома останешься! – строго сказал коту дядя. – И ты тоже, Федя!

Кот мигом убежал во двор, ворон демонстративно отвернулся, прокаркав что-то нечленораздельное.

– Вы тоже оставайтесь дома, – обратился дядя уже к жене. – И ты Петрович давай не дури. Не могу я спокойно отправляться в бой, когда о домашних приходится беспокоиться.

– Может тогда и ты останешься? – не унимался Василий Петрович.

– Да оставайтесь все, я и один справляюсь, – предложил Дима.

Дядя Миша ударил кулаком по столу и сердито всех осмотрел:

– Некогда препираться нам. С распределением ролей закончено – мы с Димой едем за артефактом, Петрович охраняет тут, все остальные из дома не высовываются!

Почему-то спорить никто не захотел, только Петрович что-то промямлил по поводу желания быть причастным.

– А теперь, когда кто и за что отвечает ясно, определимся с дальнейшими планами, – закончил свой монолог дядя Миша.

После того, как Михаил Иванович распределил роли, было принято решение приступить к разработке плана. Но принимать активное участие в этом деле у всех присутствующих быстро желание пропало. У дяди как назло тоже иссякли идеи и генерировать план никак не получалось.

– Ну так что мы будем делать? – в очередной раз спрашивал он компанию.

– Я буду здесь сидеть, сторожить, – без энтузиазма ответил Василий Петрович.

– Мы с Таней и животными тоже останемся на даче, – добавляла Елена Владимировна.

– Я еду с тобой на поиски артефакта, – снова повторял Дима.

– Феноменально! – подвёл итог ворон Федя.

– Нет, ну не можем же мы без плана ехать куда глаза глядят? – спрашивал дядя Миша.

– Почему же не можем? Можем. Поедем в город или к Синей горе, или в Москву за подмогой, – рассуждал Дима. – А там по ходу движения и разберёмся, что делать.

– Я тоже хочу в Москву, – капризничал Василий Петрович. – Я там давно не был.

– Отставить Москву, – вновь начал сердиться дядя Миша. – Итак, дома остаются Елена, Татьяна, Петрович и зверьё. Ваша задача – не попасть в беду, а значит нужно не высовываться за границы участка, а лучше вообще из дома нос не показывать. Всем кроме Петровича.

– Значит мне можно нос из дома показывать? – обрадовался приятель дяди Миши.

– Можно и даже нужно, – согласился дядя. – Будешь выходить на участок с ружьём и выяснять, не грозит ли какая опасность.

– А если грозит? – уточнил Василий Петрович. – Стрелять на поражение?

– По ситуации уж смотри, – пояснил дядя.

– А мы в Москву? – Дима был доволен, что его не оставляют дежурить на участке.

– А мы садимся в автомобиль… – начал дядя, но потом так и не придумал, что дальше.

– Ты заводишь автомобиль, я включаю магнитолу, трогаемся в путь под развесёлые песни, – предложил свой вариант развития событий Дима.

– Но куда мы поедем? – резонно заметил дядя.

– Последний раз мы ездили в город в забегаловку «Красная морда», где работал Юрок. Можем опять наведаться туда, вдруг люди Дракона там пируют. Или в храм отправимся – возьмёшь снова чего-нибудь ценного. Или вообще поедем к Синей горе, там наверняка нам смогут что-то подсказать стражи. В конце концов, Пахомыча со Старым возьмём, сторожить им больше там нечего, насколько я понимаю.

– Есть у меня одна идея! – дядя Миша резво вскочил и едва не задел головой хрупкую люстру.

Дима тоже вскочил и хрупкую люстру головой всё же задел. К счастью, она осталась цела, хотя и жалобно звякнула. Василий Петрович вскакивать не встал, но с надеждой посмотрел на своего друга, вдруг всё же и ему найдётся место в возникшей идее.

– Так чего же ты придумал? – спросил Дима.

– По дороге расскажу, – ответил дядя и направился к автомобилю, прихватив кобуру с травматическим пистолетом.

Разочарованию Василия Петровича не было предела, и он даже чуть не пустил скупую слезу. Его приятель отправился за приключениями, а он не может ему составить компанию, как в старые добрые времена. И всё это из-за недоверия, ростки которого пустил незваный гость Фабиус. Василий Петрович силился вспомнить, мог ли он в действительности передать какие-то сведения на Великом болоте, но сил восстановить картину в памяти не хватало. В конце концов, он смирился с неизбежной участью и уснул.

Снился ему разговор с Игорьком на Великом болоте. Потом он переместился к городской тюрьме и помог сбежать каким-то преступникам. Среди прочих оказались Людовик и Фабиус, который ему хитро подмигнул. Через какое-то время пенсионер уже стоял и давал инструкции четверке каких-то молодчиков. Что он говорил, Василий Петрович сам не понимал. Но разбойничьи лица сияли от радости, предвкушая знатную добычу.

На какой-то короткий миг во сне Василию Петровичу вернулось сознание. Он даже попытался закричать, но не смог. Из его рта лилась какая-то нелепая песня на английском языке. Затем пожилой человек тягу петь преодолел и заговорил уже на родном языке, но люди вокруг его не понимали. Василий Петрович огляделся и понял, что находится где-то в чужом краю. Оставалось только взвыть от досады, да поскорее раствориться в сюжете сновидения.

***

– Так чего же ты придумал? – уже в третий раз спрашивал Дима.

– Да чего ты такой навязчивый? – в третий раз уклонялся от ответа дядя. – Едем пока вперед.

– А потом?

– А потом направо, вон видишь поворот?

– Вижу. А потом? – не отставал с вопросами племянник.

– Да какая разница. Знаешь пословицу?

– Не говори «гоп»?

– На ловца и зверь бежит, – весело сказал дядя.

– Знаю. И как нам это поможет?

– Ну вот он и зверь бежит, как чуял! – дядя оперативно достал из кобуры пистолет.

Дима перевел взгляд на дорогу и увидел, как в направлении «Нивы» двигался какой-то странный фургончик. Он предположил, что это какой-нибудь старенький советский автомобиль, производство которого в силу возраста ему застать не удалось.

– Какой странный автомобиль. Никогда не видел такого, – произнес дядя. – А ещё в нём едут наши старые друзья из «Красной морды», которые в прошлый раз отказались с нами беседовать.

Дима тоже обратил внимание в тот миг на то, что лицо водителя ему смутно знакомо:

– Что же мы медлим! В погоню за ними! Они ведь наверняка артефакт везут из области… – начал паниковать Дима.

– Не надо поднимать панику, – рассудительно сказал дядя Миша. – Садись за руль и помчимся вслед за ними.

Дима, не задавая лишних вопросов, прыгнул в кресло водителя. От волнения молодой человек никак не мог завести авто и пару раз заглох. Справившись с нервозностью, Дима собрался с мыслями, и автомобиль под его управлением тронулся. Однако пока Дима возился, «зверь, бежавший на ловца» уже скрылся из виду.

– Ничего, догоним. Никуда им не деться от нас, – повторял всё чаще дядя Миша, по мере того, как проходили минуты, а автомобиль с соратниками Дракона никак не попадался.

– Может мы их проехали? – предположил Дима.

– Может и проехали, – согласился дядя.

– И чего будем делать? – растеряно спросил молодой человек.

– А ничего. Тут подождём. Трасса всё равно тупиковая.

–Там был указатель на Москву, – озадачился Дима.

– Этот указатель здесь ещё со времён Ивана Сусанина. Я хорошо знаю эти места, поэтому если говорю, что там тупик, значит тупик, – отрезал дядя.

Прошло десять минут ожидания. Дима увидел пробежавшую белку, обратил внимание на дятла, выстукивающего ритм по дереву, но никак не мог приметить автомобиль, возвращавшийся из тупика. Через двадцать минут Дима с интересом изучал букашек, ползающих по траве. Через тридцать минут стал исследовать свои ногти.

Эй, ямщик, поворачивай к чёрту!
Новой дорогой поедем домой.
Эй, ямщик, поворачивай к чёрту,
Это не наш лес, а чей-то чужой*

Музыка из автомагнитолы наводила Диму на невесёлые мысли. Но не мог же автомобиль бесследно раствориться в глухих лесах? А если и мог, тогда, что они, обычные люди, могли в этой ситуации поделать? Дима надеялся, что случившемуся есть логичное объяснение и тогда тягаться с компанией вероятных противников им по силам.

– Мне кажется, там не тупик! – заявил он.

– Хм. Может и не тупик, – согласился дядя.

– Так чего же мы время теряем? – вновь начал нервничать молодой человек.

– Почему сразу теряем. Мы отдыхаем перед погоней, – нашёл слабое оправдание бездействию дядя Миша.

Искатели артефакта вновь сели в автомобиль, на этот раз за рулём расположился дядя Миша. Ехали быстро, даже немного превышая установленную правилами дорожного движения скорость. В результате всего минуты за три доехали до тупика, о котором говорил дядя Миша. Асфальтированная дорога резко переходила в грунтовую и так же резко обрывалась стеной деревьев.

– Кто вообще тут дороги проектировал? – возмутился Дима.

– Иван Сусанин, – отмахнулся дядя.

– И куда всё же этот фургончик мог подеваться? Даже если драконовская шайка в полном составе скрылась в лесу, автомобиль куда они подевали? – недоумевал племянник.

– Может в портал? Ты карту свою не нашёл? – невозмутимо поинтересовался дядя.

– Как-то не попадалась на глаза в последние дни, – огрызнулся Дима.

– В бардачке смотрел?

– Смотрел, - буркнул Дима.

Дядя порылся в бардачке автомобиля и среди всякого нелепого хлама, вроде рецептов приготовления грязевых масок из дорожной грязи и путеводителя по Птицынску от 1913 года, вытащил димину карту.

– Не было её там, – возмущался племянник. – Ладно, изучим сейчас местность на наличие порталов…

Не успел он начать изучение, как откуда-то из густоты деревьев с рёвом вырвался фургончик, едва не задев «Ниву». Дядя Миша не растерялся и в момент, когда фургончик пролетал мимо его собственного автомобиля, смачно выругался. Потом, недолго думая, а точнее вообще не думая ни секунды, завёл мотор и помчался вслед за предполагаемыми злодеями.

– Стреляй по колёсам! – скомандовал дядя.

Дима удивлённо на него посмотрел:

– Обычно в таких случаях нужно потребовать остановиться и уж потом при отказе стрелять.

– Ладно, требуй.

– Уважаемые, подозреваемые! – крикнул Дима, высовываясь из окна. – Остановитесь!

Но в фургончике и не думал никто останавливаться.

– Ну всё, теперь можешь стрелять с чистой совестью, – сказал дядя Миша.

– А вдруг они слабослышащие?

– И туго думающие. Стреляй давай, потом уже разберёмся.

– Хорошо, – согласился Дима. – А чем?

Дядя протянул ему свой пистолет.

– Он же травматический? Разве пробьёт колёса? – удивлённо спросил Дима.

– Стреляй же, уйдут!

Дима стрельнул – колесо фургончика с жалобным звуком начало выпускать воздух.

– Это не травматический пистолет, – удивился Дима.

– Нет. Давай ещё стреляй, – командовал дядя.

Дима снова стрельнул – и повредил второе колесо фургончика. Сам автомобиль снизил скорость, чем постарался воспользоваться водитель «Нивы». Дядя Миша пошёл на обгон, но тут цель снова пропала из виду.

– Что за чертовщина? – возмущённо крикнул Дима.

– Значит дело не в порталах. Артефакт в автомобиле, – дядя Миша в этом был уже уверен.
***

Во время отсутствия Димы и дяди Миши на дачном участке, где наши герои оставили близких людей, ничего особого не происходило. По крайней мере, в первые часы отсутствия дом, казалось бы, жил своей обычной жизнью. Если, конечно же, не считать, что в обычной жизни дома Василий Петрович особо не участвует. Здесь же он участвовал самым непосредственным образом. После того, как его разбудили на кухне, он отправился на веранду. И уже на веранде решил задремать с ружьём в руках. Таня с Еленой Владимировной переключали каналы телевизора, нервируя тем самым Федю.

– А долго нам нужно стараться не попасть в беду? – поинтересовалась Таня.

– Ты уже в беду собралась? – с улыбкой спросила Елена Владимировна.

– Нет, но странно как-то это всё. Сидеть, никуда не высовываться и ожидать, что какая-нибудь напасть обязательно может приключиться.

– Не переживай – может приключиться, но может и не приключиться. – Давай лучше смешанные единоборства посмотрим, – предложила своей молодой гостье Елена Владимировна.

– Давайте. А Вы тоже любите такое смотреть? Димка обычно ворчит, когда я смотрю бокс или ММА, а мне нравится, – смущённая Таня принялась рассказывать, как хотела записаться в секцию кикбоксинга, но пришлось пойти на йогу.

– Люблю, но только Михаилу не говори – он тоже не одобряет, заговорщически произнесла Елена Владимировна. – У меня тут конфетки припасены, так что не пропадём, пока беду будем ожидать. Или успешного возвращения Михаила с Димой.

– Дайте мне этого цыплёнка! – верещал откуда-то сверху Федя.

– Чего это он? – подозрительно глянула на птицу Таня.

– Бойца одного не любит, – объяснила Елена Владимировна. – Повторяет слова, которые услышал о нём по телевизору.

Внезапно с веранды послышался звук упавшего тела. Женщины мигом оказались на ногах.

– Что там? – испугалась Таня.

– Вероятно, Василий Петрович пал.

– В бою? – голос у Тани задрожал.

– Во сне, скорее всего, – предположила Елена Владимировна.

– Вы там живы? – поинтересовалась Таня, опасаясь заходить на веранду.

– Живее всех живых! – прохрипел Василий Петрович.

Таня чуть успокоилась и шагнула на веранду, вслед за ещё более спокойной Еленой Владимировной. Однако зрелище, которое предстало перед их глазами, заставило обеих снова заволноваться.

– Здравствуйте! – пропищал, стоявший рядом с ружьём Игорёк.

– А где Василий Петрович? – проигнорировав приветствие карлика, поинтересовалась Елена Владимировна.

– Тут я, – раздался печальный голос откуда-то сверху.

Таня и Елена Владимировна подняли головы и увидели, будто приклеенного к потолку, пожилого человека.

– Что за фокусы? – Елена Владимировна насупившись перевела глаза на незваного гостя.

– В беду попал… – ахнула Таня.

– Верно, – пропищал Игорёк. – И вы сейчас туда же отправитесь.

– А вот и нет! – возразила Елена Владимировна.

– А вот и да! – радостно взвизгнул карлик и хлопнув в ладоши по-видимому попытался произвести какое-то магическое действо. Однако трезвый расчёт визитёра из иного мира не учёл один момент. Этот момент в облике кота Николая выпрыгнул из засады и больно куснул Игорька, испортив задуманную карликом пакость.

– Эй, ты чего! Нельзя кусать! – начал верещать тот.

Кот Николай недоверчиво глянул на Елену Владимировну, которая тут же сообщила ему:

– Сейчас кусать можно.

Николай продолжил терроризировать Игорька, а Елена Владимировна тем временем подняла с пола ружьё и, сняв с предохранителя, направила дуло прямо на низкорослое создание.

– Давай вали отсюда! – грозно произнесла она.

– Ну и свалю! – дерзко ответил Игорёк. – И свалил, растаяв в воздухе со звуком хлопка.

– Вы тоже давайте слезайте, чего удумали на потолке лежать! – сердито сказала Елена Владимировна, глядя на Василия Петровича.

– Я рад бы, да не могу, – промямлил в своё оправдание тот.

– Что он с вами сделал? – ужасалась Таня.

– Не знаю, я задремал, а проснулся уже в таком положении, – поведал печальный Василий Петрович.

– Может быть, обратно позовём этого чудика? – неуверенно предложила Таня.

– Вот ещё. Да и как ты собираешься это сделать? – с иронией в голосе спросила пожилая женщина.

– Ну как там всяких барабашек вызывают? – смутилась девушка.

– Сами уж как-нибудь разберёмся, – Елена Владимировна к ужасу Василия Петровича направила ружьё в сторону потолка. – Хватайтесь.

– Нет! – испуганно произнёс Василий Петрович. – Я лучше тут побуду пока. А там, глядишь, и Михаил вернётся с племянником.

Елена Владимировна ждать уже ничего не собиралась – ударила прикладом по потолку, и Василий Петрович, отлепившись, рухнул прямо в кресло, на котором некоторое время назад мирно дремал.

– Это был не Игорёк, – сообщил Василий Петрович.

– А кто же? – поинтересовалась Елена Владимировна, не выпускавшая ружья из рук.

– Мёбиус. Ну, который к нам приходил несколько часов назад.

– Фабиус? – уточнила Таня.

– Да, я его увидел, когда проснулся. Но за миг до того, как вы здесь появились, он превратился в этого карлика. Врал всё этот Фабиус-Игорёк, не был я ни на каком болоте, – оправдывался Василий Петрович. – Просто он хотел взрастить недоверие в нашей команде.

– Очень может быть, – произнесла Елена Владимировна и пошла на второй этаж в сторону известного только ей тайника.

– И почему ты решил, что артефакт прибудет к Синей Горе? – недоумевал Дима. – Его для этого что ли крали, чтобы он снова сам по себе оказался тут?

– Вот увидишь! – дядя Миша почему-то был очень уверен в своей правоте. – Все дороги ведут сюда.

– Вообще-то в Рим.

– Не умничай! Стражи тоже дело своё знают. Думаю, по их воле автомобиль до сих пор никак не выберется из нашего края.

– Почему же их воля не помешала украсть артефакт?

Дядя Миша предпочел проигнорировать данный вопрос. Он и сам не понимал, почему у них толком ничего не получалось сделать, но ситуация была далека от критической. Никаких серьёзных потрясений в окружающем мире не было. Да и с непосредственными участниками всего действа ничего страшного не происходило.

– Этот Фабиус ведь сказал, что они всегда находятся на месте. Почему они прошляпили всё это дело?

У дяди Миши не было точного ответа на этот вопрос. Ему было известно, что стражи в определённые периоды времени действительно бессильны. Иначе в чём смысл всех этих мер предосторожностей, в которых он участвовал в последние годы.

– А почему ты поверил этому Фабиусу? – поинтересовался дядя.

– Так других нет. Какому еще Фабиусу я должен был поверить?

– И всё же? Я, к примеру, впервые его вижу. Со стражами знаком не первый год.

– А с Василием Петровичем? Ты давно его знаешь?

– Давно. Мы вместе с ним еще в милиции работали.

– Почему же тогда после милиции вы работали не вместе, занимаясь одним делом? Получается, стражи использовали вас втёмную, – сделал предположение Дима.

– Нет. Петрович в этом деле вообще случайно оказался замешан.

– То есть ты ему доверяешь после всех этих странностей?

– Доверяю, иначе не оставил бы его сторожить дом.

Дима подумал, что дядя просто упрямится, не желая признавать очевидного. Потом молодой человек красочно начал представлять то, что мог сделать Василий Петрович, окажись он действительно на стороне врага. В мыслях Дмитрия бывший милиционер выглядел уже менее привлекательно, чем Дракон с его шайкой, Игорёк и Людовик вместе взятые.

– Дядя Миша, поехали назад. Вдруг дома что-то неладное случится.

– Петрович справится.

– В этом почему-то я сомневаюсь. Может позвонить им?

Дима набрал телефон Тани, но дозвониться не смог.

– Там сеть плохая, попытался успокоить племянника Михаил Иванович.

– Но гудки слышно, просто трубку никто не берет.

– Да ничего с ними не произойдет, – в очередной раз уже сказал дядя Миша, глядя на нервничающего Диму. – Всё, приехали. Дальше пешком.

Дима выходить не собирался, дёргал от нервозности глазом и вообще находился в деморализованном состоянии.

– И долго ты так будешь сидеть? – поинтересовался дядя.

– Не могу я так. Вдруг там опасность, а я тут прохлаждаюсь, – объяснил Дима.

– Ты не прохлаждаешься, мы вообще людей спасаем, если ты не забыл.

– Что мне люди? Там мои родные в опасности, – огрызнулся Дима. – Может быть, ты сам пойдешь к горе, а я на дачу?

Дяде Мише только оставалось глазами хлопать. Слов бывший милиционер найти не мог и просто молча раскрывал рот, словно рыба.

– Не переживай, на обратном пути я тебя заберу, когда артефакт найдёшь. Пистолет твой я тоже оставляю, справишься.

– Как знаешь, – только и ответил дядя.

Племянник пересел за руль, махнул рукой дяде Мише на прощание и помчался прочь. На сердце у Димы было неспокойно, однако причину беспокойства понять он никак не мог. А еще ему чудился звонкий смех Игорька.

Что же касается Михаила Ивановича, то он убрал оружие в кобуру и неспешным шагом отправился по направлению к Синей горе. Старенькая «Нива» уже исчезла за поворотом, позже и звук мотора различить было невозможно. Зато пенсионер сумел различить несколько силуэтов впереди и потянулся к пистолету. Но выхватить оружие Михаил Иванович не успел – выстрел неприятеля подкосил его. Затем прозвучал еще один выстрел. Несколько секунд дядя Миша боролся за своё существование, а потом сдался.

***

Елена Владимировна разбила чашку на кухне. Казалось бы, ничего необычного – посуда имеет свойство биться время от времени. Но почему-то в этот момент женщине это событие рядовым не показалось.

– Беда произошла, – сказала она.

– Можно ведь новую купить, – сообщила Таня. – Или вам именно эта чашка была чем-то дорога?

– Это любимая чайная чашка Миши. Была, – трагичным голосом произнесла Елена Владимировна.

Таня всю серьёзность момента так и не оценила, поэтому в хорошем расположении духа продолжила подметать пол, напевая какую-то популярную песню. На кухню зашел Василий Петрович, который уже от сидения на потолке оправился. Пожелав доброго дня коту Николаю, пожилой человек заявил:

– Мне неспокойно. Можете мне налить кофе?

– Есть только растворимый. Может быть, лучше чаю? – поинтересовалась Елена Владимировна, которая немного отошла от трагедии с чашкой.

– Чай меня не успокоит. Давайте лучше кофе. И с молоком желательно, я в дорогу собрался, – заявил Василий Петрович.

– Куда двинете? – спросила Таня, закончившая сбор крошек к большому сожалению ворона Феди.

– По шее этому Игорьку. Найду его только сперва и как двину! – разгоряченному пенсионеру не терпелось действовать.

– Михаил же вас попросил здесь остаться? – тётушка нахмурила брови.

– Он не понимал всей полноты картины, – парировал Василий Петрович.

– А вы понимаете? – Таня собрала осколки чашки и подала Елене Владимировне молоко из холодильника.

– Не понимаю. Но и сидеть сложа руки не имею права. Природа у меня такая, – пояснил приятель дяди Миши. – Да не надо мне сахара, он меня тоже не успокаивает. Вы что-то про самокат, кстати, говорили?

Елена Владимировна молча выкатила на участок самокат. Василий Петрович в один глоток влил в себя кофе, крякнул и пошёл к транспортному средству.

– А он меня точно выдержит?

– Мишу выдерживал, – успокоила пенсионера Елена Владимировна.

– Нет. Не поеду я на самокате, – начал капризничать Василий Петрович. – Пойду к Витьке, попрошу у него мопед.

– Как хотите, – с безразличием ответила тётушка.

***

Дима в тишине ехал на дачу. Скоростной режим старался не нарушать, но временами ловил себя за неконтролируемым желанием этот режим нарушить. Когда тишина молодому человеку стала совсем уж в тягость, он решил включить радио. Поймать удалось лишь волны одной радиостанции, которая в силу специфики жанра Дмитрия совсем не устраивала. Сперва он пытался петь самостоятельно, а затем вспомнил, что у дяди Миши в бардачке имелась неплохая подборка дисков с музыкой.

Не отрываясь от вождения, Дима вслепую постарался вытащить первый попавшийся диск, но рука нащупала карту. Карту он отложил и всё же вытащил какой-то диск, который решил вставить в проигрыватель. Переключив песню о крепком алкогольном напитке, популярном в паре сибирских городов, молодой человек остановился на более актуальной песне.

Задумывая чёрные дела
На небе ухмыляется луна.
А звёзды, будто мириады стрел*

Дима решил остановиться, чтобы ещё раз повнимательней рассмотреть карту, которую он нащупал минутой ранее. Ему показалось, что он видел её впервые, хотя не раз разглядывал дома. На ней был отмечен и загадочный район Птицынска с «Красной мордой», и какие-то другие населённые пункты вокруг города, помеченные непонятными символами. Порталы ли это, места силы или что-то ещё, молодой человек никак не мог понять.

Пока он всматривался, стоя у обочины, мимо проехал фургончик, по которому не так давно Дмитрий стрелял. Фургончик останавливаться не стал, да и вообще ехал с запредельной для реального автомобиля скоростью. Колёса у транспортного средства были в порядке. Водитель и пассажиры – целы и невредимы. Дима попытался броситься в погоню, но заглох. А когда завёл автомобиль, цель была уже слишком далека.

– Как дела? – прозвучал писклявый голос с заднего сиденья.

Дима резко затормозил, благодаря чему обладатель писклявого голоса едва не вылетел через лобовое стекло.

– Пристёгиваться надо, – недружелюбно сказал Дима.

Игорёк, а именно ему принадлежал писклявый голос, недовольно потёр лоб.

– Ничего, до свадьбы заживёт, – пропищало создание.

– До какой свадьбы? – удивился Дима.

– Таньку твою в жёны хочу взять. Тебе-то она уже ни к чему будет?

Дима попытался залепить пощёчину злодею, но Игорёк, смеясь, увернулся. Вспомнив, об «ахиллесовой пяте» создания, молодой человек попытался было прочесть молитву, но карлик пошёл на опережение. Дима сам не понял, как вылетел из «Нивы» в распахнувшуюся дверь. И даже ремень безопасности от этой неприятности его не спас.

– Креста на тебе нет! – сообщил ему Игорёк, растворившись в воздухе вместе с автомобилем.

***

Василий Петрович мчал на самокате в направлении Синей горы. Договориться по поводу временного пользования мопедом с Витькой не удалось. Паренька не оказалось дома, а потому торг не удался за неимением второй стороны. Впрочем, и на самокате Василию Петровичу неплохо удавалось разогнаться, особенно, когда дорога шла вниз.

Пожилой человек чувствовал, что всё заканчивается. И заканчивается оно всё как-то неправильно. Он понимал, что должен внести коррективы в сценарий происходящего. Однако Василий Петрович не был уверен, что ему по силам совершить невозможное. Да и что конкретно из невозможного он должен был совершить, пенсионер тоже не понимал. Он просто целеустремлённо разгонялся по прямой, плёлся в гору, а потом мчался с горы.

На одном из таких спусков пенсионер едва не потерял управление и выехал на встречную полосу. Из-за поворота на него выскочил фургончик, который останавливаться из-за помехи не собирался. Раздался неприятный стук, хруст, а затем и тихий стон. Путь Василия Петровича к цели окончился из-за нелепых форс-мажорных обстоятельств.

Что же касается фургончика, то он мчался дальше, не намереваясь делать перерыв в своём пути. Люди, сидевшие в нём, не слишком-то понимали, куда и зачем едут. Но главное, что ехали они в нужном для заказчика мероприятия направлении. Любые препятствия на их пути испарялись, любые сложности разрешались без активного участия членов шайки.

Непосредственный руководитель преступной бригады по кличке Дракон на связь не выходил давно, однако, никого в фургончике этот вопрос не волновал. Цель неуклонно приближалась. Хотя это была вовсе не их цель. Что, впрочем, тоже ни пассажиров, ни водителя не беспокоило.

***

Дима брёл куда глаза глядят, пока не очутился перед маленькой избушкой. Никаких птичьих ножек у этой избушки не было, однако путник всё равно попросил строение развернуться к нему передом.

– Вход с другой стороны, – высунулся из окна Пахомыч. – Как там поиски пропажи?

– Какой пропажи? – мысли Димы сейчас были где-то очень далеко от всех насущных проблем.

– Как это какой? – появился в окошке Старый. – Артефакт не нашли ещё что-ли?

– А, это? Да, как-то пока нет. А вы чего тут прохлаждаетесь сидите? – возмутился Дима. – Мы, значит, катаемся по всей области, бензин жжём, патроны тратим, а они сидят тут, чаи распивают.

– Это настой, – пояснил Пахомыч.

– Что? – не понял Дима.

– Мы не пьём чаи, от них есть польза, но есть и вред. А от травяного настоя одна только польза.

Дима фыркнул и даже захотел запустить шишкой в лоб любителям настоя, но проявил сдержанность.

– Дядя мой не проходил мимо?

– Михаил?

– Других дядей у меня нет. Есть ещё тётя, но она должна быть в безопасности. И двоюродные сёстры — они вообще в Москве. Так что конкретно сейчас меня больше интересует судьба дядя Миши, а не какого-то другого дяди – кипятился Дима.

– Этого дяди теперь тоже нет, – пропищал голос откуда-то из лесу.

Дима обернулся на звук, но никого не приметил.

– Вы слышали? – обратился Дима к собеседникам.

Однако собеседников перед ним не оказалось. Избушки тоже никакой не было, только корень поваленного дерева. Дима хотел выругаться, но вспомнил, что уже отказался от этой глупой привычки. Подумав о том, что всякое в жизни бывает, молодой человек поплёлся дальше. Остановиться пришлось через пару сотен шагов, когда Дима добрался до высокой сосны.

– Всё, хана, – сообщила с ветки сосны ворона.

Дима пригляделся к вороне и понял, что это не ворона, а ворон. Причём не какой-то абстрактный, а вполне конкретный ворон Федя. Конечно же, Дима подумал, что ворон Федя сидеть на сосне в лесу не может, а значит это всё галлюцинации.

– Это не галлюцинации, – поспешил успокоить Федя.

Диму это, правда, не слишком-то убедило. Ворон, конечно, знал много пословиц, поговорок и телевизионных новостей, но вот в чтении мыслей раньше не был замечен.

– Я просто скромничал, – прокаркала птица. – Я умею читать мысли и вообще достаточно развитой.

– Развитый, – поправил Дима. – Развитой – это социализм.

– Я тоже развитой, – настаивал ворон. – У меня и партбилет есть.

Дима, конечно же, не поверил, но просить предъявлять документ птицу не стал.

– Как там дома дела? Всё в порядке?

Ворон не ответил. Через миг Диме показалось, что это не Федя, а какой-то незнакомый ворон. Еще через мгновение вместо ворона молодому человеку почудился дятел. Затем и дятла след простыл.

Дима лишь укрепил свою веру в то, что рассудок его начал в последнее время подводить. Он уже не мог сам разобраться в том, где правда, а где игра воображения.

– Где правда, – спросил Дима белку, подбежавшую к нему на близкое расстояние. – И почему ты подбежала так близко? Ты же лесная, должна бояться людей.

Белка в объяснения пускаться не стала, а просто пропала из виду. Меж тем, солнце заходило за горизонт, а Дима всё еще брёл в неизвестном направлении. В итоге он вышел в Синей горе, вспомнив слова дяди о том, что все дороги ведут именно к ней.

В свете полной луны Дима увидел церковь. Дверь не оказалась запертой, поэтому войти удалось без труда. Икон на стенах не было, никакого привычного церковного убранства не обнаружилось. На месте, где должен был располагаться алтарь, Дмитрий приметил небольшой столик. Подойдя ближе, он увидел серебряный крестик на тонкой синей нити. Кажется, такой Дима носил когда-то в детстве. Но потом почему-то перестал. Дима даже не мог сейчас вспомнить, где и когда в последний раз он с ним расстался.

А ещё Диме почему-то вспомнились слова Игорька об отсутствии креста. Молодой человек решил, что серебряный крест явился ему неслучайно и решил его примерить.

В первые секунды Дима ничего удивительного не почувствовал. Когда наступили секунды вторые, третьи и последующие, молодой человек почувствовал, как куда-то поднимается. Дима нёсся ввысь, не остановил его потолок, не помешала кровля. Вокруг не было ничего, а затем начали мелькать, будто кадры киноплёнки, неприглядные картины перед глазами.

Окровавленный дядя Миша лежит под сосной. Василий Петрович валяется на обочине дороги с вывернутыми под неестественными углами конечностями. Дачный дом окутан пожаром, Елена Владимировна в бессилии плачет посреди охваченной пламенем комнаты, держа на руках кота Николая. Таня тоже где-то рядом, ей удается спастись – Игорёк вызволяет её из горящего дома.

Видения прекратились – Дима ощутил твёрдую почву под ногами. Огляделся – Синей горы поблизости не было. Он находился посреди болота, которое по какой-то причине называлось Великим. Навстречу нёсся фургончик, постепенно сбавлявший скорость.

Из автомобиля глядели на нашего героя четыре недовольные физиономии. Дима тоже не был рад встрече, видения всё еще не давали ему покоя. Но успокаиваться молодой человек и не собирался. Он уверенным шагом отправился в сторону остановившегося автомобиля.

– Я приказываю тебе выйти! Не забудь поднять руки! – сообщил Дима водителю, не задумываясь, чем он собирается угрожать всей банде.

Водитель, показав язык Диме, вылезать из автомобиля явно не собирался. Его рыжебородый сосед показал ещё более непристойный жест. Из задних дверей фургона тем временем выскочили два других пассажира с автоматами.

– Что, будешь ещё приказывать? – нагловато спросил участник организованного преступного сообщества, направив автомат на Диму.

– Буду, – не теряя духа, ответил Дима. – У тебя автомат ненастоящий.

В ответ неприятель пустил очередь немного поверх нашего героя.

– Настоящий, – убедился Дима.

Продолжать с ним беседу никто не желал. Оба автоматчика, ухмыляясь, начали палить по своему собеседнику. Израсходовав все патроны, они к своему удивлению обнаружили перед собой невредимого Диму. Водитель вышел из машины, достал пистолет и тоже попытался выстрелить – оружие дало осечку.

– Давно не чистил, наверное, – попытался он оправдаться.

– Артефакт у вас? – спросил Дима.

– Чего? – не понял водитель.

– Крест каменный у вас?

– У нас, – сообщил рыжебородый, высунувшись из фургончика. – Только мы не тебе его везли.

– А привезли мне, – Дима отправился к фургону, мимо оцепеневших от его наглости преступников с автоматами.

Водитель всё ещё возился с пистолетом, рыжебородый не мог выбраться из автомобиля, поскольку дверь заело. Зато Дима без труда открыл заднюю дверь фургончика, обнаружив искомый артефакт там.

– Не так просто, – пропищало ненавистное создание сзади. – Да и ни к чему это всё. Артефакт на месте, скоро прибудут мои друзья из нижних миров. А ты навеки останешься тут. В первый раз вы мне помешали, но теперь я легко с тобой расправлюсь.

Дима обернулся, увидев вновь перед собой Игорька. Сперва хотел что-то сказать, но потом молча пнул неприятеля. Да с такой силой, что порождение тьмы пролетело несколько метров. Игорёк, казалось, готов был разреветься, но сдержался и залился смехом.

– Где Таня? – спросил демона Дима.

– Какая теперь разница. Она со мной будет, – веселился Игорёк. – Я её спаситель, а ты всё про…

Тяжёлый каменный крест, прилетевший в карлика, прервал беседу. Игорёк исчез, на этот раз окончательно. Как говаривали впоследствии стражи, он вернулся к своим друзьям в нижние миры. Планировал он другое – воссоединиться со своими приятелями в мире людей, но осуществить задумку не удалось. Впрочем, в какой-то степени, цели он добился. Товарищей своих призвать в мир людей Игорёк хотел, поскольку соскучился по привычному кругу общения. Теперь привычный круг общения оказался с ним рядом.

Что же касается Димы, то он после происшествия на Великом болоте вновь воспарил над землей, только никаких видений ему больше не являлось. Неизвестно, сколько он находился между небом и землёй, но в конечном счёте на твёрдой поверхности молодой человек смог себя обнаружить.

***

– Как думаешь, он готов? – прозвучал где-то рядом знакомый голос.

– Готов, – ответил другой, голос которого Диме также был известен.

Дима открыл глаза, увидел перед собой стражей – Пахома и Никодима. Они о чём-то долго говорили, Дима потом так и не смог вспомнить, о чём именно. Что-то было про Игорька и про нижние меры. Говорили о каком-то даре, который впоследствии Дима должен будет применять во благо живущих и временно ушедших. А ещё Никодим сказал, что карта Диме больше не потребуется и изъял её. Беседа продолжалась долго, Пахом объяснял какие-то правила, говорил о постоянной необходимости делать выбор и ответственности за него.

Позже Дима неоднократно пытался восстановить этот разговор, но вспомнить удавалось лишь отдельные слабо связанные друг с другом фрагменты. Со временем он вообще стал забывать про случившееся, полагая, что всё это было только сном. Очень странным, длинным, но всё же сном.

Эпилог

– Ну что выспался? – произнёс кто-то.

– Выспался, – машинально ответил Дима.

– Поехали домой, ну её эту рыбалку! Не клюет, зараза – ворчал рядом дядя Миша.

Дима осознал, что лежит в палатке. Вылез из неё – увидел берег Волги. Никаких гор, никаких церквушек и даже развалин приметить не удалось.

– Что с артефактом? Он на месте?

– Каким артефактом? – с недоумением посмотрел на племянника дядя Миша.

– Местным. Каменный крест. Что с ним?

– Не понимаю, ты о чём?

– Мы вообще сейчас где?

– Как где, на рыбалке. Сам же хотел волжскую рыбку поймать, забыл?

– Не припомню. А Таня с тётушкой где?

– На даче остались, по хозяйству хлопотать.

– А Василий Петрович?

– Петрович? Я разве рассказывал про него? Да дома сидит-поди, в интернете своём всякую ерунду ищет в поисках приключений.

– Он не поехал на дачу что ли?

– Я как-то не думал его звать. Да он быстро надоедает со своими теориями заговоров. Пускай дома у себя сидит, глаза не мозолит.

– Но ведь у него свой дачный дом есть.

– У Петровича? Ха! Откуда у этого старого обалдуя дачный дом. Он вообще не большой любитель природы.

Дима ехал с рыбалки на дачу и никак не мог взять в толк – шутит ли дядя или действительно всё произошедшее является наваждением. На даче всё было по-старому – Елена Владимировна хлопотала на кухне, Таня ей помогала. Кот Николай носился по участку за бабочками, которых, впрочем ловить и не собирался. А ворон Федя раздавал всем кулинарные советы, просмотрев цикл тематических передач. Дядя Миша упорно отказывался верить в наличие какой-то Синей горы. Не знал он никаких стражей, не ведал о Пахомыче со Старым.

Лишь одно обстоятельство заставляло Диму усомниться в нереальности случившегося. Серебряный нательный крест, который был с недавних пор при нём. Правда, Таня говорила, что и раньше видела на нём этот оберег. Не находя никаких объяснений произошедшему, Дима свыкся с мыслью о нереальности всех этих событий, всплывавших у него в памяти. Отпуск в гостях у родственников подошёл к концу. И вот уже снова пришлось прощаться с Птицынском, стоя на перроне.

Дима подошёл к дяде, тепло его обнял. Поцеловал тётушку и позвал родственников в гости с ответным визитом. Таня пыталась втиснуть в сумку снедь, которую бесцеремонно вручила путниками Елена Владимировна. Ещё несколько минут — и вот уже виды Птицынска можно наблюдать лишь через окно в вагоне. В наушниках у Димы звучала его любимая дорожная песня в исполнении одного музыкального коллектива из Санкт-Петербурга.

Домой!
Там так славно бьётся сердце северных гор.
Домой!
Снова остаётся бесконечный простор за спиной*

Дима возвращался домой, еще не понимая, что произошедшее с ним действительно имело место в реальности. А впереди молодого человека ожидало ещё много чего странного и удивительного. Но это всё было где-то за горизонтом. А пока его ожидало 26 часов пути по железной дороге.

*В тексте использованы фрагменты из песен: «Анапа» (группа «Биртман»), «Охотник» (группа «Король и Шут»), «На Урал» (группа «Калинов мост»), «Безысходность» (Enjoykin), «Последний закат» (группа «Ария»), «Тюрьма» (группа «Пилот»), «Ром» (группа «Король и Шут»), «Дорожная» (Гарик Сукачёв), «Чёрная Луна» (группа «Агата Кристи»), «Домой» (группа «Секрет»).




Мне нравится:
1

Рубрика произведения: Проза ~ Приключения
Количество рецензий: 0
Количество просмотров: 29
Опубликовано: 22.08.2019 в 23:13
© Copyright: Марат Рамазанов
Просмотреть профиль автора






Есть вопросы?
Мы всегда рады помочь!Напишите нам, и мы свяжемся с Вами в ближайшее время!
1