Нам песня сдать все ЕГЭ помогает (экзамен на формирование личности)


Представьте себе такую картину: девушка говорит о самоубийстве, потому что ее подруга заболела и не пришла на спектакль, дерется с незнакомыми людьми, когда они обращаются к ней по любым вопросам, ругает ресторан за то, что не было блюда, которое она хотела заказать… И эта же девушка, подготовившись к ЕГЭ всего за 9 месяцев и 5 дней, сдала экзамены на следующие баллы:
Литература – 97
Базовая математика – 5 (20 баллов из 20)
История – 82
Русский язык – 100
Обществознание – 84
Это моя история. Период ЕГЭ совпал с окончанием переходного возраста. Но эта история могла начаться и в десятом классе. Правда, не за два года – я собиралась пройти десятый и одиннадцатый класс за один год. Школа поставила нереальные условия… Программу десятого класса я должна была пройти за полторы недели. Уже тогда, в попытках это сделать, я подумала так: «Господи! После этого никогда не буду заниматься чем-то в последний момент!»
Итак, раньше окончить школу не получилось, и подготовка к ЕГЭ была отложена на неопределенный срок. Когда начинать? Летом? Да нет, лучше отдохнуть! Правда, в августе стоит раскачаться… «Начну 6 августа», - решила я. Очень больно вспоминать, почему была выбрана именно эта дата, именно этот понедельник… В тот день я была полна энергии, но своевременно не составила план, поэтому не начала подготовку. Составлению плана мешала банальная лень. Я почему-то даже не выбрала новую дату… 21 августа все проблемы были решены – план был составлен. По нему подготовка начиналась 5 сентября, сразу после закрытия первого сезона моей программы «Старые песни по-старому и по-новому» на Youtube. План составлен, но вечером 29 августа выяснилась необходимость корректировки, потому что сочинение по русскому теперь нужно писать по-другому… На следующий день возможность к чему-то подготовиться появилась только днем, но началась подготовка не к тому… Узнав о смерти Иосифа Кобзона, я стала собирать материалы о нем для выпуска 11 сентября… Закрытие сезона перенеслось на неделю (поэтому и не было перерыва между первым и вторым сезоном), но дата начала подготовки к ЕГЭ не менялась – я понимала, что 12 сентября будет уже поздно. Но зачем, определив дату выпуска, так рано к нему готовиться, пренебрегая необходимой корректировкой? 2 сентября я поняла, что не готова учиться – все-таки надо было начинать в августе! И тут я вспомнила вещь, которую провалила в девятом классе: адская неделя! Почему бы не использовать ее для подготовки? Ложусь в 22:00, встаю в 05:00, иду на пробежку, выполняю все планы, всегда бодрая и энергичная, в интернете можно сидеть только по делу! Вперед!
Моя история продлилась с 3 сентября 2018 года по 10 июня 2019 года, а если говорить об ожидании результатов, то по 22 июня.
«Что происходит?» - подумала я 3 сентября, услышав мелодию будильника. Потом вспомнила: адская неделя! Каждый день спать хотелось в течение шести-семи часов, но я выдержала это испытание. Правда, с четверга на пятницу все-таки спала, что противоречит правилам адской недели, но это было вызвано необходимостью идти в школу вместе с классом. Со второй недели у меня начались индивидуальные уроки. А подготовка началась на два дня раньше плана. Действительно, зачем рано вставать, если я не собираюсь ничего делать? Адская неделя – это период определения уровня и корректировки плана. О самой подготовке в эти дни рассказывать нечего, но был изменен набор предметов: добавилось обществознание. Вот мой набор на тот момент: русский язык, математика базовая, математика профильная (для интереса), литература, история, обществознание.
Расскажу немного о работе над собой во время адской недели, потому что адская неделя могла быть одной из причин успеха. Понедельник – это работа над привычками. С пятого класса я ковыряю пальцы и никак не могу от этого избавиться. «Не ковырять, не ковырять!» - говорила я. Но это было очень трудно… Дерматилломания не ликвидирована и сейчас. К пальцу на левой руке я больше никогда не прикоснусь, а вот работать над правой очень сложно... Порой кажется, что все время об этом думаю, но никак не могу с собой справиться. Вторник – осознанность. Для этой цели был выбран удачный день, и казалось, что получилось, пока я не пересмотрела «Старые песни по-старому и по-новому»… Нет, ляп возник не из-за подъема в пять часов. Может, школа так плохо действует? 2 сентября в выпуске о Евгении Мартынове (выпуски первого сезона выходили чаще, чем раз в неделю) я назвала не тот год, даже не заметив этого, а 4 сентября в выпуске об Эдуарде Хиле сказала «установить неизвестно»… Среда – тайм-менеджмент. Казалось, что с этим никогда не было проблем, и я решила посмотреть информацию об интересующем вузе. Тогда-то и выяснилось, что нужно сдавать обществознание. Четверг – выход из зоны комфорта. Я планировала сходить на все уроки, не зная, что так будет всю неделю. Попробовала выйти из зоны комфорта перед спектаклем, заговорив с незнакомым мужчиной, но он не был настроен на разговор. В пятницу нужно отдохнуть, но разве можно это делать, если официальный выходной – воскресенье? Я просто смотрела видео по подготовке к ЕГЭ, и, возможно, они сильно повлияли на будущее. В субботу я честно пыталась блокировать негативные мысли, но, к сожалению, ближе к вечеру сорвалась. Подводя итоги недели в воскресенье, я не заметила ничего особенного, еще не зная, что произойдет 10 сентября…
Адская неделя сделала мою историю ЕГЭ отличной от других. Также хочется рассказать об особенностях домашнего обучения. Я ходила в школу по индивидуальному расписанию и хочу рассказать читателю, как проходили все уроки. По ОБЖ надо было просто написать конспекты за полугодие. О конспектах по физике, географии и астрономии (вела одна учительница) надо было еще и что-то рассказать. Физкультура – 12 рефератов в год, темы любые. Конечно, я и по-настоящему занималась физкультурой, но беговую норму пришлось сократить вдвое – во время ЕГЭ я бегала только два с половиной километра, в редкие дни позволяя себе пробежать больше. С Татьяной Николаевной, учительницей информатики, я не виделась вообще, отправляя презентации и тесты ей на почту. Это те предметы, с которыми я могла очень быстро разобраться.
Английский язык всегда был в четверг, на третьем уроке. Мария Николаевна давала письменное задание (иногда перед этим просила прочитать текст, но оценка зависела от степени уверенности), видела, что я работаю, и через полчаса отпускала с пятеркой за работу на уроке, так ничего и не проверив. Иногда задание было небольшим, и я делала его быстрее. Мария Николаевна не проверяла и в этом случае. Однажды она не поняла, что я закончила, и сказала:
- Что, устала? Хорошо, иди домой!
Как ни странно, домашние задания она все-таки иногда задавала, но, похоже, их выполнение не считала чем-то необходимым:
- Сделала домашку? Если нет, ничего страшного!
Но я все равно делала, потому что, если учиться индивидуально, ответственности гораздо больше.
Химия была на седьмом уроке в пятницу. Татьяна Анатольевна твердо решила вбить мне в голову свой предмет. Она знала о моих способностях к обучению, поэтому решила, что план урока – не одна тема, а то, что мы можем пройти за 45 минут. Однажды мы начали новую тему за полминуты до звонка. Татьяна Анатольевна научила меня преодолевать себя, потому что химия давалась нелегко. Однажды учительница меня похвалила:
- Вот молодец! Приходишь вовремя, всегда делаешь домашнее задание!
Именно с этой похвалы началась моя «Исповедь выпускницы». Также Татьяна Анатольевна назвала меня лучшей из тех, кто у нее на домашнем обучении.
В субботу на пятом уроке была биология – возможность отдохнуть. Я должна была просто прочитать параграф и, используя информацию из учебника, письменно ответить на вопросы. Это обычно продолжалось до 25 минут. Потом на пятом уроке другие дети стали заниматься с Еленой Валерьевной, но день моего отдыха из-за них не менялся. Елена Валерьевна сначала успокаивала детей, а я уже начинала читать следующий параграф.
Теперь о тех предметах, которые пришлось сдавать. Ольга Владимировна, учительница истории и обществознания, ничего не делала для подготовки. Она просто просила меня учить параграфы и рассказывать в любой день после второго урока. Иногда были и письменные задания. Однажды я сдала письменную работу, а Ольга Владимировна выдала:
- Меня интересуют прежде всего устные ответы!
Это было один раз, а Елена Валерьевна никогда не знала, что она задала, всегда все смотрела по моей тетради.
Обществознание… В этот курс входят такие разделы, как «Экономика» и «Право». Эти предметы для меня вела Анна Валентиновна Макаренко. Я все понимала, но уроки почему-то были настоящим кошмаром. Сначала была страшная пятница, потом страшная суббота, потом страшная среда. Я даже позволяла себе стонать:
- Опять к этой Анне Валентиновне!
Но и она не дала практически ничего по подготовке…
С Ларисой Вадимовной Розмысловой, учительницей литературы, я встречалась сначала по средам на шестом уроке, потом по пятницам на четвертом уроке. Она сразу нацелилась на подготовку к ЕГЭ, на первом занятии показала модель написания сочинения. «Демоническая женщина» - именно так я ее называю после выступления, на котором она прочитала этот рассказ. Речь идет не столько об этом, сколько об особых способностях…
- Давай разберем «Мертвые души», ты это хорошо знаешь, - сказала Лариса Вадимовна. А я как раз на тот момент недавно перечитала поэму!
Однажды она выдала:
- Нам очень нужны твои сто баллов!
- Да вы что, Лариса Вадимовна, я себе таких задач не ставлю!
Получилось 97… Думаю, не обошлось без ее магии. Я каждую неделю сдавала сочинения и получала максимальные баллы, но, конечно, самостоятельно писала гораздо больше, и с заданием 17 пришлось разбираться самой…
У меня не было никакого разделения на алгебру и геометрию – был просто сдвоенный урок математики в среду на первом и втором уроке. Валентина Олеговна тоже была нацелена на подготовку к ЕГЭ, поэтому я даже не знаю, что такое интеграл! Мы только и делали, что изучали необходимую для экзамена теорию, а потом решали типовые задания. В четвертой четверти, когда я уже стала решать все варианты на 20 баллов из 20, Валентина Олеговна освободила меня от занятий.
К ЕГЭ по русскому языку подготовила Елена Александровна Шелест. Я практически не ошибалась в тестах, поэтому нам пришлось работать только над сочинением. Именно Елена Александровна показала, каким должно быть соотношение проблемы и позиции автора, объяснила, что значит пояснение и смысловая связь. Я сдавала ей сочинения каждую неделю, как и Ларисе Вадимовне, но баллов было недостаточно, поэтому приходилось много работать. Елена Александровна освободила меня раньше, чем Валентина Олеговна, но я все равно боялась за сочинения.
В десятом классе я привыкла к трем-четырем урокам по 40 минут, поэтому боялась, что полноценные школьные дни адской недели покажутся слишком длинными. Наоборот – даже нелюбимые уроки пролетели незаметно! Это привело к тому, что 10 сентября я подумала: «Как быстро летит время! Майя Валерьевна в девятом классе была права – завтра экзамен! Значит, нужно готовиться изо всех сил! Каждая секунда подготовки – доля балла, а каждая секунда потерянного времени – потеря балла! Когда-то я могла завершить какой-нибудь план на полминуты раньше, ошибочно полагая, что эти полминуты ничего не решат… Вот мама иногда говорит: «Ну, блин, 10 секунд!» Мама, это не «ну, блин, 10 секунд», а часть твоей жизни!» Так с мыслей об экзаменах я переключилась на мысли о быстротечности жизни вообще и вдруг поняла, что произошло… Именно этого я ждала в начальной школе! Именно этого я боялась в восьмом классе! Вспомнив это, а заодно и стихотворение Вертинского «Есть слова, как монеты истертые», я поняла, что на экзаменах жизнь не заканчивается, и даже в этот непростой период нужно продолжать жить. Я вела «Старые песни по-старому и по-новому», занималась бегом, вокалом (не только для выпусков), чтением (не только для экзамена по литературе), литературным творчеством. Иногда просто гуляла от полутора до трех часов. Во время таких прогулок приходят новые идеи. Также я часто ходила в музей или в филармонию, не отказываясь от культурных мероприятий. Никакие выступления не отменялись - я пела, когда приглашала Айна, педагог по вокалу, выступала со стихами, раз в месяц участвовала в вокальном конкурсе «Звезда».
Как изменилось мое поведение? Я могла заниматься везде – в метро, в трамвае, в очереди в Эрмитаж… Посещая школу несколько раз за день, снимала форму только один раз – после последнего урока. Я всегда читала книгу на перемене, на уроке в ожидании учительницы. Бежала из школы домой, по дороге повторяя материал. Правда, иногда было стыдно перед великими поэтами, но, чтобы не делать таких вещей, нужно готовиться за два года! Стоит ли говорить, что от сидения в интернете без дела я отказалась навсегда!
Со следующего дня начался невероятный творческий взлет. «Болдинская осень – 2018» - так я в шутку называю этот период. Творческим порывам я, конечно, поддавалась, а нужное время подготовки (4 часа) набирала потом. В начале этого периода была и верхняя граница – 6 часов. Установление верхней границы было связано именно с мыслями 10 сентября.
Болдинская осень – 2018 – это очень странный период. Увеличилось не только количество, но и качество стихов. Казалось, что я могу писать на любую тему, даже осуществила военную мечту, написав стихотворение «Немец шестнадцати лет»! Наконец-то я перестала реагировать на всякие мелочи. Но даже к болезни брата отнеслась спокойно… Это период невероятного спокойствия, который нужно описать отдельно, и здесь лучше этого не делать. Но некоторые моменты стоит выделить…
25 октября я узнала, что не могу записать видео о Пугачевой в традиционный понедельник (именно в этот день выпуски выходят и сейчас) по причине участия брата в конкурсе с фортепианной композицией собственного сочинения «Думы и волнения». Было принято решение записать раньше, в субботу. 26 октября я возвращалась с урока экономики и права в непривычно хорошем настроении, готовясь сообщить об изменениях. Но в плане цифра возле пункта «вокал» ничего не означала – петь можно было в любое время. Поэтому, узнав, что мамы нет дома, я решила заняться вокалом… и узнала о смерти Николая Караченцова. Сначала даже возникло желание позвонить маме и сообщить, потом пришла мысль, что она, возможно, уже знает. А ведь маме посчастливилось общаться с Караченцовым! Возможно, именно поэтому его уход так сильно повлиял на мое самочувствие. Прямо на уроке химии мне стало плохо! Может быть, была и другая причина – возникшее непонимание. Но мама видела мою бледность. Да и сердце болело в прямом смысле. Это было два раза в моей жизни, и оба раза в одиннадцатом классе, но в декабре такое состояние возникло вследствие положительных эмоций.
Конечно, ни о какой Пугачевой не могло быть и речи. За один день я подготовила материал о Караченцове. Видимо, срочная задача подействовала. Я специально посчитала, что на подготовку к видео о Юрии Богатикове 5 августа 2019 г. ушло четыре с половиной часа – по полтора часа в день. Деятельность по Караченцову началась после обеда, то есть не раньше 16:45, а я еще успела побегать, почитать Чехова, написать главу «Сна на миллион лет» (это история о том, как герои попали в осознанное сновидение, из которого не выйдут, пока не проживут во сне время, по ощущениям равное миллиону лет, хотя на самом деле это не больше пятнадцати минут) и стихотворение «Три удара». Этот день стал предвестником достижения пика и последующего спада – 29 ноября я написала «Раздумья о Николае Караченцове», и этим закончилась Болдинская осень. Зимой стихов было больше, но качество некоторых из них оставляет желать лучшего…
10 ноября произошло то, что заставило поверить в магию. Я прослушала настрой, в котором, помимо всего прочего, были такие слова:
- И сегодня обязательно произойдет нечто приятное, о чем я пока еще не знаю.
И действительно – мама совершенно неожиданно сообщила, что мы идем на программу по Шукшину и Твардовскому! Программа сильно подействовала – даже голова закружилась! А биологию пришлось пропустить.
13 ноября было написано два стихотворения, два предсказания. Зачем я написала о том, как герой, выдуманный глупым воображением, сломал ногу? А овцебыка, упомянутого в стихотворении, написанном по заказу Айны (я действительно писала по заказу каждую неделю), «мальчик Лев» увидел в январе в зоопарке Нижнего Новгорода… Также я предсказала успешную сдачу экзаменов. Почему же потом засомневалась? Ведь была же твердая вера: все получится, если вести себя как следует! Главная примета оказалась гораздо полезней, чем просто «учить», хотя именно одна из причин ее возникновения усилила последующую панику. Да, знаю, не все в плане подготовки было идеально, но привело к высокому результату именно соблюдение основного правила.
Первая часть подготовки была распределена на 14 недель – с 3 сентября по 9 декабря. Предметов изначально было шесть, и поэтому одним предметом я занималась раз в неделю. Такой подход не устроил. Я решила сделать 12 недель погружения, то есть заниматься одним предметом в течение шести дней подряд. Воскресенье же оставалось выходным днем.
Началось погружение с истории. Первая неделя была посвящена датам российской и всемирной истории. Все эти даты я скопировала в отдельные документы и пронумеровала, чтобы потом повторять двумя способами: по порядку или с помощью генератора случайных чисел. Было два документа: «Дата по событию» и «Событие по дате». На второй исторической неделе началось изучение материала по двум книгам. Это были «Неделя за неделей» и… справочник Баранова.
После истории я запланировала обществознание. Также было два основных источника информации, но оба в интернете – материал в текстовом виде и видеоуроки. Я даже начала делать какие-то задания, разбираться с техникой написания эссе путем просмотра большого количества теоретических видео и попыток практики, но первое эссе, которое можно было назвать этим словом, удалось написать только 8 марта.
Третья неделя – базовая математика. «Школа Пифагора» в помощь! Именно Евгений Косолапов в девятом классе поднял меня с нулевого уровня и помог сдать ОГЭ на пять. Я просто смотрела все видео подряд и практиковалась. Правда, тригонометрических заданий было мало, и это пришлось исправлять уже во второй части плана.
Чтение по программе, как и не по программе, было отдельным пунктом, не входило в план подготовки к ЕГЭ по литературе. В план входил анализ, а также написание сочинений с использованием полученной информации. Странно, но мне, поэту, было трудно анализировать стихи – с прозой я справлялась лучше. Задания на сопоставление тоже не всегда давались, и это вынудило запланировать дальнейшую работу с ними.
По русскому языку в первом периоде была только одна неделя подготовки, в течение которой я разбиралась только с тестовыми заданиями, а вторую неделю я посвятила итоговому сочинению. Да, было бы логичнее сделать это с литературой, но по русскому меньше готовиться.
Профильная математика – то же самое, что и базовая. Запрет сдавать оба этих экзамена стал огромной удачей. Во-первых, я бы не могла все успеть. Во-вторых, первая неделя была на каникулах, а это такой период, в который из-за семейных планов сильно сокращается время подготовки. В-третьих, вторая неделя была последней в плане на 12 недель, и к тому времени о запрете уже стало известно. Что я делала в освободившееся время? В течение двух недель составляла план до конца мая – это серьезная работа!
Расскажу подробнее об итоговом сочинении. Сначала не получалось ничего. Я вообще не понимала, как писать вступление и заключение, как выстраивать аргументы… Вроде недавно прочитала произведение по направлению, а аргумент получается какой-то серый! В конце октября я так и не поняла, что делать, но, как ни странно, не паниковала, а просто решила прочитать рекомендованные произведения. В ноябре почему-то все пошло очень хорошо. Вероятно, помогли сочинения по литературе. Я писала их с сентября, и по тетради можно проследить прогресс, поэтому жалко ее выбрасывать.
В успешную неделю я обязательно писала два сочинения в день – утром и вечером. Правда, это началось на несколько дней раньше плана. Потом я серьезно работала над одним направлением в день – читала произведения, выписывала свои мысли. 1 декабря было написано четыре сочинения, 2 декабря я просто читала – все-таки воскресенье! На следующий день я устроила себе пробник с импровизированными бланками, начав приготовления ровно в десять часов утра – домашнее обучение позволяет! Правда, произошел какой-то клин на итоговом сочинении… 26 ноября я готовила видео о Караченцове на 40 дней и увидела цитату: «Мечту не надо трепать. Держи ее при себе, иначе станет похожей на замусоленную купюру». Мечта и реальность! Я срочно написала сочинение по этой фразе. Кстати, именно Караченцова я цитировала, говоря о заветной сотне: «Я знаю, что никогда до этого не дойду, но я буду к этому стремиться». А в рассказе «Актриса Людмила Макаровна» есть рассуждения по всем направлениям…
4 декабря единственной серьезной умственной нагрузкой было то самое видео – накануне нельзя заниматься. Но все-таки захотелось повторить содержание некоторых произведений. Я прошла несколько тестов. Особенно запомнился последний, по «Крыжовнику». Никак не могу это объяснить… Никак не могу объяснить то, что было 5 декабря…
Обычно я вставала в шесть часов утра. Не вскакивала резко, потому что нужно вспомнить сны, чтобы потом их записать (это того стоит!), но и не залеживалась, потому что завтра экзамен, да и жизнь быстротечна. Время отбоя не было установлено, но чаще всего я ложилась от 22:00 до 23:00. В ответственный день я позволила себе выспаться, встала в 7:30. И тут пригодились знания, полученные в августе в процессе подготовки к видео об Анне Герман… У нее же лечебный голос! Может быть, поможет? Я послушала «Надежду» и почувствовала слабое влияние. Нужно еще раз! Но потом песня показалась успокоительным, а успокоительные принимать перед экзаменом нельзя…
Ворона каркнула пять раз. Я даже не задумывалась о том, что это плохая примета. Пять раз – значит, зачет по всем пяти критериям!
Лучше ничего не брать с собой, поэтому, придя в школу, я впервые за долгое время ничего не делала. Потом решила для верности напеть ту же «Надежду» (конечно, так, чтоб никто не слышал). И вот мы сидим в кабинете. Объявляют темы. Ура! Могу писать по любимому направлению – «Мечта и реальность»! Вопрос звучал так: «Всякая ли мечта достойна человека?» Разве я виновата, что пример мечты, достойной человека, пришлось взять из «Капитанской дочки»? Где-то слышала, за использование банальных произведений снижают баллы… Слухи, слухи! Сразу пришла в голову недостойная мечта из «Крыжовника». Не зря тест проходила!
Похожая ситуация была в девятом классе, на ОГЭ по истории. Экзамен был 19 июня, а 17 июня я составляла последний тренировочный план по теме «Новая экономическая политика». Попалась именно эта тема! Но, если попробовать предсказать, ничего не получится. Так и не знаю, почему в последние дни перед ЕГЭ по литературе везде попадался «Вишневый сад».
Сочинение я написала лучше всех в классе – так сказала Лариса Вадимовна. Может быть, помогла «Надежда»? Или пятикратное карканье вороны?
Новый план был составлен с 17 декабря по 25 мая. Может быть, он был верным, и не стоило отступать от него в последние месяцы, которые стали более жаркими… Я готовилась пять дней в неделю, со вторника по субботу, а воскресенье и понедельник посвящала подготовке к поступлению, но совсем скоро я лишилась возможности готовиться к поступлению. План был таким:
Вторник – история и обществознание
Среда – математика
Четверг – русский язык и литература
Пятница – история и обществознание
Суббота – русский язык и литература
Потом воскресенье заполнилось видеоуроками по истории, а также подробным изучением культуры. Потом и понедельник перестал быть выходным – те же видеоуроки, а также работа по сопоставлению произведений. Кстати, 16 февраля, когда резко ухудшилось настроение (не рискую употреблять модное слово «депрессия», потому что считается, что в депрессии человек не способен готовиться к экзаменам), был двадцать первый день работы без выходных… Может быть, все дело в этом? Но только со вторника по субботу я включала ноутбук, открывала документ с датой и смотрела, что меня ждет сегодня.
Пришлось сократить время сна – приехал папа, соблюдение правил которого отнимает самый дорогой невосполнимый ресурс. К некоторым вещам я привыкла, они не особо напрягали. Проблемой стали шнурки. Я и раньше их не развязывала, а теперь… Но у папы другие взгляды на жизнь:
- Знаешь, это некрасиво. Не стоит так делать из-за каких-то десяти секунд!
Я пробовала объяснить, что это не какие-то десять секунд, а выученное определение, сделанное задание, прочитанное предложение, написанное слово, и если этим пренебрегать, то за весь период подготовки будет потеряно очень много… Нет! Даже то, что случилось через несколько дней после этого разговора, не подействовало! Поэтому я и спала от 00:00 до 06:00. Сначала было очень тяжело, а после Нового года понравилось – я чувствовала в себе невероятную жизненную силу, считая, что сохраню такой режим сна на всю жизнь. Но 16 февраля вся энергия ушла… Сейчас я сплю так, как спала до итогового сочинения, потому что бывшая «чокнутая птичка» на самом деле жаворонок.
Подготовка к истории проходила следующим образом: по вторникам я больше занималась просмотром карт и иллюстраций (конечно, потом была практика конкретно по этим заданиям), заучиванием определений, а пятница была в основном днем изучения теории. Я обязательно решала варианты, если оставалось время после выполнения плана, который заключался в изучении определенных тем. По воскресеньям писала исторические сочинения по пройденным периодам, но по неправильной схеме – не могла отделить роль личности от причинно-следственных связей. Конечно, карты и иллюстрации вызывали определенные затруднения. Я думала, что никогда с ними не справлюсь… Ежедневные занятия по этим темам входили во все БНП и БТП (эти аббревиатуры я придумала сама, расшифрую позже). С заданием 17 почему-то было гораздо легче разобраться, и воскресенья не утомляли. Кстати, по воскресеньям решение вариантов и изучение пропущенных тем было обязательным.
Теперь об обществознании: я продолжала учить темы, используя те же источники, но в день учила меньше, чем в первом периоде, потому что больше практиковалась. Как и по истории, решала варианты полностью, если оставалось время, но результаты были неутешительными. Всегда находилась какая-то теория, которую я по каким-то причинам не знаю, хотя уже должна была изучить. Но за эссе я взялась конкретно – решила, что 8 марта обязательно напишу! Подготовка проходила по частям – сначала раскрытие смысла высказывания, потом теоретическая аргументация, потом фактическая аргументация. Конечно, фактические аргументы я искала везде, любое событие могло стать жертвой ЕГЭ. Даже было стыдно перед Зеленским, когда я делала его куклой, рассуждая о мажоритарной избирательной системе! Начиная с 8 марта, я написала очень много эссе. Вся теория из основных источников была изучена 26 марта, строго по плану.
Нельзя сказать, что подготовка к базовой математике по средам была расслаблением. Вся геометрия была проблемой, и пришлось с ней разбираться следующим образом: январь – тригонометрия (а в декабре я закончила смотреть «Школу Пифагора»), февраль – стереометрия, март – планиметрия. Правда, это ограничилось разбором конкретных заданий с сайтов. На последние месяцы было запланировано изучение всех типов сложного двадцатого задания, но я решила, что это не очень нужно. Правда, какие-то типы успела разобрать в ноябре…
По русскому языку иногда были ошибки в тестовой части, поэтому я разбирала все задания по своему плану. После разминки следовала работа с сочинением по частям. Сначала я училась определять проблему, потом приводила примеры, поясняла, формулировала смысловую связь, позицию автора, аргументировала, делала вывод. Никогда не казалось, что сочинения идут хорошо, но 23 февраля я даже опубликовала на сайте свое творение, написанное во время домашнего пробника. Такие пробники, конечно, время от времени проводились. Я решала тесты, писала сочинения и работала над ошибками.
Литература – это анализ, написание сочинений по всем прочитанным произведениям. Стихи я учила, начиная с этого день. Конечно, делала перерывы на несколько дней, чтобы не было каши в голове. Я учила стихи с 17 декабря по 1 мая. К сожалению, не помню, на какие именно дни выпадали перерывы… Цитаты тоже учила. Четыре раза в неделю (понедельник, четверг, суббота, воскресенье) слушала лекции для подготовки, а 28 февраля послушала Дмитрия Быкова и поняла, что в этом удовольствии нужно себя ограничить! Это блаженство не должно ассоциироваться с подготовкой! В апреле же я написала стихотворение, ставшее своеобразной молитвой за его выздоровление, а теперь не могу найти, хотя, казалось, писала в нужной тетради… Неужели вылечила? Но тогда можно сказать, что и болезнь была вызвана моими действиями – за несколько дней до этого я слушала лекцию по «Мастеру и Маргарите».
Конечно, совсем лишать себя положительных эмоций не нужно. Радовать должна каждая мелочь – например, анализ «Капитанской дочки» 19 октября, изучение культа личности Сталина 5 марта… Это было непреднамеренно, а 9 мая я специально посмотрела видео «Как решать карты по Великой Отечественной войне». По обществознанию любимой темой стало девиантное поведение.
- А что, девиантное поведение может быть и хорошим? – спросил Лева. Правда, он должен был это знать, потому что сдавал ОГЭ по обществознанию…
- Да! Например, у меня позитивная девиация – сверхтрудолюбие!
По русскому языку иногда попадались тексты, заставляющие подробнее изучать творчество их авторов. Заучивая стихи для литературы, я иногда могла нарушить порядок – например, 1 февраля выучила стихотворение «Февраль. Достать чернил и плакать», хотя по списку до Пастернака было еще далеко. И Солженицына я, конечно, начала читать 11 декабря, в день его столетия…
Конечно, материал нуждается в регулярном повторении. Темы, выученные до завтрака, я повторяла очень много раз в течение дня (например, после урока), а остальные – после еды и перед сном. На следующий день я сразу после будильника воспроизводила все, что выучила вчера, а потом делала это через день. В конце каждого месяца я воспроизводила весь материал с конца.
Конечно, иногда заниматься не хотелось. Конец декабря стал особенно тяжелым в этом плане. 25 декабря в ожидании концерта Эдиты Пьехи я испытала те самые положительные эмоции, от которых физически заболело сердце. Было уже не до истории… Я пыталась заставить себя, используя фразу «завтра экзамен», но она почему-то не действовала. Перед Новым годом так не казалось…
- Хорошо! – сказала я себе. – Тогда перед концертом! Да, будет хуже, но сама виновата!
Почему-то перед концертом было легче готовиться… А после мероприятия мама изменила свое отношение к великой певице! Я, конечно, тоже была в восторге и поняла, что лучшее событие года произошло под конец. Правда, о худшем событии тоже можно так сказать…
27 декабря произошло несчастье – бабушку увезли в больницу с переломом шейки бедра. На следующий день ничего не было ясно, и занятия шли с трудом. Потом выяснилось: бабушка несколько дней проведет в больнице, а потом в течение неопределенного срока будет лежать в моей комнате… 2 января пришлось поехать в Нижний Новгород без мамы – врач не разрешил ей уезжать. Из-за постоянных визитов в больницу было трудно все успеть, и даже «синдром 31 декабря», когда планируешь много дел, но все равно остается три часа до начала новогодней программы, не сработал… Правда, мне казалось, что жизнь остановилась, и никакого праздника не будет. Я считала, что это несчастье – очень жестокое наказание, особенно перед Новым годом! Бабушка просила не впадать в пессимизм, быть такой же веселой, как она, но это получалось с трудом. Уже дома я сидела с бабушкой, разговаривала с ней о разных вещах, даже закрепляла какие-то темы. Но приходилось готовиться под стоны! Можно выдержать все, если понимаешь, зачем это нужно. Вот подходящая цитата из книги Марка Твена «Личные воспоминания о Жанне д’Арк сьера Луи де Конта, её пажа и секретаря»: «… сильная душа, стремясь к великой цели, способна укреплять и поддерживать слабое тело». Я прекрасно понимала, что для меня это больше, чем экзамен…
От решения вопроса с Новым годом зависел режим сна – не вставать же в шесть утра, если праздник будет! Должен быть! Не зря же я делала традиционную программу «Двенадцать месяцев», в которой читала лучшие стихи каждого месяца, а также пела любимую песню! Перед программой было еще несколько песен. Оказалось, мама даже не думала об отмене праздника. За столом она каким-то образом прочитала мои мысли – посмотрела на меня и сказала:
- Ты у нас теперь взрослая, можешь и слово сказать!
Я сказала те слова, которые Путин перестал говорить («год был тяжелым»), но объяснила, что жизненные трудности должны чему-то научить. Праздник удался, несмотря на то, что на нем не было бабушки – «и лишь тебя не хватает чуть-чуть».
Я готовила песни на все праздники. 25 января, в свой день рождения, бабушка уже лежала в моей комнате, я подошла прямо к ней и прокричала:
И была бы жизнь длиннее,
Чтобы шагать!
15 января произошло еще одно неприятное событие. Это побудило меня 25 января снова спеть любимую песню. Услышав ее, бабушка сказала:
- Сразу видно, что это твоя песня!
Выступала я и 27 января, в честь 75-летия снятия блокады Ленинграда. 25 февраля, поздравляя маму, пела «Я верю, друзья», «Это было недавно» и «А он мне нравится». 6 мая не готовила ничего, не хотела поздравлять брата Леву. Однако бабушка требовала выступления. Я немного подумала и спела «Надежду» и «Когда весна придет, не знаю».
В плане подготовки была допущена серьезная ошибка. На каникулах должна была быть сокращенная программа, но все равно я не подумала об одной вещи: все нужные книги не влезут в рюкзак! Поэтому по возвращении из Нижнего Новгорода пришлось составить БНП – большой недельный план. В нем были прописаны дела, которые обязательно нужно сделать за неделю. Это лучший способ нагнать программу, сделать все, что написано в документах, хоть и в другие даты! Правда, БНП напоминает сентябрьскую ошибку – прописаны только учебные дела. Это было ликвидировано в октябре – я стала составлять подробные планы на каждый день. Но составлять БНП нужно именно по сентябрьскому принципу, чтобы не переживать из-за невыполнения чего-нибудь приятного. Возможно, именно БНП усилил во мне невероятную энергию. Один раз я даже проснулась раньше будильника, в 05:45, боясь, что проспала. Спать больше не хотелось. Все дела, раньше казавшиеся занудными, вызывали интерес. Получилось успеть и все остальное! БНП был завершен утром 14 января, в последний день – я смогла адекватно рассчитать время. Бабушкин день рождения вынудил составить БТП – большой трехдневный план. Вероятно, успешное выполнение возможно только при необходимости… В марте, в последнюю неделю четверти, я составила БТП с целью поправить душевное состояние (в первый раз действительно была особая неделя!), но не успела его завершить. В каждый БНП и БТП входило повторение материала, а также карты и иллюстрации.
Теперь пора сказать, что именно произошло 15 января. Я выполнила план подготовки, записала видео о Вертинском по заказу Евгении Блаер и начала заниматься «Сном на миллион лет», а мама отвечала на звонки из Москвы о состоянии дедушки… И вот она пришла и сообщила:
- Короче… все.
Я все равно продолжала сочинять, но рука дрожала. Тогда я прервалась и просто села с бабушкой. В первый и последний раз за весь одиннадцатый класс я по своей воле совсем ничего не делала… Бабушка сказала:
- Да… Первое в твоей жизни такого масштаба печальное событие…
- Тройка улетела навсегда, - прошептала я, вспомнив того же Вертинского.
Я понимала, что чем-то заняться все-таки нужно, чтобы не сбить режим сна, поэтому до 00:00 просто печатала тот же «Сон на миллион лет». Спала плохо. Хорошо, что на следующий день отменился урок математики – удалось погулять. Именно тогда я решила написать о смерти Юрия Александровича Шелкапа.
Юрий Александрович Шелкап, этот выдуманный герой, был так назван в честь двух любимых учителей – Елены Александровны Шелест и Юрия Яковлевича Каплана, учителя математики из 121-й школы. 27 августа Шелкап серьезно заболел, и в этом вся суть произведения: ученики должны были намотать на ус советы больного классного руководителя и успешно сдать экзамены. Идея пришла в голову после усиленных занятий математикой во время болезни Валентины Олеговны. Все ожидали смерти Шелкапа, но по первоначальной задумке он должен был выздороветь благодаря высоким результатам. Не получилось, да и баллов читатель не узнает. Это произведение о психологии одиннадцатиклассников.
Я думала, что «Звезда» 19 января отменяется, и казалось, что мама подтвердила мою догадку, спросив, какие уроки в субботу… Оказалось, она просто забыла, что конкурс выпадает на школьный день! Я ругала себя за то выступление, а также за то, что поздравляла мужчин с 23 февраля – все-таки 40 дней!
21 января я выполнила план и пошла на пробежку. Показалось, что могу пробежать больше… Уже дома заболела нога. Потом еще и голова закружилась! Пришлось полежать. Я думала: «Подстроюсь под папу, буду лежать до обеда!» Вскочила раньше... Показалось, что энергия от меня не уйдет!
Усилившаяся паника заставила работать без выходных. 1 февраля охватил еще больший ужас: в феврале всего 28 дней, а потом до первого экзамена останется меньше трех месяцев! Я выполняла план, делала остальные дела, а потом продолжала подготовку – решала дополнительные варианты, смотрела видео, читала полезные статьи. «Исповедь выпускницы», которую я начала писать 2 февраля, только мешала… Но что делать, если я начала понимать, как люблю школу, с которой совсем скоро придется попрощаться? Поэма была завершена быстро – 23 марта.
16 февраля я не услышала будильник, а потом узнала, что мама заболела… Куда делось спокойствие Болдинской осени, помогавшее переносить жизненные трудности? Жизнь показалась жестокой и несправедливой. Еще и папа стал хуже слышать одним ухом… Спать с того дня хотелось, и я читала, как с этим бороться. Один совет возмутил: писали, что поможет получасовой сон в течение дня! А если нет такой возможности? Однажды я завела таймер на две минуты… Это было связано не с сонливостью, а с тем, что мама задержала, и пришлось лечь в 00:02. Я решила, что это не страшно, потому что время чистого сна все равно не может быть постоянным. Однако в метро закружилась голова… Тогда-то я и решила, что нужно завести таймер.
Бабушка сказала, что 8 марта встанет на костыли. Она попробовала на несколько дней раньше, но ничего не получилось – нога никак не хотела сгибаться. Это усилило мое мрачное состояние. Я все чаще и чаще занималась в слезах. Бабушка это видела и говорила:
- Не надо, гулюшка, брось свои книжки! Давай вместе поплачем!
Но не всегда она была к этому готова… Иногда проявлялся старческий маразм. Бабушка могла устроить истерику из-за ерунды. Странно, что это не передалось мне! Именно после бабушкиных слов о том, что мне тяжело, подготовка начала утомлять. Любые разговоры о бабушке приводили меня к приступам. Я не соображала ничего. Стихотворение «Когда меня не станет, ты поймешь» было написано именно в таком приступе. Но материал все равно откладывался в голове, несмотря ни на что!
Конечно, очень тяжело было наблюдать, как бабушка с трудом ходит на костылях, а потом готовится сесть в коляску. Я ругала судьбу, заставляющую готовиться к экзаменам в таких условиях! Стало ясно, что основной вуз отпадает – для подготовки к творческому конкурсу нужна комната. В запасном же вузе я узнала проходной балл – 251. Тренируясь, я набирала такие баллы, но, услышав информацию, почему-то засомневалась в качестве самостоятельной оценки и запаниковала… Если не получится, что тогда?
Я решила досрочно закрыть третий сезон «Старых песен по-старому и по-новому». Правда, дату для этого выбрала неудачную – 1 апреля. Пришлось объяснять, что это совсем не шутка. В последнем выпуске спела песню из фильма «Как закалялась сталь», которая и символизирует дорогу в третью часть подготовки. Ее, как и «Надежду», я всегда напевала перед входом в ППЭ.
Было решено сначала заниматься важными делами, а потом целый день готовиться, но это не пошло, и отдых был по-прежнему в середине дня, между двумя частями подготовки. Теперь части были условны – занятия заключались в бесконечном выполнении заданий одного типа, тренировке второй части, проведении пробников и работе над ошибками. В те месяцы я очень часто могла забыть об остальных делах и заниматься по 10-13 часов. Правда, еще приходилось учить теорию, чего я совершенно не ожидала. Дело в том, что Ольга Владимировна за полтора месяца до экзамена дала книгу «История СССР от Ленина до Горбачева». Ее нельзя изучать раз в четыре дня… Почему в четыре, если экзаменов пять? Потому что на базовую математику я уже плюнула – только трансляции по средам смотрела! В общем, план был такой: каждый день по 13 страниц.
Из-за паники планы менялись постоянно. Я то посвящала один день одному предмету, занимаясь по четырехдневкам (именно такой подход был в позорном девятом классе, который даже описывать стыдно), то занималась всеми предметами в один день… Суть была одна: постоянная практика и изучение пропущенных тем. Занимаясь по четырехдневкам, я могла написать 15 маленьких сочинений по литературе в день, потому что за литературу боялась больше всего, даже нашла лекции для ЕГЭ, которые слушала каждый день по три часа, потому что поздно нашла полезный материал. Потом дошло: баллы по литературе ни на что не повлияют. Первые два экзамена (литература и базовая математика) – разминка перед остальными! Возможно, именно такой настрой определил дальнейшую судьбу. И на «Звезде» концертные песни получались гораздо лучше конкурсных, несмотря на то, что были сложнее для исполнения…
С 15 апреля был составлен план на 40 дней. Единственное, что от него сохранилось, - это утренний ритуал. До «дня тишины» оставался 41 день – подготовку 25 мая я могла провести любым способом. Поэтому в течение всех этих дней я писала утренние сочинения по русскому языку и обществознанию. Вскоре это стало приятным процессом.
15 апреля – юбилей Аллы Пугачевой. Паника не позволила отметить этот праздник, а также бабушкино возвращение домой в коляске – это было 14 апреля. Но 9 мая гораздо важнее экзаменов, хотя и в тот день продолжалась подготовка, заключающаяся в чтении исторических документов. Я подготовила для бабушки две песни – «Письмо солдату» и «Мы за ценой не постоим», прекрасно понимая, что это может повлиять на баллы.
Паника заставила заплатить за «Продвинутый практикум» Андрея Пучкова по истории и обществознанию. По обществознанию ничего полезно для себя я не узнала, а тестов показалось мало. Зато Пучков объяснил, как на самом деле писать исторические сочинения – обозначать процессы, и в них выделять события! Попробовав написать сочинение по Петру I, я поняла, что это дельный совет. Нужно срочно все исправить! Редактирование периода Империи началось только с 11 мая… Это стало еще одной частью утреннего ритуала. Правда, несмотря на завершение плана в срок, я продолжала редактировать и после первых экзаменов…
Дни после майских праздников стали очень тяжелыми. Видимо, домашнее обучение заставило учителей сомневаться во мне. В понедельник Ольга Владимировна объяснила классу материал (иногда я по желанию ходила на уроки с классом), а потом спросила:
- Инна, интересно? Полезно?
В среду, 15 мая, был пробный экзамен по русскому языку. Накануне я пришла на обществознание. К нам зашла Татьяна Владимировна Дорофеева, наш завуч. Вот ее вопрос:
- Инна знает, что завтра русский?
Я не относилась к пробнику серьезно, поэтому вымыла голову. Однако песни для настроя надо было проверить! Я прослушала их и пошла в школу. Даша Векшина не взяла ручки… Я дала одну из своих, но потом пожалела, что не проверила: вдруг не пишет? Возвращая ручку, Даша ничего не сказала. Значит, все обошлось!
На четвертом задании я поняла, что это вариант с досрочного экзамена, а текст в нем достаточно простой. О любви очень легко писать! Появилось вдохновение, которому не хватало выхода в последние полтора месяца. Правда, 30 апреля я все-таки начала вспоминать свое прошлое отличницы в работе «Путь отличника», а потом забросила, оставив на лето. На пробнике было особое ощущение… Я справилась!
16 мая был еще один пробник, по обществознанию. Увидев вариант, я сразу же стала сомневаться в успехе. Почему? Может быть, причиной был некомфортный сон? Я поставила будильник так, чтобы он звенел каждые полчаса. Такое поведение было вызвано отчаянием. Дело в том, что в начале апреля Лева сказал, что у него нет аппетита. В моем дневнике записано восьмое число, а он постоянно говорит о дате 3 апреля, о том, как мама доигралась, давая ему неправильную еду… До сих пор он продолжает об этом говорить, несмотря на то, что все анализы нормальные! Моя психика этого не выдержала: бабушка лежит с переломом шейки бедра, папа плохо слышит, а Лева мало ест и делит жизнь на «до» и «после»! Я сразу поняла, что никаких проблем с аппетитом на самом деле нет, поэтому стала шантажировать – сначала ела столько же, а потом решила плохо спать.
Во второй части я почувствовала то самое вдохновение, но как оценивать вторую часть? Я пришла домой и зарыдала, проклиная сентябрьский переворот: правильно же подумала – завтра экзамен! К чему сейчас все остальное? Теперь уже бесполезно что-то делать – провалилась, начав готовиться только в одиннадцатом классе! Но я все-таки решила повторить стихи и немного успокоилась, дважды прочитав следующие строки:
Не пропадет ваш скорбный труд
И дум высокое стремленье.

Все оказалось гораздо лучше, чем я думала – 87 баллов! А по русскому 98… Снизили за пунктуацию, как и Даше Мазиковой. Может быть, это сделали, чтобы не ставить никому заветную сотку?
Последний план подготовки по всем предметам был рассчитан на 4 дня, с 21 по 24 мая. 25 мая я занималась только литературой. После этого наконец наступил «день тишины»! Я провела его только в любимых делах, а также сходила на футбол «Зенит» - «Енисей». Окончен первый тайм. Счет 1:0 в пользу «Зенита». Сбылась мечта идиота – я увидела пенальти на стадионе! В перерыве прозвучало объявление:
- Ждем вас на втором этаже!
Я пошутила:
- Ждем вас на втором тайме! Кто не хочет, может не приходить!
Действительно, именно события второго тайма повлияли на нервы в период сдачи экзаменов и ожидания результатов. Счет 1:0 не вызвал бы никаких мыслей… Когда «Зенит» забил третий гол, мама сказала:
- Давайте 5:0!
Я возразила:
- Это слишком символично.
Счет 4:1… Пять экзаменов… Как объяснить родителям, что я как суеверный человек не радуюсь такой победе? Вспомнилась и Левина шутка:
- Ты сдашь четыре из пяти экзаменов!
Теперь я знаю, что пророческим стал не счет, а порядок голов… Последний гол матча забил «Енисей» в ворота «Зенита», и последний результат мне не пригодился.
Было очень страшно. Вот список моих основных мотивов успешной сдачи ЕГЭ:
  • 1.Нужные баллы для поступления
  • 2.Два в одном – искупление вины и проверка установки на жизнь (порог – прошлогодний проходной балл и 80+ по литературе)
  • 3.Снова искупление вины, но на этот раз перед школой
  • 4.Влияние на бабушкино здоровье (бабушка сказала, что ее нога зависит от моих баллов)
И вот настал день первого экзамена, 27 мая. Я не рассчитала время, поэтому прослушала только песни, а слова настроя, после которого неожиданно попала на спектакль, прошептала уже в аудитории… Как читатель уже знает, я ждала «Вишневого сада», но повезло больше – досталась «Гроза». Это мое любимое произведение из летнего списка перед десятым классом! Конечно, я легко справилась с заданием, перед этим сделав тестовую часть за три минуты.
Попалось стихотворение не из кодификатора, название которого напомнило первые месяцы подготовки – «Болдинская осень» Самойлова. Разве я могла после этого считать, что литература – это только разминка? Правда, возмущают вопросы такого типа: «Какое условие, по мнению Д. Самойлова, необходимо для творческого взлета художника?» Я не спрашивала у поэта, что он хотел сказать! Но вдруг внутренний голос подсказал ответ в виде одного слова… Я еще раз прочитала стихотворение и поняла: все сходится! Остается только подробно расписать это слово! С сопоставлением тоже все просто – обращение поэтов к собратьям по перу! Подходит стихотворение Есенина «Пушкину». Также Цветаева – «Имя твое – птица в руке». Я написала пародию на это стихотворение в тот день, когда выучила его… Это обращение к поэту, которого почему-то нет в кодификаторе, несмотря на то, что другие гениальные авторы того же периода есть, и имя этого поэта встречается в книге «Неделя за неделей». Пусть это останется тайной, но, может быть, кто-нибудь догадается… Здесь есть несколько подсказок.
Ночь была не такой, как перед первым ОГЭ, когда я не могла заснуть до трех часов из-за совпадения двух факторов бессонницы (экзамен и день рождения), но все-таки я «все дрожала, все дрожала». Как оказалось, с утра эта цитата не случайно пришла в голову – я писала сочинение по сказкам Салтыкова-Щедрина. Тема была проблемной, но можно сказать, что в этом повезло. Я люблю эти сказки, но сочинения почему-то не шли, и тему приходилось повторять много раз, изучая информацию по множеству источников. В итоге вспомнились даже те цитаты, которые я не учила специально. Для анализа были выбраны сказки «Повесть о том, как один мужик двух генералов прокормил» и «Премудрый пискарь».
Я сидела до конца и даже исправила какое-то слово за минуту до окончания экзамена. Домой пришла голодная как генералы! После обеда решила вариант по математике, а потом продолжила подготовку к истории. Папу обманула, сказала, что сочиняю. Он все равно попросил поспать. Я закрыла дверь и продолжила подготовку… За ужином пришлось терпеть Левины капризы – на следующий день у него был ОГЭ по русскому языку. Я-то знаю, как важна спокойная обстановка накануне!
28 мая никакой спокойной обстановки не было, а на следующий день была базовая математика. Из-за нервов я забыла в школе сменную обувь и еще больше забеспокоилась, вспомнив надпись: «Вход в ППЭ строго в бахилах или сменной обуви!» Но почему-то пропустили в кроссовках. Отношение к этому экзамену было несерьезным, поэтому, когда попросили расписать ручку на черновике, я написала: «20 из 20? Легко! Это просто разминка перед заветными тремя предметами!» Сомнения возникли только в одном задании. Я не стала сидеть до конца и, быстро все сделав, пошла готовиться к истории. Это был последний день подготовки к первому предмету из заветной тройки.
30 мая я отмечала день рождения, но не так, как хотелось бы, - просто выступление у бабушки и немного еды. Так и было задумано – перед экзаменов лучше не расслабляться! Но я до сих пор не посидела с друзьями в ресторане… 30 мая состоялся интересный диалог с папой. Папа смотрел исторический фильм и стал расспрашивать меня о Смуте… Мама на следующий день сказала так:
- Молодец, хорошо о Смуте рассказала!
Также 31 мая, в день экзамена, я в последний раз заглянула в тетрадь и повторила сочинение по Александру II – по любимым темам всегда сложнее писать! Первое задание, расставление событий в хронологическом порядке, было простым, но заслуживает особого внимания, потому что один вариант привел к дальнейшему смеху – «смерть царевича Дмитрия в Угличе». В тесте затруднение вызвало только одно задание, но не сразу я хорошо справилась… Сначала был полный ступор, и элементарные задания казались сложными. Даже хотелось плакать! Но потом мозг все-таки стал соображать. Я засмеялась, вспомнив элементарные вещи! Во второй части… достался текст о Смуте! Снова все совпало! И спрашивают, в каком городе погиб царевич Дмитрий… А для чего тогда первое задание? С двадцать третьим не справилась – не знала ответа ни на один вопрос, написала наугад. Аргументов, конечно, боялась – так и не научилась их выстраивать. Но один балл за задание 24 я все же получила – смогла привести два хороших аргумента в защиту одной точки зрения. Не знаю даже, с какой точкой зрения по поводу удачных походов Святослава удалось справиться…
Сочинение… Александр II! Повезло! И снова получилось предсказать! Я одна в аудитории сидела до конца.
- Экзамен окончен! Не переживайте – я уверена, у вас все хорошо!
На русский я была настроена решительно, и накануне провела серьезную моральную подготовку, слушая истории тех, кто набрал сто баллов по этому предмету. Но 2 июня мама участвовала в финале «Звезды», а взрослые выступают поздно, поэтому режим сна был нарушен. Пришлось подремать в метро, а друг этого не понял:
- Э, а ты чего спишь?
- К ста баллам готовится! – объяснила мама.
Я не стала отменять прослушивание песен, более того, послушала и самую любимую, которая сопровождала подготовку, отдых, слезы о прощании со школой, потому что удачно подошла ко всему! Бабушка назвала эту песню моей, когда она еще только приобретала этот статус… Статус был окончательно утвержден 22 июня, в день получения последнего результата. Может быть, именно в прослушивании песни секрет успеха на русском?
Ознакомившись с текстом, я почему-то решила, что никакого успеха не будет, о мечте можно забыть. Мне достался Каверин. Сначала пришли в голову мысли о предательстве, но сонный мозг обратил внимание на подсказку в задании 22 – «немцы безжалостно расстреляли санитарный поезд». Фашисты стреляли в раненых, Ромашов бросил раненого товарища… Я сформулировала проблему отношения к раненым во время войны. Пришлось перечитать текст шесть раз, несмотря на то, что на черновике был сделан письменный пересказ, который очень помогает делать задания по тексту. Тренируясь дома, я никогда не читала так много раз… Надо было и дома хоть один раз досидеть до конца! За полчаса до окончания экзамена я еще переносила сочинение в бланк…
- Того, о чем мы мечтали, не будет, - сказала я Елене Александровне. Она, узнав, какой был текст, предложила на выбор три варианта, и никакого отношения к раненым во время войны в этих вариантах не было… Я начала думать, что неправильно определила проблему и завалила экзамен, от которого ждала максимального балла…
Но обществознание никто не отменял. В июне я повторяла его по разделам – практика по одному разделу в день. Брала сборник и делала все задания по экономике, политике, праву… Разделы «Человек и общество» и «Социальные отношения» я проработала в один день, чтобы 8 июня спокойно все повторять. 8 июня – день сообщения о первом счастье. Об этом доложила мама… Я, не желая терять время подготовки, проверяла результаты три раза в день, а мама – гораздо больше. Она и сообщила, что у меня 97 баллов по литературе, а также пятерка по математике! Я ожидала меньших баллов по литературе… Было очень тяжело продолжать подготовку к обществознанию. Потом эйфория прошла, и возник вопрос: а зачем? Но мама сказала, что у нее есть для меня один сюрприз…
10 июня было обществознание. Дорофеева спросила, сколько у меня баллов по литературе. Я сказала:
- Вообще 97, но сегодня, чтобы не отвлекаться, 79!
Экзамен был очень сложным… Я такого не ожидала! В первой части не было никаких сюрпризов, а во второй я поняла, что очень мало знаю, поэтому после выполнения первых двух заданий второй части пришлось писать эссе – с ним проблем не было. Виктор Перестукин совершенно справедливо заметил, что человек не может вспомнить то, чего не знал. Я не знала, что писать в заданиях 23 и 24, в задании 25 знала определение, но не знала, какие предложения составлять… Хорошо еще, что три мотива трудовой деятельности написала, опираясь на обыденное знание! 27 задание было легким. План по Федеральному Собранию вызвал затруднения, которые я все-таки смогла преодолеть на максимальный балл. За час до конца пришлось придумывать ответы на самые сложные задания – 23 и 24. Как и после русского, я была уверена в провале.
13 июня я узнала результат по истории: 82. Правда, тогда не радовалась этому, потому что была уверена, что завалила русский и обществознание… За Александра II максимальный балл при полностью самостоятельной подготовке!
С русским языком была смешная история. 18 июня мы с Левой помогали маме в магазине, и она в шутку сказала «этот морковь». Я вспылила:
- Вот из-за этого я завалила русский!
Мама достала телефон и сказала:
- Не хочу тебя огорчать, но у тебя сто баллов!
Перечитав свое сочинение, я не поняла, за что… Если бы я была экспертом, то снизила бы баллы по нескольким критериям! А в магазине мы купили торт. Папа понял, что обычный человек может набрать сто баллов!
22 июня я узнала, что не завалила обществознание, а набрала 84 балла, а за 23 задание получила 2 первичных балла из 3, несмотря на то, что вообще ничего не знала! А на «Алых парусах» подруга похвалила «Исповедь выпускницы». Это стало еще одним подтверждением удачного прохождения проверки. И, конечно, на выпускном вечере я почувствовала, что заслужила все это! Это был танец успешного человека!
Я хотела поступить в СПбГУ на исторический факультет с суммой 266 баллов по русскому языку, истории и обществознанию. Другие сдали экзамены лучше, поэтому я не прошла. Все к лучшему – после подачи документов в Академию Русского балета им. А.Я. Вагановой на факультет «Искусство в истории культуры» я стала мечтать именно об этом месте учебы, поэтому повторяла: «Только бы не пройти в университет!» Это и есть тот самый сюрприз от мамы – она нашла именно то, что мне нужно!
Конечно, ЕГЭ – это лотерея. Нельзя утверждать, что я не могла провалиться. Не только от усилий зависит, кому что достанется… Успех на экзамене складывается из многих составляющих, и везение, конечно, должно помочь обычному человеку. А страшное слово ЕГЭ знакомо мне со второго или с третьего класса… В пятом классе я придумывала песни на эту тему. И об успехе на экзамене, конечно, мечтала… Можно сказать, почти все время обучения в школе я этого ждала! За это время я очень много прожила, особенно за этот самый короткий год… А в аттестате только две четверки – по физике и по химии. Танец стал завершением истории ЕГЭ, завершением школьной истории. Однако я не расслабляюсь. Ощущение быстротечности жизни все так же заставляет действовать, выполнять творческие планы, которые не могла выполнить тогда… Правда, иногда еще казалось, что завтра экзамен, поэтому я переживала, если в течение дня что-то не получалось. Тогда я решила жить без плана, жить так, как хочется! Главное – не возобновлять занятия пустыми делами!
Завершено 12 августа 2019 г. 



Мне нравится:
0

Рубрика произведения: Проза ~ Другое
Количество рецензий: 0
Количество просмотров: 21
Опубликовано: 15.08.2019 в 16:29
© Copyright: Инна Альбрехт
Просмотреть профиль автора






Есть вопросы?
Мы всегда рады помочь!Напишите нам, и мы свяжемся с Вами в ближайшее время!
1