Не судьба


Все говорили, что тётя Нина счастлива: муж отставник, квартира в центре, плети виноградные по балкону, морёный гарнитур из ГДР, оттуда же сервиз "Мадонна" на дюжину персон, племянники с квартирами на море и абрикосовыми садами на дачах.

Тётя Нина никогда не работала и не рожала. Но постоянно была в делах: скворчала котлетами на кухне в ожидании мужа к обеду, гремела протвинями с ватрушками, стучала на швейной машинке, ездила стоять в очереди за мясом, звонила соседкам, обсуждала с ними чужих детей.

Иногда к ней привозили внучатую племянницу Галю. И они уже на пару скворчали котлетами, гремели протвинями и зачарованно следили, как муж тёти Нины - дядя Николай - приходя на обед, размеренно снимал китель, шел в ванную смачно фыркать и лить воду на шею и лицо, усаживался за стол, брал привезенную из ГДР щегольскую серебряную подставочку, сажал в нее яйцо в смятку и лёгким ударом маленькой ложечки вынуждал яйцо треснуть. Потом аккуратно снимал верхушку скорлупы, и ел причмокивая. Тётя Нина спешила подать следом горячий суп с фрикадельками, резала холодец, перекладывала ватрушки.

Галя очень любила дядю Николая. Особенно, когда он сосредоточенно ел, уткнувшись в газету "Правда". Когда спрашивал Галю, что задали в школе читать на лето. Галя с жаром пересказывала ему "Сердце Бонивура". Дядя Николай озабоченно отстранялся от супа с фрикадельками, клал газету на стол, удивлённо вскидывал брови и спрашивал: "А не рано в шестом-то классе?" И Галя радостно соглашалась: "Да я его сама не дочитала до конца".

Дядя Николай был для Гали образцом. Значил больше, чем (страшно сказать) родители. Ощущался наставником. Пастором. "Тётя Нина, а ты влюблена в дядю Николая?"- пыталась разобраться в собственных чувствах Галя. "А как же", - слишком обыденно, как казалось Гале, отвечала тётя Нина. "Всегда?" - чувствовала что-то более сложное во взрослых словах девочка, не очень понимая, как можно влюбиться, скажем, в директора школы. Тётя Нина пожимала плечами. "И у тебя не было женихов?" - не унималась Галя.

Был, созналась как-то между очередным стряпанием котлет тётя Нина - в родной деревне. Два раза танцевали. Трижды провожались. Но до поцелуев дело не дошло. Вдруг исчез и объявился только через... полвека. "Это как?" - открыв рот слушала тетину судьбу Галя. Тётя Нина опять пожала плечами, загремела кастрюлями, вздохнула и минуту помявшись решилась выложить всё начистоту. "Говорит, нечаянно пукнул во время танцев и вот со стыда исчез. Только сейчас признался..."

Тётя Нина отвернулась к плите. Галя заметила, как у нее дрогнули плечи. Но не поняла: смеётся она или плачет. "А я ведь запахов-то с детства не различаю",- поднеся платок к глазам, вздохнула тётя Нина. И Галя вспомнила, как тётя Нина всякий раз, когда они ходили с ней по ягоды, засовывала тростинки в муравейники и после чутко обнюхивали их. Кроме муравьиных иных запахов она не узнавала.



Мне нравится:
0

Рубрика произведения: Проза ~ Рассказ
Количество рецензий: 0
Количество просмотров: 30
Опубликовано: 14.08.2019 в 13:32
© Copyright: Алексей Мельников
Просмотреть профиль автора






Есть вопросы?
Мы всегда рады помочь!Напишите нам, и мы свяжемся с Вами в ближайшее время!
1