ПРОЗА, ПОЭЗИЯ. Татьяна Левченко


ПРОЗА, ПОЭЗИЯ. Татьяна Левченко
Левченко Татьяна Владимировна, родилась в 1957 г. в г. Севастополе, живёт в Керчи; образование среднее, секретарь «Керченского городского литературного объединения «Лира Боспора». Публикации: альманахи «Лира Боспора» (Керчь), «Поэтическая карта Крыма» (Симферополь); журналы: «Крымуша», «Брега Тавриды» (Симферополь). Авторские поэтические сборники: «Крошка Мир», «Звезда над Керчью» (Симферополь, «Школа», 2005 г.). Член Союза российских писателей, Крымской ассоциации писателей.

* * *

«В начале было Слово…
И Слово было Бог…»
А нынче, безусловно,
Подводится итог.
Слов наизобретали
Мы тьмы и тьмы, и тьмы.
Однако же, не стали
С того мудрее мы.
В изящные узоры
Сплетаем словеса.
В них мысли суть не скоро
Отыщет автор сам.
Витийствуем покуда,
Покуда мысль таим,
Безумно веря в чудо, —
Чудес не сотворим.
Ведь истинность свободы —
Мир словом создавать.
Царить в душе народа,
Но не повелевать.
Очисти мысль от плевел
Словесной шелухи.
И на твоём посеве
Тогда взойдут стихи,
Как истины основа,
Как истины итог:
Слова сольются в слово.
И слово будет бог.

СВЯТАЯ РУСЬ

Ещё Перун зловещим смехом
Гремел, крушил и нищил кровы,
А по Руси бродило эхо
Святой религии Христовой.

Бродило, отзываясь в душах,
И вырастало в Глас могучий.
И, рать Перунову порушив,
Над Русью разогнало тучи,

Пути проторя Свету Веры,
Любви, Надежды, Состраданья,
Где нет разлуки и потери, —
Есть только Встречи ожиданье.

И с этой верою Христовой,
Невзгоды, беды отметая,
Как мира верная основа,
Стоит над миром Русь Святая.

ЗОЛОТАЯ ОСЕНЬ

Тихо-тихо… Осень — как из сказки:
Золото, багрянец, синева…
Лёгкий ветерок с последней лаской
Носит паутинок кружева.

Утренний туман рассыпал росы
Жемчугом, в опавшую листву.
Тихо-тихо… Золотая осень —
Ласковая сказка наяву.

СВИДАНИЕ

Щеголиха-яхта у причала —
Что твоя красотка после бала:
Вся от возбуждения дрожит.
Пусть, едва заметно здесь волненье —
Яхта не спокойна ни мгновенья:
Глядь, швартовы сбросит и сбежит

Рядом — коренастое созданье,
Парнем деревенским на свиданье —
Черномазый труженик-буксир.
Чуть качнётся, как вздохнёт устало:
Он здесь отдыхает, у причала,
Он в соседки яхту не просил.

Но теперь покой его нарушен.
Что ж ты теребишь стальную душу,
Яхта, что покорна всем ветрам?!
Ветреная девочка… Игрива…
Как нежна! И как же ты красива!
Но свиданье ваше — до утра.

Вот и вся история простая.
Поутру туман над морем стаял,
Новый ветер яхту подхватил.
Без оглядки вдаль она умчала!
А буксир остался у причала.
Лишь вослед немного погрустил…

* * *
                                            В. В. С.

Был ты — весь из прозы колючей,
Как песок под солнцем палящим —
Обжигающий и текучий.
Был ты раной моей болящей!

Что ж, внезапно ушло светило?
Затянуться решила рана? —
Что вдруг сердце твоё остыло?!
Слишком рано! Ох, слишком рано!

После чёрного многоточия,
Не признав никаких условий.
Стал стихом моим неоконченным,
Оборвавшись на полуслове…

* * *

Если верить устанешь —
                            надеждой живи:
Пусть она освещает
                        твой путь Прометея.
Будешь счастлив ты
                           и в безответной любви,
Если только не создал себе
                                                Галатею.

Если ноги устали —
                            на крыльях лети! —
Впереди ведь ещё
                     столько песен неспетых…
И ты — вечно в пути.
                            Ты навечно в пути,
Агасфером поэзии,
                            в сумерках света.

Если сердце устало
                           от бед и тщеты, —
Обратись к роднику,
                      что сквозь горькие соли
Пробивается к солнцу, к тебе.
                                                 Так и ты —
Проходя через жизнь,
                              собирай её боли.

Будет слово твоё родниковой водой —
Так светло и прозрачно, —
                               живительной силой.
Потому что поэт
                          вознесён над бедой,
Чтоб из сумерек вырвалось
                                     жизни светило.

* * *

Под лязги, визги, грохоты, стенания
Танцует ломкий танец молодёжь.
Но, хоть какие приложи старания, —
В застолье эти песни не споёшь.

В кругу друзей, на торжествах и праздниках,
Заводят вновь про степь и ямщика.
Поют про Ермака, поют про Разина,
Про журавлей пою ещё пока.

Под эти песни, хоть и лет немало им,
Любой из «металлистов»тоже рос.
А если пожелают разудалую,
Затянут дружно: «Ой, мороз, мороз!»

Сейчас вся жизнь — как будто из синтетики.
Синтетикой и музыка разит.
Но русской песне не нужна косметика:
Ей никогда забвенье не грозит.

Давай и мы споём про то, что на сердце.
И ведь не «Водку русскую» споём,
А вновь и вновь: про Ермака, про Разина,
И ямщику сочувствуем вдвоём.

А чтоб взбодрились мы, душой усталые,
Пусть даже в жизни всё — наперекос,
Давай затянем нашу разудалую,
Затянем дружно: «Ой, мороз, мороз!»

ТЕЧЕНИЕ СУДЬБЫ

Весны земные радости.
Осиный праздник в августе.
А осень — горечь в сладости:
Моления, мольбы.
Зима — лошадка пегая:
По травам вьюги бегают.
А всё — тоска ли, нега ли, —
Течение судьбы

* * *

Слышен шорох паутинки о стекло, —
С лёгким скрипом, как ботинки из сельпо.
Сколько времени бесследно истекло
С этой древности по детство, юность, по…
Нет, не старость! — Это мудрость: так светло
Отраженье тишины глазами пить,
Слушать шорох паутинки о стекло,
Не задумываясь: быть или не быть.




Мне нравится:
0

Рубрика произведения: Поэзия ~ Стихи, не вошедшие в рубрики
Количество рецензий: 0
Количество просмотров: 4
Опубликовано: 10.08.2019 в 09:28
© Copyright: Лира Боспора Керчь
Просмотреть профиль автора






Есть вопросы?
Мы всегда рады помочь!Напишите нам, и мы свяжемся с Вами в ближайшее время!
1