Жестокое кино


Жестокое кино
Стоит на перекрестке двух улиц имени одного Героя двухэтажный восьми квартирный дом. Дом как дом. Облицованный с фасада фальшивым мрамором и облупленной штукатуркой со двора. Обычный дом, как и жильцы его населяющие.
В квартире №1 проживает Якимова Наталья Тихоновна. Ей уже за шестьдесят, и она честная вдова нечестного пивника Сулеймана, который очень давно привез тоненькую смуглянку из далекой Украины, покоренный знойным темпераментом, борщами и варениками. Но особенно удавался Наталье Тихоновне самогон, который она в местных условиях приноровилась гнать из ягод тутовника. Куда там родной горилке! Первач (70 градусов) шибал Сулеймана так, что он после первого стакана валился с табурета, не в силах закусить. Этот первач и спровадил Сулеймана на тот свет, а Наталья Тихоновна овдовела. И ее потянуло в Украину. Она даже пару раз сходила в украинское посольство. И даже поменяла паспорт. И стала Якымиф Наталкой Тихоновной. Но и только.
Сейчас Наталка Тихоновна сидит перед телевизором и смотрит очередную, пятьсот восемьдесят шестую, серию «мыльной оперы» - « Деньги не плачут». Если вкратце изложить содержание первых пяти сотен серий, то дело было так: некий Хуан Гонсалес, или хрен его знает кто, влюбился и собирается жениться на очаровательной девушке, которая оказалась внучатой племянницей менеджера отеля, где работает мойщиком окон вышеназванный Хрен.
Однако на пути влюбленного встает множество преград. Он некрасив, уродлив и на редкость туп. Так что ему предстоит, героически преодолев эти препятствия, превратиться в конце в прекрасного принца. Задача сложная даже для южноамериканских сценаристов «мыльных опер». Тем более, что мать Хренсалеса оказалась внебрачной дочерью брата менеджера отеля, где работает ее сын. И, таким образом, невеста и мать главного героя оказались незаконными родственниками, и на брак рассчитывать не могли, потому что католическая церковь против подобных браков. Вот если б девушка оказалась мальчиком…
Все это Наталка Тихоновна торопливо, глотая слова, а иногда и вставную челюсть, рассказывала внучке Анечке. Которая (вот жрет-то) по самые уши погрузилась в трехлитровую банку варения. Внучку привозили к Наталке Тихоновне три раза в неделю, чтобы обеим было веселее.
Но вот закончилась многострадальная реклама и серия началась. Хрен Гонсалес вышел из дома и, закурив, отправился к дому своей возлюбленной тети-невесты…
Одновременно с сериалом в квартире №5 в семье Арутюновых начался семейный скандал. Муж пришел домой. Но без денег. Он так сказал. И началось.
Дело в том, что большеглазая Диана – дочь Арутюновых, вышла замуж за турка. Турок он и есть турок. Даже заграницей. Он любит окружать себя уютом. Поэтому Сабир-эфенди, как он себя называл, и женился на Диане, поэтому и поселился с молодой женой в шикарно обставленной квартире ее родителей. Он наивно надеялся, что осчастливив семейство Арутюновых, приобрел покорную любовницу в лице Дианы, а в лице ее родителей – послушную прислугу. Но не на тех напал. Уже к концу медового месяца Сабир-эфенди научился мыть посуду, выносить мусор и вытирать пыль с хрусталя, которым очень дорожили Арутюновы, и самое главное – отдавать всю зарплату родителям жены, не оставляя себе даже на карманные расходы. Благодаря тому, что прозорливая и заботливая теща зашила все карманы на костюмах и брюках зятя, утверждая, что таким образом отучает невоспитанного и неотесанного турка от дурной привычки держать руки в карманах.
Одним словом, пока тесть и теща заботливо пересматривали портмоне и сумку зятя, супруги тихо ссорились в своей маленькой комнате на большой кровати. Сабир потихоньку стукал жену головой о стену, приговаривая, что армяне самый вредный и пройдошливый народ, а Диана полосовала грудь и спину мужа длинными ногтями и страстно шептала, что турки много веков грабили и убивали армян, и давно пора рассчитаться за геноцид армянского народа. При этом старенькая кровать покряхтывала и поскрипывала, грозя развалиться, и доводя до бешенства соседа из квартиры №6.
Соседа звали Максат. Звали до того момента, пока он не приобщился к исламу, и не начал, оставив распутное прошлое, пятикратно читать намаз. Так он стал муллой, и стали знакомые называть его Ходжа-ага, т. е. человеком, который совершил хадж (паломничество) в Мекку. Был ли в Мекке Максат, история о том умалчивает. Но зато она знает, что стал он чураться женщин, выпивки и увеселительных заведений, которым посвятил всю свою первую половину жизни. А как сказал Воланд: что-то недоброе таится в человеке, который избегает веселых пиров, азартных игр и общества прекрасных женщин. Такой человек либо чем-то болен, либо втайне ненавидит весь этот мир… Ну что поделаешь, мода есть мода.
А вот в квартире №4 – тишь да гладь. Семья профессора Аждарова проводит культурный досуг. Сам профессор в своем кабинете штудирует пухлый том Ницше, делая пометки на полях острым карандашом, споря и соглашаясь с великим философом.
Жена профессора – в кресле-качалке, - изучает «Божественную комедию» Данте. Прикидывая между делом, какой круг ада уготован ей?
Сын профессора, растянувшись на диване, листает «Фауста» Гете, попутно мечтая встретить своего Мефистофеля, чтобы запродать себя подороже – а на вырученные деньги купить новую машину, квартиру, дачу и… Тут внутренний голос мечтателя испуганно замолкает, потому что рядом сидит, забравшись с ногами в кресло, его жена – существо до невозможности стервозное, - и с упоением читает роман Жорж Санд. Какие мужчины! Какая эпоха! Блеск! Шик! Как они ухаживали! Как добивались любви своих возлюбленных! Не то что этот… Женщина с презрением косится на лежащего на диване супруга. Она ведь тоже могла покорять мужчин красотой и талантом. Правда, красоты у нее немного меньше, чем таланта. А вот признаки таланты были налицо – ее даже в балетную школу родители водили. Во втором классе…
Внук профессора – пятнадцатилетний юнец, - запершись в ванной, тихонько ахая, вникает в таинства «Камасутры», стянутой у отца. И представляет себя, обучающим пикантным позам из древнеиндийского манускрипта первых красавиц класса. Правда у него пересыхает в горле и трясутся руки при первой же попытке заговорить с девочками, но в мечтах, навеянных картинками, он – смел и неотразим… А его «Ламборджини», который он припаркует у ворот школы сведет с ума всю женскую половину школы, и даже молодая химичка, будет на коленях умолять его взять ее силой, а когда он восторжествует над ней, она будет плакать от счастья, и просить прощения за «тройку» в четверти…
А трехлетняя внучка, сжимая ручонками книгу сказок, слоняется из комнаты в комнату, жалобно канюча, чтобы ей почитали сказки о Гарри Поттере. Но старшие остаются глухи к просьбам младшего поколения. За что и поплатятся в скором времени. Внучка уже нашла дневник старшего брата, из которого выпали несколько порнографических открыток, и живописно расположила их на мамином трюмо. Потом добралась до папиного телефона и сделала несколько звонков, в том числе папиному начальнику и папиной любовнице. Папе предстоят несколько тревожных часов – как объяснить начальнику, который уехал в командировку, и любовнице, которая беременна, зачем он звонил? А мама будет стоять над душой у папы и допытываться, что это за «Любимая», сохраненная в контактах, хотя номер там явно другой; и что это за «Овчарка», под которой сохранен ее собственный номер?
Бабушка ближайшие часы будет занята на кухне – внучка намереваясь покормить любимую куклу, нечаянно рассыпала муку и сахар. А дед, постоянно погруженный в науку, наконец-то вспомнит, что у него есть внучка, потому что обои в кабинете окажутся разрисованными лаком для ногтей…
А вот девушке из квартиры №3 не до глобальных проблем. У нее и проблем-то нет. Кроме одной – путем несложных расчетов, знакомых каждой женщине, она пытается определить: кто счастливый отец ее будущего ребенка? Дело в том, что претендентов на это почетное звание было трое. Первый – солидный пожилой мужчина, который оплачивает ее учебу в вузе и эту квартиру. Он наведывается к ней строго по графику – раз в три дня, или два раза в неделю.
Второй – лет сорока, преподаватель вуза, в котором девушка учится. Он помогает ей сдавать каждую сессию и иногда балует подарками, вроде колечка или брошки, которые покупает на деньги, полученные от других своих студенток – более обеспеченных и менее сговорчивых. Кстати, он-то и проживает в квартире №4, перелистывая в данный момент «Фауста».
И третий – молодой парень, друг, с которым она встречается несколько раз в месяц ради секса «для здоровья», как любит облагораживать свою распущенность молодежь. Во всяком случае, часть ее, считающая себя передовой и современной…
В общем, девушка запуталась, взвешивая все «за» и «против». Материальное благополучие явно перевешивало. Физическое удовлетворение заметно отставало. Боязнь потерять квартиру и учебу пересиливала комфорт в постели. И юная девушка со зрелой рассудительностью решила, что молодого самца, имея хорошие деньги, можно найти всегда, а вот состоятельного мужчину, имея только смазливую внешность и юное тело, найти практически невозможно. Осталось только решить, кого из старших поклонников ей предстоит разлучить с законными женами…
Квартира №7 – пуста и безжиненна. И опечатана. Хозяин квартиры давно уже уехал за границу, где его следы и затерялись, а городские власти ждут положенный срок, что удивительно, потому что в наше время оставлять пустую квартиру – чревато. Не успеешь отвернуться – как место уже занято, и новый жилец, торжествуя, показывает тебе ордер на квартиру. Докажи потом, что ты не верблюд. Ведь не зря же при вызове «скорой» к какому-нибудь одинокому гражданину или гражданке, первыми приезжают работники домоуправления, и терпеливо ждут в подъезде исхода дела. Ну да бог с ними.
Вот квартира №8 очень интересна. Здесь проживает некий гражданин по прозвищу «Пятак». Оригинальное прозвище он получил за умение попасть из винтовки в подброшенную монету. Чем он и занимался в одном из парков отдыха, пока налоговая не прижала и не обложила Пятака и его аттракцион непосильной данью. После этого добропорядочный стрелок решил переквалифицироваться в киллеры, чему способствовали многочисленные сериалы, наводнившие наши телеэкраны. И сейчас Пятак сидит на подоконнике своей квартиры и поджидает жертву. А спонсорами покушения выступили несколько соседей, которым мешали спать по ночам женский смех, взвизги и музыка, рвущаяся из магнитолы, установленной в салоне. Так как уговоры не помогали, соседи скинулись…
Жертва проживает в этом же доме, в квартире №2. И ее потрепанный временем и перепродажами лимузин только что припарковался у подъезда. Жертву звали… Впрочем, зачем нам имя этого неудачника. Ведь в полицейских сводках обычно фигурирует стандартная формулировка: «… у подъезда дома такого-то найдено тело неизвестного…» Хотя обычно тело неизвестного, попав в морг, неизменно трезвеет и возвращается к жизни, неимоверно пугая привычный ко всему персонал. И оказывается жертва обычным гражданином, который, не рассчитав сил, останавливается на полпути к дому.
В общем, Пятак, присев на обшарпанный подоконник и сжимая в руках старинную двустволку с самодельными глушителями и оптическим прицелом, выжидал подходящего момента. Жертва вышла из машины. Пятак прицелился. И в тот момент, когда он нажал на спусковой крючок, улицу огласили истошные звуки сирены и громкое оповещение из матюгальника, установленного на крыше полицейской машины. Оповещение гласило, что гражданам запрещается парковать машины возле жилых домов, и весь автотранспорт срочно необходимо перегнать на ближайшую парковку…
Пятак выстрелил! Но выстрелил патронами, которые заряжал еще его дед. От отдачи стрелка швырнуло в комнату, и он застрял в старинном трюмо, разбив головой зеркало, и не мог видеть последствия своего покушения.
Жертва как раз выронила ключи и нагнулась. В этот самый момент в ее филейную часть врезались два глушителя, сорванные пороховыми газами со стволов ружья. А картечь посекла кусты изгороди…
Переполоха не было. Все прошло обыденно и буднично. И жертва долго еще на чем свет стоит проклинала соседскую детвору, решив, что в нее пульнули из рогатки… Синяки на заднице были тому свидетелями.
А в квартире номер №1 между тем закончилась очередная серия. Дон Хренсалес дошел-таки до дома своей возлюбленной. Но квартира оказалась заперта. И он, постучав пару раз, пошел восвояси…
Когда потянулись титры, Наталья Тихоновна прошамкала:
-Какое жестокое кино нам показывают! А вот я за всю свою жизнь не слышала ни одного выстрела…
Действительно, какое жестокое кино нам показывают. А что касается выстрелов, Наталья Тихоновна в самом деле не слышала ни одного выстрела – она от рождения глухая…



Мне нравится:
0

Рубрика произведения: Проза ~ Юмор
Количество рецензий: 0
Количество просмотров: 21
Опубликовано: 10.08.2019 в 08:26
© Copyright: Шохрат Романов
Просмотреть профиль автора






Есть вопросы?
Мы всегда рады помочь!Напишите нам, и мы свяжемся с Вами в ближайшее время!
1