ИСТОРИЯ МАСОНСТВА


ИСТОРИЯ МАСОНСТВА
ИСТОРИЯ МАСОНСТВА (по книге Вик. Спарова «Полная история МАСОНСТВА") - ПОЛНЫЙ ТЕКСТ

СОДЕРЖАНИЕ

№ РАЗДЕЛА/НАЗВАНИЕ

I ВВЕДЕНИЕ
II ИСТОРИЯ СОЗДАНИЯ И СТАНОВЛЕНИЯ МАСОНСТВА
III РАЗВИТИЕ МАСОНСТВА В РАЗНЫХ СТРАНАХ
III.1 Английское масонство
III.2 Французское масонство
III.3 Американское масонство
III.4 Немецкое масонство
III.5 Австрийское масонство
III.6 Итальянское масонство
IV АДОПТИВНЫЕ, ИЛИ СМЕШАННЫЕ ЛОЖИ
V МАСОНСТВО В XX ВЕКЕ
VI Наиболее знаменитые масоны мира
VII МАСОНСТВО В РОССИИ
VIII Наиболее знаменитые масоны России
IX ПОСЛЕСЛОВИЕ

I. ВВЕДЕНИЕ

• О сущности масонства.

Масонство – это движение, призванное в первую очередь сохранять тайну: тайну древних знаний, разглашение которых принесет профанам (то есть невежественному миру, не готовому к ее восприятию) только боль и страдания, тайну самой организации, тайну основ жизни и существования, а также тайну власти над миром духов стихий и природы, над человеком и обществом.

Для сохранения этой тайны повсеместно используется символика, заимствованная не только из атрибутов профессии каменщика, но и из культурного наследия всего мира, в первую очередь из библейских мифов, идей, понятий, образов, но также и из противостоящего им мировоззрения, что не раз давало повод церкви и противникам масонов обвинять их в сатанизме и объявлять пособниками Антихриста.

• Сами же масоны постоянно подчеркивают, что они находятся вне религиозных конфессий и политики, а их братство носит космополитический характер («масон масону брат вне национальных, расовых, религиозных и иных различий»), определяемый, прежде всего, универсальностью их миросозерцания, символики и ритуалов. Недаром кредо масонов является некогда провозглашенный Французской революцией лозунг свободы, равенства и братства, опирающийся на соблюдение прав человека.

• В силу этого масонство, как показывает история, объединяло людей разных сословий и различной духовной ориентации – от оккультистов до рационалистов. Если же и есть в масонстве религия, то вся она сводится к признанию членами братства двух постулатов – Абсолюта в ипостаси Великого Архитектора Вселенной и бессмертия души.

В какой-то мере можно считать отмеченным религиозным духом и строгое следование традициям и предписаниям, но они скорее направлены на выявление универсального смысла, которым пронизано все сущее, и сплочение членов в духе коллективизма, братства и взаимовыручки.

Как болезнь изгоняется неуклонным следованием предписаниям и процедурам, считают масоны, так же и смысл выявляется через неустанное исполнение обрядов и традиций. И подобно тому как цемент скрепляет воедино камни и кирпичи возводимого здания, так же и братство является объединяющим началом в обществе.

• Несмотря на изложенное выше, было бы неразумным утверждать, что масоны, несмотря на свои «заповеди», никогда не вмешивались в политические и государственные дела своих стран. Вмешивались, и нередко весьма активно. Именно поэтому за ними закрепилась слава революционеров и ниспровергателей существующего общества.

• Нередко указывают на связь масонства с другим прославленным братством – орденом розенкрейцеров, выводя первое из второго. Но всё же, масонство и розенкрейцерство – это две стороны одной медали. Разделять их, а тем более определять первенство в отношении древности и рождения – заведомо тщетное дело.

Розенкрейцерство – это лишь одно из ответвлений масонства, ни в коей мере не противоречащее ему. Это ответвления одной изначальной, древней мудрости, никак друг другу не противостоящие, но делающие, пусть и порознь, одно общее дело.
• Одной из целей масонства, в полном соответствии с вышесказанным, является познание Бога и природы, но познание по преимуществу не рациональное, а интуитивно-мистическое. Отсюда – обращение к миру духов, к тайным силам, вера в возможность магического воздействия на материальную и духовную среду, разработка методов связи с потусторонними сущностями и привлечение последних для оказания помощи – методов, практикуемых магами и мистиками.

Да и чему удивляться: Божественный источник мудрости один, природа одна на всех, и действующие в ней силы должны быть равно доступны для оккультистов всех мастей, как бы они ни назывались: маги, масоны, розенкрейцеры, теософы или как-то иначе.
В силу этого история масонства оказывается теснейшим образом связанной с магией, алхимией, оккультизмом и тайноведением.

• Но масонство – это не только миросозерцание, наука нравственности, система символов и ритуалов и определенный образ жизни. Масонство, в полном согласии с самим значением этого термина, часто непосредственно занималось и занимается «возведением здания», причем здания политического, под каковым нередко понималось государственное новообразование.

Следует иметь в виду, например, что не масонство подняло восстание американцев против английского империализма. Хотя наиболее решительными участниками этого восстания были масоны. Вашингтон стал Вашингтоном потому, что был масоном. Как и Франклин. Как и Лафайет. Масон О′Хиггинс – „отец” Чили. Аргентину „создал” Сан-Мартин. Боливар построил Большую Колумбию, Хуарес – современную Мексику. Все они – масоны.

• Цели масонства.

«Масонство, – сказано в современном масонском катехизисе, – никого не ненавидит и не преследует, и цель его можно определить так: изгладить между людьми предрассудки каст, условных различий происхождения, мнений и национальностей; уничтожить фанатизм и суеверие; искоренить международную вражду и бедствия войны; посредством свободного и мирного прогресса достигнуть закрепления вечного и всеобщего права, на основании которого каждый человек призван к свободному и полному развитию всех своих способностей; споспешествовать всеми силами общему благу и сделать таким образом из всего человеческого рода одно семейство братьев, связанных узами любви, познаний и труда».

• Действительно, цели масонства, как это вполне очевидно, органически вытекают из его сущности.

Во-первых, работа масонского братства – это не просто произвольная система символических обрядов и ритуалов, а аллегорическое изображение великого божественного процесса, в ходе которого исполняется воля Божья в отношении человечества. Весь ход символического действа раскрывает перед теми, у кого есть ключ к смыслу символов, знаков и ритуалов, этот божественный замысел.

Во-вторых, масонство служит выражением (и аллегорическим, и чисто практическим) поступательного движения человека из тьмы в свет, от невежества к знанию, от смерти к бессмертию. Три основные степени любой масонской ложи (хотя общее их количество может достигать тридцати трех) дают точную картину развития души с того момента, когда она предстает в человеческом обличии, и до того, когда завершается великая работа и ищущий просветления работник в храме Господнем заканчивает свой жизненный путь как Учитель.

В-третьих, внешние формы масонства отображают образы истины, заложенной в его основу.

• Масонство – это, прежде всего, школа этического воспитания. Каждый человек, снискавший «хорошую репутацию и отличные отзывы», вступает в масонство, чтобы «научиться обуздывать свои страсти и совершенствовать себя».

Он учится выверять все свои действия по отвесу масонской традиции, и если он овладевает основами мастерства, его природа подчиняется суровой дисциплине, а сам он вступает на путь совершенствования нравственных основ. В нем начинают развиваться христианские добродетели, наличие которых должно предшествовать любому продвижению в ремесле.

• Масонство – это также школа воспитания в совместном братском труде. Поэтому оно подразумевает обуздание темперамента и личных амбиций во имя ремесла. Вступая в храм и занимая в нем свое место, масон должен помнить, что он простой «мирянин» и что все находящиеся в храме для него лишь собратья, такие же ремесленники, как и он сам, спаянные единой работой по возведению Храма Господня.

Личные симпатии и антипатии должны отпасть, эгоистические цели и дух обособления должны быть изгнаны. Строительство Храма – единственная незыблемая цель, которой подчинено все прочее. Цель, ныне стоящая перед всем человечеством и наиболее полно выраженная в масонстве, – это приобретение артельного духа, духа товарищества и коллективизма, обретаемого через осознание того, что ты как человек – лишь частица общего человечества.

Это позволяет понять ту роль, которую единица играет в целом, ту деятельность, которую она выполняет в большей структуре. Нигде более это нельзя усвоить так эффективно и всесторонне, как в масонстве.

• Самая главная и первоочередная задача масонства состоит в том, чтобы в единстве с церковью создать новую универсальную религию, в основе которой не слепая вера и не догмы, а ясное понимание законов жизни, эволюции и тех путей Божьих, коими Он осуществляет свой план в отношении человечества.

• Тремя основными каналами, по которым ведется эта подготовка, являются масонское братство, церковь и сфера образования. Все они пока пребывают в довольно инертном состоянии, однако во всех трех этих сферах движениях есть ученики Великих Мастеров, постепенно набирающие силу, чтобы в скором будущем приступить к исполнению этой задачи.

• Следует признать, что масонство (как и все, что пока задумывает и претворяет в жизнь человек) является частью верным, а частью неверным. На данный момент его нельзя назвать безупречно чистой системой истины, так как в него вкралось много ложного и искажающего, а многое подчас неверно истолковывается и понимается.

Как и всякое вихревое движение, вобравшее в себя много бесполезного, оно требует очищения, поэтому в нем есть немало того, что нужно устранить, как и немало того, что нужно добавить. Это та область, где многое придется переделать и многое переформулировать.

• В будущем масонство докажет, что оно и в самом деле «посвящено памяти святых Иоаннов». Один из них, Иоанн Предтеча, как известно, предшествовал сыну Божьему и воплощал в себе третий аспект божественности, тот, что связан с внешней материальной формой; он крестил водой, символом очищения, и «распознал» ЕДИНОГО, который должен прийти и указать дорогу.

Слово стало плотью. Другой Иоанн, Иоанн Богослов, унаследовавший после Христа, воплощал в себе благую весть любви, полученную им от этого Мастера-Строителя, и наставлял закону любви раннехристианскую церковь. Оба святых олицетворяют прошлое и будущее, отсюда – ревностное их почитание во всех ложах.

II. ИСТОРИЯ СОЗДАНИЯ И СТАНОВЛЕНИЯ МАСОНСТВА

1. Официально масонское движение оформилось, если верить официальным источникам, только в 1717 году, но, как это следует из всей логики рассуждений, сами дух и суть масонства существовали задолго до этого периода; поэтому представляется разумным рассмотреть корни масонства, начиная со времен Древнего Египта и совершавшихся там мистерий, из которых и ведут свое происхождение чуть ли не все эзотерические организации масонского или розенкрейцеровского толка, – за неимением сведений о таинствах, совершавшихся в более древних, нежели Египет, культурах и цивилизациях.

2. По сути дела, масонство – детище богоданной религии, предшествовавшей дням Творения, о коих повествуется в Библии. Все его аллегорические ритуалы, символы и числа с непреложностью свидетельствуют о том, что оно восходит к мировой прарелигии, процветавшей в древности столь далекой, что о каком-либо летоисчислении не может быть и речи.

То была первая единая мировая религия. Потом наступила эра отпочкования религий, эра сектантства. В наше время мы снова движемся к единой мировой религии, и не за горами то время, когда масонство (не как религия, а как духовный светоч) вновь будет признано во всей своей полноте.

3. Прежде чем перейти непосредственно к истории масонства, следует сказать с полной определенностью: вопреки бытующим представлениям, масонство не является движением, ставящим перед собой чисто политические цели (например, свержения существующей власти или всемирного заговора с целью достижения мирового господства); нет, его цели исключительно духовны.

Правда, было бы ошибкой отвергать и тот факт, что случаи вмешательства масонов в политику все же были, причем случаи неоднократные. Но ведь и церковь постоянно вмешивалась в политику и внутренние и внешние дела многих государств, однако на этом основании мы не называем ее светской или политической организацией. Вот и масонство – это не просто общественная организация, а нечто гораздо большее: это образ жизни, имеющий целью нести духовные блага всем человеческим существам – как масонам, так и «уклонистам» и «беспартийным».

Не является масонство и религией – это скорее духовный путь, в чем-то сопоставимый с йогой: он ведет к той же цели – бытию в гармонии с самим собой и природой, но несколько иными средствами, более близкими западному человеку. И хотя в отдельных масонских ложах можно встретить 33 степени или градуса посвящения, основных и общепринятых всего три:

УЧЕНИК, ПОДМАСТЕРЬЕ и МАСТЕР. Они-то и символизируют различные этапы духовного совершенствования.

4. Да, масонство – вне любых религий и конфессий, но, тем не менее, на алтаре в каждой ложе находится открытая Книга Священного Закона. В западных странах это обычно Библия, но такой книгой может быть и Коран, и священное писание любой другой религии, являющейся официальной или общепризнанной в данной стране.

И это неслучайно: как известно, символ веры, или религия масона, состоит только из двух догматов, которые подытоживают и воплощают все, что человеку надо знать, а все другие менее значительные доктрины и догмы представляют собой лишь развитие и толкования двух фундаментальных истин.

Первая: Бог, Всевышний, Великий Архитектор Вселенной живет и существует, творя миры с помощью Числа и Слова.

Вторая: человек есть сын Бога, а стало быть, как и Отец, бессмертен. Наследник веков, сын Света, он пока еще блуждает во тьме, но непременно отыщет дорогу назад, откуда пришел. Он двинется на Восток по пути Севера, и Свет сам откроется ему.

Благодаря масонству он облагородится и научится обуздывать свои страсти, а под конец пройдет через врата смерти и вступит в Жизнь. Вера в Бога и вера в бессмертие – таковы суть и дух веры масонства, и свидетельством тому – все его символы, ритуалы и тайны.

5. Итак, как говорилось выше, многие исследователи и даже сами масоны относят начало масонства к 1717 году, когда в Англии была образована Великая ложа, представлявшая собой, по сути, объединение четырех более мелких лож. Но наряду с нею существовали и другие организации, в частности так называемые «Древние», которые резко отрицательно отнеслись к этому оповещению «профанов».

Это привело к тому, что многие документы этих организаций, обнародование которых было сочтено нежелательным, были или уничтожены, или тщательно сокрыты, что сделало изучение истории масонства весьма трудным. Поэтому полную историю масонства, можно изучить только в масонских ложах, пройдя все необходимые для этого стадии посвящения.

Не составляют тайны только задачи и цели масонства, а многие высшие ритуалы, включая слова и знаки, с помощью которых масоны по всему миру могут опознавать друг друга, по-прежнему хранятся в тайне.

6. Уровень, наугольник и отвес, упоминаемые в английском тексте, – традиционные масонские инструменты, которым здесь придается то же значение, что и в современном спекулятивном масонстве. Обычно наугольник символизирует нравственность, уровень – равенство, а отвес – честность (прямоту) и справедливость.

Есть свидетельства и о том, что уже в то время у каменщиков (читай: масонов) существовали знаки и пароли, необходимости в которых не было бы, не принадлежи они к тайной организации (каковой факт следовало скрывать), так как принадлежность к обычной гильдии каменщиков можно было бы легко установить по знанию профессиональных навыков.

7. Чтобы распознать, является ли встреченный незнакомый человек членом ордена вольных каменщиков, существовали три способа: зрительный – подавался знак, слуховой – произносилось слово-пароль, осязательный – с помощью особого прикосновения. Любой член ордена имел право доступа во все ложи, относящиеся к той же системе, где бы они ни находились.

Поэтому, находясь на чужбине, масон с помощью указанных опознавательных «паролей» мог доказать свою принадлежность к данной структуре, к чему он прибегал, однако, только если испытывал в чем-то острую нужду (например, в защите, если скрывался от преследования). Иногда в подобных случаях, особенно если масон заявлял о своем высоком градусе, его, по добровольному согласию, подвергали специальной проверке на знание всех знаков, слов и прикосновений пройденных им степеней.

Пол в ложе устилали масонскими коврами с изображениями масонских символов, из которых только часть была настоящими или, как выражались сами масоны, «справедливыми и законными», а остальные – ложными.

Если человек соответствовал заявленной им степени, он отбирал только те ковры, что относились к его степени, и в этом случае председательствующий закрывал собрание такими словами: «Братья, мы должны себя поздравить с тем, что узнали одного из наших собратьев». После чего «опознанный брат» получал необходимые помощь и поддержку – как нравственные, так и материальные, – в которых он нуждался.

8. Такие особые опознавательные знаки, слова и прикосновения разрабатывались для каждой масонской степени, и им обучали посвящаемого в соответствующую степень после принесения им клятвы. Вся эта система строилась на эффективном и очень простом принципе: чем выше степень, тем сложнее, вычурнее и труднее условные знаки.

9. Если опознавательные слова и знаки варьировались самым непостижимым и непредсказуемым образом, то с прикосновениями дело обстояло намного проще, и самыми распространенными в Иоанновских ложах (при встрече масонов равных степеней) были такие:

• при встрече одновременно оба «брата» поочередно прикасались к трем суставам указательного пальца левой руки, произнося по букве слово степени Ученика, означавшего крепость, или твердыню;
• одновременно и поочередно дотрагивались до первого, второго и третьего сустава среднего пальца, произнося буквы слова степени Подмастерья, означавшего силу;
• притрагивались к первому суставу указательного пальца, поочередно произнося кодовое слово, а затем, обхватив пальцами правой руки первый сустав левого мизинца, один из масонов произносил слог, а другой – слово Мастера, означавшее смерть.

10. Боги на древнеегипетских фресках часто изображены в позах, которые применяются в масонских ритуалах, и больше нигде. Подобные же знаки были обнаружены на печатях и статуэтках минойской цивилизации, найденных на острове Крит. Там же были найдены изображения ритуальных предметов, сходных с масонскими, а иногда обнаруживали и сами предметы. Нельзя обойти вниманием и тот факт, что и на египетских, и на критских изображениях персонажи часто облачены в фартуки.

11. Другая важная особенность, сохранившаяся и до наших дней, состояла в том, что в Египте существовала только одна Великая ложа, а все прочие считались второстепенными, или символическими. Первоначально Великую ложу возглавлял сам фараон. Туда из других лож отбирались лишь те люди, которые могли полностью раствориться и забыть о себе в великой работе созидания, ибо для ее выполнения требовалась полная гармония между «братьями». Именно отсюда ведет начало современная масонская традиция, что «братья» не должны надевать свои фартуки, пока не урегулируют все разногласия.

12. Египетские мистерии хранились в тайне, и лишь в особых обстоятельствах к ним допускался кто-то посторонний, тем более иностранец. Исключение делалось только для выдающихся иноземцев, одним из которых, как известно, был Моисей, о котором в Библии сказано, что он «научился всей премудрости египтян». Моисей передал это знание по линии иудейского священства, и оно, таким образом, в более или менее приемлемой форме сохранилось до времен царя Соломона.

13. Свой храм Соломон строил именно по египетскому, а точнее – масонскому образцу, превратив его в своеобразный центр масонской символики. Предание гласит, что управление и руководство сооружением храма в Иерусалиме Соломон поручил меднику (архитектору) из Тира Хираму Абифу (которого иногда отождествляют с главным сборщиком податей царя – Адонирамом).

Хирам разделил (согласно мастерству, ответственности и уровню выполняемой работы) всех рабочих, коих насчитывалось примерно 180 тысяч, на три категории или класса, своего рода корпорации (они именовались входящими подмастерьями, товарищами ремесленниками и мастерами-каменщиками), и во главе каждой поставил управляющего – мастера.

Каждой группе были присвоены отличительные знаки, слова, правила, с помощью которых можно было быстро определить принадлежность работника. А чтобы работники могли узнавать друг друга, была введена система особых рукопожатий, характерных для каждой категории. Кроме того, чтобы работа выполнялась сознательно, Хирам знакомил каждую категорию работников с познаниями тех или иных мудрецов, предлагая им соответствующие символы и давая их толкование.

Именно отсюда, по мнению масонов, и ведут свое начало три главные степени масонства и особый символический язык «братьев».

14. В этом отношении будет небезынтересно хотя бы вкратце рассказать, какой символический смысл вкладывают масоны в имя царя Соломона и как его трактуют.
Само имя Соломон обычно подразделяется на три части: СОЛ-ОМ-ОН, которые, соответственно, и вместе и раздельно символизируют свет, славу и истину.

15. Согласно древним учениям, Соломон был посвященным высокого ранга, владел тайнами древних мистерий, и храм, который возводился под его руководством, на самом деле был домом инициации, в котором была представлена масса языческих, философских и фаллических эмблем.

Увенчанные пальмовыми ветвями колонны, гранаты, столпы перед воротами, устройство помещений, а также драпировки – все эти признаки указывают на то, что храм Соломона был сделан по подобию таких же храмов в Египте и Атлантиде.

16. Ко времени строительства храма Соломона многие традиции уже были утеряны, и хотя внешний церемониал и даже традиционное убранство были сохранены, ключ к их значению был неизвестен. Именно тогда и произошла переориентация с египетского «Дома Света», как называлась Великая пирамида, на храм Соломона и весь контекст ритуала принял чисто иудейскую форму с частичным сохранением первоначального смысла.

При этом история символической смерти и воскресении Осириса была заменена известной историей о Хираме Абифе. Весьма вероятно, что иудейские представления о том, что Храм может быть только один, а многочисленные синагоги храмами не считаются или, точнее, являются таковыми лишь чисто символически, восходят именно к идее об одной Великой ложе и многих символических.

17. Если продолжить тему проникновения масонства в Европу, то следует учитывать, что, кроме поименованных, существовали и другие линии передачи, хотя иудейская линия, вероятно, была одной из ведущих. Тот факт, что похожие мистерии имелись практически у каждого народа (ритуалы, сходные с масонскими, можно найти даже в Индии), как раз свидетельствует о едином источнике происхождения этой традиции, но Европа, судя по всему, испытала влияние именно мистерий Халдеи и островов Средиземного моря.

18. Не обошлось и без пифагорейской школы (ибо Пифагор, как это хорошо известно, тоже прошел обучение у мудрецов Египта и получил доступ ко многим тайнам). Это подтверждает документ, именуемый «манускриптом Лейланда-Локка», который датируют XV веком. В нем говорится, что масонство в Англию принес некий Питер Говер: «Питер Говер, грек, путешествовал за мастерством в Египет и Сирию и в другие страны, где венецианцы насадили масонство, и был допущен во все масонские ложи, научился многому, вернулся и работал в великой Греции…

Там, в Гротоне, он основал Великую ложу и посвятил много масонов… Некоторые отправились во Францию, посвятив там многих масонов, и со временем это искусство пришло в Англию».

19. Если допустить искажения, неизбежные при устной передаче, то все становится на свои места. Питер Говер – это искаженное произношение имени Пифагор (Pythagoras), венецианцы – это финикийцы (Venetians – Phoenicians), а Гротон – это, естественно, Кротона, местечко в Великой Греции (то есть в греческих колониях на территории современной Италии), где и находилась школа Пифагора.
Такие искажения – частое явление в средневековой Европы, обусловленное прежде всего низкой грамотностью населения и устной передачей информации.

20. Философская школа Пифагора была устроена «по образу и подобию» масонской ложи, так как обучение в ней состояло из серии инициаций: он заставлял учеников проходить через различные ступени познания и сам, подобно Великому магистру, никогда не вступал с ними в личный контакт, пока они не достигали определенной степени совершенства.

Ступеней было три: «математики», где ученикам вменялось в обязанность овладение математикой и геометрией; «теоретики», где ученики разрабатывали методы искусного применения знаний точных наук; и «избранники», куда зачислялся кандидат после того, как постигал свет просвещения.

Кроме того, все ученики пифагоровой школы подразделялись на «экзотериков», или учеников внешних степеней, и «эзотериков» – тех, кто проходил третью степень инициации и допускался к тайной мудрости. Так что пифагорейская линия передачи масонства в Англию имеет под собой вполне веские основания.

21. Немалую роль в распространении масонства сыграл и тот факт, что римские легионы в их завоевательных походах сопровождали архитекторы, которые нужны были для постройки крепостей. Всюду, где оседали римляне, возникали ложи, в которые со временем принимались и представители местного населения. Таким образом, масонство проникло в Северную Европу и, в частности, в Англию.

22. В Средние века произошел еще один существенный «сдвиг» в развитии масонства: смысл мистерий был скрыт путем нарочитого их смешивания с ремеслом каменщиков, тем более что те и без того уже использовали сходную символику.

23. В то время профессиональные гильдии, или цеха, были единственными независимыми общественными объединениями, которым позволялось иметь свои секреты, хранившиеся в строжайшей тайне и имевшие отношение к толкованию сакрального смысла символических фигур, а не только, как полагали те, кто не состоял членом ложи, касавшиеся состава строительного раствора и других подобных вещей.

К тому же их члены были именно вольными каменщиками, они не подчинялись какому-то феодалу, а объединялись в независимые артели, строившие церкви в самых разных местах и регионах. Неподалеку от места строительства храма они возводили временное здание, где жили сами. Это здание называлось ложей, и именно отсюда и произошло современное название.

24. В братство вольных каменщиков иногда принимались люди, не являвшиеся профессиональными строителями, но вступавшие туда ради самих мистерий. Их называли принятыми, поэтому масоны и поныне подразделяются на вольных и принятых каменщиков. Разделение же масонства на оперативное и спекулятивное произошло, видимо, лишь в конце XVII – начале XVIII века.

25. Упомянутая линия передачи была не единственной. В современное масонство внесли свой вклад мистерии Митры, учения ордена розенкрейцеров, мистерии кельтского христианства, существовавшего еще до распространения влияния католической церкви и, вероятно, родственного христианству восточному, а также рыцари-тамплиеры, привнесшие в Европу немало новых знаний после крестовых походов.

Таким образом, символика различных масонских степеней восходит к разным линиям, поэтому делать окончательное заключение о происхождении масонства на основании особенностей лишь какой-то одной из них было бы ошибкой.

26. Сначала в масонстве была закреплена традиция запрета на принятие в ложи женщин. Это в первую очередь было обусловлено тем, что некоторые линии передачи пришли с Ближнего Востока, где положение женщины было бесправным, а некоторые – через рыцарские ордена, куда женщины вообще не допускались (несмотря на то, что каждый уважающий себя рыцарь имел даму сердца, которой он посвящал свои подвиги).
Необходимо учитывать и тот факт, что профессия каменщика в те времена была сугубо мужской.

27. Первая попытка принимать в ложи женщин была сделана только в XIX веке, и это в дальнейшем привело к появлению самостоятельного движения, именуемого адоптивным, или совместным, масонством, но так называемые регулярные ложи, то есть ложи, учрежденные под эгидой какой-либо из великих юрисдикций мира, до сих пор отказывают женщинам в праве приема.

28. Итак, масонство в своем нынешнем виде практически полностью сложилось к началу XVIII века, и дело оставалось за малым – официально оформить свой статус и всенародно объявить о своем существовании, что и произошло в 1717 году.

29. Не секрет, что в некоторых странах с тоталитарным режимом (еще недавно в их числе была и Россия) масонство жестоко подавляется, и происходит это по двум причинам.

Во-первых, оно расценивается как плодородная почва для антиправительственных идей и как рассадник революций. Стало быть, как все тайные организации, оно должно подавляться.

Во-вторых, на волне реакции против еврейских идеалов и политики, проводимых еврейскими лидерами во многих странах, и против весьма тесных связей еврейской диаспоры во всем мире масонство, с его еврейскими именами и историческими реалиями, стало пользоваться дурной славой.

30. Нота строителя и упор на строительном процессе и были основным вкладом евреев в новое учение, которое несли древние мистерии. С помощью Иерусалимского храма проповедовались творческая активность Божества (представляемого царем Соломоном) и роль божественного Строителя, заключающаяся в экстернализации, или материализации, того, что бьется внутри, ища внешнего выражения.

Субъективная жизнь и неотъемлемое качество Бога находили свое символическое выражение в великолепной структуре храма. А три ипостаси Троицы снова и снова находят отражение в различных символах троичности, которыми изобилует ложа.

31. Отдав должное евреям как народу, не только внесшему значительный вклад в обрядовое масонство, но и придавшему древнему треугольному храму «четвертый угол», в результате чего ложа все более становится «квадратной», справедливости ради следует осветить и некоторые негативные стороны «масонства с еврейским уклоном».

32. Еврейская проблема в самом масонстве стоит не менее остро, чем в отдельных государствах с антисемитской ориентацией, и все потому, что эта проблема (в символическом аспекте) является проблемой человечества в целом.

33. Евреи с их претензией на роль «избранного народа» на протяжении веков олицетворяли странствующую воплощенную душу; но при этом сам еврейский народ никогда не понимал возложенной на него символической миссии, а потому совершил крупную историческую ошибку, в неведении своем, присвоив себе славу и честь избранника Господня.

Как восточная раса евреи не смогли внушить Востоку идею о божественной природе человечества в целом, согласно которой в равной мере божественны все люди и все – избранники Господа. В западноевропейском христианстве ту же ошибку совершили Кальвин и его последователи: вместо того чтобы внушить народам Запада, что люди, признающие свою сущностную божественность, делают это символически и от имени всех развивающихся воплощенных сынов Божьих, они полагали себя избранниками Божьими, а всех, кто не думал так же, как они, считали потерянными.

34. Когда евреи, так же как и недалекие религиозные фанатики, признают свою тождественность со всеми остальными людьми и будут выражать эту тождественность через правильные взаимоотношения, мир окажется совершенно иным. Мировая проблема в ее нынешнем виде – это по сути своей проблема религиозная, ибо за всеми раздорами и расхождениями в любой области мировой мысли непременно стоит религиозный элемент.

III. РАЗВИТИЕ МАСОНСТВА В РАЗНЫХ СТРАНАХ

III.1 Английское масонство

• Слово «франкмасон» происходит от английского freemason – «свободный каменщик», хотя оно было заимствовано другими европейскими языками уже после того, как потеряло в Англии свой первоначальный смысл. Это слово встречается в английских документах, начиная с последней четверти XVI века, в которых частенько упоминаются так называемые «каменотесы свободных камней».

«Свободными» камнями ( free stones) в отличие от обыкновенных ( rough stones) называли в Англии более мягкие каменные породы, вроде мрамора и известняка, употреблявшиеся для более тонкой, барельефной работы. Со временем длинный термин freestone′s mason(каменщик, работающий со «свободными» камнями) сократился до простого freemason(франкмасон), которым стали обозначать категорию квалифицированных строительных рабочих-каменщиков.

А затем постепенно исчезло и это различие между квалифицированными каменщиками и неквалифицированными каменотесами, и ремесленные гильдии стали называть то масонскими, то франкмасонскими.

• К началу XV века название «ложа» перешло уже не только на мастерскую, но и на саму артель. Тогда же, по-видимому, стали выделяться из цехов и складываться в особый организм и первые масонские ложи (братства).

• Естественно, что на зачисление в ложу, в первую очередь, претендовали представители высшей знати, привлекаемые любопытством и заманчивой возможностью приобщиться к тайным знаниям масонов.

Впрочем, этот процесс был обоюдосторонним: если знать притягивали к масонству его древнейшая история (о чем всегда если не явно, то обиняками намекали руководители и главы лож) и желание постичь его тайны, то и руководители лож, в свою очередь, не чинили особых помех вступлению в них представителей знати, ибо иметь в своих рядах высокопоставленное или приближенное ко двору лицо значило не только защиту и покровительство со стороны монарха, но и значительные привилегии для организации и ее руководства, а какой человек в то время (впрочем, как и в наше) поступился бы подобной перспективой?

• Помимо знати среди членов масонских лож в середине XVII века все чаще и чаще встречаются имена представителей интеллектуальной части общества и ученого мира, которых, как раньше знать, привлекали таинственная история масонства и чисто научная любознательность.

• Влияние на масонские ложи великосветского и интеллектуального элемента проявилось в усложнении первоначального ритуала – в появлении парадных костюмов, пышных церемоний, театральных процессий. Однако самое существенное изменение заключалось в появлении новых масонских степеней или званий. От старого учения были унаследованы только степени Ученика и Рабочего (Мастера). Со временем степень Мастера обособилась, благодаря чему возникла система трех степеней со специальным для каждой степени посвящением.

• Хотя масонство по своему идеологическому характеру везде одинаково и не поддается изменению (как, например не существует японской или немецкой математики, ибо математика везде одна и та же), однако национальные, культурные и религиозные особенности общества, а также изобретательность отдельных лиц привносят своеобразие в его формы и организационное строение.

• Сначала английские масоны учредили три степени посвящения: Ученик, Подмастерье и Мастер, которые являются характерными для так называемого Иоанновского, или символического, масонства.

• В соответствии со степенями учреждаются и ложи трех видов: ученическая, подмастерьев и мастеров. Нижестоящие братья не допускаются в ложи высших степеней посвящения, в то время как вышестоящие посещают и контролируют ложи низших степеней. Таким образом, в масонстве достигаются единство воли и железная дисциплина.

• Прием в общество новых членов проводился на общем собрании (называемом ложей), на котором должны были присутствовать, по крайней мере, 5 или 6 масонов. Инициирующие обряды заключались в сообщении кандидатам тайных знаков, посредством которых члены общества узнавали друг друга, где бы они ни находились, и сопровождались пиршествами, проводимыми в соответствии с установленным ритуалом.

Вновь принятые в день приема дарили «братьям» перчатки, а обязанности членов сводились к оказанию материальной помощи в случае старости, безработицы и болезни.

• В каждой системе «братья» различных степеней отличаются друг от друга своими регалиями: фартуками с соответствующей символикой, нагрудными лентами, перчатками, медалями. Чем выше степень, тем искуснее и богаче масонские наряды, поскольку все эти атрибуты влекли за собой соответствующий уровень уважения и почитания и способствовали созданию у «братьев» возвышенного психологического настроя.

• Четвертой, более почетной степенью в системе английской ложи-матери стала «Святая Королевская Арка». Однако до предела было далеко. Стараниями шотландского барона М. Н. Рамсея и немецкого барона К. Г. фон Гунда степени стали множиться. В клермонской системе над тремя символическими степенями были воздвигнуты еще шесть: Шотландский Мастер, Избранный Мастер, Рыцарь Востока, Рыцарь Розового Креста, Рыцарь Тройственного Креста, Царственный Архитектор.

Постепенно пирамида англосаксонского, а затем и французского масонства выросла до 33 степеней.

• Об основании Великой Лондонской ложи. После торжественного въезда в Лондон короля Георга I и усмирения в 1716 году восстания несколько лондонских лож решили сплотиться вокруг одного Великого Мастера (гроссмейстера) как центра единения и гармонии. Это были ложи „Гусь на вертеле”, „Корона”, „Под яблоней” и „Виноградная кисть” (по названию таверн, в которых они собирались)… Было решено устраивать ежегодные собрания всех четырех лож и каждые три месяца – собрания Великой ложи, то есть всех должностных лиц каждой ложи во главе с Великим Мастером и Великими Надзирателями.

• Уже тогда в масонах, с одной стороны, видели носителей великих тайн – новую разновидность «розенкрейцерских братьев» (возникает вопрос: почему не наоборот), а с другой – подозревали в них атеистов и политически опасных людей. Однако, несмотря на некоторую шумиху, поднятую вокруг масонства, оно представляло собой еще очень скромную величину, было численно невелико и не пополнялось новыми членами.

По словам Стэкли, приведенным в его дневнике, его прием в Лондонскую ложу был первым за последние несколько лет случаем принятия в масонство нового члена, и для выполнения вступительных обрядов даже в Лондоне не сразу нашлось нужное количество посвященных.

• В декабре 1721 года в прессе упорно муссировался слух о предстоящем принятии в масонство наследника престола (принца Уэльского). Вообще известия о масонах все чаще появлялись на страницах лондонских газет, оповещая, что лорд такой-то вступил в масонскую ложу и «возвращался с собрания в белом кожаном фартуке», или что масоны праздновали в такой-то день закладку новой церкви и «щедро угощали рабочих». Масонство решительно входило в моду.

Свободнорожденные британские нации, вкушая после внешних и внутренних войн сладкие плоды мира и свободы, проявили счастливую склонность к масонству во всех его видах, и запустевшие было лондонские ложи наполнились новой жизнью.

•Одним из таких проявлений «новой жизни» было издание кодекса масонских уставов, обычаев и традиций – так называемой «Новой книги конституций», составленной в 1721 году пресвитерианским пастором и доктором богословия Джеймсом Андерсеном и посвященной первому титулованному гроссмейстеру франкмасонов герцогу Монтегью. В 1723 году с одобрения Великой ложи она была издана в качестве официального «руководства для лондонских лож и братьев, живущих в Лондоне и его окрестностях».

• Самой важной и интересной частью «Книги конституций» является глава «О Боге и религии», в которой приводятся обязанности франкмасона и которая отражает культурную и политическую физиономию английского масонства того времени. «Масон по самому положению своему, – гласит пункт № 1 „обязанностей”, – обязуется подчиняться законам морали; если он верно понимает наше искусство, он никогда не станет ни тупоумным атеистом, ни неверующим вольнодумцем.

Но хотя в древние времена масонам полагалось придерживаться религии страны своего проживания или нации, к которой они принадлежали, ныне представляется более целесообразным обязать их верить только в то, с чем согласны все, оставляя свое особое мнение при себе, то есть быть людьми благими и праведными, наделенными честью и честностью, какие бы конфессии и убеждения они ни исповедовали; тем самым масонство становится центром союза и средством установления подлинного дружества между теми, кого в силу необходимости разделяют огромные расстояния».

•Тем же настроением проникнуты и параграфы о гражданских обязанностях масона: «Масон является мирным подданным гражданской власти, где бы ни приходилось ему жить и работать. Он не примет участия ни в каких замыслах против мира и блага народа» (пункт № 2).

В ложах запрещались всякие религиозные, национальные и политические споры: «Как масоны мы принадлежим лишь к упомянутой выше всеобщей религии и, заключая в своей среде людей всех языков, племен и наречий, объявляем себя врагами всякой политической распри» (пункт № 6). (Под «всеми племенами», разумеется, имелись в виду лишь народы британской империи, поскольку никакого иного смысла это выражение в то время нести, конечно, не могло).

• Единственным общественно значимым видом деятельности масонства была благотворительность, унаследованная новым масонством от старых ремесленных гильдий, обязанностью которых всегда была забота о нуждающихся «братьях».

• Несомненно, однако, что, несмотря на свой «моральный облик строителя Храма Господня», масонство в период 1723–1724 годов было раздираемо серьезными политическими разногласиями, хотя большинство его членов хранило, безусловно, верность династии и провозглашенным ею принципам либерализма. Скорее всего, именно на этой почве возникла вражда к масонскому ордену со стороны иезуитов и находившегося под их влиянием римского престола.

В 1738 году появилась папская булла, осуждавшая масонов как вредную для апостольской церкви секту.

• Особенно участились проявления антимасонского настроения в обществе в начале 1740-х годов, в период подготовки последнего выступления сторонников папства и католичества с целью реставрации династии Стюартов (1745 г.). Именно в это время на улицах Лондона появились так называемые «масоны наизнанку» с их шутовскими шествиями, подражавшими шествиям масонов.

Чтобы спастись от насмешек толпы, масоны вынуждены были не только прекратить всякие уличные процессии, но и отказаться от ношения масонского наряда вне закрытых заседаний ложи. В этот же период всплыли на свет божий и многие закулисные масонские «тайны», касавшиеся в основном обрядовых действий «братьев» за закрытыми дверьми ложи.

Масоны отреагировали на это тем, что еще больше «герметизировались», с куда большей осторожностью стали допускать в свою среду высокопоставленных лиц и чиновников и даже изменили пароли. Эта перемена стала одним из поводов «великого раскола» внутри английского масонства.

• «Книга конституций» 1723 года предназначалась «для руководства лондонских лож и братьев, живущих в городе Лондоне, Вестминстере и окрестностях»: за пределы этого локального региона компетенция Великой ложи пока не распространялась. Но уже в следующем году наряду с лондонскими ложами, число которых возросло до 20, появились и провинциальные, и уже к 1729 году из 54 лож, входивших в состав Великой ложи, 12 находились в провинции.

• Вскоре движение выплеснулось за границы Британии, и ложи, подобные лондонским, стали возникать и за границей, причем по большей части совершенно самостоятельно, безо всякого участия Великой ложи, просто в силу присущей англичанам потребности повсюду создавать привычную для себя обстановку и среду обитания.

• В 1725 году по образцу английской, возникает ложа в Париже, в 1728 году появилась масонская ложа в Мадриде, в 1729 году – в Гибралтаре, в 1733 году – в Гамбурге, Лиссабоне, Лозанне и других городах; в 1735 году – в Гааге и Стокгольме, в 1738 году создается ложа в Польше. В 1749 году общее число примыкавших к Великой ложе заграничных «филиалов» достигло 13.

Появились английские ложи и за пределами Европы – в азиатских и американских колониях: в Филадельфии (1730 г.), в Индии (1762 г.), на острове Ямайка (1742 г.), в Канаде (1760 г.) и так далее.

• Нужно, однако, сказать, что далеко не все английские ложи признавали авторитет Великой Лондонской ложи, среди них было немало и таких (как старых, так и недавно созданных), которые сохраняли полную независимость от первой ложи или объединялись в новые Великие ложи.

Так, в 1726 году право на звание Великой ложи устами Старшего Надзирателя доктора Драке предъявила Йоркская ложа. На годичном собрании ложи 27 декабря, в День святого апостола Иоанна, Драке произнес большую речь, в которой указал на славное прошлое Йоркской ложи и на ту весомую роль, которую она якобы (если верить масонским преданиям) играла в политической жизни общества во времена короля Эдвина. Учитывая все это, заявил доктор, было бы вполне справедливым назвать Йоркскую ложу «Великой ложей всея Англии», не оспаривая, впрочем, фактических прав и Лондонской ложи.

• «Дурной пример заразителен», – гласит народная мудрость. Ложи, не признававшие свою зависимость от английской, стали возникать и на периферии, прежде всего в Ирландии и Шотландии: первая – в Дублине (1725 г.), вторая – в Эдинбурге (1736 г.), что, в общем-то, немудрено, учитывая извечную оппозицию этих некогда суверенных стран к «захватчице Англии».

Примерно треть шотландских лож немедленно примкнула к Великой Эдинбургской ложе. Отметим, что ирландские и шотландские ложи рьяно отстаивали свою независимость от английской ложи и свое же право на самоопределение.

• Несмотря на ясно прослеживаемый принцип иерархического триединства (Троицы), не только нашедший отражение в масонской символике, но и тянущийся от Голубой (Небесной) ложи к ложам земного плана, многие, однако, считали, что переход к системе трех степеней противоречил изначальной демократичности масонской организации, поскольку посвящение в звание Мастера сделалось теперь привилегией лишь нескольких, так называемых «мастерских лож», причем сам разряд Мастеров распался на многие градации, и вслед за званием «просто» Мастера появились другие: Утвержденный Мастер, Выдающийся Мастер, Просветленный Мастер и так далее, которые венчало высшее звание – Мастер Королевской Арки.

• В 1745 году была предпринята последняя попытка реставрации Стюартов. Последний из рода Стюартов, внук Иакова II, Карл Эдуард (Карл III), воспитывавшийся в Риме в чисто папских традициях, высадился на севере Великобритании, овладел шотландским престолом и немедленно объявил себя гроссмейстером шотландского масонства.

Правда, правление его было недолгим: уже через год его сторонники были разбиты войсками Георга II, а сам он был вынужден бежать обратно на материк. Трудно сказать, действительно ли этот последний Стюарт был оперативным масоном, но молва сделала его «Верховным гроссмейстером всех шотландских, французских и немецких лож» и отважным заговорщиком, посещавшим тайные масонские общества в самом сердце столицы короля Георга.

• В начале 1750-х годов этот процесс еще более усложнился благодаря появлению нового масонского центра – «Великой английской ложи старинных уставов». Попытки организации новых Великих лож предпринимались в Англии и раньше, но все они заканчивались неудачей, и по-настоящему опасный конкурент у Великой Лондонской ложи появился только теперь.

Основанная в июне 1751 года в составе пяти лорадоских лож «Великая английская ложа старинных уставов» уже через три года имела в своем ведении 28 лож, в 1760 году – 83, а в 1800-м – 167.

• Период после её основания известен в истории масонства как период «великого раскола», хотя никакого раскола (в религиозно-реформаторском понимании этого слова) здесь не было и в помине, так как большинство примкнувших к ней лож не признавали авторитета старого центра и раньше. По сути дела, это было всего лишь независимое и параллельное развитие двух организаций.

• В «старом» масонстве изначально преобладал ирландский и отчасти шотландский элемент, в социальном же отношении оно было представлено более демократическими классами ремесленников и мелких буржуа.

• В 1758 году «Великая ложа старых масонов» (как теперь называлась «Великая ложа старинных уставов») заключила тесный союз с Великой ложей Ирландии, а позднее своего рода личная уния соединила ее и с Великой ложей Шотландии. Так как в течение 10 лет (1771–1781 гг.) её руководителями были гроссмейстеры шотландского масонства герцоги Атольские, то созданные в конце 1730-х годов «старыми» масонами военные ложи получили название «Атольских».

• В конце XVIII века очень многие масоны были одновременно членами и «новых», и «старых» лож. Поэтому объединение организаций было лишь вопросом времени.

• Первое предложение об объединении было сделано в 1797 году «старыми» масонами, но переговоры затянулись на целых 16 лет. И только в 1813 году, а точнее 27 декабря, в День святого Иоанна Богослова, когда гроссмейстерами «старого» и «нового» масонства стали два брата, графы Кентский и Сассекский, оно, наконец, осуществилось.

На общем собрании обеих Великих лож по предложению гроссмейстера «старых» масонов, графа Кентского, граф Сассекский единогласно был избран «гроссмейстером Великой объединенной ложи старых масонов Англии». (Как видно из титула, объединение фактически явилось победой «старых».)

• В заключение Великий Капеллан провозгласил: «Да будет известно всем людям, что союз между двумя Великими ложами вольных каменщиков Англии подписан. Отныне два братства едины. Пусть же Великий Архитектор Вселенной сделает их союз вечным и нерушимым!..»

III.2 Французское масонство

• Несмотря на утверждение некоторых масонов о том, что англо-шотландское масонство происходит от французского, следует признать, что объективно последнее является побочным детищем английского.

• К началу 1730-х годов в Париже уже имелись пять лож. Считается, что первая ложа (она фигурирует в документальных источниках под различными названиями) была основана еще в 1725 году, хотя конституцию (за ее основу была взята конституция Великой ложи Англии) получила лишь в 1732-м.

• «Чума» масонства начинает быстро распространяться по французской земле, и в 1732 году «английские ложи» появляются сначала в Бордо, а вслед за ним и в других городах Франции: Лионе, Руане, Монпелье, Авиньоне, Нанте и Тулузе.

• В декабре 1743 года было созвано заседание, на котором 16 парижских мастеров выбрали пожизненным Великим Мастером принца королевской крови Людовика Бурбона, графа Клермона. С этих выборов и ведет свое начало Великая ложа Франции, устроенная по английскому образцу.

• Уже с 1740-х годов масонство стало обрастать все новыми степенями – «архитектор», «избранник», «Кадош» и прочие, которые начали плодиться, как грибы.

• В основе этого расцвета многоступенчатых систем и усложнения масонских степеней лежало, несомненно, вполне конкретное социально-общественное явление – борьба между дворянством и буржуазией, а в среде самого дворянства – борьба между старым судейским и пожалованным сословиями.

Если буржуа жаждал отличий, то не менее его жаждал их и дворянин: ревниво следивший за соблюдением чести своих предков, он привык к феодальной иерархии и старался использовать в этом смысле масонскую легенду. Добивались места в ложе и знатная дама, и жена богатого буржуа, содержавшие салоны, а потому пользовавшиеся известной долей политического и социального влияния на определенные классы и прослойки общества.

• 22 октября 1773 года состоялось торжественное вступление в должность нового гроссмейстера, в признании которого объединились все капитулы, советы и «шотландские ложи» Франции. С этого времени новая национальная ложа именует себя Великим Востоком Франции.

• Во главе Великого Востока оказываются титулованные состоятельные дворяне, что отражается на высоких взносах (не менее 150 ливров в год), которыми облагаются главные сановники и должностные лица ложи и которые расходуются на содержание не только этой ложи, но и центрального органа.

• Нельзя не упомянуть о парижской ложе «Девять сестер», которая до революции 1789 года была своего рода колыбелью масонской жизни Франции. Это была ложа научного типа, которая собирала под своей крышей выдающихся представителей науки и искусств.

Так, среди членов Научной ложи, основанной в 1769 году Лаландом и затем переименованной в ложу «Девяти сестер», значились наиболее выдающиеся люди той эпохи, крупные политические деятели, литераторы, художники и ученые, такие как Вольтер, Франклин, Кондорсе, Эли де Бомон, Кур де Гебелен, Дантон, Кабанис, Франсуа де Нешато, Грез, Берне, Гудон, братья Монгольфье и многие другие.

• Деятельность лож в это время почти исключительно сводилась к чисто благотворительным делам – помощи бедным, воспитанию сирот и подкидышей, поддержке инвалидов, – так что французское масонство как таковое полностью «сроднилось» с существовавшим общественно-политическим строем, и сказать, что оно стояло на революционных позициях и готовило заговор или даже оказывало сопротивление существующему режиму, было бы преувеличением.

• Вольные каменщики имелись как в стане революционеров, так и в стане контрреволюционеров. А господствующей мыслью среди тех и других была идея проведения конституционной реформы, которая бы преградила путь насилию. На крайних позициях стояли лишь немногие масоны, такие как Дантон и Марат, с одной стороны, и Местр и Тассен (последний был одним из руководителей Великого Востока Франции) – с другой.

• Во многих масонских ложах активно изучается каббала, а их члены изощряются в аллегорическом толковании символов. В общем энтузиазме люди начинают докапываться до тайн мировых загадок, стремясь уловить смысл жизни, творчества и смерти. Благодаря этой своеобразной моде на все мистическое западноевропейское, и прежде всего французское, общество представляет собой благоприятную почву для появления и распространения всевозможных магов, оккультистов и вещателей истины, порой приводивших самые невероятные доводы в доказательство своей «подлинности».

Кто из них был настоящий маг, а кто шарлатан-самозванец, определить было практически невозможно, да это и не требовалось, ибо общество пожирало все. То была поистине благодатная пора для самозваных учителей, пророков и целителей, которых считали обладателями алхимической мудрости – философского камня и жизненного эликсира.

• Несомненно, что многие крупные революционные деятели принадлежали к масонским ложам (в их числе Робеспьер, Дантон, Мирабо, Бриссо и другие), но самый характер масонства и его нравственная позиция исключали возможность политической оппозиции. Впрочем, справедливости ради надо заметить, что к масонским ложам принадлежали и многие роялисты, а также сам король Людовик XVI и его ближайшие родственники – граф Прованский (будущий Людовик XVIII) и граф Артуа (впоследствии король Карл X).

• В наполеоновскую эпоху жизнедеятельность французского масонства разворачивалась под знаком растущего и набиравшего силу антиклерикализма. Наполеон Бонапарт, который сам, если верить многочисленным свидетельствам, «обрел свет масонства», занял в отношении ордена покровительственный тон, считая его прибежищем незрелых или впавших в детство бездельников, развлекающихся игрой в ритуалы и символы.

И хотя во времена Империи во Франции процветали женские ложи, которые посещала императрица Жозефина, все это были явные признаки декаданса. Масонство терпели, иногда даже заигрывали с ним, но вся деятельность, в конечном счете, сводилась к салонной игре в куртуазность и звучные имена.

• Во Франции XIX века торжествовал дух агностицизма и вольнодумства, и ложи, как это ни парадоксально, увядали не от преследования властей, а под натиском малозаметного атеизма. Все это происходило на фоне нарастающей политизации, принимавшей иногда двусмысленный характер, как, например, во время Парижской коммуны 1871 года: поддержанная рядом масонских групп, она, в сущности, была направлена на установление над ложами тотального политического контроля со стороны правящих кругов. Таким образом, смысл и цели масонства были искажены и опровергнуты.

III.3 Американское масонство

• Считается, что масонство в североамериканских колониях Англии обязано своим появлением «великому американцу» – философу, ученому, писателю, мыслителю, изобретателю, государственному деятелю и прочее, и прочее Бенджамину Франклину, в 1734 году получившему степень Великого Мастера.

Однако все говорит за то, что первые масоны появились на территории колоний еще в 1720-х годах, сразу после того, как масонство возникло и вошло в моду в метрополии.

• Несомненно, «крестным отцом» американского масонства был и остается Бенджамин Франклин, при деятельном сотрудничестве которого в 1731 году в Филадельфии была учреждена независимая от Лондона Великая ложа, и сам Франклин хлопотал о предоставлении пенсильванским масонам особых привилегий.

• По-видимому, Франклин познакомился с масонством еще в 1725–1726 годах, во время путешествия в Лондон, когда ему было только девятнадцать лет, в каковом возрасте он, однако, не мог стать членом ложи, так как для этого, в соответствии с уставом, требовалось достижение 25 лет.

Но то, чего нельзя в Англии, можно в Америке, особенно если создать свою собственную ложу, что Франклин, возвратившись в Америку и сделал – основал тайное общество «Клуб кожаного передника», зародыш будущего «Книгоиздательского и философского американского общества».

В учрежденной в 1731 году Великой ложе он с первых шагов стал играть выдающуюся роль: сразу после вступления в нее сделался «депутатом-мастером», то есть представителем гроссмейстера, в следующем году составил для нее первый в Америке масонский устав, а в 1734 году, как говорилось выше, был возведен в степень Мастера.

• Расслоение масонства в Англии на «старое» и «новое» быстро перекинулось через океан и затронуло североамериканские колонии метрополии: здесь наряду со старыми английскими ложами появились шотландские и ирландские, а также английские ложи «старого устава», не признававшие авторитета первой Великой Лондонской ложи.

В ходе англо-французских войн за обладание территориями вместе с английскими войсками попали в Америку и странствующие военные ложи, в основном тоже придерживавшиеся «старого устава».

Все они выгодно отличались от прежних («новых») большей демократичностью и доступностью: если последние стремились принимать в члены почти исключительно представителей высшего света, то первые охотно открывали двери перед простыми офицерами, моряками, купцами средней руки и даже ремесленниками.

• Неудивительно, что, как только «старое» масонство появилось в Америке, оно почти сразу же получило численный перевес над «новым». Дело доходило до того, что многие «новые» ложи полностью меняли свой ритуал, а некоторые даже закрывались, поскольку все их члены «переходили на сторону „старых”».

• Перед началом войны за независимость в Америке было восемь великих лож: две в Массачусетсе и по одной в Нью-Йорке, Пенсильвании, Вирджинии, Джорджии, Северной и Южной Каролине. Все они придерживались очень разных ритуалов (которые подчас являли собой пеструю смесь по принципу «с миру по нитке») и находились под влиянием различных центров.

В Вирджинии, например, до возникновения там Великой ложи (1777 г.) масонские ложи строили свою деятельность и по хартиям «новой» Массачусетской великой ложи, и по хартиям «старой» Пенсильванской ложи, и по хартиям Великой ложи Шотландии. В одной из таких «шотландских лож», основанной в 1752 году в маленькой деревушке Фредериксбург, штат Вирджиния, 4 ноября 1752 года был принят в масоны молодой майор королевской армии, будущий вождь освободительной войны Джордж Вашингтон.

• Бытующее сегодня представление о том, что Американская революция (как называют войну за независимость Соединенных Штатов), так же, впрочем, как и Французская, является результатом заговора масонских лож, тоже не соответствует действительности.

Да, верно то, что духовные вожди масонства находились по большей части в лагере сторонников независимости, как верно и то, что большинство подписавших Декларацию независимости были масонами. Однако не меньшее число масонов было и на другой стороне, особенно среди английских военных, воевавших против Джорджа Вашингтона и американской армии.

• Впрочем, было бы неразумно отрицать тот факт, что дух свободолюбия, терпимости и независимости, характеризовавший культурную атмосферу масонства первой половины XVIII века, действительно одухотворял идеи Декларации независимости.

• Действительно, в армии, сражавшейся за независимость, масонские ложи получили самое широкое распространение. Самой знаменитой была Американская союзная ложа, действовавшая в системе «старого» масонства. Наиболее активные члены этой ложи почти все были захвачены в плен и убиты англичанами.

Только в 1778 году эта ложа вновь возобновила свою деятельность в Реддинге, штат Коннектикут. Да и почти весь командующий состав американской армии, начиная с самого главнокомандующего и кончая низшими офицерскими чинами, принадлежал к числу масонов. Масонами были также почти все выдающиеся политики того времени: Джеймс Отис, Сэмюэл Адамс, Джозеф Уоррен, Джон Маршалл и другие, равно как и большинство народных представителей, подписавшихся в 1776 году под Декларацией независимости, а в 1787-м – под союзной конституцией.

• По мере того как война за независимость ширилась и американская армия одерживала одну победу за другой, фигура Вашингтона в глазах патриотически настроенных американцев набирала все большие размах, вес и значимость, приобретая черты национального героя.

Не были исключением и масоны, у которых начиная с 1779 года вошло в обычай на всех масонских пирах провозглашать тост «за генерала Вашингтона». Многие ложи посылали ему приветственные адреса или выбирали его своим почетным членом, а вновь возникавшие назывались его именем.

• После обретения независимости масонство в отдельных штатах сохранило свою организационную структуру, которая сложилась еще в колониальный период, несмотря на то что еще при жизни Вашингтона Американская союзная ложа обратилась с петицией к Великой ложе Бостона учредить центральную масонскую организацию во главе с самим Вашингтоном. Однако дух автономии возобладал, и великие ложи штатов сохранили в неприкосновенности свой суверенитет.

• Хотя объединение великих лож не состоялось, зато быстро происходил другой процесс – образование во всех штатах собственных Великих лож и отпадение американского масонства от Англии. В 1782 году в штате Нью-Йорк, находившемся до войны в ведении Великой ложи «новых масонов», была основана независимая Великая ложа в составе девяти меньших лож – одной ирландской, одной шотландской и семи английских «старого устава».

В 1786 году Великая провинциальная ложа Пенсильвании приняла звание «Почтеннейшей великой ложи франкмасонов Пенсильвании и всей относящейся к ее юрисдикции масонской территории».

• После войны борьба между «старым» и «новым» масонством на территории теперь уже независимых Соединенных Штатов мало-помалу затихала. В одних штатах (а их было большинство) «новое» масонство практически исчезло, а в других (как, например, в Массачусетсе в 1792 году) обе разновидности мирно сливались в одну организацию.

• Однако, начиная с 1826 года, рост и развитие американского масонства были резко остановлены, ибо Соединенные Штаты захлестнула злобная антимасонская кампания.
Ходили нелепые слухи о масонских обрядах, клятвах и преступлениях, которые провинциальное население охотно принимало на веру, тем более что до сих пор ничего о масонах не слыхало или вовсе ими не интересовалось.

• Впрочем, паника скоро улеглась, и уже в 1832 году массачусетские масоны освящали в Бостоне свой первый «храм» (место собраний). Даже в Нью-Йорке, где потери масонства были особенно чувствительны, «братья» скоро оправились от ударов: Великая Нью-йоркская ложа сделалась самой значительной из всех американских лож как по размеру, так и по числу подчиненных ей субъектов и членскому составу.

III.4 Немецкое масонство

• Германия XVI, XVII и XVIII веков была, как это ни странно звучит сегодня, страной алхимиков и философов-мистиков и потому тяготела к мистике и оккультизму.
Несмотря на успехи естественных наук и точного знания, едва ли не большая часть немецкого общества мало ими интересовалась, предпочитая оккультные знания и мистические грезы.

Недаром именно в Германии назрела Реформация церкви, и именно в Германии на волне царившего там мистицизма появился орден розенкрейцеров.

• Немецкое масонство как раз возникло и расцвело на благодатной почве этих мистических настроений и поисков таинственного знания. Его история изобилует яркими страницами из истории оккультизма, чародейства, а иногда и прямого шарлатанства.

• Первоначальное масонство пришло в Германию из Англии. В то время влияние Англии на Германию было довольно сильно, и все английское было в большом фаворе.

• Одним из первых, если не первым немецким масоном был владетельный граф Альбрехт Вольфганг Шаумбург-Липпе, вступивший в самом начале 1720-х годов в одну из лондонских масонских лож. Начиная с этого момента, число масонов в Германии стало быстро расти, хотя вплоть до 1730-х годов своих лож здесь не было, и немецкие масоны были членами английских, на заседания которых и ездили, пересекая Ла-Манш.

Только в 1733 году высшее руководство английских масонов разрешило открыть в Гамбурге «для одиннадцати немецких господ и добрых братьев» постоянную ложу.

• Вначале эта ложа не имела названия и четыре года, до 1737-го, пребывала в «латентном состоянии», ничем не заявляя о своей деятельности, и только в 1741 году приняла название «Авессалом». Самым крупным «приобретением» этой ложи в первые годы существования было принятие в ее ряды прусского кронпринца, позднее короля Фридриха II.

Это произошло в 1738 году, когда кронпринц сопровождал своего отца, короля Фридриха Вильгельма I, в его поездке по Голландии. Во время путешествия, когда высокие гости остановились на отдых в одном из замков, речь за столом зашла о масонстве.

Прусский король, который на дух не переносил никаких тайных обществ, весьма резко и нелицеприятно отозвался об этом ордене, но присутствовавший здесь граф Шаумбург-Липпе стал горячо и красноречиво защищать масонов, и эта смелая защита произвела на кронпринца настолько сильное впечатление, что он тут же решил вступить в масонство, и меньше чем через месяц (14 августа 1738 года) был действительно принят в орден.

• Фридрих показал себя очень деятельным масоном и немедленно по возвращении на родину основал в своем замке в Рейнсбурге масонскую ложу. После вступления на королевский престол он продолжал покровительствовать масонам и даже принял звание гроссмейстера в незадолго до этого основанной берлинской ложе «Три глобуса», которая с 1744 года получила статус Великой.

И хотя со временем Фридрих охладел к масонству, но в 1740-х годах его принадлежность к ордену имела для немецкого масонства огромное значение. Его примеру один за другим стали следовать другие немецкие князья и знатные особы.

• Из влиятельных немецких государей, ставших масонами в то время, прежде всего стоит отметить Франца I, в то время герцога Лотарингского, ставшего позднее германским императором. Еще в 1731 году, до появления в Германии масонских лож, он был посвящен в Гааге в степень Ученика и Товарища (Подмастерья), а позже в Лондоне был принят и в Мастера.

• Одной из характерных особенностей раннего немецкого масонства было то, что первые ложи в Германии носили французские названия и работа в них велась на французском языке, что, видимо, было обусловлено аристократическим характером немецкого масонства, ибо все французское в то время начало постепенно входить в моду.

• Поиски таинственной, скрывающейся в глубине веков мудрости повлекли за собой появление так называемых «шотландских» лож. Сами ложи не имели никакого отношения к Шотландии, ибо возникли во Франции. В Германии «шотландские» ложи с самого начала образовали особый, независимый от других масонских организаций орден, члены которого называли себя «шотландскими мастерами». Первая «шотландская» ложа была образована в 1741 году в Берлине.

• К масонским ложам принадлежали многие выдающиеся представители культурной и интеллектуальной элиты Германии, привлеченные в масонство теми просветительскими и гуманитарными идеалами, которые были положены в его основу, и они, отстаивая эти идеалы в публицистике и в общественной жизни, особо подчеркивали именно их масонские природу и происхождение: Лессинг, Гердер, Гёте.

• Что касается Гете, то он не удовлетворялся одними лишь представлениями об отвлеченном типе идеального масонства, а стремился оказать реальное влияние на немецкую общественно-масонскую жизнь. Он хотел быть масоном не только вне масонских лож, но и внутри них. Став масоном в 1770 году, Гете оставался им до самой смерти и, в противоположность Лессингу и Гердеру, часто посещал заседания масонских лож, предпочитая, однако, ложи с классическими степенями и держась подальше от тех, которые ввели систему высших степеней.

• Несмотря на все реформаторские тенденции и устремления, немецкое масонство в большинстве своем оставалось верным тому духу средневекового обскурантизма и нетерпимости, которым оно отличалось в XVIII веке. Оно так и не принесло тех плодов, которые чаяли увидеть великие мыслители и гуманисты Германии.

Прусское правительство Фридриха Вильгельма III, напуганное прозвучавшими в конце века голосами в защиту свободомыслия, веротерпимости и гуманизма, эдиктом от 20 октября 1798 года запретило все масонские ложи, кроме тех, что входили в состав союза трех Великих берлинских лож, и даже их работу поставило под строгий надзор.

Но этот страх был беспочвенным, ибо немецкое масонство не несло в себе угрозу для прусской государственности и с теми прогрессивными движениями, которые возникали в это и более позднее время в Германии, никак не было связано.

III.5 Австрийское масонство

• В окружении гостеприимных и дружески расположенных венцев был посвящен в масоны (в ложу «Благотворительность») один из величайших музыкальных гениев – Вольфганг Амадей Моцарт. Это случилось 14 декабря 1784 года. Все биографы и исследователи творчества Моцарта отмечают, что посвящение в вольные каменщики явилось для композитора важным событием, повлиявшим на его жизнь и творчество.

Моцарт был убежденным масоном до конца своих дней и под влиянием масонского миропонимания создал ряд шедевров, в частности оперу «Волшебная флейта», которая считается своего рода музыкальным «кодом» масонства. Под влиянием энтузиазма сына отец Моцарта, Леопольд, тоже принял масонское посвящение. А годом позже, в 1785 году, Моцарт, уже в качестве полноправного члена ордена, присутствовал на посвящении в масоны другого великого музыканта – Франца Йозефа Гайдна.

• Моцарт написал немало масонской музыки, которая звучит в ложах во время исполнения масонских обрядов. Самым знаменитым сочинением такого рода является «Погребальная масонская музыка», написанная на смерть масонских братьев графа Франца Эштергази фон Таланта и герцога Георга Августа фон Мекленбург-Штрелица.

III.6 Итальянское масонство

• Прежде чем перейти к собственно масонам, следует упомянуть об одном тайном обществе, основанном во Флоренции в 1512 году, которое вполне могло бы служить предтечей масонских лож в Италии.

• Итальянское масонство XVIII века в основном отражало реальность страны, раздробленной на многочисленные карликовые государства. Всюду действовали ложи, находившиеся под влиянием и покровительством тех или иных иноземных организаций – английских, французских, австрийских и так далее. Короче говоря, раздробленность движения проявлялась не только в плане политическом, но и в плане доктринальном.

• Среди венецианских масонов наиболее именитыми были Казанова и Гольдони. Но если первый, несмотря на свои авантюрные приключения, серьезно увлекался магией и каббалой, то второй, насколько известно, рассматривал братьев-масонов в качестве наиболее подходящей компании для дружеских вечеринок за пиршественным столом.

• В Тоскане преобладали «английские» ложи, состоявшие из деистов и свободных мыслителей. В Пьемонте во второй половине столетия утвердились оккультное направление неотамплиеров и течения мысли, связанные с французским спиритуализмом.

• 30 июня 1805 года в Милане была основана ложа «Великий Восток», которую возглавил вице-король Эжен Богарне. В наполеоновскую эпоху это была первая попытка учредить центральную масонскую организацию, распространявшую свое влияние на всю Италию. Однако до сих пор так и не найдено никаких следов существования подобной организации.

• Во время царствования Наполеона I ложи были основаны по всей Италии, хотя итальянское масонство в этот период являло собой довольно-таки жалкое зрелище. Орден, всегда гордившийся своей независимостью от земных монархов и ставивший себя выше их, всячески унижался перед Наполеоном, преподнося ему адресы вроде следующего: «О, Наполеон!

Твоя философия есть ручательство терпимости к нашей естественной и божественной религии. Мы воздаем тебе достодолжную честь; ты найдешь в нас верных подданных, всегда преданных твоей августейшей особе!»

• После падения империи итальянское масонство оказалось в кризисном состоянии.

• На исходе столетия, особенно в последние двадцать лет, жизнь масонства в Италии была ознаменована драматическими столкновениями с католической церковью. Это было время, когда масоны организовали подписку по сбору средств на сооружение в Риме памятника Джордано Бруно. Памятник, созданный скульптором Этторе Феррари (он впоследствии станет Великим Мастером ложи «Великий Восток Италии»), был открыт 9 июня 1889 года в присутствии более трех тысяч братьев-масонов, собравшихся под своими знаменами, обычно хранящимися в ложах.

• В 1908 году произошел исторический раскол итальянского масонства.

• В целом же итальянское масонство стоит на позициях, которые оно ныне открыто декларирует в своих воззваниях. Его цель – развитие всемирной филантропии, независимость и единство отдельных наций и братство всех между собой, веротерпимость и совершенное равенство вероисповеданий, нравственный и материальный прогресс народных масс.

Кроме того, оно провозглашает свою независимость от всех и всяческих правительств, утверждая, что не признает на земле другой державной власти, кроме разума и всемирной совести. Масонство, утверждают его итальянские адепты, есть учреждение всемирное, исключительно человеческое, оно не занимается образами правления или временными вопросами, а только вопросами глобальными и вечными.

IV. АДОПТИВНЫЕ, ИЛИ СМЕШАННЫЕ ЛОЖИ

• Считается, что первая смешанная ложа появилась в Гааге в 1751 году. Адоптивные ложи давали дамам возможность общаться в кругу своих единомышленниц, разделявших просветительские и филантропические идеалы, молиться Великому Архитектору Вселенной – Богу масонов и ньютоновской науки, придумывать ритуалы и произносить речи.

• В 1780-е годы французские масонские ложи способствовали если не эмансипации, то значительному прогрессу в отношениях между мужчинами и женщинами. Поэтому неверно было бы думать, что француженки приобщались к Просвещению только в собственных гостиных или в частных парижских салонах, – нет, этот процесс происходил и в адоптивных ложах.

• В середине XVIII века общая численность масонских лож составляла порядка 50 тысяч человек – включая как европейцев, так и американцев, но женщин среди них было буквально несколько сотен. К 1785 году число женщин-масонов достигло примерно 1500 человек.

И хотя большинство лож по-прежнему придерживалось «канонического» устава и не допускало в свои ряды ни женщин, ни крестьян, ни рабочих, ни, уж тем более, рабов, тем не менее ложи в своем стремлении к равенству и достоинству, к независимости, свободе слова и веротерпимости были обращены в будущее, в царство прав человека и эгалитарных идеалов, в мир общечеловеческих равенства и братства, невзирая на половую, расовую и религиозную принадлежность.

• Естественно, с ходом времени и по мере установления принципов равноправия между полами число женских лож увеличивалось, в XX веке, особенно в конце, достигнув внушительного числа.

Естественно, что наибольшее количество таких организаций ныне сосредоточено в США, стране, славящейся своими свободами, равноправием и возможностями для всех. Поэтому, говоря о женских ложах, мы имеем в виду прежде всего американские, которые, как и все американское, сегодня задают тон в женском масонском движении.

• Одна из самых известных женщин-масонов нашего времени – Элеонора Рузвельт, жена 32-го президента США Франклина Делано Рузвельта, руководительница американского женского масонства, посвящавшая все свое время проблемам женщин.

V. МАСОНСТВО В XX ВЕКЕ

• Начало XX века было отмечено обострением противоречий между французскими и англо-американскими масонами. Кроме этого, вполне в духе времени, рядом со старым, консервативным масонством, продолжавшим жить в соответствии с буквой традиционного учения, выросли новые масонские формы, причем в этих новых формах масонства своеобразно переплелись элементы старого учения, проникнутого мистическим содержанием, и политические устремления новой эпохи.

• От масонства в его чистой форме к середине 1930-х годов осталось очень мало. Масонский ритуал был почти упразднен, строгость и осмотрительность в выборе новых членов исчезли, вступление в ложу стало общедоступным, легким делом, масонские собрания стали принимать все более открытый и шумный характер.

Если прежде масонство было школой морали, местом нравственного воспитания, то теперь эта миссия отошла на задний план. Ложи стали более походить на школы для политиков, где встречаются, создают и упрочивают связи, где строят политическую карьеру.

• в 1903 году в Швейцарии было положено начало новой масонской международной организации – Бюро масонского движения, перед которым были поставлены две задачи:

1) сближать отдельные масонские организации и

2) собирать материалы и документы, относящиеся к истории масонства.
Масонство в 1920-е годы, несмотря на попытки объединения, было далеко не единообразным. Французское и итальянское масонство носило в это время ярко выраженный политический характер, немецкое – философско-мистический, а английское и американское – религиозно-благотворительный.
Не обошлось и без практицизма, которым, естественно, наиболее ярко было окрашено американское масонство.
В табл. 1 представлен список наиболее знаменитых масонов мира.

VI. НАИБОЛЕЕ ЗНАМЕНИТЫЕ МАСОНЫ МИРА

МАСОН/ДАТЫ ЖИЗНИ/СТРАНА ВИД ДЕЯТЕЛЬНОСТИ/УСЛОВИЯ ПРИНЯТИЯ МАСОНСТВА

Монтескье/1689–1755/Франция/Философ, писатель/Был посвящен в масоны в 1730 г. в Лондоне

Вольтер/1694–1778/Франция/Литератор, историк, философ-просветитель/Был принят в ложу «Девять сестер» в возрасте 84 лет (1778 г.). В масонский храм Вольтер вошел, опираясь на руку Бенджамина Франклина

Франклин/1706–1790/США/Американский государственный деятель, мыслитель/в 1731 г. был посвящен в масоны в ложе «Святого Иоанна» (Филадельфия). В 1734 г. стал Великим Мастером Великой Пенсильванской провинциальной ложи, именовавшейся «провинциальной» потому, что она подчинялась непосредственно Великой ложе Англии

Лессинг/1729–1781/Германия/Литератор и философ/С 1771 г. - член гамбургской ложи «Три золотые розы», где и был посвящен в масоны

Вашингтон/1732-1799/США/Первый Президент США/Принят в масоны в 1752 г. в деревушке Фредериксбург (штат Вирджиния)

Гёте/1749-1832/Германия/Великий немецкий поэт/Стал масоном в 1770 г. Оказывал реальное влияние на немецкую общественно-масонскую жизнь

Моцарт/1756–1791/Австрия/Величайший музыкальный гений/В окружении гостеприимных и дружески расположенных венцев был посвящен в масоны (в ложу «Благотворительность»). Это случилось в 1784 г.

Бернс/1759–1796/Шотландия/Национальный шотландский поэт/Посвящен в масоны 4 июля 1781 г. в ложе «Святого Давида» № 174 в Тарболтоне, был ассоциированным членом ложи «Кэннонгэйт Килвиннинг» № 2 в Эдинбурге с 1787 г., которая избрала его своим «поэтом-лауреатом»

Бетховен/1770–1827/Германия, Австрия/Выдающийся композитор/Точная дата его инициации отсутствует. Известно только, что масоном он стал еще в молодости в Бонне

Паганини/1782–1840/Италия/Скрипач-виртуоз и композитор/27 декабря 1808 г. исполнил в ложе Великого Востока. В протоколах ложи подтверждено масонство Паганини

Стендаль/1783–1842/Франция/Писатель/Масонство Стендаля не стало достоянием широкой гласности, хотя он и принадлежал в течение некоторого времени к ордену

Твен/1835–1910/США/Писатель, юморист/Вступил в масонство 22 мая 1861 г. в ложе «Полярная звезда» № 79 в Сент-Луисе

Уайльд/1854–1900/Великобритания/Английский поэт и писатель/25 мая 1875 г. ему была присвоена степень Мастера в ложе № 357 Оксфордского университета

Тагор/1861–1941/Индия/Писатель, поэт. Лауреат Нобелевской премии по литературе/Стал масоном еще в молодости. В 1924 г. Верховный совет «Древнего шотландского обряда» присудил Тагору почетную премию, которая была вручена ему лично двумя братьями-масонами

Киплинг/1865–1936/Англия/Лауреат Нобелевской премии по литературе/Посвящен в масоны в ложе „Надежда и упорство” № 782 в Лахоре, штат Пенджаб, Индия, в 1886 г.

Рузвельт/1882–1945/США/32 –ой Президент США, избирался 4 раза/Был посвящён в масоны в 1911 г. в ложе «Голландия» № 8 в Нью-Йорке. Достиг 32-й степени шотландского обряда и был представителем Великой ложи штата Джорджия при Великой ложе Нью-Йорка

Ферми/1901–1954/Италия/Физик/Лауреат Нобелевской премии/Был посвящен в масоны в ложе «Лемми» (1923 г.), также находящейся в ведении масонской штаб-квартиры на площади Джезу в Риме.

Форд Джералд/1913-2006/США/Президент США (после Никсона)/Был посвящен в масоны в штате Мичиган, в 1949 г. В 1962 г. получил 33-ю степень шотландского обряда.

VII. МАСОНСТВО В РОССИИ

• Есть предание, что едва ли не первым русским масоном был Петр I, который сразу же по возвращении из своего первого заграничного путешествия учредил в России масонскую ложу, где сам Петр был Вторым Надзирателем, Гордон – Первым, а Великим Мастером – Лефорт.

Хотя это предание лишено какой бы то ни было документальной основы, звучит оно вполне правдоподобно, особенно учитывая увлекающуюся натуру Петра, любопытного и охочего до всего нового, необычного и иноземного.

• Первое же, безусловно, достоверное известие о начале масонства в России относится к 1731 году, когда, как гласит официальный английский источник, гроссмейстер Великой Лондонской ложи лорд Ловель назначил капитана Джона Филипса Великим Провинциальным Мастером «всея России».

Таким образом, масонство пришло в Россию, как и во все страны европейского континента, из Англии.

• Собственно говоря, процесс становления русского масонства от его истоков и до конца царствования Екатерины II распадается на три основных этапа:

1) первоначальный период (1731–1762 гг.), когда масонство в России было исключительно модным явлением, заимствованным у Запада и не несшим в себе каких бы то ни было общественно-полезных функций; он охватывает промежуток времени от первого проникновения масонства в Россию, пребывание его «под паром» в годы царствования Елизаветы и до начала царствования Екатерины II;

2) период 1762–1781 годов, когда масонство являлось в России первой нравственной философией и характеризовалось преобладанием в нем трех первых степеней Иоанновского, или «символического», масонства, и

3) период 1781–1792 годов – время господства «высших степеней», квазинаучной стороны масонства и особенно розенкрейцерства; он охватывает 1780-е годы вплоть до упадка «Екатерининского» масонства в девяностых годах.

• К масонству, в первый период, относились достаточно легкомысленно – как к модному, но скоро преходящему поветрию, каких много на своем веку перевидало русское светское общество. Свидетельством того, что это так, может служить хотя бы история вступления в орден (каковое событие имело место в 1750 году) Ивана Порфирьевича Елагина, впоследствии весьма ревностного и влиятельного масона, являвшегося «Великим Провинциальным Мастером всея Руси». Так вот, Елагин, по собственному признанию, вступил в братство свободных каменщиков из чистого любопытства и тщеславия.

• Путь, приведший к масонству наиболее значимых представителей русской общественной мысли, был у всех практически одинаковым: все они прошли через вольтерьянство и испытали на себе муки вызванного им душевного разлада, в силу чего бросились искать спасения в масонстве. Таков путь Елагина, «прилепившегося к писателям безбожным, спознавшегося со всеми аферистами и деистами», которые, «пленив сердце его сладким красноречия ядом, пагубного яда горькую вливали в него отраву».

Таков путь Новикова, находившегося «на распутье между вольтерьянством и религией» и не имевшего «точки опоры или краеугольного камня, на котором он мог бы основать душевное спокойствие». И таков путь Лопухина, только что закончившего перевод главы из Гольбаха и в порыве «неописуемого раскаяния» вдруг предавшего огню свою красивую тетрадку.

• Вот с этого-то момента масонство в России, несмотря на его иноземное происхождение, иноземные формы и даже содержание, становится по-настоящему русским масонством, ибо оно оказывается согретым русским духом проснувшегося национального самосознания, а потому по всей справедливости может быть названо первым идеалистическим течением русской общественной мысли.

• Первые десять лет с начала царствования Петра III (во втором периоде) масонство развивалось сравнительно медленными темпами, хотя уже в это время наблюдались некоторые признаки стремления к более прочной организации ордена путем сношений с Германией.

Так, основанная в 1762 году ложа «Счастливое согласие» получила признание и покровительство со стороны берлинской ложи. В это время в Европу проникли так называемые «высшие степени», и это движение немедленно отразилось и в России. Непосредственно после появления в Германии движения неотамплиеров немецкая его форма под именем «Строгого наблюдения» была введена и в Петербурге.

• Подлинная история масонства в России начинается лишь в семидесятых годах XVIII века, когда почти одновременно возникают две масонские системы, пользовавшиеся большим успехом, – Елагинская и Циннендорфская. Первая получила свое название от уже упоминавшегося И. П. Елагина, и в ней преобладало английское влияние, а вторая несла в себе черты шведско-берлинского влияния.

Главное различие между ними заключалось в том, что если первая, Елагинская, устремляла основное внимание на поиск и раскрытие так называемой масонской «тайны», то вторая, Циннендорфская, – на нравственное самосовершенствование.

• К тому времени, когда на арене появился фон Рейхель, бывший гофмейстер при дворе принца Брауншвейгского, специально посланный в Россию с целью распространения здесь Циннендорфской системы, Елагинские ложи уже набрали достаточную силу.

Поэтому Рейхель перед своим отъездом из Берлина имел важную беседу с мастером ложи «Три золотых ключа», самим Циннендорфом, получив от него поручение «сделать все возможное для достоинства и распространения царственного ордена в тамошних краях».

Благодаря усилиям Рейхеля 12 марта 1771 года в Петербурге была учреждена первая ложа Циннендорфской системы, названная «Аполлон»; она состояла из 14 человек, из них 13 иностранцев и один русский – шталмейстер Ее Величества + князь Нарышкин. Между Елагинскими ложами и ложами Циннендорфской системы имело место жесткое соперничество.

• Вскоре, правда, для одной из систем – немецкой – это соперничество стало непосильным, поэтому главе шведско-берлинских лож ничего не оставалось, как обратиться к Елагину с предложением сотрудничества и объединения. Елагин на удивление легко поддался убеждениям Рейхеля, соблазнившись обещаниями последнего снабдить его подлинными масонскими актами, в которых он нуждался для своей работы.

• Так или иначе, но 3 сентября 1776 года формально состоялось объединение Рейхелевских и Елагинских лож, причем Елагин на общем собрании отказался от английской системы и пообещал, что работа в его ложах будет вестись по шведско-берлинскому образцу.

Однако приоритет шведско-берлинской системы оказался непродолжительным, да и само объединение Елагинских и Рейхелевских лож прошло не без трений. Среди «объединенных братьев» произошел раскол, приведший к новым исканиям «истинного» масонства и к заимствованию других европейских систем, особенно новой шведской.

Да и сам Елагин, по-видимому, быстро разочаровался в немецкой системе и в скором времени вновь вернулся к английскому масонству.

• Как складывалась судьба Елагинских лож в последующие восемь лет, неизвестно. Известно лишь, что в 1784 году они были закрыты. Есть, правда, сведения, что весь этот период Елагинские ложи действовали совершенно свободно и беспрепятственно, но в 1784 году по желанию Великого Провинциального Мастера и с согласия членов лож, хотя и без надлежащего приказа со стороны высшей масонской верхушки, работа их по непонятным причинам была приостановлена.

Когда об этом донесли императрице, та велела своим поверенным передать руководству ордена, что она «за добросовестность его членов избегать всяких контактов с заграничными масонами, при настоящих политических отношениях, питает к ним большое уважение». Но уже через два года, в 1786 году, Елагин восстановил деятельность своих лож, хотя и на совершенно новых основаниях. Но на тот момент Циннендорфская система в России находилась уже в стадии упадка и стратегическое преимущество постепенно переходило к новой шведской.

• Среди лидеров московского масонства главное место занимал бывший сотрудник Рейхеля князь Н. Н. Трубецкой, мастер ложи «Озирис», не примкнувший к союзу Елагина и Рейхеля. Надо сказать, что московские ложи сильно лихорадило из-за отсутствия стройной организации и единства, и развитие здесь масонства, по сравнению с Петербургом, шло достаточно натужно, пока во главе его не стали главные деятели московского братства – Новиков и Шварц, перебравшиеся в Москву в 1779 году.

Они дали мощный толчок быстрому развитию масонства во всей России, положив начало самому блестящему периоду его существования, связанному с введением розенкрейцерства.

• Развитие масонского движения достигло своего апогея, когда пришло «дней Александровых прекрасное начало», то есть в эпоху реформ молодого императора Александра I, когда его реформаторские упования, казалось, сулили русскому обществу изменения к лучшему.

После успешного завершения войны 1812 года русские войска с триумфом вернулись из Европы на родину и принесли с собой опьяняющий дух победы, жажду свободы и вольнодумства. Эта жажда находила выход не только в литературе, но и в бурной жизни тайных кружков, возникавших один за другим и в обеих столицах, и в провинции, особенно в среде молодого офицерства. Большинство таких сообществ носило характер масонских лож.

• Видимо, усиление революционных устремлений в этих тайных объединениях и побудило Александра I, уже давно отказавшегося от либеральных планов своей молодости, повелеть закрыть все масонские ложи, поскольку от «умствований, ныне существующих, проистекают столь печальные в других краях последствия».

А, кроме того, причину такого решения следует, вероятно, искать и в том предубеждении к европейскому либерализму, которое сумели внушить царю за границей.

Так что, когда там начали преследование тайных обществ, а отчасти и масонских лож, многие из которых числились в разряде тайных союзов, императору показалось, что и отечественные ложи представляют такую же опасность для российской государственности, вследствие чего и был выпущен этот «превентивный» указ.

Царь – тоже человек, и, видимо, страх перед смутой оказался сильнее чувства масонской солидарности (существует предположение, что Александр I в начале XIX века тоже был принят в масонскую ложу).

• Однако и после 1822 года организации и союзы вольных каменщиков, очевидно, «уйдя в подполье», продолжали существовать и действовать, ибо в противном случае непонятно, зачем императору Николаю I в 1826 году понадобилось повторять запрещающий указ старшего брата.

Впрочем, после декабристского восстания оказалось, что монарху есть чего бояться. Ведь многие декабристы, как известно, были масонами, среди них братья Муравьевы-Апостолы, С. П. Трубецкой, А. Н. Муравьев, С. Г. Волконский да и П. И. Пестель, хотя последний к моменту восстания уже формально вышел из рядов масонства.

• Русское масонство в XX веке. После запрета масонства в России оно пребывало в молчании и бездействии фактически 80 лет, и только в конце XIX столетия, на волне активности общественно-политического движения, было решено предпринять попытку к возрождению российского ордена вольных каменщиков, но не в самой России, а на Западе, во Франции, где в ту пору масонство, особенно в лице ордена мартинистов, переживало небывалый подъем, и затем уже легализовать его в России.

• Париж в этом отношении представлял собой наиболее удобный плацдарм. В 1887 году при содействии активных сторонников возрождения масонства там учреждается русская масонская ложа «Космос», в состав которой вошли передовые люди той эпохи, в частности профессор М. М. Ковалевский, выдающийся ученый, способствовавший открытию в Париже Русской школы общественных наук. Вслед за «Космосом» последовало открытие другой ложи, членами которой стали В. А. Макланов, Е. В. де Роберти, А. В. Амфитеатров и В. И. Немирович-Данченко.

• Начало XX века представляло собой благодатную почву для возрождения масонства, чему в немалой степени способствовали три важнейших события в общественно-политической жизни страны:

1) поражение России в русско-японской войне;
2) революция 1905 года;
3) быстрый рост числа интеллигенции вопреки «всем запретам и препонам».

• Вот на этой-то волне в 1906 году, менее чем через год после русской революции 1905-го, из Парижа в Россию приезжает М. М. Ковалевский с директивой открыть здесь масонские ложи. Естественно, что масонство с его идеей человеческого братства и ненасильственного изменения мира привлекает к себе прежде всего российскую интеллигенцию, движимую единым стремлением – реорганизовать существующий абсолютистский строй, причем по возможности мирно, а потому оно распространяется главным образом среди городского населения России, находя сторонников среди людей, чуждых идее изменения общественного строя революционным путем и желавших перемен путем мирных реформ.

К ним принадлежали сливки русского общества: М. М. Ковалевский, И. И. Баженов, В. А. Макланов, Д. О. Бебутов и другие – для них масонство было объединяющей идеей, своеобразным центром, предоставлявшим им возможность «общения по интересам».

• Наиболее влиятельными в кругах столичного масонства были правые кадеты, люди, причастные к политике, которых нередко называли «мирнообновленцами», поскольку они ратовали за обновление страны путем мирных реформ. Бывший масон Л. Н. Черман в своих мемуарах вспоминает, что в его ложе числились 16 человек, в основном кадеты, эсеры, меньшевики, такие как Н. А. Бородин, А. А. Леонтьев, С. П. Швецов, И. И. Майко, Н. С. Чхеидзе, каковой факт служит убедительным доказательством того, что русское масонство того времени не было ни религиозно-этическим, ни философским, ни революционным, а чисто политическим движением.

• В ложу «Люцифер», возникшую примерно в 1910 году, входили известные русские поэты-символисты Вячеслав Иванов, Валерий Брюсов, Андрей Белый; по воспоминаниям Брюсова, их туда привело увлечение всем оккультным, и они, собираясь вместе, пытались практиковать всякого рода магические ритуалы, в том числе и черно-магические. Впрочем, общество просуществовало недолго и вскоре распалось.

• Число масонских лож в дореволюционные годы продолжало расти. В этом смысле год 1909-й оказался наиболее плодотворным, ибо в этот год возникли и набрали силу целых три ложи: «Военная ложа», «Возрождение» и «Феникс». В 1910 году была основана «Малая Медведица».

В 1912-м в строжайшей тайне был создан «Верховный совет народов России», который контролировал деятельность всех масонских лож на территории страны. Фактическое руководство этой организацией осуществляли Н. В. Некрасов, А. Ф. Керенский и М. И. Терещенко, которых, несмотря на принадлежность к разным политическим партиям, объединяли общность целей, позиций и интересов, чем, собственно, и объясняется своего рода товарищеская консолидация указанных лиц во Временном правительстве.

• В 1915–1916 годах появились еще несколько масонских организаций, в их числе и «Думская ложа». Одновременно с этим «Верховный совет народов России» поручает всем Мастерам Стульев на территории Российской империи составить список будущего правительства, что лишний раз доказывает, что масонство в России имело чисто политическую окраску и состояло в большинстве своем из членов различных политических партий, главным образом кадетов.

Кадеты, как известно, ратовали за изменение в России существующего строя путем проведения демократических реформ и решительно выступали против революции, полагая, что любое «обновление должно быть мирным».

• Когда в феврале 1917 года произошла буржуазно-демократическая революция, свергшая династию Романовых, масонская организация не скрывала намерений воспользоваться в своих целях «временной» неразберихой в стране. Несомненно, что именно при ее прямом содействии было создано Временное правительство. Об этом говорит хотя бы тот факт, что из 10 членов Временного правительства 9 были масонами.

Единственным, кто не входил в ряды «братьев», был П. Милюков, бывший лидер партии кадетов, первый министр иностранных дел во Временном правительстве. Много лет спустя, вспоминая и с дистанции времени оценивая события Февральской революции, Милюков в своих мемуарах, изданных в 1955 году в Нью-Йорке, честно описал «истинную картину положения дел».

Отмечая ведущую роль Керенского, Некрасова, Терещенко и Коновалова во Временном правительстве, он отмечает, что «помимо всех своих существенных различий в характере, политической роли или в прошлых событиях, было нечто такое, что объединяло эту четверку. Под этим „нечто” подразумевались взаимные обстоятельства, исходящие из одного и того же источника».

• Что касается «одного и того же источника», то он ясен – масонство. А под «взаимными обстоятельствами», о которых говорит Милюков, подразумевалось коллективное обязательство масонов, объединенных в «Верховный совет народов России» и давших клятву «хранить верность Великому Востоку Франции и ни при каких обстоятельства не бросать союзников».

• Надо признать, что Керенский и его сподвижники оставались верными ей до конца. Любопытен тот факт, что, несмотря на активную деятельность членов масонских лож в вышеописанных событиях, самому ордену все это время удавалось избегать широкой огласки своей причастности к чему-либо. Удивительно, но даже в поворотном для судеб России 1917 году общество оставалось еще более засекреченным, чем до революции.

И даже много лет спустя, уже будучи в эмиграции, А. Ф. Керенский в своем посмертно опубликованном письме решительно опровергает слухи о том, что падение монархии и создание Временного правительства были делом рук масонов.

• После установления советской власти русские масоны были вынуждены покинуть Родину. Дальнейшая жизнь оставшихся в живых членов «Верховного совета народов России» протекала в эмиграции и была уже не столь важна для судеб российского масонства.

Так что, несмотря на бурную деятельность в начале XX века, оно так и не успело выйти на международную арену и завоевать себе сколько-нибудь весомую репутацию, с чем, в частности, соглашается О. Ф. Соловьев, который пишет: «История масонства в России на рубеже веков не свидетельствует о его значимости».

• В начале 1930-х годов русское масонство, оказавшееся в изгнании, занималось лишь тем, что старалось выжить. В это время во главе мирового масонства стоял Всемирный масонский верховный совет, состоявший из Досточтимых и Премудрых Мастеров, среди которых, увы, места для русских не нашлось.

Русские могли участвовать в нем лишь на правах рядовых участников делегации французских масонов и все свои решения должны были координировать с ними. Находясь в подобной зависимости, русские масоны, конечно же, имели шанс уцелеть, однако из-за того, что последнее решение всегда оставалось не за ними, «страдала русская гордость».

VIII. НАИБОЛЕЕ ЗНАМЕНИТЫЕ МАСОНЫ РОССИИ

МАСОН/ДАТЫ ЖИЗНИ/ВИД ДЕЯТЕЛЬНОСТИ/УСЛОВИЯ ПРИНЯТИЯ МАСОНСТВА

Суворов/1730–1800/Выдающийся русский полководец, генералиссимус/Был посвящен и произведен в третью степень – Мастера – в Петербурге. Посвящение его относится, по всей вероятности, к последним годам царствования Елизаветы

Голенищев-Кутузов/1745–1813/Фельдмаршал, князь/Причащение Кутузова к таинствам масонского ордена совершилось в 1779 г. в Регенсбурге, в ложе «К трем ключам»

Новиков/1744–1818/Публицист и просветитель/Пик славы масонства связан с его именем. В 1775 г. вступил в елагинскую ложу «Астрея», но вскоре стал тяготиться рамками английской системы, к которой относилась ложа. К концу первого года своего пребывания в ложе он познакомился с Рейхелем, увлекся его идеями и присоединился к Циннендорфской системе. Вместе с Рейхелем он в 1776 году основал новую ложу, главную задачу которой он видел в том, чтобы добиваться нравственного совершенствования, стремиться к поискам света и освобождать религиозное чувство от ложных заблуждений.

Шварц/1751–1784/Педагог, просветитель, философ/В ряды русского масонства его принял князь Трубецкой. Некоторое время Шварц жил в Могилеве, где основал ложу, но уже в 1779 г. он перебирается в Москву, где знакомится с Новиковым, которому он помогает в его издательской деятельности, «положа все силы на просвещение молодого поколения». Шварц сыграл очень важную роль в исканиях истинных форм масонства. По его мнению, близилось время, когда русское масонство должно объединиться и избавиться от шведской системы, которая не могла объединить всех.
Деятельность Шварца имела очень большое значение для русского масонства. Мало того что он направлял и одухотворял деятельность кружка – он руководил судьбами масонства в России вообще.

Лопухин Иван Владимирович/1756–1784/Государственный и общественный деятель, философ, публицист, мемуарист, издатель, сенатор/В орден Лопухин вступил в 1782 г. и быстро выдвинулся среди «братьев», сделавшись Мастером Стула ложи «Латона». В 1784 г. он стал руководителем ложи «Блистающая звезда», а в том же году был назначен Верховным Надзирателем в среде русских масонов. Больше всего Лопухина занимали внутренний распорядок в ордене и выработка и печатная пропаганда масонских воззрений.

Карамзин/1766–1826/Знаменитый российский историк/Состоял членом ложи «Златой венец»

Грибоедов/1795–1829/Выдающийся дипломат и драматург/Принадлежность его к масонству не подлежит сомнению: именно в силу своих масонских связей он был близко знаком и водил дружбу со многими членами тайных обществ

Пушкин/1799–1837/Великий русский поэт/В письме другу Пушкин писал: «4 мая я был принят в масоны». О масонской деятельности Пушкина можно судить по его творчеству, всецело посвященному борьбе за идеалы свободы, равенства и братства всех людей, – блестящий образчик оперативного, или деятельного, масонства на поэтическом поприще

VII. ПОСЛЕСЛОВИЕ

1. Масонство – это не религия. Масонами могут быть и мусульмане, и индусы. Главное, чтобы они признавали Бога, как единственного Архитектора Вселенной.

2. Между масонами разных конфессий не возникают трения, т. к. по Уставу масонов запрещено обсуждать три темы: вопросы, касающиеся религии, политики и национальности. Это связано с тем, что обсуждения этих тем не объединят людей, а разъединяет.

3. Масоны вышли из рыцарского ордена тамплиеров, поэтому в масоны женщин не посвящают.

4. Взнос для вступления в масоны составляет 50 $.

5. Финансовый фонд американских масонов составляет несколько млрд. $. Основные траты идут на благотворительные цели – борьбу с наркоманией, пьянством, криминалом, на помощь инвалидам, дет. садам и т. д.

6. Знак «Шестиконечная звезда» означает следующее: треугольник, направленный вершиной вверх – означает человеческое стремление к Б-гу, а треугольник с вершиной вниз символизирует Божественное нисхождение к человеку. В целом этот знак символизирует «единство и борьбу противоположностей».

ФОТО ИЗ ИНТЕРНЕТА



Мне нравится:
0

Рубрика произведения: Проза ~ Статья
Количество рецензий: 0
Количество просмотров: 18
Опубликовано: 09.08.2019 в 08:38
© Copyright: Евгений Говсиевич
Просмотреть профиль автора






Есть вопросы?
Мы всегда рады помочь!Напишите нам, и мы свяжемся с Вами в ближайшее время!
1