О знаниях




Обычно знание часто считают результатом, итогом познания действительности. Но ещё Гегель отмечал, что истина, знание есть не только итог, а итог вместе со своим становлением. То есть, итог нельзя отрывать от становления. Такой отрыв ведёт к распространению знания как отдельных порций, которые поддаются счёту, которые складываются в сумму.

Сейчас распространены викторины, где ценится именно сумма знаний, надёрганных из разных областей. Те, кто успешничают в таких викторинах, умеют подбирать, перебирать свой ворох знаний к вопросам викторины. Так же работают компы: они тоже подбирают варианты. Вряд ли украшает человека приравнивание его к механизмам, которые занимаются машинными операциями. Вот почему многознание уму не научает.

Ибо, что есть ум? Это способность выкрутиться из непривычной, неординарной ситуации, применяя наличные знания, а не механический подбор вариантов в знакомой стандартной ситуации. Ум есть способность из привычного материала делать новое, есть способность к творчеству.

Но способен ли человек к творчеству, если у него голова забита ворохом знаний? Нам нужен определенный объем знаний, но есть граница, оказывается, за которой этот объём, этот ворох знаний, превращается в настоящие авгиевы конюшни, которые бы не худо почистить, ибо в такой тесноте мыслям негде развернуться. Для творчества важно не превращать знания в склад информации. Выявляется, что чем человек умнее, тем больше пустоты должно быть у него в голове, чтобы мыслям было просторно.

И в этом контексте нельзя не упомянуть об образности. Образ получается из частей, которые теряют в нём свою автономность, интегрируясь в целостность. Так отдельные слова во фразеологизмах – идиомах теряют свой изначальный смысл, составляя нечто новое. Поэтому, не зная значения фразеологизма – идиомы «Собаку съел», вы, вряд ли поймёте его, если будете анализировать смыслы отдельных слов. Вот почему понятие «образовывать» отнюдь не значит складировать знания определённой суммой.
Образование – это переработка знаний в целостность, в то состояние, при котором только и возможно творчество.
Работа образами есть проявление разумности человека. Человек мыслит образами, творит образами. Образ и целостность есть одно и то же. Образом мы называем целостность, когда говорим о творчестве разума.


Итак, важно преобразовывать знания. И это преобразование, этот настрой на творчество возможен, если мы будем рассматривать знания вместе со способом его получения. А это означает, что средства соразмерны, скоординированы с целями – итогами. И даже можно сказать больше: они не враждебны друг другу и взаимовлияют друг на друга в ненасильственном диалоге.

И что это означает? Это означает, что последовательность причинно-следственных отношений сменяется одновременностью: цель влияет на средства, а средства на цель. Мы уже говорили, что последовательность причинно- следственных отношений, последовательность перебора вариантов мы можем выделять отдельные порции, из которых можно сделать какую-то сумму. А вот при одновременности воздействия цели и средств это уже невозможно. И в этом смысле отличия последовательности и одновременности напоминают различия формы от содержания – сущности. Форма есть то, что убавляется и прибавляется, что делится на многое. Сущность уже не делится ни на что. Попытка силой расколоть сущность ведёт к уничтожению предмета.
То есть, по сути своей, сущность есть целостность. Уже по самому определению целостности она имеет части, которые есть свои, родные по отношению друг к другу. С другой стороны - хоть и части свои, родные, но это не клоны: они свои, но иные.

Именно целостность знания позволяет решить проблему герменевтического круга, позволяет понять, почему возникли теории, трактующие знания как припоминание.

Итак, знания есть целостное образование, где взаимодействие целей и средств их достижения есть взаимодействия своих иных друг с другом. При таком взаимодействии последовательность причинно – следственных отношений, последовательность перебора вариантов уживается с одновременностью. Именно это взаимодействие помогает уму выбираться из разных нестандартных ситуаций.

Как же конкретно происходит взаимодействие своих иных со своими иными? Свои иные образовались из своих чужих. Такое преобразование из чужих есть освоение, это делание чужих своими. В целостности присутствие чужих недопустимо: целостность есть принципиально античужое образование.
Освоение – это снятие: например, и последовательность, и одновременность снимают друг перед другом свои доспехи и мирно сосуществуют. При освоении убираются острые углы, разрывается присущая причинно – следственным отношениям обязательность. Всё это даёт дорогу свободе, которая в своём стремлении убрать все преграды, достигает своего предела: пустоты –нелокальности. Целостность становится точкой, которая есть всё, а всё есть точка. Недаром в Библии сказано: « Земля была безвидна и пуста».

Итак, объёмы преобразовываются в нечто безвидное, преобразовываются в пустоту. Это именно то состояние, о котором говорил Сократ: « Я знаю, что я ничего не знаю». От обыденных представлений о пустоте такая пустота – нелокальность отличается тем, что она потенциально энергетична, она похожа на сжатую пружину. Поэтому из- за того, что мы ничего не знаем в том смысле, что нет при нас готовой суммы знаний, то при столкновении с действительностью отпускается пружина пустоты – нелокальности и сотворяется ответ на любую ситуацию. Так как в этом состоянии нет ничего определённого, оно ни к чему конкретному не предназначено, то именно поэтому возможно совершение любого творения. Вот почему Гераклит утверждал (это свидетельствует Платон),что в одну и ту же реку нельзя войти дважды, ибо творение всегда уникально.

Проницательные высказывания Гераклита о том, что многознание уму не научает и что в одну и ту же реку нельзя войти дважды, говорят нам о том, что античная философия не есть только прах и пепел. В этом пепле есть неугасимые огоньки, которые готовы разгореться в пламя. И это неугасимое пламя как нельзя лучше характеризует сущность знаний в их стремлении быть всегда новыми, оставаясь в то же время неизменными. Недаром Аристотель Нус как основу всего представлял в качестве неподвижного двигателя.

Если подытожить всё вышесказанное, то можно ещё раз подчеркнуть, что знания нельзя складировать, что знания должны образовываться в систему, в целостность.
А у нас сейчас из- за ЕГЭ всё ещё продолжается натаскивание учеников на вопросы тестов. По сути, это всё тот же викторинный принцип, требующий только кроссвордного образования. От этого уже взвыла наша Академия Наук: иссякает поток молодёжи с систематическим фундаментальным образованием, на базе которого только и возможен рост научного потенциала страны.



Мне нравится:
0

Рубрика произведения: Проза ~ Эссе
Количество рецензий: 0
Количество просмотров: 8
Опубликовано: 09.08.2019 в 07:43
© Copyright: Виктор Сапрунов
Просмотреть профиль автора






Есть вопросы?
Мы всегда рады помочь!Напишите нам, и мы свяжемся с Вами в ближайшее время!
1