Дракон и отпуск


 Дракон и отпуск

Солнце припекало, но я продолжал лежать на песке и наслаждался покоем. В сорока метрах шумел прибой — Атлантика всегда была грозным водным пространством, но не в этот летний час. Где-то кричали чайки. Где-то играли в волейбол пляжники. Французский берег казался раем на Земле. Над ухом шумно сопел Зубастик, видимо, он испытывал дискомфорт — его панцирь не чувствовал влияния ультрафиолетовых лучей, просто он кипел как чайник, аж из ноздрей пар шел. Наконец, не выдержал и произнес:
- Хозяин, нельзя так долго лежать на солнце!
- Почему, дружище? - лениво спросил я, не шевелясь. Я слышал, как рядом прополз краб, который направлялся в сторону воды. Он тащил за собой раковину — свое жилище, и после себя оставлял ровный след.
- Сгоришь! А поскольку в воздухе много капель воды, то они превращаются в линзы и усиливают солнечные лучи! В итоге возможен ожог до третьей степени!
- Возможен, но это не значит, что будет! - зевнул я, не поверив домашнему питомцу.
Но тот продолжал бубнить:
- Могу выдать с вероятностью в 99 и 9 десятых процента, что так оно и будет. Вечером будешь стонать, хозяин, словно тебя обжаривали на грильнице. И просить помощи станешь меня, так как врачебные издержки не входят в затраты нашей поездки.
Я заткнул уши ракушками, так как не хотел слышать ворчание дракона. Иногда Зубастик был невыносим. Вот можно же в отпуск не напрягать меня. Хотя мы заранее обговорились, как прибудем сюда, чем будем заниматься и как отдыхать, его монолог на разные темы не входил в наши планы. Я лежал с закрытыми глазами, и мозг выдавал прекрасные сюжеты — у моей фантазии никогда не было границ. Сама природа настраивала на позитив. Капельки волн долетали до меня и покрывали мое тело тонким слоем.
А вечером я стонал, так как моя кожа горела как от напалма. Прикосновение одежды приносило боль. Зубастик, намазывая на меня специальное снадобье, что он приготовил из панциря краба, рыбьей чешуи, крапивы, лапок цикад, ежового молока и заклинаний ид драконьей магии. Дракон уверял, что это должно помочь, мол, кожа станет как у новорожденного — мягкой, красивой и нежной.
- Я же предупреждал, хозяин, а ты меня не слушал, - сердился питомец, тогда как я лежал на матрасе внутри просторной палатки и испытывал боли, словно меня пытал палач. Причем палач, получивший лучшее образование в Святой Инквизиции Узбекистана. Французское солнце оказалось коварным — оно вначале нежно обволакивало тебя океанским бризом, а потом медленно и незаметно жарило. В итоге кипели мозги, принимающие сигналы от рецепторов на коже — а там морзянкой отбивало «СОС».
- Ох, дружище, можно без нравоучений, - стонал я, боясь пошевелиться. Хотя признаюсь, что мазь, изготовленная по драконьм рецептам, приносила облегчение. - Итак мне плохо. Это ад, дружище, настоящий ад!
Дракон обиженно замолчал. Я понимал, что он прав и он действительно оберегал мой отпуск от всяких там осложнений. А тут он, как бы недоглядел. Признаюсь, это была не его вина.
В этот момент я услышал приятный женский голос, издающийся снаружи:
- О-о-о, месье, вам плохо?
Я открыл глаза и боль мгновение ушла в сторону — без всякой магической мази, - потому что в палатку заглядывала прекрасная женщина. Белокурая, с голубыми глазами, аппетитным бюстом и отличной фигурой — настоящая богиня. Во Франции это Марианна, а в Греции — Афродита, в Италии - Юнона. На ней был халатик, через который просвечивался бикини. И солнце горело над ее головой как нимб. Естественно, для меня казалось все это неким божественным пришествием.
- Комон са ва? (как ваши дела) - озабоченно спросила она. Ее губки надулись, а брови двинулись, как бывает у озабоченных проблемами людей.
- Сава биен (дела отличные), - ответил я, действительно ощущая себя прекрасно. Сам удивился, что французский язык, что выучил из путеводителя, мной был освоен быстро. Обычно дракон смеялся над теми, кто пытался освоить иностранный язык с помощью подобных брошюр. А сейчас он удивленно смотрел на меня, словно я прочитал мантру от партупранской библифонии, причем на основном кикиаритском диалекте.
- Вам нужна помощь? - вопрошала женщина. Ее грудь заманчиво колыхалась. Она была взволнована увиденным.
- Нет, мы справляемся сами, - прервал ее, видимо, заревновав, Зубастик. Он даже крылья развернул как парус, словно пытался скрыть меня от женского взгляда. В глазах его горело недоверие.
Но я, гневно сверкнув очами, произнес:
- Да, от помощи я бы не отказался… Мне так плохо!
Женщина, бесцеремонно оттолкнув дракона, вошла в палатку и, оглядевшись, замерла в восхищении:
- Оу, месье, как у вас здесь красиво. У вас изысканный вкус, я поражена! Вам нужно оформлять лучшие дома Парижа! Кутурье Ив-Сен Лоран, мадам Коко Шанель, Кристиан Диор взяли бы вас к себе на работу… Вы настоящий маэстро архитектуры и дизайна!
Оформлял палатку, если признаться, Зубастик, он внутри сделал так, словно во дворце фараона, этим самым давая мне шанс изучать историю Древнего Мира в наглядной форме. Магия заключалась в том, что снаружи палатка казалась маленькой, а внутри это было огромное пространство — такое возможно при изменение гравитационных констант. Правда, оечь не об этом: я действительно стал проявлять интерес к той эпохи и к той цивилизации, даже мог перечислить династии до и после Тутанхамона. Однако француженка была поражена, как будто никогда не бывала в исторических музеях или не смотрела фильмы о Нефертити или Клеопатре. Но все ее слова вызвали у меня с драконом разную реакцию: я заулыбался от незаслуженной похвалы, а у Зубастика зубы заныли, как бывает, когда жуешь сковородку вместо бэкона.
Я, полностью выздоровев от взгляда женщины, встал и галантно поклонился:
- Мадам, я рад, что вы заглянули в мое скромное жилище!
- Я мадемуазель, монсеньор! - сделала вид, что обиделась незнакомка.
- О, пардон! - улыбнулся я и взяв даму за ручку, губами прислонился к пальцам. Мне казалось, что так поступает настоящий маркиз.
Дракон с явным неодобрением следил за всей этой процедурой, качая головой, как бы говоря: ну и дурак ты, хозяин, чего вальяжничаешь, перед кем ножкой шаркаешь? Но я не обращал на него внимания: что могут животные знать о человеческих страстях? Эта мадам меня сразила своей красотой, и мое сердце одиночки затрепетало.
- Вы, наверное, банкир или владелец большой строительной фирмы? - спрашивала женщина, мило улыбаясь. - У вас роскошные аппартаменты!
Зубастик был специалистом по иллюзиям и он действительно создал ощущение богатства и роскоши нашего жилья, не зря он занимался много лет компьютерной виртуальной реальностью. А если эти знания помножить на магию драконов, то выходит просто сногосшибательная вещь. Во всяком случае, простых людей это ошарашивает.
Я плыл от ее улыбки и говорил:
- О нет, мадмуазель, я силурийский принц Турианс де эль-Гоген, прибывший во Францию с тайным визитом. У меня особая миссия, о чем я говорит не вправе, извиняюсь… Но готов уделить вам время для… для… для того, чтобы мой визит считался успешным , - вывернулся я из ловушки, в которую было чуть не загнал себя.
Конечно, я врал, но ведь это так приятно и порой нужно, чтобы обворожить представительниц прекрасной части человечества. Ну, не скажешь ей, что я обычный маляр, который красит дома и ремонтирует потолки, и что моя зарплата позволяет мне выживать и делать редкие поездки на курорты. Дракон пробурчал себе под нос, типа, «шерше ля фам» и «руссо туристо облико морале», и продолжал косо следить, что делает незванная гостья.
А та прямо цвела и прыгала вокруг меня:
- О Ваше величество… извините, я врываюсь в ваши покои… но я услышала ваш стон и поняла, что нужна помощь… Конечно, ваш дракон только охраняет вас, лечить он не умеет от ожогов, которые смертельно опасены для иностранцев — французское солнце... оно такое… оно излучает… э-э-э… гамма-бета-частицы и радиацию в миллиарды рентген… Вот на Венере нет жизни, потому что там солнце как во Фоанции.
Чем больше она говорила, тем сильнее кривилась морда Зубастика, у которого был диплом медика, пускай и в области лечения драконоподобных. В иных обстоятельствах он, наверняка, просто испепелил бы эту женщину, а сейчас вынужден был играть роль охранного дракона, поскольку незаметно знаками я ему об этом сказал. Но мне кажется, его больше воротило от того бреда, что несла незнакомка, которая гдн-то что-то слышала о ионизированных частицах и высокоэнергетическом излученнии, но не имела ясного представления, что это такое. Конечно, для неуча такие слова должны были оказать неизгладимсое впечатление. Да, кстати, на Венере есть жизнь, просто в иных формах, чем у нас на Земле.
Я же «таял» от того, что со мной беседовала красивая француженка.
- Как вас зовут, мадемуазель? - я уже не чувствовал боли, то ли от драконьевской мази, то ли от женского внимания.
- Жозефина, - кокетливо ответила та и притупила глазки. О, как мило!
Из-за ее спины фыркнул Зубастик:
- Прям как жену Наполеона...
Француженка с изумлением обернулась:
- Для охранника вы хорошо информированы! И вы неплохо говорите по-французски...
Дракон развел руками:
- Мне исторические события иногда читает Его Величество… на французском языке… Секьюрити тоже должны что-то знать!..
С этого момента Жозефина престала вообще замечать дракона и присела на кресло. Она чувствовала себя уверено, как будто уже сто лет посещала нас. Она ворковала вокруг меня и говорила, что рада встретиться с человеком королевских кровей, таким богатым и знатным, и что так редко Францию посещают падишахи, султаны, ханы, эмиры, президенты и прочие наследные правители, от чего страна скатывается в Клуб пещерного века.
- О-о-о, Ваше Величество, вы не представляете, какая ныне Франция — отстой во всем, со времен Жанны Д Арк катимся мы по наклонной плоскости в пропасть безумия, недоверия и лжи, - с печалью говорила она и незаметно спрашивала, много ли у меня прислуги, каков размер замка, сколько зарубежных счетов и в каких банках, есть ли собственный транспорт (тут дракон опять скривился!), как часто хожу на войну и размер моего гарема. Отвечая на последний вопрос, я был искренен:
- О что вы , Жозефина, я холостяк!
- Значит у силурийского принца нет Главной жены и вообще жен? - заулыбалась француженка. - О-о… как это грустно! Некому командовать вашими сбережениями! Вашими неограниченными активами!
Я подыграл ей:
- О-о-о, да, у меня много денег, но я скромный в потребностях…
- Это я и вижу, - сокрушалась Жозефина, уже настолько войдя в роль гостьи, что стала сама себе наливать напитки в бокал и есть фрукты, что принес дракон. Кстати, он вмешался в наш разговор:
- Извините, мадемуазель, я у Его величества казначей! Я регулирую все доходы и расходы! - и он помахал электронным калькулятором перед ее носом. - У меня диплом бухгалтера-аудитора, магистерская степень! - и он извлек словно ниоткуда диплом с большой печатью Академии наук.
Жозефина с недоумением посмотрела на дракона, а затем обернулась ко мне:
- Ваше Величество, вы доверяете дракону все свое состояние? Се урибле (это ужасно!). Разве вы не знаете, какие хитрые они в финансовых делах? Как много среди них мошенников и воров! Опасайтесь, опасайтесь, их, монсеньор! В газетах публикуются часто истории о том, как драконы ограбили своих хоязев, пустили по миру, сделали нищими! Это очень коварные создания, Ваше Величество!.. Я так тревожусь за ваше финансовое благополучие… то есть за вашу жизнь, монсеньор!
Мне было приятно, что ко мне на самом деле относятся как к принцу, хотя я не имел никакого отношения к сильным мира сего, к высшей аристократии. Но почему бы не играть эту роль? К тому же во Франции никто меня не знает, я же здесь в отпуске! И все же я почувствовал, как напрягся опять Зубастик. Его не просто оскорбили высказывания этой наглой посетительницы палатки (шатра!), больше ошеломило невежество людей и наветы о реальном статусе и жизни дракона. Дракон может быть жестоким, грубым, наглым, хамовитым, но никогда не врущим. Среди них никогда не было воров и негодяев, лицемеров и подонков — в процессе естественного отбора подобные вымерли миллионы лет назад. Поэтому драконы олицетворяют особый вид разумных животных, лишенных некоторых человеческих качеств негативного порядка.
Я опять подал знак питомцу успокоится, и тот замер явно в неудовлетворительном настроении.
- Да, вы навели меня на размышления, - кивнул я. Зубастик крякнул что-то за спиной Жозефины, а та, склонившись надо мной, произнесла:
- Вам нужен советчик, а нет лучше советчика для одинокого мужичины чем женщина… Уверяю вас, Ваше Величество, женщина… она плохого не скажет… она хочет только добра, мира и справедивости для всего человечества и рацвета самому мужчине… Лямур селяви (любовь это жизнь)...
- Я верю, - улыбался я, чувствуя, как покалывает мозг от возбуждения. - Вы можете быть моим советником?
Я продолжал играть курортный роман, не задумываясь о последствиях. Женщина присела на краешек кресла, с улыбкой разглядывала меня, после чего вымолвила:
- Я должна подумать, если это ваше предложение…
Дракон закашлял, правда, тихо, придавлено.
- Да, это предложение…
- Можно я отвечу вам вечером?
- Почему вечером?
- Потому что женщины не принимают предложения сразу. Нам нужно время…
Я понимающе кивнул:
- Да, я буду ждать вечером вас.
Жозефина встала и пошла к выходу, плавно покачивая бедрами, чем возбуждала меня. Там, у двери, вдруг она остановилась, повернула голову:
- Ваше Величество, можно вечером мы будем вдвоем?
Я расстерялся:
- Это как?
- Без секьюрити!
Я выжох:
- Без дракона?
- Да!
Зубастик аж подпрыгнул от такой наглости, но я вовремя жестом остановил его, мол, спокойно, разберемся. В конце концов, я не мальчик, человек почти зрелого возраста.
- Да, конечно! Но почему?
- Звери и насекомые не должны присутствовать, когда общаются люди… мужчина и женщина, это святое, которое нельзя омрачать присутствием чего-то чужеродного, - и Жозефина томно закатила глазки, потом послала мне воздушный поцелуй и исчезла за дверью. - Оревуар, Ваше Величество! Оревуар!..
- До скорой встречи, Жозефина, до вечера! - крикнул я ей вслед.
Дракон ничего не сказал.
Когда женщина скрылась за деревьями, Зубастик зашевелился:
- Итак, хозяин, какие планы? Что вы надумали?
- Дружище, я в отпуске! Тут такая прекрасная женщина! Почему бы не закутить роман? В последнее время я обделен женским вниманием!
- Но ведь вы обманываете ее! Вы же не принц!
- Ну и что? Я потом ей признаюсь, что простой парень! Женщинам нужны чувства, а не деньги! Она простит мне обман!
Похоже, последняя фраза развесилила питомца:
- Ха-ха-ха! Вы это хорошо схохмили!
- Ничего ты не понимаешь в любви, - обиделся я.
Однако дракон хмуро мотнул:
- Извините, хозяин, но эта женщина не глупая!
- Конечно!
- Вы не поняли меня! Это профессионал!
- Не говори глупости, Зубастик! Какой еще профессионал?
- Обманывать мужчин! Она клюнула на все этот фальшь, - и дракон обвел руками окружающее пространство, - решила, что вы на самом деле силурийский приннц! Она вас ограбит!
- А разве можно ограбить того, у кого ничего нет? - удивился я. - Разве что штаны у меня стащить!.. Не, она соскучилась по настоящей любви! По настоящему мужчине! - и я поиграл бисцепцами, пускай не атлета, но тоже не худышки-пацана.
Мои слова сбили с толку дракона и он задумался:
- И вправду, чего она может украсть? Иллюзию? Похоже, она сама себя объегорит… И все же, хозяин, будьте осторожны! Чтобы не нанесла она вам вреда! Любовь — это коварная вещь! Это хуже, чем быть раненным в бою!
- Не бойся, я буду начеку! - обещал я домашнему питомцу. Дракон вздохнул и обещал в этот вечер полетать в облаках, не беспокоить нас своим присутствием. Но я понимал, что даже с высоты он будет зорько следить за палаткой.
- Как ваш солнечный ожог? - спросил он вдруг.
Я улыбнулся:
- Знаешь, не чувствую боли. Похоже все проходит!
- Мазь еще будет действовать три дня, - сказал Зубастик, сощурив левый глаз. Обычно он это делал, если был какой-то подвох или нечто скрытное. Но в этот момент мне показалось, что дракон ничего не может замыслить против моих вспыхнувших чувств.
Часов в семь я стоял у входа с цветами. Жозефина шла в полупрозрачной бюрюзовой тунике, именуемой «туркеза», и в руках несла бутылку французского вина «Мушкетер». Она была чертовски хороша, и я почувствовал, как заныло у меня в сердце. Кто знает, кто знает, может курортный роман перерасти в нечто большее…
Жозефина пошла ко мне и сказала:
- Бонжур, месье! Вашего дракона нет?
- Я его отпустил на волю, - широким жестом указал я свою человечность. Женщина прижала правую ладонь к сердцу и вымолвила:
- Вы сама щедрость, Ваше Величество!
- Да-да, - смущенно сказал я, приглашая дому войти внутрь моего жилища.
На этот раз там полыхало все огнем — от блеска изумрудов, алмазов, рубинов, золотых статуй и серебрянных украшений. Зубастик, по моей просьбе, преобразил жилище в иной формат, чтобы любой мог удостовериться о моей королевском происхождении. Конечно, магия плюс компьютерная виртуальная симуляция творили настоящие иллюзии, ощущаемые, осязаемые, даже при помощи приборов. Все это не имело ценности, за исключением самого труда дракона.
Но Жозефина на это купилась. Она стала вздыхать и охать:
- О-о-о, Ваше Величество! Вы тронули мое сердце всем своим благополучием! Вы очень бога… милый и хороший человек! Вы приняли меня, простую женщину, в свою семью, в советники при Вашем Дворе!
- Ну что вы, что вы, Жозефина! - смущенно отвечал я, при этом краснея то ли от угрызения совести, то ли от того, что приятно делать хорошее женщине. - Я скромный… э-э-э… принц, люблю путешествовать…
- Вы, наверное, утомились от своего секретного визита?
- О да! Я очень устал, утомлен переговорами с вашими официальными лицами, - согласился я, все своим видом демонстрируя сей факт.
Жозефина заняла свое место у стола и сказала:
- Нам нужно отметить это!
- Что именно? - не понял я.
- За ваш визит и за нашу встречу! - несколько театрально воскликнула она.
- Ах, да, точно! - согласился я и присел рядом. Протянул было руку к бутылке «Мушкетера», но француженка вскочила и сказала:
- Нет, нет, это сделаю я!
- Но я же мужчина!
- Вы — принц, и позвольте мне вас угостить нашим изысканным вином!
Я развел руками и встал, отошел на другой конец стола, который был обставлен явствами. В отличии от иллюзий окружающего пространства, стол был забит настоящими продуктами, причем дорогими. Мне пришлась расплачиваться кредиткой за все это, включая экспресс-доставку. Но денег я не жалел ради встречи с этой женщиной.
Пока я двигался, Жозефина успела раскупорить бутылку и разлить зеленую жидкость в два бокала. Протянув один мне, она сказала:
- За нашу любовь!
- За любовь! - вновь согласился я, не удивившись, как быстро мы перешли к этому слову. Жидкость в моем бокале пенилось и журчало, видимо, это были пузырьки газа. Настоящее шампанское из Гасконии!
Я пригубил, и Жозефина внимательно следила за мной.
- До конца, до конца, ведь любовь пьют до дна, - сказала она.
Я выпил все и положил бокал на стол. Внутри меня все клокотало, как в жерле вулкана. Это чудодейственный напиток придавал мне больше чувств и желание совершить нечто героическое.
- А ты, Жозефина? - спросил я, видя, что дама отпила немного.
- Дамы не пьют все и сразу — это непочтительно к мужчине, - улыбнулась она, напрягясь. Она чего-то ждала. Но чего? Наверное, моей любви, моей раскованности! Ведь я всегда был неловким в общении с женщинами, костоязычным.
Сейчас же чувствовал себя очень хорошо, что казалось, расту на ее глазах, возмужаю. Меня распирало всего от всех эмоций и желаний, и я болтал без усталку, причем часто поэтическимим строками. Но чем больше я двигался у стола, тем испуганее выглядела француженка.
Спустя три минуты она стала двигаться назад, вся ошарашенная. Крик ужаса погас в ее губах.
- Что случилось? - в недоумении остановился я. Причина изменения ее настроения не сразу улови л. Но едва метнул взгляд в зеркало, что держал как щит мраморный Персей, то увидел там животное, напоминающее гигантский дикобраз и динозавра. Причем зеркало отражало не иллюзию, а реальность, и этой реальностью был я.
Первые секунды я стоял в шоке, а потом догнал, что в это чудище превратился я, и теперь своим видом пугаю Жозефину.
Но почему? Как это я превратился в этого монстра? Что произошло? Я протянул руки к женщине, желая ее успокоить:
- Не беспокойся, милая, это все пройдет! Это временная магия! Меня кто-то околдовал!
- А-а-а-а! - заорала та т бросилась из палатки. Я пытался ее догнать, остановить и прижать к себе, поцеловать, чтобы вернуть ее чувства, однако запутался в своих пяти ногах и в хвосте и свалился на мраморный пол, разбив себе нос. Иглы вне моей воли выстрелились из моей шкуры и проткнули все, что можно было проткнуть, включая аппетитный зад Жозефины.
- А-а-а-а! - орала теперь она от боли, рывком вырвала иглу и, бросив в сторону, поскакала вниз по дороге, к берегу океана. Француженка даже не оборачивалась. Ее туника была изорвана.
- Подожди, милая! Стой! - в отчаянии орал я. В злости я стучал пятью руками по полу и пинал все вокруг. Такой вечер был погублен! Но еще больше меня угнетало то, что в глазах Жозефины предстал каким-то монстром! Моя любовь была растоптана каким-то колдовством! В этот момент я жаждал мести тому, кто это сделал. Попадись он мне — превратил бы кулаками в мясной фарш.
И тут раздался голос:
- С тобой все в порядке, хозяин?
Я поднял взор. У входа в палатку со спокойным видом стоял Зубастик. Его не смущало то, что я был в облике зверя.
- Как может быть в порядке, когда я превращен в монстра! - орал я. Меня бесило все, особенно моей незавидное положение. Отпуск был спущен в унитаз!
- Да, вижу, - невозмутимо продолжал дракон, входя внутрь.
- Найди мне этого чародея, этого чернокнижника, что превратил меня в этого полудикобраза-полудинозавра!!!
- Так ты только что ее отпустил сам!
- Кого? Ты о чем? То есть о ком?
Дракон подошел к столу, поднял бутылку «Мушкетера» и стал пристально всматриваться сквозь стекло. Потом потряс напиток и усмехнулся:
- Что и следовало ожидать!
Я метал и стенал, но сейчас остановился и в изумлении посмотрел на питомца:
- Поясни!
- Это волшебный напиток, а не «Мушкетер»! Обычное зелье сиракузских сирен! В нем слезы акулы, желчь краба, слюна баракуды, толченный ус кита и многое другое. Индигриенты — просто бомба для человеческого сознания!
- Кого?
- Русалок! Твоя Жозефина — не человек, а русалка! Это у них в последнее десятилетие в моду вошло выходить на берег в человеческом обличии, заманивать людей и грабить! Это раньше они моряков с воды заманивали, теперь тактику поменяли! В твоем случае она хотела унести все твое богатство! Правда, зрение русалок острое под водой, но не на суше. Она не способна отличить оптические иллюзии компьютерной симуляции от реальности, и поэтому поверила в эти богатства! - и дракон ткнул в золотую статую Посейдона, что стоял практически у входа. - Но ты не знаешь, какими злыми русалки бывают! Если бы она не получила твое золото и драгоценные камни, то в ярости могла сделать тебя своим вечным рабом и уволокла бы в подводный мир! И даже мне не просто было тебя оттуда вытащить! Посейдон своих жителей не дает в обиду!
- Да ты что! - еле произнес я, шокированный услышанным.
- Вот-вот. Я догадался, что Жозефина русалка по жабрам, они были за ее ушами, прикрыты волосами. Это я заметил, когда стоял за ее спиной. Так что напрасно меня игнорировала.
- Но почему она меня превратила в монстра? Неужели ей нравился монстр, а не такой стройный и…. э-э-э, красивый парень как я?
Дракон захохотал:
- Так она тебя и не превращала. Ее напиток делает любого мужчину рабом, он готов отдать женщине все свое состояние, продать себя навечно! Она просто хотела тебя ограбить, хозяин. Не ты первый, не ты последний. Это бизнес у русалок, криминальный, но очень тонкий, что не всегда полиция открывает расследование. Просчет Жозефины заключался в том, что ранее я смазал тебя драконьей мазью от солнечного ожога, но она этого не знала. А соприкоснувшись, два магических вещества дали отрицательный, неожидаемый результат. Ты превратился в монстра! А не в раба! И русалка дала деру от страха.
- Значит, она в меня не была влюблена?
- Нет, конечно. И тебе, хозяин, не стоило тратить свои чувства на первую встречную женщину! У пляжа Франции кого только не встретишь: и русалок, и ведьм, и монахинь, и аристократок, и бандиток, и амазонок, но тебе достался шанс встретиться с мошенницей из сиракузских сирен!
Теперь до меня стало доходить, в какой ужасной ситуации мог находится, если бы эта не случайность! Хотя случайность ли это? Ведь дракон всегда защищает хозяина, пускай не прямым способом, а через другие формы материи. У меня возникло отвращение к женщинам, к их коварству, и я радовался тому, что до сих пор холостяк. Уж лучше быть одиноким, чем рабом. А к русалкам стал относится плохо… ну, точнее, с обидой и гневом.
- Ладно, ладно, - пробурчал я, разглядывая себя в зеркале. Видок был отвратительным, самому себе страшно. - Превращай меня в человека.
Зубастик вздохнул:
- Прости, хозяин, не могу!
- Как это так? - подпрыгнул я на пяти ногах и замахав пятью руками.
- Мазь действует трое суток. Так что ты еще почти семьдесят два часа будешь таким… лучше не выходи на улицу, пока какая-нибудь самка аллозавра не втюрилась в тебя! Лямур селяви!..
Я обреченно рухнул на кровать...
(5 августа 2019 года, берег Атлантики, Франция)




Мне нравится:
0

Рубрика произведения: Проза ~ Сказка
Количество рецензий: 0
Количество просмотров: 5
Опубликовано: 09.08.2019 в 00:36






Есть вопросы?
Мы всегда рады помочь!Напишите нам, и мы свяжемся с Вами в ближайшее время!
1