Запевала


— Илья, будь другом, дай лишнюю порцию масла, — попросил рядовой Роман Ланцев у хлебореза в солдатской столовой Менделя, которому удалось устроиться на это «хлебное место» благодаря диплому об окончании кулинарного училища.
— Ты свою порцию съел во время обеда, — удивленно подняв рыжие брови, напомнил Илья.
— Да, съел с чаем, — подтвердил Роман. — Порция, что кот наплакал, на один зуб.
— Десять граммов на рыло, такова порция, — пояснил Илья, одновременно выдававший служивым сливочное масло и сахар. — Если считаешь, что на одного едока мало, то обращайся с рапортом к командующему округом, а лучше сразу к министру обороны маршалу Гречко. Гречкой он хорошо обеспечил и на масло не поскупиться.
К слову сказать, масло тогда было натуральное от вологодских, костромских и прочих породистых буренок, без каких-либо примесей, таяло во рту.
— Позарез нуждаюсь в масле, — не отступал Ланцев. — Через неделю строевой смотр батальона, а потом и мотострелковой дивизии, а я — ротный запевала. Сгоряча напился холодной воды и прихватило горло, першит, голос осип. Вот и решил, что сливочное масло поможет. Дома у родителей есть корова Зорька, так вот при простуде лечился горячим чаем с маслом, которое смягчает голосовые связки и делает голос певучим, соловьиным…
— Избавиться от простуды помогает мед и малиновое варенье, — с видом знатока произнес Мендель. — А о целебных свойствах масла ты, наверное, придумал.
— Не придумал, на себе испытал, — возразил Роман и, намекнув на обжорство, упрекнул — Илья, на себе ты масло не экономишь, холку наел, из воротника выпирает и щеки, словно персик, пылают.
— Масло, хлеб, сахар выдаю строго по количеству личного состава, — сухо произнес ефрейтор. — Если бы, даже захотел лишку схавать, то кто-то остался бы без пайки. Начальник столовой старшина Семен Кузин еще тот скупердяй. У него среди зимы снега не выпросишь. Вас запевал много, а я один. Если начну раздавать хлеб, масло и сахар налево и направо, то Кузин отправит на губу. Не хочу из-за твоих прихотей на нарах париться.
— Не прибедняйся, почему ты такой упитанный, щеки жиром лоснятся?
— Из-за малоподвижного образа жизни, — посетовал Илья. — Освобожден от занятий по физо и строевой подготовке. Без меня будешь маршировать и петь. Посуди сам, если бы я ел до отвала сливочное масло, то следуя твоей логике, не тянул бы здесь лямку, а стал бы солистом, выступал бы в Одесском оперном театре.
— Почему в Одесском, а не в Большом московском?
— Потому, что мы служим в Краснознаменном Одесском округе и до Одессы от села Парканы рукой подать.
— Вот и я туда хочу попасть после учебы в консерватории, — признался Ланцев.
— Губа не дура, — усмехнулся Мендель и полушепотом, чтобы находившиеся в столовой сослуживцы не услышали, сказал. — Вот, если бы ты был «дедом», то я бы поскреб по сусекам и нашел бы маслице из НЗ, а ты служишь всего полгода, поэтому жди, когда перевалит за год. «Дедам» — почет и уважение. Если невмоготу, то по субординации обратись к командиру отделения, тот тебя направит к взводному, а взводный к ротному. А тот может обратиться к комбату или замполиту. Мое дело маленькое, если прикажут тебя кормить, как борова на убой, то придется выполнять. По уставу приказы не обсуждаются, а выполняются, иначе наказание, а в военное время — трибунал.
— Не стращай, без тебя знаю, что трибунал, — отозвался запевала
После полудни он, проигнорировав субординацию, обратился к командиру роты Моцарскому:
— Товарищ капитан, заранее предупреждаю, что я не смогу спеть на строевом смотре.
— Что за причина? — спросил он с высоты своего двухметрового роста.
— В горле першит, голос осип, — ответил Роман и по-стариковски прокашлялся. — Кхе, кхе…Пусть Мендель из хлеборезки поет, у него харя, как у хомяка, глаза и щеки заплыли жиром.
— Из Менделя запевала, как из меня космонавт, — заметил ротный. — От хари, как ты выразился, а следует говорить, лица, сила и красота голоса не зависят. Этот дар от родителей передается по наследству. Ворона никогда не запоет соловьем. Ну-ка, спой «Несокрушимая и легендарная, в боях познавшая радость побед…»
Ланцев набрал в легкие воздух, но вместо широкого торжественного звучания получился сбивчивый речитатив.
— Да, с таким вокалом нашей роте на батальоном смотре, не говоря уже о дивизионном, первое место не светит, — с огорчением промолвил Моцарский, после паузы продолжил. — Помню в одном из фильмов безголосая девица, чтобы поступить в консерваторию, пила куриные яйца и тренировала голос. Может и тебе десятка три купить на рынке? Конечно, бас Федора Шаляпина тебе своим баритоном не превзойти, но от тебя исполнение «Блохи» не требуется. споешь: "Не плач девчонка, пройдут дожди..."
— Против простуды яйца бесполезны, к тому же у меня на них аллергия, — отозвался запевала. — Лучше употреблять сливочное масло. Оно размягчает голосовые связки, делает их эластичными и тогда голос зазвенит серебром.
— До смотра неделя. Успеешь настроить голос?
— Успею при наличии масла.
— В таком случае, поговорю с комбатом, чтобы тебе назначили двойную порцию, — пообещал ротный. — Но ты, смотри, не подведи. Тем более, что трое лучших запевал выступят на дивизионном смотре. Ясно?
— Так точно! — ответил Роман. Моцарский слово сдержал. В тот же день он обратился к комбату Сухареву:
— Товарищ подполковник, у моего ротного запевала Ланцева с голосом проблема.
— Что за проблема, потерял дар речи?
— Простудился и охрип.
— Пусть его осмотрит санинструктор ефрейтор Турдиев.
— А-а, — махнул рукой капитан. — Вы же знаете, какой из него лекарь. Он из лекарств признает лишь, йод, зеленку и активированный уголь.
— Тогда направь рядового в дивизионный госпиталь.
— Там он может надолго застрять, а мне надо, чтобы к строевому смотру восстановил голос и запел, как курский соловей.
— Капитан, скажи прямо, что от меня требуется?
— Прикажите старшине Кузину, чтобы выдавал Ланцеву двойную порцию сливочного масла.
— За какие заслуги?
— В качестве лечения и профилактики против простуды. Оно смягчает связки, делает голос певучим.
— Эка, что придумал, — рассмеялся Сухарев. — Если эту байку принять за чистую монету, то все люди, вкушающие сливочное масло, солисты и вокалисты, курские соловьи. Впервые слышу о таких чудодейственных свойствах масла. Интересно, от какой коровы, вологодской или костромской. Может, и нам на себе следует провести эксперимент, глядишь, и примут в ансамбль песни и пляски Советской Армии имени Александрова.
— Не пройдем конкурс, голоса от громких команд задубели..
— Капитан, если рассуждать серьезно, то могут обидеться и возмутиться другие запевалы, когда узнают, что мы создали тепличные условия для твоего соловья, потчуем маслом и сливками. Коль они состязаются, то должны быть в равных условиях. Сколько у нас запевал?
Капитан призадумался и ответил:
— Девять.
— Их и поставим на усиленный рацион. Велю замполиту Плоткину, чтобы озадачил наших солистов, проинструктировал, нацелил на успех.



Мне нравится:
0

Рубрика произведения: Проза ~ Рассказ
Количество рецензий: 0
Количество просмотров: 11
Опубликовано: 07.08.2019 в 20:10
© Copyright: Владимир Жуков
Просмотреть профиль автора






Есть вопросы?
Мы всегда рады помочь!Напишите нам, и мы свяжемся с Вами в ближайшее время!
1