Голос из Угорской Руси О западных границах древней Руси



Но вскоре по смерти св. Владимира, именно в 1018г. западные части русской Бело-Хорватиии, именно жупании Тековская, Гонтянская. Зволенская, Новгородская и частью Пяштянской, Гемерская с частью Гевешской и Боршадской, Турнанская и Обовская, а вероятно, и Спишь с Шаришом и Земляном, перешли вместе с Червенскою областью в руки польского князя Болеслава Храброго. Вследствие того граница польско-угорская проходила около того времени по следующей линии: от г. Острогона (Strigonium, Gran, Esztergam) вниз по Дунаю примерно до г. Вацова (Vacz, Wacsen), а оттуда по Матранским горам чрез г. Ягер (Agrea, Eger, Erlav) до реки Теплы (Hejo) и вдоль последней до Тисы; тут начиналась уже русско-угорская граница, пролегавшая от г. Сольника (Szolnok, Arx Salis) к Керешу и жилищам русских хорватов в Семиградье. Когда великий князь Ярослав возсоединил в 1031г. с Русью Черниговские города, то с ними он занял, по всей вероятности, и пространство, соответствующее нынешним жупаниям Угорщины: Землян, Шариш, Спишь, а быть может, еще Обовь и Турна, с частью Боршада. Можно догадываться, что в то самое время занял Стефан король угорский пространство, занимаемое нынешними комитатами: Гемер с частью Боршада, Новгород с частью Пешта и Гевеша, Зволен, Гонт и Теков: по крайней мере известно, что при дворе Стефана угорского находилась уже дружина русская, следы которой удержались до 16 века, и что сын Стефана, Генрих, называем был князем Руси. Еще в 16 столетии, в некоторых волостях Новгородской жупании близ Дуная русское население было столь сильно, что принимало участие в освобождении подданных соседних помещиков, так что Угорский сейм принужден был издавать постановления против этого самоуправства русских людей. В том же 15 веке, чешские гуситы нашли себе сильную поддержку в русском и православном населении означенного края. Лишь в 16 веке начали тут исчезать русские похоронные обычаи. В 17 веке вацовский Waizen (на Дунае) латинский епископ Тарноци содержал особого русского викарного епископа (in ritualibus vicarius) для совращения в унию многочисленного русского населения, живущего в границах вацовской епархии. Еще в 18 веке население это мужественно отстаивало свои права и обряды, за что иноверцы называли его язычниками; да и в 19 веке латинское духовенство не успело еще устранить в присвоенных им себе православных храмах некоторые характерные признаки церквей русских. На волостных печатях того же края еще в конце 18 века находилось изображение св. Николая в облачении русских архиереев. Еще теперь сохранилось в этой древнерусской области много топографических названий русского происхождения (вот несколько: Русское (Oroszi), ВеликоРусское (Nagy Oroszi), МалоРусское (Kis Oroszi), РускоДворянское (Nemes Oroszi), Черняны (Sserenye), Играч (Ihracs), Косорин (Koszorin), Владимир (Ladomer), Ловча (Lovcsa), Ловчее (Locs), Песерин (Peszerin), Проход (Prochot), Буковина (Bykovina), Сечь (Szecs), Толмач (Tolmacs), Город (Varad), Шаг (Sagh), Переслин (Pereszleny), Перечин (Perocseny), Галич (Halies, Gacs), Терень (Tereny), Красна Горка (Kraszna Horka), Шумяч (Sumjacs), Полома (Poloma), Поломка (Polomka), Бабиняц (Babinecz, Babaluszka), Полоска (Poloszka), Иван (Ivany), Гаврилово (Havrilovo) и т.д.) - а в более глухих и гористых местах встречаются остатки русского говора, напр. в окрестностях городов Щитника (Csetnek) и Рожнявы и сел Гаврилова, Охтина и даже Кобелярова, родины славного Шафарика. Да и в среде ославеченного уже населения этого края можно найти не мало русизмов, как напр. употребление глагола говорить, вместо словацкого (в Повяжье) вравить или млувить. К остаткам русских обычаев того края принадлежит, между прочим, и обыкновение местных пастухов возвращаться с овцами с горных пастбищ в день св. Димитрия. И бранные слова этой ославеченной Руси напоминает некоторые верования древних русских язычников. В латинских и протестантских церквах того края также сохранились некоторые обычаи русской церкви. В Гемерской же жупании уцелели и по сей день три русские прихода с русскими церквами в селах: Вернарь, Телград и Шумяч. Поселенные Мадьярами на юго-западе этой южной части Угорской Руси Половцы (Palocz) усвоили себе, как тип построек, так и всю обстановку хозяйства и жизни не от Мадьяров или Словенов, а от Угрорусских, занимавших очевидно некогда прилегающие к Матранским горам местности. Таким образом, нельзя сомневаться в том, что гористое пространство, пресекаемое реками Иполем (Ipoly), Граном (Garam) и Шаевом (Sajo), занятое жупаниями Тековсою, Гонтянскою, Новгородскою, Зволенскою и Гемероскою, с частями Пештянской и Гевешской, обнимающее до 350 кв. миль, с населением 800000 душ принадлежало некогда русскому народу и государству. Территория эта известна своей горной академией в Щавнице (Schemnitz, Selmecz) и широким развитием горных промыслов, именно производства золота, серебра, олова, железа, никеля, кобальта, серы и т.п. Здесь находится родина славянских деятелей: Шафарика, Кузмани, Франциски, Халупки, Дакснера, Ференчика и др. Из древнего русского и православного населения этого края не более 4 - 5000 сохранили и поныне русское имя и церковь. Все остальное потеряно для русской народности и это утраченное может составлять одну четверть всего пространства и населения древней Угорской Руси (с.6-10)
Голос из Угорской Руси. Русская мысль. М., 1880. N 3. Отд. 3. стр.1-24
http://starieknigi.info/index/Russ_mysl.htm
https://vk.com/doc399489626_511190922

...Занимаясь церковными и общественными делами, Адольф Иванович не забывал также о науке, особенно об истории своей родины — Подкарпатской Руси, вопрос о западных границах, которой, даже современных, все еще считается спорным, и нередко, даже под пером выдающихся ученых, получает неверное осещение. Желая разьяснить хоть историческую сторону этого вопроса. А.И. Добрянский-Сачуров поместил в львовском „Слове" (1880 года) статью „О западных границах Подкарпатской Руси, со времен св. Владимира (перепечатанную в том же году в Журнале „Мин. Нар. Просв.", часть 208, с.134—159). Указав на то, что, по данным Начальной летописи - „Русь граничила в X в. на юго-западе с государствами Польским, Чешским и Угорским" (с.134), но что вопрос об этих границах не разработан, автор в первой части статьи (с.135—139) на основании исторических документов, подтверждаемых данными этнографии (и теперь еще „между реками Дунайцем и Вислоком находится 172 русских селений, с 129 русскими церквами и свыше 90,000 русских жителей" — с.138). доказывает справедливость мнения галицкого историка Д.И. Зубрицкого, „что древняя Русь простиралась до самого Кракова, который сам построен, по его мнению, на почве искони русской" (с.138—139): во второй же части (с.139—159) Адольф Иванович разсматривает историю Спиша (где он, как известно, провел свое детство) и доказывает, „что нынешний Спиш входит в состав земель искони русских, составляет часть наследия св. Владимира (с.139). В этом его убеждает не только история, но и то обстоятельство, что коренные жители Спишской земли и теперь еще называют русскими „свою народность и славянскую церковь…Лишь в ближайшем соседстве латинских монастырей, основанных мадьярами и поляками, совращены были русские спишаки в римскую церковь, а с тем вместе пострадал и их язык; по внушению латинских ксендзов, эти окатоличенные спишаки стали называть себя с конца XVIII века словаками, хотя их говор резко обличает их русское, а не словенское происхождение” (с.155). В заключение А.И. Добрянский-Сачуров указывает в общих чертах древние русско-чешскую („по водораздельному кряжу между течением p.p. Вага и Грона” — с.159) и русско-угорскую („по Дунаю между городами Остригоном (Gran) и Вацовымъ (Waizen)" и далее ломаною линиею до Семиградских Альп) границы, которые он затем разсматривал подробнее в своей неизданной статье об Угорской Руси.
Ф.Ф. Аристов (Заведующий славянским отделом в журнале Русский архив): Адольф Иванович Добрянский-Сачуров. Русский архив. М., 1913, кн.1-2, N3, с.377-411; кн.1-2, N4-5, с.663-706
http://www.runivers.ru/gal/today.php?ID=450165
https://vk.com/doc399489626_511817641

Из летописи преп. Нестора известно, что Русь граничила в Х в. на юго-западе с Польским, Чешским и Угорским государствами: и бЪ живя съ князи околними миромъ, съ Болеславомъ Лядьскымъ, и съ Стефаномь Угрьскымь, и съ Андрихомь Чешьскымь, и бЪ миръ межю ими и любы (Лавр. лет. по изданию 1872г., с.124). Но начальная летопись не указывает черты, по которой граничила земля Русская с Польскою, Чешскою и Угорскою: летописец довольствовался исчислением русских племен: словян, полян, древлян, дреговичей, полочан, северян, кривичей, бужан, радимичей, вятичей, дулебов, улучей или угличей, тиверцев и белых хорватов, без точного определения их географических границ. Не удивительно, что и позднейшие русские историки не имели ясного понятия о древних границах Юго-Западной Руси: к тому же она разделилась на несколько частей, из которых Подкарпатская под гнетом угров и поляков не имела возможности разрабатывать свою старину и поддерживать старые предания. Русь же Восточная привыкла смотреть на подкарпатские области, как на утраченное достояние русского племени, особенно со времен введения в них унии и утверждения господства польского и мадьярского. Между тем, для полноты понимания русской истории необходимы точные сведения о юго-западных границах древней Руси. Предлагаемая статья имеет целью разъяснить хотя бы некоторые стороны этого вопроса.
I.
Как далеко ни лежит теперь за пределами Руси город Краков, однако в старину, в Х веке, он был пограничным польским укреплением, расположенным близ русской границы, пролегавшей примерно от Бохни через Тымбарк к Новому Торгу, а далее по гребням Татр. Доказательство такого направления древней русско-польской границы можно привести следующее:
1. В сообщенной Мураторием древней грамоте времен Мечислава I (970-990гг.) Краков помещается на границах Руси: et fines Russiae usque in Cracoa (см. В.А. Мацеевского: Pierwotne dzieje Polski i Litwy, 1846, с.374)...
...16. Последним и самым убедительным доказательством распространения древней Руси до самого Кракова служит то, что и теперь русское население начинается в Галичине от самого Дунайца под Татрами, в близком расстоянии от Кракова, где находятся русские селения: Шляхтова, Яворки, Черная-вода, Белая-вода, Зубрик, Верхомля-великая, Верхомля-малая, Ростока-малая, Золотное, Чачов, Матеева, Котов, Богуша, Королевка-русская, Бинчарова, Флоринка, Ласкова, Лоси, Белянка, Мушина-малая, Мушина-великая, Боднарка, Теклин, Клопотница, Пильгримка, Маркова, Березова, Скальник, Куты, Ивля, Хирова, Торстяна, Завадка, Балудянка, Волька, Лядин, Вороблик, Беска и т.д. Вообще между реками Дунайцем и Вислоком находится 172 русских селения с 129 русскими церквами и свыше 90 000 русских жителей. Неужели все это русские колонисты на польской этнографической области? История ничего не знает о подобной колонизации.
Известно лишь то, что в прежнее время число этих подкраковских русских было гораздо больше нынешнего, так как значительная их часть была окатоличена и смешалась с мазурами и горалями, подобно тому, как на южных склонах Бескида Русь смешалась и отчасти слилась со словаками. Еще в 1660г., по донесению Перемышльского епископа Станислава Сарновского папе Александру VII, в Перемышльской епархии насчитывалось до 3 400 русских приходов с 3 миллионами русского православного населения; теперь их не более 800 000, а с Русью Угорскою, входившею прежде в Перемышльскую же епархию, до 1 с половиною миллиона.
Ввиду всех этих данных нельзя не согласиться с мнением галицкого историка Дионисия Зубрицкого, что древняя Русь простиралась до самого Кракова, который сам построен, по его мнению, на почве исконно русской (Die Gränzen zwischen der russisechen und polnischen Nation in Galizien. Lemberg, 1849).
...Из приведенных исторических, географических и этнографических данных, подтвержденных как древнейшими грамотами, так и хрониками польскими и угорскими, с полной несомненностью можно заключить, что граница русской народности и государства в X и даже XI вв. проходила не по Сану, даже не по Вислоку или Вислоке, как утверждают некоторые тенденциозные писатели новопольские, а по линии от Кракова до хребтов Татр и далее по их гребню до северо-восточного угла нынешнего Липтовского комитата в Угорщине. Таким образом, здесь древняя Русь соприкасалась с государством Великоморавским, а по его падении – с государством Чешским (см. Летопись Матицы Словенской, год XII, вып. 1, с.23). Граница между древней Русью, именно входившим в ее состав племенем белых хорватов, и Чешским государством проходила в век Владимира Святого по водораздельному кряжу между течением рек Вага и Грона, то есть по отрогам гор Фатры, примерно по южным границам нынешних комитатов Липтовского, Оравского, Турчанского, Нитрянского и Коморнянского. С Угорским государством Русь соприкасалась в то время по Дунаю между городами Остригоном (Gran) и Вацовом (Waizen); затем по низменностям, обрамляющим горы Вацовские и Матру, мимо г. Ягра (Erau) до р. Шаявы или Солной; далее по этой реке до Тисы, ее ложем до впадения Сама (Szamos), вверх по течению последнего в нынешней Сатмарской области, и в Семиградье возле Самош Уйвара, до смежных Семиградских Альп, которые преп. Нестор не без основания называл горами Угорскими: здесь утвердились первоначально угры, оставившие свое имя Угровлахии: отсюда спустились они в Семиградье и в долину Среднего Дуная.
Доказательства такого очертания древнейших западных границ Руси в странах закарпатских представлены будут в особой статье.
А.И.Д.
А.И. Добрянский. О западных границах Подкарпатской Руси, со времен св. Владимира. Журнал Министерства народного просвещения. Ч. CCVIII. 1880. с.134-159
https://vk.com/doc134366420_471142135
http://www.runivers.ru/lib/book7643/456763/



Мне нравится:
0

Рубрика произведения: Поэзия ~ Авторская песня
Количество рецензий: 0
Количество просмотров: 7
Опубликовано: 07.08.2019 в 09:09
© Copyright: Игорь Бабанов
Просмотреть профиль автора






Есть вопросы?
Мы всегда рады помочь!Напишите нам, и мы свяжемся с Вами в ближайшее время!
1