Янтарный ад. ч.2, гл.6 (Первый бой крейсера "Пётр Великий")


Янтарный ад.  ч.2, гл.6 (Первый бой крейсера "Пётр Великий")
Янтарный ад. ч.2 гл.6 (Первый бой крейсера «Пётр Великий»)

Сальников Сергей Сергеевич

(Повесть опубликована в изд. «Буквика», Москва и в изд. «Альтаспера», Канада)


Глава 6.

" Что будем делать, уважаемый? Пролетает по всему наш протеже Шмидт на пост мэра Прибалтийска, расклад предварительный такой, что фифти-фифти почти, но почти это самое тянет в сторону Карпенко Олега Васильевича"
"Это - тот бывший подполковник из СМУ? Кто бы мог подумать, что пешечка пойдёт в дамки. Да, проглядели, недооценили его. Что у нас на него ничего нет? Строитель, значить воровал немеряно, жаден, я слышал"
" Покупать уже поздно, его серьёзные люди опекают, а компромат нам невыгоден, у них на Кузю столько есть, что мало не будет. Лучше это дерьмо не ворошить. Тут нужен, мил человек, ход неординарный, манёвр ушаковский или суворовский. Чего молчишь стратег игр подковёрных. Ты знаешь, сколько мы теряем на этом промахе?"
" Хоть рожай своих избирателей"
" Вот и роди, время - пара недель всего. А это идея!" - объёмный капитан первого ранга всплеснул руками - " Есть идея! Почти две тысячи избирателей, придут строем, отголосуют и уйдут"
" Да в нашем раскладе все военморы уже учтены"
" Нет, мил человек, не все. Ты, Иванов, мало думаешь. Мне тебя порекомендовали как опытного политработника, тебе, в случае успеха, место будет тёплое в мэрии у Кузи, а ты тут х…несёшь. Уж извини за грубость, я боевой офицер и ваших комиссарских выпендрёсов не понимаю. Раз политработник, так должен соображать, а не про трудности мне тут нести. Последний раз я за тебя идеи рождаю. Ещё раз промахнёшься – пойдёшь огурцы выращивать на даче, вместе с другими отставниками! Понял?»
«Так точно! Понял!»
«Ладно, не обижайся. Как говаривал Ваш вождь Брежнев – критика предполагает уважение. Слушай, что я придумал. Атомный крейсер "Пётр Великий" сейчас где? Ему ходу до Прибалтийска суток восемь. Он ещё не принят комиссией, здесь есть завод, надо срочно его к судоремонтникам на «устранение недоделок» определить. В порт его не пустят, да и не надо, поставим на внешнем рейде, оформим заказ, привезём на буксире десяток работяг, пусть что-нибудь делают, ковыряются где-нибудь, самую малость, чтобы не сломали чего, завод-то здесь хиленький. Но...крейсер будет числиться здесь и экипаж голосовать будет здесь. Значит так, я звоню командующему, пусть выходит на штаб в Москве, срочно сюда "Петра" и в техупр флота - ведомости ремонтные, заказ открыть на заводе, а ты дуй в Политуправу, чтобы "комиссары" были готовы с экипажем и офицерами работать. Вперёд, мил человек! И не дай Бог, тебе опять оплошать!"
Бывший капитан первого ранга Иванов Аркадий Карлович выскочил из штаба флота. Пронесло! Ведь совсем, казалось, уплыла в туман мечта о кресле зама мэра. Всю жизнь верой и правдой служивший бессмертным идеям Маркса - Энгельса - Ленина и всем Генеральным Секретарям КПСС, профессиональный партработник, носивший флотскую форму, совсем заскучал на пенсии. Его товарищи по партии и борьбе за светлые идеалы коммунизма получали сытные должности, рвали жирные куски из распадавшейся страны, а он оставался не у дела. Его не допускали до корыта. И тут подфартило, его определили, в знак высочайших заслуг, руководить предвыборным штабом Шмидта. Надо же такую фамилию иметь! Хотя фамилия самая популярная в мире, по-английски – Смит, по-украински – Коваль, по-польски – Ковальский, а по-русски – Кузнецов. Да и сам Шмидт, когда-то, выпорхнул из некуда, через руководство предвыборным штабом адмирала с простой русской, как у Аркадия Карловича, фамилией. Тогда кандидат победил и отправился в Москву, на Съезд Советов, а Кузьма сел в кресло мэра. Чем чёрт не шутит, что может и он в будущем получить, если справится с задачей. Да и как не справится ему, человеку из семьи потомственных революционеров, поднявшихся из самых крестьянских низов, из хуторян забытой богом Латвии. Его дед с женой приехали в девятнадцатом в Питер с двумя котомками, парой деревянных башмаков и дивизией вшей в голове, да фамилией Лацис, а уже через полгода он вершил судьбы этих «белых гадов» в ЧК. Сколько этой недобитой гадости прошли через чистые руки, холодную голову и горячее сердце простого латышского паренька. Врагов революции он чуял сразу – они имели интеллигентные лица, белые зубы, ухоженные руки, они имели дипломы, говорили на разных языках, работали инженерами, служили офицерами, имели награды от старой Власти, у многих были известные предки, кое- кто даже писал книги. Ни один не проскользнул мимо хуторского ока простого латыша. Потом, когда закатилась звезда его однофамильца в Москве, он срочно сменил фамилию и стал Ивановым. Сына своего, что стал профессиональным военным политруком, назвал в честь Карла Маркса. Войну Карл прошёл с честью, не один раз рискуя жизнью, выступая на передовой с концертами артистов, куда был откомандирован от Политуправления. Война – это то, что нужно настоящим мужчинам. Его грудь была забита орденами и медалями, фотоальбом снимками с милыми дамами. Истинный мужчина не может не любить войну. По стопам отца пошёл и его сын Аркаша, потомственный революционер, партработник и коммунист. Нет, упустить свой шанс получить от Родины то, что ему полагалось по рождению и, по заслугам его многочисленной родни и великих предков, он не мог. Не для того все Лацисы-Ивановы верой правдой служили Отчизне, чтобы не поиметь с неё свой жирный кусок.

Обычно неповоротливая и косная военная машина сработала, на этот раз, молниеносно, уже через шесть часов атомный крейсер "Пётр Великий" получил приказ прибыть в Прибалтийск для устранения недоделок питерских корабелов. Ходовые испытания в Атлантике были прерваны и гордость российского флота направилась в порт спасать теряющего свой пост Шмидта Кузьму Николаевича. Атомоходу предстояло пройти испытание в боевых условиях войны за собственность.
Противная сторона узнала о прибытии подкрепления в стан Кузьмы Николаевича слишком поздно, несмотря на их сопротивление вновь, прибывшие представили списки новых
" жителей" Прибалтийска, зарегистрировали их законным способом и грянули свободные демократические выборы. Результаты принципиальных пересчетов показали, что Шмидт Кузьма Николаевич победил своего оппонента с перевесом в триста голосов.
Через сутки после "мероприятия" "Пётр Великий" снялся с якорей внешнего рейда и ушёл на продолжение ходовых испытаний в океан. Приморский город лишился двух тысяч молодых и симпатичных своих граждан, возможно не навсегда, а до новых выборов.
" Молодцы, молодцы, хорошо сработали! Вот это натиск, вот это - манёвр! Распиндюхали этих штатских, под орех. Как Дмитрий Донской, раз свой запасный полк и - победа!" - поверенное лицо победившего кандидата потирало руки - "Сейчас звоню мэру"
Он снял трубку: " Ещё раз поздравляю, Николаич! Молодец! При такой твоей работе и общении с избирателями другого и быть не могло. Да, согласен, мы тоже сработали дружно, но главное - ты. Банкет - это понятно. Тут серьёзные люди с тобой, Кузьма, хотят поговорить, на предмет сотрудничества в различных сферах городского хозяйства. Я тебе их сегодня представлю на неформальной встрече, а до конца недельки ты со всеми должен встретиться, побеседовать и решить всё положительно, а уж мы тебя и дальше не подведём. Ладно, бывай, до вечера"
Не яркое солнце Прибалтики робко проникало через плотные шторы военного ведомства, суетливо бегало зайчиками по массивному столу, тёмной мебели, обшитым деревом стенам. Солидные люди удовлетворенно пожимали друг другу руки, предчувствуя скорый и приятный результат за хорошо сделанную работу.
Как показывала практика, военным совсем не чужда демократия.

Кузьма бросил трубку на рычаги аппарата, дунул носом, пытаясь освободить его от, с детства мешавших, полип, ерзнул в высоком кресле: «Ну, что, Кузьма Николаевич, Вы опять в дамках! Поздравляю Вас, уважаемый мэр Прибалтийска с очередной победой» - он достал из задвижки стола зеркало, долго рассматривал в него себя и, видимо, оставшись довольным, убрал назад. Очередная высота была взята. Хе, где сейчас те дебилы преподы, что лепили ему неуды, когда он учился в техникуме? Где те вечно ломающиеся приборы, которые он так и не научился ремонтировать? Где тот урод бригадир, что не дал ему возможность получить третий разряд? Все Вы – мелочь и плебеи, а Кузя, вот над вами. Гните свои спины, просите у меня подачек. Третий разряд я не смог получить? Да, загребитесь, умники! Кто теперь всеми вами руководит. Вы брезговали этим заниматься, а он нет. Теперь он в этом кабинете, а вы, шваль подзаборная, у него под пятой. Мама - алкоголичка? Ну и чего с того. Папа – загнулся по пьяному делу? И что? Какой толк, что Вы умные, а я – дурак? Я всеми Вами, умниками, командую! Я!
Он опять открыл стол, достал бутылку водки, налил почти полный стакан и выпил, шумно втянул воздух, закусил хлебом с куском сыра. Нажал кнопку внутренней связи: «Зина, машину мне к подъезду, я в Кёниг еду, на совещание, сегодня уже здесь не буду, да, распорядись на завтра – будем отмечать нашу победу на выборах»
Накинул плащ, убрал в стол остатки выпивки и закуски, опять шмыгнул носом и вышел из кабинета.
Впереди ярким светом блистал новый срок безбедного правления городом.


Сайт писателя и публициста Сергея Сальникова: https://sss1949.wixsite.com/salnikov


Повесть «Янтарный ад» в печатном варианте можно приобрести в изд. «Альтаспера»: http://www.lulu.com/shop/sergey-salnikov/amber-hell/paperback/product-21345055.html



Мне нравится:
0

Рубрика произведения: Проза ~ Детектив
Ключевые слова: Сергей Сальников, Янтарный ад,
Количество рецензий: 0
Количество просмотров: 20
Опубликовано: 06.08.2019 в 20:31
© Copyright: Сергей Сальников
Просмотреть профиль автора






Есть вопросы?
Мы всегда рады помочь!Напишите нам, и мы свяжемся с Вами в ближайшее время!
1