Янтарный ад. ч.2.гл.1


Янтарный ад. ч.2.гл.1


Янтарный ад. ч.2. Гл.1

Сальников Сергей Сергеевич

(Повесть опубликована в изд. «Буквика», Москва и в изд. «Альтаспера» Канада.


Часть 2

Глава 1.

"Ты посмотри, что на улице творится! Снегу, как зимой!"
"Да и то верно, сегодня первое января, а на дворе - снег. Чудеса!"
" Как головка, не вава?"
" Есть малость, давай позавтракаем что-ли, время ой-йой-йой уже двенадцать, завтрак отменяется, будем обедать" - Сергей прошёл на кухню, достал из холодильника баночку пива, открыл, начал пить маленькими глотками - " А все же дерьмо все эти баночные пивки. Дерьмо! Давай, зайка, кушать. Как там насчёт горячих пельмешек под холодную водочку? Лучшее средство от головной боли!"
" Придётся лечить своего кормильца" - жена включила газ, поставила кастрюлю с водой –
" Как хорошо, что ты успел к Новому Году домой вернуться. Твой новый шеф долдонил, что ты там будешь праздновать"
" С какой радости? Новый год - праздник семейный, его дома надо проводить. Да и не люблю я гостить. Хорошо говорят в гостях, а дома - лучше. Что там Дед Мороз под ёлку детям положил?"
" Что положил, то там лежит. Прямо не знаешь. Жаль, что дети уже не верят в эти сказки, выросли. Буди их. Напрыгались вчера-сегодня, теперь будут дрыхнуть до вечера"
" Да пусть поспят, каникулы всё-таки"
" Серёж, повесь новый календарь, он в тумбочке, под телевизором лежит"
" Ба, какой красовЕц! Это ж что за год у нас наступил? Во.1992-й! Чудеса! Год кого?"
" Так там есть чей он".
" Год Обезьяны? Да.... Фиговый видать будет год. Обезьяны к власти придут. Они там уже давно, но видать повеселятся всласть! Это - год Чиря!"
" Почему?"
" Так у него кроме клички Чирь ещё Горилла есть, а горилла - обезьяна" - он повесил календарь на кухонный пенал, провёл рукой по глянцевой обложке с обезьяной в малиновом пиджаке - "Похож! Ну, прямо вылитый Юлий Юльевич Чиряков собственной персоной" - и уже про себя - " Ничего, горилла, скоро блюдо остынет и ты его заглотишь его и не только ты."
"Заканчивай любоваться на бывшего босса, давай поправляй здоровье, твой год Быка тоже не за горами"
" Наш год - каждый год! С весны начнём дом строить, участок стоит, ждёт, а праздники закончатся - поедем машину брать"
" Ты случаем банк не ограбил?"
" Нет, не ограбил. Сходи, там под ёлочкой тебе подарочек лежит, Дед Мороз ночью приходил"
Жена посмотрела на него и исчезла из кухни. Через мгновение она уже висела у него на шее.
" Ну, Дед Мороз, ну ты молодец! Не ожидала! Спасибо! Ты когда успел подложить, хитрец этакий?"
" Ладно, я тут не причём, просто праздник такой и чудеса всякие. Там в кейсе от меня подарок всем нам, принеси сюда"
Он открыл "дипломат" и из бокового карманчика выложил две пачки стодолларовых бумажек: "На машину и фундамент дома хватит. Как думаешь?"
"Господи! Ты меня пугаешь. Столько денег!"
" Что я зря почти три недели проездил? Вы тут без меня Союз профукали, а я - вот, для дома, для семьи"
" Умница, ты у нас добытчик, но лучше дома будь, лучше не надо машины другой и дом не надо, есть квартира и хватит. Может, больше не поедешь никуда?
" Квартиру продадим. В доме надо жить. Два этажа, кирпич. Вот посмотри проект. Ездить долго не буду. Дом построим и буду сидеть, телевизор смотреть с тобой на пару. Годится?"
" Годится, только врёшь ты всё, опять умотаешь"
" Да никогда! Сяду в садочке, жбан пива, телек и никуда..."
" Господи, неужели и вправду наш год пришёл, я думала, пропали мы, а ты... Ты у нас просто гений, просто золото!"
" Ладно, ладно. Детей будем, наконец, поднимать?"
" Пусть спят, Пойдем, погуляем вдвоём, А?"
" А чего, пусть эти сони дрыхнут, встанут - подарки делят. Пойдём!"

Городок отходил от праздника, улицы не бурлили от народа. Мокрый снег большими редкими хлопьями опускался на землю. Всё как всегда. Весело и празднично и где-то в стороне остались личные хлопоты и горести ушедшего года. Где-то далеко в прошлом году осталась рассыпавшаяся на части большая страна и первые войны на её территории. Лениво шёл снег, лениво и счастливо гуляли редкие прохожие, лениво и спокойно выкатывала на песок свои волны седая Балтика. Новый Год, припорошенный белым снегом, готовил жителям исчезающей в истории страны новые ужасные испытания.


Сергей с женой прогуливались по улице своего городка.
Навстречу им, делая небольшие остановки, двигался худой, сутулый молодой человек в очках с большими диоптриями, поравнялся, чуть посторонился и вдруг заулыбался: "Сергей! Сергей Сергеевич! Сколько лет, сколько зим! Не помните меня? Я - Виктор! Редактор газеты, я статью писал о Вашем СП. Помните?"
" Помню, помню. Хорошо написали, всем понравилось"
" Как Юлий Юльевич поживает?"
" Отлично поживает, в гору пошёл"
" Вы по-прежнему с ним?"
" Конечно, где же мне быть, как ни с ним"
" Вы его, когда увидите?"
" Да, когда угодно. Хотите встретиться?"
" Да мне ему надо пакет с бумагами передать, а тут дела накатили, может, передадите? Скажите от меня, я сейчас, быстро, вот мой подъезд. Подождёте?" - не дожидаясь ответа, Вертяев исчез за полуоткрытой дверью.
" Серёж, зачем тебе это? Не пугай меня! Ради бога" - жена тормошила его за рукав.
" Успокойся, всё хорошо. Это - судьба. Грех отказываться, иначе фортуна отвернётся от нас".
Редактор появился через пару минут, в руках был объёмный конверт из плотной чёрной бумаги: "Пожалуйста, Вы меня очень выручили, я с женой собрался поехать в Миколайки, в Польшу, отдохнуть малость, у меня практически медовый месяц, я женился недавно, не хочется время терять. Спасибо Вам! А его дома нет, говорят в Кёниге с семьёй, а нам уже уезжать, мы на десять дней… Спасибо ещё раз!"
" Слушай, милая, а не зайти ли нам в это великолепное заведение мадам Грицацуевой? А?"
Они зашли в кафе, сели в уголке, сделали заказ. Сергей осторожно вскрыл пакет. Бумаги, фото, документы.
Сотников мельком осмотрел. Да, Юлий Юльевич, перчик для нашего блюда вот он, ох и приправлю я закусочку, обожжешься.
" Ты посмотри, прямо точно - год Обезьяны, скачет, прыгает, как попало и кому что подставит не очень поймёшь. Разве в нормальный год такое подвернётся. Давай так, год сумбурный и всё может быстро поменяться. Посиди тут чуток, я отлучусь и быстро назад. Хорошо?" - Сергей выскочил из кафе, перебежал на другую сторону, взял такси, до офиса совсем рядом, запасной ключ у него, открыл дверь, запустил ксерокс, одна за другой пошли копии бумаг, фото, всё готово. Он сложил копии в конверт, заклеил, а оригиналы засунул в папку со старыми бумагами, бросил её на подоконник и вышел из кабинета.
Вертяев посасывал любимый коньяк, суетилась, укладывая в дорогу вещи, его новая жена Раечка, зазвонил телефон.
Редактор вялым движением поднял трубку: "Да. Нет, ещё не отдал. Сегодня? Срочно? Господи, так, где я его найду сегодня. Может передать с кем" - видимо после этих слов редактор услышал что-то ужасное, его лицо побелело - " Я всё понял! Сейчас! Сейчас!"
Хлопнула входная дверь, Вертяев на ходу пытался попасть в рукав пальто: " Где мне его теперь найти, господи помоги!".
Виктор Львович был везунчиком, по улице шёл Сотников.
"Не может быть! Не может быть!" - счастье свалилось на бедного щелкопёра.
" Сергей Сергеевич! Дорогой! Ситуация изменилась, мне надо прямо сейчас к вашему шефу, бумаги ещё у Вас?"
" Да я только собирался идти, жену домой отправил"
" Не надо, я сам отнесу! Где он живёт? Ай, что я, ведь знаю. Спасибо!" - он запнулся на мгновение» - я Вам буду очень обязан, не надо говорить никому, что я к Вам обращался с такой просьбой, тем более Юлию Юльевичу. Мы с вами не виделись уже месяца два. Хорошо?"
" Да ради бога, как скажите, Виктор"
" С меня армянский коньяк, очень хороший. Пусть это будет тайной"
" Могила"
Львович подхватил пакет и побежал по улице к стоянке такси.

" Да, точно год обезьяны. Ох, не влипнуть бы мне с этими бумагами, но даст Бог, вывернемся"
Он возвратился в кафе.
" А где бумаги?"
" Ты не поверишь, этот заполошный меня встретил на улице, попросил их назад и помчался к Чирю"
" Копии не снимал?"
"Нет"
" Это - правда?"
" Когда я тебе врал"
" Вот и хорошо. Шампанским меня угостишь?"
" Да непременно!"
Возвращаясь домой Сотников спокойно улыбался, думая про себя: "Как там сейчас Чирь вертится?"
Он почему-то был совершенно уверен, что его эти проблемы не коснутся.

Вертяев вернулся в Прибалтийск глубоким вечером, помыкавшись по Калининграду, он вручил пакет Юльевичу, перебросился с ним парой фраз и умчался домой, время дорогого и ожидаемого отпуска уже отстукивало свои скоротечные часы и минуты.
«Раечка, солнышко моё, давай быстрей собирайся, выезжаем прямо сейчас, время отпуска уже идёт, утром будем в Польше завтракать. Ты не представляешь, как там хорошо! Ты не дуешься на меня, мой котик? Дела эти чертовы, замотали совсем, надо срочно уезжать иначе не дадут отдохнуть. Всё, всё, через полчаса нам надо быть в машине»

Чиряков рычал в телефон: "Вы чего мне передали? Что мне принёс этот идиот редактор? Вы меня за лоха держите? Я что бабки отдал за эти странные копии? Нет… домой больше не надо....... на работу приезжайте, завтра, позвоните с проходной, к одиннадцати, всё"
Трубка с жалостным звуком приземлилась на своё место
" Ты чего, Юлечка? Не кричи так, ребёнка разбудишь"
" Твою мать, ещё я должен молчать из-за чужого выблядка" - подумал он, улыбнулся, повернулся к вошедшей жене - "Извини, дорогая, всё нормально, опять эти балбесы из охраны всё напутали, придётся завтра ехать разбираться. Отменяется поход в театр, завтра на комбинат поеду, ты здесь останешься или домой? Я машину оставлю тебе, а сам на служебной".
" Как знаешь, я ещё не решила" - жена дёрнула плечами и ушла в другую комнату.
" Эх, кабы не твой дядя, послал бы я тебя...." - Юльевич плюхнулся в кресло, взял трубку и опять начал звонить.
На другой день плотный мужчина получил разовый пропуск, не спеша, миновал проходную, прошёл по территории Янтарного Комбината до заводоуправления, слева остались склады с янтарём, поднялся на второй этаж, повернул налево и вошёл в приёмную, большую и не уютную.
" Я к директору"
" Проходите, Юлий Юльевич вас ждёт"
Посетитель уверенно открыл дверь, молча сел на стул и откинулся на спинку: "Какие проблемы, что за шум такой в праздничный день, Юлич?"
" Вы меня за кого держите? Вы мне что передали? Вот это фуфло, эти ксерокопии! Я разве за них платил? Кидаловым занялись?"
Незнакомец вытряхнул содержимое конверта на стол, раздвинул бумаги, пробежал глазами, его лицо, ещё секунду назад светившееся уверенностью, покрылось пятнами: "Твою м....! Да я этого писаку сранного в сортире утоплю! Он сам принёс?"
" Сам"
" Я ему в руки отдал, значит или я, или он. Мы с тобой давно знакомы. Ты мне веришь?"
" Какого чёрта сам не принёс?"
" Хотел, как лучше, меньше светиться. Ладно, дальше него они не ушли. Не беспокойся. Из-под земли достану".
Через час он приехал в Прибалтийск, разбитная секретарша в редакции сообщила, что Виктор Львович уехал на неделю в Польшу, в Миколайки.

Ещё через сутки польская полиция обнаружила у гостиницы, в мусорном баке, труп неизвестного худого мужчины лет тридцати, в тот же день поступило заявление от отдыхавшей там гражданки России о пропаже её мужа и незаконном проникновении в их номер. Пропавшего гражданка опознала в покойнике из мусорного бака, из номера ничего не пропало.

" А, чёртовы мафиози, из Росьи! Опять дело повиснет на нас. Может самоубийство, получится, пан майор?"
" Нет, не получится. Геморрой получится! Он - редактор газеты был, да ещё оппозиционной, теперь жизни нам не дадут. Давай, пан капитан, ищи след проклятых коммунистов, что убили борца за демократию"
" Вы это серьёзно? Перед пенсией кур смешить?"
" Слушай, Яцек, друг старинный, как куры смеются я не знаю, а как сегодня без пенсии вылететь - это вполне реально. Мне там сказали» - он показал рукой вверх – «что так должно быть. Понял? Коммунисты, значит коммунисты. Свели с ним политические счёты на территории Польши, чтобы рассорить нас с демократами новой Росьи. Уразумел? Действуй, пан капитан!"

Виктор Львович был одним из первых журналистов «демократического» крыла России, павший от рук яростно сопротивлявшегося коммунистического прошлого страны.

О смерти редактора Сергей узнает через неделю, из попавшейся на глаза большой статьи в московской газете, внимательно прочитает про гибель за свои убеждения талантливого журналиста и литератора. Пройдёт на кухню, достанет рюмку, нальет, выпьет. Ему стало понятно, что больше никто не знает, куда делись бумаги. Ну, что же, пусть лежат и ждут своего скорого часа. Было ли ему жаль сгинувшую звезду прессы? Он постарался выкинуть это из головы. На войне, как на войне.

Январь приносил свои первые плоды, первые плоды года Обезьяны.

На телевизионных экранах страны замелькала новая шамкающая и причмокивающая звезда рыночной экономики. Рано растолстевший завлаб с жирными и редкими волосёнками, бывший коммунист, живущий под кличкой деда, приступил к «шоковой терапии». Главным принципом управления хозяйством стало отсутствие всякого управления. Рынок сам всё сделает. Теперь можно было только всё разрешать, тусоваться на ТВ и праздновать новую жизнь! Компания ЕБНа приступила к следующему этапу сценария из Вашингтона.

Год Обезьяны крутил свои чудеса с людьми и ещё великой державой. Хотя у этого года была своя, давно определённая судьба, обозначенная ещё в 16 веке преподобным Нилом Мироточивым:
“Какое сделается тогда хищение! Какое мужестрастие, прелюбодейство, кровосмешение, распутство будет тогда! До какого упадка снизойдут тогда люди, до какого растления блудом! Тогда будет смущение с великим любопрением , будут непрестанно препираться и не обрящут ни начала, ни конца"


Все работы писателя и публициста Сергея Сальникова на его сайте: https://sss1949.wixsite.com/salnikov

Книгу «Янтарный ад» можно приобрести в изд. «Альтаспера», Канада:

http://www.lulu.com/shop/sergey-salnikov/amber-hell/paperback/product-21345055.html




Мне нравится:
0

Рубрика произведения: Проза ~ Детектив
Ключевые слова: Сергей Сальников, Янтарный ад,
Количество рецензий: 0
Количество просмотров: 26
Опубликовано: 01.08.2019 в 17:51
© Copyright: Сергей Сальников
Просмотреть профиль автора






Есть вопросы?
Мы всегда рады помочь!Напишите нам, и мы свяжемся с Вами в ближайшее время!
1