ПРОЗА, ПОЭЗИЯ. Елена Лапченко


ПРОЗА, ПОЭЗИЯ. Елена Лапченко
Лапченко Елена Викторовна родилась в 1961г. в г. Керчи. Окончила Керченский Судомеханический техникум. Работала на судоремонтных предприятиях города. Первые публикации ‑ в 1976 году. Стихи, заметки, рассказы публиковались в газетах «Керченский рабочий», «Крымский комсомолец», «Комсомольская правда», «Керчь ‑ это МЫ», в альманахах «Поэтическая карта Крыма», «Лира Боспора».

МОЛИТВА

Рассказ этот передаётся в нашей семье из уст в уста более полувека. Мою прабабушку звали Анастасия Павловна, родилась она в последнем году девятнадцатого века.
Была она человеком искренней и глубокой веры. Дома сохранились Библия и старинная Псалтирь. Когда разразилась война, все думали, что это ненадолго, однако прабабушка сказала:
— Грешили долго и тяжко, воздастся нам по нашим грехам.
Военкомат осаждали толпы мужчин и женщин. Все хотели попасть на фронт и поскорее выгнать врага за пределы нашей Родины.
С первым призывом шёл на войну двадцатипятилетний сосед Саша. Он был комсомольцем, а потом и коммунистом. Обычно в разговоре с соседями он спорил до хрипоты, доказывая что Бога нет и молитвы — не что иное как пережиток прошлого. Однако на этот раз он молча стоял перед Анастасией Павловной и, опустив глаза просил её:
— Вы женщина верующая, знаете много спасительных святых молитв, дайте и мне с собой охранительную молитву и благословите на защиту Отечества так, как благословили бы родного сына.
— Я атеистов и безбожников не благословляю, — ответила прабабушка, помня недавнюю Сашину коммунистическую пропаганду. — Иди в свою семью, прощайся с женой и дочерью. Больше нам не о чем говорить.
Рядом на соседнем крылечке плакали, обнявшись, молодая красавица Груня и пятилетняя малышка Раечка. Солдат глянул на них исподлобья, смахнул неожиданно накатившуюся слезу и сказал:
— Тетя Настя, я очень жить хочу, а больше всего на свете хочу к ним вернуться, — он кивнул в сторону семьи. — Прошу вас, дайте молитву, — отчаянно прошептал Саша.
Анастасия Павловна молча вынесла заранее переписанный для Саши Псалом 90, перекрестила, поцеловала, пожелала Ангела Хранителя в дорогу. Вернулась в дом к святым образам, зажгла свечу, и долго ещё молилась, упавши на колени перед иконами, за победу над врагами и за здравие воина Александра...
Случилось так, что в первом же бою попал Александр с другими бойцами в окружение.
Укрыться негде, поле. Кругом невысокая трава, колосья пшеницы. Упали солдаты, лежат не шелохнувшись, а рядом на мотоциклах, подняв пыль, летит передовая немецкая дивизия. Фашисты простреливают трассирующими очередями редкий кустарник. Завеса густой пыли закрывает горстку уцелевших наших бойцов. Несколько часов передвигалась вражеская авто-мотоколона. А когда утихли звуки машин, не все бойцы поднялись с земли. Кто-то был ранен, кто-то и вовсе убит. Немцы патронов не жалели, поливая огнём, степь вдоль и поперек, понимая, что именно здесь могли укрыться остатки отступающей Красной Армии.
Саша поднялся, отряхнул пыль, шинель была прострелена, прострелена была даже пилотка, в клочья изорван вещмешок. Цел и невредим был только он, Александр. Ни ранения, ни даже пустяковой царапины… Только, что-то жгло грудь, он полез в карман, достал склеившиеся от пота листки молитвы. Прочитал: «Живый в помощи вышнего…» и впервые в жизни перекрестился. Понял, кому он обязан своим чудесным спасением.
Так прошёл солдат Александр Давидович Бойко всю Великую Отечественную войну, ни на секунду не расставаясь с чудодейственной молитвой.
А прабабушка моя Анастасия Павловна просила у Бога заступления и помощи для бывшего атеиста, воина Александра… Давно уже нет в живых прабабушки, недавно умер и похоронен на городском кладбище Александр Давидович Бойко. Но святая молитва жива, будет жить вечно и спасет ещё немало людей.

МУРКА

Мурка — белая пушистая кошка — любимица всей семьи. Для маленького Саши она была самым дорогим существом на свете, после мамы, папы и бабушки. Но бабушка всё же называла Мурку “источником инфекции”.
Примостится Мурка у Саши на руках, и давай его вылизывать, как котёнка! Папа говорит, что это срабатывет материнский инстинкт. Мурке и Саше одинаково по четыре года. Но кошка уже давно взрослая, а вот Саше ещё расти и расти.
Ехать на дачу собирались с вечера. Кошке определили место в корзинке. Обычнно на даче Мурке нравилось. Она грелась на травке, подставляя солнышку круглые бока. Мурка ждала котят. Мама советовала бережно с ней обращаться. Шерсть на кошкином животе ходила едва заметными волнами. Это внутри у неё шевелились котята.
Добрались быстро. Дачный домик приветливо встретил новыми, свежевыкрашенными, окнами. Среди молодых деревьев и кустарников виднелись аккуратно сложенные остатки стройматериалов. Строительство дачи подходило к концу. Работы оставалось немного: доделать крылечко и настелить полы в самой большой комнате.
На это раз Мурка вела себя странно: убегала от Саши, забивалась в тёмные углы и не хотела играть. Мама приказала оставить кошку в покое. Впрочем, было не до неё. С утра пришли рабочие. Необыкновенно свежо пахли доски, резво скользил рубанок. Таких больших гвоздей Саша ещё никогда не видел! Было так интересно, что про кошку он просто забыл.
— Сколько золотистых стружек! — радовался Саша. Вот что значит, стелить полы.
Папа радовался тоже, человек он был основательный, делал всё добротно. Толстые надёжные доски и крепкие гвозди! Папа был доволен:
— Бегай, малыш, сколько хочешь!
— А прыгать можно?
— Можно. — разрешил папа.
Саша бегал, прыгал, скакал, кувыркался.
Рабочие пригнали последнюю доску, папа с ними расплатился и они ушли.
В комнату внесли обеденный стол и мама расставила тарелки. Бабушка принесла аппетитно пахнущий борщ. На даче всё всегда вкуснее!
— Что там у нас на второе? — спросил изрядно проголодавшийся папа и открыл крышку сотейника. Вкусно запахло рыбой. Все сели обедать.
— Мяу! — донеслось откуда-то глухо. — Мяу, мяу! —повторялось настойчиво.
— Странно мяукает Мурка. — сказала мама.
Мяуканье продолжалось. Звук доносился как будто из-под пола. Страшная догадка мелькнула на папином лице. Мама с папой дружно упали на пол. Сомнений не оставалось: Мурка сидела под полом. Первым пришёл в себя папа. Он вскочил и помчался искать инструмент. Мама оставалась лежать на полу и нежно сюсюкала:
— Мурочка, не бойся, мы тебя спасём!
Саша упал рядом с мамой и стал кричать громче всех.
— Ну и семейка! — вздохнула бабушка, — у них даже кошка ненормальная!
Прибежал с топором и гвоздодёром расстроенный папа. Следом пришёл очень весёлый сосед дядя Вова. И началась работа по спасению кошки…
Когда удалось сорвать первую доску, мяуканье внезапно стихло и раздался негромкий писк. Писк усиливался и постепенно превращался в дружный хор. Через сорванную половицу папа пытался нащупать кошку. Но Мурка осталась безразличной и равнодушно восприняла попытки её освободить. Напрасно мама звала её и шарила куском колбасы под полом. Мурка забилась в дальний угол и всецело предалась материнским заботам: мыла, облизывала и кормила своих деток, которые только что у неё родились, прямо под полом!
— Оставьте её! — разумно оттеснила всех бабушка: — когда-нибудь проголодается — выйдет сама.
Папа грустно осмотрел сорванный пол и, съёжившись, ушёл вместе с соседом. Мама с бабушкой отправились вновь разогревать остыший обед. А маленький Саша, засунув голову под половицу, нежно выводил:
— Мурочка, умница, сколько у тебя деток?




Мне нравится:
0

Рубрика произведения: Проза ~ Рассказ
Количество рецензий: 0
Количество просмотров: 15
Опубликовано: 30.07.2019 в 07:52
© Copyright: Лира Боспора Керчь
Просмотреть профиль автора






Есть вопросы?
Мы всегда рады помочь!Напишите нам, и мы свяжемся с Вами в ближайшее время!
1