ПОЭЗИЯ, ПРОЗА. Виктор Мамулат


ПОЭЗИЯ, ПРОЗА. Виктор Мамулат
Мамулат Виктор Леонидович родился в г. Перми, живёт в Керчи. Автор-исполнитель, является победителем VII Международного фестиваля античного искусства «Боспорские агоны», публиковался в крымской периодике, в альманахе «Лира Боспора».

МОЙ ГОРОД

Над Парижем дожди пролились.
И Мадрид утопает в огнях,
А над Керчью века пронеслись
Вроде скромно, в обыденных днях.

Затерялся рождения след
В круговерти ушедших времён,
И уже целых сорок лет
Я тобой, моя Керчь, опьянён.

Да и как же тебя не любить
За крик чаек и розу ветров,
За возможность в моря уходить,
Возвращаясь в сень старых дворов,

За пенящийся шумный прибой,
И за лестницу в рай или в ад,
И за крышу, ту, что над тобой,
За визитку твою – Митридат.

И пусть трудно, родная, терпи.
Не в таких передрягах была.
В порт вернутся твои корабли –
Ты молилась за них и ждала.

Не всегда за порогом зима,
Есть ещё разноликость цветов,
И весна, та, когда не до сна,
И надежда, и вера, любовь.

ПОГИБШЕМУ ДРУГУ

Я родился и рос не ко времени.
Был я мал для коня и для стремени.
О войне я узнал, как о бремени,
Тяжким грузом свалившимся вдруг.

Пусть с годами всё дальше проклятие,
Но твержу я слова, как заклятие,
Исступлённо молюсь на распятие:
Будь бессмертен, невыживший друг!..

Знаю я – ты дожить не успел.
Долг и совесть позвали в дорогу.
Был с любимой девчонкой несмел,
Полон был и любви, и огня.

Ты свершить небылое сумел,
Превозмог и беду, и тревогу.
Я, не знаю, вот так бы сумел,
Но тогда ещё нет меня.

Ты мне видишься хлебным колосом,
Ты мне слышишься птичьим голосом.
Твой ровесник теперь с седым волосом
Горьку чашу во здравие пьёт.

Память тяжкая с жизнью спаяна,
И брожу по земле неприкаянный.
И грехи мои не покаяны,
И не знаю, что в будущем ждёт.

Но повсюду незримо со мной
Тот, кто в мае домой не вернулся,
Его голос горячий, живой,
И огонь, льющийся с высоты.

Друг, ты слышишь?! Я буду с тобой,
Но пока ещё жив, не согнулся.
А в ответ слышу шёпот такой:
«За меня ещё должен жить ты!»

КОЗЕРОГ

Я стал взрослее в январе.
И снова мне чего-то жаль.
Мой пёс, забывшись в конуре,
Вновь провоцирует печаль.

И опостылевший порог
Хранит надёжно лязг цепей.
За ним – обычный Козерог
В обычном беге серых дней.

За ним – картины бытия
Своей рутиною гнетут,
Душа черствеет от нытья –
Её стенанья достают.

А вдохновенным для пера
Кружится непорочный снег.
Но в штофе крепкого вина
Секунд приостановлен бег.

Мой тёзка, сотканный из звёзд,
Уступит место наверху,
И то ли в шутку, то ль всерьёз,
Ловлю мгновенья на лету.

Но нет за пазухой камней –
Я не своё не подберу.
И пусть ночь кажется длинней,
Уже часы не тороплю.

Уже при виде стройных ног
Дыханье ровное, как жердь.
Уже в стихах минорный слог
Затмил мажора круговерть.

И ощущенье пустоты
В зеркальном отраженье глаз,
В тяжёлом прессе темноты –
Нелепый смысл нелепых фраз.

Забытый старенький мотив
Пришлёт из прошлого привет –
Наивный добрый примитив
Оставил в сердце прочный след.

И так захочется весны,
Её пьянящего тепла.
Ведь с ней придут цветные сны,
Да вряд ли будет мне до сна.

Ведь будет талая вода
Плодить журчащие ручьи.
Вновь оседлают провода
Проныры – пёстрые скворцы.

Осиротеет конура –
Мой пёс покинет мой порог.
И, отголоском января,
Во мне проснётся Козерог.

Я окна настежь отворю:
Пусть покуражится озон.
И может, в рифму оплету
Подснежник и капели звон.

И с ветром в поле подружусь.
Он мне провоет: «Эй, держись!»
И с головою окунусь
Я в бездну под названьем жизнь.

И может, крылья обрету,
Чтобы махнуть за горизонт.
А может, что-то сотворю,
Что вдруг предложит мне экспромт.

И заведу себе щенка,
Чтоб просто был живым порог.
А где-то в небе января
Грустит дружище-Козерог.

ДЕКАБРЬ

Декабрь закружится, метелью завоет,
За чёрным стеклом в отраженье свечи
Печаль, как подруга, объятья раскроет,
Снегами коснувшись озябшей души.

И будут морозы чванливо глумиться,
Выпячивать грудь над остывшей рекой,
И буду, как птица, без воли томиться,
Без дней тех, что лето умчало с собой.

Припев:
Белый парус зимы,
Белый дым в хрустале
В белом танце земли
Бег на календаре.

В заснеженных скверах засветятся льдинки
И высинит иней минут маяту.
В ладонях снежинки, как звёзд четвертинки,
Посланники неба, но злые в пургу.

Припев.

Грехи за спиною, как лес без опушки.
Вы сугроб не зароешь, что в прошлом уже.
У старой церквушки дам гривну старушке,
Чтоб хоть чем-то уменьшить тот груз в багаже.

Заблудшая совесть? Какая наивность.
Раскаянью плата – икона в углу.
Да в детстве осталась святая невинность
И каяться поздно – морщины на лбу.

Припев.




Мне нравится:
0

Рубрика произведения: Поэзия ~ Авторская песня
Количество рецензий: 0
Количество просмотров: 17
Опубликовано: 24.07.2019 в 14:14
© Copyright: Лира Боспора Керчь
Просмотреть профиль автора






Есть вопросы?
Мы всегда рады помочь!Напишите нам, и мы свяжемся с Вами в ближайшее время!
1