Тако Анты есть мы - Дебрь (долина) плача по дороге из Готии в Скифию


Серый ворон в Плесенске кричал
И летел, шумя, на сине-море.
- Сон Святослава из "Слова о полку Игореве" в переводе Н. Заболоцкого

Плеснеск (Плъсньск, Плъснеск, Преснеск) - древнерусский город в районе верховьев Западного Буга у истоков Серета. Расположен южнее села Подгорцы Бродовского района Львовской области Украины. Сохранилось городище с курганным могильником площадью около 160 га, окружённое системой земляных валов и рвов общей длиной около 7 км. Это самый крупный памятник древнерусских фортификационных сооружений. Высота отдельных валов ещё и ныне достигает 12 метров, на некоторых их участках сохранились облицовочные каменные плиты. Здесь, на месте ранее существовавшего с VII в. укреплённого поселения союза восточнославянских племён на территории Западной Волыни - дулебов, в X-XI в. был построен Подгорецкий замок, и возник большой сильно укреплённый город Галицко-Волынского княжества, ремесленный и торговый центр, расположенный на месте, где сходились пути из Киева на Перемышль и из Владимира-Волынского на Галич, на границе Галицкой и Волынской земель. На протяжении XII-XIII вв. Плеснеск являлся самым крупным городом Волынского, а позже Галицко-Волынского княжества, окруженным рядом сельских и небольших укреплённых поселений.
***
Ha мЪстЬ города ПлЪсниска существуют одни окопы и великiе курганы зарослiи буковымъ лЪсом недалеко од Подгорецкого Монастыря на половинЪ дороги из Бродовь до Золочева. - Звенигородов есть в ГаличчинЬ три села, два в Чортковском окрузЬ над ДнЬстром и Стрыпою, третiй в Бережанском коло Боберки (Bobrka), а четвертое есть урочище в лЪсах над Збручем. Все они имЪют слЬды окопов, або яки нибудь розвалины древности, и домагают ся, що були колисьто столицею княжества (с.163) - Я.Ф. Головацкий. Великая Хорватия или Галицко-Карпатская Русь. Из сборника - Венок русинам на обжинки (издан в Вене, 1847, том 2), с.133-206. От Наташи Гаттас
***
После смерти Германариха власть в Готии принял его племянник Вентаур, который в 377 году от РХ пленил царя антов Драгобужа и сыновей его старших, Велисария и Аммия, и других вождей рода антов, всего 80 человек, и распял их на крестах в больших оврагах по дороге из Готии в Скифию (а распънi iхъ на къръстЪхъ въ нырiщЪхъ вЪлiiхъ аже на сътЪзi iзъ Готъфii на Съкуфiе) – Будинский Изборник. Аскольдова летопись
***
В. Ваврик о заметке В. Залозецкого "Картина из нашей продавней мартиологии" (по рукописи: В.Р. Ваврик. Василий Дмитриевич Залозецкий (1833-1915). Львов. 1955. 190с.)
Бос или Бус был вождем антов (славян), которого победил в 375г. у Плеснеска Германарех, вождь готов. Бус был взят в плен и вместе с сыновьями был прибит к кресту. Вся долина была покрыта воинами Буса и получила название кисани, т.е. долины плача, вопля и стона. На трупы воинов летели кровожадные вороны. Это событие сбереглось в памяти народа до времен Святослава Всеволодовича, который разгром русский войск на Каяле приравнял к разгрому Буса (с.142)
M.П. Микула. Заметки о жизни В.Д. Залозецкого, историка, этнографа и писателя Галицкой Руси (по рукописи Касперовцы, 1955)
…Когда о. Василий узнал, что я уроженец села Чехи, находящегося в расстоянии каких-нибудь 12 км от древнего Плеснеска, он живо начал со мною толковать об этом древнем городе. Мечтой его было посетить Плеснеск, о котором упоминает автор Слова о полку Игореве. Он хотел повидать собственными глазами развалины, в частности долину Кисань. Но будучи почти 80-леним стариком, он предложил мне сьездить в Плеснеск и узнать на месте, что народ помнит и рассказывает о Плеснеске, о Кисани. Я считал своим приятным долгом выполнить это поручение.
Плеснеск знаком мне от самой ранней молодости. Начиная с 5-го (1905), я был каждое лето в Спасов День (19.VIII) в Плеснеске, вместе с матерью, когда всю котловину на юго-западе от него заполняет непроглядная толпа паломников. Тут, вблизи развалин древнего города стоит величавая церковь в римско-византийском стиле Спасского монастыря.
Кто раз побывал в этой чудной, поэтической долине, того не удержит никакая сила, чтобы не быть там каждый год. Кругом непроглядный лиственный лес. Из темной зелени поднимается ярко-белая церковь. Красу местности увеличивает ключ, образующий тут же глубокое озеро с кристально чистой водой. Деревья придают этой воде черную окраску. Вода пруда вдоль гребли образует тысячи водопадов и мчит вниз, и шум ее сливается с хором лесных птиц, молитвенным песнопением богомольцев и звуками…в величественный гимн творцу.
На восток от Спасского монастыря выдвигается в глубокий яр отрог гор Вороняк. На этом отроге был расположен кремль города. Сам город простирался на 3-4 км на север от Кремля. С трех сторон, юга, востока и запада стояла отвесная стена горы. От северной стороны защищен был град, как крепость, тройными высокими валами. Между валами остались следы глубоких рвов, наверно искусственно наполнявшимися водою. Высоту валов можно вообразить себе, глядя на нынешние остатки среднего вала. Восемь веков прошло, а вал поднимается на 8 метров над его подошвой. На расстоянии каждых 100 метров были ворота в валах. С восточной стороны города тянется сегодня глубокий яр или долина, названная местными жителями Сухотечей. Теперь этим яром идет шоссе, соединяющее город Броды с городом Золочевом. От юго-западной стороны протянулась долина с от…и водопадами возле монастыря. Эта монастырская долина именуется местными жителями - Кисевой или Кисиневой долиной, а поле и огороды на север от валов - городищем. Вокруг когдашнего города ныне раскинуты хатки по яру и холму; там их не более 20-ти дворов.
От старых жителей слышал я рассказ о страшном чародее Буняке (Буйняке, Боняке) сплодивом, т.е. шелудивом сверхчеловеке, обладавшим страшной силой. Брови подносили ему железными вилами: все что он увидел, подчинялось его власти. Пришел он от Черного моря. В Плеснеске в то время была царица Елена. Буняк хотел жениться на ней, но она не согласилась. Буняк заклял ее, и она с войском провалилась в пропасть. Буняк был пострахом на всю околицу. Все же нашелся мудрец, который придумал средства на его смерть. Он велел сделать большое зеркало, и когда Буняк посмотрел в него, полетел в пропасть…Моим докладом о Плеснеске В.Д. Залозецкий остался весьма доволен…(с.167)
***
В.Д. Залозецкий. Картина из нашей прадавной мартирологии. Газета: Прикарпатская Русь, Львов, 1911 (N613-614 от 21-22/X 1911 ) - от Наташи Гаттас

Приступаем к самому интересному, а вместе и темнейшему месту в Слове о П. Игор.: к этому Кисаню у Плеснеской долины старорусского Илиона, учеными Мирмидонами до этих пор напрасно облегаемому. Это место касается не только вceмирной истории, но преимущественно нашей Галицкой и потому заслуживает, чтобы только Галичанин сорвал покров с этой именно таинственной Кисаньской дебри и раскрыл перед своими соотчичами одну давным-давно забытую, но в свое время душу русского народа долго-предолго и жестоко терзавшую картину.
Ст. 367-371 по А.С. Петрушевичу:
Всю нощь съ вечера
Босуви врани възграяху
У ПлЬсньска на болони;
БЬша дебрЪ Кисаню
И не сошли (несошлась) къ синему морю.
Говорят, это место испорчено. Около него построили усердные толкователи целые горы гипотез, одни других чудовищнее, особенно насчет слов: бЪша дебрЪ Кисаню, которую чуть даже не одухотворили, подразумевая под ней то Кiянъ, как Максимович (Украинка ст. 94), то снова какого-то Кисаня, предводителя половецкой шайки, как наш О. Огоновский (Слово о П. Игор. стр. 83).
Нет - это место здорОво, кроме одного, впрочем, не столь существенного искажения в словах - не сошли -, дающегося легко и удовлетворительно исправить. Можно только удивляться добросовестности и тщательности переписчика, слог Слова нигде существенно не затемнившего. Переставки и описки тут и там в отдельных буквах, особливо в букве ю, не могут затруднять в виду подлинной целости текста.
Мы читаем в этом месте речение: не сошли - прямо в противоположном смысле - и несошась…Этого требует логика исторических событий, представляемых этим эпосом. Автор Слова говорить тут о каких-то Босувых вранах, а Бос, также Бус историческая личность. Это сквозит также из того места Слова, где он говорит о Бусовом времени (стих 401). Следственно было такое время, где имя этого человека известно было в нашей стране. Кто-же - этот Бус?
Когда по смерти славного Германариха, короля Остроготов, подчинившего под свою власть почти целый восток Европы от Варяжского моря до Понта, следовательно и наших предков Антов по Бугу, Днепру и Днестру - стал господствовать над этими Готами Вюнитар, но уже в зависимости от Гунов, то он не мог снести ига и, желая помалу сокрушить его, направил свое оружие не против самых Гунов, а впервые против короля Антов Боса (Box, Booz, Boz - древле Германарихова васала. С этим Бусом имел, кажется, и Германарих дело, при чем обнаружился жестокий характер сего готского воителя. Подозревая васала своею в неверности, велел он схватить его супругу и разорвать в куски дикими конями - Eduard Gibbon. Gesch. de. rоm. Weltreiches V. 234), а теперь союзника Гунов, намереваясь вместе отплатить ему за его вероломство.
Это происходило 375г. В первом сражении победил Бос, но исход второго был для него и его народа трагический. Винитар пленил его вместе с его сыновьями и вельможами и велел их повесить на кресте. - Winitharius - говорит Jordandes cap. 48 - in Antarum fines movit procinctum, cosque dum aggreditur, prima congressione superatur: deinde fortiter egit, regemque eorum. Box nomine, cum filiis suis et LXX primatibus in exemplo terroris cruci adfixit, ut dediticiis metum cadavera pendentium geminarent.
Под именем Антов, Виндов, Beнедов известны были наши словенские предки по древне-греческим, латинским и скандинавским письменным источникам. Даже чудские и литовские племена называют русских сегодня еще похожими звучными именами.
Имеем затем картину из древней истории нашего отечества перед собою. Иорнандес не упоминает места этой битвы и казни совершенной на Боcе и его сподвижниках, но точную весть об этом сберег нам Автор Слова в этих драгоценных строках сна Святослава: Босуви врани възграяху у ПлЪсньска на болони. Поэтический образ речения не затемняет его смысла, он только еще рельефнее отмечает роковое значение ПлЪснеского события. Вороны однаково прожорливы и в поэзии и в прозе. Это равно, как бы и сказал Автор: Вороны каркали на побоище у ПлЪсньска, а после клевали тело несчастного Буса и его товарищей в кисанской дебри. Эта дебрь тут же возле древнего города ПлЪсньска.
Есть даже некоторая древняя связь между словами нашего певца: Босувыя враны - и словами Иорнандеса: cadavera pendentium.
Честолюбивый Гот, ревнитель славы своего Винитара, видит на позорном месте трупы врагов своего народа, мягкосердечный русский певец сокрушается тайно о них, слыша зловещие крики ворон над ними…
Нет сомнения в том, что у автора в том месте сна было на мысли побоище Плеснеское, каким оно могло представляться после боя Винитара с Бусом, с криком пажерливых ворон, как это обыкновенно водится на таковых местах и как он уже раньше этот образ при воспоминажи об Ольговом времени употребил - но зачем тут кисанская дебрь? Она должна иметь здесь также какое-то историческое значение. Автор не тот человек, чтобы упражняться только в многословии. Везде выражает он свою мысль искренно, но кратко. Он даже для этой своей характеристической краткости заставляет читателя оставаться со своими мыслями иногда позади его, и всюду, где он только приводит какое либо собственное имя, кроется вероятно и какая-то быль, заставляющая читателя призадумываться над ней.
Кисанская дебрь - сегодня Кисов - лежит невдалеке от подгородецкаго монастыря, расположенная на урочище Плеснеско. Об этой дебри будет дальше более сказано вместе с Плеснеским городищем. Автор знал кисанскую дебрь, вероятно, не как очевидец, а как человек интересующейся былым русского народа. Эта Кисань жила безспорно в преданиях и песнях народа и тут то и знал ее автор, что впрочем не мешало бы допущению его знакомства с нею также и по собственному опыту, на что указывала бы точность топографических названий. На какой-то захолустной Искани, где-то в добромильском уезде, указывает Партицкiй (Темнi мЪсця ст. 56- 8), галицкое отечество автора, не подозревая даже, что могло быть время, когда эта Кисань, а не Искань, была на устах всего русского народа, как долина плача, и имя ея знакомо было каждому отроку. Можно, приноровляясь к ходу мысли автора в этих строках, предполагать, что если это роковое сражение между Бусом и Винитаром происходило под стенами древнего Плеснеска в долине, засеянной сегодня еще безчисленными могилами, то казнь владыки антско-словенского народа с его вельможами и сыновьями была в - Кисанской дебри, тут-же под Плеснеском, ибо к этой дебри слетаются вороны во сне Святослава, а окончив тут свой пир, летят они дальше.
Эти Бусовы вороны служат здесь нам настоящими путеводителями. Сперва они пируют и кричат на побоище под стенами ПлЪснеска, а затем несутся они на дальнейший пир в Кисанскую дебрь, на это лобное антско-словенское место.
Здесь у Бусоваго трупа и его товарищей (cadavera pendentiuin)…здесь и подходит к этим воронам имя - Бусовы! Но дадим в конце еще и очерк этой исторической местности.

На дороге, ведущей из Львова в Броды и на Волынь, в двух милях за Золочевом, лежит среди гор и лесов урочище, называемое местными крестьянами Плеснеско, или также Плеснява. Валы, уцелевшие большею частью до этих пор и простирающиеся по целой этой местности, с одной стороны даже на протяжении одной почти мили от границ селения Гута Олеская до Ясенева и расположенное тут же на верху крутой горы городище велят догадываться, что здесь и есть эта в Ипатьевской летописи упоминаемая, укрепленная местность ПлЪсньскъ, которую в свое время тщетно силился наш Роман Мстиславич взять у угров, захвативших эту крепость, которую Данило Романович силою только отобрал от боярина Арбузовича (Фамилию Арбузовичей можно бы вывести от слов Яр-Бус), вероятно потомка Буса и претендента. Упомянутые валы тянутся между горами от границ Гуты Олеской параллельно по обеим сторонам дороги, после чего правый конец заходит даже к Ясеневу, левый же, подымаясь незаметно в гору и огибая Монастырь, расположенный невдалеке от самого городища, кончается на обрыве горы, на которой стоить это городище.
Кроме этих валов, указывающих пределы древнего города Плеснеска, находится на горе еще восемь таковых, тянущихся лунообразно от восточно-южного склона горы к ея юго-западному обрыву. Эти валы уцелели еще местами, особенно два внутренние, последние, примыкающие к самым обрывам горы. Они достигают ныне еще трех метров вышины, а внизу четырех ширины. В каждом валу есть отверстие для ворот расположенное к северо-востоку и здешний народ именует их брамами. Территория, опоясанная последним внутренним валом небольшая, она оканчивается обрывом горы, в 395 метров вышины. Это место, составлявшее когда то так называемый детинец, неровно впрочем и как будто взрыто. Не отрывали ли здесь золотой венец и такой же крест одной из семи Плесненских церквей, по преданию народному здесь где то древле зарытыхъ? Припомним, однако, слова песни Б. Дедицкого заимствованные, вероятно, из народного предания:
Корона золотая лежит на дне Буга,
О полночи сверкая как светлая дуга -.
Невдалеке от этой местности течет точно наш Буг Народная молва связала с этим урочищем предания о давней славе и первенствующем значении города Плеснеска. В них чуется катастрофа, имевшая роковые последствия для всей страны, как бы мы ее впрочем ни назвали, впервые антскою; червенско городскою, дальше хорватскою, позже же Галицкою.
Говорят именно, что в этой горе заключено древнее войско Плеснеска и порою сквозь щель вопрошают оттуда: Пора ли нам вставать?
Но те из мимо идущих людей, к которым обращен этот вопрос, отвечают всегда: Еще не пора!...И точно не пора, но если при этом сообразим многое иное так во истину самая крайняя пора!

...Мы должны сказать еще несколько слов, кстати о самом названии этой дебри, Кисань или Кисов. Эти слова исходят от корня кис-киснуть. Но какое отношение дебри, впрочем не глубокой и открытой, безлесной и сухой, с представлениями кислоты, выведенными от этого корня? Наш крестьянин говорить обыкновенно к плаксивому мальчугану: Чего киснешь? т.е. чего плачешь? У сербов слово кисати значит возбуждать плач. Вот и отношение нашей Кисани дебри к плачу. Она собственно долина плача. В ней в свое время был вопль и стенанiе велiе...
Тако Анты есть мы
https://vk.com/doc399489626_510365026
Се бо славiхомь Бозе
нiколiже просяще
леже славiща сылоу Iех
Ведь славим мы Богов, никогда не просим, лишь славим силу Их



Мне нравится:
0

Рубрика произведения: Поэзия ~ Авторская песня
Количество рецензий: 0
Количество просмотров: 12
Опубликовано: 24.07.2019 в 09:03
© Copyright: Игорь Бабанов
Просмотреть профиль автора






Есть вопросы?
Мы всегда рады помочь!Напишите нам, и мы свяжемся с Вами в ближайшее время!
1