КРАЕВЕДЕНИЕ, ПУБЛИЦИСТИКА. Александр Бойченко-Керченский


КРАЕВЕДЕНИЕ, ПУБЛИЦИСТИКА. Александр Бойченко-Керченский
НАШ ГОРОД

Начну свои записи знакомством с двоенной Керчью. По сравнению с современной – это небо и земля. И всё же, наш город не просто город, а с двадцатишестивековым возрастом, правопреемник древнего Пантикапея; считается одним из десяти ВЕЧНЫХ ГОРОДОВ МИРА. После отечественной войны – город-герой.
Каждый город, как и человек, имеет свою биографию. Раньше Керчь делилась на части, каждая со своим названием.
Горка: северный склон горы Митридата, где я живу и по сей день. Здесь находится старое кладбище с Афанасьевской церковью. Ещё до войны на могилах стояли красивые памятники. Но время не пощадило их.
Соляная: улицы Свердлова, Петра Алексеева, район бочарного завода «Пролетарий», то есть, Цементная слободка. И ещё имелось там солёное озеро. Зимой полноводное, а летом высыхало до белых плешин. Потому и Соляная. Сейчас на этом месте расположен «ковш» – искусственная бухта Моррыбпорта. Очень удобная и защищённая от всех ветров.
Японка и Глинка: стороны кирпичного завода и кладбища. В то время, о котором пишу, кирпичный завод только строился, а кладбище открыли в 1901 году.
Абиссинка: не знаю, почему так называлась. Располагалась она рядом с колхозом «Сакко и Ванцетти». Сейчас на этих землях находятся завод стеклоизделий и прилегающие к нему улицы.
Литвинка и Татарская слободка: находились в конце улицы Чкалова. Там же татарское и еврейское кладбище и убогие татарские сакли.

Как правило, названные районы враждовали между собой. Нередко вспыхивали «войны». Самые настоящие, до крови; бывали и убийства.
Всё начиналось с девушек. Когда их провожали чужаки. Тех вылавливали и поколачивали. Потерпевшие отвечали тем же, и начиналась «война».
Если воевали Соляная с Горкой, бои происходили на горе Митридат. Когда объединялись Горка с Соляной и Литвинкой против Глинки, Японки и Абиссинки – военные действия происходили на Японском поле. Их разгоняла конная милиция, а зачинщиков судили.
Японское поле: солончаковый пустырь, примыкающий почти к центру города. По преданию, якобы во время войны с Японией в 1905 году на нём собирали рекрутов (новобранцев) для отправки на войну. Так и прилипло к нему, как печать на справке, название Японское. Есть у него и ещё название, очень простое – Солонцы.
В войнах я не участвовал из-за малолетства. Но хотелось как-то помочь своим.
Однажды стащил у матери чугунный казан, побил его на мелкие кусочки для рогатки и отнёс на гору.
Надо же такому случиться, что в тот день отец привёз баранью ляжку. Мать кинулась казана, а он как сквозь землю провалился. Не знаю, кто меня выдал. Родительница от души отходила ремнём моё мягкое место, так, что три дня мне приходилось есть стоя. Отец, глядя на меня, говорил:
– И тебя, дружок, ранило на войне?
Я молчал, сопел, раздувая ноздри, и косился на мать.
– А парень наш с характером, – усмехнулся отец.
– Я выбью из него его характер…
И, правда. Сколько ни помню себя в детстве, колотила она меня за дело и без дела, и приговаривала:
– Это тебе аванс…
Иногда родитель заступался и говорил матери:
– Знай меру!
– Ничего, чёрт его не ухватит…
Так вот и жили. Бывало, я убегал на целый день. После этого мать грозилась ремнём, но не била. Видимо, действовала отцова обработка. В бегах я проводил время на Шлагбаумской площади. Там много чего происходило интересного.




Мне нравится:
0

Рубрика произведения: Проза ~ История
Количество рецензий: 0
Количество просмотров: 12
Опубликовано: 23.07.2019 в 22:00
© Copyright: Лира Боспора Керчь
Просмотреть профиль автора






Есть вопросы?
Мы всегда рады помочь!Напишите нам, и мы свяжемся с Вами в ближайшее время!
1