Как гоблин Марат оруженосцем был


Как гоблин Марат оруженосцем был
У гоблина Марата не было работы. Он вообще не занимался никаким трудом. Не знал и ремесла никакого и не было интереса чем-то полезным загрузить себя, заслужить почет и уважение со стороны людей. Как существо Марат был злобным, тупым, хитрым и безразличным. Единственное, что он умел, так это деньги считать и хранить их в сейфе. Да, еще колдовать уимел, правда, плохо и часто неправильно, чем вредил себе, а не другим. Поэтому к нему никто не приходил ни за помощью, ни за советом и даже в гости. И сам гоблин никого не звал, поскольку не желал видеть ни людей, ни зверей, ни магических существ.
И все же к нему однажды пришли.
Гоблин сидел на пеньке и медленно жевал свежевыпеченную жабу в томатном соусе, мечтая найти где-нибудь клад и стать еще богаче, значит, жаднее, когда возле него остановился всадник. Это был человек в рыцарских доспехах на свиноконе. Свиноконь — это специально выведенная порода лошадей, внешне похожих на вепря, поэтому сильных, злобных и бестрашных, на них можно было атаковать любого врага. Обычно на свиноконях воевали орки и тролли, поскольку только им покорялись эти животные. Поэтому Марат несколько удивился, увидев человека на свиноконе, который тоже был облачен в панцирь.
- Эй, ты, жаба! - высокомерно сказал незнакомец, обращаясь к гоблину и направив в его сторону конец копья. - Ты слышишь меня?
«Жаба» не воспринималось Маратом как ругательное слово, наоборот, он гордился, что генетически имеет корни с этим земноводным организмом. На любое другое обращение гоблин игнорировал, а так этот всадник как бы сказал приятное, уважительное, хотя вряд ли он этого хотел. Скорее всего, принизить и указать на его социальный статус.
- Чего тебе? - поинтересовался Марат, не переставая жевать. Он не собирался ни ради кого прекращать приятное занятие — жрать жабий бутерброд. Но то, что он ответил, не превратив незванного гостя в головастика, уже было тоже добрым делом. Для него вообще не было понятия, что такое социальный статус и почему люди делятся на сословия.
Последовал высокомерный и в тоже время с торжественными нотками ответ:
- Я ищу дракона!
- Дракона? - в недоумении у гоблина взметнулись брови. - Это еще зачем?
Гоблины не любили драконов. Рыцарь с усмешкой посмотрел на Марата:
- Ты, похоже, не понял, с кем разговариваешь?
- С кем? - без должного питета спросил гоблин. Ему было все равно, кто разъезжает по местным дорогам, он одинаково всех презирал.
И тогда незнакомец поднял руку с копьем и, хлопнув щитом по морде свиноконя, торжественно произнес:
- Так знай, я — Дон Хуан Мигель Тьфутаракань Паркентский, потомок самого Дон Кихота Ламанческого в сороковом поколении!
- А кто это такой? - опять без особого уважения спросил Марат. Ему уже перестала нравится ситуация, что этот незакомец топчется рядом с его домом и отвлекает от чревоугодия. И непонятно вообще, какого черта его сюда занесло!
Похоже, незнание гоблиным истории рыцарского движения ошеломило Дон Хуана Паркентского и он возопил:
- О горе! Какая невежда сидит пред мной!
«Невежда» - это второе слово, которое любил Марат, и он опять проникся каким-то вниманием к рыцарю.
- Да, это так, - подтвердил своей статус невежы гоблин.
И тогда рыцарь со вздохом сообщил:
- Так знай, сын осла и барана, что Дон Кихот был великим рыцарем, победителем драконов и освободителем рабов от рабства! Об этом писал знаменитый Сервантес!
- А-а-а, - протянул Марат, который за всю жизнь не прочитал ни одной книги. Он-то и читать не умел толком. Он посчитал имя «Сервантес» названием консервной банки с потрохами рыб.
- Я — продолжатель дела моего прапра... короче, деда, я веду беспощадную борьбу с драконами! А это — мой Росинант Большой, - и Дон Хуан Паркентский хлопнул по клыку свиноконя. - Настоящий Росинант сдох, не оставив потомства, и мне пришлось искать себе достойное животное, с которым боролся против драконов и прочих чудовищ. И я его назвал в честь той лошади, что была у Дон Кихота!
Свиноконь хмуро посмотрел на Марата и хрюкнул в знак приветствия. Но гоблин понимал язык животных и услышал: «Чего уставился, придурок?» На это не следовало обижаться, и Марат продолжал есть.
- Так что от меня ты хочешь?
Гоблин сам удивлялся своему терпению общаться с этим рыцарем. Такого раньше за собой он не наблюдал, поскольку был нелюдим.
- Я ищу драконов!
- Зачем?
- Сражаться с ними!
- Зачем?
- Что зачем?
- Зачем сражаться с ними? Зачем искать неприятности? Драконы — животные злобные!
Вопрос застал врасплох Дон Хуана Паркентского, видимо, ранее никто его об этом не спрашивал. Он расстерянно покрутил головой, обдумывая ответ, а тем временем Росинант Большой выложил перед пнем большую кучу дерьма. Сразу налетели мухи, закружились над свежим испражнением. Марат любил такие запахи, а еще больше любил мух. Поэтому не оскорбился, наоборот, стал ловить мух и тоже есть как бы в прикуску к жабьему бутерброду.
- Так требует долг рыцаря! - наконец-то нашелся всадник.
- А за этот долг платят?
И опять вопрос застал врасплох Дон Хуана Паркентского. Такие вопросы делали его беспомощным, ибо особым интеллектом он не обладал. И зачем, если честно, острый ум рыцарю, если его дело махать мечом, колоть копьем и тупо идти к цели?
- Нет, у долгов нет финансовых обязательств! Мы делаем это бескорыстно! - ответ показался самому всаднику достойным и значимым.
- Тогда пустая трата времени! - махнул рукой Марат, потеряв интерес к рыцарю. - Я бы даже утруждать себя этим не стал...
Но тот, уязвленный таким пренебрежением, произнес:
- Но все, что захватит рыцарь у врага, принадлежит ему! - ему хотелось доказать, что и рыцари имеют большие возможности, если одерживают победу. Но для них слава имеет большее значение, чем материальная выгода. Слава — она на всю жизнь, а деньги — до ближайшего кабака, где тратятся на вино и женщин.
Тут Марат навострил уши:
- А что именно?
Дон Хуан Паркентский улыбнулся:
- Драконы обычно богаты. У них много всего...
- А что именно?
- Золота! - убежденно сказал рыцарь. - Серебра тоже! И изумрудов много! Рубинов и алмазов неграненных! Драконы скупые, они хранят у себя все это.
Марат тоже был скупым и считал это правильным. Только гоблина было трудно обмануть: он рассмотрел внимательно гостя и не нашел на нем то, чтобы свидетельствовало о его зажиточности. Ни драгоценных металлов, ни камней, ни роскошного одеяния, даже доспеъхи были скреплены ржавыми болтами, а кое-где прикручены проволокой.
- Не верю, - зевнул Марат.
Рыцаря это рассердило:
- Ах, ты, выродок, как ты смеешь сомневаться в сказанном дворянином! Я великий идальго! Человек чести и слова! Сказанное нам не подлежит сомнению, или это кровное оскорбление! Я могу вызвать на дуэль!
Кто такой дворянин Марат не знал, но вот слово «выродок» было еще одно из лексикона, которое среди гоблинов считалось хорошим. Что такое «дуэль» он тоже не знал.
- Да, я выродок! - с гордостью ответил Марат. - Причем самый мерзкий и жлобный!
- Так почему ты не веришь?! - вопил Дон Хуан Паркентский.
- Не вижу результатов, - просто пояснил гоблин.
Конечно, рыцарь сразу понял, о чем идет речь. На самом деле, свиноконь был навьючен всем, что необходимо для дальнего похода, за исключением добычи. И пришлось ему рассказывать:
- Э-э-э, понимаешь, я отдавал все своему оруженосцу Санчаро Пончаросу де Маразмо. Он носил добычу.
- И где же он?
- Он отошел от ратных дел. Получив большие деньги, он решил больше не странствовать и не покорять драконов, - с обидой в голосе произнес Дон Хуан Паркентский. - Он купил себе фабрику и стал капиталистом. Отрастил живот и сидит в кабинете под кондиционером.
Марат поковырялся в носу и, поразмышляв, нашел это хорошим вложением капитала. Хотя просто золото тоже хорошо иметь.
- Правильно.
- Но я остался без оруженосца! - заорал рыцарь. - И мне стыдно воевать с драконами в одиночку!
Его свиноконь захрипел, почувствовав недовольство хозяина: «Ты охренел, хозяин? Что за крики?». Однако ударами шпор о бока зверя Дох Хуан Паркентский успокоил его. А тем временем гоблин вопрошал:
- А этот... Санчаро... он воевал?
- Нет, он стоял рядом и подавал мне оружие, чтобы я мог сразится с драконом. Это не дело оруженосца — лезть под пули, штыки и мечи. Когда дракон был побежден, то оруженосец забирал себе всю добычу. Ему — деньги, мне — слава!
И в этом сказанном Марат нашел хорошее правило.
- Это мудро! - и перед его взором прошлась картина, что все сундуки драконов перелетают ему в сейф. Хорошие мечты.
И тут Дон Хуан Паркентский посмотрел на гоблина:
- Хе... тебе нравятся деньги?
Вопрос даже удивил гоблина, потому что существование без денег было для него бессмысленным:
- Конечно!
Хитро прищурившись, рыцарь вдруг предложил:
- А хочешь стать моим оруженосцем?
- А это мне зачем?
- Тебе — деньги, мне — слава! - похоже идальго знал, на какие кнопки нажимать, чтобы заинтересовать Марата. И он не ошибся. Тот действительно был заинтригован, что даже перестал не только ловить жирных навозных мух, кружившихся над дерьмом, но и есть свой бутерброд. Его образы сундуков могли приобрести реалдьные очертания. И не опасно это занятие, ведь воевать гоблину не придется.
- То есть та добыча, что ты получишь, убив дракона, станет моей? - уточнил свой интерес гоблин. - И ты не станешь претендовать на нее?
- Слово дворянина! - торжественно обещал рыцарь. - Слово идальго!
Спрыгнув с пенька, Марат протер ладошки и сказал:
- Хорошо, я согласен. Я буду твоим оруженосцем!
Однако Дон Хуан Паркентский вдруг озабочился:
- Подожди, а где твой ишак?
- Какой ишак?
- У оруженосца должен быть ишак, чтобы возить мое оружие, следовать за мной. Не идти же тебе пешком! И мне, как дворянину, будет стыдно, что мой оруженосец не имеет ишака или пони, на худой конец!
Рыцарь говорил правильные мысли, и Марат задумался. Конечно, ни одно животное не захотело быть под гоблином, подчиняться его приказам. Марат вначале подумал позвать медведя Храпуна, чтобы тот был ишаком Марата, но эта идея сразу отпала, когда гоблин вспомнил, как ругался с ним в последний раз у пасеки. Тогда Храпун разорвал штаны и едва не откусил ногу Марату за идевательские стихи, что гоблин читал медведю. Понятное дело, что Храпун не согласится.
Зайца Коврижку Марат тоже отмел как претендента на роль ишака — этот косой не сможет возить гоблина. Страус Хемипая дал пинка Марату, а бобер Вырзя обещал разрушить деревянное жилище гоблина, если тот еще раз сунется в его водные владения. Так что выбора не было.
Однако надо было выкручиваться из этой ситуации, ведь у Марата появилась возможность приумножить свое состояние, стать более богатым, чем сейчас. Да и работа казалась несложной: подавай копье или мечь и стой в стороне, жди финансового результата. И тогда гоблин обратился к своему искусству: он прошептал заклинанье, щелкнул пальцами — и из помещения вылетел стул.
- Это мой ишак! - объявил Марат, усаживаясь на стул, который висел в воздухе.
Дон Хуан Паркентский, похлопав в расстерянности глазами, хотел было возразить, а потом решил, что это не важно, ведь и он сам не на коне, а на свиноконе. Так поэтому почему вместо ишака не иметь летающий стул? В конце концов на нем восседает оружжееносец, а не идальго.
- Ладно, сойдет, - произнес он и, пришпорив свиноконя, крикнул: - Вперед, мой оруженосец, вперед!
- Лечу, лечу за вами! - ответил Марат и стал кружится над рыцарем. Тот посмотрел на верх и поинтересовался:
- Кстати, мой верный слуга, а как зовут тебя?
- Марат!
- Марат? - рыцарь задумался. - Слишком короткое имя для оруженосца! Назову-ка я тебя Перпетуум Мобилайн Маратус Петикантропус!
Гоблину было все равно, и он кивнул. Он жаждал добычи, сокровищ дракона.
- А где драконы, Перпетуум Мобилайн, ты знаешь? - спросил Дон Хуан Паркентский.
Марат знал — он видел, как иногда драконы, кружась над городом, шли на посадку за горой, и поэтому указал на север.
- Там, - коротко сказал новоиспеченый оруженосец.
- Вперед! Вперед! На бой во имя славы! - орал рыцарь и галопом помчался по равнине. Его свиноконь поднимал шестью копытами клубы дыма, который затмевали с олнце.
- Вперед, во имя сокровищ! - подхватил Марат и полетел рядом. Ветер свистел в ушах, во все стороны шарахались птицы, летевшие встречным курсом. Какой-то голубь от страха даже нагадил на лысый затылок гоблина, но того это не смутило.
Так они скакали-летели полчаса, пока не оказались у очередной развился. Оттуда была видна деревня. И тут Дон Хуан Паркентский потянул узды, останавливая Росинанта Большого. Свиноконь, всхрипнув, замер как вскопанный. Летевший позади оруженосец едва не врезался в хозяина.
- Вот, вот он, дракон! - заорал рыцарь торжественным голосом.
Марат огляделся — дракона он не видел.
- Готовимся к бою, мой оруженосец! - продолжал радостно кричать рыцарь, извлекая из ножен меч.
- Но где дракон? - в недоумении вопрошал Марат.
- Так вот он же, мой слепой слуга! - сердитым жестом Дон Хуан Паркетский указал налево. Повернувшись, Марат увидел мельницу — большое сооружение и пятью крыльями, который вращались под силой ветра и приводили в действие жернова, перемалывающие зерна пшеницы. Любой инженер назвал бы это «аэродинамическим аппаратом, выполняющим механическую работу за счёт энергии воздушных потоков“. Но такого пояснения всадник на свиноконе сам не знал, наукам был не обучен. Со своей стороны, гоблин не читал, как говорилось выше, Миге́ля де Серва́нтеса Сааве́дра, великого испанского писателя, поэтому не знал, что рыцари-идальго сражаются не с настоящими драконами, а с мельницами. И поэтому к ним пришла такакя слава!
- Но это же мельница! - прошептал гоблин, однако острый слух рыцаря уловил сказанное. Свиноконь фыркнул: «Ну ты, гоблин, и дурак! Ничего ты не понимаешь в рыцарстве!»
Дох Хуан Паркетский с презрением посмотрел на оруженосца:
- Слуга мой, Перпетуум Мобилайн! Все драконы умеют маскироваться! Ты видишь мельницу. Я — дракона, поджидающего добычу!
Марат покорно пожал плечами:
- Хорошо, дракон, так дракон. Пускай им будет мельница!
Он решил, что может, на самом деле это заколодованный в сооружение дракон. Но не это его волновало:
- А у него есть сокровища?
- Конечно, они спрятаны в подвалах!
Марат поверил, потому что не мог же прежний оруженосец Санчаро Пончаросу де Маразмо разбогатель без добычи, что добывал в схватках рыцарь. Он решил, что под мельницей на самом деле клад дракона.
- Вперед, вперед! - заорал Дон Хуан Паркентский и бросился в атаку. Его скакун хрипел от возбуждения, скалил клыки и предчувствовал хороший бой. Сам рыцарь махал мечом так, что, расекая воздух, оставлял черный дымок. Всадника легко было с воздуха отследить именно по клубам этого дыма. Марат летел на стуле в десяти метрах от него и тоже орал, но не потому что хотел вступить в бой, а потому что нужно было поддержать хозяина, да заодно напугать дракона. Ему казалось, что чем громче он орет, тем больше золота должно быть у противника.
Так они приблизились к белокаменной мельнице, которая скрипела движущимися внутри шестеренками, колесами, пружинами, жерновами — там шла работа. Дон Хуан Паркентский нанес первый удар. На землю полетели части крыльев. Лезвие отсекало искры, соприкасаясь со стеной.
Это было прекрасное зрелище. Рыцарь разрушал мельницу, свиноконь дико ржал, а Марат свистел, летая вокруг замаскировавшегося дракона.
И в этот момент дверь сооружения открылась и в проеме появился ошеломленный мужчина в белом фартуке. Он смотрел на рыцаря, свиноконя и оруженосца и беззвучно шевелил губами, словно разучился говорить. Он никак не мог понять смысл происходящего. Наконец-таки его прорвало:
- Эй, вы, идиоты, что вы делаете? Вы разрушаете мою мельницу!
- Это слуга дракона! - крикнул Дон Хуан Паркентский Марату. - Мой слуга Перпетуум Мобилайн, приказываю тебе его убить!
Но убивать кого-то не входило в планы Марата, и да ему было обещано совсем другая работа.
- Я не воюю, хозяин, ты сам сказал? - напомнил он условия сделки, отлетев на всякий случай подальше.
- Ах, да! - вспомнил Дон Хуан Паркентский и, повернувшись к мельнику, приказал: - Уходи, пока я дарую тебе жизнь! Оставь меня наедине со своим хозяином — драконом! - он излучал само великодушие.
И тут мельник догадался, кто перед ним.
- А-а-а, так ты же этот идиот, который разрушает мельницы! О тебе по телевизору часто говорят! Я видел, что ты натворил в Испании, Греции, России!
- Слава всегда впереди меня! - гордо ответил Дон Хуан Паркентский. - И все же, простолюдин, я дарю тебе освобождение от дракона! Можешь уходить прочь! А твоего хозяина я сейчас убью!
Однако мельник был не согласен с таким решением и он зарорал в сторону деревни:
- Люди, люди! Идиот-рыцарь пришел! Этот дурак Дон Хуан «Разрушитель»!
Видимо, и другие хорошо знали, кто такой этот «Разрушитель», потому что вдруг повылазили из своих домов и направились большой толпой к мельнице. Их лица были злыми, а в руках они держали, как успел заметить Марат, ружья, топоры, вилы, дубинки. Кто-то тянул даже маленькую пушку. И тут гоблин смекнул, что начнется совсем иное представление.
- Бей этих идиотов!.. Мы покажем этому «Разрушителю»!.. Нечего нас без муки оставлять!.. Психов развелось по белу свету!.. Накостыляем этим чужеземцам!..
- Стойте, люди, я пришел освободителем! Вы были в плену у дракона! Но я спасу вас! - пытался образумить их рыцарь, однако никто его не слушал, все наступали на него, оттискивая от мельницы, а потом и вовсе окружили в плотное кольцо. Некоторые лучники натянули тетивы и прицелились в парящего гоблина. Нависла напряженная тишина, даже свиноконь замолчал от страха.
Конечно, Марат правильно оценил обстановку и понял, что лучше смываться, иначе его продырявят. Он произнес заклинанье и телепортировался в свой дом. И успел вовремя, так как его ухо уловило звук пролетевший у головы стрелы.
Уже дома, спустя пару дней, лесная сорока, эта репортерша, поведала ему, что в соседней деревне жители поймали Дон Хуана Паркентского, прозванного в прессе «Разрушителем мельниц», намяли ему бока, отняли оружие, а свиноконя пустили на колбасу. И теперь бедолага лежит в больнице весь загитпсованный и в бреду кричит, что его предал оруженосец. И что когда он выздоровеет, мол, найдет некого Перпетуума Мобилайна и выпустит ему кишки за то, что оставил хозяина без оружия.
С той поры Марат больше никогда не нанимался никому на работу.
(17 июля 2019 года, Элгг)



Мне нравится:
0

Рубрика произведения: Проза ~ Сказка
Количество рецензий: 0
Количество просмотров: 40
Опубликовано: 18.07.2019 в 00:48







Есть вопросы?
Мы всегда рады помочь! Напишите нам, и мы свяжемся с Вами в ближайшее время!
1