Искушение страстью - "Оковы порочного соблазна". Глава 10


Искушение страстью - "Оковы порочного соблазна". Глава 10
Название: Искушение страстью - "Оковы порочного соблазна"
Автор: Песегов Вадим Сергеевич
Категория/Рейтинг: NC +17
Жанр: Любовный роман/Эротическая проза
Статус: В процессе написания
Аннотация:
В третей части романа — «Искушению страстью», рассказывается продолжение истории главного хирурга, заведующего кардиологическим отделением диагностики. Новые события и интриги в деревне, еще более естественней закрутка сюжетной линии, по которой главный герой будет разгадывать искушение страстью к головоломках. Герой соберёт новую команду врачей, под своим руководством будет проводить сложнейшие операциях на сердце, его отделов и сосудов. По мере всего прочего будет развиваться и основная сюжетная линия романа и разные интригующие события в которые будет попадать главный герой.
От автора:
Роман содержит откровенное писание эротических сцен. Нецензурную лексику и описание грязных порнографических сцен. В общем кто не читал первые две части до конца, тому не понять сюжет третей части огромного романа.

Глава 10

Лёгкий порывистый ветер тормошил волосы Оксаны, когда она стояла на балконе многоэтажки, облокотившись на его ограждения спиной. Яркие солнечные лучи немного солнца слегка припекали голову Оксану, падая на всё её тело, придавая золотистый оттенок кожи. Воздух был настолько свежим тут на высоте, казалось, будто что кто-то еще помогал дышать, все посторонние запахи и структура города, да всего внешнего мира. Звуки колёсных шин машин, а так же их звуковые сигналы едва доносились до верхних этажей многоэтажки, на балконе которой стояла Оксана. Такое чувство, словно кто-то перед носом щёлкал пальцами, пока Оксана приходила в себя, раскрывая медленно лазурные, голубые глаза, смотрела на темноволосую девушку, что стояла перед собой. Девушка, одетая лишь в одну только фиолетовую сорочку, стояла перед Оксаной, обвивая нежно ладонями её лицо, направляя взгляд глаз на себя.
— Ну, привет дорогая моя
Радостно обратилась брюнетка, когда Оксана оклемалась и уже почти пришла в себя, отходя постепенно от состояния гипноза, в котором она пробыла, потеряв счёт времени. Черные густые волосы девушки, стоящей рядом на балконе, не имели никакой укладки, было похоже что она только пережила момент дикой сексуальной страсти. Пеньюар что украшал всё её тело, ткань которого красиво подчеркивало сочные сексуальные формы, выраженную грудь, осиную талию и роскошные бёдра. Брюнетка пахла сочетанием композиции «SIMPLY SEXY», что впитала в себя запах нот жасмина, ванили и бергамота. Карий взгляд темноволосой девицы словно принуждал подчиняться, даже когда Оксана отошла от гипноза и вернула себе власть над своим телом.
— Как ты себя чувствуешь?
— Что происходит? — уставшим голосом, Оксана чуть не упала, осознав только сейчас, что находится на балконе
— Осторожней — успела схватить брюнетка за кисть руки Оксаны, не давая ей оступиться, продолжая при этом выражать любезность улыбки
— Где я? — была удивлена Оксана, понимая теперь уже, что находится в другом городе и над зданием на шпиле возвышался флаг соединённых штатов Америки
— Мы выбрали Лос-Анжелес — мило улыбнулась девушка, рассказывая Оксане, продолжая стоять рядом с ней держать за кисть руки
— Мы? — ничего не понимая, переспросила Оксана, сомнительно посмотрела на брюнетку
— Ну то есть твоя тёмная та сторона — продолжила пересказывать темноволосая девушка, встав рядом с Оксаной на балконе, облокотилась на его ограждения спиной
— Какая еще та сторона? — ничего совершенно не помня о последних событиях, поинтересовалась Оксана, продолжая смотреть на девушку, что стояла перед ней, как будто видя её первый раз
— Ты ведь ничего не помнишь
Улыбнулась брюнетка, посмотрев на Оксану с восхищением, когда она оглядывала своё тело и поняла, что была лишь только сейчас в одном бюстгальтере с длинными черными ленточками.
— Ну, так придётся мне тебе всё рассказать
— Для начала бы — продолжая столь же сомнительно и недовольно смотреть на девушку, что стояла перед ней на балконе, ответила Оксана — Было бы неплохо, узнать кто ты и что тебе от меня надо, а так же почему я стою голая на балконе, да и не в Москве
— Дорогая моя — коснулась она легонько кончиками пальцев подбородка Оксаны — Ты уже больше месяца как не в Москве, а разбудила тебя из0под гипноза я лишь потому, что у тебя реальная проблема по-женски
— И какая же? — не понимая, оглядывая себя вновь, спросила Оксана
— Твои месячные — пояснила брюнетка, после того как Оксана убрала её руку от своего лица и отошла на шаг назад — У тебя задержка три недели
— Я что беременна? — недовольно спросила Оксана
— Разве что от женщины можно забеременеть? — ухмыльнулась темноволосая девушка, опровергая теорию Оксаны — У тебя был секс только со мной и больше ни с кем
— Но я ведь спала не только с тобой
— Если тебя утешит — оспаривая такое утверждение, говорила незнакомка с распущенными черными волосами — Мы делали тест на беременность вчера, он показал отрицательный результат, то есть ты не беременна
— Тогда почему задержка? — не поняла Оксана, продолжая любопытно оглядывать своё тело
— Это я у тебя хотела спросить — ответила, пожав плечами девушка — Я записала тебя к врачу, он тебя посмотрит и назначит амбулаторное лечение, какое-то время тебе придётся полежать в больнице и на этот срок я вывела тебя из гипноза
— Ты не можешь удерживать меня там вечно? — возмутившись, ответила Оксана, была не согласна с решение незнакомки
— Посмотри на свою руку — указала брюнетка, взяв ладонь Оксаны, на правой руке был одет на безымянном пальце обручальное кольцо
— Я что замужем? — удивилась Оксана еще больше, совсем не ожидая такого
— Мы обвенчались с тобой здесь в Лос-Анжелесе — пояснила брюнетка, продолжая стоять рядом с Оксаной и напряженно смотреть ей в глаза
— Но как? — удивилась Оксана, выражая дрожь, подёргиванием нижней губы, прикусила взволнованно её краешек, была вне себя от таких подробностей
— Мы в Америке — ухмыльнулась незнакомка — Здесь разрешены свободно однополые браки
— Чего я еще не знаю? — поинтересовалась, явно понимая что находится в затруднительном положении — Кроме того что я в Америке, замужем за тобой и у меня задержка три недели
— Это пока что всё — уверяла брюнетка, коснулась пальцами плеча Оксаны, внушительно посмотрела в её глаза — Хотя нет, не всё
— Что-то еще? — серьёзным взглядом, посмотрела на девушку Оксана, убирая её руку с плеча, отошла в угол балкона, когда ветер тормошил её золотистые распущенные пряди волос
— Помнишь своё прежнее имя?
— Орлова Оксана Владимировна
— Теперь нет — с ухмылкой возразила брюнетка — Ты теперь Барбара Джонсон
— Барбара? — удивилась Оксана, была шокирована тем, что и имя ей подобрала эта незнакомка
— Прости — искренне извинилась темноволосая девушка, похлопала длинными ресницами — Имя тебе я выбирала, оно очень сильно тебе подходит
— На каком основании ты изменила мне имя? — требовательно с угрожающим видом на лице, спросила Оксана, боясь чего ожидать от этой девицы
— На таком что ты теперь официально гражданка Соединенных Штатов Америки
— Ну, пиздец — отчаянно приложив ладонь ко лбу почувствовала слабость Оксана и то как на коже пор лица, высыпался мелкими каплями пот
— Мне понятна твоя реакция
«Эта сука играет со мной, какого блядь хуя ей вообще от меня надо», была в смятении Оксана, не понимала сначала, что вообще происходит, принимая пока что, всё как за глупый вымысел.
— Мне просто интересно — ответила Оксана, посмотрев на девушку, когда она прошла мимо неё, покачивая бёдрами, отошла к входу на балкон — Зачем я тебе?
— А ты разве не поняла — изумилась в улыбке брюнетка, встав у входа на балкон, в проходе, обвила его руками — Я люблю тебя
— Меня? — удивилась Оксана, так как разум был почти как в тумане, не могла вспомнить последние события с этой женщиной — Но я тебя даже не знаю
— Ну, ты возможно
Сохраняя радость улыбки, ответила темноволосая девушка, вильнув сочной формой бёдер, вошла в квартиру пен хауса, оставляя Оксану стоять на балконе.
— А вот твоя тёмная сторона, влюблена в меня по уши
— Бред какой-то — выразила своё мнение Оксана, отошла осторожно от края балкона, испытывая ужас от того как с её разумом играла эта девушка
— Я бы так не сказала
Указала она на двуспальную постель, белье на которой было собрано буграми порочной страсти, на простыни были заметны пятна вагинальной смазки.
— Представляешь, что мы тут с тобой оставили? — забавляясь тому, как Оксана, отражая в глазах удивление, смотрела на постель
— Зачем я тебе? — не понимала Оксана, продолжая смотреть удивлённо на девушку, прошла по комнате — Отпусти меня
— Ты до сих пор не поняла — помотала головой брюнетка, отошла к кровати, постель на которой была собрана комками — Я ведь люблю тебя
— Это всё забавно — стараясь казаться для этой девушки любезной, ответила Оксана — Но я тебя ведь не знаю и просто хочу уехать отсюда домой
— Ты что не поняла — ухмыльнулась темноволосая девушка, отказывая своим взглядом и выражения лица Оксане в просьбе, когда она подошла к кровати и селя рядом — Тебя больше как личности уже нет, ты уже совсем другой человек и я тебя никому не отдам
— Но я тебя не люблю — пожав плечами, ответила Оксана, прикусывая краешек губы, поняла по взгляду брюнетки, что сказала глупость — Я даже тебя совсем не знаю
— Не беда — продолжая играть любезность — Тебе и не нужно, как только поправим тебе здоровье, я снова погружу тебя в гипноз
— А ты меня спросила? — вскипела Оксана, вскочила с дивана, словно как натянутая пружина, которую в раз отпустили — Хочу ли я этого
— Успокойся — уверяла брюнетка, вставая с дивана, коснулась пальцами плеча Оксаны, словно, как будто понимая её отчаянное положение — В этом нет ничего такого, ты будешь жить, но той, которой я тебя хочу видеть
— Я так не хочу — прошипела, обернулась Оксана, была раздражена тем, что девушка решала за неё
— Ну, ты же понимаешь — подошла девушка к Оксане, вновь, когда она, ощутив только прикосновение её пальцев к себе, отошла от неё в сторону — Что я твоё мнение спрашивать не буду
«Похоже, так с этой сукой не договорится и она погрузит меня в гипноз и всё начнётся заново, как тумане, почему я совершенно ничего не помню», была раздражена Оксана всем происходящим с ней, совершенно не понимая, что происходит.
— Твоя тёмная сторона любит меня — рассказывала она, вновь сделала осторожно шаг к Оксане, коснувшись пальцами её руки, внушительным взглядом карих глаз, посмотрела на неё
— Тогда почему я голая? — возмутилась Оксана, понимая, что кроме бюстгальтера на ней больше ничего не одето
Оглядываясь, Оксана осмотрела квартиру пен хауса, двухэтажная большая площадь, разделённая на несколько комнат. В комнате, в которой находилась Оксана, был балкон с выходом на пляж Venice Beach, одно из самых популярных мест Лос-Анжелеса, штата Калифорния, находится на берегу тихого океана. Просторная белая комната, пол которой был покрыт светлым деревом, схожим по цвету и тону с панельным покрытием стен и натяжного потолка. Воздух был пропитан нотами ванили и жасмина, сочетание двух будоражащих страсть запаха сводила искушением порочной страсти с ума. На полу комнаты были разбросаны вещи, поверхность кофейного столика была пропитана каплями вина. Рядом на полу у ножки столика стояла пустая бутылка из-под вина и два пустых бокала, на которых остался алый след от помады женских.
— Зачем ты меня раздела?
— Я тебя раздела? — ухмыльнулась брюнетка, прошла мимо Оксаны, покачивая шикарной красотой бёдер — Дорогая моя, ты сама себя раздела и была этому безусловна рада
— Ты врёшь! — прошипела Оксана, испытывая ненависть к этой девушке
— С какой стати мне врать? — выражая удивление, темноволосая девушка развела руками
— А с какой стати тебя, меня тут удерживать?
— Я тебя не держу — продолжая радоваться подлой улыбкой, ответила брюнетка — Я просто погружу тебя в гипноз и дам тебе возможность уйти и посмотрим, что ты выберешь
— Это ведь не будет моим решение — оспаривая такое утверждение, говорила Оксана, продолжая стоять посреди комнаты, сделала шаг назад, только лишь бы не находится с этой девушкой рядом
— Ошибаешься — возразила брюнетка — Это будет твоим решением, которые ты примешь, находясь чистым разумом, поверь мне, я знаю лучше, что тебе сейчас нужно
— И что же — прикусывая краешек губы, Оксана набралась решимости и отчаянно вздохнула, решила повиноваться воли девушки сидевшей на кровати, постельное белье у которой было скомкано буграми пережитой сексуальной страсти — Мне нужно?
— Тебе не хватает любви
— О… ошибаешься! — выставив указательный палец, Оксана была не согласна с таким утверждением — Уж чего-чего, а вот любви мне действительно хватает
— Я говорю про настоящую чистую любовь
— Мне хватает и той любви, что у меня есть
— Пф…. — пафосно сделала губами брюнетка, оставаясь сидеть на постели, смотрела на Оксану, словно насмехаясь над её предубеждениями — Тебя простои используют
— Откуда ты знаешь? — обиженно произнесла Оксана, нахмурив губы от отчаяния
— Поверь мне Оксана — утверждала девушка, когда Оксана подошла к постели, на которой она сидела, осторожно наступив на неё коленом — Ты мне многое рассказала, пока была под моим гипнозом
— Я и сейчас под ним? — расположившись на кровати, рядом с девушкой, поинтересовалась Оксана
— Нет — ответила темноволосая девушка, касаясь пальцами подбородка Оксаны, направила её взгляд на себя — Я освободила тебя, потому что тебе нужно в больницу и нам следовало с тобой поговорить обо всём
— Я могу уехать? — поинтересовалась Оксана, прикусывая краешек губы, не могла сдержаться от того как карие глаза и сладкие губы брюнетки манили к себе
— Под гипнозом ты вольна делать что хочешь
— Почему под гипнозом? — возмутилась Оксана, отпрянула от девушки, была возмущена тем, что лишена права выбора — Я, что не могу самостоятельно принимать решения
— Ты не Карамель
— Да причём тут Карамель?! — вспылила Оксана, ударила ладонями обеих рук по постели на которой сидела — Пожалуйста, отпусти меня
— Не могу — нежно улыбнулась девушка, отказывая в просьбе Оксаны
— Тогда в чем проблема?
— Ты разве не заметила — продолжая строить улыбку, ответила темноволосая девушка — Ты моя жена вообще-то
— Это всё можно исправить
— Но ты сказала ДА — оспаривая мнение Оксаны, возразила темноволосая незнакомка — Там у алтаря и теперь ты никуда не денешься
— Я не говорила тебе этого
— Это сказала Карамель
— Я не Карамель! — вскрикнула Оксана
— Я знаю — кивнула головой, соглашаясь, ответила брюнетка
— Зачем я тебе? — хотела Оксана придушить девушку, согнув руки в локти и выставив пальцы так, как будто хотела схватиться за горло девушки
— Ты хочешь убить меня? — поинтересовалась темноволосая девушка, не испугавшись даже возбуждённой реакции Оксаны, дала её пальцам прикоснуться к горлу
— Я хочу просто домой — выражая обиду слезами, ответила Оксана, прислонила пальцы к горлу девушки, истязала себя неутолимым желанием сжать ей трахею
— Я знаю — ответила брюнетка, в то время как Оксана просто держала свои руки у неё на горле, желая избавиться от назойливой повелительницы — Но я тебя просто так не отпущу
— Тогда что же мне делать? — не желая отпускать руки с горла девушки, спросила Оксана, когда с её глаз выкатилась слеза, прокатилась по поверхности бархатистой щеки, падая на постель
— Давай же убей меня! — подняв голос, вскрикнула брюнетка, чем напугала Оксану до дрожи
— Я хочу быть свободна — начиная сдавливать горло девушки, прошипела Оксана, желая освободиться от оков её безумства
— Дави сильнее — темноволосая девушка сама завела себе руки за спину, словно контролируя этот момент, позволяла Оксане делать с собой всё то, что она сама хочет
— Я убью тебя!
Навалившись на девушку, Оксана, оказавшись сверху, настолько сильно хотела свободу от гипноза, что позволила себе сдавить горло девушке сильнее. Чувства были на пределе, Оксана настолько сильно хотела освободиться от оков власти брюнетки над своим телом и разума, что готова переступить черту допустимого для себя безумия. Сдавливая почти из-за всех сил горло девушки, так что на шее брюнетки появилась яркие следы от пальцев, Оксана наклонилась к ней.
— Что ты сделала? — отпустив внезапно горло, Оксана почувствовала, как темноволосая девушка просто в ответ поцеловала её в губы, от чего она тут же ослабила хватку и отпрянула от неё
— Вот видишь — приподнимаясь на локти, девушка посмотрела на Оксану, когда она с ужасом в глазах глядела на то, как оставила след на шее от пальцев — Ты не можешь
— Зачем ты поцеловала меня? — дрожащим голосом, спросила Оксана, испытывая шок намного больше, чем девушка, которую она пыталась задушить
— Потому что люблю
— Но я тебя абсолютно не знаю
— Ты моя жена
— Как можно любить — была удивлена Оксана — Не зная совершенно человека
— Карамель другая — утверждала брюнетка — Не то что ты, но и в тебе есть то, что стало после этого притягивать меня еще сильнее
— И что это значит теперь для меня? — отчаянно спросила Оксана, продолжая сидеть на постели, поджав под себя ноги, не могла сдержать слёз от ситуации, в которой оказалась
— Я тебя пока не буду погружать в гипноз Оксана
Мило улыбнулась брюнетка, коснувшись кончиками пальцев подбородка Оксаны, принуждая её поднять на себя покрытый слезами взгляд на себя.
— Ты мне интересна
— Правда? — дрожащим голосом, Оксана не могла сдержать тремор нижней челюсти, так как до ужаса боялась кануть в бездну гипноза и хотела оставаться в своём сознании — И чем?
— Я хочу изучить тебя — утверждала брюнетка — Я хочу влюбить тебя в себя
— Зачем тебе это? — поинтересовалась Оксана — Отпусти меня просто, я хочу домой
— Не могу — холодно ответила темноволосая девушка — Потому что люблю, впервые в жизни, я полюбила по-настоящему тебя
— Найди себе мужика
— От них нет никакой пользы
— А ты пробовала?
— Ты думаешь, я не пробовала — рассмеялась брюнетка озорным смехом, запрокинула голову
— Зачем тебе я?
— С тобой
Уточнила девушка, проводя ладонью по щеке Оксаны, наклонилась к ней, чтобы почувствовать запах исходящий с её губ, брюнетка словно хотела впитать в себя тонкий вкус аромат дыхания.
— Я чувствую себя собой
— А до этого — возразила Оксана, убирая от лица руку девушки — Ты хочешь сказать, что такого не было, ты не могла чувствовать нечто иное?
— До этого я была куклой
— Так же как и я для тебя
— Ты не права — была не согласна темноволосая девушка, продолжая сидеть на постели рядом с Оксаной, мило при этом улыбаясь — Ты со мной свободна
— Где же я свободна — оспаривая такое утверждение, говорила Оксана — Когда ты постоянно держишь меня под гипнозом, забавляясь как с куклой
— Я предоставляю тебе всегда право выбирать
— Не мне — ответила Оксана, не давала рукам девушки к себе прикоснуться — Я вообще никак не решаю ситуацию, что тут творилась
— Я тебе еще раз говорю — повторила это девушка незнакомка — Ты вольна выбирать то, что ты вправе считать нужным для себя
— Да я даже не знаю твоего имени — уверяла Оксана, пытаясь казаться для девушки ранимой, продолжая сидеть на кровати рядом с нею
— В таком случае называй меня Анной — пожав плечами, брюнетка пыталась казаться для Оксаны забавной — Хотя Карамель всегда знала, как ко мне обратиться, не прибегая к имени
— Но я то ведь не Карамель
— Я это поняла
— Чему ты так ухмыляешься? — поинтересовалась Оксана, продолжая смотреть на девушку, не понимала загадочность её улыбки
— Да хотела тебе кое-что показать?
— Надеюсь что-то любопытное — ответила Оксана, пожав плечами, чувствовала себя неуютно, уже не зная чего ожидать от незнакомки, к которой попала в плен разума
— У нас тут с тобой на днях была вечеринка — сошла темноволосая девушка с кровати, подобно кошке, отражая перед Оксаной прелесть упругих ягодиц — И я сделала такой небольшой клип
— Какой еще клип? — испугалась Оксана, беспокоясь узнать, что может быть в планшете, что взяла в руки брюнетка с кофейного столика, направляясь обратно, держа его в руках, к кровати
— Тебе должно понравиться
— И что же там
— Сама увидишь
Ёрзая пальцем по сенсору экрана, брюнетка включила клип в исполнении композиции музыки «Benny Benassi — Love Is Gonna Save Us».
— Узнаешь блондинку на клипе?
Поинтересовалась девушка, передавая планшет в руки Оксане, где она увидела себя, исполняющей в квартире красивый эротический танец, оставаясь при этом одетой.
— Не волнуйся я не позволила тебе тут раздеться — успокоила брюнетка, коснувшись плеча Оксаны, когда она раскрыв лазурные голубые глаза смотрела с ужасом на видео — Тут всё культурно это даже и эротикой назвать нельзя
— Зачем ты снимала меня?
Наблюдая за продолжительностью клипа, где Оксана эффектно демонстрировала обнаженные формы тела, оставаясь в белой рубашке и нижнем белье, выражая упругие бёдра в момент танца.
— Что ты хотела этим доказать
— Да не волнуйся ты так — успокоила брюнетка — Это видео не в сети, оно только на этом планшете, если хочешь, я его даже удалю
— Что ты пытаешься этим доказать? — словно не слушала эту девушку, Оксана кинула планшет на постель, посмотрев на неё недовольно
— Ничего — пожав плечами, развела руками темноволосая девушка
— Тогда что ты пытаешься этим доказать
— Ой, да господи! — уныло вздохнула брюнетка, устав от раздражительных эмоций со стороны Оксаны — Я его сейчас удалю
— Вот и удали — настояла Оксана, желая поскорее избавиться от компрометирующего видео
— Как скажешь — ухмыльнулась девушка, как будто это видео для неё совсем не представляло никакой ценность — Вот смотри, при тебе удаляю, заметь, у меня нет никакой копии и это видео не в сети
— Вот и не надо чтобы оно было в сети
— Хорошо я всё удалила его с планшета
«Мне уже по горло россказни этой тупой суки, хочу скорее от неё избавиться», мечтала Оксана, продолжая сидеть с ней на одной кровати в комнату, когда в комнату, через отрытую балконную дверь, проникал нежный поток воздуха.
— Ты кажется, говорила что записала меня к врачу
— А…. ну да конечно — ухмыльнулась она, забавлялась — Ты такая интересная, думаю, если будешь себя хорошо, я не буду погружать тебя в гипноз
— Ты знаешь, конечно
Скрасила Оксана неловкость момента услышанного милой улыбкой, отразив ямочки на щечках, от волнения, терзающего её разум, прикусила краешек губы.
— Я была бы не против одеться — указала Оксана на себя
— Я дам тебе юбку — опустив ноги с кровати, заявила брюнетка
— Юбку? — переспросила Оксана, успев схватить девушку за руку
— А ты не думала что за окном сейчас чуть больше тридцати градусов
— На мне же блядь ничего нет
— Оденешь наверно еще чулки — распорядилась брюнетка, вставая с кровати, покачивая выразительной упругой формой бёдер, направилась к белому креслу
— Ты что блядь совсем охуела? — возмутилась Оксана, была не согласна с легкомысленным утверждением брюнетки — Я вообще-то на улицу иду к врачу, ты хоть представь, что обо мне тут могут подумать люди
— Это Лос-Анжелес Оксана — ухмыльнулась темноволосая девушка, встав рядом с креслом, обернулась, расположившись наполовину боком — Тут Америка, здесь можно позволить себе чуточку свободы
— Какой блядь свободы? — грязно выражаясь Оксану, охватил, словно приступ паники — Ты совсем уже, что ли охуела
— Ладно-ладно — пытаясь успокоить, уговаривала девушка, взяв с кресла упаковку с чулками, кинула их на ноги к Оксане — Оденешься, как подобает
— Вот так бы и сразу
— Я думала тебе понравиться Лос-Анжелес
— Я думала, что буду ходить как человек — ворчливо ответила Оксана, опустив голову, продолжая сидеть на кровати — А никак, какая-то ёбнутая сука
— Может уже хватит так выражаться
— Не могу — сжимая скомканную простыню пальцами, была вне себя Оксана — А где моё нижнее белье
— А чем тебе бюстгальтер не нравится — взяла темноволосая девушка с подлокотника кресла черные ажурные трусики, направилась вместе с ними к Оксане — По мне он шикарно смотрится на твоём теле, когда ты уже имеешь тут уже, смотри какой спелый загар
— Это всё прекрасно — согласилась Оксана с таким утверждением — Но я никакая-то тебе дешевая блядь шлюха, я прежде всего человек
— Хорошо — пожав плечами, ответила брюнетка, соглашаясь с мнением Оксаны — Как скажешь я дам тебе всё то, что ты считаешь, для себя нужным, одеть
— Что вот так просто?
Удивилась Оксана, раскрыв широко голубые лазурные глаза, удивлённо смотрела на девушку, которая стоя у белого кресла в комнате, мило продолжала улыбаться.
— Что не дашь мне даже покапризничать?
— А тебе это нужно?
— Ну вообще-то я просто проверяла грань дозволенного
— Поверь — утверждала брюнетка, продолжая держать на кончиках пальцев ажурные черные трусики — У тебя её нет, тебе можно всё
— Это почему еще? — поинтересовалась Оксана
— Ты как, никак моя жена
— А разве можно быть женой жены? — ухмыльнулась Оксана, прикрывая кончиками пальцев губы
— Ну, нормальным это считается лишь в Америке
Пояснила, подходя к кровати, брюнетка, искусно выражая сочные формы своего тела, выразительные бёдра которых так красиво переливались при попадании на их кожу лучей света.
— Хотя и у нас тоже это считается нормой
— Да уж не говори, пожалуйста, ерунды — ухмыльнулась Оксана — Где ты в России могла так в открытую, встретить лесбиянок?
— Причём тут Россия? — возразила темноволосая девушка, сгибая ногу в колено, наступая аккуратно на постель — Я вообще-то говорила про нас с тобой — присаживаясь на кровать, говорила она, положив на колени к Оксане ажурные черные трусики
— Про нас с тобой? — угрюмо скорчив гримасу, произнесла Оксана недовольно
— Тебя что-то беспокоит? — взволнованно произнесла брюнетка, касаясь кончиками пальцев коленей Оксаны, когда она сидела перед ней на постели
— Ты не думала о том — поднимая возмущённый взгляд, ответила Оксана, продолжая смотреть на девушку, сдерживая порыв эмоций, чтобы снова её не придушить — Что у меня есть семья, любимая дочь и близкие мне люди
— Так у тебя есть дочь? — ухмыльнулась Анна — Но почему-то под гипнозом ты мне ничего об этом не говорила, хотя все матери, что я помню, говорят о своих детях, даже когда их сознание находится в глубокой бездне
— Постой — коснулась руки девушки, была шокирована Оксана, свесив ноги с кровати, касаясь ими пола комнаты — Я, что тебе не говорила о том, что у меня есть дочь?
— Ты бы сказала о ней, разве — предупредила брюнетка, выставив указательный палец вверх, словно хотела в этот момент сосредоточить внимание Оксаны на себе — Только это не твоя дочь?
— В каком это смысле? — была недовольна Оксана тем, как подозревая её во лжи, делилась своим мнением девушка, что сидела с ней рядом на постели
— Она не твоя дочь — рассуждала темноволосая девица, нагло выдвигая в сторону Оксаны свои гипотезы и когда она слушая её встала с кровати, позволила своим тёплым и нежным пальцам прикоснуться к коже выставленных бёдер — Иначе ты бы непременно бы мне об этом рассказала
— Да с чего ты взяла?
Ощутив прикосновение женских пальцев на своей выставленной попке, когда вставая с кровати, почувствовала, как брюнетка нагло прикоснулась к коже бёдер Оксаны, отошла в сторону.
— Чтобы ты там не думала — предупредила Оксана, так же выставив указательный палец перед девушкой, хотела так же заострить её внимание на себе — Аришка моя дочь и не надо себе там накручивать того, на что у тебя нет доказательств
— А что мы так заволновались? — поинтересовалась брюнетка, наблюдая с изумлением, как вскипела Оксана
— Она моя дочь! — повторила, одевая на себя, черные трусики, стоя на полу переступая через них, подняла недовольный взгляд на девушку — И не надо мне таких утверждений
— Хорошо! — пожав плечами, согласилась брюнетка
— Надеюсь — предупредила Оксана, чувствуя, как резинка ажурных трусиков скользит по коже её бёдер — Что впредь этот разговор между нами обеими, больше не повториться
— Ладно — довольно просто согласилась девушка, при этом скрыто улыбаясь — Как скажешь
— Вот и хорошо — мило улыбнулась Оксана в ответ, посадив резинку трусиков на талию
— Тогда может, перейдём к сути поликлиники
Прошла по комнате брюнетка, скидывая со своего тела фиолетовый халатик, словно шкуру змеи, лёгким движением рук освободилась от неё.
— Я собрала тут для тебя кое-какие вещи — указала она на чемодан стоящий в углу комнаты
— А ты уверена, что мне следует туда поехать?
— Следует!
— Но я себя хорошо чувствую — ответила Оксана, прикусывая краешек губы, продолжая стоять рядом с кроватью, поправляя кончиками пальцев резинку надетых трусиков на талии
— У тебя задержка три недели
Выражая волнение, пыталась вразумить брюнетка, подошла к двери открытого шкафа, расположенного у стены, напротив большой двуспальной кровати.
— Неизвестно во что тут может это обернуться
— Причин тут может быть много — утверждала Оксана, подошла, покачивая бёдрами к кровати, на которой лежала упаковка черных чулок — Смена климата, психологическое расстройство, на которое ты дорогая моя мне и повлияла
— Я с тобой соглашусь
Применив хитрый ход, брюнетка зашла за дверь открытого шкафа, касаясь пальцами её грани, выглянула из-за неё, состроив Оксане милый чарующий взгляд карих глаз.
— Но к врачу тебе нужно
— Зачем? — была не согласна Оксана, от обиды прижала нижнюю губу, села на кровать, поджав под себя ноги, придав себе невинный ангельский вид, склонив взгляд на скомканную постель
— Потому что я за тебя волнуюсь
— Ты держала меня под гипнозом — играя по правилам этой девушки, Оксана продолжала делать так, как будто она является собственностью брюнетки — Непонятно, сколько времени, я вообще ничего не помню
— Поверь мне Оксана — утверждала темноволосая девушка, выглядывая из-за двери шкафа, продолжая смотреть на Оксану с теплотой душевного взгляда — Всё то, что я делала для тебя и ни к чему тебя не принуждала, ты сама всего этого хотела
— Я хочу уйти — обиженно повторила Оксана свою просьбу
— Я не могу тебя отпустить — предупредила брюнетка, выставив указательный палец — И ты сама это прекрасно понимаешь почему
— Но почему?
Поинтересовалась Оксана, проявляя интерес, заметила, с каким выражением на неё посмотрела брюнетка, будто что-то хотела сказать такое от чего, сразу бы отбило всё желание.
— Я не могу уйти
— Потому что!
Рассказывала брюнетка, вышла из-за двери шкафа в потрясающе красивом летнем фиолетовом платье, материал которого словно порхал и прижимался к её телу. В этом платье, темноволосая девушка словно раскрылась как бутон красивого сказочного цветка.
— С твоей прошлой жизнью покончено
Направляясь к кровати, на которой сидела Оксана, говорила брюнетка так, что с каждым словом создавая интригу накалившейся обстановки.
— Я сделала всё то, чтобы нас с тобой ничего в жизни не разлучилось
— Но зачем я тебе? — раскрывая упаковку чулок, поинтересовалась Оксана, вынимая один из них, расправляя его ткань на постели
— Я люблю тебя
— Досадно — нахмурила губы Оксана, не зная, что и ответить на такое предубеждение, услышанное от брюнетки, когда девушка сексуально покачивая бёдрами, подошла к кровати, коснувшись кончиками пальцев её подбородка — Слышать такое, когда я о тебе даже ничего не помню
«Блядь что я такое несу, эта сука по щелчку пальцев может погрузить меня в гипноз, она уже покопалась у меня в голове, неизвестно что я ей могла рассказать», смутилась Оксана резкой критики взгляда карих глаз от темноволосой девушки, когда она коснулась пальцами её подбородка.
— Ладно, послушай — нервно прикусывая краешек губы, испугалась Оксана, вновь оказаться во власти тёмного омута — Прости, я не подумала, ляпнула, просто даже не знаю…….
— Да всё нормально — мило улыбнулась брюнетка, не став слушать оправдания Оксаны — Одевайся, поговорим в больнице, ляжешь на несколько дней на обследование, врач тебя просто посмотрит
— Только пришла в себя
Одевая на ногу один чулок, высказывала Оксана недовольство, аккуратно кончиками пальцев, расправляла его тонкую капроновую ткань на ноге.
— И сразу же в больницу — продолжая делиться переживаниями с таким же угрюмым видом, Оксана надела второй чулок на ногу, так же тщательно расправляя его складки по коже
— Не случись бы этого — уверяла брюнетка — Наверняка бы мы с тобой так просто разговаривали, сидя на кровати вместе
— Я даже представить себе боюсь — поднимая боязно, взгляд на девушку, выразила своё мнение Оксана, когда она просто села с ней рядом на кровати — Что было бы, если бы я была под гипнозом
— Был бы секс?
— А почему сразу секс?
— Потому что как не крути — пожав плечами, сохраняя красоту улыбки, ответила Анна — У нас всё сводилось к сексу, потому как ты умела добиваться своего, всегда
— Этого у меня не отнять — поддержала улыбкой Оксана, продолжая сидеть на постели, одела на себя белую блузку
— Послушай — пытаясь успокоить, говорила Анна, после того как Оксана с холодным взглядом, встала с кровати, стараясь не смотреть на свою собеседницу — Это ненадолго в больницу, пройдёшь обследование и полежишь, а потом тебя выпишут
— И что потом? — обернулась Оксана, сделав пару шагов, отошла от кровати, обернулась, застёгивая пуговицы белой блузки — Потом то, что будет?
— Я не погружу тебя в гипноз — утверждала девушка, вставая с кровати, положив ладонь на выставленное бедро, другой рукой Оксана застёгивала пуговицы, надетой на себе, белой блузки
— И до какого времени это будет продолжаться?
Проследовав Оксана по комнате за девушку, когда брюнеткой, когда она, покачивая бёдрами так что материя платья прилипала, то отлипала от её тела, выражая сексуальный изгиб формы теля.
— Как долго мне чувствовать себя твоей пленницей?
— Если тебя что-то не устраивает
Встав у кресла, обернулась Анна, сделав это так, когда выставила указательный палец, легким поворотом головы, что кончики её длинных волос, качнулись из одного края в другой.
— Я могу опять отправить тебя туда — уверяла девушка так, будто была уверена в своих силах, одним только взглядом, внушила в Оксане опаску — Откуда только что вернула
— Я думаю что лучше мне сохранять мой трезвый рассудок
— Не волнуйся — вручив Оксане в руки черную юбку, с вырезом спереди, мило при этом улыбнулась, старалась казаться любезной — Я понимаю твою реакцию и не собираюсь тебя снова превращать в Карамель, хотя она уверена и знает точно, чего хочет
— Мда…. — пафосно Оксана скривила губки, взяв из рук девушки предложенную юбку — Я даже не знаю, что тут ответить
«Дура блядь конченая, думаешь, ты меня своими колдовскими штучками удержишь, я тебе покажу, что ты не с той связалась, курица тупая», посмотрела Оксана вслед уходящей девушки, обратив внимание на то, как она выразительно покачивала бёдрами в каждом шаге.
— Просто одевайся и делай что я тебе говорю
— А где моя сумочка? — повторила Оксана свой вопрос, который не так давно задавала этой девушке
— Я же сказала что с твоей прошлой жизнью покончено
Обернулась брюнетка, встав на выходе из светлой комнаты так что, лучи проходящие через большое окно, падали на неё и казалось, как будто она вся светилась.
— Ты теперь Барбара Джонс — снова произнесла она это имя, обращаясь к Оксане — И гражданка Соединённых Штатов Америки, а это поверь мне, при нынешнем контроле, было очень сложно сделать, даже для меня
— Это всё прекрасно
Ухмыльнулась Оксана, держа в руках юбку, продолжала стоять рядом с открытой балконной дверью, откуда доносились звуки с пляжа, слышался шум океана.
— А кем я здесь работаю
— А… ну да самое интересное вот тут конечно — прислонила она согнутый указательный палец к носу, словно стеснялась этому признаться — Собственно говоря, никем
— Тогда как мы тогда с тобой тут живём? — поинтересовалась Оксана, оценивая дорогую роскошную обстановку комнаты
— О…. не переживай — уверяла девушка, взмахнув рукой так, что тема для разговора это какой-то незначительный пустяк — Денег у нас с тобой хватает, уезжая с России я прибрала к рукам деньги того папаши миллионера, у которого ты тогда под гипнозом танцевала на столе
— Понятно — недовольно повела губами Оксана, вспоминая только сейчас момент неприятного для неё инцидента
— Я подожду тебя в гостиной
Мило улыбнулась темноволосая девушка, словно, как играя с сознанием Оксаны, она стояла в проходе открытой двери, касаясь бёдрами дверной коробки, выгнула спину, подняв руки вверх.
— Постарайся не заставлять меня слишком долго тебя там ждать
— Я же ведь блондинка — понимая эту игру, Оксана решила подыграть, состроив улыбку на губах, отразив ямочки на щечках, пожала плечами — Сама понимаешь, с кем связалась
— Ты очаровательна
Мило улыбнулась брюнетка, похлопала ресницами безупречных карих глаз девушка, после чего вышла из комнаты, оставляя дверь открытой, покачивая бёдрами, подошла к лестнице. Застыв на её ступеньках, темноволосая девушка, касаясь, её перила кончиками пальцев, посмотрела еще раз на Оксану и то, как она неуверенно стояла, держа в руках черную юбку.
«Возможно, я смогу убежать из больницы, пожаловаться в полицию, пусть блядь меня депортируют обратно», посмотрев в отражение зеркала, предположила Оксана, кусая нервно губу, не могла понять, как могла угодить в такую ситуацию и став невольной заложницей своего разума.
Одевая на себя, черную юбку, размышляла Оксана, стоя рядом с открытой балконной дверью, предполагая для себя варианты, убежать от оков порочного соблазна. Чувствуя приятный свежий воздух, что просачивался в комнату через открытую дверь, тормошил золотистые волосы Оксаны, когда она его так чувствительно нежно вдохнула в себя. Застегнув молнию юбку сзади на талии, Оксана перешагнула порог балконной двери, вошла на балкон, осмотрев голубую плоскость океана и золотистый пляж вдоль которого простирался Лос-Анжелес. Наслаждаясь падению солнечных тёплых лучей на кожу, Оксана впервые за долгий промежуток времени улыбнулась сама, забавляясь тому, как приятно ласкал её тело и тормошил волосы, приятный свежий бриз.
***
Просторный коридор, поликлиники был заполнен пациентами, все скамейки были заняты, беременными женщинами пришедшими на приём. Каждая из которых томилась в ожидании, вдыхая душный воздух, который словно растворился в сочетание разных марок парфюма. В воздухе стоял какой-то смрад, даже открытые окна в коридоре клиники не могла угомонить ту жару дня, что начинала набирать обороты, приближаясь к полудню. Беременные женщины, решили скрасить свой досуг за чтением планшетов и телефонов, продолжая сидеть и ожидать своей очереди приёма. Некоторые из женщин ходили взад и вперед, разговаривая по телефону, даже находясь в положении, они привыкли быть в постоянном движении. Все разговаривали тут исключительно на ломанном английском, тут были и жители Германии, Англии, Франции и Испании, все они имели индивидуальный характер и манеры поведения и даже наглости.
— Забыла тебя спросить
Поинтересовалась брюнетка, наклонившись к Оксане шепотом разговаривая рядом с её ухом, когда она продолжала сидеть в очереди перед еще одной беременной женщиной.
— Ты хорошо знаешь английский?
— Могу в совершенстве на нём разговаривать
Уныло вздохнула Оксана, после чего достаточно отчетливо произнесла свой ответ на английском, чем немного смутила блондинку, что сидела перед ней в очереди.
— А к чему ты спросила? — продолжая говорить так же на английском, Оксана повернулась к брюнетке
— Да так ничего — была в замешательстве от того как блондинка в белом платье, женщина что пришла на приём, посмотрела так на них выразительно раскрыв голубые глаза
— Как долго нам тут сидеть?
Повернулась Оксана к своей собеседнице, обращаясь на русском шепотом, оглядываясь назад, не смотрит ли белокурая женщина в белом платье, что сидела перед ней, в её сторону.
— Мы могли бы просто пройти по записи
— Тут не всё так просто — упрекнула брюнетка, положив ладонь на колено к Оксане — Просто сиди и жди, скора уже нас, сами тут позовут
— А до этого что мне тут просто сидеть
— У тебя ведь другого выбора просто нет — ухмыльнулась Анна, продолжая держать руку на колене у Оксаны — Тут маленько не так как в России, но обещаю нас скора позовут на приём
— Мне одной туда заходить?
— Ну я могу если ты захочешь туда и за ручку туда отвести
— Оу….
Сделала губы Оксана трубочкой, посмотрела на семейную пару, одетых, в брендовые вещи, мужчины и женщины, что девушку за руку, когда она переживала момент отдышки.
— Не думала тебе, что будет интересно, что находится там у меня между ног
— Я лизала тебе там между ног
— Мне хотя бы было приятно? — выражая румянец застенчивости на щечках, поинтересовалась Оксана, опустив взгляд на кафельный пол коридора
— Было бы неприятно — сыграв на застенчивости Оксаны, говорила таким же шепотом брюнетка, разговаривая рядом с её ухом — Ты бы не просила
— Джонс войдите — обратилась из открывшейся двери, медсестра шатенка, в белом халате, девушка стояла в холодным взглядом на лице
— Кажется, меня зовут
Ухмыльнулась Оксана, вставая со скамейки, обратила внимание на бледный кожный оттенок девушки, брюнетки, которая сидела рядом с мужчиной, страдая дыхательной недостаточностью.
— Я, пожалуй, пойду — прикусывая краешек губы, Оксана посмотрела на отёк голеней брюнетки, которая казалась ей стройной женщиной
— Иди — ухмыльнулась Анна, отпуская руку Оксаны, задержав кончики своих пальцев на её руке
— Прошу проходите — обратилась медсестра, отходя в сторону, пропуская Оксану в просторный гинекологический кабинет, где сидела женщина брюнетка, врач
— Послушайте! — возмутился мужчина, вставая со скамейки, говорил он на английском языке, вмешался в разговор, не давая медсестре закрыть дверь — Моя жена, мы уже который час тут сидим, а вы принимаете эту блондинку?
— Мистер Робинсон
Утверждала медсестра, озираясь, посмотрела на доктора, когда женщина врач, касаясь пальцами дужек очков, немного приспустила их с глаз.
— Вас позовут в следующую очередь — пытаясь успокоить мужчину в черном деловом, представительском костюме, говорила медсестра — Прошу не мешайте вести приём
— Моя жена дышать не может
Отдышка, цианотический оттенок кожи, отеки голени — перечисляла Оксана видимые для неё симптомы, разговаривая шепотом и на русском языке — Он её держит, значит нарушение координации в пространстве, значит могу принять как за головокружение
— Вы что не видите у нас пациент! — воскликнула громко, уверяла медсестра, посмотрев, смутившись подобной ситуации на Оксану
— Пускай уже войдут
Распорядилась врач, понимая тяжелое внешнее состояние жены мужчины, девушка с тёмными волосами, продолжала сидеть на скамейке, облокотившись на спинку, та как не могла стоять.
— Маргарет, что не видишь девушке плохо, помоги мужчине — обратилась она к медсестре, упрекнула её на ломанном английском языке — Простите, пожалуйста, неловкая ситуация, сейчас мы позовём доктора Роберта Хоуп
— Я позову Хоупа — испугалась медсестра, заметив, как тяжело дышит девушка, которую мужчина поднял со скамейки
— Пожалуй, это будет лучшим для тебя вариантом — возмутившись поведению своей медсестры, ответила доктор — Прошу вас мисс Джонсон немного подождать
— Барбара у тебя всё хорошо?
Брюнетка продолжала стоять, рядом с открытой дверью, куда мужчина, придерживая свою возлюбленную за талию, помогал ей войти в кабинет, из которого только что вышла медсестра.
— Если что я отойду в кафетерий — обратилась она к Оксане, словно была не готова к такому резкому и неожиданному повороту событий
— И так давайте посадите пациентку в кресло — распорядилась врач, после того как мужчина вошёл со своей женой в кабинет, закрывая дверь за собой
— У неё это недавно началось с момент беременности — рассказывал мужчина, проходя по кабинету бросил беглый недовольный взгляд в сторону Оксаны — Я не знаю даже что послужило причиной этому, её отдышка и слабость во всём теле…….
— Утомляемость или головокружение
Размышляла Оксана вслух, разговаривая шепотом на русском языке, сидя на смотровой кушетке, справа от входа, обратила внимание на стетоскоп справа от неё на тумбочке.
— Она держится за сердце
Заметила Оксана, продолжая разговаривать шепотом, наблюдая, как женщина врач и муж пациентке, помогли девушке расположиться лежа на гинекологическом кресле.
— Значит причина там
Усомнилась Оксана, прислонив пальцы к подбородку, состроив задумчивый взгляд, смотрела на семейную любящую парочку, предполагая патологию такую как Тетрада Фалло.
— Если она беременна и то, что я думаю, ей нужно срочно прервать беременность
— Давайте вас осмотрим — предложила темноволосая женщина в белом халате, помогая укладываться девушке на кресло для осмотра — У вас какой срок?
— Двадцать недель…..
— Первый ребёнок?!
Вмешалась в разговор Оксана, разговаривая на английском языке, встала со смотровой кушетки и покачивая бёдрами, прошла по кабинету, направляясь к креслу в котором почти лежала пациентка.
— Просто как бы так сказать……
Мешкала Оксана с ответом, немного растерявшись от того как на неё посмотрела врач гинеколог, дотрагиваясь пальцами до живота лежавшей на кресле девушки. Мужчина, муж пациентки, что лежала на гинекологическом кресле, на неё сразу обратил внимание, посмотрев так, что понимая, Оксана задаёт глупые для него вопросы.
— У вашей жены серьёзный порок сердца и в данной ситуации я бы не рекомендовала вам рожать
— О чём она говорит? — обратился мужчина к врачу гинекологу, не понимая вообще, что тут делает Оксана в этом кабинете и само её присутствие его раздражало
— Мисс Джонсон — обратилась недовольно женщина врач, помогая брюнетке, что лежала на гинекологическом кресле, поставить ноги на подставки — Выйдите, пожалуйста, из кабинета!
— Она же задыхается — возразила Оксана, не соглашаясь с утверждением врача и не решаясь никак покидать кабинет — У неё приступ астмы
— Вы что врач? — возмутилась еще больше, обернулась, врач гинеколог, продолжая смотреть на Оксану взглядом песчаной гадюки
— Простите можно — подошла Оксана к креслу, в котором лежала пациента, держа в руке стетоскоп, надела его к себе на шею — Мне просто нужно послушать
— Вы что больная? — перекрыв доступ к своей жене, заградил мужчина путь Оксане — Что вы делаете, не мешайте работать специалисту и выйдите, пожалуйста, из кабинета
— Что здесь происходит?!
Дверь кабинета открылась и на пороге стоял мужчина лет за сорок внешности, в сером деловом костюме. С ним было еще двое, интернов, с виду по девушке и парню, можно предположить, что они только закончили интернатуру. Мужчина с сединами на висках и яркой выраженной черной щетиной на лице, всем своим видом напоминал оракула этой больницы, вошёл в кабинет, переступая порог открытой двери.
— Мистер Робинсон — словно как знал он мужа пациентки, разговаривал с мужчиной в черном костюме — Рад вас видеть, давно вы к нам не заходили
— Бледность кожных покровов — отошла Оксана от кресла, держа в руках стетоскоп, наблюдая как девушку, лежавшую на кресле мучал приступ явной выраженной стенокардии
— Что с Мирандой? — поинтересовался доктор Хоуп, сделав шаг по кабинету, не обращая внимания на Оксану — Приступ удушья, бледные кожаные покровы, цианотический оттенок кожи, голени опухли — сделал предварительно заключение он, продолжая осматривать пациентку
— Нитроглицерин! — прошептала шепотом на русском Оксана, но присутствующие врачи в кабинете и муж пациентки не обращал на неё никакого внимания
Нитроглицерин — периферический вазодилататор с преимущественным влиянием на венозные сосуды. Антиангинальное средство. Механизм действия связан с высвобождением активного вещества оксида азота в гладкой мускулатуре сосудов. Оксид азота вызывает активацию гуанилатциклазы и повышает уровень цГМФ, что в конечном счете приводит к расслаблению гладкой мышцы.
— Типичный признак стенокардии
Высказал своё мнение Хоуп, осматривая дальше пациентку, не придал никакого значения в комнате Оксаны, когда она уже упёрлась бёдрами в столешницу, касаясь пальцами ручки ящика.
— Что вызвало подобную реакцию
— Господи доктор да сделайте же что-нибудь
Вскрикнула врач, испугавшись за беременную девушку, в то время как Оксана аккуратно тихо выдвинула ящик столешницы, осматривая, обернувшись назад содержимое его медикаментов.
— Она же умирает
— Ага вот оно — тихо прошептала Оксана, достав шприц с нужным содержимым, осторожно сняла иголку с колпачка, направляясь к креслу где лежала девушка пока Хоуп проводил аускультацию
— Доктор Хоуп прошу она же сейчас умрёт
— Мы делаем свою работу господин Робинсон — уверял парень интернет, что пришёл с доктором Хоуп в этот кабинет — Доктор Хоуп хочет понять, чем был вызван приступ…….
Не давая договорить парню, Оксана быстро подошла к креслу, толкнув его в сторону локтём, сколько было в ней сил. Быстро обхватив руку пациентки в этот момент выделила, пальпировала вену, после чего решительно и очень осторожно пользуясь пока тем, что все были шокированы происходящим. Уже надавливая пальцем на поршень, Оксана вводила содержимое шприца в кровеносный сосуд пациентки.
— Господи остановите её! — вскрикнула ужаснувшись женщина гинеколог, после того как упала от толчка Оксаны с интерном на пол и господин Робинсон отшатнулся в сторону
— Нет!
Вскрикнул муж пациентки, не успев схватить Оксаны за руку, взялся за её кисть, когда она уже вынула иглу успев ввести содержимое шприца полностью. Робинсон разжал руку Оксаны, так что она выронила зажатый в пальцах пустой шприц на пол в кабинете.
— Что вы, чёрт возьми, делаете?! — вскрикнув, подняв голос, мужчина пациентки, девушки лежавшей в гинекологическом кресле
— Я сделала то — утверждала Оксана, посмотрев на всех в кабинете в то время когда все готовы уже чуть ли не убить за такое — Что вы должны были сделать несколько минут назад
При внутривенном (в/в) введении оказывает быстрое уменьшение преднагрузки на сердце за счет расширения периферических вен.
Уменьшает приток крови к правому предсердию, способствует снижению давления в малом круге кровообращения и регрессии симптомов при отеке легких, снижает постнагрузку, потребность миокарда в кислороде (за счет снижения преднагрузки, постнагрузки и напряжения стенок желудочков в связи с уменьшением объема сердца). Способствует перераспределению коронарного кровотока в области со сниженным кровообращением.
Оказывает центральное тормозящее влияние на симпатический тонус сосудов, угнетая сосудистый компонент формирования болевого синдрома. Вызывает расширение менингеальных сосудов, чем объясняется головная боль при его применении.
— Это нитроглицерин — поднимая шприц с пола, удивилась девушка, интернет, что пришла с Хоуп в кабинет — Доктор Хоуп эта женщина только что спасла жизнь жене Робинсона
— Да как вы смеете?!
Вскрикнул Роберт Хоуп, возмутившись необдуманному поступку Оксаны, однако обратил внимание, как от введенного внутривенно препарата девушка стала дышать свободно, симптомы стенокардии постепенно стали уходить.
— Вы вообще думали, что могли её убить
— Я думала о том — возразила Оксана, посмотрев на врача, считавшего себя прирождённым эгоистом и лицемером в её глазах — Как спасти жизнь этой девушки
— Вы что врач? — удивился парень интерн
— Это Барбара Джонсон — подтвердила врач гинеколог
— Я Орлова Оксана Владимировна, сердечнососудистый врач и хирург в России — пояснила Оксана разговаривая свободно на английском языке — Я проходила практику среди ваших врачей и могу с легкостью отличить стенокардию от всего что вы могли бы себе представить
— Не может быть? — удивился интерн, заговорив по-русски — Вы действительно Орлова!
— Вы что русский шпион?! — ухмыльнулась Оксана, хотя была польщена встретить в кабинете человека, с которым могла говорить на родном языке
— Вы та самая Орлова — говорил он с восторгом на русском языке — Доктор Хоуп
Обратился он к своему начальнику, когда мужчина в сером костюме, продолжал стоять ничего совершенно не понимая что происходит, как и муж пациентки, обрадовавшись тому, что его жене стало значительно легче.
— Что, чёрт возьми, вы сделали? — был вне себя доктор Хоуп — Вы хоть отдаёте себе отчёт, что вы только ввели этой девушке?
— Всё правильно
Заступился молодой интерн за Оксану, который вошёл в кабинет вместе с Хоуп, встал и загородил её своей спиной, обращаясь к своему непосредственному начальнику.
— Орлова всё правильно ввела — ответил он, выговаривая Оксану, продолжая разговаривать на ломанном английском языке
— Мистер Робинсон — обратился Хоуп к мужу пациентки — Я задержу эту ненормальную женщину и буду вам во всём содействовать если захотите подать на неё в суд, она чуть не убила вашу беременную жену
Продолжая смотреть недовольно, говорил Роберт Хоуп, желая после того, что она сделала, уничтожить Оксану в глазах присутствующих в этом кабинете.
— Мисс Хилл — разговаривал он с врачом гинекологом — Задержите эту ненормальную, я пойду вызову полицию, за то, что она сделала её нужно в тюрьму лет на десять
— А что она сделала? — поднялась в кресле девушка пациентка, уже отдышавшись и говорила нормальным тоном голоса, разговаривала с Хоуп — Она сделала, то что вы должны были сделать
— О…господи мисс Робинсон — был шокирован Хоуп тому, как быстро мисс Робинсон пришла в себя — Я сделаю всё, чтобы мисс Джонсон посадили надолго
Пытаясь казаться теперь радушным, видимо как показалось Оксане на тот момент, мужчина понял свою ошибку и как главный лечащий врач этого отделения, признал свою ошибку.
— Вызовите кто-нибудь уже полицию — обошёл он интерна и схватил Оксану за руку — За то что вы сделали мисс, я попрошу чтобы вас посадили как можно дольше
— Она спасла моей жене жизнь! — оспаривая такое утверждение, возразил Робинсон, когда подошёл к доктору Хоуп и схватился за его кисть руки, которой он держал Оксану — Думаю здесь никто не подавать на мисс Джонсон никакого заявления
— В самом деле? — ухмыльнулся Хоуп, злорадной ухмылкой, обратил внимание, как жена Робинсона, сидя в кресле резко откинулась в кресле, впала в обморок
— О… господи Миранда — кинулся Робинсон к креслу, в котором в оборок упала его жена
— Транзиторная гипоперфузия головного мозга — пояснила Оксана, встав за спиной у двух мужчин Хоуп и Робинсона — У неё была резкая нехватка воздуха, страшно даже подумать, что она вообще выжила после такого
— Это всё вы виноваты — обернулся, Хоуп понимая свою неудачу, хотел найти виновных в своём поступке и выставить Оксану не в лучшем свете — Вы не обдумав, даже не задумались о том, что ваш нитроглицерин мог сделать
— Это оборочное состояние — пояснил интерн, обращаясь к Робинсону — Ваша жена скора поправится, но пока я бы настоятельно бы вам рекомендовал бы ей остаться в больнице на обследование
— У неё сердечный порок — вмешалась Оксана в диалог интерна и Робинсона — Плюс к тому, что она беременна……
— Она не переживёт роды! — согласился Хоуп, отошёл в сторону окна в кабинете — Нужно делать кесарево сечение
— Срок маленький — предупредила Оксана — Сколько там недель двадцать шесть?
— Двадцать четыре — пояснил Робинсон
— Ребёнок умрёт — утверждала Оксана, посмотрела на Хоуп — Мы не сможем на таком сроке выходить его
— Это допустимая жертва для того чтобы мисс Робинсон была жива
— Но это наш первый и единственный ребёнок! — был не согласен Робинсон и то же время, посмотрев на свою жену, что лежала в кресле в бессознательном состоянии, был не готов так скора её потерять
«Эта женщина ни разу не рожала и в тоже время, ребёнок внутри неё, может убить её, если мы дадим ему развиться в теле матери», была сломлена Оксана, недопустимым положением, приложив пальцы к подбородку.
— Приготовьте операционную — распорядился Хоуп, обращаясь к своим интернам
— Но зачем? — была шокирована девушка интерн, потому что её начальник делал поспешные выводы, беспокоясь лишь за жизнь пациентки
— Будем делать кесарево сечение
— Ребёнок умрёт! — вступила Оксана в спор между интернами Хоуп и самим врачом, а атк же встав рядом с господином Робинсоном
— Я же вам сказал Джонсон — прошипел он недовольно продолжая смотреть на Оксану — Не вмешивайтесь не в своё дело, вы здесь сами как пациент
— А что если я могу сохранить вам ребёнка
Обратилась Оксана, вцепившись в руку мужчины, мужа пациентки, продолжая смотреть на него как на последнюю надежду, понимая, что лишь за ним будет последнее слово.
— Ваш ребёнок будет жить!
— Но какой ценой? — возразил Робинсон, мужчина был всем своим видом не готов к тому, чтобы лишиться своей возлюбленной, которой он, безусловно, очень сильно дорожил
— Ваш ребёнок с Мирандой будет жить! — уверяла Оксана, продолжая держать его за руку — Ваш ребёнок будет жить, подумайте ваша жена наверно этого бы и хотела
— Но он убьёт её
— Дайте мне шанс! — уверяла Оксана, продолжая смотреть на Робинсона, считая, что он может передумать
— Вы же не думаете — насмехался Хоуп, развел руками, состроив подлую ухмылку — Что вы дадите мисс Джонсон шанс, да она даже не врач
— А я и не Джонсон — заявила Оксана, гордо поднимая подбородок, понимая, что нужно в такой ситуации, достойно ответить обидчику — Я Орлова Оксана Владимировна
— Вы та кто купила сердце для наркоманки на чёрном рынке — пояснил Хоуп, пытаясь высмеять Оксану перед Робинсоном — Вы та, кто отключил весь медицинский комплекс в Москве, обесточил всё здание, закрылся в операционной и пересадил сердце, незаконно добытое наркоманке?!
— Каждый имеет право на жизнь и право выбирать жизнь! — продолжая строить гордое выражение лица, Оксана настаивала на своём, сделав шаг по кабинету гинеколога в сторону Хоуп
— Это правда? — был вне себя от таких подробностей Робинсон — Вы купили сердце на черном рынке и пересадили его наркоманки
— Просто так ей никто бы его не одна комиссия по трансплантации донорских органов бы не одобрила бы такое решение — утверждала Оксана, обернувшись, положив ладонь на выставленное бедро — У меня просто не было выбора, я должна была ей помочь, так как прекрасно понимала, что она оступилась и совершила ошибку
— И вы действительно Орлова хирург из Москвы?
Поинтересовался Робинсон, после того как внимательно выслушал, то что рассказала Оксана, когда она покачивая бёдрами, прошла к окну по кабинету, от которого отошёл пыхтя недовольством Хоуп.
— Но как это объяснить — спросил он в недоумении — Что вас все называют Джонсон
— Долгая история — ухмыльнулась Оксана, обернувшись, сохраняя милую улыбку на губах
— Если вы не возражаете мисс Джонсон — подошла врач гинеколог к окну, где стояла Оксана, схватив за рукав предплечья, потянула её за собой — Я бы хотела вас осмотреть в кабинете
— Мисс Робинсон доставьте в палату — недовольно так же ответил доктор Роберт Хоуп, обращаясь к своим интернам — Раз уж мисс Джонсон считает, что её ребёнок имеет право выбирать жить ли его матери или умирать, тогда всё то что с ней случится, будет на её совести
— Я хотя бы хочу — возразила Оксана, состроив взгляд королевской кобры, была раздражена словами, прозвучавшими бездарно в её адрес — Чтобы эта женщина почувствовала себя матерью
— Этот ребёнок убьёт её — предупредил Хоуп, направляясь к закрытой двери кабинета — Попомните мои слова мистер Робинсон, вам придётся выбирать пока еще не поздно или ваш не родившейся ребёнок
— На таком сроке — говорила Оксана, повернувшись, опираясь бёдрами на подоконник окна, скрестила между собой ноги — Женщина уже давно знает и о своём ребёнке и о своей проблеме с сердечной недостаточностью, реально осознавая угрозу, она выбрала ребёнка!
— Я хочу чтобы мисс Джонсон наблюдала мою жену! — распорядился Робинсон, посчитав для себя убедительными слова, прозвучавшие от Оксаны — Пожалуйста, я заплачу любую сумму вам мисс Джонсон, если вы врач кардиолог или как вы там себя называете
— Она убьёт вашу жену!
Предупредил Хоуп, встав у закрытой двери, в то время как её открыла медсестра и была шокирована увидеть, жену господина Робинсона, лежавшую без сознания на кресле для осмотра.
— Как вы этого не понимаете
— Я хочу, чтобы она стала матерью для ребёнка, которого вынашивает
— Мы могли бы нанять мисс Джонсон в качестве нашего нового интерна
— Я не нанимаю проходимок
Огрызнулся Хоуп, вышел первым из кабинета, чуть не сбив с ног медсестру, которая только что едва успела войти в кабинет, мужчина, выходя лишь едва задел её плечом.
— Попомните мои слова мистер Робинсон — с этими словами Хоуп удался из кабинета, после чего его два интерна, девушка и парень, заступавшийся за Оксану, покинула вслед за ним кабинет
— И как вы только с ним работаете? — ухмыльнулась Оксана, развела руками, продолжая с блеском в глазах наблюдать за тем, что было
— Что здесь произошло? — пришла в себя после кратковременного потери сознания, мисс Робинсон, пытаясь подняться с кресла, но её муж тут же подошёл к ней и не давал ей этого сделать самой
— Спокойно дорогая — уверял Робинсон, обращаясь к своей жене, коснулся пальцами её плеча
— Мистер и мисс Робинсон проходите в отделение на втором этаже — распорядилась врач, темноволосая женщина подошла к столу — Я распоряжусь чтобы вам назначили врача
— Спасибо мисс Хилл — ответил Робинсон, помогая своей жене, подняться с кресла
— Я сама дорогой — возразила темноволосая девушка, сидевшая на гинекологическом кресле, была против, чтобы муж, взял её на руки — Не нужно таскать меня на руках — проявляя необузданность, девушка встала уже с кресла, после того как пережила обморочный кратковременный приступ
— Как скажешь дорогая — почувствовал себя неловко, ответил Робинсон — И спасибо вам мисс Джонсон, если бы не вы, неизвестно, чтобы вообще тут могло произойти
— Не за что — улыбнулась Оксана, проявляя на губах радушную улыбку, ответила мужчине, который стоял в открытых дверях кабинета, после чего закрыл за собой дверь
— Мисс Джонсон
Обратилась врач гинеколог, посмотрев на Оксану внушительно, присаживаясь в черное кресло рядом со столом, на котором был компьютер и карты пациентов.
— Если вы не против — уверяла женщина брюнетка — Я бы хотела вас осмотреть
— Ах… — чувствительно нежно вздохнула Оксана, опустив взгляд на подоконник окна, рядом с которым стояла — Маргарет пока уберет тот шприц, что вы взяли из шкафчика, даже знать не хочу, как быстро вы сообразили, что нужно делать
— Это когда-то было моей работой — ухмыльнулась Оксана, отошла от окна, покачивая упругой выраженной формой бёдер
— Раздевайтесь, пожалуйста — распорядилась врач гинеколог — И проходите в соседний кабинет через дверь вон там справа
— А почему в соседний кабинет? — заметила Оксана более просторный кабинет, стены и пол которого были выложены из белого кафеля — Я могу пройти осмотр и здесь
— Вы не поняли Джонсон — усаживаясь в рабочее черное кресло, ответила гинеколог, разговаривая на английском — Вы ложись на амбулаторное обследование
— А что я не могу тут пройти обследование
— Мне нужно провести осмотр там — не желая разговаривать, ответила недовольно врач, продолжая листать карту какой-то пациентки
— Ладно — повела губами Оксана, чувствовала себя растерянно, но всё же покачивая бёдрами, прошла по кабинету в сторону открытой двери, смотрового процедурного кабинета
«Дура блядь ебанутая, что простым языком не может объяснить, почему сразу орать то нужно, когда я и так всё прекрасно понимаю», убеждала мысленно себя Оксана, когда подошла к открытой двери кабинета.
— Маргарет проводите, пожалуйста, нашу бунтарку
Обратилась врач к медсестре, после того как она выкинула использованный шприц, после того как подняла его с пола, направляясь к урне в кабинете, чтобы выкинуть.
— И Маргарет у нас полный осмотр — объяснила врач медсестре, что нужно делать — Сделай всё как полагается по полной программе — заметила Оксана, как врач, сидевшая в кресле, передала амбулаторную карту в руки шатенки
— Да конечно мисс Хилл
— Мда…..
Изумилась Оксана, как только вошла в процедурный кабинет, посреди которого стояло гинекологическое второе кресло, смотровая кушетка справа от входа, рядом стоял аппарат УЗИ.
— А чего я тут еще могла ожидать
— Проходите, мисс Джонсон — распорядилась медсестра, войдя в процедурный кабинет для проведения полного осмотра — Можете зайти за ширму, чтобы раздеться
— А что раздеваться обязательно? — была смущена Оксана, чувствовать себя в роли пациентки, застыв на входе смотрового кабинета — Может лучше без осмотра
— Вы что боитесь простого осмотра? — ухмыльнулась девушка, с кашемировым оттенком волос, прошла мимо Оксаны, направляясь к столешницам слева от входа
— Да нет….
Прикусывая краешек губы, Оксана была не готова раздеваться перед этой девушкой, чувствуя мыльный приятный запах в помещении комнаты для осмотра, решила перевести тему беседы.
— А чем здесь у вас так пахнет?
— Это санитарки здесь проводили уборку перед утренней сменой
Направляясь к столешницам, девушка выдвинула ящик одной из них, встав при солнечном дневном свете проникающим через окно в кабинете, что-то там начиная перебирать.
— Я честно сказать поражена вашим безумным поступком и вообще как бы думаю, что за такое как бы на вас не подали в суд
— В суд за что? — поинтересовалась Оксана, оставаясь стоять посреди кабинета, никак не желая проходить за ширму — За то, что я спасла ей жизнь, когда она чуть коньки не отбросила?
— Коньки? — не поняла высказывания медсестра, когда Оксана даже в совершенстве владела английским языком
— Блядь ты, что совсем тупая что ли — произнесла Оксана грязную лексику, уже ругаясь по-русски
— Простите, что вы сказали? — была шокирована шатенка, обернувшись у столешницы, когда услышала, для себя совсем другой язык, не могла разобрать в нём ни слова
— Да так ничего — ответила Оксана угрюмо, испытывая отчаяние, не желая раздеваться в этом кабинете, да еще в подобной напряженной обстановке
— Диссоциативное расстройство личности
Вошла в кабинет темноволосая женщина в врач, на её лице была стерильная медицинская повязка, а на руках были одеты одноразовые резиновые перчатки для осмотра.
— Ваша подруга говорит, что вы пережили не так давно аварию — рассказывала она, встав на входе в смотровом кабинете — С тех пор в вас живёт как бы два человека, так же она предупредила, что вы можете быть социально опасны для окружающих
— Что за бред? — ухмыльнулась Оксана, не поверив словам этой девушки
— Бред будет, когда мы вас за место нашей больницы — продолжила дальше рассуждать эта женщина прошла по кабинету — Отправим в психиатрическую лечебницу, да хотя бы за то, что вы уже сделали у нас в кабинете мисс Джонсон
— Да что вы черт возьми себе позволяете? — возмутилась Оксана, недовольно посмотрев на женщину, что медленно подошла к ней — Я спасла жизнь той девушке и второе не позволила вашему безумному доктору отправить её резать, когда она хотела бы сохранить своего ребёнка
— Она предупредила, что вы страдаете, пост маниакальным синдромом — пояснила, мисс Хилл, встав рядом с Оксаной, продолжая напряжённо смотреть ей в глаза
— Что за бред? — была шокирована Оксана тем, что вообще говорит эта женщина
— Раздевайтесь — пояснила женщина врач — Только из-за вашей подруги не переведём вас в особую палату, будите наблюдаться в общем комплексе, но если выкинете хоть что-нибудь, отправитесь лечиться в психиатрическую лечебницу
«Что блядь эта дура наплела про меня, я же спасла жизнь той женщине, почему они такое позволяют, да если бы не я, неизвестно бы чем всё обернулось бы, пока тот пизданутый доктор додумал своё решение», была испугана Оксана, реально осознавая для себя опасность.
— Хорошо
Решила начать сотрудничать Оксана, уныло при этом воздохнула, распознала в этой женщине раскрывавшуюся коллекцию «Lancome La Vie Est Belle». Стойкие духи с прекрасным, долгим шлейфом. Оригинальная композиция аромата, в основе ноты черной смородины, пралине, апельсинового цвета, ванили. Сильная первоначальная сладость быстро улетучивается при контакте с воздухом.
— Что я должна делать?
Спросила Оксана, чувствуя себя проигравшей этот раунд в соперничестве с этой женщиной, решила подыграть ей и уступить на какое-то время, желая, внутри себя подло отомстить ей.
— А…. — потянула Оксана, мило улыбнувшись, заметила, как напряженно на неё смотрит гинеколог, коснулась пальцами пуговиц белой блузки — Поняла, мне нужно сейчас, раздеться
— О… господи Джонсон — изнурённо вздохнула женщина, врач гинеколог была уже не в восторге от интриг, что устраивала Оксана в кабинете — Раздевайтесь сами или я вас раздену
— На каком это основании?
Возмутилась Оксана, гордо поднимая подбородок, раскрыла голубые лазурные глаза, была шокирована наглостью темноволосой женщины, стоявшей перед ней.
— Да и вообще я свободный человек
— У нас очень дорогая клиника мисс Джонсон
Предупредила врач гинеколог, кивнула в сторону медсестры, девушка с кашемировым оттенком волос, отошла открытой двери смотрового кабинета, прикрыла её, закрывая на замок.
— А я уже деньгами — подошла она к Оксане, схватившись за рукав её белой блузки — Что дала мне ваша подруга, уплатила месячный платеж по ипотеке
— Нет ну а я-то тут причём? — возмутилась Оксана, не давая рукам женщины к себе прикоснуться
— В противном случае — удивилась женщина гинеколог, так как привыкла прикасаться к пациенткам, получив отказ от Оксаны на свои действия — Я вынуждена буду позвать вашу подругу, она сказала, при возникновении любых проблем, позвать её
«Блядь эта сука даже тут подвязала свои хвосты, ладно уж под гипнозом я точно быть не хочу, придётся раздеться добровольно», испугалась Оксана, предполагая сразу худший вариант развития событий для себя.
— Ладно-ладно — отошла на шаг от женщины Оксана, не желая перед ней ни в какую раздеваться, отошла наоборот от неё на шаг назад
— Доктор Хилл! — послышался за закрытой дверью голос доктора Хоуп и какой-то еще посторонний голос мужчины
— Доктор Хилл — повторил другой уже голос мужчина, обращаясь на английском языке
— О… нет это Николс — смутилась врач гинеколог, после чего заметила улыбку на губах Оксаны
— А кто такой Николс? — поинтересовалась Оксана, заметив смятение на лице врача гинеколога
— Заведующий нашим больничным комплексом
Пояснила медсестра, только после кивка головы врача гинеколога направилась, чтобы открыть дверной замок смотрового кабинета, в котором они находились.
— Только я не понимаю, зачем он к нам пришёл в обеденное время
— Обеденное время? — удивилась Оксана, переводя для себя, что сказала только что медсестра, посмотрев еще больше недовольно на врача гинекологического отделения
— Вот она Джонатан! — указал пальцем доктор Хоуп, позади которого стояли два офицера полиции
— Вы значит мисс Джонсон?
Обратился мужчина в черном представительском костюме, пуговицы на котором были расстегнуты, а верхние пуговицы белой рубашки под ним тоже были разомкнуты.
— Надо быть действительно ненормальной — выразил он своё почтение, после чего кивнул двум офицерам сам, чтобы произвели задержание — Чтобы пойти на такой поступок, вы понимаете, что своим бездарным поступком вы подвергли жизнь пациентки риску
— Маргарет иди быстро позови мистера Робинсона — была сама не в восторге от происходящего, отдала распоряжение, врач гинеколог
— Вам это не поможет! — возразил Хоуп, мужчина был так же принципиально недоволен присутствию Оксаны в этой больнице — Выведите её пожалуйста, чтобы больше никогда не вмешивалась, когда врач производит осмотр пациентки
— Мисс Джонсон — вынимая наручники из-за спины, обратился мужчина офицер, вошёл в смотровой кабинет, вставая у Оксаны за спиной, завёл обе руки за спину — Вы арестованы за противоправные действия, вмешательства в осмотр пац3иентов больничного комплекса, а так же за то, что подвергли риску и здоровью жизнь пациентки Робинсон
— А то что я спасла ей жизнь — ухмыльнулась Оксана, всё же была рада хоть на таком основании покинуть этот проклятый для неё кабинет, присутствие женского коллектива ей было более противно, чем эскорт офицеров полиции — Это разве ничего не значит?
— Вы не могли знать? — возмутился Хоуп
— Тем более — ответил заведующий больничным комплексом — Вы не имели право сами, не имея медицинского опыта, принимать такое решение
— Я Орлова Оксана Владимировна! — воскликнула Оксана, продолжая разговаривать на английском языке — Врач кардиохирург из московской клинической больницы №12, позвоните туда, они подтвердят мои слова
— У неё диссоциативное расстройство личности
Уверяла, мисс Хилл, обращаясь к заведующему больницей, после того как медсестра выбежала из кабинета, после того как врач гинеколог на неё убедительно повторно посмотрела.
— Пациентка пережила страшную автокатастрофу — рассказывала врач гинеколог — И чудом осталась жива, теперь ей мерещиться, что она якобы из России, последствия клинической смерти
— А то что я блядь сейчас на русском говорю
Возмутилась Оксана, после того как офицер сомкнул её обе руки за спиной наручниками, принудительно направил к выходу из кабинета.
— Это какое-то отношение имеет? — пояснила Оксана, направляясь под конвоем офицера полиции к выходу из кабинета, продвигаясь медленно по кабинету
— Последствия клинической смерти — уверяла мисс Хилл — Она сама не понимает, что говорит
— Мы отправим её в психиатрическую лечебницу — уверял заведующий, оспаривая мнения женщины гинеколога — Где её проверят на адекватное состояние и после того, как её слова не подтвердятся, её там же и закроют
— Пожалуй — ухмыльнулась Оксана, покидая смотровой процедурный кабинет, вошла в первое помещение кабинета гинеколога — Наш с вами осмотр так и не состоится
— Она больна! — уверяла мисс Хилл, подойдя к заведующему — Ей нужна срочная медицинская помощь, я уверена, я сама лично прослежу за её лечением и за то, чтобы мисс Джонсон не доставляла неудобства нашим пациенткам
— Нет мисс Хилл! — возразил Хоуп, был не согласен с таким решением — Мисс Джонсон подвергла жизнь и здоровье мисс Робинсон и её будущего ребёнка
— Которого вы хотели вырезать — проходя по кабинету гинекологии, обернулась Оксана, злостно с сарказмом обратилась к заведующему гинекологическим отделением
— Чтобы спасти жизнь мисс Робинсон
— Вы хотели сделать кесарево мисс Робинсона без её разрешения — был возмущен заведующий больничным комплексом Николс
— Это была необходимая жертва, чтобы спасти жизнь мисс Робинсон — оправдывался Хоуп, мило улыбнувшись, в ответ на упрёк заведующего
— Вы не имели право проводить такое без разрешения мисс Робинсон
— Её муж был не против — опровергая слова заведующего, продолжая улыбаться, ответил Хоуп
— Её жизни что-то угрожало?
— Да ребёнок внутри! — утверждал Хоуп
— Это не правда! — воскликнула, возразила Оксана, была не согласна с таким утверждением — Я могу спасти жизнь и мисс Робинсон и её ребёнку
— Вы ведь даже не врач! — насмехаясь, ответил Хоуп
— Можно подумать вы здесь врач!
Возразила Оксана, в то время, как полицейский, держа её одной рукой за цепочку надетых на руках браслетов, наручников, а другой рукой за плечо, насильно продвигал к выходу из кабинета.
— Вы своим промедлением чуть не убили ребёнка мисс Робинсон и её саму……
— Хватит! — успокаивая всех, не давая Оксане высказаться, вскрикнул Николс — Я не знаю теперь даже, кто из вас больше виноват доктор Хоуп
— И кому вы поверите простой пациентке
Был не согласен доктор Хоуп, вышел из смотрового кабинета, в тот момент как полицейский стоял, взявшись Оксану за цепочку браслетов, продолжая держать руку у неё на плече.
— Которой просто по чистой случайности повезло спасти якобы жизнь мисс Робинсон — продолжая насмехаться, говорил Хоуп, с презрением смотрел на Оксану — Когда е как раз никакой реальной опасности не угрожало и то что мисс Джонсон дала нитроглицерин, случайно рассчитав дозу…
— Слишком много случайностей — возразил Николс — Уведите задержанную, пускай ей, теперь занимается полиция
— Как так полиция?! — возмутилась врач гинеколог, темноволосая женщина буквально выбежала из смотрового кабинета
— Мисс Хилл — заявил мужчина в черном костюме, схватившись за руку женщины — Эта пациента больше не в вашей юрисдикции
— Что здесь происходит? — с ошеломлённым взглядом карих глаз, стояла брюнетка в фиолетовом платье, держа оба пластиковых стаканчика и пакетик сушек — Почему тебя задержала полиция
— Потому что я спасла жизнь беременной девушке — мило улыбнулась Оксана, покидая кабинет гинеколога, вышла под сопровождением офицера полиции, в коридор клиники
— Что за бред! — была возмущена брюнетка, поставив всё то что держала на рядом стоящую, пустую скамейку — Что ты опять натворила?
— Уйдите — распорядился офицер, после того как брюнетка хотела перекрыть им путь по коридору, встав прямо посредине, расправила руки в разные стороны — Не мешайте процессу задержания
— Вы препятствуете правосудию — повторил напарник второго полицейского, что вышел из кабинета гинеколога с каменным, недовольным лицом, мужчина направился к брюнетке — В противном случае, мы просто обязаны будем вас задержать
— Да на каком основании — вскрикнула, отходя в сторону брюнетка — Она моя подруга, что она могла тут такого сделать, и-за чего вы её задерживаете?
— Ваша подруга — выходя из кабинета, пояснил Хоуп — Ввела необдуманно дозу нитроглицерина, думая, что спасёт ей жизнь
— Но так и произошло — уверяла Оксана, обернувшись, когда она под сопровождением офицера полиции, прошла мимо стоящей в ошеломлении брюнетки
— Вы не могли знать этого
— У неё был приступ стенокардии — повысив голос, пояснила Оксана, разговаривая на английском языке — Любой врач, даже студент который учится в аспирантуре, уже знает, что нужно делать в таких случаях
— Что тут происходит?
Вошёл Робинсон в коридор вместе с медсестрой, которая первая покинула кабинет при появлении в ней заведующего медицинским комплексом в присутствие двух офицером полиции.
— На каком таком основании — встав на входе в вестибюль больничного здания, мужчина был возмущён увидеть происходящее — Вы задерживаете мисс Джонсон
— За причину противоправных действий, оказанных пациентке в кабинете……
— Мисс Джонсон спасала жизнь моей жене и ребёнку — оспаривая такой довод, говорил Робинсон, недовольно продолжая смотреть на Хоуп, прерывая его реплику — Чего вы, собственно говоря, не сделали, в первую очередь
— Я хотел удостовериться в том, что это был действительно приступ стенокардии, иначе просто…
— Вы что только что закончили университет?
Обернувшись, ответила Оксана на довод Хоуп, сказанный в свою защиту, когда они с офицером вошла в фойе большого медицинского комплекса.
— Любой студент знает, как выглядит приступ стенокардии
— Раз вы такая умная — была крайне оскорблён словами Оксаны, поднял голос Хоуп, чем напугал ординатора на ресепшене в холле больничного комплекса — Может сами и возьмитесь за лечение мисс Робинсон
— В отличие от вас я и не предлагал убивать ребёнка женщины — с презрением улыбнулась Оксана мужчине в сером костюме в ответ — Которая так хочет стать матерью
— Этот ребёнок убьёт её!
Утверждал Хоуп, оспаривая утверждения Оксаны, говорил он, в то время как Робинсон отошёл с одним офицером в сторону, что-то прошептав ему под ухо. Второй мужчина, продолжал держать Оксану за цепочку надетых на запястье обеих рук, надетых браслетов.
— Как жаль — ухмыльнулся он в ответ на презрение Оксаны, отошёл в сторону стойки регистрации пациентов — Что когда вы рассчитали дозу введенного нитроглицерина, не поняли, что ребёнок внутри мисс Робинсон её убьёт
— Быстрей убьёте её вы! — возразила Оксана, чувствуя скованность во всём теле
— Вы можете мне объяснить — выбежала брюнетка из коридора, в вестибюль — Что здесь всё-таки происходит, за что вы задерживаете мою подругу?
— Женщина вам же уже сказали — обернулся полицейский, держа перед собой Оксану — Что если вы будите препятствовать задержанию подозреваемой, вас обвинят в пособничестве
— Меня?! — была шокирована Анна, раскрыв широко карие глаза, брюнетка встала на выходе из коридора — Но я хочу, понять достаточно, что тут всё-таки произошло?
— Ваша подруга задержана! — повторил он еще раз для темноволосой девушки, что проявляя настойчивость
— Ричардсон! — обратился второй полицейский, который находился рядом с Робинсоном, когда они отошли к окну в вестибюле — Отпускай задержанную, потерпевшие, сняли все обвинения
— То есть как отпускай? — был удивлён его напарник, державший Оксану рядом с собой
— Ну, если у вас проблемы со слухом
Ухмыльнулась Оксана, пожав плечами, обернулась, посмотрела через плечо на офицера, что стоял сзади, продолжая разговаривать на английском языке
— Я тут вам точно ничем помочь не смогу
— Отпускай — распорядился офицер, повторяя своему напарнику, который после чего вставил ключ в браслеты наручников на руках у Оксаны — Муж пациентки, которой наша задержанная спасла жизнь, к ней никаких претензий не имеет
— Ладно — согласился его напарник, снимая наручники с рук Оксаны — Хорошо, нам же лучше, не надо будет лишней бумаги заполнять при задержании для капитана
— Поехали в участок — похлопал его по плечу напарник, после чего прошёл мимо, направляясь к выходу из больницы
— Ты в своём вообще уме — подошла брюнетка к Оксане, после того как офицеры полиции отошли от неё на пару метров и легонько кончиками пальцев, влепила ей пощечину
— Что вы делаете?!
Возмутился Робинсон, вскрикнув сразу же после того как Оксана получила по лицу кончиками пальцев и отклонила взгляд в правую сторону и на мраморный пол на котором она стояла.
— Она спасла жизнь моей жене и ребёнку — уверял мужчина, схватив настырную брюнетку за кисть руки и вынужденно сделал, так чтобы она отошла от Оксаны
— А что вы вмешиваетесь в наши семейные разборки? — показала она настойчиво ему безымянный палец правой руки, чем сильно смутила мужчину, принуждая его, отпустить ей руку
— Оу…. — явно не ожидал такого поворота событий мужчина — Так вы как бы сказать вместе
— Она моя жена — пояснила Оксана, стараясь улыбнуться через боль оскорбления, что она на себе испытала — Или мой муж, не знаю как тут в Америки это будет правильно звучать
— Просто семейная пара — улыбнулся Робинсон, впервые перед Оксаной — Простите дамы, я ведь не знал, что вы вместе
— Ничего страшного — поддержала его улыбкой Оксана, убирая золотистые волосы с лица, кончиками пальцев завела их за спину — Я сама до недавнего времени этого не знала
— Как это? — выразил удивление Робинсон
— Ну, в смысле то — рассказывала Оксана, заметила, как девушка молча прошипела губами, в ответ на реакцию сказанных ей слов — Что она так может, взять и ударить меня
— Бью, значит, люблю! — подошла брюнетка к Оксане и схватила за кисть руки
— Странные у вас понятия — пожав плечами, ответил Робинсон, наблюдая за семейной сценой, отошёл на шаг назад — Мисс Джонсон я понимаю, что прошу вас о много, но вижу, у вас есть медицинский опыт и поэтому……
— Я согласна! — переглянувшись с брюнеткой, что тут же закивала отрицательно, помотав головой, ответила Оксана
— Барбара?! — воскликнула брюнетка, была удивлена как Оксана, понимая её отрицательный ответ, посмела возразить ей таким вот образом
— А что? — пожав плечами, ответила Оксана, направляясь по холлу больничного здания к коридору, из которого она вышла под конвоем двух офицеров полиции, покачивая при этом бёдрами
— Я распоряжусь — ответил Робинсон, говорил вслед уходящей Оксане — Чтобы вас разместили близко к палате моей жены
— Барбара нет! — возразила брюнетка, продолжая держать Оксану за руку, выражая всем своим поведением ревнивую натуру в холле, рядом со стойкой ресепшена, где была ординатор
— Можно я сама буду решать! — возразила Оксана, повернувшись лицом к своей настойчивой и навязчивой спутнице, когда она продолжала держать её за руку, боясь отпустить от себя
— Ты что серьёзно?
— Меня чуть не посадили
— Не по твоей вине
— Я не должна была вмешиваться
Стесняясь посмотреть мужчине в глаза, ответила Оксана, скрывая взгляд, ответила их на колонны в вестибюле и большие окна, тюль которых даже не колыхалась.
— Хоуп сам должен был справиться
Прошипела Оксана, заметив боковым зрением, как обернулся Робинсон, мужчина в черном костюме, уже будто подошёл к ступенькам лестницы, ведущей на верхние этажи комплекса.
— Но я не могу понять как у него не хватило мозгов решить
— Простите
Отошёл от лестницы Робинсон, разговаривая на английском, прерывая реплику Оксаны, когда она стоя с темноволосой девушкой, общалась на русском языке.
— Вы сейчас говорите на русском?
— Может, объяснишь ему? — требовательно обратилась Анна к Оксане, недовольно посмотрев в её сторону — Почему ты так тут разговариваешь на русском
«Тупая сука, как же мне от тебя отвязаться, я уже готова хоть со всей гинекологией переспать, лишь бы только не видеть твою гнусную рожу», прикусывая краешек губы, размышляла Оксана, с презрением посмотрев на брюнетку, которая так и не хотела её отпускать от себя, крепко вцепившись за руку.
— Понимаете, мистер Робинсон
Умело владея английским, так же Оксана не могла посмотреть мужчине в глаза, прошла мимо него, стукая каблуками по белой мраморной плитке пола, отошла в сторону больших окон.
— Мы с Анной наш медовый месяц
Обернулась Оксана, мило улыбнулась брюнетке, чтобы запутать мужчине, показала своим взглядом, как она без ума от своей навязчивой спутницы.
— Решили провести в России
Сохраняя красоту улыбки, рассказывала Оксана, когда за её спиной прошли две девушки в цветных летних платьях, оставляя за собой шлейф фруктового и цветочного аромата.
— Это было незабываемо……
— Ладно послушайте — не став дальше слушать Оксану, говорил Робинсон — Вам наверно лучше сходить к доктору, чтобы вас оформили и если что заходите в палату к моей жене, будем всегда рады вас видеть
— Будем всегда рады вас видеть — пробурчала шепотом завистливо брюнетка, вслед уходящему к ступенькам лестнице мужчине — Что такое сейчас было?
— А тебе что завидно?
Хотела Оксана направиться к окну, покачивая выраженной формой бёдер, наблюдая через большие окна больницы вдали, как красиво отражалась вода океана, что омывала песок пляжа.
— В чем дело?
— Кабинет гинеколога находится там — указала брюнетка настойчиво, в сторону коридора из которого не так давно вышла Оксана под сопровождение двух офицеров полиции
— Вечно тебе нужно мне указывать, что делать? — нахмурила губы Оксана, обиженно посмотрев на брюнетку, что уже изнемогала вся из себя
— Я заплатила полностью, чтобы тебя здесь обследовали лучшие специалисты
Утверждала темноволосая девушка, встав перед Оксаной, положив руку на выставленное бедро сзади, выставила вперёд сочную форму груди.
— Так хотя бы ради уважения, пойди, сходи этот осмотр и оформись в палату, которую тебе назначит доктор Хилл
— Я так понимаю, выбора у меня особо-то нет? — поинтересовалась Оксана, отражая отчаяние в голубых лазурных глазах
— А тебе он и не нужен
— Почему ты всегда всё за меня решаешь?
— Потому что — заявила Анна, оставаясь стоять в вестибюле, когда Оксана подошла к входу в коридор — Ты сама этого хочешь, просто сама еще не поняла
«Странно блядь просто представить тебя со мной в постели, я уже не говорю про то, чтобы заниматься с тобой любовью», размышляла Оксана, встав в коридоре у входа, пропуская двух выходящих из него медсестёр, посмотрев при этом в сторону брюнетки в фиолетовом платье.
— Просто иди и сделай, что я тебя прошу — утверждала, повторяя это, говорила брюнетка, кивнула в сторону коридору, у входа которого стояла Оксана
— Тупая конченая сука
Прошипела Оксана шепотом, подобием королевской кобры, выражая злость в глазах, вошла в коридор, стукая по его поверхности каблуками черных туфель, направилась вдоль по нему.
***
Просторный кабинет для диагностики осмотра пациентов, вмещал в себе всё оборудование, начиная от аппарата УЗИ, куда входило вагинальное исследование, а так же для исследования сердца чреспищеводным доступом. Так же стоял аппарат ЭКГ, подключенный сразу к компьютеру, он через рядом стоящий специальный принтер выводил сразу показания кардиограммы на бумагу. На столешницах, в этом кабинете, были подготовлены расширитель для исследования матки, а так же взятия с её поверхности мазка, для исследования на бактерицидную фауну. Медсестра в кабинете, положив пучок шоколадного оттенка волос на плечо, девушка стояла у столешницы, в то время как Оксана сидела на смотровой кушетке. Врач, женщина гинеколог, листала перед Оксаной, сидя в кресле за столом её амбулаторную карту, составленную в больнице, надев на глаза очки.
— Здесь сказано — рассуждала мисс Хилл, приспустив очки с глаз, держась за дужки кончиками пальцев — Что у вас сбился менструальный цикл на три недели
— Ну там же всё написано — кивнула Оксана головой в сторону амбулаторной карты лежавшей на столе — Вам ведь виднее, вы же ведь её читаете
— И тест на беременность — игнорируя характер Оксаны, продолжила рассказывать, врач гинеколог, сделав такой взгляд, что не простила так легко её слова — Показал отрицательный результат?
— Значит, я не беременна
Прикусывая краешек губы, кривой улыбкой улыбнулась Оксана, стараясь не придавать значения суровому взгляду женщины, сидящей в кресле за столом и листающим карту.
— Не понимаю вообще причину нахождения меня тут
— Так как причин может быть множество — отложив ручку на раскрытую папку, ответила мисс Хилл — Раздевайтесь мисс Джонсон, сейчас мы вас осмотрим, после чего доставим в палату
— Я сама могу дойти — ухмыльнулась Оксана, посчитав для себя заботу этой женщины унизительной
— Мы вас здесь измотаем — рассказывала врач, продолжа сидеть в кресле, откинулась на спинку кресла — У вас ЭКГ при многократном оргазме, который мы у вас вызовем
— Не понимаю, зачем делать этот дурацкий тест — смутилась Оксана, медленно коснулась дрожащими руками пуговиц белой блузки
— Чтобы вы не умерли во время секса — пояснила врач, продолжая напряженно смотреть на Оксану, после чего она, начала расстегивать пуговицы белой блузки, начиная сверху
— Пока что ведь не умерла
— Раздевайтесь — повторила снова врач гинеколог — Маргарет подготовь аппарат электрокардиографии, мисс Джонсон нужно будет провести тест с нагрузкой несколько раз
— Несколько раз? — удивилась Оксана, отчетливо расслышала как врач, произнесла это, разговаривая на английском языке — Разве что одного раза будет недостаточно
— Чувствуете отдышку во время секса
— Я ведь не мужчина — ухмыльнулась Оксана, пожав плечами, продолжая расстегивать верхние пуговицы надетой белой блузки, положила ногу на ногу — Я привыкла получать удовольствие в расслабленном виде
— У вас сегодня его будет море удовольствия — взаимной коварной улыбкой, ответила врач, после чего повернулась в кресле к окну
— Вы меня пугаете — вставая со смотровой кушетки, Оксана полностью расстегнула пуговицы блузки — Это ведь медицинское учреждением
— Ваша подруга беспокоится чтобы у вас не начался сердечный приступ, во время того когда вы с ней будите испытывать оргазм
— И у вас это нормально? — поинтересовалась Оксана, снимая с себя белую блузку, оставила её лежать на смотровой кушетке
— А что в вашем понимании называется нормальным? — выражая удивление, обернулась женщина, касаясь кончиками пальцев жалюзи на окне, заставляя их колыхаться
— Ну, в смысле, когда женщина с женщиной и вы прекрасно знаете об этом
— До ваших отношений мне нет никакого дела — ответила, строго давая понять свою позицию, мисс Хилл — Можете делать со своей подругой, женой или как вам приятно будет её называть, всё то, что сами захотите
— Хм…. ладно — мило улыбнулась, пожав плечами Оксана, заводя руки за спину, встала со смотровой кушетки, расстегнула молнию на надетой черной юбке
— Давайте я вам помогу — отошла от столешницы кашемировая девушка, шикарно покачивая бёдрами, когда халат, надетый на её теле, красиво отражал глубину сексуальных изгибов
— Да я вообще-то — возразила Оксана отошла от девушки, выставив руку, другой рукой плавно играя бёдрами, словно королевская кобра, сняла с себя черную юбку, оставив лежать её на полу, после того как она скатилась по бёдрам, придавая пронзительные ощущения на коже — Сама могу
— Ну как знаете — взяла она метр со столешницы, направляясь к Оксане, расправила его, и встав за у неё за спиной, замерила охват талии, приятным нежным касанием — Так……
— Я ведь не беременна — уверяла Оксана, чувствуя как девушка, так же приятно измерила охват её бёдер — Зачем мне у вас наблюдаться?
— У нас серьёзное медицинское учреждение мисс Джонсон — обратилась врач гинеколог, после того как медсестра отошла с метром от Оксаны — Мы здесь обследуем не только беременных женщин, а всех пациенток с разными патологиями
— Снимайте пока бюстгальтер
Распорядилась медсестра, прошла мимо Оксаны, завораживающе покапчивая бёдрами медсестра, подошла к столу, взяла карту в руки и ручку, начала что-то в ней записывать.
— Я замерю вашу грудь
— Это будет очень интересно — согласилась женщина врач — У вас мисс Джонсон идеальная форма груди, такой любая женщина позавидует
— Спасибо — выражая румянец на щечках, тихо ответила Оксана, завела руки за спину, касаясь завязанного в бантик узла, потянула кончиками пальцев за ленточку, ослабляя давление на грудь
— Маргарет замерь охват груди — распорядилась врач, прошла мимо стола, женщина с черными волосами, выраженно покачивала упругой формой бёдер
— Хорошо мисс Хилл — ответила медсестра, держа в руках метр, подошла к Оксане со спины и произвела замер бюста, приятно прислонила измерительную ленту к груди
— Красивая грудь правда? — высказывая впечатление, говорила мисс Хилл, обращаясь к медсестре
— Снимайте оставшееся нижнее белье — распорядилась медсестра, приятно прислонив пальцы во время замера к груди Оксаны — И садитесь на кушетку
— Чулки тоже снимать? — прикусывая краешек губы, Оксана скрестила руки на груди, чувствовала себя как не в своей тарелке среди такого презренного ей, женского общества
— Всё снимайте — повторила медсестра, продолжая выставив бёдра, стоя производить записи в амбулаторной карте Оксаны
— Мисс Джонсон вас Маргарет вывезет отсюда на каталке после проведённых тестов и забора крови — рассказывала мисс Хилл, женщина села на край стола и указала коготком указательного пальца на ажурные черные трусики, одетые на Оксане
— Я сама могла бы дойти — повернулась к женщинам спиной Оксана, касаясь пальцами резинки одетых черных трусиков, продолжая смотреть на закрытую дверь в смотровом кабинете
— У нас такие правила — возразила мисс Хилл, наблюдая, как Оксана медленно снимала с себя трусики, чувствовала как их нежная ткань, выполненная из кружевного узора, оставляла при скольжении приятный осадок на коже — И вам придётся с ними считаться
— Ну что же — отпустила Оксана трусики, как только они обогнули изгиб бёдер, после чего стоя нагнувшись, она позволила им упасть на холодный кафель пола в кабинете
— Прошу присаживайтесь — распорядилась медсестра, после того как Оксана обернулась прикрывая паховую зону и грудь руками
— Маргарет произведет замер температуры — передавая оба градусника в руки медсестры, говорила врач, продолжая сидеть на краю стола
— Располагайтесь на кушетке мисс Джонсон
Ответила медсестра, взяв градусники у врача, направилась вместе с ними к Оксане, когда она скинув в ног туфли, села на кушетке сомкнув ноги вместе.
— Ложитесь, боком согнув ноги
Рассказывала девушка, когда подошла к Оксане, после того как она перед ней легла боком на кушетке сделав как она сказала, подняв одну ногу в согнутом положении вверх.
— Не надо мне помогать — возразила шатенка, после того как Оксана предложила взять у неё из рук градусники — Я сама могу всё прекрасно сделать
«Какая-то малолетка еще будет ко мне прикасаться, да что я себе……..», не смогла Оксана додумать свои мысли, после того как ощутила прикосновение женских пальцев в резиновых перчатках к бёдрам и после чего девушка резко вставила ей градусник в анус.
— Лежите спокойно — убедительно говорила шатенка, всовывая в анус Оксане градусник, так грубо, что она, стиснув зубы начала извиваться лежа боком на кушетке
— Доктор Хоуп!
Отвлеклась мисс Хилл на входящей звонок, после того как женщина в белом халатом прошла мимо медсестры, когда девушка, шатенка всовывала второй градусник во влагалище Оксане.
— Как неожиданно дважды, нет, скорее трижды услышать вас только за сегодня
— Что вы как маленький ребёнок — упрекнула медсестра, всовывая глубоко во влагалище Оксане градусник — Потерпите немного мисс Джонсон
— Маргарет — обратилась к медсестре, мисс Хилл, когда встала у закрытой двери смотрового кабинета — Доставишь пациентку Джонсон в палату, мистер Робинсон убедительно просил, чтобы она была напротив, палаты его жены
— Хорошо мисс Хилл
Держа оба градусника, ответила в пол оборота медсестра, продолжая сидеть на кушетке рядом с Оксаной, положив ладонь к ней на выставленные бёдра.
— Сейчас еще немного мисс Джонсон
Уверяла девушка, дожидаясь определенного времени, после того как женщина гинеколог, покинула смотровой кабинет, оставив их с Оксаной наедине.
— И так посмотрим сколько тут
Вытаскивая градусник через еще пару минут, ответила девушка, посмотрев на показания одного, потом другого, после чего держа их в руке, встала с кушетки, где Оксана оставалась лежать боком.
— Мисс Джонсон
Обратилась медсестра, когда прошла мимо передвижной тележки, положила оба градусника в лоток, что находился на ней. Девушка, шикарно покачивая бёдрами, подошла к столу, на котором лежала в раскрытом виде амбулаторная карта.
— Располагайтесь в кресле
Обернулась она посмотрев на Оксану, когда она медленно, скрепя зубами от раздирающего недовольство, встала с кушетки, свесив ноги, продолжала на ней сидеть.
— Дальнейший осмотр пройдет там
Рассказывала медсестра, что-то записывая в карту, после того как Оксана продолжая сидеть на кушетке, кончиками пальцев медленно сняла с ноги один чулок, после чего другой.
— Да кстати в отделение это нельзя носить — согласилась девушка, после чего указала Оксане на гинекологическое кресло, когда она медленно вставая с кушетке, покорно направилась к нему
— Почему меня доставят на каталке в отделение? — поинтересовалась Оксана, так как эта мысль не давала ей покою, страх неизвестности, терзал её разум
— Необходимая процедура
Уверяла девушка, после чего поправляя перчатки на руках, направилась к креслу, к которому, только что подошла Оксана, медленно присаживаясь на него, с опаской смотрела на медсестру.
— Вы не волнуйтесь, с вами всё будет в порядке
— Да я собственно не беспокоюсь
Расположилась Оксана, лежа в кресле, положила голени обеих ног на специальные подставки, когда девушка что подошла к креслу, начала их тут же привязывать ремнями.
— Только зачем меня тут привязывать? — поинтересовалась Оксана, ощутив как девушка, в белом халате крепко привязала её ноги на кресле к подставкам, на которые она их положила
— Уверяю — подошла медсестра к кистям рук Оксаны, когда она положила их на кожаные подлокотники кресла — Это для вашей же безопасности
— Но что со мной может случиться?
Поинтересовалась Оксана, почувствовав, как медсестра туго стянула ремнями сначала одну руку к подлокотнику кресла, потом нагнулась над её лежавшим телом, притянула другую руку ремнями.
— Что за клиника у вас такая? — поинтересовалась Оксана, оказавшись привязанной к гинекологическому креслу ремнями
— Помолчите, мисс Джонсон — прочно зафиксировав ремень второй руки Оксаны к подлокотнику кресла, ответила недовольно медсестра
— Еще чего — была возмущена Оксана, стараясь оглядеть своё тело, но её голова свисала вниз, поэтому она не могла видеть, что делает там медсестра — Почему я должна молчать, да к тому же быть связанной, я еще не у одного гинеколога не видела такого кресла
— Вижу, до вас с первого раза не доходит — обратилась недовольно медсестра, направляясь к креслу на котором лежала Оксана
— А что до меня с первого раза должно было дойти — была не согласна с позицией осмотра Оксана, оказавшись уже связанной на кресле, не могла видеть медсестру в кабинете — Почему я……
— Вот так-то лучше
Подошла девушка к Оксане, умело всунула ей в рот расширитель для осмотра ротовой полости, который тут же до максимума растянул обе челюсти.
— Когда вы молчите
Заявила медсестра, обернувшись, отошла от кресла, взяла манжет для измерения автоматического замера, давления крови, подошла с ним к Оксане. Зафиксировав молча манжет к руке Оксаны, шатенка, убедившись, что он тут же произвёл замер давления крови.
— Так дальше я подключу датчики к вашему телу
Рассказывала медсестра, отошла от кресла, в котором была привязана Оксана, смазав каким-то силиконовым гелем датчик, прибора за контролем жизненных показателей, медленно подкатила его к креслу.
— Они будут регистрировать показания при осмотре
Коснулась медсестра пальцами груди Оксаны, когда она испытывала страх, дикий ужас за свою жизнь, принимая такой за извращённый осмотр и двинутую психику врачей.
— В случае чего я вас реанимирую — ухмыльнулась она над лицом Оксаны — Да не волнуйтесь вы так, всё нормально будет
Убирая руку с груди Оксаны, девушка надела на лицо стерильную повязку, начиная прилеплять датчики к её телу, в то время как она ощущала, вздрагивая тонкую силиконовую холодную смазку.
— Всё хорошо видите
Убеждала медсестра, прикрепляя к телу Оксаны изолированные датчики, холодок смазки на которой они держались на коже, уже заурядно стал раздражать. От чего Оксана извивалась привязанной на кресле, ощущая дискомфорт холодной смазки, каждое прикосновение которой вызывала явную дрожь по всему телу.
— Всё-всё — уверяла медсестра, я уже закончила, покрыв последний датчик гелем с тюбика, медсестра прилепила его к ребру чуть ниже груди Оксаны — Я уже закончила
Аккуратно пальцами, девушка разгладила прикреплённый датчик на теле Оксаны, после чего отошла от кресла, включая прибор, который начал считывать показания пульса на мониторе.
— Так теперь давайте посмотрим на вашу матку
Столь же радостным голосом, говорила медсестра, обошла кресло, встав между, раздвинув ног у Оксаны, пока что спиной к креслу. Шурша закрытым пакетом, было слышно Оксане, как девушка, стоя к ней спиной его разорвала и разложила всё необходимое на металлическом разносе.
«Что эта сука там делает, я блядь её убью за это, она моложе меня лет на десять, а лежу перед ней голая я», дышала Оксана, испытывая терзающий разум страх, панически выражая на мониторе прибора учащенный пульс и высокое давление.
— Ну что же вроде всё
Столь же радостным голосом ответила девушка, взяв разнос в руки, направилась с ним к Оксане, села рядом с креслом, где она была привязана ремнями.
— Вам не о чем волноваться — успокаивала медсестра, заметила, как Оксана панически беспокоясь, начала извиваться и учащенно дышать — Успокойтесь и просто расслабьтесь и тогда вам не будет больно, я сделаю всё нежно
Дотронувшись руками до обратной стороны бёдер, девушка аккуратно пальцами развела половые губы Оксаны большими пальцами. После чего медсестра довольно грубо ввела зеркало во влагалище Оксане, так что она застонала, испытывая боль растяжения нежных стенок, в то время как её рот был раскрытым расширителем.
— А-а-а-а…..
Прокричала Оксана с раскрытым ртом, после того как девушка не жалея её стала тут же раздвигать расширительного зеркала, принуждая стенки влагалища растягиваться. Медленно и очень убедительно для Оксаны, гинекологическое зеркало растягивало стенки влагалища, от чего она, чувствуя всё, испытывала проникающее растяжение в себе. Вцепившись в поручни кресла руками, Оксана, извиваясь привязанной к креслу, подобно королевской кобре, воспевала в стонах, не могла сдержать боль растяжения стенок её влагалища.
— М-м-м-м…… — изнывая мучительным стоном, запрокинула голову Оксана, так как не могла терпеть для себя боль растяжения стенок влагалища
— Тише…..
Уверяла медсестра, полностью раскрыв стенки влагалища Оксане, от силы этого растяжения она нервно застонала и начала дышать учащенно, испытывая болезненные тянущие ощущения внутри.
— Я просто посмотрю — включила она фонарик направленный свет которого, едва уловила Оксана, после чего девушка, нагнувшись, что-то хотела там посмотреть
— Маргарет?! — испугала вошедшая девушка, медсестру, что хотела заняться изучение поверхности матки у Оксаны, направляя свет фонарика в неё — Оу….. — выражая удивление, изумилась стоящая в дверях девушка, после того как заметила Оксану привязанную в гинекологическом кресле
— Черт Кристалл — выругалась на английском медсестра, чуть не выронив фонарик из рук, что застрял в расширителе во влагалище у Оксаны, откуда она тут же извлекла
— Мисс Хилл направила к тебе — встав в раскрытых двустворчатых дверях, девушка раскрыла их, держась за ручку каталки
— Ну, нельзя же так пугать — возмущенно говорила медсестра, извлекая выронивший из рук маленький фонарик из Оксаны
— Она тебя что-то звала
Рассказывала девушка, вкатив каталку в процедурный кабинет, вошла следом за ней сама, прошла мимо кресла, в котором была привязана Оксана и удивлённо на неё посмотрела. Прошла вошедшая медсестра рядом с креслом, в котором была привязана Оксана, покачивая выразительной формой тела, что отражалось через надетый на её теле белый халат. Оставляя за собой будоражащий чувствительный шлейф «Escada Miami Blossom Eau de Toilette», красочный коктейль, который дарит энергичный заряд радости и блаженства. Аромат начинается со свежего запаха арбуза и сочных нот ананаса, смешанного с роскошью элегантных цветов: туберозы, таитянской гардении и жасмина.
— Сказала, чтобы ты немедленно к ней пришла
Дотронулась девушка с кашемировым оттенком волос до раскрытых расширителем губ Оксаны, прошлась по их ноющей в стонах поверхности коготком пальца.
— Не знаю что там у неё на уме конечно
Рассказывала на американском языке девушка, продолжая улыбаться, смотрела на Оксану, царапая легонько коготком большого пальца по алым губам.
— Но в таком настроение я её еще не видела, что ты там опять натворила? — всовывая пальцы в раскрытый рот Оксане, поинтересовалась она у подруги — Фу…. этот противный сок
«Сука ебанутая ты совсем уже охуела», была ошеломлена Оксана, поняв после того как прикрыла глаза, что девушка стоящая над ней, сплюнула ей прямо в раскрытый расширителем рот.
Сплюнула девушка, как будто это было должным прямо в раскрытый рот Оксане, от чего она выразительно раскрыла голубые лазурные глаза, хотела возмутиться глухим стоном.
— Да тише ты — шлепнула она кончиками пальцев по подбородку Оксане, после того как она начала возмущаться, усердно стонать, пытаясь что-то сказать в ответ на тот жест плевка
— Кристалл — возмутилась медсестра, вставая с табуретки на которой сидела, отложила фонарик в сторону — Это вообще-то очень богатая и влиятельная пациентка, ты представляешь, что ты сейчас сделала себе большие проблемы
— Ой…. да брось, зачем было её так привязывать — насмехаясь, стояла шатенка, обращаясь к своей подруге — И вставлять в рот расширитель
— Её жена или как у вас лесбиянок принято называть — обошла медсестра вокруг кресла, держа в руках жгут и приготовленный шприц для забора крови — Хотела провести полное обследование своей возлюбленной, а для полного исследования мы обычно связываем своих пациенток
— Так она лесбиянка? — поинтересовалась девушка, которая только что вошла в кабинет функциональной диагностики, вкатив перед собой каталку
— Ты ведь тоже к женщинам неровно дышишь — насмехаясь, ответила Маргарет, надела жгут на плечевой сустав левой руки Оксаны, девушка хотела его затянуть
— Оставь — возразила медсестра Кристалл, коснувшись рук девушки, когда она хотела затянуть жгут для забора крови на руке у Оксаны — Я сама возьму у неё кровь
— Ладно — отложив шприц с ёмкостью для забора крови, ответила Маргарет — И не забудь извиниться за своё хамское поведение
— Иди уже — упрекнула её Кристалл — Мисс Хилл, тебя точно там убьёт
— Мисс Джонсон прошу меня извинить
Коснулась девушка плеча Оксана, посмотрела ей в глаза, когда она не могла стерпеть боль растяжения стенок влагалища, изнывая, извивалась, находясь привязанной на кресле.
— Девушка просто возьмёт у вас кровь
— Просто иди — присаживаясь на табуретку рядом с креслом, в котором была привязана Оксана, заявила Кристалл — Я возьму нормально у неё кровь и извинюсь за то, что сделала
«Я тебя сука за такое удавлю, ты мне ноги неделю будешь лизать, блядь да что же так больно, что она там со мной сделала», хотела посмотреть Оксана, пытаясь поднять голову, чувствуя, как широко были раскрыты стенки её влагалища.
— Ну наконец-то — ответила недовольно девушка, после того как медсестра Маргарет, покинула кабинет, встав с табуретки рядом с креслом в котором лежала Оксана — Теперь мы остались одни
Коснулась она пальцами лобка Оксаны, обошла кресло, в котором она лежала привязанной, встала между её ног, посмотрела на зеркало, что расширяло стенки её влагалища.
— Давай тебе больше немного сделаем
— М-м-м-м — испугалась Оксана, хотела тут же возразить глухим стоном, испытывая и так боль растяжения, которая не давала покоя её сознанию
— Да я пошутила — рассмеялась девушка, посмотрев на влагалище Оксаны, пальцами коснулась зеркала, после чего пододвинула табурет между её раздвинутых ног — И так что тут у нас
Медсестра пододвинула как себе кольпоскоп, Оксана почувствовала, как она пальцами создала легкую вибрацию, дотронувшись до зеркала. Любое колыхание зеркала, что было во влагалище у Оксаны, вызывало в ней сильную встряску сознания, от чего пульс и давление на приборах резко подскочило. Направляя луч света во влагалище Оксаны, девушка, настраивая линзы микроскопа, посмотрела в увеличенном размере на матку. Испытывая волнения, Оксана стонала в страхе, переживая страх неизвестности, из-за чего темп дыхания резко увеличился и при приступе панике дыхание, стало порывистым, воздуха как будто не хватало.
— Да ты ни разу не рожала — ухмыльнулась злорадной улыбкой девушка, отодвинулась на табуретке с задумчивым видом — Хотя по строению матки тебе уже за тридцать
Посмотрела она еще раз в микроскоп, свет, с линз которого светил прямо во влагалище Оксане, девушка словно изучала. Продолжая стонать, испытывая растяжения, каждая стеночка влагалища Оксаны была в полном напряжении, что доставляло ей дикую боль и приступ паники и шока.
— Ладно, я произведу забор необходимой крови
Заявила она, пододвинувшись на табуретке к руке Оксаны, где слегка подтянула жгут закрепленной на руке до полного давления. Затем девушка потянулась к банке с тампонами в смоченном асептическом растворе, что стояла на тележке сразу за головой у Оксаны. Взяв сразу несколько кончиками пальцев, медсестра незаметно, для себя, обронила один из тампонов прямо в раскрытый рот Оксане. Тампон в свободном падении, попал в ротовую полость Оксане, где она не успела даже сыграть языком, как он закупорил ей трахею.
Переживая в этот момент резкую нехватку воздуха, Оксана почувствовала боль в сердце, от чего её жизненные показатели резко подскочили. Оксана извивалась привязанной на гинекологическом кресле, пытаясь вдохнуть тогда, когда тампон, соскочивший с пальцев медсестры, полностью перекрыл доступ воздуха в легкие. Сжимая пальцы, Оксана пыталась дотянуться до ремня, извиваясь, в то время как по мере нарастания нехватки воздуха, её тело начина бледнеть и покрываться цианотическим оттенком. Горло Оксаны резко опухло, вены на всём теле были в полном напряжении, она царапала в панике кресло, пытаясь найти хоть глоток воздуха.
— О… господи что же я наделала
Испугалась медсестра, резко отскочила с табуретки, на которой сидела, разбросав принадлежности для забора крови на полу, смотрела на задыхающееся тело Оксаны.
— Помогите пожалуйста — закричала она, боясь даже подойти в креслу в котором корчась от нехватки воздуха, задыхалась Оксана
— Что здесь происходит?
Вбежала первой в кабинет мисс Хилл и тут же заметив ужасную картину, вытащила из кармана белого халата фонарик, женщина тут же направилась к креслу где была привязана Оксана.
— Черт возьми Кристалл
Выругалась мисс Хилл, направляя луч света в трахею Оксаны, женщина всунула фонарик ей в рот, после чего взяла тут же хирургический зажим и вынула из горла тампон. На экране прибора жизненных показателей возникли нитевидные линии, что показывали полное отсутствие пульса.
— Тебя ни на секунду оставить нельзя с пациенткой
— Что там мисс Хилл?
Вошла медсестра Маргарет в кабинет, обратила внимание на бледное тело Оксаны когда она почти уже с мертвым взглядом смотрела на потолок горящих хирургических ламп.
— Кристалл — прижала кончики пальцев к губам медсестра, в то время как гинеколог вставила быстро распечатанный ларингоскоп в гортань Оксане, после чего приготовила баллон для интубации и трубку — Что ты наделала
— Маргарет помоги мне — вставила трубку в трахею Оксаны, женщина прикрутила быстро баллон для интубации и начала быстро давить его пальцами
— Я тебе этого никогда не прощу — возмутилась Маргарет, девушка сразу поняла, что нужно делать непрямой массаж сердца, пока врач качает баллон для интубации
— Ну-ну — взволнованно говорила мисс Хилл, качая баллон для интубации пальцами, когда медсестра забралась на кресло, в котором была Оксана, скрестив между собой ладони, стала надавливать на грудную клетку — Давай же
— Нитроглицерин быстро — прокричала Маргарет на свою подругу, воспринимая сразу, что это сердечный приступ у Оксаны
— Да-да конечно — тут же побежала Кристалл, к столешнице и достала из отодвинутого ящика шприц с нитроглицерином
— Нет, дай я! — возразила мисс Хилл, была не согласна с тем как девушка, подошла к руке Оксаны, снимая колпачок с иглы, передала ей в руки баллон для интубации — Качай с ритмом одно надавливание на два рывка Маргарет
Женщина сняла сама колпачок с иглы шприца, после чего тут же ввела иглу в сосуд на руке Оксаны и надавила пальцем на поршень шприца. После чего вынула иглу, когда обе перепуганные девушки, медсестры, наблюдали за прибором, качая баллон для интубации и делая непрямой массаж сердца. Через какое-то время на экране монитора появился пульс, в время как девушка шатенка продолжала качать баллон для интубации.
— Мисс Джонсон — обратилась мисс Хилл, в то время как Оксана раскрыла глаза, всё перед ней было мутно, комната как будто плыла — Вы слышите меня? — говорила врач на английском языке
— Кристалл да вытащи ты её — распорядилась Маргарет, извлекая сидя на Оксане трубку для интубации, вытащила ларингоскоп из её гортани
— Мисс Джонсон
Обратилась мисс Хилл, обвивая лицо Оксаны ладонями обеих рук, женщина смотрела ей прямо в раскрытые глаза и светила в них фонариком яркого света.
— Вы слышите меня?
Шлепала врач по щекам Оксану, после чего когда она, стараясь сама дышать уже нормально, посмотрела на неё и всё, как будто затянуло тёмной стеной, она потеряла сознание.
— Обе в мой кабинет — распорядилась злобно прошипела врач на обеих медсестёр — Мисс Джонсон доставить в палату и полный контроль, как за мисс Робинсон, глаз с неё не спускать
Направилась врач к выходу из кабинета диагностики, в тот момент, когда голова Оксаны, с раскрытыми глазами свисая с подголовника кресла, смотрела пустым взглядом на каблуки черных туфель уходящей женщины, пока не наступила полная мгла.


Открывая медленно глаза, Оксана не могла поначалу привыкнуть к светлой комнате, что была сокрыта тенью, так как жалюзи на окнах были полностью закрыты. Слабость во всем теле, вынуждала её оставаться в постели, от чего Оксана не хотела даже просто пошевелиться, пока привыкая к атмосфере. Окно в палате было закрыто, однако Оксана дышала свободно сама и не испытывала дискомфорта. В палате чувствовался свободный воздух, едва доносились нотки искушающего аромата роз, осматривая комнату, Оксана заметила вазу с цветами на рядом стоящей тумбочке. Постоянно пикающий прибор контролировал показания жизненные показатели кривые пиковых диаграмм, что вырисовывались на мониторе.
— Мисс Джонсон — обратилась в палате медсестра, немного погодя Оксана разглядела девушку, сидевшую в углу комнаты на стуле, которая держала в руке телефон — Я сообщу, мисс Хилл, что вы уже пришли в себя
— Стой! — обратилась Оксана, случайно вырвала слово на русском, но после этого понимая, что медсестра разговаривала с ней на английском, тут же решила поправить свою речь до американского диалекта — Подожди
— Мисс Хилл будет очень рада видеть, что вы пришли в себя — ответила девушка, цвета волос у которой Оксана не могла разглядеть за счёт тени создавшейся в палате — Я её сейчас позову
Уверяла медсестра, вставая со стула, девушка, чувствуя за собой некую ответственность, скорее даже чувство вины, она не могла посмотреть на Оксану, просто прошла молча по палате.
— Мисс Хилл — обратилась она, отодвигая стеклянную дверь-купе в сторону, обращаясь к женщинам, что стояли у дежурного поста в отделении — Мисс Джонсон уже пришла в себя
— Очень хорошо
Обернулась темноволосая женщина, в белом халате убирая ручку, положила ей в раскрытую амбулаторную карту, отошла от дежурного поста медсестры.
— Что же давайте посмотрим на вас мисс Джонсон
— Что блядь тут происходит? — не хотела Оксана даже пошевелиться, разговаривая на русском языке, чувствовала как от головокружения, комната словно плыла у неё перед глазами
— Мисс Джонсон
Обратилась, войдя в палату, мисс Хилл, женщина с черными волосами, переступила порог, касаясь пальцами выключателя света, провела по его клавише пальцем, включая яркий свет.
— Вы значит уже пришли в себя — говорила она, направляясь по палате, в то время как Оксана не была готова к такому яркому свету, прищурила глаза
— Где я нахожусь?
Поинтересовалась Оксана вялым сухим голосом, не могла смотреть на яркий свет светильников в палате, отвернула взгляд в сторону окна, жалюзи на котором были закрыты.
— Что со мной происходит?
— Нет-нет — возразила, мисс Хилл, дотронувшись до плеча Оксаны кончиками пальцев — Не вставайте мисс Джонсон, у вас был серьёзный шоковый приступ, по вине нашей работницы, вас чудом удалось реанимировать и вернуть к жизни
— Что теперь? — поинтересовалась Оксана недовольно, прикусывая краешек губы, не могла смотреть ни на эту женщину, ни на яркий свет, когда она своей головой загородила свет светильника, встав рядом с койкой — Что мне теперь делать?
— Как вы себя чувствуете? — поинтересовалась, мисс Хилл
— А как я должна себя чувствовать? — возмутилась недовольно Оксана, почувствовала, как пальцы этой женщины обвили ей подбородок и вынудили посмотреть на себя
— Зрачки вроде пришли в норму — улыбнулась она, продолжая смотреть на Оксану — С вами хочет поговорить наш психолог
— Психолог? — не понимая сначала, что только сказала эта женщина — Но зачем?
— Вы чудом остались живы — рассказывала, мисс Хилл, присаживаясь на край койки на которой лежала Оксана — Это простая процедура, попьёте чаю у неё в кабинете, успокоитесь и ничего такого, это просто беседа
— Я что, по-вашему, блядь дура?
Вскрикнула Оксана, резко вскочила с постели, на которой лежала, неожиданно вспомнила про беременную женщину Робинсон и про её сердечный порок и то, что она вынашивала ребёнка.
— Та беременная девушка — продолжая сидеть на постели, Оксана заметила, что не может встать, так как была привязана ремнями к кровати — Это еще зачем?
— Пока с вами не поговорит психолог! — утверждала мисс Хилл — Мы вас не развяжем, прошу извинить, но такие правила нашей больницы
— Но зачем мне психолог?
— Вы пережили серьёзное нервное потрясение — утверждала, рассказывая мисс Хилл, касаясь пальцами плеча Оксаны, вынудила её лечь обратно в постель, прикрыв её грудь покрывалом
— Я, по крайней мере, жива
Возразила Оксана, была не согласна с мнением женщины, что сидела перед ней на больничной кровати, когда её руки были привязаны к поручням по обе стороны.
— И умом вроде как не тронулась
— У вас могут быть расстройства на нервной психике
— Это у вашей медсестры
Оспаривая такой довод, говорила Оксана, хотела подняться с кровати, но ремни, что держали её за руки, не давали ей это сделать в полной мере и она рухнули вновь головой на подушку.
— Расстройства психики — грубо выразилась Оксана, посмотрев, поджав от обиды губу на женщину, которая сидела рядом с ней на больничной кровати
— Я этого не отрицаю — ответила мисс Хилл, мило улыбнулась — Я оставлю с вами медсестру, она вас проводит к нашему психотерапевту
«Какую-то глупую девку я с радостью обведу вокруг пальца», стараясь выглядеть любезно, Оксана улыбнулась женщине, что встала с постели, где она лежала.
— Ладно — пожав плечами, согласилась Оксана — Надо так надо
— Вы соглашаетесь? — поинтересовалась, мисс Хилл, недоверчиво посмотрела на Оксану — Что-то с трудом верится, как легко я вас уговорила
— Ну, если таковы правила — пожав плечами, ответила Оксана, прикусывая нервно краешек губы, желая освободиться от оков постели — Как я могу спорить с системой
— Хм…. — вновь выражая на лице гримасу сомнения, посмотрела мисс Хилл на Оксану, словно как не ожидала такого легкого ответа — Я ожидала, что вы будите более упорной
— Я ведь не смогу бороться с целой системой — уверяла Оксана, состроив улыбку — Вы знаете, если моей жизни больше ничего не угрожаете, вы не могли бы меня отпустить
— Отпустить? — удивилась врач гинеколог, изучающим взглядом посмотрела на Оксану — Ладно у меня всё равно начнётся приём в клинике, а после обеда я вас навещу
— Ну так что на счёт ремней — поинтересовалась, пытаясь казаться для этой женщины любезной, спросила Оксана — Вы освободите меня, а я сама пойду на приём к вашему психотерапевту, вам даже не придётся меня больше уговаривать
— Кристалл — обратилась мисс Хилл, глубоко и изнурённо вздохнула — Развяжи ремни у нашей пациентки и глаз с неё не спускай, теперь она твоя ответственность
— Хорошо мисс Хилл — ответила девушка, подойдя к кровати на которой лежала Оксана, девушка начала расстегивать ремни, привязывающие её руки к поручням кровати
— Я ведь никуда отсюда не уйду
— Ну, я на вас надеюсь мисс Джонсон — отодвигая дверь-купе, говорила мисс Хилл — После чего женщина покинула палату с другой медсестрой, что покорно опустив голову, следовала за ней
— Так, когда нам нужно к психологу? — поинтересовалась Оксана, ловко высунула руку из ремня, почувствовала свободу в движении, сама этой же рукой, освободила левую руку
— За нами зайдёт медсестра — уверяла, рассказывала девушка, отошла от Оксаны после того как заметила что она сама с легкостью освободила свою вторую руку, поднялась на постели
— Значит, зайдёт медсестра — ухмыльнулась Оксана, кивнула в сторону палаты напротив — Не подскажите что за палата вон там, за дежурным постом медсестры в отделении?
— Это палата мисс Робинсон — пояснила девушка, отошла обратно к креслу с которого не так давно встала — Мистер Робинсон хотел, чтобы ваша палата была напротив, чтобы в любой момент зайти и проведать вас
— А что это за люди тогда в белых халатах у неё там стоят? — спросила Оксана, сидя на кровати, выгнула спину, выставив грудь подняла обе руки вверх потягиваясь
— Это доктор Хоуп со своей командой врачей
Рассказывала девушка, продолжая сидеть в кресле, облокотившись на спинку, обернулась, чтобы рассмотреть людей в палате, напротив, за стеклянными большими окнами и дверями.
— Они кажется почти убедили её пойти на кесарево
«Кесарево, этот пиздюк, хотел вскрыть её чтобы достать ребёнка из матери, когда он думает что он её убивает и хочет всеми путями спасти жизнь ей, для своей отметки», вспоминая события прошедшего дня, Оксана медленно сползла с кровати, держась за неё стоя пока неуверенно.
— Вы куда мисс Джонсон?
Вскочила растерянно с кресла, в котором сидела, девушка перепугалась от того что Оксана покинула постель стоя уже рядом с кроватью, неуверенно на слегка трясущихся ногах.
— Мисс Хилл ясно дала понять, что вам никуда пока нельзя
— Но ведь её же здесь нет — мило улыбнулась Оксана, пожав плечами, почувствовав уверенность в своих силах, отошла от постели
— Но она же узнает
— Это не моя забота — направляясь медленно к закрытой двери в палате, ответила Оксана
— Постойте мисс Джонсон — направляясь следом за Оксаной, девушка хотела схватить её за руку
— Хватит уже меня хватать — выдернула Оксана свою руку, не позволяя себя держать на привязи
— Мне ясно дали понять не отпускать вас никуда
— Это больше не твоя забота — подошла Оксана к закрытой двери, касаясь её пальцами отодвинула, открывая, тут же неуверенно переступила порог, касаясь линолеума пола в отделении
— Ошибаетесь — проявляя настойчивость, девушка хотела вновь схватить Оксану за руку, не не успела так, как она ловко выворачивая руку, вышла из палаты
— Что ты ко мне прицепилась? — встав в отделении, прошипела Оксана тихим голосом, недовольно продолжая смотреть на девушку
— Мисс Хилл поставила меня следить за вами
— Вот и просто следи — ответила недовольно, столь же тихим голосом Оксана, стараясь не привлекать к себе внимание — А я сама как-нибудь во всём разберусь
— Постойте — обратилась медсестра, когда подошла к открытой двери, через которую только что вышла Оксана в отделение — Оденьте хотя бы халат для наших пациенток
— Халат?
Удивилась Оксана встав посреди отделения, когда дежурная медсестра в отделении так косо на неё посмотрела, белокурая девушка сидя за компьютером коснулась пальцами дужек очков.
— Хм…. а вообще давай — согласилась Оксана, любезно улыбаясь, подошла к девушке вышедшей из палаты, вынося ей в руке полупрозрачный белый халат — Не знала что такие халаты у вас выдают пациенткам
— Они легкие — рассказывала шатенка, подойдя к Оксане, когда она повернулась к ней спиной, позволяя надеть на своё тело халат — И в них кожа легко дышит
— Можно сказать, ты меня убедила — изумилась Оксана в улыбке, чувствуя, как нежные пальцы девушки одели на неё прозрачный белый халат
— Может, всё-таки вернёмся в палату
— В палату я вернусь — возразила Оксана, обернувшись, положив ладонь на выставленное бедро, посмотрела с недовольным взглядом на дотошную ей девушку — Только когда я захочу
— Но мисс Хилл…..
— Да плевать я хотела на мисс Хилл
Грубо ответила Оксана, не давая девушке высказаться, прошла по отделению, направляясь к стеклянной двери палаты напротив, касаясь пальцами дежурного поста медсестры.
— И на то, что она скажет или захочет сказать
— Но мисс Хилл..... — говорила девушка, пытаясь привлечь к себе внимание Оксаны, когда она подошла к стеклянной двери купе в палату Робинсон
— Мисс Робинсон
Утверждал, доктор Хоуп, стоя у больничной кровати в которой лежала темноволосая женщина, на приподнятой спинке в наполовину сидячем положении, в то время как Оксана дверь палаты.
— Я вам говорю
Утверждал настойчиво Хоуп, показывая на снимок УЗИ, мужчина передал снимки в руки женщине, которая ничего по виду тому, как она на них смотрела, не поняла.
— Вы это роды не переживёте — рассказывал усердно доктор, обводя контур рисунка, в то время как его двое интернов покорно стояли в углу, Хоуп ходил по палате взад и вперёд, стараясь всем своим видом подкрепить важность своих слов — Вы и сами умрёте и ребёнка своего погубите
— Я не помешаю? — выглянула Оксана, легонько пальцами открыла дверь палаты, уже даже через щель открытой двери слышала прекрасно суть беседы доктора Хоуп — Могу я посмотреть снимки проделанного УЗИ
— Мисс Джонсон? — нервно обернулся Хоуп, по выражению его лица он явно был против присутствия Оксаны в палате у этой беременной женщины
— Прошу не стоит бурных аплодисментов
Переступила порог босыми ногами, Оксана вошла в палату, направляясь сразу к больничной койке, на которой лежала пациентка.
— Насколько я понимаю
Рассказывала Оксана, направляясь по палате покачивая выразительной формой бёдер, прошла мимо мужа пациентки. Мужчина в чёрном костюме, который стоял посреди палаты своей жены и был ошеломлен её присутствием.
— Можно?
Подошла к кровати пациентки Оксана, попросила у неё снимки проведённого в режиме допплерометрии, посмотрела на них внимательно, напрягая зрение. Всматриваясь в снимок, Оксана заметила утолщение стенок правого желудочка, увеличение его объёмов. Так же особо бросалась в глаза разница градиента давления между правым желудочком и легочной артерией.
— На каком сроке вы говорите? — поинтересовалась Оксана, представляя сразу некую аномалию, что увеличивает нагрузку на правый желудочек, а так же обеднение легочного ствола
— Двадцать четыре недели — ответила мисс Робинсон, посмотрев на Оксану как на луч надежды
— Мисс Джонсон — обратился недовольно Хоуп, возмутившись появлению Оксаны в палате своей пациентки — Вы мешаете проводить диагностику мне и моим коллегам
— Это тем, что чуть не убили мисс Робинсон? — насмехаясь над мужчиной, ответила Оксана, продолжая сидеть на постели рядом с темноволосой беременной девушкой
— Мисс Джонсон — продолжая говорить столь же возмущённо, пояснил Хоуп — Если вы не покинете палату моей пациентки, я буду вынужден применить силу
— Просто скажите! — выставила руку испугалась Оксана, после того как мужчина в белом халате с сединами на висках, направился к ней — Какой диагноз вы ставите тут
— Что? — остановился рядом с кроватью пациентки, там где на краю сидела Оксана
— У вас ведь есть какие-то догадки — переспросила Оксана, давая понять Хоуп, что же всё-таки его команде интернов удалось узнать — По поводу того, какой это может быть сердечный порок
— Причины гормонального сбоя — ответил Хоуп, не желая обсуждать подобную тему с Оксаной
— И всё? — удивилась Оксана, продолжая сидеть на постели рядом с темноволосой беременной женщиной, которая удивлённо наблюдала за происходящим диалогом
— Я еще раз вам повторяю мисс Джонсон — стоял Хоуп перед Оксаной с недовольным видом, словно принуждая её уже покинуть эту палату — Покиньте, пожалуйста, палату, здесь идёт осмотр пациентки
— А что если она тоже моя пациентка
— Перестаньте! — возразил Хоуп, был не согласен с решением Оксана — Вы ведь даже не врач
— А вам откуда знать? — поинтересовалась Оксана, мило улыбнулась Робинсону и его жене
— Хватит мисс Джонсон! — вскрикнул Хоуп, мужчина явно был на пределе своего терпения, от чего беременная девушка вздрогнула сидя на кушетке — С тех пор как вы прибыли в нашу больницу, вы только и делаете, что создаёте нам всем тут проблемы
— Себя на гинекологическом кресле я тоже чуть не убила?
Произнесла Оксана такие подробности, смутив девушку, медсестру, что стояла у входа закрытой стеклянной двери палаты и испугалась услышанных подробностей. Шатенка, сразу же опустила голову, как услышала от Оксаны неприятные для неё воспоминания, чувствуя за собой вину.
— Или может быть я сама себе, в глотку тампон с пинцета уронила?
— Это вина полностью нашего персонала — не желая дальше отвечать не подобные доводы, увиливал Хоуп
— Чтобы вы там не говорили — уверяла Оксана, стараясь казаться любезной для влюблённой пары Робинсонов — Можно вас стетоскоп мистер — обратилась она к интерну, что просто от удивления, стоял, смотрел на неё рядом со своей коллегой
— Возьмите, пожалуйста, мисс Орлова — покорно подошёл молодой интерн, мило улыбаясь Оксане, так как был без ума от сцены, что она устроила в палате Робинсон
— Повернитесь, пожалуйста, ко мне спиной — обратилась Оксана к беременной девушке, взяла из рук молодого интерна предложенный ей стетоскоп
— Ну давайте мисс Джонсон удивите нам — насмехаясь говорил Хоуп — Вы кажется, хотели шанс показать себя, так вот ваш шанс
— Хорошо посмотрим — повела нервно губами Оксана, одевая стетоскоп на себя, прислонила ушко стетоскопа к спине женщины
Выполняя аускультацию, Оксана обнаружила, что II тон на лёгочной артерии раздвоен, значительно ослаблен его лёгочный компонент; систолический шум продолжительный, ромбовидный, его пик приходится на вторую половину систолы, часто продолжаясь дольше аортального компонента II тона.
— Выраженная форма стеноза легочной артерии
Произнесла задумчиво Оксана, снимая стетоскоп, после того как сделала такое заключение, подтвердив всё то что сказал тут Хоуп.
— Скажите мисс Робинсон — обратилась Оксана к беременной женщине, после того как она закатала на себе ночную сорочку в которой лежала на больничной койке — Вы очень хотите стать матерью?
— К чему этот вопрос мисс Джонсон? — возмутился муж пациентки, удивлённо посмотрел на Оксану — Миранда же вам сказала еще тогда
При данном сердечном пороке у женщин на сроке после 26 недель беременности на сердце возлагаются максимальные нагрузки, что приводит к нарушению функций диафрагмы и легочной вентиляции. Это грозит отеком легких и застойными явлениями, может приводить к гестозам, угрозам преждевременных родов, а также развитием сильной фето-плацентарной недостаточности плода. При сильной нагрузке на сердце возможно развитие сердечной недостаточности и гибели женщины.
«Я вижу, как она хочет стать матерью и прекрасно понимаю, что дальнейшее пребывание ребёнка в этой женщине, просто её убьёт, операцию делать нельзя, а при кесарево ребёнок просто не сможет выжить», предположила Оксана, посмотрев на женщину, рядом с которой сидела на постели.
— Мне не хотелось это уточнять — говорила Оксана застенчиво, не могла посмотреть в глаза мисс Робинсон — Но кажется, я знаю, как спасти жизнь вашему ребёнку
— Ценой жизни матери — упрекнул Хоуп, уже заранее зная ответ, мужчина обернулся с презрением и выраженным недоверием продолжал смотреть на Оксану
— Мисс Робинсон
Утверждала Оксана, вставая с постели пациентки, на краю которой сидела, выгнула спину, оставив стетоскоп висеть на шее, когда его ушко, легонько касалось кончиком сочной груди.
— Сказала же вам что хочет стать матерью — высказывалась Оксана, подпирая руками спину, продолжая смотреть на доктора Хоуп — Я могу помочь попробовать сохранить ребёнка
— Что-то удивительно мисс Орлова или как вас там
Насмехаясь, делился впечатлением Хоуп, стараясь из-за своей гордости высмеять Оксану, мужчина сером костюме, отошёл к противоположной стене от кровати пациентки.
— Вы перестали говорить, о возможности сохранить жизнь матери — уточнил доктор этот момент, заострив внимание мистера Робинсона конкретно на этом аспекте надлежащей темы беседы
— Чтобы вы там не думали доктор Хоуп
Продолжая разговаривать на английском языке, высказывала Оксана громко собственное мнение, подошла к мужчине, что отошёл к окну. Оксана посмотрела в его глаза, указывая при этом пальцем на пациентку, которая продолжала сидеть на постели.
— Я не позволю этой женщине потерять ребёнка
Вдохновила Оксана своим крепким голосом и жестким характером беременную девушку, которая всем своим желанием, хотела сохранить ребёнка.
— Она должна стать матерью
— Спасибо вам — искренне поблагодарила на ломаном американском языке, мисс Робинсон — За всё, что вы делаете для нас с мужем
— Если вы врач — обернулся Хоуп, мужчина заметил, как упал во мнениях перед своими интернами и хотел любым способом вернуть к себе их доверие — Вы должны понимать, что мать ребёнка умрёт, она даже до 40 недель не доживёт
— Нам нужно выждать максимум хотя бы еще две недели
— У нас хватит оборудования чтобы спасти ребёнка уже на таком сроке — мешкала с ответом, ответила девушка интерн, продолжая стоять рядом с молодым парнем — Мы можем попробовать рискнуть, после чего проведём кесарево
— Две недели при таком пороке — оспаривая мнение своего интерна, возразил Хоуп — За это время, мисс Робинсон не сможет пережить даже кесарево
— Я могу попробовать сохранить хотя бы жизнь ребёнку — уверяла Оксана, прикусывая краешек губы, направилась к Робинсону — Ваш ребёнок с Мирандой будет жить
— Я не могу позволить потерять тебя Миранда — не мог он вынести взгляда той надежды, что предлагала ему Оксана, мужчина отвернулся и посмотрел на свою жену, взглядом жалости
— Дорогой
Поднимая взгляд так, говорила беременная женщина, было видно искра любви между двумя людьми, словно на мгновение, как будто всё остановилось, когда они смотрели друг на друга.
— Всё что я прошу сохранить нашего ребёнка — словно как умоляла она его, обращаясь к своему мужчине — Сохрани ему жизнь
— Но как же ты? — подошёл к кровати мистер Робинсон, посмотрев на свою возлюбленную, коснувшись ей пальцев обеих рук, держался за них, как будто в последний раз — Я не смогу без тебя Миранда
— Я хочу, чтобы у нас был ребёнок
Посмотрела, мисс Робинсон своему мужу в глаза, держась за его руки, продолжая сидеть на кровати, её тон голоса казалось, будто выражала легкой формы отдышку и высокое волнение.
— Всё остальное понимаешь, не имеет значение
— Ты правда этого хочешь? — обратился он переспрашивая возлюбленную продолжая пристально и напряженно смотреть ей в глаза
— Так всё хватит!
Не мог больше смотреть Хоуп на телячьи ласки двух влюблённых, подошёл мужчина к Оксане и принуждённо схватил её за руку, потащил за собой.
— Что касается вас мисс Джонсон с вашим диссоциативным расстройством личности
Крепко держал Хоуп за руку Оксану, что она как бы сначала не пыталась и не тянула на себя, не смогла вырваться сразу из крепкой мужской хватки пальцев, схватившихся за запястье.
— Так идите в свою палату и пудрите голову там
— Что вы делаете?! — воскликнула Оксана, пытаясь схватиться за что-нибудь в палате, когда Хоуп настойчиво тащил ей к выходу и двое, его интернов, не смогли даже ему в этом помешать
— Что вы делаете Хоуп? — удивился Робинсон, сурово обратившись к мужчине
— Да вы что не видите она шарлатанка, обманщица
Остановился мужчина посреди палаты, продолжая держать Оксану за руку, в то время как она со злостью на него смотрела, хотела вырваться из его крепкой хватки.
— Она пережила страшную аварию — рассказывал Хоуп, пытаясь спасти свою репутацию — Из-за этого она думает, что она какая-то Орлова
— У неё перегрузка правого желудочка, обеднение легочной артерии — опровергла Оксана утверждения Хоуп — По-вашему, я что это из интернета вычитала?
— Это действительно так — согласился, парень из интернов, доктора Хоуп — У мисс Робинсон, перегрузка правого желудочка, незначительная перегрузка правого предсердия и обеднение легочной артерии
— А вас Бромовый никто не спрашивал — огрызнулся Хоуп, посмотрев недовольно на своего интерна — Ты здесь работаешь, потому что папа позвонил кое-кому и тебе быстро нашли тёпленькое местечко
— Как бы не так доктор Роберт Хоуп — возразил молодой интерн подошел к Хоуп, так что вынудил его отпустить руку Оксаны, когда он насильно хотел её выволочь из палаты пациентки
— Александр!
Вскрикнула девушка с английским акцентом, называя имя молодого интерна, воскликнула так, чтобы парень не совершил какую-то глупость. Судя по тому, как девушка интерн обратилась к коллеге, Оксана поняла, что он ей не безразличен, заметив это во взгляде и потому, как она взволнованно на него смотрела. Белокурая девушка интерн, подошла к нему и коснулась пальцев его руки, вынуждая парня отвлечься и обратить на себя внимание.
— Прошу не стоит сейчас ничего делать — уверяла она, продолжая разговаривать на английском языке — Помнишь, как мы учились в аспирантуре, то мечтали попасть на практику к доктору Роберту Хоуп
— Послушай лучше свою коллегу — строго заявил Хоуп, направляясь к выходу из палаты беременной девушки
— Прошу простить меня
Ответила Оксана, чувствуя себя виноватой, посмотрев на то как беременная женщина, сидя на кровати с ужасом смотрела на сцену, произошедшую прямо у неё перед глазами.
— Возможно, я лезу не в своё дело
— Я хочу чтобы вы были моим лечащим врачом — заявила с твёрдой уверенность, мисс Робинсон
— Что?! — возмутился Хоуп, открывая дверь палаты пациентки, мужчина отодвинул её в сторону, посмотрела удивлённо на Оксану, потом на пациентку — Но мисс Робинсон, это женщина даже не врач и она явно не понимает о том, что говорит
— Эта женщина господин Хоуп — возразил Робинсон, соглашаясь с мнением своей жены — Сделала для Миранды намного больше, чем вы и ваша команда врачей
— Я всё расскажу главврачу
— Да можете идти хоть сейчас рассказывать — насмехаясь ответил Робинсон, выражая на лице коварную усмешку
— Может зря вы так
Чувствуя себя виноватой, поделилась Оксана собственным мнением, продолжая стоять посреди палаты, опустив голову, смотрела в пол. В то время как интерны доктора Хоуп, направились к выходу из палаты, дверь которой была открыта и рядом с которой стояла медсестра.
— Ведь неизвестно чем это всё может закончиться
— Для него неважно — ответил недовольно Робинсон, мужчина повернулся к своей жене, присаживаясь рядом на край её больничной койки
— Оксана — обратилась мисс Робинсон, называя полное имя Оксаны — Вас ведь так зовут?
— Ну, вообще-то это моё настоящее имя — отражая застенчивость блеклым румянцем на щечках, ответила Оксана
— Я хочу, чтобы вы занимались моим лечением
— А как же доктор Хоуп? — удивилась Оксана, чувствуя себя растерянной, продолжая смотреть в сторону открытой двери палаты пациентки
— А что доктор Хоуп — изумилась в улыбке, мисс Робинсон, облокотившись на подушку приподнятой кровати, беременная женщина обвила руками свой живот — Он ведь кажется, чуть не дал мне умереть на том кресле в гинекологии
— Мисс Орлова — обратился мистер Робинсон к Оксане — Если моя жена чего-то хочет, я сделаю всё, чтобы так было
«Я ведь прекрасно понимаю, какой пиздец ждёт эту ненормальную, если она продолжит и дальше вынашивать своего ребёнка», предположила Оксана, уже зная заранее результат родов для беременной девушки, нервно начиная при этом ёрзать губами.
— Я даже и не знаю, что и ответить — растерянно, произнесла Оксана, не могла даже взглянуть в сторону любящей семейной пары, что сидели на больничной койке
— Соглашайтесь — уверенно сказал мистер Робинсон, продолжая сидя рядом с женой на кровать поддерживать её, держась за руку — Другого ответа я от вас и не жду
— Могу я хотя бы обдумать? — отошла Оксана к стеклянной двери, у которой стояла медсестра, покорно ожидая, когда она выйдет
— Учтите мисс Орлова — говорил Робинсон, когда Оксана направлялась к открытой двери палаты, обращая на себя всё её внимание — Другого ответа я от вас не приму
— Хорошо мистер Робинсон — ответила Оксана, касаясь пальцами стекла входной двери палаты, что была открыта — Я обещаю, что не заставлю вас долго ждать…..
— Мисс Джонсон
Обратилась, наконец, медсестра, к которой подошла Оксана, встав с девушкой рядом, она ощутила прикосновение её пальцев к своей руке.
— Нам нужно срочно направиться к психотерапевту — указала она на девушку в белом халате, что только зашла в палату к Оксане — Эта девушка пришла вызвать вас на приём
«Ну, уж нет, если он хочет, чтобы я взялась за это безнадёжное дело, в котором его жена при любом раскладе теперь уже погибнет, сначала он должен поплясать у моих ног», предположила Оксана, нервно кусая краешек губы, завоевать расположение к себе мистера Робинсона.
— Ах… да
Чувствительно нежно вздохнула Оксана, раскрывая в искушенной форме губы, стараясь привлечь своим нежным дыханием к себе мистера Робинсона.
— Мистер Робинсон, у меня есть, как бы так сказать к вам небольшая просьба
— Вы можете говорить всё, что вам вздумается Оксана
— В таком случае
Не могла пока Оксана переступить ту грань дозволенного, пожав плечами, сохраняя на губах красоту улыбки, отразила на щечках красивый изгиб ямочек.
— Не могли бы вы со мной сходить на эту беседу с психотерапевтом?
— Дорогая ты не будешь против? — поинтересовался Робинсон, отходя от кровати своей возлюбленной — Скажите, а зачем вас вызывают на беседу к психотерапевту
— Может, расскажешь ему — кивнула Оксана в сторону медсестры, что еще больше смутилась того, как на неё посмотрел Робинсон — Хотя знаешь лучше я сама……
— Мисс Джонсон прибыла в результате нашего осмотра в состоянии клинической смерти, её чудом удалось вернуть к жизни
— Не понял, какого еще осмотра? — мистер Робинсон уже почти был вне себя от того, что узнал от медсестры, когда она невежливо прервала Оксану, не давая возможности ей высказаться
— Представляете, они меня чуть не убили
Ухмыльнулась Оксана, испытывая жалость к медсестре, что еще больше напугалась того, как Робинсон, разговаривая на английском, поднял тон своего голоса.
— Что будет с вашей женой — утверждала Оксана с насмешкой обошла, покачивая выразительной красотой бёдер, за спиной девушку, с каштановым оттенком волос
— Почему мне Хоуп ничего не рассказал? — был недоволен Робинсон, что его не поставили в курс дела — Что вообще тут у вас происходит
— Вот к ней
Указала гордо Оксана, насмехаясь над девушкой, что чувствовала себя виноватой перед ней и в тоже время ужасно боялась посмотреть в сторону Робинсона.
— К ней, пожалуйста, все вопросы — продолжая улыбаться коварной улыбкой, Оксана чувствовала прилив гордости от того, что на её сторону встал столь влиятельный человек в этой больнице
— Это произошло по вине нашего медицинского персонала — уклончиво ответила девушка, беспокоясь за то, чтобы Оксана ничего не сказала лишнего
— Что здесь происходит?
Послышался голос Николса, в тот момент Оксана обернулась и заметила, как в отделение вошёл заведующий больницей в сопровождении доктора Хоуп и его интернов.
— Мистер Робинсон! — приветливо мужчина пожал руку, в знак приветствия и недовольно посмотрел в сторону Оксаны — Мисс Джонсон, вы уже не успели прийти в себя после того ужасного случая, так уже создаёте проблемы в обследовании наших пациентов
— Я просто не позволяю провести доктору Хоуп кесарево
— Вы хоть знаете что ребёнок внутри мисс Робинсон
Рассказывал Николс, мужчина в черном деловом костюме, поверх которого был надет белый халат, обошёл Оксану, осматривая её внешнее самочувствие.
— Её скора убьёт — утверждал, будто знал заранее заведующий, стараясь упрекнуть своими словами Оксану — Максимум, что нам тут остаётся это две недели
— Мне этого хватит — заявила гордо Оксана, поднимая подбородок и взглядом королевской кобры, посмотрела ан мужчину, что встал перед её лицом
— Хватит для чего? — оспаривая утверждение Оксаны, заявил Хоуп, подойдя к ней — Вы Джонсон или как вас там теперь Орлова?
— Орлова Оксана Владимировна
Произнёс заведующий больничным комплексом Николс полные данные Оксаны, разговаривая на английском языке, выговаривая это с выраженным акцентом.
— Да действительно работала такая в местной городской больницы №12 в Москве
— Они вам наверно много хорошего про меня рассказали
— А вас нет — ухмыльнулся Николс, потирая подбородок — Хотя знаете внешне, вот даже сейчас, учитывая фото, что я держу в руках, вы наверно действительно та самая Орлова
— Она говорит на русском и без всякого акцента — утверждал интерн, что стоял рядом с Хоуп — Вы ведь знаете я родом из России и прекрасно разбираюсь, по крайней мере, в этом языке
— Ну допустим вы Орлова — положил папку на стол к медсестре, ответил Николс, глубоко и изнурённо вздохнул мужчина — Хотя Орлова считается пропавшей без вести, власти до сих пор не мог найти её тело
— Наверно потому что я здесь — развела руками Оксана, указывая на себя
— Как бы там не было…..
— Как бы там не было доктор Николс — возразил Робинсон, заступаясь за Оксану, подошёл к ней и перегородил заведующему путь к ней, встав спиной к месту, где она стояла — Я хочу чтобы эта женщина занималась лечением моей жены
— Это невозможно — опроверг Николс подобное заявление с усмешкой, обратил внимание мужчина на то, как на него посмотрела дежурная медсестра в отделении — Вы хоть понимаете о чём вы просите, может у нас пациенты начнут лечить людей
— Вам ведь кажется нужно оборудование для детского отделения
Подошёл Робинсон к заведующему больницей, положив руку к нему на плечо и тихо, так чтобы Оксана ясно услышала его, сыграл на чувствах главврача.
— Как вы думаете, сумма — создал Робинсон интригу в разговоре, обращаясь к Николс — В пять миллион долларов, решит эту проблему
— В мой кабинет господин Робинсон
Смутился Николс, но в тоже время понимая ситуацию детского отделения, повёл недовольно челюстью, так как его собеседник ясно знал его спрятанные карты в рукаве.
— Давайте дальнейшую беседу проведём там
— А вас Орлова — подошёл Хоуп к Оксане, седовласый мужчина схватил её за плечевой сустав, когда она хотела проследовать за Робинсоном — Прошу проследовать на беседу с нашим психотерапевтом
— Нет-нет постойте! — возразила громко крикнув мисс Робинсон, беременная девушка, чуть не упала со своей больничной койки, когда услышала заявление доктора Хоуп — Оксана никуда не пойдёт без меня
— Господи дорогая — ринулся быстро выражая волнение Робинсон — Как ты — вбежал он в палату придержав свою жену, чтобы беременная женщина не упала на пол
Сердечная астма — выразила Оксана своё мнение, распознав в беременной девушки следствие еще одного симптома её патологии сердца — Дело становится действительно интересным
— Мистер Робинсон — Хоуп направился к палате беременной пациентки, после того как с упрёком и недовольства чрезмерного гнева для его типичного вредного характера — Я бы хотел с вами обговорить всё-таки процедуру кесарево
— Нет! — возразила мисс Робинсон, находясь в объятиях своего мужа, девушка, выставила руку, расшиперив пятерню пальцев — Никакого кесарево!
— После того как выполним кесарево — утверждал Хоуп — Мы сможем провести дальнейшую диагностику сердечного порока вашей жены, понимаете в её положении мы можем действовать только слепо
— Ребёнок не выживет на таком сроке
Прикусывая губу, Оксана вбежала в палату, беспокоясь больше о своей судьбе, представляя лишь как покровительство Робинсона, поможет избавиться ей от оков гипнотической девицы.
— Я не позволю вам сделать кесарево
— А вас мисс Орлова — обернулся Хоуп, заметил на входе в палату мисс Робинсон, стоящую Оксану — Вы здесь вообще на птичьих правах, которые никто никогда не утвердит
«Сердечная астма говорит о левожелудочковой недостаточности», предполагала Оксана, разные варианты развития головоломки, но было мало доказательств, чтобы судить наверняка.
— Я попробую продержать мисс Робинсон еще две недели
— У неё нет двух недель — возразил, оспаривая такое решение, ответил Хоуп
— Мне кажется доктор Роберт Хоуп
Гордо заявила Оксана, поднимая подбородок, играя красотой тела, вошла в палату к девушке, качая выраженными бёдрами, посмотрела на врача, когда его гордость была ей противна.
— Вы уже это когда-то говорили
— Опять вы за своё — обернулся Хоуп, посмотрел на Оксану, в то время, когда хотел подойти осмотреть приступ пациентки — Вы что не понимаете, господин Робинсон, она ведь просто убьёт вашу жену
— Вы ведь прекрасно знаете, что уже нужно делать доктор Хоуп
— Нитроглицерин?! — подошёл сзади интерн, доктора Хоуп, тихо спросил на русском языке, обращаясь к Оксане
— А разве может быть что-то еще помимо этого что сейчас может ей помочь в её-то положении
Пожав плечами, ответила Оксана, разводя руки, мило обернулась к парню, что стоял у неё за спиной и изумлением наблюдал, как она строит перед всеми доктора Хоуп.
— Нитроглицерин немедленно введите ей внутривенно — распорядилась Оксана, строго обращаясь к доктору Хоуп, который хотел выразить перед всеми свою самооценку
— Странно вот только одно — рассуждал Хоуп, задумчиво приложив пальцы ко лбу, словно как со стороны казался Сократом — До каких пор вы будите её пичкать этим
— Есть альтернативный вариант — улыбнулась Оксана милой улыбкой, после того, как заметила, что за её спиной прошла девушка интерн, направляясь к столешнице в палате, в ящике котором она отодвинула, находились медикаменты для реанимации — Искусственная вентиляция лёгких
— Нет-нет — испугалась задыхаясь девушка, после того как легла на кровать, хрипы в её лёгких давали о себе знать, выражая всем своим видом обструкцию проводимости лёгочных путей, вызванной спазмом их гладкой мускулатуры — Не надо вентиляцию
— Что мне делать? — растерялась девушка, интерн, держа в руках шприц с нитроглицерином
— Вы же здесь врач — отмахнулся с усмешкой, наблюдая за страданиями беременной девушки, Хоуп забавляло то, как быстро он переложил ответственность на Оксану — Но учтите кормить её этим постоянно, будут последствия для ребёнка
— Нитроглицерин вызываетпривыкание — согласилась Оксана — И у этого лекарственного препарата, широкого спектра действия, есть свои минусы
Побочные реакции от применения нитроглицерина возникают со стороны сердечно сосудистой, нервной системы, органов пищеварения. Нередко на фоне приема нитроглицерина пациенты жалуются на появление головокружений, головных болей, тахикардии, что связано с быстрым расширением сосудов. Эти эффекты развиваются наиболее часто и обычно проходят в течение 10-20 минут от момента приема. Для восстановления кровенаполнения мозговых сосудов и устранения головной боли лучше принять горизонтальное положение, опустив голову и немного приподняв ноги. Реже возможны тошнота, сухость во рту, диспепсические нарушения.
При передозировке препарата появляются симптомы со стороны нервной системы: больной возбужден, дезориентирован, может быть заторможен, в редких случаях дело доходит до психозов. Тяжелая интоксикация нитроглицерином сопровождается коллапсом, синюшностью кожи, нарушениями дыхания, в крови появляется метгемоглобин, провоцирующий гипоксию.
Вероятность таких эффектов диктует необходимость четкого следования предписанной дозировке и схеме применения нитроглицерина. Очень редки, но все же не исключены, аллергические реакции и местные негативные проявления — зуд, жжение, покраснение кожи, дерматит.
— Минусы? — был не согласен с тем, как мягко высказала собственное мнение Оксана — Это еще мягко сказано, препарат следует с осторожностью назначать мисс Робинсон
— У нас есть два пути сейчас — предположила Оксана, обращаясь к мистеру Робинсону — И вы прекрасно понимаете, что нужно сделать сейчас
— Кесарево! — заявил твердо Хоуп — Так хотя бы ваша жена будет жива, а ребёнка вы всегда сделать успеете
— Что вы предлагаете Оксана? — был взволнован Робинсон, произнёс имя Оксаны на английском языке, разговаривая ломаным ломанным акцентом
— Искусственная вентиляция легких — предложила Оксана один из вариантов, направляясь к кровати на которой лежала пациентка — Либо нитроглицерин сейчас
— Есть еще и третий вариант — подошёл Хоуп к Робинсону, обращаясь как к мужчине, решающего судьбу своей женщины — Кесарево сечение, ваша жена будет жить, а ребёнка вы сделать успеете
— Коли блядь нитроглицерин
Грязно выругалась, громко прокричала Оксана, обращаясь девушке интерну на русском языке, что встала со шприцом в руке не зная что делать.
— Дура блядь ебанутая дай сюда
Подошла Оксана к девушке, выхватив у неё шприц из рук, сама пальцами произвела пальпацию вен на руке беременной девушки, после чего выделила нужную вену, вставила иглу.
— Я сама приму за вас решение — заявила Оксана, посмотрев недовольно, оскалив хищный оскал на Робинсона, из-за того, как он поддался власти влияния Хоуп над собой
— Как долго вы будите позволять какой-то проходимке, принимать за вас решения
Обратился Хоуп к Робинсону, пытаясь вразумить его в этой ситуации, пока Оксана, вставив иглу в кровеносный сосуд девушки, надавила большим пальцем на поршень шприца.
— Она ведь так убьёт её! — утверждал, зная Хоуп
— До тех пор — вздохнула мисс Робинсон с облегчением, после того как Оксана ввела весь препарат со шприца и вытащила иглу — Пока она спасает жизнь мне и моему ребёнку
— Других объяснений вам я думаю мне теперь не нужно
— Она травит вашу жену мистер Робинсон — утверждал Хоуп, нашептывая Робинсону под ухо
— Хватит!
Возразил, громко вскрикнул Робинсон, от чего его жена вздрогнула и Оксана, взвизгнув, словно неожиданно передёрнуло, отошла от мужчины, который был мужем пациентки.
— Дорогая моя — присаживаясь на кровать к своей жене, обратился Робинсон — Кого из этих двух врачей ты выберешь сама, обещаю принять любой твой выбор, каким бы он не был
— Орлова даёт вам лишь ложную надежду на то, что вы, может быть, станете матерью
Пытаясь вновь вразумить семью Робинсон, обращался Хоуп как змей, словно пытался отравить их своим ядом, разговаривая тоном голоса наводящим ужасную интригу последствий.
— Вы ведь разумно должны понимать
Рассказывал Хоуп, пытаясь стоять на своём, даже когда Николс вошёл в палату, заведующий был не под впечатлением от психологического давления что оказывал его сотрудник на пациентов.
— Вы не переживёте эти роды — утверждал Хоуп — Вы даже пару недель не переживете
— Этого хватит, чтобы спасти вашего ребёнка
Утверждала Оксана, в то время как девушка интерн прилепила на лейкопластырь повязку на руке мисс Робинсон, к месту, где была произведена инъекция.
— Ваш ребёнок будет жить!
— А чего нам еще нужно для счастья любимый — обратилась мисс Робинсон к мужу, принимая близко к сердцу слова Оксаны, что казались ей более разумными — Наш ребёнок будет жить
— Тогда я потеряю тебя — едва сдерживая слёзы, ответил жалким голосом Робинсон, обнимая свою возлюбленную — Я не смогу без тебя
— С тобой будет наш ребёнок — положив ладонь на щеку к мужу, ответила мисс Робинсон, со слезами печали на глазах, женщина слёзно молила его сохранить ребёнка внутри неё любой ценой
— Вы довольны теперь?! — огрызнулся Хоуп, понимая, что потерпел поражение в этом споре, прошипел мужчина в сторону Оксаны
— Мисс Орлова — подошёл понимающе Николс, касаясь пальцами плечевого сустава Оксаны, отвлекая на себя её внимания — Мисс Беверли ждёт вас
— Беверли? — ухмыльнулась Оксана, услышав забавную ей фамилию — Это ваш психотерапевт
— Моргана Беверли — ответил Николс более подробно, посмотрел в глаза Оксане, когда за её спиной недовольно прошёл Хоуп
— Учтите Орлова — не выдержал мужчина с седыми волосами на висках, прическах которых была зачесана назад, Хоуп встал в проходе открытой двери палаты пациентки — Смерть этой женщины, как и смерть её, не родившегося ребёнка, будет на вашей совести
— Даже для вас Хоуп это очень низко — упрекнул его Николс — К сожалению, влияние мистера Робинсона на эту больницу очень сильное, а жизнь и здоровье его жены и ребёнка которого она вынашивает, играет неоспоримую ценность для нашей больницы
— То есть мистер Робинсон
Играя теперь на чувствах его жены, прикусывая краешек губы, Оксана хотела заполучить больше расположение этого мужчины к себе.
— За вами последнее слово
Ухмыльнулась Оксана, зная уже заранее ответ, посмотрела в глаза его жене, так как понимала, что эта женщина ни за что не согласиться на прерывание беременности, которую она сильно ждала.
— Кого же вы выберите лечащим врачом своей жены
— Орлова! — воскликнул Николс, строгим американским гонором — Я в вас то никак не ожидал такой низости, как это делал Хоуп
— У всего есть последствия — пожав плечами, обернулась Оксана, кокетливо указала пальчиков в сторону двери, через которую только покинул палату Хоуп — Так ведь, кажется, ваш любящий всеми тут врач сказал
— Не уподобитесь, пожалуйста, до уровня Хоуп — оспаривая такое утверждение, говорил Николс, с упреком посмотрел на Оксану — Порой доктор Хоуп, сам не понимает что говорит
— Я выбираю Оксану — заявила мисс Робинсон не обдумывая, посмотрела она на своего мужа, после того как он переменился в лице от высказывания Оксаны — Я хочу чтобы она занималась моим лечением и моего малыша
— Желание женщины закон мистер Николс — ухмыльнулась Оксана и хотела, будто пройти мимо заведующего, но мужчина схватил её за руку
— Не так быстро мисс Орлова! — возразил Николс, успев схватить Оксану вновь за рукав плечевого сустава, халата который был одет на ней — Вам нужно обязательно посетить психотерапевта
— Зачем? — изумилась Оксана в улыбке, посмотрев на мужчину, мило ему, улыбнувшись в ответ, отразив ямочки на щечках — Я ведь не дура, какая-то
— Вы чуть не погибли — уверял Николс, разговаривая шепотом с Оксаной — И если уж не Хоуп, то я точно отведу вас туда, где наш психолог, проведёт с вами беседу
— Скажите это обязательно?
Сохраняя красоту улыбки, Оксана нисколько не смутилась угрожающего лица заведующего, наоборот её лишь это радовало то, как мужчина злиться и тратит, свои нервы на её капризы.
— Нет просто если бы вы не против
Делилась своим мнение Оксана, сохраняя красоту улыбки на губах, указывая пальцем на беременную девушку, сидевшую на кровати в объятиях своего мужчины.
— Я бы хотела детально теперь заняться обследованием своей уже пациентки
— Вам это будет дорого стоит мистер Робинсон — направляясь с Оксаной к выходу из палаты жены Робинсона, произнёс недовольно заведующий
— Капризы своей жены я как-нибудь вынесу — улыбнулся в ответ мистер Робинсон — А вот улаживать компромисс с мисс Орловой, теперь ваша задача
— А это — высказывалась Оксана, касаясь указательным пальцем другой руки кончика носа Николса, рассмеявшись при этом озорным смехом — Будет не так-то легко
— Дорогой — обратилась, мисс Робинсон к своему мужу — Сходи с Оксаной на эту беседу, я не перенесу просто, если с ней что-то случится
— Если только Оксана ваша устроит очередной каприз психотерапевту — рассмеялся Николс, когда они с Оксаной покинули палату вместе
— Что действительно — соглашаясь с таким мнением, ответила Оксана, посмотрела недовольным взглядом на медсестру, что покорно стояла у открытой двери палаты — Будет наверно верным
— Хорошо любовь моя — так же чувствительно нежно, ответил Робинсон, поцеловав жену в губы, после чего встал с её кровати и направился к выходу — Я ненадолго и обещаю, скора освободится
— Вот видели, какой король мне обеспечивает покровительство — ухмыльнулась Оксана, отошла от заведующего, посмотрев в сторону Робинсона, когда мужчина направлялся к выходу из палаты
— Надеюсь, мисс Орлова — отчаянно говорил Робинсон, покидая палаты своей жены, вошёл в отделение — Я об этом не пожалею
— О… не волнуйтесь господин Робинсон
Ответила Оксана, искушено раскрывая алые губы, протянула мужчине руку, заигрывая, поболтала пальцами, позволяя взять себя под руку, состроив милый ангельский взгляд
— Уж чего-чего
Взяв мужчину под руку, Оксана, словно заявляя уже на него свои права, прижалась к нему, направляясь дальше по коридору отделения.
— А жалеть я вас точно не заставлю
Одарив мужчину красотой улыбки, Оксана проходила мимо медсестры дежурившей в отделении, посмотрев на её завистливый взгляд и то, как девушка презренно посмотрела в их сторону. Не обращая внимания на критику взгляда медсестры, Оксана, держась под руку с мужчиной, чей голос в это больнице имел очень большой вес, считая себя королевой в его безусловной обители.
***
Просторный кабинет психотерапевта обладал легкой атмосферой тени, искусственно созданной в этом помещении, что странным образом помогает расслабиться пациенту. Большие окна были наполовину прикрыты висевшими на них большими тёмными шторами. Удобное кресло в котором находилась Оксана, помогающее расслабиться, позволяющее пациенту находящимся на нём лечь в полный рост и при этом не быть в чем-то ограниченным. В кабинете были светлые панельные стены, что даже за счет тёмной атмосферы, задвинутых штор, в этом помещении казалось всё еще достаточно света. Картины с прекрасными пейзажами голубой лагуны, морем, парусниками и всё это искусство создавала атмосферу полного комфорта вновь прибывшему в кабинет пациенту. Фотографии морского дна, что стояла на столике, напротив кресла, в котором сидела Оксана, завораживающими оттенками морской воды, так завлекла своим вниманием, что можно было смотреть на разнообразие рыб изображенных на ней.
Женщина в черном костюме, с густыми тёмными волосами угольного кресла сидела в кресле напротив Оксаны, положив блокнот себе на колени, что-то записывала. От неё исходил редкий волнующий аромат композиции «Donna Karan Essence Lavender», вкус который считался — серенада лаванде. Он может быть уместен в любых случаях. Запах, что дарит ощущение свежести, радости. Вдохнув этот аромат, вы почувствуете себя в объятиях душистой лаванды, вы почувствуете счастье. Уверенная в себе брюнетка с зеленным оттенком глаз, словно как колдунья, обвораживая своими чарами и вкусовыми добавками чая, что Оксана держала в руках, притягивала к себе всё внимание. Всё в этом кабинете, вплоть до малейшей плетеной куклы, что сидела на полке, внушала атмосферу спокойствия и улыбку, манеры поведения хозяйки этого поведения, словно смыкали нервы крепкими узами и не позволяли им гулять в разуме хозяина.
— И так мисс Джонсон попытайтесь расслабиться
— Убедительная просьба мисс — обратился Робинсон, мужчина стоял у закрытой двери в кабинете, покорно скрестив руки на поясе спереди
— Беверли — пояснила, мило улыбнувшись, психотерапевт — Моргана Беверли
— Мисс Беверли — повторил мужчина уже внятно фамилию врача — Мою подопечную зовут Орлова Оксана и впредь убедительная просьба, прошу так к ней обращаться
«Мечта любой женщины, этот самец искушает меня еще больше», ухмыльнулась Оксана, сидя на кресле с кружкой в руках, обернулась и посмотрела через плечо на мужчину в черном костюме.
— Но у меня в карте написано, что она Барбара Джонсон
— Это вымышленная имя и фамилия
— У меня в карточке написано — утверждала психотерапевт, стоя на своей позиции, была на согласна с мистером Робинсоном — Что эта женщина Барбара Джонсон, все мои пациентки могут проходить под вымышленными именами, чтобы сохранять статус инкогнито
— Оксана как вы считаете?
Подошёл мистер Робинсон к креслу, в котором сидела Оксана, мило улыбнувшись доктору, за дерзость и в тоже время защиту мужчины, то как он её выгораживал, возбуждало её характер.
— Вас устроит сохранить статус инкогнито при данной беседе?
— Вы спрашиваете моё мнение? — поинтересовалась, обернувшись, Оксана, посмотрела нам мужчину так, как будто уже потекла, и была готова разделить с ним себя всю
— Это ваша процедура допроса
Утверждал Робинсон, прошёл мимо кресла, в котором сидела Оксана, одним одеколоном, вкус которого пока оставался загадкой, заставлял радоваться её сознание и возбуждаться от желания.
— И только вам решать
Подошёл он к черному кожаному дивану в кабинете, присаживаясь на него, положил ногу на ногу, с изучающим взглядом смотрел на Оксану, когда она это чувствовала и зная это хотела его.
— Какой она будет для вас
— Меня устраивает статус инкогнито
Одарив мужчину улыбкой в ответ, пояснила Оксана, сделала глоток обворожительного чая, вкус которого напоминал лаванду, мелису и жасмин. Каждая композиция или каждая гармония этого тонкого вкуса, успокаивала ураган бушующих в Оксане эмоций, когда она глядя на мужчину, напротив кресла, в котором сидела, словно тонула в порочном омуте.
— Давайте продолжим
— Здесь сказано — указала женщина кончиком ручки на карту, что лежала перед ней на кофейном столике — Что вы какое-то время были в состоянии клинической смерти и вас чудом, удалось реанимировать
— И что вы хотите узнать? — поинтересовалась Оксана, своим вопросом, словно как создала напряжение, между сложившейся беседой
— Расслабьтесь мисс Джонсон — обратилась врач, как будто чувствовала сложившееся накал чувств, в беседе, что она вела с Оксаной — Я просто спрашиваю, такова процедура опроса
— Я вроде вам ничего грубого не сказала — ответила Оксана, чай, глоток которого она повторила снова, заставлял её улыбаться и радоваться каждому мгновению
— Хорошо — создав неловкий момент, женщина деликатно улыбнулась — Так что вы чувствовали на тот момент, когда всё это началось?
— Обязательно это спрашивать? — нервно выразился Робинсон, не давая возможности Оксане ответить на этот вопрос
— Это необходимая процедура опроса
Пояснила врач, что-то записывая у себя на блокноте, после того как Оксана продолжала улыбаться, находясь под действием чая в расслабленном состоянии.
— Так вернёмся к вопросу
— Наверно
Пожав плечами, сохраняя красоту улыбки, Оксана почему-то не чувствовала страха, переживая вновь момент неудачного воспоминания сложившегося в процедурном кабинете для осмотра.
— Чувствовала опасность за свою жизнь
Рассказывала Оксана, по мере того, как она это говорила, сделала еще глоток этого обворожительного чая. Концентрация насыщенного вкуса, что успокаивал омут порочного тёмного сознания Оксаны, не давая ему даже малейшего повода для волнения.
— Боясь кануть в небытие и остаться забытой
— Спокойно — ответила врач, давая понять жестом медленно поднятого кончика ручки, чтобы Оксана успокоилась и пришла в себя — Мы просто разговариваем, не нужно напрягаться
— Я и не напрягаюсь — пожав плечами, ответила Оксана, сохраняя на губах красоту улыбки
— Скажите, а вот обязательно такое спрашивать? — возмутился Робинсон, мужчина был недоволен процедурой опроса
— Это обязательно!
— Для кого?! — был недоволен Робинсон
— Наверно каждый человек
Решив уладить этот конфликт, продолжила говорить Оксана, посмотрев на спорящих между собой людей, отпив еще глоток чая.
— Оказавшись в таком положении, чувствовала страх и опасность за свою жизнь
— В общем и целом — утверждала психотерапевт, после того как выслушала Оксану — Как и любой другой человек оказавшись в подобной ситуации
— Да что за вопросы у вас такие доктор? — возмутился Робинсон, вновь повторяя свои недовольства
— Обычная процедура вопроса — повторила еще раз более внятным тоном голоса врач психотерапевт — Мисс Джонсон, скажите мои вопросы, хоть как-то вас задели?
— Если надо так спрашиваете — пожав плечами ответила Оксана, пытаясь как-то разрядить напряженную обстановку во взгляде мужчины на врача
— Скажите вы сейчас чувствуете дискомфорт? — поинтересовалась врач, строя интригу, стараясь успокоить мужчину, что сидела напротив на черном кожаном диване
— Интересно, почему я должна его чувствовать? — изумилась Оксана в улыбке, жадно допила остатки чая в кружке, была без ума от вкуса поразительно тонких оттенков
— Ваш мужчина — смутилась мисс Беверли , ёрзая нервно губами, посмотрела в сторону Робинсона, что был удивлён таким заявление — Скорее думает иначе
— Он не мой мужчина — пояснила Оксана, испугавшись, что такой резкой реакцией отпугнёт от себя, расположение столь влиятельного для неё человека — Он муж моей пациентки
— Пациентки? — переспросила врач психотерапевт, будто с первого раза невнятно услышала то, как ей ответила Оксана — Так вы теперь лечите тут у нас людей
— Я всегда это делала независимо от места пребывания
— Скажите, а у вас есть какое-нибудь медицинское образование? — что-то записывая в блокнот, поинтересовалась женщина, столь же удивлённо продолжая смотреть на Оксану
— Я кардиохирург — пояснила Оксана, поставив пустую кружку на стол, не могла убрать с лица улыбку, которая самопроизвольно рисовалась вновь
— Значит вы типа лечите людей
— Произвожу сложнейшие операции и диагностирую редкие врождённые и приобретённые пороки сердца у моих пациентов
— Значит вы врач! — утвердила это психотерапевт, продолжая делать записи в блокнот, что-то царапая на его страницах ручкой
— Хватит повторять! — была вне себя Оксана от того как странно вела себя врач
— Давайте поговорим о вашем состоянии
— Только если вы не будите повторять свои доводы вновь и вновь
— Послушайте! — встал Робинсон с дивана, недовольно посмотрел на женщину врача в кабинете, словно выражая уже к ней неприязнь — Да какое это всё имеет дело к происходящему
— У вашей пациентки раздвоение личности — ухмыльнулась психотерапевт — Я назначу ей антидепрессанты
— Что?! — вскрикнула Оксана, понимая, что врач считает её сумасшедшей
— Нет, это бессмыслица какая-то — был ошеломлён от услышанного Робинсон, взяв из рук женщины блокнот, внимательно прочитал записи на его страницах
— Значит ты всё-таки Джонсон — кинул он блокнот на диван, после того как прочитал записи написанного заключения психотерапевта — У тебя пост маниакальный синдром и диссоциативное расстройство лично, ты была в аварии и впервые пережила шок клинической смерти
— Что за бред! — вскрикнула Оксана, отражая обиду на своё лице, однако никак не могла убрать улыбку, что сама по себе вновь появлялась на её лице
— Бред? — удивилась Робинсон, не поверив теперь больше словам Оксаны — Это заключение психотерапевта, хватило и несколько минут, чтобы понять, какое же ты лживое существо Барбара
— Я Орлова Оксана — утверждала Оксана, впадая в приступ паники, боялась очень сильно лишиться доверия Робинсона
— Орлова Оксана умерла
Пояснила врач психотерапевт, женщина взяла в руки большой планшет, ёрзая по нему пальцами, открыла интернет страницу, почтового электронного ящика показала заключение о смерти.
— Нет-нет — испугалась Оксана держа планшет дрожащими руками — Этого не может быть, я же здесь жива и здорова
— Надеюсь теперь вы понимаете — уверяла психотерапевт более нежным и ласковым голосом — Что Орлова умерла её нет, не знаю кого вы там себе придумали, но вы не она
— Чтобы духу вас не было даже в палате моей жены! — заявил суровым жестким голосом Робинсон, после чего мужчина направился к выходу из кабинета
— Мистер Робинсон — оставаясь сидеть на кресле, Оксана словно была раздавлена — Мистер Робинсон, прошу я не понимаю как это возможно
Кричала Оксана, оставаясь сидеть в кресле, когда улыбка на её лице не сходила из-за действия расслабляющего чая, когда в лазурных голубых глазах отражалось отчаяние и полный крах души.
— Мистер Робинсон! — прокричала Оксана, стараясь обратить на себя внимание мужчины
— Послушайте
Рассказывала доктор, отложив планшет, после того как Робинсон покинул кабинет, обратилась женщина к Оксане нежным и успокаивающим тоном голоса.
— Я сообщу доктору Николс — уверяла, мисс Беверли, положив ногу на ногу — Что вы социально не представляете опасности для людей окружающих вас, а он позволит вам и дальше проходить обследование и лечение в нашей больнице
«Эта гипнотическая сука убила меня, всё предусмотрела, она и не собиралась возвращать, а лишь хотела сделать меня своей куклой», предположила Оксана, расположившись в кресле лежа в полный рост.
— Скажите, а я могу воспользоваться мобильником или стационарным телефоном, мне ведь никто не наложил такого запрета? — поинтересовалась Оксана, обращаясь к доктору, посмотрела на неё с улыбкой, в тот момент, когда по щекам с глаз стекали слёзы
— Только больше прошу никому не утверждать — предупредила психотерапевт, выставив поднятый указательный палец вверх — Что вы якобы Орлова Оксана
— Да-да конечно — мило улыбаясь, ответила Оксана, вытирая кончиками пальцев слёзы, стекающие с глаз — Прошу, пожалуйста, можно ваш планшет ненадолго
— Нет, свой планшет я вам не дам — возразила доктор, вставая с кресла в котором сидела — Но вот попрошу вашу подругу или как сказать жену, чтобы она вам принесла планшет
— Она не принесёт — отчаянно произнесла Оксана, стараясь сдерживать себя, даже когда доктор подошла к креслу, в котором она сидела — Я вообще ничего уже понять не могу
«Проберусь в кабинет заведующего, сделаю так чтобы он охуел, позвоню в Москву, там подтвердят, кто я такая», убеждала себя Оксана, понимая, как быстро были разрушены её планы.
— Ладно, хорошо
Столь же тихо и покорно опустив голову, ответила Оксана, приподнимаясь в кресле, после того как оставила на его кожаной поверхности, влагу вытекающих с глаз горьких слёз.
— Я могу уйти в палату — поинтересовалась Оксана, свесив ноги с кресла, продолжала сидеть на кресле — Или мы еще не закончили
— Я думаю, на сегодня хватит — ответила врач психотерапевт, сохраняя на губах любезность улыбки, закрыла блокнот, когда держала его раскрытым в руке — Я пропишу вам легкий антидепрессант, чтобы помочь успокоиться и прийти в себя
— Я могу обойтись спокойно без него — возразила Оксана, отвергая предложения врача, вставая с кресла в котором сидела, недовольно посмотрела на женщину
— Кажется у вас нарушен менструальный цикл — уверяла, мисс Беверли, разговаривая спокойно сохраняя любезность общения, даже после того, какую подлую тактику она выбрала
— Не понимаю причем здесь это — не поняла Оксана довода врача психотерапевта — Это здесь совсем не причем, вы только что выставили меня дурой
— Вы Барбара Джонсон — утверждала повторяя это снова врач психотерапевт, положив закрывая приложение планшет на кофейный столик — Не знаю что вы там себе внушили, либо внушаете этому мужчине, но у вас диссоциативное расстройство личности
— Да нет у меня ничего — уныло ответила Оксана, на английском языке, не желая выяснять отношения с врачом — У меня только навязчивая дура гипнотизёр, которая даже вас купила, чтобы заполучить меня
— Самоотрицания проблемы
Уверяла Моргана Беверли, когда Оксана направлялась рассеянной походкой к выходу из кабинета, чувствуя разбитость эмоционального состояния и из-за этого слабость во всём теле.
— Один из признаков вашего синдрома раздвоения личности
— Скажите хотя бы сколько она вам заплатила?
Поинтересовалась Оксана, встав посреди кабинета, посмотрела на женщину, выражая перед ней поражение в этой битве слов, отчаянно вздохнула, демонстративно показывая ранимость.
— Неужели вы так раз взяли — утверждала Оксана, продолжая смотреть на женщину, отразила в момент разговора усмешку — И стали поддакивать ей…..
— Она ваша жена — оспаривая такое заявление, оставаясь сидеть в кресле, говорила Моргана Беверли — И кто как не она может знать вас лучше
— Понятно — так с печалью вздохнула Оксана, касаясь пальцами ручки входной двери в кабинет, после чего открыла её и не желая дальше продолжать столь скучную для неё беседу
— Я пропишу вам лекарство в карту — крикнула психотерапевт, когда Оксана вошла в коридор отделения и уже почти закрыла за собой дверь — Медсестра после обеденного перерыва начнёт их вам давать — ответила она напоследок, после чего дверь в её кабинет закрылась
Направляясь по больничному в сторону отделения, Оксана была подавлена, то что рассказала ей врач, никак не укладывалось в голове. Тело словно горело жаром от панического приступа, что испытывала Оксана и даже та прохлада морского воздуха, что проникала в коридор через открытые окна в помещении, не могла погасить огонь пламени терзающий её. Вид с окон коридора больницы как раз выходил на большой пляж Лос-Анжелеса, что в этот солнечный день собрал небывалое количество жителей. Здесь воздух казался приятным, пропитанный душой океана, он впитал в себе палитру морских оттенков.
— Мисс Джонсон
Обратилась медсестра Маргарет, когда Оксана проходила мимо открытой двери процедурного кабинета в гинекологическом отделении. Девушка в белом медицинском халате, под которым скрывалось красное ажурное белье, стояла в проходе кабинета. Волосы с оттенком кашемира едва колыхались, у медсестры, обдуваемые потоком свежего проникающего потока в коридор.
— Мисс Хилл просила зайти вас — уверяла медсестра, отходя в сторону, чтобы Оксана смогла увидеть мисс Хилл в кабинете
— Мисс Джонсон — обратилась женщина в врач, что сидела в кабинете в кресле за столом раскрытого окна — Прошу проходите, как хорошо что я вас нашла
— Вы что-то хотели мисс Хилл? — подошла к открытой двери Оксана, касаясь пальцами дверной коробки, встала в проходе
— Прошлый наш с вами осмотр как-то не задался
— Да — отчаянно повела губами Оксана, посмотрев на женщину, которая сидела в кресле, положив ногу на ногу — Как-то вот он не задался
— Проходите, пожалуйста — мило улыбнулась женщина, предлагая Оксане войти — Обещаю в этот раз, его буду проводить я
«С другой стороны, а чего мне терять, эта дура психотерапевт разрушила все моим мечты, буквально погубила меня», прикусывая краешек губы, Оксана переступила вошла в кабинет, переступая порог.
— В больнице сейчас обеденный перерыв — рассказывала, мисс Хилл, когда за спиной у Оксаны дверь кабинета закрыла медсестра
— А разве вы не должны тоже обедать? — поинтересовалась Оксана, осматривая уже знакомый ей кабинет, в котором она не так давно проходила осмотр
— Прошу проходите в процедурный кабинет — указала темноволосая женщина, не желая отвечать на подобный вопрос Оксаны — Маргарет проводи пациентку и подготовь к осмотру
— Ладно — ответила невзрачно Оксана, направляясь в смотровой кабинет, дверь которого была, стены, пол в нём были покрыты белой кафельной плиткой
— Прошу раздевайтесь — обратилась медсестра, как только Оксана вошла в кабинет, чувствуя приятный освежающий запах, средств, для уборки в кабинете — И проходите в кресло
— Сразу раздеваться?
Удивилась Оксана, покачивая выразительной упругой формой бёдер, подошла к смотровой кушетки, раскрывая на теле белый наполовину прозрачный халат.
— Может, сначала произведёте необходимые замеры
— Необходимые размеры я уже сняла — уверяла медсестра, стараясь сохранять любезность улыбки, девушка хотела казаться милой — Так что дальше осмотр остался в кресле
— Ну что же — повела губками Оксана, снимая с себя халатик, оставляя его лежать на смотровой кушетке, к которой подошла, покачивая бёдрами
— Прошу — успокаивала медсестра, положив пальцы на плечо к Оксане, стоя у неё за спиной, говорила нежным приятным английским голосом — Вам не о чём беспокоится
— И так мисс Джонсон — появилась в дверях врач гинеколог, брюнетка в белом халате, держа в руке амбулаторную карту Оксаны — Прошу присаживайтесь на кушетку
— Снимать белье обязательно? — поинтересовалась Оксана, присаживаясь смотровую кушетку
— Как вы себя чувствуете после перенесённого шока?
Поинтересовалась мисс Хилл, женщина прошла мимо кушетки, где сидела Оксана, взявшись за спинку стула, пододвинула его, села напротив.
— Я прежде всего должна перед вами искренне извиниться
— Звучит очень убедительно
Смутилась Оксана, как женщина выраженно раскрыла глаза, принесла свои извинения, сомкнула колени обеих ног вместе, положив на них ладони, посмотрела в пол на белый кафель.
— Думаю, впредь подобное больше не повторится?
— Теперь вас осматривать буду только я — заявила мисс Хилл, положив карту на кушетку рядом с Оксаной — Маргарет будет заниматься подготовкой вас к осмотру
— Но….?! — хотела возразить Оксана, вопросительно посмотрела на женщину, что сидела перед ней на стуле, положив ногу на ногу, отразила упругие бёдра, и край черной надетой на ней юбки
— В принципе можете начать раздеваться
— Что опять? — ухмыльнулась Оксана, скрывая своё недовольство, за прядью распущенных золотистых волос, расположившись на коленях на смотровой кушетке — Я думала, мы с вами просто поговорим
— Говорить с вами будет ваша жена — заявила, мисс Хилл, строго игнорируя недовольства Оксаны, проявила равнодушие и хладнокровие к её чувствам и смятению
— Не стоит — возразила Оксана, не позволяя рукам стоящей рядом медсестры, прикоснуться к её телу, когда девушка шатенка хотела расстегнуть ей лямку бюстгальтера — Я сама
— Как знаете — покорно опустив голову, девушка отошла на шаг назад от смотровой кушетки
— Мисс Хилл…. — послышался голос медсестры открывшей дверь кабинета гинеколога — Мисс Хилл ваша пациентка
— Анжелика ты, что не видишь, что тут идёт приём?
Возмутилась, поднимаясь со стула, на котором сидела, возмутилась темноволосая женщина, посмотрев на вошедшую в кабинет белокурую девушку. Белый халат на блондинке сексуально огибал формы стройного тела, подчёркивая выраженный изгиб.
— С какой еще пациенткой, что опять случилось?
— Мисс Ривьера рожаете
Говорила она панически на английском языке, девушка вошла в кабинет, озираясь, чтобы увидеть врача, но не могла сразу понять, что она находится вместе с Оксаной в смотровой комнате.
— Аманда Ривьера начала рожать
— Ривьера? — была удивлена, мисс Хилл, настолько что сама ускорив шаг, покинула комнату для осмотра пациенток, вошла первую комнату кабинета — Но у неё срок лишь только через две недели, как она может сейчас рожать?
— Её муж привёз быстро в больницу — рассказывала девушка задыхающимся тоном голоса — У неё воды отошли
— Мисс Джонсон — обратилась, мисс Хилл, женщина стояла в проходе открытой двери смотровой комнаты — Наш с вами осмотр, похоже, что откладывается на потом, прошу меня извинить
— Да ничего страшного — положила к себе на колени халат, Оксана сидела, свесив голову, даже не обернувшись в сторону женщины гинеколога
— Если хотите вас, может Маргарет осмотреть
— Я пожалуй лучше пойду в палату — посмотрела Оксана недовольно в сторону медсестры, что стояла в углу смотрового кабинета
— Я бы могла всё сделать — уверяла медсестра, обращаясь к доктору, когда стояла у столешницы, облокотившись на поверхность обеими руками
— В самом деле? — поинтересовалась женщина гинеколог, стоя в проходе открытой двери смотрового кабинета — Хотя да ты помогала мне с осмотрами и можешь отлично сама справиться
— И что же мне делать? — поинтересовалась Оксана, продолжая сидеть на смотровой кушетке, поджав под себя ноги, когда её полупрозрачный халат лежал на коленях
— Маргарет вас осмотрит
Мило улыбнулась врач, после чего покинула смотровую комнату, быстро удаляясь прошла по парадной комнате кабинета, после чего покинула и её закрыв за собой дверь.
«Блядь опять я наедине с этой дурой, которая так и хочет меня осмотреть», смутилась Оксана, искоса посмотрев на девушку, которая медленно отошла от столешницы.
— Раздевайтесь мисс Джонсон — предложила медсестра, подойдя к смотровой кушетке, где к ней спиной сидела Оксана
— И что вы будите смотреть? — обернув голову в четверть оборота, поинтересовалась Оксана, оценивающе боязно, посмотрела на девушку, что стояла у неё за спиной
— Всё…..
— Ответ не ясный — медленно свесив ноги с кушетки, коснулась оставленных на полу белых шлепок Оксана — Так что вы будите осматривать?
— Мисс Джонсон я просто выполняю поручения мисс Хилл
— Выполняйте их дальше — обувая на ноги обувь, Оксана встала с кушетки — А у меня на это совершенно нет времени
— Мисс Джонсон!!! — обратилась девушка, повысив тон голоса, в то время когда Оксана прошла по смотровому кабинету, направляясь к выходу — Мисс Джонсон!!!
«Дура блядь какая-то ебанутая», подумала про девушку Оксана, когда подошла к закрытой двери в кабинете, переступая порог, вошла в приёмный кабинет гинеколога.
— Мисс Джонсон вернитесь! — повторила она столь же громко свою просьбу на английском языке, когда Оксана, направляясь по кабинету, подошла к закрытой двери, обвивая пальцами её ручку
— Я же вам сказала
Обернулась Оксана, держась за ручку входной двери, посмотрела на девушку, что стояла в проходе открытой двери смотрового кабинета, выражая волнение и панику в глазах.
— Что не вернусь туда
— Но мисс Хилл хотела, чтобы вы прошли осмотр
— Я его однажды с вами уже проходила
Открывая дверь, заявила Оксана, переступая в то время порог одной ногой, наступила на бетонный пол в коридоре гинекологического отделения.
— Блядь
Грязно выругавшись нецензурной лексикой на русском языке, уныло вздохнула Оксана, запрокинув голову, посмотрела в потолок, оставаясь стоять в проходе открытой двери.
— Я забыла свой халат — посмотрела Оксана отчаянно на медсестру, когда девушка даже не сдвинулась с места, внимательно наблюдая за ней — Вы мне его не принесёте?
— Какой халат?
Сначала не поняла просьбу шатенка, а после перенаправила взгляд на смотровую кушетку, на поверхности которой, Оксана, вставая с неё, оставила свой халат.
— Ах…. ну да халат — ухмыльнулась она каверзной улыбкой — Пройдите и сами возьмите
— Всё вечно приходится делать самой — вошла в кабинет Оксана, закрывая за собой дверь
— А вы что думали, как будто я тут вам буду всё подносить
Ухмыльнулась она, отошла в сторону, когда Оксана направлялась по приёмной кабинета, в сторону смотровой комнаты, от входа открытой двери которой отошла девушка в белом халате.
— Сами подойдите и возьмите его!
— Ладно — ответила Оксана, проходя по кабинету, подошла к открытой двери смотровой комнаты, сгибая ногу в колено, переступила порог, наступая на кафель белой плитки пола
— Я вас никуда не выпущу
Заявила шатенка, закрыла тут же дверь, вставив ключ в замочную скважину, повернула быстро оборот, как только отошла от неё, направляясь к смотровой кушетке, где лежал халат.
— Пока вы не сядете вон в то кресло!
— Ты что больная? — обернулась Оксана, посмотрев на девушку намерения и взгляд в глазах которой были полны решимости
— Быстро на кушетку и снимайте с себя всё — указала она в сторону смотровой кушетки, рядом с которой стояла Оксана
— Что решила
С усмешкой, поинтересовалась Оксана, продолжая смотреть на девушку, что выражала всем своим видом опаску в адекватности поведения.
— Измерить у меня температуру?
— Я вас сейчас всю градусниками истыкаю — прошла быстро по кабинету медсестра, за спиной у Оксаны, когда она стояла у смотровой кушетки
— Может не стоит? — прикусывая краешек губы, Оксана прикоснулась к резинки трусиков
— Еще как стоит — достала она из футляра три ртутных градусника — Снимайте белье и вставайте на четвереньки на кушетке
— Может лучше лечь боком? — поинтересовалась Оксана, специально решила довести девушку
— Я что вам сказала — подошла медсестра со спины к Оксане, касаясь пальцами застёжки её бюстгальтера, в то время как она возмутившись в порочной форме раскрыла губы
— Что вы делаете? — не успела даже возразить Оксана, как девушка, что стояла сзади расстегнула застёжку её бюстгальтера
— Это вам будет лишним — сама сняла с рук Оксаны бюстгальтер, оголила ей сочной формы, выраженную грудь
— Я сама буду решать — не ожидала Оксана, встав посреди кабинета отойдя от девушки, как осталась без бюстгальтера, прикрывая руками грудь — Что мне нужно
— Снимайте белье и на кушетку
— А что это вы со мной в таком тоне разговариваете? — хотела возразить Оксана, но испугалась решительного взгляда медсестры, находясь с ней в запертом кабинете
— Мисс Джонсон лучше не вынуждайте меня принимать силу
— А то смотрите какие мы грозные — злорадствуя, ответила Оксана, снимая с себя трусики, оставила их лежать на полу, прикрывая руками, грудь и паховую область направилась к смотровой кушетки
«Сейчас я тебе сука тут устрою», нагнулась Оксана, поднимая с пола трусики, ухмыльнулась злорадной подлой улыбкой, медсестра, что с разъярённым яростью недовольным взглядом смотрела на неё.
— Вставайте на четвереньки — повторила шатенка, в белом халате, строгим голосом, обращаясь к Оксане, когда она подошла к ней, положив трусики рядом на кушетку
— Послушайте — коснулась Оксана, положив руку на грудь девушки, чарую взглядом лазурных глаз, обратилась к ней — Может мы с вами не так друг друга поняла
— Вам это следовало понять немного раньше — смутилась девушку, скрывая страждущий взгляд от Оксаны, посмотрела в пол, однако не отвергла её от себя
— Я согласна
Утверждала Оксана, продолжая говорить, прильнула к губам девушки, почти обаятельным шепотом рассказывала. Делая специально так, чтобы поток исходящего воздуха с губ Оксаны, обжигал пылкую поверхность нежных губ шатенки.
— На любые ваши условия — делая вид что обвила бёдра девушки, Оксана ловко пальцами, хватая за выставленные ягодицы расстегнутого кармана
— И что же заставила вас мисс Джонсон переменить решение? — поинтересовалась медсестра, когда не могла уже устоять перед соблазном обольщения, что выказывала перед ней Оксана
— Ты тупая сука — грязно выругалась Оксана, разговаривая на русском языке, схватив ключи в кармане медсестры, толкнула её из-за всех сил на кушетку
— А…..
Вскрикнула девушка, падая, испугавшись, выронила тут же инстинктивно из рук все три градусника, когда держала в руке. Медсестра упала на мягкую кушетку, в тот момент, когда Оксана схватила халат, одевая его на себя, другой рукой положила в карман трусики, направилась к выходу.
— Что вы наделали?!
— Давно хотела это сделать — ухмыльнулась Оксана, вставая ключи в замочную скважину, быстрым поворотом открыла дверь, закутывая на своём теле полупрозрачный халат
— Мисс Джонсон! — кричала медсестра, в тот момент, когда Оксана открыла дверь, переступая тут же через порог, вошла в коридор — Мисс Джонсон!
— Сука тупая думала меня обмануть — рассказывала Оксана, говорила по-русски, тут же закрыла за собой дверь, вставляя ключ в замочную скважину, заперла в нём оставшуюся девушку
— Мисс Джонсон откройте дверь — кричала она за закрытой дверью, долбила, о её поверхность своими кулачками, в тот момент, когда Оксана облокотилась на неё, с облегчением вздохнула
«Вот знаешь как-то и не подумала бы выпускать тебя», ухмыльнулась Оксана, после чего отошла от двери, направляясь по приёмной кабинета, покачивая бёдрами и с довольной улыбкой, что блистала на губах.
Посмотрев на рабочий стол, на поверхности которого лежали амбулаторные карты, Оксана прошла по первой комнате кабинета, направляясь к его закрытой входной двери. Проходя мимо большого цветка, горшок которого стоял прямо у входа, Оксана коснулась пальцами его лепестка, заставляя его трепетаться на стебле в воздухе. Обвивая пальцами ручку входной двери, Оксана, открывая её тут же вышла из кабинета, переступая порог, отразив в момент сгиба колена прелесть упругих бёдер. Закрывая тут же за собой дверь, Оксана не хотела, чтобы кто-нибудь услышал так быстро медсестру, что долбилась руками о закрытую дверь смотрового кабинета.
— Добрый день мисс
Проходил рядом интерн, молодой парень, работающий на доктора Хоуп, удивился увидеть Оксану стоя у закрытой двери кабинета гинеколога.
— А вы почему без нижнего белья?
— Да медсестра оставила меня в момент осмотра на кресле привязанной — ответила мило улыбнувшись парню, Оксана разговаривала с ним на русском языке
— Не понимаю — удивился он вновь, столь удивлённо посмотрел на Оксану, когда она облокотившись бёдрами на дверь, одевала на себя трусики — Чтобы кто так чисто разговаривал тут на русском языке
— Наверно потому что я из Москвы — смутилась Оксана похвалы, поднимая взгляд лазурных голубых глаз, посмотрела на парня — Но моя так называемая жена, что меня похитила, всё тут так обвернула, что меня скорее тут признают дурой
— Скажите вы ведь правда Орлова? — поинтересовался он, продолжая смотреть на когда она сомкнув колени обеих ног вместе красиво посадила резинку ажурных черных трусиков на талию
— Я вот только теперь уже не знаю, как это доказать — смутилась Оксана, отошла от закрытой двери, расправляя на бёдрах, надетый на ней полупрозрачный белый халат
— А давайте мы с вами в этом и убедимся — сохраняя любезность улыбки, парень открыл папку, что держал в руке, достал из неё лист кардиограммы
— Вы, в самом деле
Возмутилась Оксана, взглянула на лист кардиограммы, проделанной мисс Робинсон, понимая и видя сразу типичные признаками дилатации правого желудочку.
— Решили меня так дешево проверить
— Для Орловой такая кардиограмма раз плюнуть

Рассматривая снимок кардиографии, Оксана без труда определила смещение электрической оси вправо (угол α=95 градусов). Увеличение амплитуды зубца S в левых грудных отведениях. Имеются признаки поворота сердца вокруг продольной оси верхушкой назад (в отведениях I, II, III наблюдается комплекс QRS типа RS). Длительность интервала внутреннего отклонения V1 не изменятся (0,03с). Имеются признаки гипертрофии правого предсердия (P-pulmonale).
— Так стойте — поднимая палец вверх, Оксана обратила внимание молодого интерна, что стоял с ней в коридоре, направляясь к большим окнам больничного комплекса — Дилатация правого желудочка и правого предсердия ведь вызвана не случайно
— Что вы имеет в виду мисс Джонсон?!
Обратился интерн, однако предпочёл разговаривать с Оксаной на русском языке, но заметив, как Оксана обернулась, посмотрела на него возмутительным взглядом
— Ой, то есть простите, пожалуйста, Оксана Владимировна
— Я говорю, что результаты эхокардиографии
Уточнила Оксана, сложив аккуратно, передала она лист проделанной ЭКГ пациентки Робинсон, когда интерн подошёл к ней, встав вместе спиной к большому окну.
— Сегодня, когда я пришла в себя, я зашла в палату к мисс Робинсон
Отражая задумчивый взгляд, Оксана посмотрела на парня, что стоял в коридоре рядом с ней, выражая перед ним красоту лазурных голубых глаз, широко раскрыла всю их красоту.
— Там отражался градиент разницы давления между камерой желудочка и легочной артерией
— Так….. — потянул интерн, но всё же заинтересовался ходом мысли Оксаны, продолжая на неё столь же удивлённо смотреть, убирая результаты ЭКГ обратно в папку — Что вы этим хотите сказать?
— Вам, не кажется ли странным
Обратилась Оксана, прошла мимо молодого интерна, покачивая бёдрами, словно выказывала в каждом пластику тела, подобно плавности движения королевской кобры. Материя подола белого, надетого на Оксане халата, сексуально колебалась в каждом её шаге, открывая завесу упругой коже бёдер. Рассуждая так, Оксана дышала полной грудью, когда v-образной формы декольте, одежды что была на ней, так пикантно выказывала форму сочной груди. Обольщаясь в улыбке тому, Оксана обратила внимание, с каким пристальным желанием, молодой интерн смотрел на то как она выразительно покачивала бёдрами в каждом шаге, когда прошла мимо него. Золотистые волосы Оксаны имели растрёпанную пышную объёмом укладку, тормошились при каждом её движении и поворотом головы.
— Что тут что-то как будто не сходиться — остановилась Оксана, одарив парня роскошной искушенной улыбкой, заметив с какой страстью, он смотрел на неё
— Что вы имеет в виду?
— Я конечно склоняюсь к версии стеноза легочной артерии
Стеноз устья легочной артерии — сужение выводного тракта правого желудочка, препятствующее нормальному току крови в легочный ствол. Стеноз устья легочной артерии сопровождается выраженной слабостью, быстрой утомляемостью, головокружением, склонностью к обморокам, одышкой, сердцебиением, цианозом.
— Так как смотрите — продолжила рассуждать Оксана, направляясь по больничному коридору, словно на пальцах жестикулируя, объясняя парню свою идею — В правом желудочки мы видим дилатацию правого желудочка
Дилатация — это физиологическое или патологическое расширение полостей внутренних органов. Одной из причин расширения полости считается недостаточность работы клапанного аппарата. Дилатация правого желудочка также может развиваться при патологии миокарда и при перегрузке объёмом крови, причиной которой являются пороки сердца, как врожденные так и приобретенные. В частности к дилатации правого желудочка сердца может приводить дефект межпредсердной перегородки, при недостаточности трикуспидального клапана, при недостаточности пульмонального клапана, и ряде других патологий!
— Доктор Хоуп склоняется к мысли межжелудочковой перегородки
Поделился мнением молодой интерн, направляясь следом за Оксаной, в то время когда она подходила к отделению гинекологии
— А моя коллега думает, что это открытый аортальный проток
— А что интересно думаешь, ты? — обернулась Оксана, встав у входа пластиковых дверей, касаясь пальцами цилиндра ручки
— Пожалуй, соглашусь с вами
— Хм…… — повела задумчиво губами Оксана, открывая дверь, потянула на себя, взявшись крепко за ручку
— Вас это удивляет? — поинтересовался он, позволяя Оксане первой перешагнуть порог открытой двери, войдя в отделение, вильнула перед ним бёдрами
— Скорее впечатляет — обернулась Оксана, положа руку на тали, когда вошла в отделение, посмотрела на парня, который вошёл следом
— Соглашусь с вашей теорией основанной на результатах эхокардиографии
— Теперь вы мне надеюсь верите? — поинтересовалась Оксана, подошла к парню и прижала его стене в отделению рядом с входом, когда рядом с ним закрылась дверь, через которую он вошёл
— Я вам верю — растерялся он, когда Оксана схватила его за воротник белого надетого на нём халата, прижалась к нему, втиснув его в стену — Только вы не могли бы меня отпустить
— Я думала моё общество вам приятно
Смутилась Оксана, сама даже не поняла, как выставленной коленкой левой ноги надавила парню на гениталии, когда прижала его к стене, налегая всем телом на него. Прижавшись к телу парня, Оксана ощутила исходящую от него прекрасную стихию запаха «Acqua Di Gio Profumo», то незабываемое чувство, когда сердце аромата пленяет горьковатой терпкостью герани и мягким мускатным оттенком шалфея. Базу аромата образует неординарный пачули, усиленный сладковатым бальзамическим шлейфом ладана.
— А вы желаете избавиться от меня
— Вы мне яйца так сожмёте — прошипел он, скривив такую неприятную гримасу, что только сейчас Оксана поняла, что своим влиянием причинила ему боль
— Оу… — сделав губы трубочкой, отошла Оксана от парня, почувствовав себя виноватой, склонив взгляд застенчивых голубых лазурных глаз в пол — Простите, пожалуйста
— Да ничего страшного
Уверял он, поправляя на себе халат, отошёл от стены, продолжая с опасением смотреть на Оксану, в то время, когда она чувствовала себя виноватой за дерзость перед ним.
— Вам наверно следует вернуться в палату
— Это еще почему? — возмутилась Оксана, поднимая взгляд обиженных глаз, посмотрела на парня, что поправлял на себе халат — Сами понимаете, правила больницы, когда тихий час, пациенты, должны находиться каждый в своей палате
— Совсем как России — мило улыбнулась Оксана ему, отразив красивый изгиб ямочек на щечках
— Я сделаю всё, чтобы вас признали Орловой — утверждал он, когда Оксана, делая шаг назад спиной, вновь смотрела в пол, беспокоясь посмотреть на парня, к которому проявила неуважение
— Это было бы очень мило с вашей стороны — сохраняя любезность улыбки, ответила Оксана, состроив глазки парню, направляясь, покачивая бёдрами по отделению
— Мисс Джонсон — обратилась на посту медсестра — Пройдите, пожалуйста, в свою палату, не нарушайте больничный режим
— Я думаю вам лучше послушать медсестру — ответил, пожав плечами, молодой интерн, продолжая смотреть на Оксану с улыбкой — Здесь всё-таки и не Россия, но правила чем-то между собой схожи
— Ну тогда до завтра
Ухмыльнулась Оксана парню, после чего посмотрела на палату Робинсона, где через стеклянную дверь было видно, как беременная женщина, полусидя, лежала на больничной кровати.
— А завтра надеюсь, мы продолжим
— Очень на это надеюсь — направился молодой интерн, проходя по вестибюлю отделения и зоны отдыха к палате мисс Робинсон
«Тупая конченая корова, даже поговорить спокойно мне не даёшь», подумала Оксана грубо про девушку, что была на посту дежурной медсестры в отделении.
Покачивая бёдрами, Оксана направилась к своей палате, дверь в которой была приоткрыта, а атмосфера света и тени всё так же гармонировала в этой больничной комнате. Подойдя к двери, Оксана коснулась пальцами её грани, легонько сделав усилия, чтобы она откатилась в сторону, переступила порог. Направляясь по палате, когда дверь за спиной Оксаны плавно закрылась, подошла к жалюзи, что висели на оконных перегородках палаты, касаясь аккуратно пальцами их натяжения. Задвинув оконные створки в палате, чтобы свет с отделения не проникал внутрь, Оксана создала искусственный полумрак. Чувствуя приятный запах мыльных средств и ноты вкуса жасмина и герани, Оксана распахнула халат, на себе, после чего скинула его так же, как змея сбрасывает кожу с себя, оставив его на полу, играя пластикой тела, подошла к расправленной больничной постели. Чувствуя прилив сексуальной энергии, Оксана сияла с себя трусики, оставив их лежать на полу рядом с кроватью, забралась на неё, поджав под себя ноги, расположилась спиной к входу. Начиная ласкать себя, всё своё тело, Оксана запрокинула голову, сжимая пальцами грудь, гладила кончиками пальцев другой руки лобок, желая поддаться власти окутавшего её разум искушения. Издавая порочный, едва слышный стон, Оксана медленно поднесла пальцы к пылкой страждущей поверхности влагалища, кусая жадно свои губы зубами, разминая грудь, извивалась сидя на кровати королевской коброй. Отдавая себя в пучину разума, Оксана, воспевая песнью упоительной страстью стона, медленно ввела в себя пальцы, играя всем телом, желала получить сильное сексуальное удовольствие. Кусая губу, Оксана почувствовала сначала боль от растяжения стенок влагалища, после гинекологического зеркало, что до предела раздвинуло их не так давно.
Тихо взвизгнув от боли ранимых стенок влагалища, Оксана вытащила пальцы из себя, выражая ранимую натуру прикрывая грудь рукой, прижала пальцы, другой руки к влагалищу. Оставаясь так сидеть, Оксана потеряла счёт времени, придавая в мыслях порочному безумию, что терзало её разум и не позволяло сделать это с собой. Жалея себя, Оксана в то же время испытывала ненависть к себе за столь низкий порог боли, что не позволял ей издеваться над своим телом, когда она этого сильно хотела. Кусая нервно губу, Оксана продолжала, обняв себя сидеть одной в тёмной комнаты, медицинской палаты, спиной к входу, чувствуя, как с глаза прокатилась по щеке слеза, падая на постель. Прикрывая лицо руками, Оксана не смогла сдержать слёз муки, что мучали её сознание и тело, не могла остановить поток слёз, продолжая лишь сидеть в тёмном одиночестве и рыдать от жалости к самой себе.


Расположись в удобном мягком кресле в фойе, Оксана листала журнал модных новинок летнего сезона, что расположила его на кофейном столике рядом. За дежурным постом темноволосая медсестра, что-то печатала на компьютере, снимая дужки очков кончиками пальцев, она обратила внимания на звонящий сотовый телефон перед ней. Женщина, гламурная пафосная блондинка, что сидела напротив Оксаны в полупрозрачном халате, что был надет и на ней, держала на коленях другой журнал с европейкой косметикой. Другая пациентка, шатенка с искусным оттенком кашемира, волосы которой смотрелись, укладкой волос, словно как у голливудской звезды, длинные и волнистые, расположившись бёдрами на подоконнике большого окна, она листала ленту социальных сетей. В палате мисс Робинсон, собрались доктор Хоуп и его команда врачей, мисс пациентки сидел рядом со своей супругой, держась за руку, он старался поддерживать свою возлюбленную, когда на её лице появилась горем убитая гримаса.
— Вы же понимаете, мистер Робинсон — утверждал Хоуп, пытаясь влиять на его чувства, он прекрасно видел, как он дорожил своей женой — Операцию придётся делать вашей жене…..
— Возможно, не стоит так торопиться
Хотел возразить, молодой интерн, понимая отчаяние беременной женщины, что необходимо вызвать преждевременные роды. При данных обстоятельствах, которых ребёнок ум умрёт или провести процедуру для диагностики, которая усугубит здоровья и развития малыша в будущем.
— Не стоит лишать эту женщину шанса стать матерью
— Она не перенесёт роды — возразил Хоуп, строго посмотрев на своего подчинённого — Такое вот чувство, что вам промыла мозги эта самозванка Орлова
— Орлова достаточно подробно изложила проблему — выступил интерн в защиту Оксаны, сделав шаг в сторону Хоуп — Объясняя это стенозом легочной артерии
— Стенозом легочной артерии?
Насмехаясь, Хоуп очень дорожил своей репутацией, как врача, беспокоясь за преждевременное унижение, решил первым высмеять своего коллегу на глазах пациентки.
— И чем вы можете это объяснить?
Поинтересовался он, посмотрев на парня, с изумлением, словно, как черт с рогами, готов был полностью растоптать его доверие перед пациенткой и её супругом.
— Градиент давления легочной артерии, что вы видели на эхокардиографии нашей пациентки…..
— Вы цепляетесь за необоснованные догадки мистер Бромовый
«Я просто обязана вмешаться в этот спор, этот мужчина мой пропускной билет отсюда и я должна использовать его в полной мере», предположила Оксана, продолжая нервничать и кусать губу, переживала момент сильного будоражащего волнения.
— Интересно чем же вы тогда объясните — вскрикнула Оксана, смутив голоса повышенным тоном голоса, что сидела напротив в кресле — Дефект межжелудочковой перегородки
— А вас мисс Джонсон — обернулся Хоуп, посмотрел на Оксану, когда она сидела в кресле в фойе отделения, перелистывая страницу журнала, что положила к себе на колени — Никто и не спрашивал
— Пока мисс Орлова здесь! — не мог держать в себе эмоции, молодой интерн, оспорил право доктора Хоуп в этой палате — Я буду говорить от её имени, если вы так желаете
— Опять эта Джонсон! — прошипел возмущённо, муж пациентки, вставая с постели супруги — Я же ей сказал, чтобы она не вымешивалась и держалась подальше от палаты моей супруги
— Подождите мистер Робинсон — придумав более коварный план разобраться раз и навсегда, ухмыльнулся Хоуп — Мисс Орлова так ведь
Обратился Хоуп к Оксане, подойдя к открытой двери палаты, мужчина, уважаемый в больнице врач диагностики сердечнососудистых заболеваний.
— Интересно всё же — сохраняя подлую ухмылку на своих губах, рассуждал Хоуп — Чем же вы подтверждаете свою теорию
— Стенокардия — отложив журнал на журнальный столик, пояснила, вставая с кресла в котором сидела, говорила Оксана — Обморочное состояние, обратите внимания, как она дышит
— И как же она дышит? — посчитав необоснованными доводы Оксаны
— У неё систолическое дрожание грудной клетки на выдохе
— Я могу вам привести тысячи доводов…..
— II легочный тон на легочной артерии раздвоен — продолжила рассуждать Оксана, оставаясь стоять рядом с креслом, с которого не так давно встала — Систолический шум продолжительный, а так же значительно ослаблен легочный компонент
— Я могу вам привести Тетрада Фалло — однако этот спор завлёк доктора Хоуп и мужчина покинул палату пациентки, выхода в отделение, продолжая смотреть на Оксану изучающим взглядом — Как обоснованный довод, тому, что вы мне тут пытаетесь доказать
Типичными аускультативными признаками тетрады Фалло служат грубый систолический шум во II-III межреберье слева от грудины, ослабление II тона над легочной артерией и др.
— Да только вы не обратили внимание
Подловила его Оксана, используя данные аускультации, что она для себя подчеркнула, когда выслушивала шумы стетоскопом у пациентки Робинсон.
— Я ведь ясно вам сказала, что у пациентки раздвоенный II легочный тон
— Не может быть — впав в замешательство, усомнился Хоуп в том, что ему говорила Оксана, достаточно уверенно подкрепляя его спор доводами проведённой аускультации
— Перкуторно границы сердца смещены вправо, при пальпации определяется систолическая пульсация правого желудочка — решила окончательно выиграть этот спор Оксана, поставить доктора Хоуп на своё место — У неё перегрузка правого желудочка и обеднение легочной артерии
— У этой блондинки — возмутился Хоуп, прошипел обернувшись посмотрел на своих двух интерном, что опустив голову стояли в палате — Мозгов оказывается больше чем у вас вместе взятых
— Скажите мисс Робинсон
Игнорируя заявление доктора Хоуп, Оксана подошла к открытой двери палаты, однако вспоминая беседу с её мужем у психотерапевта, сама не решалась зайти даже в палату.
— Вы чувствуете боли в животе? — поинтересовалась, касаясь пальцами отодвинутой двери купе
— Она же беременна — возразил Хоуп — Это иногда может быть нормальным
— Это может быть и асцит брюшной полости
— Она же беременна! — повторил это Хоуп, был не согласен с доводами Оксаны
Асцит брюшной полости — симптоматическое явление, при котором в брюшине собирается транссудат или экссудат. Патология не является самостоятельной болезнью, а лишь следствием других заболеваний. Прогрессирование асцита повышает объем жидкости в полости живота, и она начинает давить на органы, что усугубляет протекание заболевания. По статистике, каждая третья водянка заканчивается летальным исходом!
— Это говорит нам о тяжелой степени порок — рассуждала Оксана, обернувшись, посмотрела на Хоуп — Я могу контролировать этот порок, но мне нужно будет две недели, если мисс Робинсон, хочет стать матерью
— То есть она умрёт — утверждал Хоуп, зная уже исход этих последствий — При таком течении порока, мы не сможем вытащить её когда начнутся роды, мы ведь не в господа бога тут с вами играем!
— Вот именно — согласилась Оксана, обернувшись посмотрела на пациентку, что лежала постели, состроив милую застенчивую улыбку — Но мне очень жаль мисс Робинсон….
— Я же вам сказал Джонсон даже не приближаться к палате моей жены и уж тем более, никак не говорить с ней
— Стой! — подняв тон голоса, вскрикнула, Робинсон на своего мужа — Скажите мисс Орлова, вы правда сможете спасти моего малыша
— Мне очень жаль мисс Робинсон
Отошла Оксана, не могла даже посмотреть в глаза беременной девушки, от входной двери палаты пациентки, испугавшись бурной реакции и недовольного взгляда её супруга.
— Но мне придётся ставить вас перед выбором
— То есть либо жизнь моей жены или ребёнка? — возмутился еще больше Робинсон — Вы в своём вообще уме предлагать мне такое?
— Выбор придётся сделать вашей жене — ухмыльнулась Оксана, заметив уже по глазам у мисс Робинсон, какой выбор она уже сама для себя сделал — Но уж никак не вам
— Вы предлагаете мне сделать выбор между ребёнком и жизнью моей жены? — возмутился Робинсон, продолжая смотреть на Оксану недовольно
— Насколько я понимаю, вы знаете, что стеноз легочной артерии — рассказывал Хоуп задумчиво, обращаясь к Оксане — Что данный симптом может быть цепочкой последствий чего-то еще
— У него много разных последствий, одно из которых может быть тромбоэмболия легочной артерии — согласилась с мнением Хоуп, рассказывала Оксана, начиная ходить по отделению, покачивая выразительной упругой формой бёдер
Тромбоэмболия легочной артерии — окклюзия легочной артерии или ее ветвей тромботическими массами, приводящая к жизнеугрожающим нарушениям легочной и системной гемодинамики. Классическими признаками ТЭЛА служат боли за грудиной, удушье, цианоз лица и шеи, коллапс, тахикардия.
— Но пока я эту вероятность исключаю — обернулась Оксана, положив руку на талию, выставила упругие бёдра, посмотрела на мистера Робинсона, широко раскрыв лазурные голубые глаза
— А я не исключаю! — возразил, оспаривая Хоуп — Инъекции гепарином и кислородные терапия для мисс Робинсон
Распорядился доктор Хоуп, обращаясь к двум своим интернам, что вышли из палаты пациентки, девушка что-то записывала ручкой в себе блокнот, после чего перевернула его страницу.
— Поздравляю мисс Орлова — ухмыльнулся доктор Хоуп — Меня легко впечатлить, но вы действительно врач и от своего лица я вам заверяю, что был не прав по отношению к вам, вы действительно кое-что смыслите в сердечнососудистых заболеваниях
— Постойте так вы действительно Орлова?!
Был шокирован Робинсон и в тоже время, мужчина чувствовал себя виноватым перед Оксаной за тот бурный акцент, что он высказал перед ней в кабинете психотерапевта.
— Господи — прикрыл он ладонью лицо — Какой же я был дурак
— Я понимаю дорогой — ответила его супруга, приподнялась в постели — А теперь извинись перед Оксаной, хотя бы за то, что ты допустил грубость в её адрес
— Однако вы понимаете — утверждал Хоуп, подойдя к Оксане, протянул ей правую руку — Что дальнейшее промедление, увеличивает возможность ребёнка на жизнь, а вот шансы матери, окончательно сводит к нулю
— Ну, все мы чем-то жертвуем — улыбнулась Оксана, застенчиво состроив форму губ, пожала руку мужчине в сером костюме, поверх которого был одет белый халат — Ну и как вам у нас в Америке, только честно?
— Мило конечно — пожав плечами, сохраняя любезность улыбки, ответила Оксана — Но вот знаете все эти правила, действовать нужно по строгому протоколу
— Без всего этого — оспаривая, утверждал Хоуп, встав к Оксане спиной — Нельзя было создать великую империю, способную управлять миром!
«Да в жопу ты засунь себе свой мир, ёбаный ты американец», нахмурила Оксана обидчиво губки, в душе всё еще чувствуя себя патриотом.
— Так вы теперь будите советоваться со мной по поводу лечения мисс Робинсон?
— Мисс Робинсон давно уже выбрала вас — утверждал Хоуп, оставаясь стоять спиной к Оксане продолжая рассуждать — Так теперь бремя врача ложится на вас
— И что вы так просто сдаётесь? — удивилась Оксана обошла Хоуп, продолжая любознательно на него смотреть — Вот так вот просто отдадите мне все карты в руки
— Чтобы победить безумную болезнь — начал рассказывать Хоуп, обернувшись, продолжая смотреть на Оксану — Нужно самому стать безумным врачом, вы Орлова, как раз таким и являетесь — высказывался он, разговаривая с ней на американском языке
— Хотя я думаю, мои коллеги из Москвы мне с радостью помогут
— Доктор Хоуп — обратился молодой интерн, когда подошел к своему руководителю — Я бы хотел работать с Орловой над делом Робинсон
— И я бы хотела — обратилась девушка интерн, тоже встав рядом с коллегой — Я много читала статей про Орлову и думаю это тот человек, с которым я бы хотела работать
«Блядь ну почему я не могу даже просто посмотреть на Робинсона, чувствовать себя виноватым, должен он, а я себя в итоге ощущая полной сукой», размышляла Оксана, склонив голову, боялась даже посмотреть в сторону супруга пациентки.
— Если вы все не против
Была Оксана вне себя от столь большого внимания, оказанного к себе, однако стеснялась посмотреть пока еще в глаза мистеру Робинсону.
— Я бы хотела побеседовать с пациенткой
Преодолевая непостижимый барьер, Оксана набралась смелости, чтобы взглянуть в глаза мужчине в черном костюме, что стоял у входа в палату к своей супруге
— О возможно скрытых симптомах её болезни
— Да-да конечно — зная, что его жена поддерживает мнение и все решения Оксаны, Робинсоны, отошёл в сторону — Проходите, пожалуйста
— Неа….. — пригрозила Оксана, выставив указательный палец вверх перед носом мужчины, решила позволить себе наглость в его присутствии — Наедине
— Дорогой спустись мне за соком — распорядилась мисс Робинсон, обращаясь к своему мужу, беременная женщина продолжала сидеть на больничной койке, положив руку на живот
— Так-то лучше — отпустила Оксана дверь купе, так чтобы она плавно закрылась за её спиной, когда сама, покачивая бёдрами, направилась к кровати пациентки
— Я всегда знала, что это вы — уверяла мисс Робинсон, посмотрев на Оксану с улыбкой на лице, женщина свесила ноги с кровати
— Нет-нет — подошла Оксана к кровати, положив руку на плечо пациентки — Лежите, вам сейчас нужен покой
— Ох…. Оксана — женщина выпрямила спину подпирая поясницу руками — Знали бы вы сколько за последнее время его у меня было
— Но всё равно — утверждала Оксана, присев на край кровати пациентки мило улыбнулась ей, вынуждая обеими руками, чтобы женщина аккуратно легла вновь на постель — Я пока ваш врач и вы должны во всём слушаться меня
— Вы хорошо разговариваете на английском — укладываясь на кровать, ответила, мисс Робинсон, продолжая смотреть в глаза Оксане — Прям вот так, сразу не скажешь что вы из России
— У меня был опыт освоить русский язык в своём время — смутилась Оксана похвалы, скрывая взгляд за прядью золотистых волнистых волос
— Вы мне нарвитесь
Призналась, мисс Робинсон, неожиданно удивив Оксану своим откровением, девушка коснулась, будоражащим душу касанием, кончиками пальцев её руки, обращая на себя внимание.
— Нет, правда — уверяла мисс Робинсон, положив ладонь на руку к Оксане — И тут не стоит ничего стесняться, вы мне нарвитесь как женщина
— Спасибо
Едва выдавила из себя это Оксана, опустив голову, не могла даже посмотреть в глаза этой женщине, когда она словно вынуждала внимание на неё хоть мгновение взглянуть.
— Правда, мне очень приятно
— Всегда, пожалуйста — мило улыбнувшись, ответила беременная женщина
— Правда не ожидала такого от вас услышать мисс Робинсон — искренне говорила Оксана, посмотрев всё-таки в глаза женщине, что сидела перед ней на больничной кровати
— Я бы хотела с вами подружиться
— Взаимно — смутилась еще больше, выражая застенчивость блеклым румянцем
«Что этой суке от меня нужно, мне вот лично покровительство её мужа, пока я просто не свалю из этой страны, обратно к себе домой», размышляла Оксана, выражая подлые мысли в голове, сохраняя при этом любезность улыбки.
— Давайте станем с вами подругами
— А почему бы и нет — пожав плечами, ответила Оксана, продолжая строить на губах красоту улыбки — Я не против
— Вот и хорошо — коснулась она кончиками пальцев плеча Оксаны
— Давайте поговорим о вас мисс Робинсон — желая перевести тему, ответила Оксана, позволяя руке девушке лежать у себя на плече
— Что вы хотите обо мне узнать? — поинтересовалась беременная девушка, продолжая столь же любознательно смотреть на Оксану
— Скажите вас беспокоит боли в животе? — поинтересовалась Оксана, чувствуя уже нервозность от прикосновение руки женщины к своему телу, отодвинулась от неё
— Я же беременна — ответила с ухмылкой, мисс Хилл — Я думаю это свойственно
— А ощущение как будто вас переполняет водой?
— А разве это необычное состояние у беременных? — спросила беременная девушка, задавая встречный вопрос, поднялась на кровати и села рядом с Оксаной
— Возможно, вы что-то могли прогадать?
— Послушайте — вздохнула Оксана умеренно, стараясь держать себя в руках — Я пытаюсь сейчас понять, на какой стадии у вас сейчас стеноз и чтобы это понять, мне нужно знать всё
— Как вы оказались здесь в Калифорнии? — удивила беременная девушка, пытаясь общаться и стать ближе, выражая желание в глазах так, как будто она словно хотела узнать об Оксане всё
— Послушайте — вздохнула отчаянно Оксана, сама коснулась пальцами руки беременной женщины, когда она лежала на кровати — Я хочу помочь вам….
— Кого вы пытаетесь обмануть Оксана — ухмыльнулась она, продолжая смотреть радостно на Оксану — Выбирая вас, я уже знала, что я умру при родах
— Значит, вы с этим смирились?
— Как я могу вас отблагодарить? — не желая отвечать на вопрос Оксаны, спросила, мисс Хилл
— Ой, что вы не надо — смутилась Оксана, заметив серьёзность намерения у беременной девушки во взгляде её карих глаз — Я просто выполняю свой долг
— Но я хотела бы вас отблагодарить
— Ну, хорошо
Понимая, что эта женщина, просто так от неё не отстанет, согласилась Оксана, запрокинув голову, глубоко и изнурённо вздохнула, посмотрев при этом в потолок в комнате.
— И как вы хотите отблагодарить меня?
— Вы видите вон там, у окна массажный стол — указала она застенчиво на мягкий стол для массажа, что стоял у больших окон в палате
— О…. нет, простите — возразила Оксана, посмотрев на массажный стол, что был окутан тенью, так как жалюзи на окнах были задвинуты — Это не для меня
— Прошу — настаивала она, продолжая вынуждать Оксану согласиться — Я правда этого хочу
— Вы беременна!
Возразила Оксана, отвергая просьбу этой женщины, вскочила с кровати, встав рядом, продолжая смотреть на неё, словно загнанная в угол кошка, широко раскрыв лазурные голубе глаза.
— Я не могу позволить себе такое удовольствие
— Вы сказали удовольствие? — вставая с кровати, девушка будто улыбнулась
— Я хотела сказать наглость? — уверяла Оксана, разговаривая на английском языке, отошла от беременной пациентки на шаг назад — Возможно вы неправильно поняли, пациентка здесь вы, а я просто пытаюсь вам помочь
— Только давайте я сначала помогу вам расслабиться — улыбнулась, мисс Робинсон в ответ, сделав шаг навстречу к Оксане — Не волнуйтесь, я была профессиональной массажисткой и сейчас нисколько не потеряла хватку, доставлять людям удовольствие
— А что скажет ваш муж, когда сюда войдёт с соком? — поинтересовалась Оксана, прикусывая краешек губы, внутри себя чувствовала неоспоримое желание придаться ласки женских рук
— Он всё поймёт — утверждала беременная девушка, коснулась пальцами руки Оксаны, когда она, кусая краешек губы от волнения, находилась в смятении и не могла сама принять решение
«Блядь да она же беременна, хотя с другой стороны, моё тело ноет, я хочу уже испытать ласку нежных женских рук к своему телу», не могла Оксана сама принять выбор, желала так, чтобы её подтолкнули к этому выбору извне.
— Поймёт, насколько я обнаглела и вышвырнет меня за волосы отсюда
— Что за абсурд?! — возмутилась беременная девушка, настойчиво схватила Оксану за кисть руки
— Мне просто стыдно — призналась Оксана, опустив голову, продолжая говорить на американском языке — Я хочу этого, но в тоже время понимаю, что вы беременны
— Тем лучше — ухмыльнулась мисс Робинсон, продолжая держать Оксану крепко за руку, словно не хотела с ней расставиться — Вы же откажите беременной женщине в том, чтобы я доставила вам чуточку удовольствия
— Вот именно этого я и боюсь — смутилась еще больше, выражая свою неловкость блеклым румянцем на щечках
— Пойдёмте — улыбнулась мисс Робинсон, пожав плечами, направляясь вместе с Оксаной по палате к массажному столику — Вам нечего стесняться или бояться
— Вы умеете уговаривать — продолжая взволнованно прикусывая краешек губы, Оксана чувствовала во всём теле нервное напряжение
— Я же беременна — ухмыльнулась, мисс Робинсон — А вы просто не посмеете мне отказать
— Что же ладно — согласилась с улыбкой на губах Оксана, развязывая пояс халата, что был надет на ней — И что мне делать?
— Давайте я помогу вам расслабиться
Прошептала она надо ухом Оксаны, стоя рядом, шепот её ласки вызвал неутолимую жажду порочного желания и слегка пропитал стенки влагалища частичками влаги.
— Я сама сниму с тебя халат — убеждала она, продолжая так же приятно говорить над ухом Оксаны, женщина встала у неё за спиной, пальцами коснулась материи белого халата
— Хорошо — ответила, изнывая стоном Оксана, запрокинула голову на плечо к беременной девушке, стоя с ней в полумраке больничной комнаты, чувствовала себя её собственностью
— Позвольте? — прикоснулась она к застёжке черного бюстгальтера на Оксане, когда она сделала шаг от беременной женщины в сторону массажного мягкого стола
— Это еще зачем? — смутилась Оксана, отошла от беременной женщины, повернувшись к ней передом — Вы же собирались сделать просто массаж
— Массаж, который поможет вам Оксана расслабиться — так же приятно и нежно говорила женщина на американском языке
— Хорошо — возбуждаясь от ноты одного только шепота этой женщины, согласилась Оксана, сама завела руки за спину, касаясь пальцами застёжки бюстгальтера
— У вас такая красивая грудь — заметила, мисс Робинсон, как только Оксана отодвинула чашечки бюстгальтера от груди, оголяя её, беременная женщина обратила внимание на её сочную форму
— Спасибо — была польщена Оксана таким комплементом, опустив голову, скрывая возбуждённый пороком взгляд, смотрела в пол
— Позвольте Оксана — предложила она, взяв из рук Оксаны, бюстгальтер — Ложитесь на живот
— Ладно — согласилась Оксана, наступая коленом на массажный мягкий стол, ловко забралась на него, расположившись животом вниз — Но оставшееся нижнее белье я вам снимать не позволю
Рассуждала Оксана, пытаясь показать свою недоступность, почувствовала, как только легла животом на массажный стол, как беременная женщина прикоснулась к кисти её руки. После чего к другой руке, женщина, которая стояла рядом, сплела руки Оксаны вместе за спиной, красиво связав их вместе бантиком, поясом от халата.
— Это еще зачем? — хотела возмутиться Оксана, но заметила строгий взгляд в глазах у беременной женщины, решила переменить своё решение
— Просто расслабьтесь — произнесла она над ухом у Оксаны, положив руки к ней на плечи
— А что если я смогу возбудиться от массажа — столь тонкое прикосновение нежных женских рук, вызвало в Оксане неопровержимую дрожь по телу
— На это и идёт расчёт — ухмыльнулась, мисс Робинсон, массируя спину Оксане, плавно переходя пальцами на плечи, потом опять на спину
— Я ведь буду стонать
Предупредила Оксана, изнывая возбуждённым едва слышным стоном, чувствуя, как приятно скользили пальцы девушки по её спине, их мягких подушечек скольжение завораживало разум.
— Громко стонать — повторила Оксана, раскрыла губы в порочной форме, была под влиянием обольщения сказочно нежных рук мисс Робинсон
— Я что-нибудь придумаю — ухмыльнулась она, доставая из кармана, надетого на ней халата белый большой шелковый платок — А пока получайте удовольствие
— Ну, походу — пожав плечами, ответила Оксана, ухмыльнувшись — Другого выбора у меня ведь нет, если только……
— Так то лучше
Не позволяя Оксане выговориться, девушка, аккуратно засунула ей в рот глубоко белый большой платок, принуждая её замолчать на время процедуры массажа.
— Не люблю, когда меня прерывают излишними глупыми расспросами и пожеланиями
— М-м-м-м…. — возмутилась Оксана с платком во рту, издавая глухой звук, обернувшись, посмотрела на беременную девушку, чье тело отдала власти нежных приятным касанием рук
— Спокойно Оксана
Уверяла она, положив ладони приятных рук на спину к Оксане, касаясь пальцами её плеч, прошлась до талии, нежно оставляя приятное нагретое скольжением трение. Мисс Робинсон была настолько убедительно, что шепот её голоса, рядом с ухом Оксаны возбуждал бездонный океан её порочного соблазна. После чего она снова прошлась от талии до плеч Оксаны, продолжая ей массировать спину, разминая каждый сантиметр кожи.
— Оксана поднимите попу, пожалуйста
Тихо попросила, столь приятной нежной голоса, женщина, что водила ладонями по спине Оксане, после чего вдруг убрала от её тела руки и отошла в сторону. Взяв на подоконнике окна мягкий треугольной формы валик, мисс Робинсон, держа его обеими руками, с ухмылкой на губах направилась к массажному столу, на котором лежала Оксана животом вниз.
— Вот так вот — подложила она под Оксану валик, после чего вновь коснулась нежно пальцами её спины, женщина провела по позвоночнику коготками
«Что она там делает, зачем она мне ноги привязывает?», была не согласна Оксана, ощущая, как беременная женщина привязала одну ногу к массажному столу, а потом, обойдя его, так же нежно и ласково обвила ступню, привязала вторую.
— Вот теперь всё хорошо — привязав вторую ногу Оксаны к массажному столу, после чего прикоснулась коготками к обратной стороне колена, так что по всему телу она ощутила дрожь
Продолжая нежно массировать спину и плечи Оксаны, беременная женщина хорошо растирала её нежную бархатистую кожу. После чего оставляя одну руку на спине у Оксаны, женщина, столь искушено вращая бёдрами, отошла к тумбе, рядом с кроватью и взяла нож. Лезвие, отблеск которого отразился в глазах у Оксаны, заметив его сразу, она начала извиваться и стонать глухим стоном по мере приближения беременной женщины к столу с ним в руке.
— Прошу меня извинить Оксана
Ответила мисс Робинсон, встав рядом со столом, на котором Оксана, повернувшись к ней лицом, извиваясь, хотела вырваться из крепкой хватки его пут, в которые угодила. Взявшись за резинку трусиков, кончиками пальцев она вставила нож в свободное пространство и просто прорезала ткань черных надетых на Оксане трусиков.
— Я обещаю, что куплю вам новые — уверяла, мисс Робинсон, вытаскивая прорезанную ткань трусиков из-под Оксаны, женщина отложила нож на подоконник окна
Положив ладони обеих рук на выставленные бёдра Оксаны, женщина, стала их разминать, тщательно проходя большими пальцами между ягодиц.
— У вас такие красивые бёдра Оксана
Шептала она над ухом Оксаны, ласка шепота беременной женщины, успокоила её сознание, от чего она испытывала сильное порочное возбуждение. Начиная извиваться привязанной к массажному столу, Оксана не могла контролировать свой разум, женщина как будто знала, как нужно обращаться с её телом, обычным движением рук, мисс Робинсон, принуждала её стонать.
— Вот так вот
Проводя рукой по спине нежно, женщина перешла плавно ладонями с поясницы на бёдра Оксаны, после чего пальцами подошла к набухшим от прилива крови половым губам. Женщина начала аккуратно подушечками больших пальцев обеих рук начала аккуратно разминать поверхность влагалища Оксаны, не раскрывая её половые губы. Легким простым надавливанием, просто на кожу пальцами, она так сильно возбудила Оксану, что она уже все изнемогала в глухих стонах, желая поддаться омуту сексуального искушения, объявшего её разум.
«Блядь да войди ты уже в меня, пиздец, как я этого хочу, как она это делает, я вся горю, хочу почувствовать её в себе», мечтала Оксана, извиваясь привязанной на массажном столе.
— Я просто знаю, что мне уже не выйти из этой больницы
Продолжая гладить половые губы Оксаны, рассказывала беременная девушка, обхватывая её разум нежным шепотом порочной ласки.
— И понимаю, что прошу много
Рассказывала она так приятно, на английском языке, говорила рядом с ухом Оксаны, каждая нотка звука, что исходила из-за рта мисс Робинсон, вызывала в ней порочную стихийную жажду секса.
— Но я хочу, чтобы ты Оксана
Так же приятно шептала беременная женщина, медленно раскрывая половые губы Оксаны, шептала она над её ухом, продолжая искушать звучанием будоражащего звука.
— Стала женой моему мужу — произнесла она так, что своим предложением шокировала Оксана
«Что за блядь за бред?!», возмутилась Оксана, была не согласна с предложением, мисс Робинсон и начиная извиваться на массажном столе, изнывая глухими стонами, выражая несогласие.
— М-м-м-м — простонала Оксана глухим стоном, не могла выплюнуть сама тот платок, что затолкала ей в рот беременная женщина
— Тише-тише — вводя медленно пальцы в Оксану, беременная женщина столь нежно принуждала стенки её влагалища растягиваться
Изнывая в стонах возбуждения, Оксана чувствовала, как два пальца этой женщины вошли в неё, так же приятно и нежно, она как будто насадила её на себя. Прислонив подушечку большого пальца к анусу Оксаны, она начала медленно водить круговыми движениями.
— Всё хорошо — повторила, утверждала, мисс Робинсон, когда ввела пальцы во влагалище Оксаны, прижав подушечку большого пальца к её анусу
— М-м-м-м
Извиваясь, стонала Оксана, глухим стоном выражая чувства то, как стенки её влагалища растянулись под властью пальцев женщины и то, как коготок мизинца коснулся кончика клитора.
— Ммммм….. — изнывала Оксана в стонах, сжимая зубами платок, что был у неё во рту, чувствовала, как тело миллионами сексуальных импульсов атакует мозг ритмом порочной энергии
— О… господи Миранда — открыл неожиданно дверь, мистер Робинсон, когда Оксана дергалась в конвульсиях, привязанной на массажном столе — Что ты делаешь?
Мужчина выронил из рук пакет, застыл в проходе открытой двери, продолжая смотреть, как его жена истязала Оксану прелестью эротического массажа, когда довела её до глубокого оргазма.
— Что здесь у вас происходит?
— А на что это похоже?
Ответила с довольной улыбкой на лице, мисс Робинсон, вытаскивая пальцы из Оксаны, когда она уже сама текла на массажный стол. Другой рукой взяла волосы Оксаны и перекинула через плечо, так чтобы они свисали вниз с массажного стола.
— Я готовлю тебе жену
— Что?! — воскликнула, мистер Робинсон, быстро вошёл в палату, подбирая пакеты с пола
— Я уже не выберусь отсюда, а она будет тебе верной женой
— Что ты такое говоришь?
Прикрывая глаза ладонью, Робинсон не мог смотреть на Оксану, когда она стонала глухими стонами, извиваясь на столе связанной. Продолжая смотреть на мужчину, Оксана выражала во взгляде голубых лазурных глаз, образ дьяволицы, переживая на тот момент, сильный оргазм.
— Кукую жену?
Мистер Робинсон был растерян, когда обратил внимание на Оксану и на то, как она на него, сгорая в пламени искушения страстью, смотрит на него.
— Миранда о чём ты говоришь?
— Я готовлю тебе жену — повторила серьёзной интонацией голоса, супруга мистера Робинсона, положив руку на бёдра Оксаны — Ты разве не видишь?
— Ты вообще думаешь, о чем-то ты сейчас говоришь? — был вне себя мистер Робинсон, продолжая разговаривать шепотом — Какую еще жену?
— Тебе жену готовлю
— Так пойдём, поговорим где-нибудь за закрытой дверью
— Хорошо — ухмыльнулась она убирая ладонь с выставленных бёдер Оксаны — Дай только накрою её простынкой
Женщина взяла с кровати свою простыню, после чего свернув её вдвое, накрыло тело Оксаны, когда она продолжала истекать после пережитого оргазма, соком необузданной любви.
— Спи моя дорогая
Нежно прошептала, мисс Робинсон, дотронувшись ладонью до плеча Оксаны, оставила её привязанной на массажном столе, когда сама направилась с мужем к выходу из палаты. Оксана какое-то время наблюдала за ногами уходящей женщины из палаты, когда её силы были измотаны, а сознание постепенно погружалось в бездну порочного омута. После того как мисс Робинсон, покинула свою палату, оставляя Оксану одну, она продолжала смотреть на закрытую дверь, через которую вышла семейная парочка. Медленно прикрывая глаза, изнывая в стонах искушенной страсти, Оксана отдала себя бездне терзающего разум сексуального сознания, продолжая тонуть словно, как в бездонном порочном океане.
***
Расположившись сидя на кровати, поджав под себя ноги, Оксана сидела рядом с мисс Робинсон, женщина приложила ладонь к её щеке и нежно водила ей по коже. Под белым прозрачным халатиком, что был на Оксане, не было нижнего белья, блеклая нежная ткань, что окутывало её тело, прекрасно подчеркивала форму груди и бёдер на талии, у которых не было надето трусиков. В палате был искусственно создан полумрак, окутавший его влиянием разум Оксаны, создавал легкую порочную атмосферу. За окнами, что были открыты, пропуская в палату, чувствовался свежий воздух с океана, слышался шум прибоя, скопление масс людей на пляже. Женщина что сидела, напротив свесив ноги с кровати, будто уже считала Оксану своей собственностью, нагло заявляя на неё свои права, она одной рукой проникла за грань халата, что был одет на ней, обвивая ладонью грудь, нежно прижала всю её теплую поверхность. Мисс Робинсон, словно умела обладать особы знанием обольщением, так как лаской и заботой смогла опутать разум Оксану и сделать её словно ручной для себя.
— Ну чего ты злишься?
Обратилась она посмотрев на своего супруга, что отошёл к окнам, жалюзи на которых были прикрыты создавая гармонии тени в палате. Мужчина, одетый в черный дорогой костюм, не мог смотреть на то как Оксана обернулась и посмотрела на него выражая во взгляде искушение страстью. В глазах Оксаны словно гуляла тёмная порочная бездна, её разум был опутан крепкими узами сексуального влияния, женщины, что придавала ласке её тело.
— Я ведь о тебе забочусь — утверждала, мисс Робинсон, посмотрела на супруга
— Да это ненормально Миранда
— Я просто хочу, чтобы ты нашел себе жену и позаботился о нашем ребёнке
— Но ты ведь еще не умерла
— Это неизбежно
— Миранда хватит! — возразил мистер Робинсон
— Ты только посмотри — снимая халат, который был, просто накинут на теле Оксаны, женщина специально обнажила её тело перед своим мужем
— Господи Миранда ты вообще в своём уме? — смутился еще больше, мистер Робинсон, заметив лишь, как свисал халатик, что был на Оксане с края кровати, боялся даже посмотреть в её сторону
— Дорогой я прекрасно понимаю
Убеждала мисс Робинсон, когда Оксана покорно сидела обнаженной перед ней на кровати, поджав под себя ноги и склонив голову.
— Как это звучит
— Тогда зачем ты мне это предлагаешь?
— Потому что люблю тебя — искренне ответила, мисс Робинсон, обращаясь к своему мужу, положив руку на грудь — И не хочу, чтобы, когда это случиться, ты был одинок
— Ты в самом деле думаешь
Повернувшись, мужчина посмотрел на свою супругу, стесняясь даже взглянуть на обнаженное тело Оксаны, когда она сидела перед беременной девушкой.
— Что близость с другой, мне поможет тогда?
— Я сделаю для вас всё что вы скажите — тихим нежным голосом ответила Оксана, вмешиваясь в разговор супругов
— А вас Оксана никто не спрашивал! — воскликнул Робинсон — И вообще одевайтесь
— Не смей — возразила мисс Робинсон, выхватив из рук Оксаны белый халат, как только она его взяла в руку — Пусть смотрит и привыкает — заявила она, выкинув халат подальше от кровати
— Что ты делаешь? — забавляясь в улыбке, возмутилась Оксана, когда сама была без ума от улыбки сидевшей рядом с ней беременной женщины — Как же я теперь буду?
— Пусть смотрит и привыкает
Ухмыльнулась мисс Робинсон, специально на зависть села за спиной у Оксаны положив руки приятных ладоней к ней на талию.
— Когда меня не станет — уверяла темноволосая девушка, медленно перешла пальцами с талии Оксаны на её ребра, приятно начиная по ним скользить с обеих сторон — Ты будешь его женой
— Но разве ты не видишь, что он не хочет — утверждала Оксана, продолжая разговаривать на английском языке
— Он сделает как я сказала — заявила мисс Робинсон
— Маринада я тебя не узнаю — был шокирован мистер Робинсон
— У меня было время всё обдумать — рассказывала, беременная девушка, касаясь нежно пальцами сочной выставленной груди Оксаны, нагло обвила ей бюст пальцами
— Только не говори…..
— Тихо — возразила, мисс Робинсон, обвивая груди Оксаны своим руками, так что она от ощущения резкости, раскрыла в порочной форме искушенные пылкой страстью губы
— Ты так убедительна
Запрокинула голову Оксана на плечо к женщине, что сидела у неё за спиной, играя своим телом, словно королевская кобра, погружаясь сознанием в порочный омут искушения.
— Твои пальцы и нежность всех твоих рук……
— Тише Оксана — разговаривая рядом с ухом Оксаны, мисс Робинсон обвила пальцами ей шею, плавно перешла на подбородок, касаясь нежно подушечками пылкой поверхности алых губ
— Когда это ты стала интересоваться женщинами Миранда? — возмутился увиденной картины его жены, мистер Робинсон был вне себя
— С тех пор как поняла — утверждала, беременная девушка, заснув два пальца в рот Оксане позволяя её губам жадно начать их обсасывать — Что жизнь нашего ребёнка имеет большую ценность , я не могу позволить ему умерить
— Причем здесь наш ребёнок Миранда? — смутился он того, заметил, как Оксана старательно прижимаясь к телу его жены, обсасывала смачно пальцы женщины, что засунула ей в рот
— Оксана единственная из всех тех врачей — рассказывала она своему мужу, обвивая другой рукой грудь Оксаны, пока пальцы правой были у неё во рту — Кто решил и заступился за меня, отстаивая жизнь моего ребёнка
— Да ты ведь всего несколько дней знаешь Оксану…….
— Этого достаточно — возразила, мисс Робинсон — Чтобы понять, какие мы с ней лучшие подруги
— Достаточно для чего? — поинтересовался мистер Робинсон, сел на кровать рядом, где сидела Оксана, но ближе к своей супруге
— Я хочу, чтобы она стала твоей женой
Повторила снова в который раз своё желание, мисс Робинсон, позволяя Оксане старательно обсасывать свои пальцы, пока другой рукой сжимала ей грудь.
— И матерью для нашего ребёнка!
— Что?! — воскликнул, был не согласен мистер Робинсон — Ты совсем с ума сошла
— Мы стали с ней лучшими подругами
— Настолько лучшими, что готова разделить с ней меня
— А почему нет? — ухмыльнулась, мисс Робинсон, удивлённо посмотрев на своего супруга — Мы уже достаточно лет вместе, тебе пора научиться доверять мне любимый
Сползая рукой с груди Оксаны, женщина прошлась по поверхности её рёбер, подушечки пальцев этой женщины были настолько убедительными, что вызывали щекотку и искушение в одно время.
— И моему выбору
Шлепнула она рукой по бёдрам Оксаны, так чтобы она с пальцами её во рту взвизгнула, издавая легкий ранимый стон, ощущая боль, жжение на коже, что оставил розоватый след пятерни ладони.
— Который я для тебя, между прочим, сделала
— Миранда это бред! — оспаривая доводы своей жены, возразил мистер Робинсон
— Я не хочу чтобы мой ребёнок рос без матери — выражая волнение на лице, ответила мисс Робинсон, словно демонстрируя чувства легкой нехватки воздуха
— Ладно-ладно любимая
Взяв руку супруги, мило улыбнулся Робинсон, переживая за жену, как только заметил признаки ухудшения дыхания и бледность кожных покровом, рук, что он держал, нежно взявшись за них.
— Как скажешь — уверял Робинсон, в то время, как Оксана словно околдованная сидела рядом с беременной женщиной опустив взгляд на кровать, едва прижимаясь спиной к её животу, она чувствовала хрипы в её дыхании — Я приму твой выбор, только не переживай
Нарушение гемодинамики при стенозе устья легочной артерии связано с наличием препятствия на пути выброса крови из правого желудочка в легочный ствол. Повышенная на­грузка сопротивлением на правый желудочек сопровождается усилением его работы и формированием концентрической гипертрофии миокарда.
— То-то же — возразила, убирая руку мужа от себя, словно как посчитала теперь заботу о ней оскорблением для себя — И не вздумай ко мне подлизываться — предупредила строго она
— Сейчас придут интерны доктора Хоуп — предупредил мистер Робинсон — А твоя подруга, сидит голая, может ей стоит лучше одеться?
— Она оденется — заявила мисс Робинсон, недовольно посмотрела на своего мужа, словно что-то хотела ему объяснить своим взглядом — Когда они придут
— Что ты пытаешься мне доказать Миранда? — возмутился он, посмотрев недовольно на жену, что ему хотела доказать свою позицию — Вы с Оксаной уже несколько дней тут шепчитесь, но я уже начинаю думать что это не просто так?
— Глупенький ты мой — обвивая лицо мужчины, беременная женщина посмотрела ему в глаза, в их взглядах играла гармония любви и ясного понимания — Я ведь для тебя стараюсь и для нашего ребёнка, разве ты этого не понял
— Ты пойми Миранда — уверял Робинсон в обратном — Что мне кроме тебя никто ведь не нужен
— Но ведь меня скора не будет
Выдавила она из себя слезу, что прокатилась с глаз и по щеке, палая на выставленные бёдра Оксаны, когда она с искушением, простонала, ощутила легкий холодок, что скатывался по коже.
— И не пытайся меня отговорить
— Я знаю это всё Оксана
— Ты посмотри на неё — уверяла мисс Робинсон, обвив нежно ладоням выставленные упругие бёдрам Оксаны — Она будет тебе достойной женой
— Миранда давай не будем о ней — был не согласен Робинсон обсуждать эту тему — Давай поговорим о нас с тобой, я должен с тобой проводить много времени
— Я могу вас оставить — предложила Оксана, обернувшись, посмотрела на свою темноволосую властительницу, что сидела за спиной
— Нет! — возразила, мисс Робинсон — Если ему что-то не нравиться, пускай катиться отсюда
— Миранда! — воскликнул он шепотом, пытаясь не привлечь внимание всего больничного отделения — Как ты вообще такое можешь говорить?
— Вот и правильно — прошипела мисс Робинсон на своего мужа, выражая недовольство от того что мужчина не понимал её стараний — Сиди и молчи, а с Оксаной сходим, посмотрим журналы моды
— Ты серьёзно? — не понял намёка Робинсон — То есть ты предпочитаешь общество Оксаны ближе чем моё?
— Она хотя бы не ворчит без конца
— Значит вот ты как! — встал Робинсон с края кровати рядом с которым сидел со своей женой — Вот значит, как ты Миранда теперь заговорила, это всё она на тебя так повлияла?
— Она просто сидит и молчит — положив ладонь на спину к Оксане, она изумляясь в улыбке легонько поёрзала по коже подушечками нежных пальцев — А ты просто места себе не находишь
— А тебе это нравится да? — возразил Робинсон — Да с каких, это пор Оксана к тебе так привязалась
— Даже если меня выпишут! — заявила Робинсон, шокируя еще больше мужа — Оксана поедет с нами и мне совершенно безразлично то, что ты сейчас ответишь
— Но…….
— Я сказала никаких но! — ухмыльнулась она, положив руку на голову к Оксане прошлась по её золотистым волнистым волосами, пропуская их промеж пальцев
— Зачем тебе Оксана? — оспаривая решения жены, уверял Робинсон, продолжая стоять рядом с больничной кроватью жены — У неё ведь своя жизнь
— Я буду решать, какая у неё жизнь! — заявила мисс Робинсон
— Но так же нельзя Миранда
— Она врач — уверяла беременная девушка, обращаясь к своему мужу, в то время как Оксана под влиянием гипноза вызванного возбуждением, сидела покорно перед ней — И она мне нужна
— А что скажет Оксана? — поинтересовался Робинсон
— Оксана скажет так как я захочу — с твёрдой умеренностью, ответила мисс Робинсон
— Нельзя неё решать
— Она спасла мне жизнь дважды! — уверяла мисс Робинсон — И я теперь уверена, какую мать я хочу для своего ребёнка
— Но ведь ты же понимаешь………
— Оксана одевайся — распорядилась мисс Робинсон — Сходим с тобой по больнице
— Дорогая тебе же нельзя — прикрыл Робинсон глаза, после того как Оксана встала с постели взяла в руки свисающий с кровати халат
— Я сама буду теперь решать! — отвергая заботу мужа, мисс Робинсон предпочитала для себя общество Оксаны, чем его неоправданную, как ей казалось, любовь
— Хорошо как скажешь — отошёл он в сторону, когда его жена взяла в руки черный кружевной бюстгальтер, прислонила чашечки к груди Оксаны
— М-м-м-м — проурчала Оксана кошкой, чувствуя как мягкие подушечки черного бюстгальтера прислонились к её соскам, и то как женские нежные пальцы сдавили грудь через чашечки, изводило порочным чувством искушения — М…….
— Ты что её приворожила? — ухмыльнулся, наблюдая за реакцией Оксаны, спросил мистер Робинсон, обращаясь к своей жене
— Просто Оксана моя лучшая
Застёгивая грудь Оксаны, женщина, что стояла у неё за спиной, сомкнула ей бюст в оковах бюстгальтера, так что она раскрыла губы в искушенной форме, издала порочный стон.
— Подруга
— Да и с чего бы это?
Поинтересовался он, продолжая смотреть, как Оксана, покачивая бёдрами, отошла от своей обольстительницы. Играя телом, словно королевская кобра, Оксана прошла мимо мужчины, продолжая с жаждой порочной страсти смотреть ему покорно в глаза, коснулась пальцами его черной материи пиджака. Направляясь к кровати, мисс Робинсон, Оксана, подойдя к ней, взялась за ажурные черные трусики, держа их на кончиках пальцев, обернулась к беременной женщине, поднимая их до уровня лица, искушенной улыбкой улыбаясь, прикусила краешек губы.
— И чего тогда твоя подруга ждёт, стоя тут передо мной голой?
— Ты хочешь её видеть голой?
Поинтересовалась, мисс Робинсон, скривила губы, словно забавляясь тому, как её муж смотрит на Оксану, когда она строила ему глазки, искушено кусая краешек губы, смотрела на него.
— Оксана может и не одевать, трусики
— Нет! — возразил Робинсон, мужчину стали нервировать эти порочные игры, что устроила его жена — Пускай одевается
— Как скажешь
Подошла, мисс Робинсон, к Оксане, коснулась нежной стороной ладони её выставленных бёдер, когда она согнула одну ногу наполовину в колено, наступая на поверхность пола пальцами.
— Одевайся моя дорогая
— Хорошо — состроив любезную хитрую ухмылку, ответила Оксана — Я могу идти?
— Он может — вульгарно, мисс Робинсон махнула в сторону своего мужа пальцами, чтуь согнув руку в локоть — А ты останься
— Что же — ухмыльнулась Оксана, стоя спиной к кровати пациентки, присела на неё, совместив между собой ноги вместе, начала одевать, трусики, повела пафосно губками
— Можешь идти — распорядилась мисс Робинсон, словно после близости с Оксаной, беременная женщина не хотела его видеть у себя в палате — У меня скора будет приём
— Мне остаться здесь? — поинтересовалась Оксана, посмотрев, поднимая взгляд покорных лазурных голубых глаз, в которых отражался омут искушения
— Ты же мой врач — мило улыбнувшись, пожав плечами, ответила беременная женщина
— Как скажешь — продолжая разговаривать на английском, пожав плечами, ответила Оксана
— А ты можешь идти — ухмыльнулась она своему мужу, когда мистер Робинсон, подошёл к закрытой двери медицинской палаты — Но не так далеко, как тебе хотелось бы
— Может, не стоило бы с ним так?
Вставая с кровати, одевая на себя, трусики, посадив их резинку на талию, смутилась Оксана, как мисс Робинсон, делала вид, что кокетничала с мужем. Женщина хотела вскрыть, тяготу её душевного состояния, пытаясь казаться злой дерзкой властительницей, мисс Робинсон, не подавала виду горькой терзающей разум её печали.
— Он ведь всё-таки твой муж
— Нет
Возразила брюнетка, что в белом прозрачном халатике, подошла к большим окнам в палате, она хотела открыть жалюзи, потянув за их маятник, что болтался в воздухе. Начиная медленно поднимать жалюзи
— Теперь он твой муж
— Ты уверена, что не будешь против — смутилась Оксана, завязывая на талии пояс, надетого на себе белого полупрозрачного халата — Разделить его со мной?
— Теперь твоя очередь — заявила мисс Робинсон — побыть птичкой в золотой клетке
— Прям, уж так в золотой клетке? — недоверчиво повторила Оксана, задавая при этом вопрос, искушено выразила алые губы
— Оу…. — состроив пафосно губки, женщина потянула за маятник, перебирая пальцами, открыла жалюзи больших окон в палате — Ты даже не представляешь, насколько он богат
— Но ведь счастье то это не количество денег
— Правильно
Строя интригу, улыбнулась мисс Робинсон, отошла от больших окон, после того как за её спиной Хоуп и его команда, двух интернов, направились к её палате.
— А в их количестве — указала она пальчиком на Оксану, делая при этом, разумное, как она считала замечание
— Мисс Робинсон — обратился, доктор Хоуп, открывая дверь больничной палаты, за спиной пациентки, как только она отошла от неё — Как вы сегодня чувствуете?
— Доктор Хоуп
Изумилась в улыбке, беременная девушка, обернувшись, заметила мужчину на входе в палату, что был в сером костюме, поверх которого был одет белый врачебный халате.
— Вот уж не думала, что вы так быстро меня посетите
— Ваш муж беспокоится за вас очень сильно — уверял молодой парень интерн, пропуская войти в палату свою коллегу, сразу же, как Хоуп переступил порог
— Мой муж зря обо мне беспокоится
— Ну да как же — ухмыльнулся Хоуп, раскрывая папку, что у него была в руках — У вас нарушена функция почек мисс Робинсон
— Ну, по крайней мере, мне это мне мешает нормально жить
Возразила Робинсон, не желая с Хоуп обсуждать своё здоровье, повернулась к нему спиной, беременная девушка чувствовала себя на вид прекрасно. Проходя мим Оксаны, темноволосая женщина, коснулась кончиками пальцев её подбородка, обращая на себя всё внимание.
— Возьми, пожалуйста, у него из рук папку
Распорядилась, отдавая указания Оксане, прошептала мимо её губ, пленительно и нежным голосом, ноты которого так приятно завораживали слух.
— И взгляни сама
— Не думаю, что это будет хорошей идеей
Возразила Оксана, посмотрев на свою обольстительницу с недоверием, наблюдая за тем, как она направилась дальше к своей больничной кровати. Заметив реакцию мимики, лица Хоуп, Оксана убеждала себя в обратном, ни за что не соглашаться с мнением пациента.
— Лучше стоит прислушаться к словам доктора Хоуп — убеждала Оксана, взяв папку из рук Хоуп, когда он ей послушно сам предложил
— Может быть вам удастся её переубедить остаться в больнице
Из-за заключения доктора Хоуп указывается, что увеличение белка в моче, что приводил к снижению клубочковой фильтрации почек. На данный момент он составлял 47 мл/мин и показатель недельной давности, на момент поступления был 38 мл/мин.
Клубочковая фильтрация — одна из основных характеристик, отображающих деятельность почек. Фильтрационная функция почек помогает врачам в диагностике заболеваний. Скорость клубочковой фильтрации указывает, есть ли повреждения клубочков почек и степень их поражения, определяет их функциональные возможности.
— Я бы настоятельно советовала бы остаться в больнице — внимательно изучая анализ мочи пациентки прошлый и нынешний, Оксана держала в руках её амбулаторную карту
— Я же тебе говорила — была не согласна, мисс Робинсон, когда подошла к своей кровати, расположившись на ней сидя — Что у нас дома есть всё необходимое оборудование, дальнейшее пребывание здесь, просто не имеет смысла
— Просто пойми — обернулась Оксана, разговаривая с девушкой на английском языке — У тебя развивается хроническая почечная недостаточность
— Я бы скорее даже предположил, что уже началась начальная стадия гестоза
Гестоз — осложнение нормально протекающей беременности, которое может не проявляться, либо проявляться отёками, повышением давления, потерей белка с мочой, судорогами (эклампсия).
— Я могу попробовать сохранить беременность, только если буду давать ей токолитические препараты — посмотрев на печаль беременной женщины на лице, повела нерешительно губами Оксана, стараясь ей угодить
Токолитическиесредства — (греч. tokos роды + lysis расслабление) лекарственные средства, ослабляющие сократительную активность миометрия; применяются при угрожающем выкидыше и для предупреждения преждевременных родов.
— Вы хоть понимаете Орлова! — возразил Хоуп, был не согласен, с безумием которое предлагала Оксана — Что вы своими манипуляциями убьёте сразу две жизни
— Я хочу помочь ей сохранить ребёнка
— Нужно делать вальвулопластику и как можно срочно
Вальвулопластика(восстановление клапанов вен) — операция, в ходе которой моделируют новые клапаны из венозной стенки или бандажируют расширенные участки вен, оборачивая их трансплантатами.
Цель операции — улучшение показателей кровотока, уменьшение застойных явлений, нормализация тканевого обмена, предотвращение образования трофических язв. Вальвулопластика относится к категории сложных микрохирургических методик, предусматривает восстановление нескольких клапанов в несостоятельных глубоких венах.
— Вы понимаете
Оспаривая такое утверждение, говорила Оксана, закрывая папку пациентки, которую держала в руках, подошла к Хоуп, передавая ему в руки.
— Что для данной операции нам нужно хотя бы выждать еще пару недель
Рассуждала Оксана, посмотрев, обернувшись, на пациентку, что сидела на кровати, обвивая руками живот, когда мисс Робинсон продолжая смотреть на неё, как на катализатор всех решений.
— Есть очень большой риск, что она потеряет ребёнка
— У неё уже вторая стадия стеноза легочной артерии
II стадия (выраженный стеноз устья легочной артерии)— систолическое давление в правом желудочке от 60 до 100 мм рт. ст.; градиент давления 30-80 мм рт.
В данном случае представлен у пациентки, мисс Робинсон, инфундибулярный (подклапанный) стеноз, который имеет воронкообразное сужение выносящего отдела правого желудочка вследствие аномального разрастания мышечной и фиброзной ткани
— Вот когда будет третья — оспаривая утверждение молодого интерна, рассказывала Оксана, посмотрев недовольно на парня, что стоял справа от Хоуп
— Когда будет третья, она умрёт! — вновь вернувшись к тому, что начинали, возразил Хоуп, так как не принимал позицию Оксаны
— Есть еще и четвертая стадия
IV стадия (декомпенсация) — развивается дистрофия миокарда, тяжелое нарушение кровообращения. Систолическое АД в правом желудочке снижается в связи с развитием его сократительной недостаточности.
Декомпенса́ция (от лат. de… — приставка, обозначающая отсутствие, и compensatio — уравновешивание, возмещение) — нарушение нормального функционирования отдельного «органа», системы органов или всего организма, наступающее вследствие исчерпания возможностей или нарушения работы приспособительных механизмов к патологическим изменениям, вызванным заболеванием, например, декомпенсация сердца при его пороках.
— То есть вы ждете — ухмыльнулся недоверчиво Хоуп, положив ладонь на лоб, начинал ходить кругами с выраженным возмущением — Когда настанет декомпенсация, тогда всё уже смерть
— Я буду контролировать этот момент перехода от второй к третьей стадии
— Она вас убьёт мисс Робинсон
Воскликнул Хоуп, раздраженно, понимая, как Оксана, продолжая просто стоять в палате, даже ничего не делая, она уже завоевала доверие пациентки к себе, пытаясь сохранить её ребёнка.
— Я даже сам проведу операцию — уверял Хоуп, обращаясь к пациентке, мужчина в белом халате, прошёл мимо Оксаны, посмотрев на неё как на пустое место — Сделаю всё по высшему разряду
— Нет! — возразила мисс Робинсон
— По правде говоря, риск минимальный — утверждал Хоуп, начиная ходить по палате
Преждевременные роды, развивающиеся в 22-27 недель, в отношении жизнеспособности плода прогностически менее благоприятны, поскольку к этому сроку легкие новорожденного еще не достигают необходимой степени зрелости для обеспечения дыхательной функции!
— Я бы рекомендовала — обратилась Оксана к пациентке, обернувшись посмотрела на неё, словно ждала от неё поддержки — Вам воздержаться, так как есть риск угрозы преждевременных родов, собственно из-за этого тут весь этот спор
— Он ведь не выживет? — обратилась мисс Робинсон, от жалости к себе, прикусывая губу, женщина положила руку на живот и отвернула взгляд в сторону окна
— Если будет вероятность преждевременных родов — утверждала Оксана, оспаривая мнение доктора Хоуп
Оптимальным сроком беременности считается 28-32 недели, в период максимальной гемодинамической нагрузки, для проведения соответствующей операции!
— У нас нет столько времени! — возразил воскликнув Хоуп, от того, что его не понимают
— У неё уже двадцать пятая неделя беременности — утверждала Оксана, снова оспаривая утверждение Хоуп
— Она не доживёт — предвещал прогноз, молодой интерн, который неожиданно принял позицию своего начальника, сделав шаг в сторону Оксаны — Воронка её легочного клапана начинает сужаться, вследствие этого возрастает давление между камерой желудочка и легочным стволом
Рассказывал парень, разговаривая по-русски, чтобы запутать доктора Хоуп и не вызывать панику у пациентки, молодой парень подошёл к Оксане и коснулся её руки, пытаясь переубедить.
— Мы просто её потеряем? — тихо произнёс он разговаривая на руссом языке, обращаясь рядом с ухом Оксаны
— Что он тебе сказал Оксана? — требовательно спросила, мисс Робинсон, заметив неутешительную мимику на лице у молодого интерна, который стоял рядом с Оксаной в её палате
«Я не могу позволить ребёнку родиться прямо сейчас, еще не существует такой медицины, чтобы в случае преждевременных родов, мы смогли развить ему легкие и спасти ему жизнь», предположила Оксана, понимая уже сразу, что то что сказал интерн, лучше ей не переводить.
— Ну есть другой способ — предложил интерн, уже разговаривая на английском, заметив панику на лице, мисс Робинсон — Мы можем сохранить плод, тем самым даже помочь развиться его легким
— Он говорит о Дексаметазоне! — ухмыльнулся Хоуп — Тогда мы сможем провести операцию
Основная задача Дексаметазона, как мощного гормонального средства заключается в понижении выработки количества мужских половых гормонов. В результате его воздействия надпочечники и яичники начинают менее интенсивно продуцировать тестостерон и андроген, тем самым уменьшается вероятность выкидыша.
Чтобы снизить количество андрогенов врачи обычно прописывают Дексаметазон, при беременности он используется в виде уколов. В инструкции по применению лекарственного средства говорится о том, что его нельзя принимать беременным женщинам! Вопреки предупреждениям этот препарат уже десятилетиями используется именно для поддержки «критической» беременности!
— Я сама буду делать эти инъекции три недели — заявила Оксана, обернувшись, посмотрела на пациентку, ожидая от неё одобрительных решений
— Мисс Робинсон должна постоянно наблюдаться у врача
— Я буду её врачом и проведу ей эту операцию сама
— Это исключено! — возразил Хоуп — Я не позволю русским работать в нашей больнице, в качестве главного хирурга в моей операционной
— Не любите русских? — строго выразительно раскрыла глаза Оксана — Можете не любить, но решающее слово будет за мисс Робинсон
— У нас есть всё необходимое оборудование — вмешалась в спор, мисс Робинсон — Оксана может наблюдать меня, ведь она показала себя в качестве опытного квалифицированного врача
— Вы собираетесь доверить свою жизнь и жизнь вашего ребёнка этой женщина?
— Эта женщина — указывая на себя пальцем, ухмыльнулась Оксана — Спасла вон той женщине жизнь, дважды — после чего показа она коготком указательного пальца в сторону мисс Робинсон
— Я буду жаловаться главврачу
— Да, пожалуйста
Возразил, вошёл в палату мистер Робинсон, открывая дверь, обращая на себя внимание, всех присутствующих опровергая заявление доктора Хоуп.
— Можете бежать к нему прямо сейчас доктор Роберт Хоуп
— Я пытаюсь спасти вашей жене жизнь
Уверял Хоуп, однако соглашаясь по взгляду с Оксаной, он принимал её методику как действующую, но не был готов отпустить пациентку.
— И жизнь вашему ребёнку
— Если моя жена что-то решила — ухмыльнулся мистер Робинсон, проходя по палате, посмотрел на Оксану, соглашаясь с ней — То это безусловно будет именно так
— Мы заберем Оксану с собой — распорядилась мисс Робинсон, обращаясь к доктору Хоуп
— Она пациентка доктора Хилл — ухмыльнулся Хоуп — Мне она без разницы, забирайте
По выражению лица было видно, как этот седовласый мужчина в сером костюме, поверх которого был надет белый халат, хотел избавиться от Оксаны в своём отделении больницы.
— Но в операционную я её не пущу
— Это не вам решать! — вновь оспаривая решения, доктора Хоуп, мистер Робинсон, подошёл к кровати своей жены, присаживаясь с ней рядом
— Неужели доктор Николс решил и вам это позволить?
— Вы не представляете Роберт — ухмыльнулся Робинсон, обнимая свою жену — Как только он узнал об Оксане всё необходимое, он хочет поставить её на ваше место
— Этому не бывать! — возразил Хоуп — Я не позволю какой-то русской проходимке, командовать в моей операционной
— Она не ваша! — вновь оспаривая заявление доктора Хоуп, говорил Робинсон — Эта операционная собственность больницы
— Николс не за что так не поступит! — направился Хоуп в сторону выхода из палаты
— Можете идти жаловаться — улыбка с губ мистера Робинсона не сходила, поскольку он хорошо видел, как своим влиянием в больнице докучал столь выдающемуся тут доктору
— Может, не стоило так поступать? — обернулась Оксана, посмотрев на мистера Робинсона, как только Хоуп, покинул палату, оставил после себя дверь купе открытой
— Пускай не зазнаётся
— Я подготовлю бумаги на выписку мисс Орловой
Распорядилась молодая девушка интерн, которая продолжала стоять рядом со своим коллегой, находясь посреди палаты.
— Чтобы не вызывать подозрения органов правопорядка — утверждала она, продолжая рассказывать, посмотрев при этом на Оксану — Они будут как мисс Джонсон
— Делайте как вам угодно — улыбнулась Оксана, понимая, как мешкала с ответом медсестра
— Мы можем остаться одни?
Обратился мистер Робинсон ко всем присутствующим в палате, продолжая при этом обнимать свою жену, выражая любовь, нежно поцеловал её в щеку.
— Я хочу обо всём поговорить со своей женой
— Да, пожалуйста — ухмыльнулась Оксана, пожав плечами, покачивая выразительной прелестью бёдер, направляясь в сторону выхода из палаты
— Нет! — возразила мисс Робинсон и своем возгласом, обратила внимание Оксаны на себя, когда она остановилась в дверях выхода из палаты — Оксана останется здесь, она моя лучшая подруга
— Дорогая я вообще-то хотел побыть с тобой
— И с Оксаной! — утверждала, зная, говорила супруга Робинсон
— Я пожалуй лучше побуду в палате — повела губами Оксана, после чего ухмыльнулась, мило отреагировав на выражение отказа на лице мистера Робинсона
— Нет, ты побудешь со мной!
Утверждала, мисс Робинсон, отражая на своём лице волнение и панике, за счет учащенного ритма её дыхания и блеклого цвета кожи, Оксана обратила внимание, как набухли вены у неё на шее.
— Я не хочу, чтобы она уходила
«Нервная возбудимость, похоже, стоит мне остаться, а то у этой тупой дуры может возникнуть приступ стенокардии», смутилась Оксана, заметив сразу признаки стенокардии на лице девушки и её учащенное дыхание с хрипами в легких заставляло волноваться, при каждом вздохе.
— Хорошо я останусь — задвинула Оксана дверь, в палату обратно, обернулась посмотрела на недовольное лицо мистера Робинсона
— А ты что-то хотел возразить? — коснулась она кончиками пальцев подбородка мужа, обращая его взгляд на себя, внимательно словно изучала его — Так давай говори
— Я хотел с тобой поговорить Миранда — утверждал Робинсон, продолжая косым, отражающим недовольство взглядом, смотреть на Оксану — Понимаешь с тобой, пока ты еще жива
— Оксана будет тебе женой! — утверждала, уже зная заранее результат, положила она обе руки на колени к своему мужу и проницательным взглядом, продолжала смотреть на него
— Да с чего ты взяла, что ты умрёшь?
— Степень воронки сужается с каждым её волнением
Рассказывала Оксана, отойдя от закрытой двери, подошла к висевшим жалюзи на окне, прислонив ладонь к стеклу больших окон.
— Процесс становится, уже не обратим без хирургического вмешательства
— Если она умрёт! — возразил, прошипев Робинсон — Вы лично ответите за свои выходки Оксана и за то что Хоуп не дали провести операцию
— Умер бы ваш ребёнок, которого ваша жена вынашивает для вас!
— Да с чего вы взяли, что могут произойти несвоевременные роды
— При таком хирургическом вмешательство и гемодинамическом процессе, что мы будем вместе с доктором Хоуп, возможен процесс несвоевременных родов
— Ну, так она же будет жить!
— Я хочу, чтобы жил наш ребёнок! — посмотрела на мужа, ответила мисс Робинсон
— Но тогда не будет тебя
— Мне задвинуть жалюзи?
Поинтересовалась Оксана, посмотрев на влюблённую парочку, когда у беременной женщины, по мере её спокойствия приступ стенокардии сам ушёл. Мисс Робинсон, уже через некоторое время чувствовала себя хорошо.
— Или я могу посидеть у окна — предложила Оксана, держась пальцами за бегунок управления жалюзи — Посмотреть на пляж пока вы тут мило общаетесь
— Ты же ей распоряжаешься — ухмыльнулся Робинсон, в тот момент, когда Оксана потянула бегунок управления жалюзи, закрывая плавно их
— Хорошо можешь посидеть на стуле у окна — приятно улыбнулась супруга своему мужу, после того как Оксана жалюзи в покое, отошла от окон в палате, что выходили сразу в отделение
— Ладно, как скажешь — покорно Оксана отошла от окон палаты, опустив голову, смотрела в пол и на белые шлепки с каблуком, что украшали её ноги
— Оксана могла бы подождать в палате
— Оксана теперь часть нашей семьи! — затыкая пальцами ему губы, возразила мисс Робинсон, посмотрела, возмутившись мужу в глаза
— Может не стоит делать поспешных выводов?
Продолжая недовольно смотреть на Оксану, когда она проходила мимо больничной кровати пациентки, коснулась пальцами её спинки, обратила внимание на мистера Робинсона.
— Ты ведь еще не слишком хорошо её знаешь
— Я знаю её достаточно! — заявила мисс Робинсон, оспаривая мнение мужа, посмотрела на то как Оксана, играя бёдрами, подошла к стулу около большого окна, вид из которого выходил на улицу
— Ты еще можешь передумать — положил он руку на колено к жене, хотел придать ласки её
— С чего бы мне передумать?
— Ну, всякое может случиться — пожав плечами, ответил мистер Робинсон
— Так всё хватит — возразила мисс Робинсон, убирая руку мужа от своего колена — Иди, проветрись, а мы с Оксаной немного пообщаемся о своём
— Как скажешь! — уныло ответил мужчина в черном костюме, поднимаясь с больничной кровати, предложил подержаться жене за свою руку — Я буду недалеко
— Да хоть далеко! — огрызнулась мисс Робинсон — От тебя толку
— Может не стоит так говорить со своим мужем?
Обратилась Оксана к пациентке, так как смутилась и продолжала стоять у белого стула, рядом с большим окном комнате, жалюзи на котором были закрыты.
— Он ведь вас любит
— Может, уже всё-таки подойдёшь ко мне
— Ну всё-таки может и подойду
Ухмыльнулась Оксана, отошла от стула после того как мужчина, муж пациентки отошёл от двери палаты, предварительно закрыв её, перед этим еще раз взглянул на свою жену.
— Но ты должна извиниться перед своим мужем
— Пускай подуется — нахмурила она обидчиво губки, посмотрев на закрывшуюся дверь — Зато проведу время с тобой
— Я ведь для тебя
Подошла к кровати Оксана, коснулась пальцами её спинки, посмотрела на беременную женщину, что сидела на ней в сумеречной тени, искусственно созданной в палате.
— Посторонний совсем человек
— Ты спасла мне жизнь — возразила, мисс Робинсон похлопала ладонью по поверхности кровати, словно принуждая Оксану сесть рядом — И я тебе многим этим обязана
«Дура блядь ненормальная и почему, находясь рядом с ней, я полностью теряю рассудок, что блядь эта долбанутая гипнотизёрша сделала со мной», смутилась Оксана, наступая коленом на постель, предварительно согнув ногу, отразив упругие бёдра.
— А-а-а…. — возразила, мисс Робинсон, как только Оксана хотела забраться на её постель, женщина коготком указательного пальца с маникюром указала на её ажурные черные трусики
— Я не думаю что стоит этим заниматься — смутилась Оксана но всё же посмотрев в глаза беременной женщины, просто прикоснулась к резинки черных трусиков, что были надеты на ней
— Интересно знать почему? — считая это забавой и развлечением, что радовало столь уверенную и строгую в себе отчасти, мисс Робинсон, повторно показала Оксане, оставить белье от себя на полу
— А вдруг кто-то может зайти? — переживала Оксана, посмотрев на закрытую дверь купе, после того как подошла к женщине наклонилась и позволила её пальцам прикоснуться к подбородку
— Сюда никто без моего разрешения не зайдёт! — твёрдо заявила, мисс Робинсон, продолжая смотреть в глаза Оксане, эта женщина словно была поражена их лазурной голубой красотой
— Даже ваш муж?
Поинтересовалась Оксана и через непреодолимый для себя барьер, искусственно воздвигнутый разумом между этой женщиной, который волей её влияния разбирался по камешкам.
— Ему ведь не нужно разрешения, проведать вас
— Теперь уже нужно — заявила мисс Робинсон, обидчиво нахмурила губки в тот момент, когда Оксана села рядом с ней на кровати, поджав под себя ноги, скинув шлепки на пол
— Просто скажите мне Миранда
Обратилась Оксана, касаясь пальцами волос беременной женщины, смотрела в глаза мисс Робинсон, но что в её манере и поведении принуждало подчиняться разум. Распознав только сейчас, находясь в такой близости и при трезвом рассудке, Оксана обратила внимание на коллекцию парфюма «Angel Stories Blowing Kisses», которым пропиталось тело беременной женщины. Палитра вкусов Angel Stories от Victoria′s Secret, впитала в себя оттенки манящие такие ноты аккорда как ирис и заворживающий вкус фиалки, который манил своим очертанием неповторимостью вкуса.
— Что вас беспокоит?
— Просто этот доктор Хоуп — начинала нервничать, мисс Робинсон, при этом недовольно смотрела на закрытую дверь
— Не надо о нём — вдыхая парфюм которым так приятно пахло тело мисс Робинсон, возразила Оксана, прикоснувшись подушечкой пальца к губам беременной женщины, при этом раскрыв, лазурные голубы глаза посмотрела на неё — Не стоит зря переживать по пустякам
— Останься со мной — коснулась мисс Робинсон руки Оксаны, когда она сидела перед ней на кровати, поджав под себя ноги, обернулась, посмотрела в сторону закрытой двери в палате
— Я, по-моему, никуда и не собираюсь
— Я не знаю, как ты это делаешь — откровенничала темноволосая женщина, держа за руку Оксану, разговаривая рядом с её губами
«Эта дура не должна волноваться, а то может начаться приступ, окно выходного трака правого желудочка уже и так узкое, стоит подыграть ей, рискуя собой», предположила Оксана, свесив ноги с кровати, встала рядом, касаясь голыми ступнями тёплого пола в палате.
— Ты куда Оксана? — еще больше заволновалась мисс Робинсон, начиная дышать учащенно и ритмично, выражая волнение и панику во взгляде
— Я просто хочу, чтобы вы успокоились
Ухмыльнулась Оксана, скинув с себя белый халат на пол, словно как змея освобождается от шкуры, распахнула материю, развела руки в стороны назад, позволяя ему упасть с тела на пол.
— И готова, сделать для этого всё
Прикоснувшись пальцами, обеих рук держа их на талии, к резинке трусиков, Оксана прекрасно понимала, что позволяя этой женщине ласкать себя, снимет с неё нервное напряжение.
— Что только потребуется
Снимая с себя трусики, кусая искушено губу, Оксана словно впала во власть сексуального безумия, желая лишь бы только чтобы женщина что так искушала её, не пережила нервный стресс.
— Лишь бы вы только остались довольны
— Присядьте — похлопала мисс Робинсон по поверхности постели, ладонью правой руки, указывая Оксане сесть рядом
— Ладно — мило улыбнулась Оксана, переступая через лежащие на полу трусики, направилась в сторону больничной кровати, на которой с изумлением улыбки сидела мисс Робинсон
— Хотя признаюсь
Выразила обольщение улыбкой, беременная женщина, наблюдая, как Оксана сексуально согнула ногу в колено, наступая на постель, забралась кошкой, выгнув спину, покорно села перед ней.
— Такой почему-то
Ухмыльнулась мисс Робинсон, коснувшись пальцами подбородка Оксаны, когда она, поднимая взгляд, посмотрела ей в глаза, сознательно утопая сознанием в омуте порочного желания.
— Такой ты мне нравишься больше
— Всё то, что ты скажешь — прошептала Оксана, рядом с губами женщины не отдавая отчёт своим действием, словно сознательно впала в гипноз действия её чар
— Тш…. — прислонила, мисс Робинсон, пальцы к изнывающим губам Оксаны — Повернись ко мне спиной — требовательно попросила беременная женщина
— Хорошо — послушно Оксана повернулась спиной к женщине, окончательно потеряв рассудок, словно не могла с собой совладать, как будто разум и сознание уже были не под её контролем
— Вот так моя дорогая
Ухмыльнулась мисс Робинсон, как только Оксана села спиной к ней, склонив голову, смотрела на свои колени, поджав ноги под себя, положив ладони обоих рук перед собой на постель.
— Господи как ты красива
Выразила восхищение, беременная женщина, вцепившись в застежку бюстгальтера на груди у Оксаны, ловко его расстегнула, освобождая давление оков на бюст. Скинув бюстгальтер, что был на груди у Оксаны на пол, женщина прижалась к ней, понимая ,как она находиться под властью её чар обольщения, чувствовала себя спокойно. Продолжая так сидеть, беременна женщина прижавшись к спине Оксаны, потеряла счет времени, ощущая для себя чувство комфорта и внутреннего спокойствия. Сознание Оксана словно тонула во власти порочного омута, оставаясь сидеть на постели, она словно была не властна над собой, принадлежа искусительницы, что опутала её тело лаской приятных женских оков. Лаская грудь Оксаны ладонями, сжимая её пальцами, женщина прошлась по поверхности её живота другой рукой, устремляя подушечки пальцев к гладкой поверхности лобка. Прижав пальцы к половым губам Оксаны, а другой рукой обвила её сочную грудь, мисс Робинсон, потеряв счет во времени. Казалось, будто время для них обеих остановилось, считая для себя минуты радости и какой-то странной гармонии спокойствия, когда она продолжала держать разум и всё тело Оксаны под своим контролем, продолжая дарить ему ласку и тёплую заботу сексуальной нежной любви.
***
Машина медленно двигалась по улице роскошных дорогих домов Лос-Анжелеса, что были расположены по обе стороны улицы. Высокие пальцы с огромными листьями на макушках, что были на макушках этих тропических деревьев, колыхались в такт обдуваемого потока воздуха, исполняя, словно медленный танец. Слышался шум прибоя, отзвуки плескания воды, которой доносился с пляжа по правой стороне движения черного лимузина по улице между домами. В машине складывалась атмосфера тени и гармонии, благодаря работающему кондиционеру, создался приятный микроклимат, позволяющий дышать свободно. За закрытыми окнами, по мимо шума колёс и тихой приятной иронии работы такта мотора автомобиля, доносилась свирель птиц, что огромными раскрытыми большими крыльями летали над океаном, порхая в воздухе над тысячами собравшихся людей на пляже.
— Вы первый раз в Лос-Анжелесе?
Поинтересовалась, мисс Робинсон, женщина в элегантном синем свободном платье, материал которого был легким, всё же сексуально облегал тело беременной женщины.
— Здесь действительно красиво — ухмыльнулась она, держа в руке бокал с соком, посмотрела томным взглядом через черное стекло задней двери лимузина на пляж и толпы людей на нём
— Мне здесь нравиться — согласилась Оксана, держа в руке бокал с шампанским, пузырьки которого ярко играли внутри
— Вы еще не видели наш дом — улыбнулся тёплой приятной улыбкой, мисс Робинсон, держась за руку со своей женой — Для вас Оксана у нас будет особая комната
— А на первом этаже будет всё необходимое оборудование, отдельное крыло
Утверждала мисс Робинсон, продолжая рассказывать, жестикулируя рукой в воздухе, сохраняя на губах признак богатой порочной улыбки.
— Там вы сможете наблюдать меня
Восхищенно ответила мисс Робинсон, чувствуя себя легко и свободно, словно на какое-то мгновение, можно было представить, что она и вовсе ничем не болела.
— Вы ни в чем не будите нуждаться
— Прям как в сказке — ухмыльнулась Оксана, отпивая с бокала глоток шампанского, сладкий вкус которого в сочетание с алкоголем кружи голову
— Это мягко сказано — рассмеялась, мисс Робинсон — Всё что вы скажите будет выполнять наша горничная, носить вам еду, заправлять постель, подбирать наряды
— Укладку для волос и маникюр, а так же макияж — уточнил мистер Робинсон, продолжая улыбаться своей жене, мужчина поцеловал брюнетку легким поцелуем в губы — Будет делать наш профессиональный стилист
— То есть я ни в чем не буду нуждаться?
Продолжая строить порочную роскошную улыбку, поинтересовалась Оксана, положив ногу на ноги, отразила за счёт пёстрой яркой надетой короткой юбки на себе, упругие бёдра.
— Мне это нравиться — согласилась Оксана, поправляя кончиками пальцев резинку, белых чулок, что были одеты на ногах, почти залпом осушила пол бокала шампанского
— Расскажите о той женщине — обратился, мистер Робинсон, после того как вновь второй раз поцеловал свою жену — Моя охрана её чуть не силой выпроводила из больницы, кто она вам?
— Долгая история — ответила Оксана скрепя зубами, положив ладонь на приятную поверхность сиденья на котором она сидела — Даже как-то не хочу сейчас пока об этом говорить
«Не могу же я им сказать, что я пошла в тот блядский притон, только лишь бы отвлечься и хорошенько трахнуться», предположила Оксана, что пока будет лучше умолчать о той женщине, владеющей гипнозом, что держала её разум в заточении.
— Давайте только не сейчас
— Эта женщина пыталась к вам пробиться, даже переодевшись в медсестру — рассказывал, господин Робинсон, возражая на просьбу Оксаны — Как вы считаете, должны ли вы сейчас объясниться, что вообще происходит?
— Давайте в другой раз
Оксана с любопытством рассматривала, продолжая смотреть в окно задней двери лимузина, как машина въехала через большую ограду словно как в поместье огромного дома. Здесь была большая площадь с большим фонтаном, словно сказочный большой сад с экзотическими деревьями, что окутывал огромную усадьбу, словно плотным щитом. Тут всё казалось запредельной роскошью, каменные статуи, фонарные столбы, словно как в волшебном мире имели плафон светящегося домика. Бассейн что находился на улице, в котором была вода зеркального голубого цвета, блеклым оттенком зарева солнечных лучей. Зелёная лужайка, хорошо уженные кусты, а так же цветочные клумбы самых разных цветков, имели красиво раскрывшиеся бутоны.
— Вау…. — выразила Оксана восхищение, наблюдая за садом рядом с домом, цветочными клумбами, лавочками, красиво расписанными краской, что стояли по периметру большой площади
— Вы не ответили на вопрос Оксана!
Суровым голосом, обратил мистер Робинсон внимание на себя, дотронувшись пальцами, до её выставленного колена, когда она сидела на сиденье, напротив, к нему лицом.
— Что от вас хотела та женщина?
— Да какая разница, что она хотела дорогой — оспаривая решимость своего мужа, возразила мисс Робинсон — Давай хотя бы сегодня не будем начинать решать все эти вопрос
— Давайте поговорим об этом — возразила Оксана, поставив пустой бокал на столик между сиденьями в лимузине, после того как долго время нервно его крутила зажав пальцами — Как-нибудь в другой раз
— В самом деле? — открывая дверь первым, как только лимузин остановился напротив большого крыльца, объезжая фонтан на площади
— Дорогой — коснулась руки своего супруга, остановила его мисс Робинсон — Не трогай Оксану, хотя бы сегодня, у вас будет время поговорить
— Ну, раз так — согласился мистер Робинсон, только лишь для того, чтобы исключить излишнее волнение супруги — Хорошо мисс Орлова — улыбнулся он, протянул руку
— Ну, такой красоты я давно не видела
Ухмыльнулась Оксана, первой схватилась пальцами за предложенную руку мужчины, выгибая спину, выставив бёдра, вышла из машины, наступая каблуками белых туфель на плитку площади.
— Впечатляет правда — осматривала Оксана цветочный сад, а так же экзотические сорта деревьев, что прижились в этом тёплом климате
— Очень рада, что тебе Оксана у нас понравилась — взялась за предложенную руку мужа, мисс Робинсон, покинула салон остановившегося у крыльца дома, лимузина
— Не терпится и дом осмотреть и сад — была под впечатлением радости Оксана, радостно продолжа смотреть на деревья, огромные пальцы
— Еще успеете, не всё сразу — приятной улыбкой лести улыбнулся мистер Робинсон — Давайте я провожу вас в вашу комнату, где вы сможете отдохнуть после работы
— Но я бы хотела
Была не согласна Оксана, хотела направиться к саду, чтобы лучше рассмотреть сад ухоженных тропических деревьев и вдохнуть аромат цветов, что развеивал запах по воздуху.
— Всё как следует тут осмотреть
— Я думаю Оксана — подошла мисс Робинсон, к Оксане, схватив её за руку, беременная женщина что есть сил потянула её на себя — Что тебе пора в свою комнату, отдохнуть после долгой дороги
— Хм….. — ухмыльнулась Оксана, посмотрев на недовольство явно выраженной мимике на лице беременной женщины, согласилась она — А почему бы и нет — взявшись, с мисс Робинсон, за руку
— Вот и отлично — любезно, продолжая строить интригу разговора, ответила, разговаривая английским языком — Давай я тебе покажу твою комнату с видом на океан и наш чудесный сад
— Это наверно будет просто шикарная комната — согласилась Оксана, подойдя к каменным ступенькам крыльца, большого дома, сгибая ногу в колено, наступая на одну из них
— О… обещаю
Заверила беременная женщина, поднимаясь по ступенькам крыльца, когда синее платье колыхалась на её теле, сексуально облегая выразительные формы, придавая им ясный изгиб.
— Тебе она просто должна понравиться
— Ну, раз уж сама мисс Робинсон заявляет — рассмеялась Оксана, разговаривая на английском языке, кончиками пальцев прикрыла алые раскрытые губы — То разве я могу оспаривать такое
— Ты будешь без ума от цветов, большой кровати, картин и всего прочего, что тебя там ждёт
— А массаж можно будет получать
Улыбнувшись, спросила Оксана, поднявшись на крыльцо, встала раскрытых дверей, у одной из створок которых стоял мистер Робинсон, словно покорно дожидаясь пока они подниматься.
— Ну, хоть иногда?
— Это как хорошо будешь себя вести — рассмеялась мисс Робинсон, обнимая Оксану за талию, вошла с ней в светлую гостиную
— Здесь всё так красиво — была под впечатлением радости Оксана, осматривая дорогую обстановку шикарно украшенного дома и самой гостевой его комнаты
Светлая гостиная была довольно просторных, внушающей уют красоты, на деревянных стенах этого большого дома висели картины, портреты известных людей. Белый мраморный пол, имел зеркальный наполированный оттенок и отражал в себе силуэты обстановки предметов и интерьера комнаты. Посреди гостевого зала стоял большой огромный стол, на котором была накрыта белая скатерть, стояли серебряные подсвечники и разложена посуда. Большие окна, интерьер которых составляли красные нежные шторы, пропускали через стекла большое количество света. У входа стояла рыжеволосая девушка, в форме горничной, покорно крестив руки спереди, она радостно встречала приехавших хозяев. Справа от входа стоял широкоплечий охранник, словно как монолитная статуя, он стоял в наблюдении за порядком в доме. Воздух был пропитан ароматом жасмина, бергамота и нежной свежести лаванды, оттенок запаха которой почему-то скорее вызывал легкую похоть. Свежий воздух, что проникал в гостиную, доносил с улицы запах пыльцы цветов, чей аромат так насыщенно насытил атмосферу.
— Довольно мило тут у вас — наблюдая за вьющимися растениям, что декоративно обвивали колонны в гостиной, создавая обстановку джунглей
— Это еще что — почувствовала утомление, от жары или перенапряжения, мисс Робинсон, стоя рядом с Оксаной, хозяйка, почувствовала, как начала задыхаться — Выдели бы ты наш сад
— Вам плохо Миранда? — взволнованно, обратилась Оксана, посмотрев на женщину, что дышала тяжелым тактом ритма, отражая хрипы на вздохе и на выдоху
— Всё хорошо! — возразила, мисс Робинсон отвергла заботу Оксаны, выставив руку женщина не дала её пальцам коснуться плеча — Не стоит лишней заботы
«Вены на её шее надулись, дыхание и пульс заметно участились, походе воронка её клапана выходного тракт», предположила Оксана, наблюдая за симптомами беременной женщины.
— Нужно сделать укол……
— Нет не нужно
Оспаривая такое решение, мисс Робинсон, подошла, к свободному, из стульев, расположенных в центре гостиной у большого стола, взявшись за его спинку пальцами, отодвинула.
— Я сама могу обойтись без присмотра
— Маргарет!
Обратился мистер Робинсон к горничной с рыжими волосами, когда подошёл к спинке стула, на который присела его жена, держа руку на груди, пытаясь отдышаться.
— Покажи нашей гостье её комнату — распорядился он, обращаясь к домработнице — И сделай так, чтобы она ни в чём не нуждалась
— Слушаюсь мистер Робинсон
Покорно ответила, разговаривая на английском языке, девушка горничная, недовольно посмотрев на Оксану, словно в её глазах была черта зависти и душераздирающей злобы.
— Будет всё сделано — уверяла она, повернувшись спиной к Оксане, управляющая домом, словно не могла вынести уже в этом доме её присутствие — Как в вы просили
— Уж постарайся Маргарет — прошипел сквозь зубы мистер Робинсон — Оксана проследуйте за нашей горничной в свою комнату
— Вы уверены, что вам не нужна здесь моя помощь?
Выражая волнение во взгляде, Оксана посмотрела переживая за беременную женщину, когда она держа руку на груди пыталась отдышаться.
— Я бы могла сделать инъекцию нитроглицерина
— Не стоит Оксана — был не согласен, мистер Робинсон
— Поймите — уверяла Оксана, подойдя к мистеру Робинсон, человеку который ей сказался — Ей станет намного легче
— Я понимаю — ответил обернувшись, мистер Робинсон, когда Оксана подошла к нему, мужчина посмотрел ей в глаза — Но на сегодня уже хватит, травить мою жену этим лекарством
— Как знаете — отчаянно Оксана нахмурила губки, поправляя сумочку, что висела у неё на плече, обернулась посмотрела на домработницу, что терпеливо с недовольным выражением лица, дожидалась её стоя у ступенек массивной лестницы = Я просто хотела помочь
— Я ценю ваше рвение Оксана — был не согласен Робинсон — Но моя жена сказала, что хватит, значит на самом деле, хватит!
— Как знаете
Пафосно ответила Оксана проследовав за девушкой, что стояла у ступенек массивной лестницы, что вела н верхние этажи этого большого дома. Проходя мимо комода, Оксана кончиками пальцев, коснулась лепестков роз в вазе напротив большого зеркала
— И так куда мне идти? — поинтересовалась Оксана, любезно улыбаясь домработнице, когда подошла к ступенькам у которых она терпеливо её дожидалась
— Прошу за мной — уверяла рыжеволосая девушка, обвивая пальцами поручень лестницы, стала подниматься по ступенькам, звонко стукая каблуками черных туфель о мраморную белую плитку
— Прям даже знаете
Разглядывая картины, обойное покрытие красных стен, Оксана была впечатлена богатой обстановкой этого дома, здесь всё казалось ей в диковинку.
— Как-то сначала не по себе
— От чего? — сохраняя какую-то подозрительную любезность улыбки, поинтересовалась домработница, поднимаясь с Оксаной на второй этаж
— От того что я буду жить в таком доме
— Ничего удивительного — ухмыльнулась рыжеволосая девушка, сохраняя милую форму улыбки на губах — Совсем скора, вы ко всему тут привыкните
— Будем надеяться — пожав плечами, ответила Оксана
— Я покажу вам вашу комнату
— Это будет наверно самым полезным
— Там такой чудесный вид — сплетничала, продолжая подниматься по ступенькам, девушка домработница — Вы просто себе не представляете
— Ну не удивлюсь если увижу там единорога на поляне
— Оу…
Состроив губки трубочкой, рыжеволосая девушка, прижала к ним подушечку указательного пальца, выразительно раскрыв карие глаза, смотрела на Оксану.
— Прошу простить — стараясь казаться искренней, поднявшись на второй этаж, рассуждала рыжеволосая девушка, направляясь по красной ковровой дорожке — Уж чего-чего, а единорогов вы там точно не увидите! — проходила она по коридору гордой уверенной походкой
— Ну хотя бы это обнадёживает — ухмыльнулась Оксана, прищурив глаза, посмотрев в сторону больших окон на этаже, когда через его стекло проникало достаточное количество света
— Значит вы будите заниматься лечением мисс Робинсон? — поинтересовалась рыжеволосая девушка дома управительница, подойдя к двери
— Ну по крайней мере
Ответила Оксана, одобрительно кивнула, коснулась кончиками пальцев красной колыхающейся занавески на окнах, что были сплетены по среди синим бантиком.
— Меня нанимали для этого — сохраняя любезность улыбки, ответила Оксана, когда подошла к открытой двери комнаты, рядом с котором стояла отойдя в сторону рыжеволосая девушка
— В этом доме действуют строгие правила — предупредила рыжеволосая девушка, как только Оксана переступила порог и вошла светлую комнату
— И я буду придерживаться их всех
Оглядывая комнату, ответила Оксана, вид с которой на большой сад этого дома, где пальмы и другие тропические растения колыхались в такт обдуваемого их потока воздуха. Панельное покрытие стен было словно в полоску, цвета кофе и светлого белого оттенка на котором были расписаны цветки черными красками. Большая кровать была застелена покрывалом из белого меха, шерсть которого казалось нежной и приятной. В комнате был стол с двумя стульями, окно на котором была большая прочная решётка. Так же имелась ванная и отельный туалет, всё было устроено так, что просто, так как эту золотую клетку Оксана покинуть не смогла. Большой телевизор, висел на стене напротив кровати, на круглом столе лежал ноутбук, казалось что все необходимые блага цивилизации были специально созданы, чтобы удерживать Оксану в этой комнате, как пленницу этого дома.
— Не волнуйтесь — заметила Оксана, когда переступала порог, входя в комнату недовольство в карих глазах девушки — Я не буду вам мешать — прошла она, по комнате расстегивая ремень на своей юбке
— Вы можете принять душ или ванну я могу для вас сделать — оставаясь стоять в проходе открытой двери, предлагала дома управительница
— О…. я думаю, что сама как-нибудь с этим разберусь — ответила Оксана, посмотрев на белого плюшевого медведя, что служил интерьером этой большой постели
— Я бы хотела с вами поговорить — вошла в комнату прикрыла за собой дверь, во взгляде этой женщины, Оксана заметила недовольство, которое переполняло её — Я в этом доме работаю уже несколько лет и прекрасно знаю как тут всё устроено
— Я и не собиралась вам
Снимая юбку с себя, взявшись за её легкую нейлоновую ткань, Оксана размотала её на себе, распахнув словно крылья, направляясь по комнате, скинула её с себя на пол.
— Тут мешать — сохраняя любезность улыбки, встала Оксана рядом с кроватью, посмотрела на девушку, встав рядом с большой кровати — Просто делайте свою работу
— Послушай ты! — подошла она к Оксане, рыжеволосая девушка нагло и настойчиво пальцами толкнула её так, чтобы она упала на постель
— Ты что блядь совсем охуела? — грязно выразилась Оксана, разговаривая теперь на русском языке, тут же села на постели, согнув одну ногу в колено, поставила её перед собой
— Не знаю на каком языке это — удивилась девушка, встав рядом с кроватью, совсем не понимала русский язык — Но смею предположить что это русский
— В логике тебе не занимать — ответила Оксана, свободно разговаривая на английском
— Вам придётся считаться тут со мной — гордо заявила рыжеволосая девушка — Эта комната твоя здесь клетка, ты будешь жить тут и выходить только тогда, когда мистер Робинсон тебе этого позволит
— Да что с вами случилось? — переживала Оксана момент испуга, заметив угрозу в пугающей мимике на лице рыжеволосой девушки, когда она стояла рядом с кроватью
— Я в этом доме много лет — повысив тон голоса, ревностно говорила рыжеволосая девушка, положив руки на талию, наклонилась к Оксане — А появляешься вдруг ты и всё мне портишь
— В каком это смысле портишь? — удивилась Оксана, совершенно не понимая, к чему она клонит, но всё же беспокоилась и даже боялась ей перечить, покусывая при этом нервно губу
— Самая лучшая комната с видом на чудесный сад — высказывалась, девушка дома управительница, продолжая смотреть на Оксану с презрением — А так же влияние и расположение мистера Робинсона
— Так вот оно в чем дело
Ухмыльнулась Оксана, продолжая сидеть на постели и внимательно изучающим взглядом смотрела на девушку что изливала перед ней свои чувства.
— Ты в самом деле предположила что мне нужен мистер Робинсон? — рассмеялась Оксана озорным смехом, прикрывая кончиками пальцев губы
— А почему бы и нет — воспрянула она гордо выпрямив спину, выставив грудь вперед, оставляя руки на талии, продолжая смотреть на Оксану с недовольством — Для кого ты тогда так вырядилась?
— А ты не думала
Возразила Оксана, продолжая строить любезность улыбки, оставаясь сидеть на постели, смотрела на девушку, которая стояла перед ней, рядом с кроватью.
— Что это просто мой стиль одежды
«Сумасшедшая блядь какая-то и почему я вечно к таким попадаю», смутилась Оксана разъярённого лица рыжеволосой девушки.
— Да что ты — не поверив словам Оксаны, выразила несогласие домработница — Сколько тебе, лет за тридцать, а ты вырядилась в белый топ и чулки просто так?
— Я просто сама захотела
— Я тебе не верю!
— Послушай! — вскрикнула Оксана, обидчиво нахмурив губы, в момент сложившейся интриги разговора — Что ты от меня хочешь
— Я хочу чтобы ты убралась из этого дома
— Как только помогу мисс Робинсон — ухмыльнулась Оксана, стараясь делать назло рыжеволосой укротительнице, что хотела добиться в этом споре победы — Поправится и родит здорового ребёнка, я покину этот дом
— Прекрасно — саркастичной улыбкой, согласилась рыжеволосая девушка, когда было видно, что через эту фальшивку, её раздирала непреодолимая злоба
— Что прекрасно
— Прекрасно, что мы договорились
— Ну и что тогда дальше? — поинтересовалась Оксана, продолжая покорно смотреть на девушку, когда горничная так и оставалась стоять рядом с кроватью, на которой она сидела
— А ничего — ухмыляясь, развела руками рыжеволосая девушка — Оставайся тут, сидеть в своей клетке
— Как это оставайся?! — не поняла намёка Оксана, наблюдая за тем как поспешно, девушка дома управительница направлялась к открытой двери, покидая комнату
— А вот так! — огрызнулась рыжеволосая девушка, оставаясь стоять в проходе открытой двери комнаты — Тебе нельзя покидать комнату, пока мистер и миссис Робинсоны тебе этого не разрешат
— То есть как? — была в недоумении Оксана, продолжая испуганно смотреть на то как девушка стояла в открытых дверях, входа в комнату
— А вот так
Захлопнула она дверь, вставив предварительно ключ в замочную скважину, повернула на два оборота, только после чего послышались отдаляющиеся шаги четкого звучания женского каблука.
«Дура какая-то тупая», ухмыльнулась Оксана, откинувшись на постель, посмотрела на белого плюшевого медведя, что лежал рядом.
От плюшевой игрушки, так приятно пахло душистым жасмином и лавандой, сочетание этих запахов в единой композиции вкуса, окрыляли порочной страстью, насыщал разум Оксаны сексуальным безумием.
— Ну, хоть ты меня понимаешь
Улыбаясь порочной улыбкой, разговаривала Оксана с игрушкой, взяв её в руки, лежа спиной на постели, подняла его над собою.
— Надеюсь, ты не заставишь меня скучать
Говорила Оксана нежным голосом, продолжая общаться с игрушкой, после чего обняла его, прижала к себе крепко, словно сама себе была рада такому проведения времени и одиночества.


Расположившись сидя в кресле у окна, Оксана смотрела на то, как тормошились листья тропических деревьев в саду, что окружал дом полукольцом. Слышался звук прибоя с океана, чувствовался легкий свежий морской ветер. Открытое окно в комнате тормошило занавеску, висевшую на нём, позволяя проникать в комнату приятному потоку воздуха. С улицы доносился рокот птиц, их крики и свирель служило достаточной успокаивающей музыкой. Стоял яркий солнечный день, на голубом небе над Лос-Анжелесом не было облаков. Лучи солнца проникали в полумрак комнаты, падали на тёплый нежный деревянный пол, прогревая его своей силой.
Положив ногу на ногу, Оксана держала у себя на коленях плюшевого мишку, запах которого, почему-то сводил её сознание с ума. Одной рукой Оксана проводила по золотистым волосам, собранные аккуратно в две ровные косы, каждая из которых была перевязана голубым бантиком. Продолжая порочным голодом страсти смотреть в стекло окна, Оксана потеряла счёт времени, одиночества проведённой запертой в этой комнате. Другой рукой Оксана пальцами аккуратно сжимала игрушечный мех плюшевого медведя, что держала у себя на коленях. Белая блузка скрывала под собой силуэт тела Оксаны, прекрасно подчеркивая изгибом талию и выразительную сочную грудь. Нейлоновая пестрая юбка красиво сидела на талии Оксаны, идеально сочеталась с белыми чулками, кружевной узор которых сексуально преображал её ноги.
— Разве чего-то нужно еще для счастья?
Поинтересовалась Оксана, разговаривая с медведем, проводя одиночество, запертой постоянно в комнате, которое изводило разум её с ума.
— М….. — изумилась Оксана порочной улыбкой, обвивая ножку бокала, что стоял перед ней на маленьком столике, рядом с креслом, в котором она сидела — Услада вина, как же ты прекрасна
«Интересно кто это там пришёл, вроде до завтра еще рано», услышала Оксана за закрытой дверью в комнате приближающиеся шаги и стук каблуков женских туфель.
— Вас ожидает мистер и миссис Робинсон — открыв дверь, на пороге стояла рыжеволосая девушка горничная
— Спустя столько дней
Изумилась Оксана в улыбке, поднося бокал с вином к губам, посмотрела на рыжеволосую девушку, что стояла в проходе открытой двери.
— Они решили со мной поговорить
— Они хотели, чтобы вы хорошо провели время, отдохнули
— А то, что я с медведем разговариваю — возразила Оксана, злостно посмотрела на нарушительницу её спокойствия — Это их не волнует
— Они ждут вас внизу в гостиной за завтраком
— И что мне прямо сейчас идти?
— Когда мистер Робинсон просит
Рассказывала девушка дома управительница, сделав шаг через порог, вошла в комнату, подол её униформы, приоткрывал завесу кружевного узора черных надетых на её ногах чулок. Декольте с таким же сексуальным белым ажурным узором, подчеркивало изгибом её грудь.
— Я бы не советовала бы вам отказывать ему в этом удовольствие
— Удовольствие?
С сарказмом улыбнулась Оксана, отставив наполовину пустой бокал с остатками в нём вина на столик, чувствовала его усладу крепости, созревающей тело изнутри. Аккуратно пальцами, держась за ножку бокала, Оксана, будто специально повернула его стекло к себе, так чтобы отпечаток помады, оставленный от алых губ, был в её сторону. Раскрывая в порочной форме губы, на которых оставались капельки вина, Оксана аккуратно, словно кошка слизала их влагу с пылкой страждущей поверхности, чувствуя на языке вкус помады.
— А то что я тут чуть с ума не сошла их не волнует? — поинтересовалась Оксана, взяв медведя на руки, встала вместе с ним с кресла
— Не всё так плохо — уверяла горничная, стараясь казаться теперь Оксане милой — Время от времени я ведь приносила вам еду и напитки
Продолжала перечислять свои заслуги девушка, прошла по комнате, наблюдая за Оксаной осторожным взглядом, всё же боялась пылающей агонии взгляда, что отражалась в её глазах.
— Застилала вам постель — говорила она, словно причисляя это себе в заслугу — Носила вам чистое новое белье, готовила вам ванну и делала всё то что вы меня просили
— Я хотела блядь выйти из этой комнаты
Злостно прошипела Оксана, держала медведя за лапу, зажав его кончиками пальцев, состроила недовольную форму губ, продолжая всё так же ненавистно смотреть на девушку.
— Это тебя не волнует
— Так распорядился мистер Робинсон
— Интересно, а в чем еще распорядился мистер Робинсон?
— У него странный нрав — повела губами, смущалась девушка, будто хотела что-то еще добавить, но тут же передумала — Но вам стоит его слушать
— Интересно почему? — поинтересовалась Оксана, сделав шаг в сторону стоящей в комнате девушки, специально делая так, чтобы она отошла к кровати
— Ну потому что он тут всем заправляет — пояснила рыжеволосая девушка, разговаривая на английском с каким-то странным акцентом
— В таком случае
Подошла Оксана к девушке, отражая отблеск падающего света в глазах, искушенным взглядом смотрела на неё, когда стояла рядом с ней у кровати. Встав рядом с девушкой, Оксана распознала в коллекцию парфюма «Molinard Nirmala», тонкий вкус, которого раскрывался постепенно как бутон редчайшего цветка. Сладостное звучание композиции, название которой происходит от имени индийской богини, складывается из воодушевляющих аккордов манго, маракуйи и грейпфрута, которые сливаются в едином страстном танце с цветами и ванилью. Шлейф яркий, интенсивный и заметный, однако особенность его заключена в том, что он несет в себе наслаждение, а от него, как известно, возможна самая настоящая зависимость.
— Я не могу отказать ему в этом удовольствие
Вдохнула Оксана насыщенный аромат парфюма, что исходил от девушки, гармоника его поразительных нот запаха сводила с ума изощрённой тонкой сексуальностью.
— И почту их честь своим присутствием на их завтраке
— Тогда прошу вас следовать за мной — опустив голову, девушка не могла посмотреть на Оксану
— Что сейчас прям? — возмутилась Оксана, так как была не готова пока покидать темницу, которая служила ей скрытым убежищем
— А что у вас тут есть какие-то важные дела? — обернулась домработница, не доходя пару метров до открытой двери в комнате, с изумлением улыбки, положила руку на талию
— Ну вообще-то я была бы не против — нахмурила Оксана обидчиво губки — Провести какое-то время тут, меня теперь совсем не тянет
— Прошу меня извинить — таким же недовольным тоном голоса, ответила рыжеволосая девушка, продолжая смотреть на Оксану — Но я вам не могу этого позволить, так как обещала, мистеру Робинсону и его жене, что вы придёте
— Но не ожидала что именно сейчас
— Я тогда приведу вас силой
— Силой? — ухмыльнулась Оксана, ангельски выразила обиду, опуская взгляд в пол, продолжала держать плюшевого медведя, зажав его пальцами за лапу
— Мне бы очень не хотелось ранить ваше детское самолюбие
«Эта дрянь посмела со мной разговаривать со мной в таком тоне, я ей никогда этого не прощу, да что она о себе возомнила», продолжала Оксана стоять рядом с кроватью, опустив взгляд обиженных глаз, строя перед этой девушкой детскую задетую обиду.
— Ты от меня так ведь не отстанешь? — поинтересовалась Оксана, продолжая разговаривать на английском языке с девушкой, чей акцент ей казался странным
— Прошу за мной — вышла рыжеволосая девушка в коридор, оставляя за собой дверь открытой, напоследок перед выходом, вильнула бёдрами, так чтобы подол её формы слегка колыхнулся
— Как будто блядь у меня есть выбор — грязно выругалась Оксана шепотом, продолжая разговаривать на английском языке
— Ну же смелее
Ухмыльнулась рыжеволосая девушка, заметив с какой осторожностью и неуверенностью к себе, Оксана подошла к открытой двери комнаты, касаясь свободной рукой дверной коробки.
— Не так тут всё страшно
— Я несколько дней провела тут взаперти — уверяла Оксана, когда её сломанная психика и искалеченный одиночеством разум, мешал переступить порог открытой двери
— Мистер Робинсон хотел провести время со своей женой — обернулась горничная, вставая у окна, так что красная тюль, висевшая на нём, касалась слегка клубка её рыжих волос
— Вообще я как поняла
Уверяла Оксана, с опаской переступила порог открытой двери, вошла в коридор дома, наблюдая за тем, как девушка домработница облокотилась на подоконник окна бёдрами.
— Я должна была наблюдать мисс Робинсон
— Так ты и будешь её наблюдать
Каким образом?
Возмутилась Оксана, ставая ноги, в каждом шаге, крест-накрест, направляясь по красной ковровой дорожке к окну, рядом с которым стояла девушка, держа при этом медведя за лапу.
— Я должна следить за её состоянием каждый день — продолжая демонстрировать недовольство, Оксана подошла к горничной — А не только когда меня позовут этим заняться
— Все вопросы к мистеру Робинсону — отошла она от окна, покачивая бёдрами, вульгарной походкой, посмотрев на Оксану словно, как на пустое место
— Вот значит как? — прошипела недовольно наблюдая за шикарными упругими ягодицами рыжеволосой девушки, прошипела Оксана, разговаривая на русском языке
— В нашем доме я бы просила вас выражаться только английским языком
Подошла дома управительница к ступенькам лестницы, что вели в гостиную, встав у перила, положив на его поверхность пальцы, обернулась к Оксане.
— Господин Робинсон не знает русского языка
— Ну блядь — грязно выругалась Оксана, продолжая говорить на русском языке — Как изволите ваше благородие
— А…. кажется Оксана уже проснулась
Послышался голос, мисс Робинсон, как только Оксана подошла к перилам лестницы, что вела в гостиную, общаясь с домработницей.
— Я приведу её сюда…..
— Не стоит — возразил тут же мистер Робинсон, привставая со стула на котором сидел — Маргарет приведёт к тебе Оксану
— Ну хорошо
Ухмыльнулась темноволосая женщина, в зелёном платье, подняв взгляд к верху, посмотрела на Оксану, когда она держа медведя на кончиках пальцев, продолжала стоять у ступенек лестницы.
— Я бы хотела лично встретить её
— Маргарет доставит её в лучшем виде
— Ну уж надеюсь — недовольно пробурчала мисс Робинсон — Не доверяю я этой Маргарет
— По крайней мере, я ей доверию — оспаривая утверждение своей жены, высказался во мнении, мистер Робинсон — Маргарет работает на нас уже не первый год и по крайней мере, всегда была предана нашей семье
— Я хочу поговорить теперь с Оксаной — не желая слушать своего мужа, ответила настойчиво, мисс Робинсон — Твоя горничная, меня совершенно не интересует
— Дорогая — удивился мистер Робинсон, поднимая взгляд наверх, заметил как по ступенькам, держась за перила пальцами, спускалась вниз в гостиную Оксана — С чего это ты вдруг стала так говорить про Маргарет
— Оксана спасла мне жизнь дважды — упрекнула мисс Робинсон, своего супруга, держа в руке бокал с соком — А что сделала твоя Маргарет?
— Хватит об этом — вежливо попросил он свою супругу помолчать — Доброе утро Оксана, надеюсь, вас не обидело несколько дней заточения в нашем доме
Рассказывал мистер Робинсон, очень вежливо и великодушно, выражая своё почтение, прислонил ладонь к груди, так что его пальцы касались черного пиджака, надетого на нём.
— Прошу меня извинить у нас с супругой состоял очень долгий разговор
— Могли бы хотя бы заранее предупредить об этом — недовольно высказалась Оксана, уже почти спустившись со ступенек лестницы
— Так как вы себя чувствуете? — поинтересовался, мистер Робинсон, сделав такой вид, будто упрёк Оксаны не произвёл на него никакого впечатления
— Как будто мышь которая была заперта в клетке — огрызнулась Оксана, продолжая таить лютую ненависть на этого мужчину — Вы могли хотя бы спросить меня, хочу ли я этого
— По крайней мере — развёл руками Робинсон, оставаясь сидеть на стуле за большим накрытым продуктами столом в гостиной — Вы ни в чём не нуждались
— Так вот как вы это считаете? — ухмыльнулась Оксана, направляясь по гостиной, продолжая держать плюшевого медведя за лапу
— Оксана прошу, успокойтесь! — уверяла мисс Робинсон, обернувшись, облокотилась, локтем на спинку стула — Всё не так, как вам может показаться на первый взгляд
— А как это должно выглядеть?
Строя недовольство, ответила Оксана, стукая каблуками белых босоножек по белой мраморной плитке, подошла к спинке стула, на котором сидела мисс Робинсон.
— Я просидела там несколько дней
— Я понимаю — виновато опустил голову Робинсон, нервно ёрзая губами
— Нихуя вы не понимаете — грязно выругалась Оксана, вновь разговаривая на русском языке
— Я понимаю вашу реакцию — ответил на английском языке, мистер Робинсон — Но прошу вас, разговаривать на английском, вы ведь им свободно владеете
— Так же как испанским, французским — пафосно сморщила губки Оксана, пояснив это на языке штатов — А так же русским во всех вариантов
— А что у русского языка могут быть варианты? — изумилась в улыбке, мисс Робинсон — Я бы хотела его послушать во всех
— О…. поверьте
Положив медведя на стол, Оксана, возразила, выставив пятерню пальцев перед мисс Робинсон, серьёзно заявила её, отодвигая теперь уже стул, от стола взявшись за его спинку.
— Вам лучше не знать — присаживаясь на стул, ответила Оксана, поправила юбку, одетую на себе, повернулась в сторону мистера Робинсона
— Вы сказали, что знаете французский?
Выразил удивление мистер Робинсон, кивнув своей домработнице, когда рыжеволосая девушка, стояла за спинкой стула, на котором сидела его жена, чтобы она их оставила.
— Вы не хотите мне помочь?
— В наблюдении за вашей женой я вам помогу — ухмыльнулась Оксана, положив ногу на ногу, облокотилась на спинку стула, посмотрела вслед уходящей рыжеволосой девушки по гостиной
— Дело в том — облокотившись, локтями на стол, мистер Робинсон, наклонился к Оксане — Что ко мне на днях должна приехать делегация из Парижа, мы хотим возобновить линию производства автомобилей Reno, здесь в Лос-Анжелесе
— Кристофер! — впервые жена, обратилась к своему мужу по имени — Не стоит взваливать свои обязанности на Оксану — тем самым упрекнула она его
— Ладно, как знаете — согласился он, любезно улыбнувшись супруге — Оксана накладывайте себе что-нибудь
— Если не возражаете, я бы хотела провести УЗИ вашей жене
— О….
Возразила мисс Робинсон, выставив пятерню левой руки перед Оксаной, держась за тонкую ножку бокала с апельсиновым соком, другой рукой, поднесла его к губам.
— Только не на полный желудок — любезно улыбнулась она Оксане, после чего сделала небольшой глоток сока, отпив его с бокала — Давайте сходим с вами прогуляемся, я покажу вам наш сад
— Я бы хотела посмотреть и оценить оценку угрозы вашему ребёнку
Настаивала Оксана, почему-то не считала себя голодной, но была не против, того что мистер Робинсон, наполнил для неё бокал с вином, вежливо пододвинул его держась за ножку к ней.
— Понимаете мне нужно знать степень развития легких вашему ребёнку
— Понимаю Оксана — строя из себя любезность, улыбнулась мисс Робинсон — Но я бы хотела отдохнуть от всех этих врачебных навязок и просто провести время с подругой
— С подругой? — не поняла этого Оксана, посмотрев на женщину, что сидела слева от неё на стуле удивлённым взглядом, взялась за ножку предложенного ей бокала с вином
— Мы ведь с вами подруги — пояснила это мисс Робинсон, продолжая сохранять любезность улыбки сарказма — Мне вы приятны, тем что еще никто так не беспокоился за меня и моего ребёнка, вы хотите сохранить его
— Вы не понимаете — оспаривая такое утверждение, была Оксана не согласна с таким утверждением — Окно вашего выходного тракта правого желудочка сужается постепенно, совсем скора, кровь не сможет поступать в легочный ствол
— На этот случай
Вставая со стула, ухмыльнулась мисс Робинсон, женщина чувствовала себя прекрасно, словно как её не мучали приступы нехватки дыхания и сдавленности в груди, вместе с набухшими венами.
— У меня всегда есть вы Оксана
— Дорогая — обратился, мистер Робинсон к своей жене — Может не стоит так недооценивать себя
— Дорогой
Ответила ему мисс Робинсон, обернувшись, посмотрела на своего мужа, оставила пустой бокал из-под сока на краю стола, когда по поверхности его стекла стекали капли жёлтой прелести.
— Я себя прекрасно чувствую
— Ладно как скажешь — было видно, как мистер Робинсон, не мог спорить или даже хоть как0то возразить на доводы своей жены — Но если что вдруг……
— Я сообщу тебе первому об этом
— И всё же я настаиваю — впервые за всё время, супруг возразил своей жене, вставая со стула на котором сидел — Чтобы Оксана провела тебе УЗИ и обследовала тебя, провела все необходимые процедуры, у нас есть даже лаборатория для исследования крови
— На первое время этого будет достаточно — держа бокал в руке, Оксана встала со стула, на котором сидела, отразив упругие бёдра — Я бы хотела провести УЗИ и ЭКГ, если это возможно
— Я думаю, это будет возможно — одобрительно кивнул мистер Робинсон, аккуратно, пользуясь вилкой и ножом, отделил мясо от запеченной куриной ножки — А вы что разве есть не хотите?
— Да что-то аппетита совсем нет
— Почему? — поинтересовался мистер Робинсон, пока его жена обходила стол, женщина встала за спинкой стула, на котором он сидел
— Мы для вас старались, заказали такой шикарный завтрак
— Да как-то знаете
Подошла Оксана к столу с бокалом вина, любезно улыбаясь мужчине, взяла с вазы большую виноградину, аккуратно пальцами, отделила её от общей кисти и поднесла к губам, раскрывая их.
— Аппетита что-то нет — ухмыльнулась Оксана, зажав виноградину губами, после чего во рту надкусила зубами так, чтобы сочный сок ягоды выплеснулся из неё
— Ну как знаете — согласился, мистер Робинсон — Можете проследовать в лабораторию, моя жена вас проводит, там сделаете всё необходимое, что сочтёте для себя нужным
— Я бы хотела сначала показать Оксане наш сад и поговорить с ней
— Мисс Робинсон — возразила Оксана, обольщаясь сладости вкуса виноградного сока во рту, расплылась в улыбке, глотая его, держа бокал с вином рядом с губами — Я бы хотела заняться вашим исследованием немедленно, мы уже и так потеряли много времени
— Только после того
Была не согласна мисс Робинсон, женщина отошла от спинки стула на котором сидел её супруг, покачивая бёдрами, она направилась к выходу из дома, дверь которого была открыта. Словно сияя в лучах восходящего солнца, женщина завела руки за голову и встряхнула волосы, пальцами обеих рук, выставляя при этом грудь вперёд.
— Как покажу наш сад — обернулась мисс Робинсон, стоя в падающих лучах солнечного света, в момент поворота взмахнула волосами — И объясню всё, как тут у нас устроено
— Мне достаточно будет только комнаты и лаборатории — отпила Оксана с бокала большой глоток крепкого вина, сила алкоголя которого, словно пылающим жаром разогревала изнутри
— На этом и условились — признал эти условия мистер Робинсон, продолжая дальше отделять мясо от куриной ножки, пользуясь столовыми приборами
— Пойдём Оксана — предложила повторяя вновь мисс Робинсон, поманив Оксану за собой пальцем, женщина казалось счастливой и как будто не чувствовала в себе никакого недомогания
— Я не хочу терять времени на сад!
Возразила Оксана, оставив бокал на столе, почувствовала как крепость алкоголя, ударила ей в голову, приложила кончики согнутых пальцев ко лбу, почувствовала ощущение раскованности.
— Мне нужно узнать в каком состоянии ваш ребёнок — начиная нервничать Оксана, алкоголь который она выпила, лишь усиливал её нервные чувства
— Всему своё время — сохраняя любезность улыбки, женщина перешагнула порог раскрытых дверей большого дома и вышла на улицу
— Вы не понимаете
Убеждала Оксана, проследовав ускоренно к выходу из дома, но проходя мимо стула, на котором сидел мистер Робинсон, почувствовала, как она остановил, схватив её за кисть руки.
— В чём дело? — возмутилась Оксана, недовольно посмотрев на мужчину, держал её за руку
— Просто уделите моей жене время — убедительно говорил мистер Робинсон
— А то, что я блядь четыре дня просидела в вашей закрытой комнате — грязно выругалась Оксана, поддавшись гневу, так как не могла контролировать пыл своих эмоций
— В любом случае — изумился в улыбке мистер Робинсон, продолжая удивлённо смотреть на Оксану, ни слова не понял из того, что она сказала по-русски — Я ничего не понял
— Пойдёмте Оксана — убеждала мисс Робинсон, оставаясь стоять на крыльце дома, поманила вновь пальцем за собой Оксану — Будет весело
— Несколько минут
Отчаянно вздохнула Оксана, чувствовала, что не могла совладать с пылом своих эмоций, переводя дух, направилась к выходу, где стола рядом с проходом открытых дверей мисс Робинсон.
— И потом я сразу вас осмотрю
— Только если я этого захочу — ухмыльнулась мисс Робинсон, женщина возразила выставив указательный палец вперед, как только Оксана вышла через открытые двери в коридор
— Вы наверно не понимаете — изнурённо вздохнула Оксана, посмотрев на шикарное голубое небо и на макушки тропических деревьев, сада рядом с домом
«Как мне блядь убедить эту суку, что если я сейчас не пойму в чем конкретно дело, я вообще не смогу спасти не её, ни её сына», размышляла Оксана, посмотрев возмущенно на беременную женщину, что вместе с ней стояла на крыльце.
Платье на мисс Робинсон слегка колыхалось, её легкая материя, была подобно парусу, прикрепленному к мачте корабля. Её грудь, декольте которой подчеркивало красивыми чашечками, имела уже выразительный притягательный вид. Черные волосы лишь слегка колыхались, когда легкий порыв морского воздуха с океана, лишь едва касался их.
— Что мне срочно нужно оценить развитие вашего ребёнка
— Как твоё самочувствие Оксана? — поинтересовалась мисс Робинсон, подойдя к ступенькам каменного крыльца, обернулась, посмотрела на Оксану через плечо
— В каком смысле? — не поняла вопроса Оксана, проследовав следом за женщиной
— Я хотел спросить, у тебя начался менструальный цикл?
— Причём тут это? — вспылила Оксана проследовав следом вниз по ступенькам крыльца за женщиной в зелёном платье
— Я должна знать — обернулась мисс Робинсон, после того как полностью спустилась и сошла с крыльца на площадь, выложенную каменной плиткой — Мисс Хилл очень интересовалась твоим самочувствием
— Ей какое вообще дело? — возмутилась Оксана, чувство было такое, что буквально разорвёт от недовольства
— Ты вроде как её пациент
— Больше нет — возразила Оксана, спустившись со ступенек крыльца, сошла на каменную плитку площади, рядом с домом, вслед за беременной хозяйкой
— Она так не считает
— А меня не волнует — оспаривая такое утверждение, следуя за мисс Робинсон, высказывалась раздражённым тоном голоса Оксана
— Она о вас переживает — утверждала мисс Робинсон, проследовав сразу на маленькую дорожку, что вела прямиком в чащу сада, рядом с домом
— Да ну — была не согласна Оксана, с хозяйкой этого дома, направляясь по тропинке, что сходила с большой площади рядом с домом и вела в чащу хорошо ухоженного сада — Сомневаюсь, что в этой стране, хоть кому-нибудь для меня есть дело
— Мне есть — обернулась, мисс Робинсон, встав под тенью качающихся листьев, большой пальмы
— В самом деле? — смутилась Оксана, остановившись рядом с женщиной
— Ты мне нужна Оксана
Коснувшись подбородка Оксаны, мисс Робинсон, убедительным взглядом посмотрела ей прямо в голубые лазурные, как камень топаза глаза. Такой будоражащий момент, испытывала Оксана, что начала терять рассудок, погружаясь сознанием сразу в пучину порочного омута. Контроль над сознанием Оксаны, словно почти уходил от проницательного взгляда, она не могла совладать с собой, продолжая смотреть в глаза этой женщине. Легкой прохладой бриз, тормошил золотистые волосы, охватывал тело Оксаны, легкостью касания пронзающих душу рук. Продолжая смотреть в глаза, мисс Робинсон, Оксана не могла совладать со своим рассудком, чувствуя запах её парфюма, каждая нота которого словно завораживало сознание необузданной сексуальной паутиной.
— Очень сильно нужна
Прошептала она так нежно и приятно рядом с губами Оксана, от чего она переменилась, став под властью играющего в её разуме гипноза второй, отражение порочной страсти.
— Я без тебя как будто не смогу
— В самом деле
Изумилась Оксана в порочной улыбке, поддаваясь власти чар наложенного гипноза, не могла с собой совладать, так как стихия порочной страсти бурлила в ней порочной необузданностью.
— И что же ты предпочитаешь со мной сделать?
— Узнаю этот взгляд — ухмыльнулась мисс Робинсон, отпуская подбородок Оксаны, женщина словно была без ума, какую личность смогла пробудить в ней — Как мне его не хватало
— Тебе не хватало меня? — прошла Оксана мимо женщины, продолжая держать зажав в пальцах лапу плюшевого медведя
— Именно — согласилась, беременная женщина, как только Оксана подошла к ней
— Тогда поговорим об этом
Ухмылка искушенной страсти не сходила с губ Оксаны, даже когда она играя телом, прошла мимо женщины в зелёном платье, продолжая так на неё с голодом сексуального желания смотреть.
— Ты ведь не будешь против?
— Поговорим о том — утверждала, мисс Робинсон, направляясь по дорожке, в чаще сада,, беременная женщина чувствовала себя счастливой — Чего ты хочешь Оксана сама
— Оу….
Нахмурила пафосно губки Оксана, прислонив к ним, подушечка указательного пальца, выразительно хлопая ресницами безупречно красивых лазурных голубых глаз, смотрела на неё.
— Прошу называй меня Карамель
— Карамель? — удивилась мисс Робинсон, после чего женщина в зеленом платье, мило улыбнулась пожав плечами — Ладно как скажешь
— Так о чем ты хотела со мной поговорить?
Поинтересовалась Оксана, состроив на губах хищную ухмылку, подошла к беременной женщине, положив обе ладони к ней на живот, словно хотела что-то почувствовать. Нахмурив губки, Оксана не ощутила ничего, ребёнок внутри мисс Робинсон, даже не пошевелился.
— Мне показалось, разговор должен быть особенным
— Да кто-то действительно поиграл с твоим разумом
Заметила это мисс Робинсон, смутилась порочной настойчивости Оксаны и то, как она, словно кошка липла к ней, прижимаясь своим телом в поисках нежности.
— Ты хоть понимаешь что делаешь
— Я понимала это тогда в твоей палате — рассказывала Оксана, обвив обеими руками талию беременно женщины, стоящей перед собой на узкой тропинке сада
— Я просто хочу провести с тобой хоть какой-то отрезок времени
— А я разве против? — изумилась в улыбке Оксана, пожав плечами, посмотрела на женщину, что стояла перед ней, в глазах которой она видела агонию желания порочной близости
— Да действительно — признала это мисс Робинсон, легонько пальцами коснулась руки Оксаны, как только она отошла от неё на шаг — Я испытываю к тебе некую симпатию
— Такую же как и я? — подошла Оксана к женщине, обвивая ладонями ей лицо
— Я хочу тебе кое-что показать
Было видно, как скрипела зубами, мисс Робинсон не хотела этого говорить, но в тоже время сильно этого желала. Сойдя с тропинки в чаще сада, мисс Робинсон, обернулась, встав в пол оборота, поманила за собой Оксану пальцем, когда она стояла посреди густой чаще тропического сада. Переводя дух, Оксана утопала сознание в порочной бездне стихи сексуального сознания, сделала покорно шаг в сторону стояще в саду женщины.
— Тебе должно понравиться
— Ну, раз ты говоришь
Повинуясь воли, мисс Робинсон, Оксана сошла с тропинки, направляясь в чаще густого сада, откуда виднелся торец большого дома. Чуть дальше пройдя еще пару метров, Оксана заметила скрытое за листьями деревьев крыльцо, ступеньки лестницы которого, вели прямо в подвал.
— Значит, должно понравиться
— Обещаю — ухмыльнулась мисс Робинсон, покачивая выразительной формой бёдер, прошла между листьями тропических деревьев, направляясь к каменному крыльцу — Ты не будешь разочарована
— В таком случае — состроив отражение порочной улыбки, Оксана вышла вслед за женщиной в зеленом платье к крыльцу с торца дома, что вело в подвальное его помещение — Я буду, рада посмотреть, вместе с тобой то, что ты хочешь мне показать
— Пойдём со мной — поманила пальцем, улыбалась мисс Робинсон, начиная спускаться по каменным ступенькам крыльца, к которому только что подошла
— С тобой хоть на край света — изумилась Оксана в порочной улыбке, подойдя к ступенькам крыльца по которому спускалась вниз мисс Робинсон
— Какие громкие слова
Продолжая играть иронию, сохраняя улыбку на губах, ответила мисс Робинсон, спустившись вниз, подошла к двери, что вела в подвальное помещение дома, обвивая пальцами ручку.
— Даже не спросишь, куда я хочу тебя отвести
— Простоя думаю
Ответила Оксана, улыбаясь, спустившись за женщиной на нижний уровень, чувствуя легкую прохладу на коже, подошла к двери, у которой стояла брюнетка, открывая её.
— Что — говорила строя интригу в голосе, положив руки на талию, Оксана выставила указательный палец, первой переступила порог и встала на площадку с винтовой лестницей — Чтобы там не было, это объединит нас с тобой и поможет мне расслабиться
— О…. расслабиться точно поможет
Уверяла мисс Робинсон, вошла следом беременная женщина на площадку с винтовой лестницей, что вела в какую-то комнату, прямоугольные узкие окна у которой были под потолком.
— Просто поможет тебе отвлечься от всего
— Что это за комната
Ухмыльнулась Оксана, заметив, вела пальцами по перилам, заметила в комнате цепи, кожаные ремни какие-то железные сваренные стойки. Комната служила для скрытых сексуальных утех семьи, предположила Оксана, не удивившись под властью чар гипноза, а лишь захотела на себе испробовать одно из изобретений.
— Хотя кажется, я сама уже и так поняла — спустившись вниз, Оксана прошла мимо разных конструкций, для сексуальной боли, ремней, цепей из прочного металла
— Я просто хотела тебе немного провести время здесь
Комната подвального помещения была обита тёмно красными панельными стенами, пол был тёплым, выложенный из паркета цвета кофе с молоком. В помещение лишь через окна рядом с потолком проникал свет солнечных лучей, когда основная её атмосфера была окутана сумрачной тенью, что создавала романтику и чувства порочного дикого инстинкта. Тонкое сочетание жасмина, лаванды и розы, собралось в воздухе этой комнаты сексуальных утех болью, чарующая каждая нота одного из запахов раскрепощала разум в самых тёмных порочных побуждениях.
— С тобой — подошла мисс Робинсон к Оксане, словно как стеснялась того, как оказывается для весьма казавшейся приличной женщины, был так сильно распущен её порочный разум
— Почему ты пробудила меня
Прошла Оксана мимо женщины в зеленом платье, осматривая комнату, восхитилась сложными конструкциями, которые были изготовлены для этой семьи с целью ролевых порочных игр.
— Разве тебе самой Оксаны не достаточно?
Находясь под властью чар гипноза, поинтересовалась Оксана, подойдя к одному из устройств, посмотрев на сложность и довольно просто примитивное в то же время его исполнение.
— Что это? — спросила Оксана, указывая на сексуальный кол, где диаметр его круглого наконечника в форме шара, составлял до трёх сантиметров
— Удивлена правда — ухмыльнулась мисс Робинсон, подойдя к Оксане, женщина коснулась её талии кончиками пальцев — Это действительно поразительное изобретение
— И в чем заключается его суть? — смотрела Оксана на кол и рядом лежащие на полу кандалы, для обездвиживания жертвы и пытки сексуальной болью
— Я сама конечно на нём не была — ухмыльнулась, мисс Робинсон, выражая при этом застенчивость перед Оксаной, когда она холодным стеклянным взглядом посмотрела на неё
— Ну так для чего оно? — поинтересовалась Оксана, желая для своего тела испытать невыносимую сексуальную боль и вернуть разум своей обладательницы в момент высокой порочной агонии
— Я заплатила однажды одной женщине большие деньги — рассказывала, мисс Робинсон, подойдя к устройство для сексуальной боли, положив ладонь на его кол — Чтобы она побыла на нём для меня
— Ну и как? — продолжая выражать, интерес, спросила Оксана, посмотрев в глаза женщине, в которой и улыбка и очертание взгляда всё выражала власть царицы
— Она не ожидала что это так больно
— Больно? — переспросила Оксана, заинтересовавшись таким сексуальным оплотом
— Испугалась — пожав плечами, ответила мисс Робинсон — И отказалась от денег
— Странно? — обвивая пальцами одной руки наконечник в форме шара, Оксана страстно облизнула кончиком языка страждущие губы
— На нём так еще никто не был — ответила мило улыбнувшись девушка
— Значит там такая сексуальная боль, что сходишь с ума? — лаская нервно шарообразный наконечник пальцами, Оксана, не владея своим разумом, желала его вкусить в себе
— Дурацкая игрушка — смутилась мисс Робинсон опустив взгляд на красный пол, где была расположена эта терзающая сексуальная конструкция
— Значит, не одна женщина его так еще не обкатала
— После того как испугалась проститутка
Рассказывала мисс Робинсон, женщина в зеленом платье, выразительно покачивая бёдрами, прошла за спиной у Оксаны, когда она жадно пальцами ласкала кол
— Которой, я была готова хорошо заплатить
Обернулась, мисс Робинсон, посмотрев на Оксану, встав к ней боком, беременная женщина положила руку на талию, выставив грудь
— Не согласилась на такое истязание для себя — отчаянно добавила она вздохнув — А я бы так хотела увидеть, как на нём могло бы быть кому-то хорошо, да или просто какую-нибудь женщину, которая рискнула бы превзойти свой страх
— Страх говоришь — ухмыльнулась Оксана, жадно лаская пальцами наконечник в форме шара
— Это очень больно Оксана — предупредила, мисс Робинсон — И в тоже время я бы желала, на нём увидеть какую-нибудь женщину, посмотреть на её страдания хоть раз
— А той проститутке?
Поинтересовалась Оксана, отойдя от стойки с колом, играя упругой формой бёдер в каждом шаге, направилась в сторону стоявшей посреди комнаты беременной женщины.
— Ты сама была готова его вставить
— Именно этого она и испугалась
— Чего? — спросила Оксана, нервно кусая губу, раскрыв стеклянный мучительный взгляд, пронзительно издавая стон на выдохе
— Я ведь раньше никогда этого не делала
— Но хотела….. — показала Оксана кончиком коготка указательного на грудь мисс Робинсон
— У меня нет женщины — возразила темноволосая женщина, отойдя от Оксаны — Способной пережить такое истязание над собой
— А что если я скажу что есть — покусывая краешек губы, Оксана, согнув обе руки в локти, коснулась пальцами воротника надетой на себе блузки
— И кого ты имеешь в виду на роль жертвы? — изумилась в улыбке мисс Робинсон, с интересом посмотрела на Оксану, как она, расстегивая верхнюю пуговицы блузки, сделала шаг к ней
— Я сгожусь для этого? — поинтересовалась Оксана
— Ты?
Удивилась мисс Робинсон, отошла еще на шаг от Оксаны, в тот момент когда она направляясь к ней расстегивала пуговицу за пуговицей, одетой на себе белой блузки.
— Но ты же мой врач
— Я ведь тоже хочу покричать от боли — изумилась Оксана в улыбке, распухнув обеими руками на себе белую рубашку, ловко скинула её с себя на пол
— Серьёзно? — переспросила, выражая в глаза восторг, женщина сделала шаг в сторону Оксаны
— А почему бы и нет? — касаясь пальцами резинки нейлоновой пышной юбки, Оксана вращая бёдрами, стоя посреди комнаты
— Оксана ты серьёзно — еще раз повторила мисс Робинсон, при этом с серьёзным выражением лица предупредила Оксану о возможной опасности — Я насажу тебя буквально на кол
— Ну да — порочной улыбкой, прикусывая краешек губы, Оксана сняла с себя юбку, играя тело, словно королевская кобра, с легкостью освободилась от неё, скинув её на пол — Не вижу причин мне отказываться
— Да Оксана — рассмеялась мисс Робинсон, разговаривая на английском языке, женщина прикрыла губы кончиками пальцев — Чулочки тоже сними
— Зачем еще? — удивилась Оксана, посмотрев на женщину удивлённым взглядом
— Я обработаю его сначала маслом — предложила женщина в зелёном платье, направляясь к шкафчику в комнате, хотела открыть его двери
— Не стоит — возразила Оксана, её разум, словно хотел поиздеваться над сознанием, в то время, как она находясь под влиянием гипноза не отдавала отчёт в своих действиях
— Оно просто поможет тебе легче войти
— Твои пальчики — заводя руки за спину, продолжая расплываться в порочной улыбке, Оксана, не переставала улыбаться, расстегивая застёжку бюстгальтера — Сделают это за себя
— Ну как знаешь — мило улыбнулась, мисс Робинсон, отошла от шкафа, наблюдая, как Оксана легко освободила себе грудь, взявшись за лямки бюстгальтера, медленно отодвигала его чашечки
— Именно так я и знаю — улыбнулась Оксана, скинув бюстгальтер на пол — Свяжешь меня да покрепче для более сильных сексуальных ощущений и чувства беспомощности
— Скажу даже больше
Заметила беременная женщина, как Оксана всё-таки решила снять с себя чулки, закатывая их аккуратно пальцами, стоя на ноге, после того как скинула с ног босоножки.
— Я даже вставлю тебе в рот кляп
Создавая иронию улыбки забавы, она подошла к Оксане, когда она сняла одни чулок со своей ноги, мисс Робинсон села на колени, стала аккуратно снимать другой.
— На твоих руках будет жесткая фиксация
— Ты меня искушаешь — изумилась в улыбке Оксана, поднимая стоя одну ногу, позволила рукам женщина снять с себя второй чулок
— Оксана я обязана тебя всё-таки еще раз спросить
Обратилась женщина, убрав улыбку с лица, заметила как Оксана, играя телом, выразительно покачивая бёдрами, направляясь к железной конструкции. Остановившись посреди комнаты, Оксана коснулась пальцами обеих рук резинки надетых на себе трусиков. Подобно королевской кобре, Оксана вращала бёдрами, словно в танце сняла с себя черные ажурные трусики.
— Ты уверена в том, что просишь?
— Ты ведь хотела посмотреть на страдания
Обернулась Оксана, разводя согнутые руки в локти, не переставала при этом улыбаться, легонько потянула за ленточки, сплетающие её волосы на голове в две косы, распуская их в полную длину.
— Так вот я тебе их покажу — помотала Оксана головой, скинув ленточки с волос на пол, придала волосам пышный выразительный объём прямой золотистой укладки
— Но только в этом случае страдать будешь ты — подошла она к Оксане, взяла в руки жесткую фиксацию с ремешками, беременная женщина встала у неё за спиной
— А мне просто так скажем
Расплывалась Оксана в порочной улыбке, почувствовала, как мисс Робинсон, закрепила у неё на кисти рук ремешок с жесткой фиксацией, потом взялась за её другую руку.
— Нужно выплеснуть всё из себя
— И я тебе в этом помогу
Пристегивая ремешок второй руки, женщина на жесткой сцепке, сплела руки Оксаны у неё за спиной, оставляя их в поднятом состоянии и слегка согнув их в локти.
— Когда я вставлю тебе кляп в рот — предупредила мисс Робинсон, посмотрев Оксане в глаза, словно уже знала какую боль она испытывает на себе — Пути назад у тебя не будет
— И я это отлично понимаю — ответила Оксана, монотонным голосом без всяких чувств и эмоций
— Что же хорошо — взяла она ремешок с кляпом, мисс Робинсон встала за спиной у Оксаны
— Я просто хочу……
Не успела Оксана высказаться, как беременная женщина, что стояла у неё за спиной, вставила ей в рот кляп, от чего она просто смогла его зажать зубами.
— Вот так вот — ответила мисс Робинсон, взяв Оксану за жесткую сцепку рук, подвела её к стойке, конструкция фиксации которой была прочной и удобной — Здесь ноги расставь
Прицепила она один ремешок ноги к жесткой сцепке для ног, к конструкции, после чего другим ремешком, зафиксировала ремешок на жесткой сцепке вторую ногу Оксаны. Оказавшись в полной беспомощной ситуации, Оксана не понимая, как для себя вернула контроль над своим телом, когда власть гипноза быстро прошла. Всё было как в тумане, когда Оксана почувствовала, как на её шее закрепили какой-то кожаный ремешок. Не понимая, что вообще происходит, Оксана, оглядывая комнату, пытаясь понять что вообще происходит, в то время, как её разум, сыграл с ней злую шутку. Осматриваясь по сторонам, Оксана не обратила внимания, как женщина что стояла перед ней, прицепила к соскам её сочной груди, зажимы.
— М…… — изнывая мучительным стоном, Оксана почувствовала, как что-то сжало соски её груди, когда разум вернул сознание над её телом
— Всё нормально
Уверяла, мисс Робинсон, коснувшись нежной ладонью плоскости живота Оксаны, в то время, она осматривалась, посмотрела на беременную женщину, что перед ней села на колени.
— Это просто поможет тебе расслабиться
«Что блядь она там делает и почему я голая и связанная, ничего понять не могу, как я вообще тут очутилась, что происходит?», мучала себя Оксана вопросами, испытывая страх, так как беременная девушка, что сидела на коленях между её ног, что-то делала с конструкцией.
— Так Оксана прошу тебя
Коснувшись половых губ Оксаны, нежными пальцами, мисс Робинсон развела их ловко пальцами, подводя нежно кол с наконечником в форме шара, так чтобы он коснулся её половых губ. Всё было в таком напряжении, такое чувство, что женщина, что держала этот кол между ног у Оксаны, словно старалась сдержать пружину его натяжения.
— Стой спокойно
Уверяла она нежно позволяя половым губам Оксаны легонько прикоснуться к прохладой поверхности шара, холод которой наоборот оказывал стягивающий эффект на влагалище.
— Мне тяжело держать тут пружину
— М……. — прокричала Оксана, пытаясь обратить на себя внимание, стонала, зажав шарик кляп зубами, разжимая его, пыталась издавать звуки
— Оксана стой спокойно
Уговаривала мисс Робинсон, с большим трудом сдерживала в руке пружину натяжения устройство для сексуальной боли и при этом плотно подвела его к половым губам Оксаны.
— Так…. — медленно она делала так, чтобы Оксана ёрзала по нему своими половыми губами, обволакивая его смазкой, которой так не хватало — Черт не могу удержать
— А…..

Взвизгнула Оксана, закричав глухим звуком от резкой, приникающей в неё боли, кол словно под натяжение соскочив с пальцев женщины, точно проник во влагалище. Диким вопиющей ужасом боли, кричала Оксана, зажав шарик в зубах, то как вошёл в неё кол резкой хваткой, сорвавшись с пальцев мисс Робинсон. Продолжая кричать от того как кол резко проник в Оксану, она стояла на носочках, в то время как кол глубоко проник в неё. ОТ резкой боли с глаз Оксаны выступили слёзы дикой печали, она переживала страшную агонию растяжения нежных стенок влагалища.
— Прости-прости — извинялась мисс Робинсон с ужасом отскочив от Оксаны в то время как она стоя на носочках была посажена на кол — Просто расслабься теперь, прими его в себе
Говорила нежным голосом мисс Робинсон, боясь даже притронуться к телу Оксаны, в то время, как она, выгнув спину, стояла на носочках, боясь полностью опуститься.
— Нагнись вперед — уверяла мисс Робинсон, сделав шаг в сторону Оксаны, беременная женщина протянула руку, словно хотела дотронуться пальцами её плеча
— А-а-а-а-а — визжала Оксана, от сильной боли, не могла даже думать ни о чём другом, кроме как унять пыл раздирающим стенки нежного влагалища насилия и истязания
— Подожди, попробуй успокоиться
Уговаривала беременная женщина, стоя в ужасе, смотрела на Оксану, как она изводила свой разум в криках, не могла даже пошевелиться или сделать лишнее движение.
— Просто прими это как должно
Стараясь успокоить, она всё же нашла в себе смелости подойти к Оксане и касаясь обеими руками её плеч, вынужденно слегка наклонила её вперед, расправив свисающие волосы у неё на груди.
— Тебе будет легче
Ласкала она нежно руками тело Оксаны, в то время, как она даже не могла отвлечься от боли, сознанием словно чувствовала, как рассудок становился еще более безумным от страданий.
— Дыши ровно и успокойся
— М-м-м-м-м
Изнывала Оксана запрокинув голову, наклонившись чуть вперед выгнув спину, выставив бёдра, никак не могла смериться с болью чрезмерного для неё растяжения стенок влагалища.
— А-а-а-а — кричала Оксана, оставаясь стоять на носочках, стараясь как-то унять нестерпимые страдания, но они никак не прекращалась
— Оксана успокойся
Уверяла мисс Робинсон, положив руки на плечо Оксаны, стояла с ней рядом, когда слёзы под её, не стихающие крики, по щекам стекали ручьем неудержимой горькой обидой силы
— Попытайся расслабиться — уговаривала беременная женщина, продолжая стоять рядом с Оксаной
— М-м-м-м-м! — дышала Оксана ртом, зажав кляп зубами, изнывала глухими стонами, боль не умолкала, она лишь постепенно впадая в безумие с ней мирилась
— Оксана слушай меня
Коснулась, женщина в зелёном платье, бёдер Оксаны, положив на их упругую кожу ладонь, когда она стояла, наклонившись, не могла никак унять страдания, что изводили разум до безумия.
— Просто попытайся успокоиться
Убеждала, мисс Робинсон, продолжая держать руку на бёдрах Оксаны, женщина в зелёном платье, будто специально говорила нежным шепотом ей рядом с ухом.
— И принять это как должное
— А-а-а-а-а! — кричала Оксана, когда беременная женщина чуть наклонила её вперёд, насаживая тем самым еще больше на кол, на котором она пыталась висеть, стоя на носочках
— Успокойся
Шлёпнула, беременная женщина, Оксану по бёдрам с такой силы, что оставила розоватый след от пятерни на её упругой коже, однако боли это не убавила. Разум Оксаны словно разрывался от боли, но как бы она не старалась кричать, дышать учащенно, извиваться, она никак не могла потерять сознание, чтобы впасть в обморок, лишь бы только прекратить мучительные для неё страдания. Продолжая стоять на носочках чуть наклонившись вперед, Оксана чувствовала как ребристая поверхность штыря с шарообразным наконечником, медленно скользили по нежным стеночкам её влагалища, сглаживая эффект боли, которую невозможно было унять.
Начиная дышать учащенно, Оксана стояла на носочках, напрягая ноги из последних сил, беспокоясь чтобы мучительный штырь из гладкого металла, не проник глубже во влагалище. Тело словно изнывало от усталости и чрезмерного напряжения, сексуальная боль которого разрушала разум Оксаны, когда она стояла, закрыв через силу глаза. Продолжая стоять в полусогнутом положении, Оксана потеряла счёт времени, непрерывно при этом, изнывая в глухих стонах от боли, которую никак не могла унять. Женщина в зеленом платье, сидела в кресле напротив, облокотившись на его спинку, мисс Робинсон, наблюдала с восхищение, наблюдая, как Оксана была посажена на кол. Устав от крика, Оксана не переставала изнывать, продолжая извиваться, стоя на носочках, выгибая спину и выставив бёдра. Казалось бы что прошла уже целая вечность, такого мучения, всё это время Оксана стояла, глухими стонами кричала, так как не могла для себя принять силу растяжения нежных стенок влагалища, когда внутри неё был этот кол.
— Мисс Робинсон вы тут?
Открывая дверь, послышался голос их горничной, от чего Оксана, обернувшись, посмотрела на открытую дверь и застонала еще громче, делая так, чтобы на неё обратили внимание.
— О…. господи — испугалась рыжеволосая девушка, прижав кончики пальцев обеих рук к губам, с ужасом в глазах посмотрела на Оксану, когда она
— Ты впечатлена?
Ухмыльнулась мисс Робинсон, женщина, которая по первому представлению Оксаны, казалась приличной и обученной манерам, теперь с удовольствием наблюдала за её страданиями.
— Ну что встала? — радостно ответила беременная женщина, поманила пальцем к себе горничную
— Мисс Робинсон! — воскликнула, рыжеволосая девушка горничная так, чтобы идущий сзади неё муж хозяйки этого дома, отчетливо её услышал — Что вы наделала?
— Миранда! — послышался голос, мистера Робинсон, мужчина в панике беспокоясь за свою жену, оттолкнул горничную в сторону, вбежал первый в комнату — О…. господи
— Представляешь, я нашла…… — не давая договорить, мисс Робинсон, Оксана кричала глухим стоном еще громче — Да что ты так кричишь, ты же вроде почти успокоилась уже
— Ты в своём вообще уме Миранда? — воскликнул мистер Робинсон, направляясь к креслу с которого встала его жена, вульгарной походкой, подобно царицы, она направилась к Оксане
— А что
Изумилась в улыбке, беременная женщина, покачивая бёдрами, подошла к Оксане, словно представляя её, отклонила руку так, выставляя указательный палец на неё
— Ей, по-моему, нравится
— Миранда что ты наделала? — был шокирован мистер Робинсон, обращая на то, как Оксана кричала глухим стоном, пытаясь привлечь к себе внимание, желая чтобы её освободили
— Она сама хотела……
— Она не могла хотеть — возразил, мистер Робинсон — Она что дура, позволить, чтобы с собой такое сделали
— Да вообще что тут такого — ухмыльнулась, мисс Робинсон — Я просто посадила её на кол, вот и всё, тут нет ничего такого
— Господи Миранда — подошёл мужчина к своей супруге, с ужасом наблюдая за страданиями Оксаны, она совсем не понимал свою жену, смотрела на неё удивлённо — Что ты наделала!
— Да ты что? — возмутилась темноволосая женщина, отойдя от своего супруга, опираясь рукой на талию, выставив грудь, посмотрев на него искоса — Я значит наделала?
— Ты посадила её на кол!
Утверждал мистер Робинсон, подойдя к своей супруге, начиная выяснять отношения, в то время, как Оксана, удивившись на них смотрела, продолжая стонать глухим стоном от боли.
— Как в средневековую эпоху делали в Европе
— Обожаю эту парочку
Высказала своё мнение, домработница, подойдя к Оксане, девушка положила обе ладони на её выставленные бёдра, начиная их ласкать и при этом еще больше садить на кол, силой давления.
— Ни дня чтобы не поругаться
— А-а-а-а-а — закричала Оксана, когда под силой давления рук девушки, она вновь вернулась на кол, продолжая чуть ли на нём не висеть стоя на носочках
— Да что там такое у вас? — обернулся мистер Робинсон, с ужасом посмотрел на то, как кричала Оксана, зажав кляп зубами во рту, поверхность которого пыла пропитана её слюной
— Ничего, просто Маргарет — ухмыльнулась еще больше, мисс Робинсон, женщину забавляло то, как кричала, изнывая от боли Оксана — Снова посадила её на кол
— Хватит! — вскрикнул мистер Робинсон — Не знаю что тут такого происходит, но требую это немедленно прекратить
— Да ты? — еще краше состроила, беременная женщина улыбку своему мужу — А не мы ли с тобой создали эту комнату, чтобы разрядить наш с тобой стресс
— Вот именно — согласился Робинсон — Наш с тобой, но никак не Оксану здесь пытать
— Да ладно тебе — пожав плечами, ответила супруга мужчины, женщина в зелёном платье не переставала улыбаться — Посидит еще маленько, потом я её вытащу
— Сделай это сейчас
Испугался Робинсон, отойдя на шаг от того как Оксана рявкнула глухим звуком, извиваясь насаженной на кол, смотрела на девушку, что расположилась сидя между её ног.
— Вытащи это Маргарет — указал он пальцем горничной на кол, на котором была насажена Оксана, сам даже не мог посмотреть на это
— Я сама — возразила мисс Робинсон, подойдя к Оксане, женщина села на колени, вынуждая взглядом рыжеволосую девушку, что сидела возле её ног, отойти
— Ладно
Покорно улыбнулась рыжеволосая девушка, встала с колен, в то время, как женщина в зелёном платье, что сидела у ног Оксаны, обвила сексуально пальцами кол на который она была насажена.
— Просто хотела помочь
— М-м-м-м-м — визжала Оксана диким воплем, когда кол что был в ней, под властью рук женщины начал выходить из неё
— Сейчас стой не шевелись — пальцами одной руки, она развела половые губы Оксаны, пока другой женщина извлекла из неё кол, когда шарообразный наконечник, так сильно растянул её стенки.
— А-а-а-а-а — кричала Оксана истерическим воплем, раскрыв губы, которыми облизывала шарик кляп, в тот момент как из неё выходил наконечник в форме шара
— Я бы вернула его обратно — натянула его мисс Робинсон, женщина зафиксировала кол, чтобы он под натяжением не вернулся в исходное положение
— Отойди от неё Миранда
Распорядился мистер Робинсон, продолжая смотреть на Оксану с чувством жалости, что ей пришлось испытать на себе такое безумие, встал у неё за спиной.
— Дальше я сам
— Да пожалуйста — пожав плечами, хмыкнула мисс Робинсон
— Сейчас я осторожно сниму кляп — уверял мистер Робинсон, обвив лицо Оксаны, мужчина посмотрел в её глаза, когда она изнывала от остаточной боли, даже когда кол уже вынули из неё
— М….. — проурчала Оксана кошкой, когда мужчина расстегнул ремешок кляпа, шарик которого был зажат у неё в зубах, после чего она смогла вздохнуть полной грудью
— Руки — произнесла уставшим от крика голосом Оксана на русском языке, так что никто из присутствующих в комнате не понял ничего
— Что простите
— Я сказала руки — повторила Оксана на английском языке — Развяжите, пожалуйста
— Да-да конечно — услужливо мистер Робинсон, убрал жесткую сцепку, между её браслетов на запястьях
— Маргарет освободи ноги Оксане
Распорядился мистер Робинсон, когда Оксана, изнывая от недостатка сил, рухнула на тело мужчины, что стоял перед ней, обвивая его шею прижалась к нему.
— Осторожней — придержал он Оксану, когда она обвила его торс, прижалась к его телу, чувствуя себя униженной, в поисках защиты от властного в этом доме мужчины
— Ну как ты себя чувствуешь? — изумилась еще больше в улыбке мисс Робинсон, сделав шаг в сторону своего супруга, когда он обнимал Оксану, не позволяя ей упасть на пол
— Сука! — прошипела Оксана, находясь в объятиях мужчины, отражая злость за оскорбление, унижение которое она себе не могла простить — Я блядь убью тебя
Выставила Оксана руку, пытаясь схватиться за беременную женщину, что встала за спиной у супруга, ожидая словно такой реакции, мисс Робинсон, состроив ухмылку, отошла на шаг назад.
— Ты совсем уже охуела — со всей явной выраженной злостью, прокричала Оксана, от безумия разговаривая на родном языке, лишь по эмоциям и крикам, все кто были в этой комнате, лишь примерно понимали всю её боль — Ебанутая сука!
— Правда? — еще больше довольствуясь в улыбке, восхитилась мисс Робинсон — Но ведь ты сама меня просила сделать это с тобой, почему ты винишь теперь меня?
— Ты совсем уже не понимаешь что говоришь? — возразила Оксана не могла успокоится, всё-таки продолжала говорить на английском языке — Нет я убью тебя — хотела она вырваться из объятий мужчины, в которых находилась, словно чувствуя из-за мести неопровержимый прилив энергии
— Хватит Оксана! — вскрикнул, мистер Робинсон и обвив Оксану за плечи отпрянул её тело от себя, продолжая держать её впереди себя
— Ты сама просила меня такое с тобой сделать
Рассказывала мисс Робинсон, начиная ходить по комнате, словно создав задумчивый взгляд, щелкнув пальцами, женщина указала на металлическую стойку рядом с которой стояла Оксана.
— А я ведь тебе переспрашивала — упрекнула она Оксану, вновь указывая на неё пальцем — Я повторяла это несколько раз, уверена ли ты Оксана в том, что ты хочешь?
— Ах… ты наглая лживая сука — хотела Оксана вырваться из крепких рук мужчины, но мистер Робинсон держал её крепко за плечи
— Хватит Оксана! — вскрикнул мистер Робинсон
— Так это значит, я виновата? — возмутилась Оксана, недовольно посмотрев на мужчину, который упрекнул её за порыв истерики
— Ну не я же захотела сама сесть на этот кол — ухмыльнулась, мисс Робинсон, словно заигрывая с Оксаной — Ты даже меня уговаривала, чтобы я с тобой сделала такое
— Ты блядь ебанулась! — закричала Оксана на русском языке, грязно ругаясь нецензурной бранью
— Хватит
Повторил еще раз более грубо мистер Робинсон, сдерживая Оксану, после того как рыжеволосая девушка, что стояла сзади убрала жесткую сцепку на её ногах и она уже была готова ринуться.
— Успокойтесь — едва сдерживал он Оксану, чтобы она не сорвалась на его жену
— Я убью тебя
Хотела вырваться Оксана, со злостью вцепиться когтями обеих рук в супругу мистера Робинсона, но вдруг передумала, остановилась, чем вызвало удивление мужчины, что её пытался удержать.
— Хотя нет — со всей злостью, высказывалась Оксана, выражая улыбку через дикую нанесённую ей боль — Я сделаю лучше
Высказывалась Оксана, состроив злорадную ухмылку на лице, таким образом, что мистер Робинсон и его супруга на неё смотрели с удивлением.
— Ты сама сдохнешь!
Прошипела Оксана, подойдя к мужчине, за спиной у которого стояла, мисс Робинсон, посмотрела через его плечо на переменную женщину
— Потому что ты не хочешь прервать беременность
Стараясь улыбаться, чувствуя ущемлённую обиду, Оксана демонстрировала саркастичную радость, когда её лазурные голубые глаза наполнялись влагой, нестерпимых слёз.
— И даже эта тупая сука понимает
Указала Оксана, обернувшись на девушку, что убрала жесткую сцепку ног, рыжеволосая красотка, горничная была просто в недоумении от того, что тут начинала разворачиваться жаркая сцена.
— Что до самой операции ты не дотянешь
Продолжая строить лживую иронию улыбки, Оксана наклонилась к плечу мистера Робинсона, подобно королевской кобре, прошептала это на английском языке.
— Хотя наверно ты это и сама прекрасно понимаешь — прислонила кокетливо Оксана указательный палец к губам — Что ты скора сдохнешь, я тебе в этом никак не собираюсь теперь помогать
— Так всё хватит!
Схватив Оксану за руку, возразил мистер Робинсон, повернув к себе спиной, он сплёл ей руки за спиной и застегнул надетые браслеты на кистях рук в общий карабин между собой.
— Вы совсем Оксана не умеете себя держать в руках
— Что вы делаете? — вскрикнула Оксана, когда мужчина поднял её на руку и как мешок положил на плечо, вниз головой — Отпустите меня немедленно! — извивалась она на плече мистера Робинсона
— Вы не понимаете моих слов
Утверждал мистер Робинсон, держа Оксану на плече крепко, мужчина направился вместе с ней к выходу, когда она смотрела вниз в пол, прошелся он по комнате, когда она стараясь извиваться.
— До вас не доходит — высказывался мистер Робинсон, неся Оксану на плече, направляясь к выходу из комнаты — То, что я вам говорю
— Отпустите меня немедленно! — прокричала Оксана, извиваясь находясь у него на плече, смотря в след уходящих ног, свисая вниз головой — Что вы делаете?! — прокричала она истерически, когда мужчина подошёл к выходу двери
— Хватит!
Прошипел мужчина, ударив Оксану ладонью по бедру, с такой силы что оставил розоватый след пятерни и ожоговую боль от которой он переживая этот момент стиснула зубы завизжала.
— Вы уже и так позволяете себе многое в адрес моей жены — стоял он у закрытой двери комнаты, дожидаясь пока в его направлении двигалась рыжеволосая девушка
— Я, значит, позволяю? — скрепя зубами, прошипела Оксана, находясь на плече у мужчины — А то, что она меня на кол посадила, это что нормальное явление?
— Вы сами этого хотели — дождавшись пока рыжеволосая горничная откроет ему дверь комнаты, после чего мужчина переступил порог открытой двери, мистер Робинсон, вошёл в гостиную
Направляясь по гостиной, Оксана продолжала молчать, не желая совсем разговаривать с мужчиной, что нанёс ей обиду, ударив её по бёдрам ладонью руки. Посуда на большом столе была убрана, на нём стояла большая ваза с розами, бутоны которых красиво распахнули свои алые листья на солнечном свете. Белая гостиная преображалась, когда через её большие окна проникали солнечный свет, всё словно сияло в отблесках падающего на предметы интерьера и пола, стен, когда его лучи касались, их поверхности. Воздух пронизан запахами цветом, тропических растений сада их искушающий аромат, был разносортным, наполнен красками, словно палитра художника. Картинная галерея украшала пролёт массивной лестницы, по ступенькам которой мистер Робинсон поднимался, держа Оксану на плече, в то время, как она переставала извиваться.
«Нет блядь, я всё-таки его ткну носом в грязь, которую устроила его жена, я понять не могу, как я оказалась в этой блядской комнате», размышляла Оксана, сгорая от злости, когда мужчина с ней на плече, направлялся к ступенькам лестницы.
— Когда я к вам ехала — уверяла Оксана, осматривая красоту дома, находясь на плече у мужчины, сжимала пальцы сомкнутых карабином за спиной рук, кожаными браслетами — То не думала, что такая семья будет настолько безумна
— Успокойтесь!
— Давайте я помогу
Несла одежду Оксаны, поднимаясь, сзади горничная, выбрав из аккуратно сложенной стопки, черные трусики и аккуратно засунула их в её раскрытый рот, когда они стояли между пролётами
— Так ведь лучше
«Сука блядь ты совсем охуевшая что ли?», возмутилась Оксана в тот момент, когда черная ажурная ткань вместе с ажурными черными трусиками, проникла ей в рот.
— Не нужно было этого делать — ухмыльнулся мистер Робинсон, обернувшись, посмотрел на Оксану, когда рыжеволосая девушка вытаскивала пальцы из её рта
— Зато настанет момент тишины и спокойствия — мило улыбнулась рыжеволосая девушка своему хозяину — Если хотите я могу вытащить
— Хотя знаете — возразил, мистер Робинсон, не давая возможности, прикоснуться пальцам горничной к трусикам, что были у Оксаны во рту — Меня так устроит
— Вот видите — ухмыльнулась рыжеволосая девушка, поднимаясь следом вместе с мистером Робинсоном по ступенькам лестницы — В тишине без её воплей, гораздо легче
— Но её тоже можно понять — утверждал мистер Робинсон, поднимаясь по последнему лестничному маршу на второй этаж — Миранда не должна была это делать, вынести такой ужас, я даже представить себе такое не могу
— Мисс Робинсон — выступая в защиту хозяйки, рассказывала Маргарет — Говорила, что она сама была согласна ради неё вынести такое
— Что за бред! — возразил мистер Робинсон, обернувшись, посмотрел на горничную, когда поднялся, запыхавшись на второй этаж, держа Оксану у себя на плече — Да сколько же в вас весу Оксана, выглядите худой, а весите наверно точно килограмм под пятьдесят
— Ваша жена не стала бы врать вам
— Да с чего бы это? — недоверчиво посмотрел он на Маргарет, после чего направился вдоль ковровой дорожки по коридору напротив межкомнатных дверей
— Ваша жена беременная — рассказывая, будто зная всё, рассуждала Маргарет, направляясь следом за мистером Робинсоном — Подумайте сами, смогла бы она взрослую женщину, находясь в положении, затащить против её воли на это устройство
Уточнила рыжеволосая девушка так, будто смутившись того о чем говорила, скривила мимику лица в застенчивой форме.
— Мне даже самой противно, как ваша Оксана, могла подобное себе же предложить — говорила она, когда мистер Робинсон подошёл к двери закрытой комнаты — А после этого начать грубо обвинять вашу жену, разговаривая на своём родном, русском, языке
— Не знаю, мистер Робинсон
Открывая дверь перед своим хозяином, опустив голову, с ухмылкой, ответила рыжеволосая девушка, посмотрев на Оксану, лежала у него на плече, извиваясь, ненавистно смотрела на неё.
— Знаю только одно — добавила она потом, как мистер Робинсон вошёл в комнату, держа Оксану на плече словно какой-то мешок — Ваша жена не стала бы врать
— Какой же надо быть безумной, чтобы согласиться на такое?
Переступая порог открытой двери, поинтересовался мистер Робинсон, рассуждая, направляясь по комнате к большой мягкой кровати, постель на которой была аккуратно сложена. В комнате пахло розами, ваза в которой они стояли на столе рядом с белым креслом у окна. Части солнечных лучей проникали через большое стекло окна, вид с которого выходил на океан и пляж в округе города.
— Я даже представить себе не могу
Подошёл мужчина к кровати, обернувшись, держа Оксану на плече, он словно демонстрировал свою силу перед дома управительницей.
— До какой степени нужно быть безумной
Посмотрел он на рыжеволосую девушку, как она, играя перед ним телом, направляясь по комнате к кровати, рядом с котором стоял Робинсон. Рыжеволосая девушка, словно необузданная львица, играя своим телом и покачивая бёдрами, подошла к кровати, расположив аккуратно собранные вещи стопкой. После чего горничная, обернулась состроив милую улыбку, как подобает её манерам перед хозяином, но интрига взглядов в её глазах выдала намерения этой бестии.
— Чтобы позволить совершить с собой такое
— Ну видимо у Оксаны в голове
Пожав плечами, ответила управляющая домом, сохраняя любезность улыбки на губах, посмотрела, как Робинсон аккуратно положил Оксану на постель. Девушка сразу же свела её ноги вместе, сцепив их браслеты, одетые, на голени карабином вместе.
— Этого безумия хватает
Схватила она за роскошные волосы Оксаны, направляя её взгляд на себя, девушка, словно сходила с ума по власти над её телом и потому безграничному контролю, которым она обладала.
— Сядь здесь и подожди под себя ноги — выставив указательный палец, приказным тоном скомандовала горничная, держа Оксану за волосы, направляя её испуганный взгляд на себя
— Зачем ты ей сцепила ноги карабином? — поинтересовался, мистер Робинсон, после того как увидел, как рыжеволосая девушка грубо обращалась с Оксаной
— Просто хочу, чтобы она ради вас вела себя послушно
— Оксана будет заниматься лечением моей жены и спасать жизнь ребёнку, которому она вынашивает — возразил мистер Робинсон, посчитав это унижение, что выражала его домработница недопустимым для Оксаны — Тебе следует извиниться за всё то, что ты сделала!
— С чего это стати, я должна перед ней извиняться?
«Ну держись рыжая сука, вот такое теперь я тебе с рук не спущу», предположила Оксана возрадовавшись теперь унижению горничной перед собой.
— С того — уточнил мистер Робинсон, указывая пальцем на Оксану, когда она сидела на постели, поджав под себя ноги — Что Оксана это делает просто так, не попросив у меня ничего взамен
— И только потому я перед ней должна извиняться?
— Извинись — повторил еще раз мистер Робинсон — И встань там, у окна, когда понадобишься, я к тебе обращусь или Оксана
— Ну вот уже что
— Вот уже что — возразил, в который раз мистер Робинсон — Я не позволю какой-то там горничной решать, что мне делать, в моём доме
— Ну, раз так — испугалась она приказного голоса мистера Робинсона, Маргарет отошла на шаг, продолжая смотреть на мужчину дрожа от страха — Извини меня Оксана — приклонила она голову, словно пыталась показать, как ей жаль
— Так то лучше
Подошёл мистер Робинсон к Оксане, когда она покорно продолжала сидеть на постели, поджав под себя ноги, смотрела на него лазурным взглядом безупречно голубых глаз.
— Можешь говорить Оксана — вытащил он черные трусики, что были у Оксаны во рту, мешали говорить — Я прошу, пожалуйста, извини мою жену и домработницу за случившееся
— Вы свою жену тоже садили на кол? — поинтересовалась Оксана, посмотрев на мужчину, как только он вытащил из её рта трусики
— Нет, да и зачем мне это?
— Меня же посадили на кол
— Оксана — был не согласен мистер Робинсон, приложив пальцы к подбородку, стараясь держать себя в руках, когда поведение Оксаны его раздражало — Меня там не было, я не знаю, как всё было
— Я знаю — заявила Оксана, продолжая смотреть на мужчину, что стоял перед ней, рядом с кроватью — Она посадила меня на кол
— Это лишь понятно с ваших слов
— Ваша сука посадила меня на кол — прошипела Оксана с ненавистью, уже не могла сдержать при себе боль душевного и физического унижения, что ей довелось пережить
— Если вы не угомонитесь….
— То, что тогда? — прокричала Оксана, выражая боль нанесённой обиды, влагой неудержимых слёз, вытекающих с глаз — Что вы мне сделаете?
— Я сам вас лично посажу на этот кол — добавил мистер Робинсон, на выходки Оксаны, характер который он не мог себе простить — И заставлю просидеть на нём всю ночь
— Тогда сами будите спасать свою жену
Набравшись смелости, крикнула Оксана, в ответ, так как уже не могла вынести издевательства над собой, продолжая сидеть на постели, поджав под себя ноги.
— Операцию ей делать пока нельзя — ухмыльнулась Оксана, подобно улыбке дьявола — А пару недель с её-то сердцем, будет для неё последними, она умрёт на операционном столе
— Именно для этого вы и здесь
— А с чего вы решили, что я буду вам помогать? — была не согласна Оксана, оставаясь сидеть с сомкнутыми браслетами руками, карабин которых удерживал её в крепкой сцепке
— Чего вы хотите? — согласился даже пойти мистер Робинсон на уступки
— Чтобы твой ребёнок и твоя жена наконец-то сдохли
Прошипела Оксана, ненавистно, так как не могла контролировать свой разгневанный разум, от чего сразу же получила пощечину по лицу от мужчины, которому позволила такое сказать.
— А….. — закричала Оксана от того как сильно ладонь мужчина обожгла ей щеку, когда она рухнув на постель прижала щеку к подушке, смотрела с яростным оскалом на мистера Робинсона
— Я могу приказать сейчас Маргарет отвезти вас обратно вниз
Обратился он, к Оксане упрекая её, выставил указательный палец, суровым взглядом продолжал смотреть, как она извивалась связанной браслетами на постели, изнывая от боли в стонах.
— И посадить на уже известный вам кол — продолжал он говорить с таким же недовольством, без всякого чувства жалости смотрел на Оксану — Вы действительно хотите этого
Высказывался так, говорил мистер Робинсон, словно хотел внушить еще большую опаску в сознание Оксаны, но она его не слушая, лишь оскаливаясь королевской коброй, смотрела на него.
— Я спрашиваю вас Оксана — повторил Робинсон еще раз — Мне посадить вас на кол лично?
«Блядь на это же пиздец как невыносимо, пидор ты конченный», была раздражена Оксана подобным заявлением в её адрес и в тоже время, тая в себе ненависть к этому мужчине.
— Я не слышу вас Оксана!
— Чего вы хотите услышать? — прошипела Оксана, оставаясь лежать на подушке
— Вы хотите снова на кол?
— Нет! — ответила Оксана недовольно, прошипела подобно королевской кобре
— В таком случае я оставлю вас на сегодня с вашей гордостью
Направился Робинсон к открытой двери комнаты, когда Оксана продолжала сидеть перед ним на кровати, сжимая и разжимая пальцы сомкнутых за спиной рук кожаными браслетами.
— Маргарет
Встав у открытой двери, мужчина обернулся и посмотрел на рыжеволосую девушку, которая стояла у окна, продолжая любоваться ярким солнечным днём отдавая распоряжения дома управительнице.
— Развяжи Оксану и принеси ей что-нибудь поесть сытное — говорил он, посмотрев на Оксану из жалости, когда она, раздирая себя от душевного горя, сидела на постели, склонив голову — А так же вызови нашего стилиста, через пару дней, я хочу видеть в нашей лабораторной комнате
— Хорошо мистер Робинсон — тихим голосом ответила горничная — Я сделаю всё то что попросит ваша Оксана
— Вот и славно — ухмыльнулся Робинсон, вышел в коридор мужчина в черном костюме — Пару дней Оксана и жду вас в нашей лаборатории — после этих слов он покинул комнату, когда за ним еще после ухода, слышались отдаляющиеся шаги
— Ну что же
Создавая иронию улыбки, говорила рыжеволосая девушка, первая нарушила тишину создавшегося краткосрочного молчания, дома управительница разговаривала на английском языке.
— Мистер Робинсон, похоже заботиться о тебе
— Только не пойму, почему ты бесишься? — ответила Оксана, повернулась в сторону разговаривающей с ней рыжеволосой красотки
— Ты обвиняешь мисс Робинсон в том
Утверждала домработница, встав рядом с кроватью, когда Оксана оторвала взгляд и посмотрела на неё, ощутила, как прохладные и в тоже время нежные пальцы рыжеволосой девушки прикоснулись к подбородку.
— Что сделала сама?
— Думай что хочешь — пытаясь отвернуть взгляд, ответила Оксана, но девушка обвила пальцами её подбородок, не давая ей посмотреть никуда кроме как на себя
— Конечно ты же у нас гордая — ухмыльнулась Маргарет — Пока это семья тебя ценит и пока ты ей выгодна ты им, будешь нужна, помни об этом
— Знай что я доберусь до тебя — прошипела Оксана , чувствуя в то время, как большой палец девушки скользил по её пылким губам
— И что ты сделаешь — занесла она руку за спину к Оксане, продолжая пристальным взглядом смотреть ей в глаза, словно хищница — А…..?
Поинтересовалась рыжеволосая девушка, отстёгивая карабин кожаных наручников, сплетающих руки Оксаны, после чего она освободила руки.
— Можешь оставаться тут со своей гордостью — ответила Маргарет, отошла от кровати, на которой сидела Оксана
«Сука, как же я тебя блядь ненавижу, убить готова тебя и твою брюхатую хозяйку», выражая в голове скверные мысли, Оксана отражала в глазах презрение ко всему этому дому.
— Да пошла ты
Прокричала Оксана вслед уходящей девушки, что направлялась к двери комнаты, оставаясь при этом сидеть на постели, в то время как слёзы обжигающим касанием катились с её глаз, по щекам, падая на постель.
— Пошла нахуй отсюда
Кричала Оксана в тот момент, когда рыжеволосая девушка закрыла за собой дверь комнаты, покинув её даже не обернувшись. Послышался поворот ключа в замочной скважине, после чего были слышны за закрытой дверью, отдаляющиеся шаги женских каблуков.
— Ну и пошли вы все — потянулась Оксана за белым плюшевым медведем, что был на верхушки стопки её белья, лежал с краю кровати
Обнимая медведя, Оксана прижалась к нему лицом, сходила с ума от ужаса, что ей довелось переживать, рыдая в плюшевый белый мех. Прижавшись животом к постели, Оксана изводила себя, пытаясь сойти с ума от слёз, что сами вытекали с её глаз, когда она, обнимая мех игрушки, прижалась к нему, пропитывая его слезами и обилием слюны во время плача. Согнув одну ноги в колено, а другую ногу выпрямив полностью, Оксана прижималась животом к постели, обнимая медведя крепко, пронизывала его нежную белую материю потоком неудержимых слёз, безудержно вытекающих с глаз.


Оксана стояла напротив большого зеркала, рассматривая и любуясь своим отражением, находясь в большой комнате. Тело Оксаны украшал зелёный костюм, пиджак который прекрасно подчеркивал силуэт её груди и осиную талию. Зелёные короткие брюки подчеркивали за счёт упругой ткани бёдра Оксаны, после чего имели свободный фасон ниже колена, распускаясь до основания ремешков сиреневых туфель. Сиреневый ажурный бюстгальтер придавал очертанию чашечек груди Оксаны, от чего она казалась еще более выразительной.
За спиной у Оксаны стояла белокурая девушка стилист, в свободном белом летнем платье, она придавала её волосам роскошную укладку. Голубоглазая блондинка, играя пальцами в волосах Оксаны, ловко собрала золотистые волосы на голове в единый пучок, оставив лишь свисающую прядь, которая по её мнению служила выражением сексуальности. Завораживающая палитра изумительных вкусов исходила от блондинки, коллекция которых имела название «LACOSTE L.12.12 ELLE SPARKLING». Сладкий и игривый, аромат в стиле Casual, ноты которого служили пирожного макаруни в сердце аромата — это дань французским корням бренда. Верхние ноты фруктов и специй дарят аромату динамику, а сочетание с базовой нотой пачули придает этому соблазнительному творению изысканную утонченность.
— Так Оксана — поправляя ровную укладку, нежным голосом говорила блондинка — Вы будите сегодня неотразимой для самой себя
— Что-то с трудом верится — ухмыльнулась Оксана наблюдая в зеркало за укладкой волос, в которую преобразила её прическу, девушка стоящая сзади
— Почему?
Удивилась блондинка, отошла от Оксаны, завершив свой последний феномен, в отражение зеркало её белое платье колыхалось на ней в свободном планировании, словно под песнь ветра.
— По-моему даже выглядит восхитительно — ухмыльнулась она, посмотрев в сторону открытого окна в комнате, откуда проникал с улицы легкий бриз и чувствовался насыщенный запах океана
— Не мой стиль — повела Оксана недовольно губами
— Ну мистеру Робинсону очень понравится — убеждала блондинка, скривила губы, словно выражая в отражении зеркало застенчивость — Как раз под ваш цвет волос
— И какой же у меня цвет волос?
Поинтересовалась Оксана, продолжая строить ухмылку, смотрела в зеркало, после чего перевела взгляд на белого медведя, мех которого сохранил отпечаток алых губ.
— Я ведь блондинка
— Да именно — согласилась белокурая девушка, одобрительно кивнув на доводы Оксаны, продолжая разговаривать на английском языке — И вам он очень идёт
— Орлова здесь — послышался за открытой дверью комнаты голос Хоуп, что приятно удивил Оксану своим присутствием — Я хочу с ней поговорить
— Но Оксана еще не….. — хотела возразить Маргарет, но надоедливый мужчина с седыми висками в сером пепельном костюме уже вошёл в комнату, перешагнув порог комнаты
— Доктор Роберт Хоуп — произнесла Оксана, улыбаясь самой себе в отражение зеркала, заметила, как вошёл в комнату мужчина и следом за ним, вбежала рыжеволосая горничная
— Я тоже вас видеть Орлова — одобрительно кивнул Хоуп — Но с каких это пор, я стал работать на поручениях у вас и у вашего мистера Робинсона
— С таких что мне тут нужны свободные руки
— Я нужен больнице — уверял Хоуп, оспаривая доводы Оксаны — Я ни намерен тут вам прислуживать и мистеру Робинсону точно
— А…… — обернулась Оксана с восхитительной улыбкой на губах, подловив Хоуп на этом — Всё-таки со мной вы работать не отказываетесь
— Я не позволю кому-то мной командовать особенной наглой самовлюбленной русской девке
— А что вы имеете против русских? — поинтересовалась Оксана, положив обе руки на талию, отошла от зеркала, в каждом шаге покачивая выразительной формой бёдер — Вам не нравятся русские девушки?
— Мне не нравится ваше самолюбие — передав папку горничной, ответил недовольно Хоуп — Я должен теперь почему-то работать с вами
— Потому что я так сказала — отразив отблеск падающего света прямо в глаза, ответила Оксана, сверкнув голубой лазурной красотой за счет играющих лучей солнца в комнате
— Я на вас не работаю
— Теперь работаете — заявила Оксана гордо, поманила к себе горничную пальцем, попросила у неё движением указательного пальца, папку, что передал ей Хоуп
— Знайте своё место Орлова — возразил Хоуп, прошел мужчина в сером костюме мимо Оксаны, посмотрев на неё с чрезмерным высокомерием — Еще совсем недавно вы пришли в больницу, сами как пациентка, под ложным именем и фамилией
«Наглый самовлюблённый урод, да как ты посмел вообще на меня раскрыть свой рот, была бы моя воля я бы тебя сожгла», прикусывая краешек губы, мечтала Оксана, уничтожить и всячески растоптать этого мужчину в глазах других людей.
— Давайте перейдём к делу — возразила Оксана, не желая выяснять отношения с этим мужчиной, подошла Оксана к горничной, взяла из её руки протянутую красную папку
— Я читал, что вы выдающийся врач в России
Делился впечатлениями Хоуп, встав у комода взявшись за ухо медведя, повернул его так, чтобы отчетливо было видно следы от губ, оставленные женской помады в порыв безумной страсти.
— Однако вы безумны
— В каком случае да
— Один вопрос?
Спросил Хоуп, обернувшись, мужчина изучающе посмотрел на Оксану, будто хотел понять, что у неё творится в голове, после того, как заметил следы губной помады оставленные на медведе.
— Почему вы помогаете этим отчаявшимся — развёл он руками, Хоуп не понимал, саму суть идеи Оксаны — Ведь в случае с мисс Робинсон уже всем давно предельно ясно, вы даже стоя тогда в её палате, озвучили её диагноз и попали в точку
— Вы имеете в виду
Раскрывая карту пациентки, Оксана указала домработнице взглядом лазурных голубых глаз, на комод, где рядом с медведем лежали её очки.
— Что все прекрасно знают, что в этом случае, какую процедуру нужно провести, чтобы мисс Робинсон и дальше жила спокойно
— Но почему вы так цепляетесь за это дело
— Потому что если провести процедуру раньше — возразила Оксана, объясняя, когда рыжеволосая девушка подошла к комоду, взяла с него очки, направляясь вновь к ней — Есть вероятность вызвать преждевременные роды
— Ну и что? — был удивлён Хоуп — Дело и так ясно, зачем ждать и тянуть резину
«Нет блядь он, что совсем идиот?», была раздражена Оксана, но подавляя свой гнев, покусывая краешек губы, посмотрела на Хоуп.
— Как это что? — ухмыльнулась Оксана, будто сделала вид, что не понимала вопроса Хоуп — Это может привести к тому, что ребёнок умрёт
— А так умрут они оба — возразил Хоуп, мужчина был не согласен с мнением Оксаны, ясно давая понять своей интонацией голоса, протест против такого решения — Вы тяните резину с этой процедурой, тем самым, роете могилу для мисс Робинсон и её, не родившегося ребёнка
Позволив рыжеволосой девушки, одеть на себя очки, Оксана внимательно изучила лист биохимического анализа крови, который привёз для неё Хоуп. Показали крови, мисс Робинсон, составляли АСТ 24 Ед/л АЛТ15 Ед/л, Креатинин 42,85 мкмоль/л. Угрозы ТЭЛА (тромбоэмболия легочной артерии) никакой не возникало, показатели крови пациентки, были как у нормальной беременной женщины.
— Что вы суете мне всякую ерунду
Возмутилась Оксана, закрыв папку, понимая, что за кровь ей зацепиться не удается, а значит необходимость проведения срочной «эндоваскулярной баллонной вальвулопластики» пока не является осознанной и на ранних сроках, беременности, может привести к преждевременным родам.
— Угрозы ТЭЛА нет
— Речь идёт о правожелудочковой недостаточности
— Я знаю о чём идёт речь — возразила Оксана, прошипела подобием королевской кобры — Где результаты УЗИ, которые вы мне должны были предоставить
— Мисс Робинсон — посмотрел весьма серьёзно Хоуп на Оксану — Предпочла, чтобы вы лично провели эту процедуру для неё
— Я что всё должна делать сама? — возмутилась Оксана, удивлённо посмотрев в сторону Хоуп, передала папку в руки рыжеволосой девушки, что покорно склонив голову, стояла рядом
— Мистер Робинсон просил тебя лично отчитаться о состояние его ребёнка и жены
— Что прости? — обернулась Оксана, только сейчас посмотрела на девушку, в руки которой передала закрытую красную папку пациентки
— Мистер Робинсон в два часа дня собирает всех своих работников и выслушивает их доклады
— А я-то здесь, каким боком? — возмутилась Оксана, направляясь, покачивая бёдрами к выходу из комнаты — Я не работаю на мистера Робинсона
— Он другого мнения
— Прошу меня извинить — вмешался в спор Оксаны и рыжеволосой домработницы, возразил Хоуп, направляясь следом к выходу — Я вообще здесь ни на кого не работаю и работать не хочу
— У вас нет выбора Хоуп — изумилась в улыбке Оксана
— С какой это стати?
— С такой, что я сказала, вам сюда приехать
— Я не буду работать с русской девкой
— Еще раз говорю — оспаривая такое утверждение, говорила Оксана, направляясь по коридору покачивая бёдрами — Вы работаете на меня
— Я к вам в работники не нанимался
«Как будто вот тебя тут кто-то спрашивал, мне просто нужен кто-то с мозгами тот, кто знает, куда нужно сначала посмотреть, прежде чем что-то мне сказать», посмотрела Оксана в глаза Хоуп, стоя в проходе открытой двери, когда мужчина в сером костюме, к ней подошёл.
— Где мисс Робинсон?
Поинтересовалась Оксана, направляясь по коридору впереди доктора Хоуп, делая так, чтобы силуэт её тела выражал через одежду пикантные взгляду сексуальные формы бёдер.
— Маргарет ты могла бы её ко мне привести
— Оксана прошу — выбежала девушка стилист из комнаты, блондинка посмотрела тревожно на Оксану — Подождите
— Что-то случилось? — обернулась Оксана, встав посреди коридору, положив руку на талию
— Я не закончила вашу прическу — уверяла она, понимая, что сейчас не к спеху, пыталась скрасить неловкость момента кривой неудачной улыбкой
«Нет, конечно, я понимаю, я тоже блондинка, но я-то не до такой степени дура, какая блядь нахуй тут может быть прическа», состроив серьёзное выражение лица, Оксана сверкнула взглядом отраженного света на стеклах одетых очков.
— Вы серьёзно? — отражая недовольство в улыбке, поинтересовалась Оксана, понимая прекрасно, как на неё посмотрели Хоуп и Маргарет — Думаете сейчас, уже есть кому какое до этого дело?
— Я просто не привыкла оставлять работу не законченной
— Знаете что — прикусывая краешек губы, отошла Оксана к окну в коридоре, шторы которого были из тяжелой красной бархатной ткани — В этот раз
Указывая Оксана пальцем на белокурую девушку, говорила весьма внушительно, чувствуя за собой уверенность, гордо выражая каждую нотку своего голоса.
— Вам придётся всё оставить — заслонив собой проникающий свет с окна, рассуждала Оксана, после чего встала боком — Та как есть
— Но мистер Робинсон не любит………
— Плевать я хотела на мистера Робинсона
Направилась Оксана по коридору, выразительно в каждом шаге покачивая бёдрами, так что их эластичность отразимо просвечивалась через тонкую ткань надетых брюк.
— Так что вы там говорили про УЗИ? — посмотрела Оксана на Хоуп, когда он шёл с ней рядом
— Вы уверены, что вам не следует вернуться — указал колко Хоуп на девушку, что стояла в открытых дверях комнаты — Похоже молодая леди, хотела вам сделать прическу, которую не успела довести до конца
— Доктор Хоуп? — обернувшись, направляясь по коридору, упрекнула Оксана, разговаривая на английском языке, обвив пальцами обеих рук талию — Мы, что пришли сюда говорить о том, что творится у меня на голове или может быть, займёмся проблемой мисс Робинсон
— У вас волосы свисают — указал мужчина на свисающую прядь волос Оксаны, укладка которой была не закончена — Может, всё-таки вернёмся, мисс Робинсон от вас никуда не убежит, как и я
— Что показали данные электрокардиографии сердца?
Поинтересовалась Оксана, продолжая направляться дальше по коридору, отражая в каждом шаге упругие бёдра, через тонкую ткань надетых зелёных брюк.
— С того момента как нас выписали — утверждала Оксана, рассказывая, подошла к ступенькам лестницы, что вела вниз — Вы должны были провести её не один раз
— Я здесь абсолютно не причем — ответил Хоуп, подойдя к ступенькам лестницы, когда Оксана по ним уже спускалась, держась за перила кончиками пальцев — Мисс Робинсон хотела чтобы вы лично её обследовали, видите ли вы теперь с ней подруги
— Вот как? — встав на ступеньках, расставив ноги порознь, Оксана посмотрела на мужчину, что наступил одну ногой на первую ступеньку наверху, оставаясь сам на втором этаже
— Она сама так сказала
— Вам сказала? — удивилась Оксана, продолжая стоять на ступеньках лестницы, когда Хоуп по ним спускался — Интересно, откуда между вами стала такая трогательная беседа
— А вас это удивляет Орлова?
Проявляя интерес, спросил Хоуп, прошёл за спиной у Оксаны, когда она, обернувшись сначала через одно плечо, посмотрела на него, потом повернув голову к другому смотрела, как он продолжал спускаться.
— То как откровенно мисс Робинсон о вас отзывается
— Меня больше беспокоит её искренность — ответила Оксана, направляясь следом вниз по ступенькам за Хоуп — И с чего это вдруг она с вами стала так любезничать
— Не понимаю что вас больше — остановился Хоуп, встав на площадке между лестничными маршами — Ваше любопытство или ваша ненависть
— Ненависть? — удивилась Оксана, не понимая такой интриги игры, когда Хоуп создавал загадочность в момент их разговора, наблюдая за ней, когда она сошла со ступенек, ступив на площадку рядом с ним — Причём здесь ненависть?
— Вы беситесь из-за того что мне кое-что рассказала мисс Робинсон
— То, что она вам рассказала — уверяла Оксана, прошла мимо мужчины, покачивая бёдрами, выставив пятерню пальцев перед его лицом — Ничего не значит
— Тогда может вам не о чем переживать
— В беседе с вами — подойдя к ступенькам второй лестницы, что вела прямо в гостиную, ответила Оксана, обернувшись, положив пальцы на перила лестницы — Мне всегда есть о чём переживать
— О… уверяю вас Орлова — иронично с нотой сарказма говорил Хоуп — Ваше сексуальное безумие или что там у вас, мне совсем не интересно
— Сексуальное безумие? — удивилась Оксана, оставаясь стоять у ступенек спиной к спуску, смотрела на мужчину, что прошёл мимо
«О чём это он имел в виду, неужели Робинсон рассказала ему, про тот случай, блядь это испортит всю мою репутацию», была ошеломлена Оксана, не могла проронить ни слова, словно как ком застыл в горле.
— Я про вашего медведя — ухмыльнулся Хоуп — Это же надо было вам так его расцеловать
— Ну что поделать — переводя дух, вздохнула Оксана с облегчением, оставаясь стоять спиной к Хоуп, когда мужчина в сером костюме, начал медленно спускаться по ступенькам — У меня слабость к плюшевым игрушкам
— И долго вы там будите спорить?
Послышался голос мисс Робинсон, снизу, где была гостевая комната, в тот момент, когда Оксана обернулась Оксана, заметила темноволосую женщину в черном легком платье, что стояла у окна.
— О… господи ты совсем другой человек Оксана
— В чём дело? — застыв стоять на ступеньках, поинтересовалась Оксана, продолжая смотреть на женщину, которая стояла с бокалом апельсинового сока у окна в гостиной, наблюдая за тем, как качаются деревья в саду — Что-то не так?
— Всё нормально — состроив интригу застенчивости, женщина приложила согнутые пальцы свободной руки ко лбу, поставила бокал с остатками в нём сока на подоконник
— Тогда к чему такое удивление?
— Просто костюм так тебе подходит
— И с чего это вдруг ты стала определять — возмутилась Оксана, продолжая спускаться по ступенькам в гостиную, смотрела на женщину, что стояла у раскрытого окна, когда черная материя надетого на ней платья, с легкостью колыхалось на ней — Кто дал тебе такое право?
— Стой подожди
Ухмыльнулась мисс Робинсон, оставив бокал с соком на подоконнике окна, женщина в черном платье отошла от него гордой с выраженной походкой, прислонив обе ладони к своему животу.
— Я просто хочу у себя в памяти запечатлеть этот момент
— Что за пред — нахмурила пафосно губки Оксана, выражая отвращение, продолжая спускаться по ступенькам за Хоуп, сошла со ступенек на мраморный белый пол гостиной
— Вот так всегда
Отразила отчаяние мисс Робинсон, перед Хоуп, стараясь показать как боль разочарование и отношения к ней Оксаны, тяготит её душевное состояние
— Как только я хочу с ней — утверждала, мисс Робинсон, подойдя к ступенькам лестницы у которых стояла Оксана вместе с Хоуп — Она всегда всё воспринимает в штыки
— Хватит строить из себя недотрогу
Упрекнула Оксана, возмутившись легкому циничному поведению со стороны мисс Робинсон, прошла мимо, даже не посмотрев на саркастичные страдания беременной женщины.
— Я ведь прекрасно знаю — обернулась Оксана, обвив пальцами талию — Что это далеко уже не так
— Вот так вот она всегда Роберт — обратилась она к Хоуп по имени
— Не обижайтесь мисс Робинсон — вежливо ответил Хоуп — Я слышал, что у всех русских такой суровый жесткий характер
— Хватит! — прошипела Оксана, возмутившись выслушивать оскорбления — Чтобы вы там не говорили, это всё никакого отношения не имеет к моему происхождению
— А как ещё можно объяснить то
Направилась мисс Робинсон, по гостиной обойдя лестницу справа, в сторону двери у стены, что вела в другое крыло большого дома.
— Что происходит с тобой Оксана?
— Лишь твоим безумием — вредничала Оксана, не желая дальше продолжать тему разговора, которая была ей неприятна
— И так каждый раз, когда я хочу с ней помириться
— Как ты себя чувствуешь? — поинтересовалась Оксана, не желая больше с пациенткой разговаривать на подобные темы — Почему прошёл легочный приступ, нет никаких хрипов в груди
— А разве это имеет сейчас хоть какое-то значение?
Ухмыльнулась мисс Робинсон, женщина в черном платье подошла к двери, открывая которую, встала рядом, позволяя Оксане и Хоуп войти первыми в коридор за ней.
— Мне просто на какое-то время стало лучше
— Я просто хочу знать из-за чего?
— Не всё ли равно
— Нет! — возразила Оксана, войдя в коридор, став посредине преградила Хоуп путь собой — Когда есть риск угрозы жизни матери и развитию ребёнка внутри неё
— И с каких это пор тебя это стало беспокоить?
— С таких
Отвечая, говорила Оксана, позволяя Хоуп пройти по широкому коридору, посмотрела недовольно в сторону мисс Робинсон, которая переступая через порог открытой двери, вошла в коридор.
— Пока я твой лечащий врач
Утверждала Оксана, недовольно смотрела на беременную женщину и не могла объяснить, в чем причина её хорошего состояния и настроения, когда при приёме в больницу, было всё иначе.
— Ты должна мне всё рассказывать
— Вот как — изумилась в улыбке мисс Робинсон, подойдя к Оксане, женщина носила высокий каблук черных туфель и пыталась, даже находясь в положении, выглядеть изощрённо
— Да вот так — оспаривая такое удивление, объяснила Оксана — Любое подобное состояние, чревато риску развития ребёнка и ты должна теперь об этом думать
— Мне просто не хочется теперь лежать в больнице — объяснила мисс Робинсон, посмотрев Оксане в глаза, коснулась кончиками пальцев её плеча — Прикованной к кровати
— Какой красивый вид — подошла Оксана к большим окнам, в коридоре дома, что простирался в длину метров на двадцать, выход с которых выходил на оранжерею шикарного и ухоженного сада
— Тебе нравится? — покачивая бёдрами мисс Робинсон, подошла со спины к Оксане, положив пальцы к ней на плечо
— Покажите мне вашу лабораторию
Опираясь на подоконник раскрытого окна, обернула голову Оксана, посмотрев на женщину, что стояла у неё за спиной, наслаждаясь, как тихо шумели листья, словно напевали мелодию.
— И куда ведёт этот коридор?
Поинтересовалась Оксана, играя упругой красотой бёдер, отошла от окна, посмотрела на панельные кофейные стены, что украшали интерьер этого помещения. Подойдя к стене, Оксана коснулась пальцами серебряного висевшего на стене подсвечника. Другой рукой Оксана коснулась рамки картины, где была масляными красками в синем платье, изображена мисс Робинсон, сложив обе ладони у себя на коленях.
— Я никогда не была в этой части вашего дома
— Именно поэтому я хочу тебе её показать
— Мне просто нужно провести УЗИ и желательно сделать вам мисс Робинсон
Возразила Оксана, резко отдёрнула руку, когда женщина в черном платье, что подошла к ней, хотела её коснуться, словно как будто ей было это необходимо.
— Электрокардиографию
— Всё думаете — ухмыльнулся недоверчиво Хоуп, происходящая сцена между Робинсон и Оксаной его забавляла — Что с того момента, как её делали в больнице, что-то могло измениться
— Тогда была правожелудочковая недостаточность
Возразила Оксана оспаривая насмешку доктора Хоуп, обернулась держа пальца на рамке картины с мисс Робинсон, недовольно посмотрела в сторону мужчины в сером костюме.
— А сейчас передо мной словно другой человек
— Я всё та же — развела руками мисс Робинсон, убеждая в обратном, мило улыбнувшись Оксане
— Вы что-то принимаете? — поинтересовалась Оксана, обернувшись, посмотрела на женщину, пальцы которой чувствовала у себя на плече — Иначе как можно объяснить такое состояние
— Просто довольство жить — обошла она за спиной у Оксаны, направляясь по коридору дома, женщина прошла мимо больших окон
— Я и так потеряла столько времени тут
Прикусывая краешек губы, прошипела Оксана, повернувшись, посмотрела на выраженные бёдра женщины, что направлялась перед ней по коридору.
— Мне нужно знать в какой стадии развития сейчас ваш ребёнок — рассказывала Оксана, пошла следом за мисс Робинсон
— До развития легких достаточно будет выждать неделю — Хоуп уже соглашался с мисс Робинсон, подойдя к двери
— Я сама проведу процедуру — подошла Оксана к открытой двери комнаты, когда Хоуп, держал её открытой — У меня в этом всё-таки больше опыта
— Как вам будет угодно ваше величество — поклонился Хоуп, создавая иронию, пытаясь этим зацепить Оксану
— Мисс Робинсон — коснувшись ручки открытой двери, Оксана встала в её проходе, посмотрела на то как Хоуп, корчил из себя дурака — Доверяет мне и она пойдёт на всё, чтобы я провела эту процедуру
— Разве будет кто, оспаривать это?
Ухмыльнулся Хоуп, наблюдая за тем, как Оксана вошла в светлую комнату, по её пушистому ковру, в черных туфлях прошла мисс Робинсон, женщина в легком платье, обернулась.
— У вас на это полное право
— Прекратите дурачиться
Упрекнула Оксана, заметив только сейчас, что внутри дома, располагался бассейн, окруженный по периметру пальмами, листья которых бросали на голубую лазурную воду свою тень.
— На сегодня с меня уже хватит
— Впечатляет правда? — поинтересовалась Робинсон, встав у большой стеклянной стены, дверь купе которой была открыта, пропуская прохладу жаркого лета в помещение
— Я и не думала что тут у вас так красиво
— Это Лос Анжелес Оксана — рассмеялась мисс Робинсон, женщина словно гордилась теми королевскими условиями в которых жила
— Да и это я только сейчас поняла
— Давайте как всё закончится мы с тобой тут отдохнём
— Я лично не против
— Мисс Робинсон — склонив голову, ответила Маргарет, девушка чувствовала, что сует нос не в своё дело — Оксану ждёт ваш муж с докладом об исследовании
— Я видите ли теперь у вашего короля на побегушках — ухмыльнулась Оксана, когда стояла у больших пластиковых окон, вид с которых выходил на бассейн внутри двора дома
— Ничего мой муж может и подождать — ухмыльнулась мисс Робинсон — У него и так целая свита сегодня приехала
— Эти все люди на него работают? — поинтересовалась Оксана, посмотрев на женщину, что стояла рядом, смотрела на лазурную голубую воду, который был наполнен бассейн
— Не все
Ответила мисс Робинсон, отошла от больших окон, направляясь в сторону комнаты, где находилось диагностическое оборудование. Темноволосая женщина выразительно играла бёдрами в каждом шаге, силуэт которых отчётливо выражался через ткань платья, надетого на ней.
— Но кое-какая их часть да — подошла мисс Робинсон к открытой двери комнаты, где на мягкой кушетке, лежала белая ткань халата, рядом стоял переносной аппарат для УЗИ и аппарат ЭКГ
— Что же давайте сначала проведём УЗИ — вошла в комнату следом Оксана, посмотрев на то, как мисс Робинсон, стояла посредине, прислонив кончики пальцев к лямкам надетого на себе платья
— Роберт вы не могли бы подождать нас там — обратилась к Хоуп, женщина в черном платье, почему-то стала стесняться присутствие этого мужчины рядом
— Хоуп я сама могу провести УЗИ — заявила Оксана обернувшись — Возьмите кровь для исследования у них ведь где-то здесь была лаборатория
— Ну что же
Повёл недовольно лицом Хоуп, по мимике и его выражению, было понятно Оксане, как ему было неприятно находиться в этой комнате, порог которой он переступил, войдя, к ним обоим.
— Давайте попробуем взять кровь — направляясь к столешницам, мужчина в сером костюме, проходя по линолеуму, терзала сильная раздражительная неприязнь — Как изволит мисс Робинсон
— Оу…. — нахмурив губки, сделала вид, что будто смутилась Оксана, прислонив указательный палец к губам — Только не надо тут паясничать
— А я и не паясничаю — уверял Хоуп, когда мисс Робинсон подошла к стулу в комнате, спинка которого как раз была под фиксатор руки для забора крови из вены
— Почему ваш муж хочет с докладом ждать меня?
Поинтересовалась Оксана, когда подошла к смотровой кушетке, расположившись сидя на ней, перед тем как сесть разгладила ладонями обеих рук ткань, зелёных брюк, на бёдрах.
— Я вот совсем не рада ему отчитываться
— Оксана вот только не надо этого пафоса
Выставила она пятерню руки, темноволосая женщина, села на стул, боком, положив выразительно ноги на ноги, отразив, скрывавшиеся под платьем упругие бёдра.
— Мы тебе хорошо заплатим
— Заплатите? — поинтересовалась Оксана, улыбнувшись — Хотя нет, для меня будет важно, хотя бы выйти отсюда живой
— Ну что ты — дорогая моя, уверяла мисс Робинсон, когда Хоуп, посмотрев удивлённо на Оксану, перетянул руку женщине жгутом — Мы ведь не варвары, ты вольна, как птица
— Только птичка уже неделю как сидит запертой в комнате — возмутилась Оксана, посчитав слова, мисс Робинсон за оскорбление для себя
— Мера предосторожности — пояснила, улыбнувшись подлой улыбкой мисс Робинсон — Но уверяю тебя, с этого дня ты можешь ходить, где хочешь
— Сидите спокойно мисс Робинсон — обвив пальцами обеих рук в резиновых одноразовых медицинских перчатках, руку женщины, мужчина снял иглу с накопителя для забора крови
— Исследуйте кровь доктор Хоуп — уверяла Оксана, обращаясь к доктору Хоуп, как к своему обязанному подчинённому — Проверьте её на все вирусы и токсины
— Орлова вы в своём уме?
Обернулся Хоуп, вставив иглу в кровеносный сосуд мисс Робинсон, после чего отпуская рукой жгут, мужчина, словно уже закрытыми глазами, мог провести подобную процедуру забора крови.
— Вы хоть знаете сколько их
— Что вы принимаете Робинсон? — поинтересовалась Оксана, не понимая такого легкого душевного и в тоже время жизнерадостного состояния женщины
— Я?! — сделав вид, будто удивилась мисс Робинсон, указывая себе пальцем на грудь
— В больнице вы чувствовали себя иначе
— Оу… Оксана — нахмурила она губки, словно выражая перед Оксаной ранимое огорчение, состроила хищный взгляд глаз — Неужели вы думаете, что я буду, что-то подобное принимать, не поставив тебя в известность?
— А я уже не знаю чего тут думать
Недовольно пробурчала Оксана, облокотившись, руками на кушетку на которой сидела, посмотрела на то, как мужчина извлек иглу из вены женщины и прилепил к её руке пластырь.
— С того самого дня как с вами связалась я уже не знаю чего о себе уже и думать
— Вы хотите домой? — поинтересовалась мисс Робинсон, наблюдая за то, как Хоуп с накопителем крови, обошёл стул на котором она сидела, не придавая никакого значения жалобам Оксаны
— Домой? — не поняла сначала внятно вопроса Оксана
— Да домой — ухмыльнулась мисс Робинсон — В Россию, самолетом первого класса и полным чемоданом денег
— Деньги меня не интересуют — ухмыльнулась Оксана, отвергая просьбу мисс Робинсон — А вот домой попасть я была бы не против — пояснила она, наблюдая за тем, как Хоуп покидая комнату, переступая порог, закрыл за собой дверь, оставив их одних
— Вот как? — удивилась мисс Робинсон, ухмыльнувшись, вставая со стула, прислонила пальцы ко лбу, словно как после забора крови, почувствовала себя неважно — А что же вас интересует
— Я просто хотела бы попасть домой
— Я могу это для тебя устроить
— Правда?
Вставая с со смотровой кушетки, Оксана внимательно наблюдала за состоянием женщины, с которой находилась закрытой в комнате и на то, как она выразительно учащенно дышала.
— И когда мне на это рассчитывать?
— Уверяю — выпрямив пальцы протянутой руки, мисс Робинсон второй рукой, пальцами обвила себе лицо, отвергая просьбу заботу о помощи ей от Оксаны — Что я не заставлю тебя долго этого ждать
— Ну как бы там не было — продолжая стоять рядом со смотровой кушеткой, ответила Оксана, посмотрев на беременную женщину — Давайте проведём вам сначала ЭКГ, а потом УЗИ
— Я хотела спросить — натянув большими пальцами обеих рук, согнутых в локти, женщина перед Оксаной развела лямки платья в стороны, медленно приспустила платье на груди
— Вы беременны и носите высокий каблук? — возмутилась Оксана и своим вопросом хотела задеть мисс Робинсон за её поведение
— Я люблю своего ребёнка и своего мужа — гордо ответила мисс Робинсон, оставляя чашечки платья на груди, беременная женщина, когда они оставались одна в комнате, сделала шаг в сторону к Оксане — Но я так же, в моём положении я должна выглядеть элегантно
— У вас идёт большая нагрузка на спину…….
— Ой прошу не надо — возразила мисс Робинсон, подойдя к Оксане, не давая ей договорить — Я знаю прекрасно что значит носить большие каблуки во время беременности
— В больнице вы были другой!
Утверждала Оксана, посмотрела, раскрыла прекрасные голубые лазурные глаза, посмотрела на женщину, которая медленно, шаг за шагом направляясь по комнате, подошла к ней.
— Вы были более нежны и нуждались в поддержке — рассказывала Оксана, вставая медленно со смотровой кушетки, посмотрела в глаза стоящей перед собой женщины
— Я просто у бея дома
— И что теперь — была не согласна Оксана, продолжая наблюдать за женщиной, которая стояла рядом с ней, ухмыляясь шикарной роскошной улыбкой — Нужно значит вести себя как сука?
— Не понимаю, что ты там сказала — мило улыбнулась в ответ мисс Робинсон — Наверное, что-то грубое и похабное на русском
— Разве что я сказала
Отчаянно опустила голову Оксана, посмотрев в пол, тихим голосом ответила на английском языке, не могла посмотреть на женщину, чьё присутствие было ей презренно рядом с собой.
— Имеет хоть какое-то значение
— Я хочу сделать тебя женой своего мужа
«Тупая наглая сука, думаешь что лишь одного твоего хочу, сделать чтобы весь мир плясал по-твоему», мило улыбнулась Оксана, поднимая взгляд на женщину, платье по которой в свободном падении скатилось вниз.
— Оу… — прикусывая соблазнительно указательный палец, ухмыльнулась Оксана, посмотрев на мисс Робинсон что стояла перед ней в одних ажурных черных трусиках
— Тебе нравится? — поинтересовалась мисс Робинсон, заметив, как Оксана завистливо раскрыла алые губы, посмотрела с желание искушения страстью на неё
— Вы умеете удивлять
— Уж чего-чего
Продолжая сохранять улыбку радости, женщина подошла к смотровой кушетке, рядом с которой стояла Оксана, выразительно перед ней покачивала упругим силуэтом бёдер.
— А этого у меня не отнять
— Я заметила — согласилась Оксана, продолжая смотреть на женщину, когда она обвив руками талию, строив подлую улыбку, села на смотровую кушетку, положив ногу на ногу
— Я хотела спросить тебя, как ты себя чувствуешь?
— Прекрасно — ответила Оксана, продолжая стоять рядом со смотровой кушеткой, когда мисс Робинсон подошла к ней легонько кончиками пальцев коснулась её руки
— Ну да конечно — пафосно, беременная женщина нахмурила, накрашенные алые губки, после чего покачивая бёдрами, отошла от Оксаны — Как же ты можешь себя чувствовать еще
«Что ты блядь до меня докопалась, нормально я себя чувствую, не взирая на то, как ты между прочим со мной поступила», наблюдала Оксана за тем, как женщина наступая коленом аккуратно на смотровую мягкую кушетку, без всяких усилий забралась на неё встав на четвереньки.
— Давайте проведём сначала УЗИ
Обратила Оксана на хрипы внутри лёгких женщины на вдохе и на выдохе, когда она, стоя на четвереньках, медленно согнула руки, в локти, наклоняясь лицом к подушке.
— Хотя если позволите — не обращая внимания на странное поведение, мисс Робинсон, обратилась Оксана присев рядом на смотровую кушетку, взяла с тумбочки стетоскоп — Я бы хотела вас сначала послушать, мне не нравятся ваше дыхание с хрипами
— Как пожелаешь — согласилась, одобрительно кивнула мисс Робинсон, расположившись на кушетки, подогнула под себя ноги
Прислонив ушко, надетого на себе стетоскопа к спине женщины, Оксана распознала, что выраженный II тон на лёгочной артерии раздвоен, значительно ослаблен его лёгочный компонент; систолический шум продолжительный, ромбовидный, его пик приходится на вторую половину систолы, часто продолжаясь дольше аортального компонента II тона.
«Гипертрофия правого желудочка остаётся не изменой, происходит обеднение легочной артерии, возможного воронка клапана выходного тракта начинает сужаться», предположила Оксана, сдвигая ушко стетоскопа по спине.
Распознав патологические III и IV тоны, а также систолический шум недостаточности трёхстворчатого клапана, Оксана предположила, что уже наступала стадия декомпенсации.
— Давайте сделаем вам УЗИ
Убрав ушко стетоскопа от груди женщины, заявила Оксана, оставив его висеть у себя на шее, встала с кушетки и покачивая бёдрами направилась к креслу где был расположен аппарат УЗИ.
— Ложитесь, пожалуйста, на спину
Распорядилась Оксана, встав к креслу спиной, держась за его подлокотник, села на него, положив ногу на ногу, повернулась в сторону лежавшей женщины на смотровой кушетке.
— И давайте уже посмотрим, кто там у нас — отражая улыбку на лице через глубокое сомнение, Оксана старалась скрасить ту ужасную картину состояние сердечнососудистой системы женщины
— Всё так плохо? — поинтересовалась мисс Робинсон, расположившись лёжа на спине, женщина обратила внимание, как быстро Оксана изменила тему после проведённой аускультации
— Еще ничего не понятно — ответила успокаивая Оксана, взяла в руки датчик аппарата УЗИ, после того как включила его — Давайте посмотрим на вашего малыша
— Оксана если всё так плохо — говорила мисс Робинсон на английском языке — Скажи мне
— Я не могу вызвать вам преждевременные роды — уверяла Оксана, прислонив датчик к поверхности живота мисс Робинсон — Пока не буду уверена что мы не сможем спасти вашего малыша
Голова и органы чувств
Производя ультразвуковое исследование, Оксана смогла увидеть на мониторе аппарата УЗИ, что у плода уже достаточно выражены черты лица, что связано с распределением бурого жира. Ротовая полость оформлена, челюсти сращены, язык и язычок вместе с мягким нёбом также развиты. Оболочки глаза развиты, как и проводящие нейронные пути, уже есть веки. Брови в это время продолжают образовываться. Однако сами газа ещё закрыты. Также развиты среднее и внутреннее ухо, но ушные раковины, хоть уже и есть, представлены мягким хрящом, который пока не образовал складки. По развитости ушной раковины можно судить о степени зрелости ребёнка в случае преждевременных родов.
Дыхательная система
На сроке в 25 недель беременности уже начали образовываться альвеолы на фоне имеющихся альвеолярных ходов. Однако сурфактанта в них ещё вырабатывается мало, поэтому такие лёгкие, в случае рождения ребёнка, нуждаются в фармакологической поддержке, так как пока ещё будут спадаться при выдохе.
Сурфактант — смесь поверхностно-активных веществ, выстилающая лёгочные альвеолы изнутри (то есть находящаяся на границе воздух-жидкость). Препятствует спадению (слипанию) стенок альвеол при дыхании за счёт снижения поверхностного натяжения плёнки тканевой жидкости, покрывающей альвеолярный эпителий. Сурфактант секретируется специальной разновидностью альвеолоцитов II типа из компонентов плазмы крови.
Сердечнососудистая система
Сердечнососудистая система развита к этому сроку и продолжает совершенствоваться, хотя в физиологии кровообращения плода есть отличия от таковой у новорожденного, поэтому желудочки сердца одинаковой толщины, а также нет кровотока по малому кругу кровообращения. Частота сердечных сокращений составляет 140 — 150 ударов в минут, что соответствует преобладанию симпатической нервной системы над парасимпатической, которая у плода развивается медленнее.
Пищеварительная система
Также к 25 неделе беременности уже достаточно развита, рот сформирован, кишечная трубка открыта с обеих сторон.
Выделительная система
У плода продолжают совершенствоваться почки, в которых образуются всё новые нефроны и сосудистые клубочки.
— Поздравляю — ответила Оксана, поворачивая датчик аппарата УЗИ, чтобы разглядеть половую систему плода — У вас девочка
— Девочка? — удивилась, мисс Робинсон, по выражению глаз женщины можно было понять, что она ожидала услышать совсем другой пол ребёнка
— А вы чему-то не рады? — возмутилась Оксана, убирая датчик от поверхности живота беременной женщины, протёрла его салфеткой, прежде чем вложить его в крепление на аппарате
— Я хотела, родись своему мужу сына
— Дочь тоже неплохо
Коснулась кончиками пальцев плеча, мисс Робинсон, Оксана хотела успокоить поникшую в себе женщину, когда она отвернула обиженный взгляд в сторону стены, оставаясь лежать на кушетке.
— Да какая вообще разница — вспылила Оксана, вставая с кресла, в котором расположилась, проводя ультразвуковое исследование для мисс Робинсон
— Ты не понимаешь — предвзято ответила мисс Робинсон, не желая посмотреть даже не Оксану, женщина пождала от обиды нижнюю губу
— Что я не понимаю — заметила Оксана, как она прикрыла лицо ладонью руки, словно была убита горем тем, что узнала — Вы не говорили, что вообще хотели родить сына
— Я хотела родить своему мужу наследника
Убирая руку с лица, злостно заявила мисс Робинсон, по её мимике и отражению напряженных мышц и черта скул, было легко распознать глубину её душевного отчаяния.
— А теперь после этого…..
— Хватит! — возразила Оксана, так как ей прискорбно было слышать жалобу от мисс Робинсон — Вы так хотели родить, хотели сохранить ребёнка
— Я хотела родить своему мужу сына
— И это всё было только ради сына?! — прошла Оксана по комнате, обернулась и посмотрела на женщину что сидела с отчаянным видом на смотровой кушетке
— Я очень сильно хотела родить ему наследника
— Ну будет наследница — мило улыбнувшись, пожав плечами, ответила Оксана
— Я не собираюсь из-за неё умирать! — прошипела мисс Робинсон с отвращением, поняв, что не смогла выполнить желанного предназначения для своего мужа
— Но вы хотели чтобы ваш ребёнок жил — подошла Оксана к кушетке, на которой сидела поджав отчаянно под себя ноги мисс Робинсон — И я вам это обеспечу
— Это девочка! — воскликнула ненавистно мисс Робинсон
— Ну и что — пожав плечами, безразлично к полу ребёнка, ответила Оксана, обвив пальцами обеих рук талию — Да какая разница кто, это ваш ребёнок, понимаете Миранда, это ваш ребёнок
— Ты не понимаешь — продолжая строить из себя убитую горем женщину, шептала Робинсон, оставаясь сидеть на смотровой кушетки, взяв в руки белое полотенце — Я надеялась, что у нас с Кристофером будет сын
— Опять одно да потому
Уныло вздохнула Оксана, переводя взгляд в сторону окна, в комнате, за стеклом которого качались пальмы, слышался шум прибоя океана, мелодия ласкающей воды песчаный пляж.
— Мисс Робинсон — ответила Оксана подошла осторожно к постели, на которой сидела Робинсон, посмотрела на беременную женщину — Я понимаю…….
— Ничего ты не понимаешь — возразила, подняв взгляд мисс Робинсон, ненавистно посмотрела на Оксану — Я хотела подарить своему мужу наследника, который возглавит нашу с ним корпорацию
— Дочери тоже умеют править
— Но не так как мужчины — высказывала своё мнение мисс Робинсон, словно как будто потеряла всякий интерес стать матерью
— Правильно — встав рядом с кушеткой, Оксаной, наступила коленом на мягкую материю бежевой обивки, которой она была обтянута — А намного лучше и рассудительней
— Откуда тебе знать?
— Я руководила целым отделом в Москве — рассказывала Оксана, забравшись на кушетку, расположилась рядом с мисс Робинсон — Собрала отдел в деревне под Москвой, которым до одного дня очень неплохо управляла
— И что же случилось?
— Один неловкий случай
— Расскажи
— В другой раз — отвернула взгляд Оксана в сторону окна, не желая вспоминать момент встречи в деревни со своей второй копией, хотела встать с кушетки, на которой сидела с мисс Робинсон
— Тогда к чему всё это?
— К тому что — посмотрела Оксана в глаза Робинсон, в которых лишь она теперь видела одну бездонную пустоту — Чтобы вы там себе не думали это ваш ребёнок, какой бы он не был, мальчик или девочка, он ваш ясно вам или нет
— Но Кристофер……
— Да какая разница — говорила Оксана, чувствуя, пальцы мисс Робинсон на своей руке — Что там думает ваш муж, он полюбит вашего ребёнка и ему неважен кто это мальчик или девочка
— Но я думала……
— Не надо думать
Уверяла Оксана, коснулась другой рукой роскошных темных прядей свисающих волос мисс Робинсон, продолжая напряженно смотреть ей в глаза.
— Это ваша дочь — заявила Оксана, хотела подбодрить женщину, рядом с которой сидела — Ваша понимаете и вашего мужа
— Тебя кажется, ждёт мой муж?
Мисс Робинсон, словно не желала продолжать этот разговор, когда с её глаза вытекала обильная слеза, прокатилась по щеке, капля ранимой печали упала на кушетку рядом с коленом Оксаны.
— А он не из тех людей, кто славится терпением
«Я не позволю этой суке, узнав что у неё теперь дочь, прервать беременность, я слишком многим ради этого пожертвовала», предположила Оксана, опустив ногу с кушетки, касаясь каблуками туфель деревянного теплого, прогретого лучами, пола в комнате.
— Чтобы вы не думали теперь
Вставая со смотровой кушетки, говорила Оксана, с презрением посмотрев на мисс Робинсон, загородила спиной проникающие в комнату через густые листья в саду, лучи солнечного света.
— Я не позволю вам прервать беременность
— Я пока об этом как-то и не думала — заверила беременная женщина, продолжая сидеть на кушетки, положив руки на колени, когда поджала ноги под себя
— Вот и не думайте
Возразила Оксана, направляясь в сторону закрытой двери, проходя по комнате, выразительно покачивая бёдрами, отражая через надетые зелёные брюки эластичную под ними форму.
— Как бы плохо вам не было — встав посреди комнате, обернулась Оксана, обвила пальцами талию, выставила указательный палец — Вы сохраните этого ребёнка
— Пожалуйста, Оксана — искренне обратилась мисс Робинсон, когда Оксана продолжала пристальным вниманием на неё напряженно смотреть — Пообещайте что вы не скажите ничего моему мужу
— Нет! — мило улыбнулась Оксана, забавляясь тому, как сильно переживала этот момент отчаяния мисс Робинсон — Вы скажите ему это сами, когда придёт время
— Идите — словно желая скорее отвязаться от присутствия Оксаны, в этой комнате, женщина сидела на кушетке, обвив руками грудь, склонила голову — Мой муж наверно вас уже заждался
— Ничего ради такого может еще подождать
Уверяла Оксана, сохраняя милость улыбки на губах, продолжала смотреть на то, как тешила сама себя нежностью мисс Робинсон, придавая ласки собственных рук.
— Если только вы ни в чем не нуждаетесь
— Я ни в чём не нуждаюсь — заявила мисс Робинсон, желая поскорее избавиться от Оксаны
«Ебанутая дура какая-то», пожав плечами, подумала Оксана про беременную женщину, что с гордым чувством одиночества, желала скорее остаться одной.
— Я просто хотела вам помочь
— Чем Оксана? — возмутившись, вскрикнула на английском мисс Робинсон — Изменив пол ребёнка?
— Могу хотя бы
Отходя спиной, Оксана смотрела на отчаявшуюся женщину, её боль и скорбь были ей презренны и чужды, так как не могла понять, как так можно отвергать ребёнка, которого она вынашивает.
— Попытаться помочь родиться вашей дочке — выставила Оксана указательный палец протянутый руки, коготок которого был направлен на мисс Робинсон — Чтобы вы там себе не думали, она ваша, понимаете, какой бы она не была она ваша и ничто…….
— Хватит! — прошипела мисс Робинсон, прошипела так, что Оксана от страха прижалась к сзади расположенной, за спиной двери — Я мечтала родить своему мужу наследника и теперь……
— И у вас получилось — ухмыльнулась, аккуратно завела руку за спину, обвивая пальцами дверную ручку, легонько начала на неё — У вас будет наследница
— Наследница……
— Да какая разница — возмутилась Оксана, вновь оспаривая — Наследницы правят лучше компаниями
— Откуда тебе знать?
— Потому что я руководила отделом — уверяла Оксана, легонько толкнув дверь за спиной пальцами так, чтобы она открылась
— Ты наверно была выдающимся врачом
— Я и сейчас еще пока что врач
— Оставь меня Оксана — повторила свою просьбу мисс Робинсон — И иди к моему мужу, думаю процедуру кардиографии, повторим потом
— Я тоже так думаю
Одобрительно кивнула Оксана, сохраняя любезность улыбки на шубах, переступила спиной к выходу порог. Оксана вышла из комнаты, войдя в фойе другой комнаты с большими окнами во всю стену и с видом на бассейн внутри двора дома. Закрыв за собой дверь, Оксана обернулась в сторону бассейна, лазурная голубая гладь которого, переливалась цветами радуги, как только лучи солнечного света лишь слегка задевали её поверхности.
— Дура какая-то — грубо выругалась Оксана, облокотившись, спиной на поверхность закрытой двери, согнула одну ногу в колено и каблуком опиралась на дверь — И как я вообще буду теперь ей помогать, когда она сама не хочет вынашивать этого ребёнка
«Попробую поговорить с мистером Робинсоном, надеюсь, он внемлет моим словам», отошла Оксана покачивая бёдрами от закрытой двери, направляясь по комнате в сторону выхода, сохраняя в себе уверенность, чрезмерную гордость и любезность красоты порочной улыбки.
***
Облокотившись на спинку кресла, Оксана положила ногу на ногу, смотрела, находясь на веранде на прибой океана, и как вода ровной гладью ласкала песок на его песчаном берегу, прибрежного пляжа Лос-Анжелеса. Воздух пронизывал тонкий вкус океана, лёгкий бриз, проходящий через сад Робинсонов, приносил с собой палитру изысканных ароматом тропических деревьев. Вдали за длинным мостом, возвышались небоскребы большого города, слышался шум оживлённый жизни, что доносилась через залив к особняку Робинсонов. Яркий солнечный день, наверно никогда не сменялся, сила его лучей озаряла океан, преображая его, делая дно зеркально чистым.
На веранде в креслах за большим круглым столом собрались выдающиеся люди, работающие на Робинсона, богатые женщины в шикарных платьях и мужчины, в дорогих костюмах, что курили кубинские сигары. Каждый из них словно представлял ему отчёт, о проделанной работе, кто-то хотел вложить солидную сумму инвестиций в корпорацию Робинсон. Стол был накрыт изобилием фруктов, в центре которого стояла большая ваза, у каждого из гостей стоял бокал с предложенным ему алым вином. Мистер Робинсон сидел облокотившись на спинку кресла, выслушивал даму с искусными цветом огненного оттенка волос, что стояла перед ним в зелёном платье, которая словно как колдунья, представляла ему отчёт о проделанной работе его компании.
— И так про проделанной работе в Robinson Incorporated
Докладывала рыжеволосая девушка с длинными волосами, какому-то мужчине в голубом костюме, с виду которого был поход на француза.
— Наша прибыль за прошедшей месяц стабильно возросла на 15%
Рассказывала она, обращаясь к мужчине с тонкими усиками и галантной прическе, после чего женщина с рыжими волосами обошла стол, направляясь к доске, выразительно играла бёдрами.
— Тем, что мы автоматизировали линии наших автомобилей
Женщина в зелёном платье, сверкнула отраженным цветом падающих лучей на веранду, преображая её зелёный цвет глаз, так что сделала из неё колдунью. Проходя мимо кресла, в котором сидела Оксана, рыжеволосая искусительница оставила за собой шлейф безупречной коллекции аромата принадлежащей «Valentina, Valentino». Многогранный парфюм буквально пропитан атмосферой Италии — родины знаменитого кутюрье Валентино Гаравани. Композиция раскрывается приятными оттенками трюфеля и бергамота, которые плавно перетекают в нежное “сердце”, где тон задают апельсиновый цвет, нежный жасмин и экзотическая мексиканская тубероза. Финальные оттенки парфюма окутывают нежной пеленой, сотканной из ванили, древесных запахов кедра и амбры. Букет является абсолютно самодостаточным — в нем присутствуют сексуальность и женственность, нежность и очарование, экстравагантность и роскошность.
— Что в разы ускоряет процесс сборки
Рассказывала она, держа в руках планшет, когда проходила специально за спинкой кресла, в котором сидел француз, она хотела произвести на него впечатлением своим ароматом.
— Точность сварных швов значительно возросла, как и их безупречное качество
Касаясь словно как будто специально плеча голубого пиджака мужчины, она посмотрела на темноволосую девушку, что являлась переводчицей и сидела в кресле рядом с французом.
— Наши кузовные линии……
— Господи она, что каждое слово будет ему переводить через Google переводчик?!
Возмутился мистер Робинсон, уже не выдержал жалости переводчицы, которая абсолютно не знала французского языка, пользовалась переводчиком, чтобы донести важному гостю смысл.
— Вы могли бы сказать нам что вы не знали французского
— Вы знаете — наклонилась Оксана к мужчине в голубом костюме, разговаривая свободно на французском языке — Она такая скучная, не понимаю, что вы нашли в ней интересного?
— Вы знаете французский? — обомлел мистер Робинсон, что и так чувствовал себя в неудобном положении из-за переводчицы, что он нанял
— О…. теперь и он скажет мне вам переводить всё это — ухмыльнулась Оксана, продолжая дальше разговаривать с французом
— А вы могли бы — весьма галантно мужчина обвил пальцами тонкую ножку бокала и причмокнул Оксане, словно как будто нашёл с ней общий язык — Абсолютно не понимаю что мне тут показывает эта девка
— А как вам русская девка? — указала Оксана пальцем на себя, чем произвела впечатление француза на себя — Они все американцы
— Вы русская? — поинтересовался он, вставая, протянул руку Оксане — Жак Дюваль
— Врач кардиохирург Орлова Оксана Владимировна
Играя любезность Оксана, подлой улыбкой улыбнулась в ответ мистеру Робинсону, не обращая на тот неловкий момент, что на веранде, сложилась напряженная обстановка.
— Занимаюсь лечением жены мистера Робинсона — вставая с кресла, продолжая сохранять красоту улыбки, говорила Оксана, пожала руку французу
— А… кажется припоминаю — прислонил он палец к губам, состроив задумчивый вид, ответил француз — Месье Робинсон кажется говорил, что его супруга чем-то больна
— Она беременна — пояснила Оксана, продолжая в момент рукопожатия смотреть на Робинсона, что был до сих пор в недоумении о том, как она свободно разговаривала на французском диалекте
— Мои поздравляю месье Робинсону
— У него будет дочь — улыбнулась Оксана, зная прекрасно, что не информировала мистера Робинсона о подобной новости и о том, что он ни словам не понимает из их диалога
— Так вы из России — отошёл от кресла, говорил интересуясь француз — Всегда мечтал побывать там, посмотреть природу и быт ваших культурных традиций
— Ага, после работы, когда устанешь как собака
Ухмыльнулась Оксана, обошла кресла, с которого встала, под напряженный взгляд мистера Робинсона и всех его коллег, отошла в сторону ограждения веранды, где стоял француз
— Кастрюля борща, корка запеченного хлеба с чесноком и прочее
— Как собака? — удивился француз, услышав как бурно и восторженно высказывалась Оксана— Вы что работаете там собакой
— Даже собакам платят больше — отражая отчаяние во взгляде с сарказмом, ответила Оксана
— Неужели всё так плохо — обернулся, недоверчиво, говорила мужчина приятным французским диалектом, посмотрел с любопытством на Оксану — Вы кажется, сказали, что вы кардиохирург?
— Вас это удивляет? — поинтересовалась Оксана, встав у ограждения веранды рядом с домом, в которой проходило собрание
— Кажется, жена месье Робинсона беременна
Утверждал Дюваль, продолжая смотреть на Оксану, когда она, играя выразительно телом в каждом шаге, медленно к нему подошла, обращая внимание, как он был очарован её красотой.
— Так зачем же ей врач такой профессии?
— Понимаете……
— Оксана — не выдержал Робинсон, прервал этот диалог, мужчина встал с кресла в котором сидел, направляясь к месту, где стояла Оксана с его приглашённым французским компаньоном — Вы хоть понимаете, что отнимаете у нас время
«Блядь как же я ненавижу, когда меня прерывают», изнурённо вздохнула Оксана, поднимая взгляд на лазурное голубое небо, желая успокоится и перевести дух, от злости что поглотила её разум.
— Ну немного больше чем ваша переводчица — ухмыльнулась Оксана, обернулась, положив руку на талию, изумленно посмотрела на мистера Робинсона — Которая пользуется Google, пытаясь так жалко перевести каждое сказанное слово
— Вы не говорили, что знаете французский
— Да ну — прислонила указательный палец к губам, Оксана удивлённо посмотрела на мужчину, что подошёл к ней — А мне кажется, мы с вами это уже обсуждали
— А ведь и правда — задумчиво согласился Робинсон, посмотрев на Оксану с улыбкой — Прошу простить меня, у меня столько дел, возможно, я просто мог это забыть
— Он всегда себя так неловко чувствует — ухмыльнулась Оксана, обращаясь к месье Дюваль, разговаривая на французском диалекте
— Возможно не смотря на жену — согласился француз, поддержал это искусной французской галантной улыбкой — Он питает к вам нежные чувства
— Возможно — согласилась Оксана, одобрительно кивнула головой — И я вполне допускаю……
— Хватит Оксана! — возразил Робинсон, подошёл к Оксане, встал между ней и Дюваль — Теперь я хочу, чтобы вы дословно переводили мне каждое сказанное слово месье Дюваль
— Ну, уж нет! — возразила Оксана, выставив пятерню пальцев, прошла мимо Робинсона, направляясь к ступенькам спуска с веранды — В переводчики, я лично, к вам не нанималась
— Оксана прошу — направился Робинсон следом за Оксаной и успел схватить её за кисть руки, как только она наступила каблуками черных туфель на первую ступеньку — Больше некому
«Наглый самодовольный ублюдок, думаешь, имея толстый кошелёк и тебе сразу всё станет дозволено», предположила Оксана, в ответ на дерзость со стороны Робинсона, обернулась и ненавистно посмотрела ему в глаза.
— Прошу простить меня — искренне извинился Робинсон, тут же убрал руки от Оксаны, после того как заметил пылкую ненависть в её глазах — Но то что вы знаете французский
— Вы ведь, кажется, сами сказали
Рассказывала Оксана, продолжив спускаться по ступенькам веранды, в то время как легкий порыв бриза, тормошил её золотистые волоса, она вдохнула полными лёгкими глоток воздуха.
— Что подобное я вам уже говорила — обернулась Оксана, положив руку на талию, выставив указательный палец, указала на француза, что так удивлённо с веранды наблюдал за их беседой
— Ну да конечно — смутился Робинсон, почувствовав упрёк со стороны Оксаны, прислонил ладонь к лицу — Прошу простить меня за мою неловкость
— Прощаю
Вульгарно махнула кончиками пальцев Оксана, направляясь по дорожке, подошла к ограждению дома, расположенного на утёсе, где внизу волны океана, волны ласкали золотистый песок.
— Но чтобы впредь больше такого не было
— Это вы мне такое говорите? — возмутился Робинсон, подобной наглости Оксана, однако обратил внимание, как она играя талией, выразительно отражала упругие бёдра в каждом шаге
— У меня такое чувство
Обернулась Оксана, встав у ограждения, посмотрела на то, как мужчина по каменной дорожке, по обе стороны от которой располагался газон и изобилие цветов в клумбах, направлялся к ней.
— Что сейчас я вам особенно нужна
— Моя переводчица — был в замешательстве Робинсон и не мог почему-то просто взять и признаться — Сами понимаете, она не справляется со своей обязанностью
— А я, значит, справляюсь? — изумилась в улыбке Оксана, продолжая любознательно наблюдать за мужчиной, который подошёл к ней, посмотрев в её глаза, прошёл мимо, встав рядом
— Я знаю, всё это выглядит так убого
— Убого?! — улыбнулась Оксана, шикарно раскрыла алые, накрашенные губы — По-моему, это очень мягко сказано
— Ладно, хорошо будет, по-вашему
— А…. вот значит как — восхищение не сходило с губ Оксаны, так как она понимала, как нужна была этому мужчине в этот момент, обвивая руками, поручень ограждения, встала к нему спиной
— Да всё именно так — виновато опустив голову, признал Робинсон — У меня богатая корпорация и я допустил отмашку, что нанял переводчицу, не знавшую совсем, французского языка
— И что вы готовы мне предложить за это?
Поинтересовалась Оксана, еще больше начиная восхищаться, как столь великий король корпорации, человек, унижался перед ней, словно уже умолял поработать на него.
— Вы ведь не думаете, что я буду это делать по доброте душевной?
— Чего вы сами хотите? — поинтересовался Робинсон, встав перед Оксаной, в тот момент когда она продолжала ему улыбаться подлой улыбкой
— Я хочу лишь одного
Ухмыльнулась Оксана, продолжая играть на самолюбие, смотрела через стёкла надетых очков на мужчину перед собой, когда легкий поток морского воздуха тормошил её золотистые волосы.
— И наверно прекрасно знаете чего……
— Денег?
Предложил Робинсон, пытаясь строить интригу лживой улыбки, когда его коллеги что оставались на веранде, наблюдали за этой сценой интриги разговора вместе с достопочтенным французом.
— Я дам вам денег сколько захотите — пояснил Робинсон, встав спиной к веранде, загородив обзор на Оксану любопытным зевакам, которые продолжали там находиться
— И я могу попросить неограниченную сумму?
— Пять
— Чего? — удивилась Оксана, не понимая, к чему клонит этот мужчина, однако догадываясь, раскрыла алые губы в искушенной форме
— Пять миллионов долларов вас устроит?
— Я хочу двадцать!
Заявила Оксана, чем вызвало возмущение на лице мистера Робинсона, но в тот момент прекрасно понимала, что даже назвав такую запредельную сумму, она знала что мужчина ей не откажет.
— И прекрасно понимаю, что такую сумму — уверяла Оксана, продолжая стоять спиной к ограждению, любопытным взглядом смотрела на мистера Робинсона
— Это треть моего дохода от выгодной сделки с мистером Дюваль
— Разве меня это должно волновать?
Покачивая бёдрами, Оксана отошла от ограждения рядом с которым стояла и покачивая бёдрами направилась по тонкой выложенной из каменной плитки дорожке вдоль сада.
— По-моему
Обернулась Оксана и коготком указательного пальца показала в сторону веранды, где ожидали коллеги мистера Робинсона и его почетный гость Дюваль.
— Вы сейчас нуждаетесь во мне
— Я не могу пойти на ваше предложение — скрепя зубами был не согласен Робинсон, встав рядом с ограждением, где стояла Оксана
— Сейчас решается ваша сделка века
Ухмыльнулась Оксана, обернувшись, направляясь по каменной плитке, выложенной дорожкой от веранды, завлекала мужчину, что стоял сзади, в черном деловом костюме красотой изгиба форм.
— И только от вашего ответа зависит — подойдя вновь к ограждению, Оксана встала спиной, выставив бёдра, расставив ноги порознь держась руками за поручень — Состоится она или нет
— Но не двадцать миллионов
— Правда? — раскрыв губы в искушенной форме, держась за ограждения изгороди, наклонилась Оксана к мужчине, что медленно подошёл к ней — А сколько вы готовы предложить, если в случае удачного заключения сделки ваша прибыль составит в общей сложности 60 миллионов долларов
— Это прибыль корпорации — объяснил Робинсон, стараясь казаться сдержанным — Плюс налоги, закупка расходных запчастей, зарплата рабочим и содержание наших линий
— Двадцать! — прошептала Оксана, наклонившись к губам мужчины — И это только потому, что ваша жена беременна и ждёт ребёнка, я не прошу половину
— Половину?! — воскликнул Робинсон, мужчина был вне себя от того, какую возмутительную наглость себе позволяла Оксана — Вы в своём вообще уме, что вы предлагаете, даю вам десять и то только потому, что вы поможете родить моей жене и проведёте ту процедуру
— Двадцать! — не желая уступать, Оксана твёрдо держала свою позицию
— Пятнадцать — было видно, как Робинсон уже переступал черту, дозволенного для себя и то что ему с трудом давалось это решение — И…….
— Двадцать! — трижды повторила это шепотом Оксана, ухмыляясь состроив важный представительский вид, не желая отступать от своей позиции — Или будите сами переводить месье Дюваль то что вы там хотите ему донести
— А вы точно врач?
— А вы точно глава корпорации? — ухмыльнулась Оксана, понимая с каким тяжелым решением, Робинсон был вынужден согласиться
— Мне придётся увеличить выпуск продукции втрое — объяснил Робинсон, другими словами принял предложение Оксаны — Чтобы хоть как-то залатать дыру в бюджете, которую вы оставите
— Уверена для вас это не проблема — ухмыльнулась Оксана, когда хотела пройти мимо Робинсона, мужчина схватил её за плечевой сустав левой руки — Что вы себе позволяете?
— Но не думайте, что я вам спущу такую дерзость с рук — прошипел Робинсон будто уже заранее что-то задумал — Когда всё закончится, я лично посажу вас на самолёт и отправлю в Россию
— О… я уверена — заметив как довела мужчину, до порыва несдержанности, ухмыльнулась роскошной подлой улыбкой Оксана — Что когда всё закончится и вы будите держать ребёнка на руках, я сама с радостью сяду в этот самолёт
— И Миранда будет цела!
— Стоп! — возразила Оксана, не позволяя мужчине подойти на шаг ближе, выставила пятерню левой руки, препятствуя ему — Про вашу жену я ни слова не говорила
— Однако она тоже входит в договор
— Нет! — возразила Оксана, вскрикнула, подняв голоса с такой силой, что француз, что находился на веранде, рядом с коллегами Робинсона — Про вашу жену я и слова не говорила
— По-другому вы просто не получите от меня ни цента
— По-другому
Ухмыльнулась Оксана, обернулась, обвив пальцами, поручень ограждения, выставила упругие бёдра, обернув взгляд восторженных лазурных голубых глаз на мужчину, который стоял сзади.
— Просто переводите ваш диалог через переводчицу, что пользуется Google
— Вы знаете куда ударить более всего
— Я знаю — обернулась Оксана, встав лицом к лицу с мистером Робинсоном, выбирая для разговора разговор на английском языке — Куда ударить, так чтобы сломить вас
— Правда?!
Саркастично улыбаясь возразил Робинсон, встав так близко рядом с Оксаной, чтобы она смогла почувствовать запах исходящего от него одеколона. Будоражащая разящая вкусом коллекция «Azzaro Chrome», это аромат для мужчин, принадлежит к группе ароматов цитрусовые фужерные. Верхние ноты: Розмарин, Ананас, Нероли, бергамот, лимон; ноты сердца: Цикламен, кориандр, жасмин, мох; ноты базы: сандал, Тонка бобы, мускус, Дубовый мох, кедр, Палисандр и кардамон.
— И куда же?
— По вашей жене — изумилась в улыбке Оксана, состроив очаровательное очертание скул — Что если я ей вообще не буду помогать, просто оставлю всё как есть?
— Осторожней Оксана — хотел мужчина вцепиться в горло Оксане, но остановил пятерню разомкнутых пальцев в дюйме от её гортани — Вы играете с огнём
— Я уже давно играю с огнём
Предупредила его Оксана, понимая отчётливо момент его угрозы, выставила нагло указательный палец, пользуясь положением независимости и тем, что Робинсон не может и пальцем её тронуть.
— Только, пожалуй, вы забыли — прошла Оксана мимо мужчины, приковывая его взгляд в каждом движении к своему телу, пользуясь мгновением обольщения — Что я вода для таких как вы
— Таких как я?
— А что вы считали себя исключением? — нахмурила Оксана пафосно губки, играя интригу перед мистером Робинсоном, что желал всем своим терпением, вцепиться пальцами ей в горло
— Просто идите туда и поговорите с месье Дюваль — потребовал Робинсон, указал пальцем на француза, который продолжал стоять, облокотившись на ограждение веранды
— А с каких это пор вы мне приказываете? — возмутилась Оксана, обвив пальцами талию, возмущённо посмотрела на мужчину, который считал, что она ему обязана
— С тех самых — продолжая говорить недовольно, ответил Робинсон — Что вы заломили непомерную цену за свои услуги
— Так это значит, я виновата?
Указала Оксана на себя пальцем, раскрыв искушено алые губы, после чего пафосно их нахмурила, играя бёдрами в каждом шаге, так выразительно вырисовывала сексуальные формы тела.
— Замечательно
— Не завышайте себе цену — возразил Робинсон, оспаривая таким мнением, выводы Оксаны, однако она заметила как он, направляясь за ней сзади, любовался пикантной стройной формы её тела
— Свою цену я себе знаю
— Мне кажется вы её немного себе преувеличиваете
— Отнюдь нет — направляясь к веранде, Оксана остановилась, встав посреди дорожке, выложенной из плитки ровного и гладкого камня — И если вас что-то господин Робинсон не устраивает, я попрошу со мной считаться
— Вы мне нужны сейчас Оксана
— Ах… вот оно как — ухмыльнулась Оксана роскошной улыбкой, безупречных алых губ, направляясь к ступенькам деревянной веранды, сбавила шаг — Значит, когда я вам перестану быть нужна, вы избавитесь от меня, так?
— Я от вас не собираюсь избавляться! — уверял Робинсон, мужчина подошёл к Оксане, когда она изучающим взглядом на него смотрела, встав рядом со ступеньками веранды
— А тогда как это звучит? — возмутилась Оксана, продолжая смотреть в лицом мистеру Робинсону
— Дорогая Оксана — обратился Дюваль, мужчина в голубом костюме, не выдержал непонятного ему раздора между Оксаной и Робинсоном — Я конечно понимаю, что у вас какие-то тесные отношения, с господином Робинсоном, но давайте может мы вернёмся к делам
— Да-да конечно — улыбнулась Оксана застенчивой улыбкой французу, после чего перевела взгляд обратно на мистера Робинсона
— Скажите месье Робинсону — говорил Дюваль, встав у ступенек лестницы веранды, мужчина в голубом костюме посмотрел на Робинсона — Что я очень занятой человек и моё время бесценно, я не собираюсь его тратить на ваши с ним разбирательства
— Что он сказал? — требовательно обратился Робинсон, коснувшись запястья правой руки Оксаны, внушительно с чувством тревоги посмотрел в её лазурные глаза, когда она обернулась к нему
— Он сказал что его время бесценно и то что он очень занятой человек — ухмыльнулась Оксана, забавляясь тому, как Робинсон переживал за предстоящую сделку по контракту с этим французом
— И всё? — поинтересовался любопытно, допытывающим взглядом — Мне показалось или там что-то было про нас с вами сказано?
— Про нас с вами? — раскрывая алые губы в порочной форме, посмотрела Оксана в карие глаза мужчины, что держал её за запястье правой руки — Ну кое-что там и правда было
— Мадам — обратился, воскликнув француз, прерывая момент сложившейся интриги между Оксаной и Робинсоном — Мне кажется, месье Робинсон не достаточно понял, что моё время, очень дорого мне и я бы не хотел чтобы его просто так тратили в пустую
— Да-да конечно — искренне извинился Робинсон, отпуская руку Оксаны, мужчина прижал её к груди, встав на ступеньках веранды рядом — Переводите ему каждое моё слово
— Интересно, что я за это получу?
— То, что мы с вами уже обговаривали
— Всё до последнего цента? — ухмыльнулась Оксана, посмотрев на мистера Робинсона интригующим взглядом
— Всё до последнего цента, если будите делать то, что от вас требуется
Предупредил Робинсон, выставив указательный палец перед губами Оксаны, когда она в предвкушении была готова поцеловать его.
— Месье Дюваль
Высказывался Робинсон, обращаясь к французу, когда Оксана покорно поднимаясь по ступенькам веранды, взошла на неё, дословно переводила каждое слово для его почётного гостя.
— Прошу прощения за то что мы с моей коллегой
Великодушно говорил Робинсон, от чего Оксана, так удивлённо посмотрела на него, переводя слово в слово для француза, всё то, что он говорит
— Отняли у вас так много времени
— Думаю, вопрос времени уже решён — удивлённо посмотрел Дюваль, когда Оксана прошла за его спиной, переводя теперь для мистера Робинсона — Тем более когда у нас есть такой замечательный помощник, знающий оба наших языка, мадмуазель поможет нам общаться вместе
— Давайте моя помощница расскажет вам о качестве наших кузовных деталей и о линии сборки автомобилей — предложил мистер Робинсон, указывая левой рукой на девушку, которая стояла у доски с застенчивым взглядом, после чего тут же перевёл руки на стулья, что были свободны
— Это будет очень кстати — согласился француз, направляясь к свободному из стульев, отодвинул его для Оксаны, указал он взглядом голубых глаз — Прошу присаживайтесь мадам
— Спасибо — поблагодарила милой улыбкой его Оксана, присаживаясь на предложенный стул
— И так перейдём к делу — предложил Робинсон, присаживаясь на свободный стул, заметил как француз положил глаз на Оксану — Дорогая прошу тебя рассказывай нашему компаньону месье Дюваль что мы для него подготовили
— Да конечно — покорно опустила голову рыжеволосая девушка, которая стояла у доски — Наши автоматизированные линии по сборке кузовных деталей автомобилей, каждая из которых производит более двухсот тысяч автомобилей в год
Некоторое время рыжеволосая девушка рассказывала подготовленный проект презентации, пока Оксана переводила всё дословно для француза. Обращая внимания, как в момент перевода, когда она пересказывала слова стоящей у доски девушки, что француз не сводит с неё глаз.
— Собственно говоря — рассказывала рыжеволосая девушка, позволила себе высказать своё мнение по поводу проведённой презентации — Содружество между нашими компаниями принесёт нам доход в сотни миллионов долларов
— Спасибо дорогая моя — обратился он к Оксане, мужчина в голубом костюме, положив свою ладонь на две её совмещённые вместе обе руки — Ты можешь идти — распорядился он, указывая ей встать со стула
— Но как же вы будите переводить без меня? — удивилась Оксана, посмотрев сомнительно на француза, что своей милой улыбкой не переставал ей улыбаться
— Оксана я хотел поговорить с вами — отвлёк Хоуп, мужчина в сером костюме стоял на ступеньках, веранды держа в руках красную папку
— Доктор Хоуп — выразила удивление Оксана, вставая со стула на котором сидела, любезно улыбнулась французу — Не ожидал вас тут увидеть
— Только закончил с анализом для мисс Робинсон
— И….?! — потянула Оксана, создавая интригу, вынуждая пока направляясь к Хоуп, к ступенькам веранды, мужчину продолжить этот разговор
— Результаты неутешительные
— Насколько? — поинтересовалась Оксана, когда подошла к ступенькам веранды, взяла из рук Хоуп протянутую ей красную папку
— Вам стоит лучше Орлова взглянуть самой
— Вы строите интригу — ухмыльнулась Оксана, раскрывая папку, то держала в руке
— Взгляните сами
— Что же хорошо — удивилась Оксана, посмотрев на лист проведённого анализа крови, спуская кончиками пальцев очки с глаз — Вы уверены доктор Хоуп?
— Я сам лично провёл этот анализ дважды
— В её крови многократно увеличение сальбутомола
Удивилась Оксана, читая выводы заключения Хоуп по результаты исследования состава крови пациентки, сошла со ступенек веранды на дорожку, выложенную из каменной плитки.
— Но что за лекарство она себе колит и кто ей его прописал?
— Видимо ваш нитроглицерин не так эффективен если она выбрала Вентолин
— Вентолин?! — удивилась Оксана обернувшись посмотрела на Хоуп, выражая на лице опаску
Вентолин является противоастматическим лекарственным средством, которое применяется для лечения различных заболеваний бронхов и легких, сопровождающихся спазмом гладкой мускулатуры бронхов. Данный препарат, являющийся прозрачной жидкостью (иногда может быть светло-желтого цвета), применяется только для ингаляционного введения.
При введении Вентолина в дыхательные пути сальбутамол воздействует на гладкую мускулатуру бронхов, обеспечивая полное их расслабление, снижение сопротивления дыхательных путей и увеличение количества вдыхаемого воздуха. Помимо этого, активный компонент Вентолина способен стимулировать секрецию бронхиальных желез и активизировать работу мерцательного эпителия бронхов, что обеспечивает выведение слизи во время кашля. Сальбутамол в терапевтических дозах может вызывать учащение сердцебиений и снижение артериального давления.
Противопоказания:
Повышенная чувствительность к любому из компонентов препарата
Возраст до 2-х лет
Угроза выкидыша или преждевременных родов
— Но почему? — передавая папку обратно в руки Хоуп, Оксана удивлённо посмотрела на него
— Он эффективен, чем нитроглицерин
— В какой-то мере да — согласилась Оксана, скрестив руки сзади, направляясь вместе с Хоуп по каменной дорожке удивлённо на него смотрела — Но она что не понимает, что так убьёт ребёнка
— Нужно срочно провести процедуру — настаивал Хоуп, обернувшись, посмотрела н Оксану, когда они остановились, отойдя на несколько метров от ступенек веранды
— Еще рано
Понимая угрозу преждевременных родов и то, что ребёнка можно не спасти на таком сроке, Оксана не могла подвергать жизнь не родившегося малыша такому риску.
— Мне нужно выждать неделю!
— Боюсь что у мисс Робинсон — оспаривая такое мнение, возразил Хоуп и — И, у её, не рождённого дитя нет столько времени
— Я поговорю с ней и скажу прекратить инъекцию такого препарата — уверяла Оксана, посмотрела на Хоуп, в ожидании, что мужчина её поддержит
— Думаете она вас послушает? — ухмыльнулся Хоуп, посчитав мысли Оксаны неразумными в тот момент — И что тогда, даже если так
— Воронка выходного тракта из её желудочка сужается быстрее, чем мы думали — рассуждала Оксана, высказывая слова Хоуп напрямую — Совсем скора она……
— Умрёт! — заявил Хоуп, посмотрев со всей серьёзностью на лицо Оксаны — Я только не понимаю, почему она не в больнице
— Она ведь чувствует себя хорошо
— За счёт действия сальбутомола в её крови
— Это тоже может привести к выкидышу и преждевременным родам — согласилась Оксана, понимая теперь, как ошибалась в мисс Робинсон — Её безрассудство загонит её и ребёнка которого она носит в могилу
— Уговорите её лечь в больницу — настаивал Хоуп, продолжая вести беседу на английском языке, подошёл к Оксане, мужчина в сером костюме, коснулся её руки — Если сердце встанет, мы ничего не сможем сделать пока ребёнок там внутри
— Нужно будет срочно, провести кесарево
— Что толку — оспаривая мнение Оксаны, Хоуп последовал за ней к ограждению периметра особняка Робинсонов — Нам придётся выбирать жизнь ребёнка или матери
— По-моему выбор очевиден — ухмыльнулась Оксана, обернулась, как подошла к ограждению, поправила оправу очков, одетых на её глазах
— Вы в самом деле намерены
Удивился Хоуп, перешёл на шепот, как заметил что люди, находившиеся на веранде, постепенно её покидали и первыми был Робинсон девушка, что переводила ему вначале для француза.
— Пожертвовать мисс Робинсон
— В нашей стране — заявила Оксана, обернулась, посмотрела на Хоуп — Если выбирать между жизнью матерью и ребёнка, спасают ребёнка
— Вы не в России
— Неважно где я — возразила Оксана, на доводы Хоуп — Важно где бы ты не был, всегда оставаться человеком
— Вот как!
Ухмыльнулся Хоуп, разговаривая тихим голосом, так как смутился господина Робинсона, что направлялся вместе с французом, они чём-то любезничали, показывая планшеты друг другу.
— Только ваша человечность вас и погубит Орлова
— Это неважно — заявила Оксана, наблюдая, как Робинсон и француз общались через планшеты, что были у них в руках — Главное спасти жизнь дочки Робинсонов
— У них будет дочь?
Шепотом поинтересовался, переспросив Хоуп, так как Робинсон и вся его делегация людей, которые находились на веранде, проходили по каменной дорожке, где они с Оксаной стояли.
— А мистер Робинсон об этом как я понимаю, не знает?
— А зачем? — ухмыльнулась Оксана, пожав плечами
— Думаю, пускай это будет для него сюрпризом — согласился Хоуп, оставив Оксану стоять одну, мужчина отошёл от ограждения
— Я тоже так думаю — ухмыльнулась Оксана, соглашаясь с мнением Хоуп, посмотрела на Робинсона, когда он проходил мимо
— Всё нормально Оксана? — поинтересовался Робинсон, обратил внимание на серьёзное выражение на лице Оксаны
— Да всё хорошо — склонив голову, Оксана посмотрела на газон, на котором стояла, сойдя с каменной дорожки, встав у ограждения
— Если что-то вам понадобиться — уверял Робинсон, встав на каменной дорожке, напротив ограждения, у которого стояла Оксана, обратился он к ней — Просто дайте мне знать
— Хорошо мистер Робинсон
Услужливо ответила Оксана, обернувшись, взявшись за поручень ограждения, продолжала смотреть на океан и на песчаный пляж, прилегающий к городской территории.
— У меня пока всё хорошо
«Жаль только что это хорошо я не могу тебе высказать, блядь в какой же пиздец я опять залезла, нужно было послать нахуй эту семейку еще там в больнице», извращала Оксана свои мысли, продолжая стоять держась за ограждения, наслаждаясь потоку бриза охватывающему её тело.
Продолжая так стоять, Оксана смотрела вдаль, как за горизонтом возвышались небоскребы Лос-Анжелеса и на то, как океан ласкал приливом и отливом волн песок. Чувствуя, как нежный ветер тормошил её волосы и ласкал нежную кожу ласковым обворожительным касанием прохлады.
— Да и как мне только это удаётся
Ухмыльнулась Оксана, разговаривая шепотом на русском языке, оставаясь наедине с собой, когда все гости и Хоуп ушли, оставив её одну. Прикусывая нервно краешек губы, Оксана, терзая себя волнением, переживала в себе момент смятения и страстной бури, от невозможности принять правильное решение. Разум Оксане, пока она оставалась в одиночестве, начал тонуть в омуте порочной бездны, а желание поддаться искушению страсти, истязало её сознание с непреодолимой для неё силой и утехи, которой она желала отдать всю себя.


Встав перед большим окном в комнате, Оксана наблюдала, как на площади перед домом стояли дорогие автомобили. Фонтан, что находился в центре, как главная достопримечательность дома Робинсона, извергал из себя напор воды, струя которого перекрестились между собой, сливаясь воедино, словно в танце. Сияя красными лучами, солнце заходило за океан, пряталось за домами и крышами небоскрёбов, вдали Лос-Анжелеса. На площади рядом с домом, собралось много знатных людей, семья Робинсон решила устроить бал маскарад и все выдающиеся знаменитости этого города, решили посетить его. За открытым окном, выход которого вёл на небольшой балкон, был слышен женский смех, звук открывающихся бутылок с шампанским. Воздух пронизывал с площади запахом алкоголя, слияния парфюмерных дорогих изысканных коллекций, а так же женской помады, что особо тонко улавливалась среди этой все порочной палитры вкусов.
— Надеюсь, ты не будешь против нашего праздника — высказывалась мисс Робинсон, открывая дверь комнаты, женщина вошла в обворожительном зеленом платье
— В вашем-то положении мисс Робинсон
Обернулась Оксана, заметив, как свободно колыхалась материя зелёного платья на темноволосой женщине, которая вошла в комнату, с гордым видом королевы. Следом за ней вошла в комнату рыжеволосая девушка, которую Оксана видела несколько дней назад на заседании мистера Робинсона на веранде рядом с их домом. На лице рыжеволосой девушки была одета карнавальная черная маска, её тело украшал открытый черный топ, что полностью открывал спину этой ярко выраженной красотки. Из белья на ней были ажурные черные трусики и чулки, что плавно и красиво сочетались с туфлями на высоком каблуке, которые преображали её красоту в изысканную порочную львицу. Коллекция выразительного парфюма «Valentina, Valentino», которую Оксана уловила, распознав в нём такие оттенки, безупречного вкуса, как бергамот, жасмин и мексиканскую туберозу.
— О… та загадочная рыжеволосая красотка
Ухмыльнулась Оксана, продолжая разговаривать на английском, сделав шаг в комнату к своим гостям. Покачивая выразительными бёдрами, Оксана прошла мимо стола, на котором оставила своего пушистого медведя, что сохранил на своём меху алый отпечаток следа безумных губ.
— А что она забыла в этой комнате? — поинтересовалась Оксана, поправляя материю тонкого надетого на себе белого платья
— Катрин дорогая — обратилась мисс Робинсон к рыжеволосой девушке, что стояла у входа открытой двери в комнате — Закрой, пожалуйста, дверь
— Мне выйти мисс Робинсон? — покорно опустив голову, стеснялась она взгляда Оксаны, с которым она неё смотрела
— Нет, останься — ухмыльнулась мисс Робинсон, направляясь к Оксане, беременная женщина казалась уверенной в себе и точно ни в чем не выражала свою слабость здоровья
— Я хотела сказать — обвив рукой талию, Оксана выставила бёдра, посмотрела недовольно и самокритично на мисс Робинсон — Что не сейчас вам стоит устраивать такое развлечение
— А когда Оксана?
Была не согласна, беременная женщина, подойдя к круглому столу в комнате, около которого стояла Оксана. Мисс Робинсон подошла слишком близко, что позволила Оксане насладиться её парфюмерной коллекцией «Donna Karan Essence Lavender», этот аромат — серенада лаванде. Он может быть уместен в любых случаях. Аромат, который дарит ощущение свежести, радости.
— Меня возможно завтра уже увезут в больницу
— Завтра?! — удивилась Оксана, не понимая совсем эту женщину, однако была приятно удивлена выбором парфюмерной коллекции — Но ведь срок еще далеко не подошёл
— Всё может быть
— Вы еще не передумали? — поинтересовалась Оксана, случайно положив пальцы на руку женщины, когда она коснулась пальцами поверхности стола
— Не передумала в чём? — демонстрируя удивления кривой улыбкой, спросила мисс Робинсон
— Вы всё еще хотите родить так ведь
— Я обдумала ваши слова Оксана
Переводя дух, вздохнула мисс Робинсон, женщина подошла к Оксане близко, коснулась кончиками пальцев другой руки её подбородка, выразительно распахнула ресницы шикарных глаз.
— И они заставили меня задумать?
— Интересно о чём?
Зная прекрасный этот приём гипноза, когда её разум был разбит на частички порочной ненависти и презрения к самой себе, Оксана, скрывая своё искушение, смогла подавить жажду порочного соблазна.
— Там в больнице я думала вы порядочная женщина
— Я и есть порядочная женщина — посчитав отверждение Оксаны за обиду, женщина надулась и выпрямив спину, выставив грудь вперёд — Просто видимо вы Оксана обо мне плохого мнения
— В больнице всё было иначе — уверяла Оксана, игнорируя обиду мисс Робинсон, покачивая выразительной формой бёдер, отошла к окну, за стеклом которого, солнце неистово красными лучами заката, пыталось прорваться в комнату — Так что же изменилось теперь?
— Я дома — развела руками мисс Робинсон, женщина в зелёном обворожительном платье отошла от стола, проследовав к окну, рядом с которым, положа ладонь на стекло, стояла Оксана, продолжая смотреть на площадь рядом с домом, где собрались богатеи — Разве может быть что-то лучше?
«Чего эта сука хочет от меня, зачем припёрлась ко мне в комнату, если желала развлекать своих гостей», размышляла Оксана, слыша за спиной как звук зелёных каблуков, ударяясь о паркет комнаты, постепенно приближались к месту, где рядом с окном она стояла.
— По-моему
Обернулась Оксана, почувствовав как пальцы беременной женщины,, подошедшей к ней сзади, легли к ней на плечо, принуждая обратить внимание на себя. Ощущая этот совращающий запах лаванды, что исходил от тела мисс Робинсон, тонкость такого поразительного оттенка и вкуса, совращала в похоти разум.
— Вы мисс Робинсон
Отошла Оксана так, что прижалась спиной к большому окну, так как ей было чуждо прикосновение этих пальцев, что когда принесли ей боль и разочарование, к своему телу.
— Должны быть там со своими гостями
Указала Оксана, обернувшись на окно, где на улице, собравшиеся люди на площади торжественно выпивали и открывали бутылки с шампанским и вином.
— Это не прилично с вашей стороны…….
— Не тебе уж точно — подошла она к Оксане и коснувшись сновав пальцами её подбородка, мисс Робинсон выразительно раскрыла глаза и посмотрела на неё, глубинным порочным взглядом
— Хорошо — поддавшись влиянию чар гипноза и обаятельному вкусу лаванды, которым так искушено, пахло тело женщины, в глаза которой она так покорно смотрела
— Узнаю этот взгляд — ухмыльнулась мисс Робинсон, убирая пальцы с подбородка Оксаны, женщина отошла на шаг назад — Я хочу Карамель, чтобы ты присутствовала на нашем устроенном с мужем вечере
— А разве у меня есть выбор?
ухмыльнулась Оксана, отразив очертание ямочек на щечках, находясь под влиянием гипноза, когда её разум был заперт под надежной дверью, к которому она сама не смогла пробиться.
— Только вот мой домашний наряд не совсем подходит — смутилась Оксана, указывая на себя указательными пальцами обеих рук, посмотрела на мисс Робинсон в ожидании подарка
— На этот счёт — уверяла мисс Робинсон, сделав шаг к Оксане, женщина в зелёном платье сомкнула пальцы обеих рук вместе — Я принесла тебе особый наряд и маску
— Бал маскарад — ухмыльнулась Оксана, повела губками, заметила как рыжеволосая девушка, что стояла в комнате у входа, направилась к кровати с пакетом, что держала в руке — С чего бы это?
— Я выдвинула такую идею
Высказалась мисс Робинсон, гордо поднимая подбородок к верху, женщина подошла к Оксане, походкой, подобной хищнице, обвив пальцами обеих рук талию.
— Перед тем как отправиться в эту больницу с тобой моя дорогая — уверяла мисс Робинсон, встав рядом с Оксаной, женщина обвила пальцами её подбородок
— Со мной? — указала Оксана на себя пальцем, едва коготком касаясь груди, покачивая выразительной формой бёдер, прошла мимо темноволосой женщины — Интересное предложение
— У тебя ведь кажется не начался менструальный цикл
— Оу… уверяю тебя
Возразила Оксана, прекрасно даже под гипнозом владея английским языком, направляясь к кровати, ставила ноги крест-накрест в каждом шаге, отражая упругую форму бёдер.
— Когда они придут, это будут худшие дни в твоей жизни
— Не сомневаюсь
Уверяла мисс Робинсон, наблюдая как Оксана, подобно движению хищницы, подошла к кровати, на которой рыжеволосая девушка с длинными распущенными волосами разложила одежду.
— Но сегодня давай поговорим о другом
— Мы будем говорить о том
Обернулась Оксана, встав рядом с рыжеволосой девушкой, одной рукой пальцами коснулась её руки, другой рукой обвила свою талию.
— О чём ты хочешь моя королева
— Одевайся
Распорядилась направляясь ускоренным шагом мисс Робинсон, женщина чувствовала себя достаточно хорошо и уверенно, по её состоянию, не казалось бы, что её что-то беспокоит.
— Катрин проводит тебя
— В самом деле — ухмыльнулась Оксана, посмотрев на рыжеволосую красотку в маскарадной маске на лице, игриво коготком указательного пальца, с по=хоть коснулась её груди, легкостью движения оставила розоватый след тонкой полоски — А то вдруг мне тут одной будет скучно
— Она скрасит твой досуг — уверяла мисс Робинсон, подойдя к закрытой двери, женщина пальцами обвила её ручку, потянула на себя
— Я и не сомневаюсь
Повела губками Оксана, посмотрев на предложенный черный корсет, ажурные черные трусики, а так же упаковку черных чулок и коробку черных туфель на страстном высоком каблуке.
— И это всё мне нужно надеть? — поинтересовалась Оксана, когда улыбка на её лице от вида порочной одежды становилась шире
— Не возражаешь — искусно говоря на английском, с каким-то странным ирландским акцентом, рыжеволосая девушка, обошла Оксану, встав у неё за спиной — Если я помогу тебе это всё одеть?
— Если только
Обернулась Оксана, обвив руками талию сзади стоящей девушки, встала к ней лицом, смотрела в её глаза. Оксана чувствовала головокружительный аромат, исходящий от её тела и запах пропитанных порочной страстью вина, которую пылали ей алые губы.
— Ты будешь ласкать моё тело нежным прикосновением
Говорила Оксана со всей порочной завистью, рядом с губами рыжеволосой девушки, ощущая, как вкус алкоголя исходил от губ рыжеволосой бестии.
— Радовать мои губы пламенным поцелуем
— Почему бы и нет — ответила на английском с таким же странным ирландским акцентом рыжеволосая девушка — Ведь именно для этого я здесь
— Чтобы зажечь меня? — посмотрев на подол платья, Оксана почувствовала, как к его тонкой белой материи прикоснулись пальцы рыжеволосой рядом стоящей с ней рыжеволосой девушки
— Ты сегодня должна гореть ярко
Уверяла Катрин, продолжая стоять рядом с Оксаной, когда руки этой красотки проникли нагло под её белое платье, её нежные пальцы обвили бёдра и медленно ползли вверх.
— Сегодня гости хотят услышать много криков и стонов от тебя
Уверяла рыжеволосая красотка в тот момент, когда Оксана завела руки за спину, коснувшись языка собачки молнии платья, потянула за неё, медленно начиная её расстёгивать.
— Сегодня ты растворишься в любви — говорила нежным шепотом рядом с губами Оксаны, в тот момент, когда материя её расстёгнутого платья, плавно оголяла плечи, пока рыжеволосая девушка искусно поднимала его подол, держась за него обеими руками — Без остатка
— Именно этого мне не хватало последнее несколько дней
Выражая отчаяние на лице, ответила Оксана, в тот момент, когда платье скользило вниз по её телу, в свободном падении падая на пол, показывая ранимость характера перед девушкой.
— Не представляешь, что значит быть запертой в этой клетке
Рассказывала Оксана, почувствовав, как руки девушки обвили её тело и ловко вцепились в застёжку белого бюстгальтера на её груди.
— Чувствовать себя одинокой — коснулась Оксана кончиком коготка плеча рыжеволосой девушки, ощутив, как она ловко расстегнула её бюстгальтер, ослабляя тиски давления на грудь — И…..
— Господи, какая красивая грудь
Отодвинув чашечки бюстгальтера от груди Оксаны, освободив её полностью, рыжеволосая девушка вскрикнула от радости, прижав кончики пальцев к губам.
— Я всегда о такой мечтала — выразила восхищение Катрин, почувствовав себя неловко, что выронила от увиденной обнаженной груди Оксаны, её снятый бюстгальтер на пол
— Может быть сегодня — шептала Оксана, рядом с губами рыжеволосой девушки, разговаривая на английском языке — Мы окажемся с тобой в одной постели
— Это невозможно — ответила отчаянно девушка, наблюдая с изумлением улыбки, как Оксана, играя бёдрами, снимала с себя ажурные белые трусики, искусно при этом вращая тазом
— Почему? — поинтересовалась Оксана, отпуская материю трусиков, стоя в согнутом положении, поднимая искушенный взгляд безупречно лазурных голубых глаз
— Вас пообещали другому мужчине — ответила рыжеволосая девушка, отражая жалость в нотках голоса и желание разделить с Оксаной постель
— Но ты можешь быть со мной в этот момент
Скидывая белые туфли с ног, мило улыбнулась Оксана, повернувшись спиной к рыжеволосой девушке, покачивая бёдрами, направилась к постели.
— И одарять моё тело лаской
Изумилась Оксана в улыбке, сгибая ногу в колено, наступая на постель, обернулась, посмотрев, хищной страстью состроив алые губы на девушку, что метала, о её теле.
— Когда я буду купаться в бездонном океане порочной любви
— Красиво сказано — ухмыльнулась рыжеволосая девушка, любуясь, как Оксана стояла голой, находясь в постели, на четвереньках, сексуально выгнув спину
— Ты еще не знаешь, как я могу красиво любить
Изумилась Оксана в улыбке, располагаясь сидя на постели, одной рукой пальцами прошлась по рёбрам, приближалась ладонью к груди, нежной теплой поверхностью обвила её.
— И доставлять радость
— Не сомневаюсь
Согласилась Катрина наблюдая как ловко Оксана распечатала упаковку пальцами одной руки и коснувшись материи находившегося в ней материи чулка, начала аккуратно его вытаскивать.
— Ты умеешь гореть в пламени любви
— Ты даже не представляешь как
С хищной страстью произнесла Оксана, вытаскивая чулок из упаковки, обеими руками раскрывая его и ловко закатывая, согнула одну ногу сидя на кровати, в колено.
— Как я это умею делать
— О… несомненно
Уверяла рыжеволосая красотка в маске, выставив пятерню согнутой в локоть руки, повернулась к Оксане спиной, Катрин, покачивая бёдрами, направилась к открытому окну. Незнакомка, одетая в ажурное черное белье, умело играя телом, вырисовывая пикантный изгиб формы бёдер, что так сексуально облегала эротическая ажурная ткань надетых на ней трусиков шортиков. Женщина в маске явно знала как себя нужно вести в подобной обстановке и пока Оксана сидя на кровати одевала постепенно, обольщаясь в нежности скользящей по коже ткани материи чулка, девица с рыжими волосами, буквально пленила её своей красотой.
— Это ночь будет наша с тобой Оксана — любезно улыбаясь, обернулась девушка, скрывая взгляд таящихся за маской глаз, отражая улыбку перед Оксаной
— Несомненно — ухмыльнулась Оксана, сидя на кровати, чувствуя, как поднимала пальцами трусики, как их ажурная ткань медленно скользила по бархатистой коже бёдер
— Позволь я помогу одеть тебе корсет — предложила свою помощь, рыжеволосая девушка, в тот момент, когда Оксана, стоя у кровати, посадив резинку одетых трусиков на талию
— Оу…. — нахмурила Оксана губки пафосно, приложив к ним коготок указательного пальца, обувая, согнувшись стоя, черные туфли на высоком каблуке — А почему бы и нет
— Встань ко мне спиной, пожалуйста, Оксана
Нежным приятным голосом обратилась Катрин, после того как Оксана коснувшись своих совмещенных вместе колен. Оксана медленно выгнула спину, состроив губки трубочкой, закрыв глаза, что отражали в себе глубинную бездну порочной стихийной страсти, посмотрела в сторону закрытой в комнате двери.
— Вот так вот
Коснувшись нежностью приятных ладоней, бёдер Оксаны, она повернула её к себе спиной, продолжая так упоительно нежно дышать у неё под ухом, возбуждённым трепетом дыхания.
— В корсете вы Оксана выглядите просто шикарно
Ухмыльнулась рыжеволосая девушка, после того как прислонила чашечки черного корсета к груди Оксаны и их нежные подушечки коснулись, её розовых напряженных похотью сосков.
— Только посмотрите — затянула она вязки на спине корсета, плотно стянув его, придавая выразительную сексуальную форму на теле Оксаны — Как он на вас сидит
— Да действительно — согласилась Оксана, встав боком к зеркалу, посмотрела в отражение на себя, любуясь тому, как сексуально облегал её формы тела, надетый на ней корсет
— Ну как девушки вы уже готовы
Дверь комнаты неожиданно открылась, на входе послышался голос Кристофера Робинсона, после чего Оксана обернулась, заметила в дверях мужчину в черном костюме.
— О… господи Оксана — изумился в улыбке Робинсон — Это просто потрясающе, как он на вас сидит, вы будите звездой нашей карнавальной ночи
— И к завершению — предложила рыжеволосая девушка, держа на кончиках пальцев, протянула Оксане черную кружевную маску — Это будет просто поразительно
Высказывая впечатление рыжеволосая девушка, аккуратно надела черную ажурную маску на лицо Оксане, преобразив её до неузнаваемости. Расправляя аккуратно пальцами обеих рук волосы Оксаны, Катрин придала объём роскошным золотистым волосам Оксаны выразительный объём, укладка которых завивалась бурными волнами локон между собой и завиваясь в полукольца.
— Мне кажется, так смотрится более естественно
— Просто поразительно — был под впечатлением Робинсон, продолжая смотреть на Оксану с восхищением — Вы прекрасны Оксана
— Ну, раз уж сам король этого вечера мне говорит такое
Ухмыльнулась Оксана, кривой улыбкой, направляясь к мужчине, когда она стоял посреди комнаты, обомлев от впечатления видеть её в такой одежде, скрывающий её истинный лик.
— То я просто обязана почтить его своим вниманием — покачивая упругой формой бёдер, Оксана подошла к Робинсону, сохраняя изумление улыбки на губах, обвила предложенную ей руку
— Вы обещаны мне Оксана — заявил Робинсон, позволяя вторую руку обвить рыжеволосой девушке, как только они с Оксаной вышли в коридор, справа встала рыжеволосая девушка
— Вам?
Удивилась Оксана, оказавшись в коридоре, покидая комнату, посмотрела на окна, за стеклами которых город погружался в сумерки надвигающейся ночи.
— Я впечатлена господин Робинсон
— Это вас огорчает?
Поинтересовался Робинсон, направляясь с Оксаной и рыжеволосой девушкой по коридору, стукая звонко каблуками по мраморной плитке коридора, что простиралась по всей его протяженности.
— Или удивляет? — поинтересовался Робинсон, проходя меж золотистых стен, потолок в этом коридоре был в форме свода, а на стенах во мрачной обстановке помещения горели светильники, плафоны которых были в форме кувшинок — В любом другом случае, вас должно это радовать
— Нет — ответила Оксана, коснувшись пальцев девушки за спиной мистера Робинсона, как только мужчина что шёл между ними обеими обвил их талии — Я просто впечатлена
— Я очень рад, что смог угодить вам обеим — направляясь вдоль по коридору в сторону, закрытой двустворчатой двери, мужчина нежно обвивал стан спин Оксаны и рыжеволосой девушки
— О… это еще мало — ухмыльнулась Оксана, подойдя к двери за которой слышалось звучание легких эротических ритмов басов dubstep, легонько пальцами толкнула дверь, открывая её
Звучание будоражащей легкой порочной музыки, подобно той, что своеобразно для танца на пилоне, играла в гостиной, на первом этаже. С первого этажа доносились возбуждающие ритмы музыки, карнавальная ночь уже была в разгаре. На первом этаже слышалась речь гостей, каждый из которых обсуждал разные темы, разговаривая на привычном американском языке для Лос-Анжелеса. Здесь были гости и разных сословий, богатейшие представили, решили посетить дом Робинсонов, предприниматели и инвесторы корпорации супругов, столько гостей в карнавальных масках, собрались за столиками в зале на первом этаже. На пилонах размещенных специально в огромной гостиной, танцевали танцовщицы, девушки в откровенных ажурных нарядах и масках на лицах, ходили по залу с бокалом коктейля, вина в руке, некоторые из них подсаживались к знатным гостям. На этом вечере количество женщин втрое превосходило количество мужчин, что сильно объясняло их недостаток и уделяло каждого из представителей сильного пола внимание по три развратных девицы. Стол каждого из дорогих гостей Робинсонов, был украшен фруктами в вазах, бутылкой вина для его пассий и коньячных изделий, что больше всего предпочитали мужчины, виски и бренди, а так же бурбон.
— Как видите Оксана — рассказывал мистер Робинсон, как только они подошли к ограждению на втором этаже, вид с которого открывался на гостиную сверху — Здесь на каждого мужчину приходится чуть ли не по три женщины
— Да действительно — повела недовольно губками Оксана, замечая какой большой перевес женского общества, был в этом доме — Конкуренток у меня будет, хоть отбавляй
— Тем лучше
Ухмыльнулась рыжеволосая девушка, встав у ограждения рядом с Оксаной, женщина легонько положила пальцы на её руки, когда она коснулась ими поручня этой самой преграды.
— Нам с тобой больше достанется — ухмыльнулась Катрин, посмотрев с радушной улыбкой на Оксану, выражая этим жестом порочное желание
— Оксана уже пообещана на эту ночь знатному человеку в нашей семье
— Вот как?! — ухмыльнулась Оксана, вопросительно и с недовольством посмотрела на спину мужчины, что подошёл к ступенькам раздвоенной лестницы, ведущей вниз
— Вас это удивляет? — поинтересовался Робинсон, обернувшись, посмотрел на Оксану с улыбкой
— А вы меня могли спросить об этом — недовольно поджала Оксана нижнюю губу, но всё же желала внутри себя, поддаться власти порочного омута, на эту ночь — Хочу ли я этого?
— По вашим глазам, я вижу — уверял Робинсон, наступая на одну из ступенек, мужчина обернулся и сохраняя любезность улыбки, продолжал смотреть на Оксану — Что вы этого безусловно жаждите
— Ну с этим я вижу не поспоришь — ухмыльнулась Оксана, желая не испытывать судьбу на этом вечере и согласиться с желанием хозяина этого дома
— Ну, похоже, что ночь ожидает быть жаркой — оставаясь стоять рядом с Оксаной, поделилась рыжеволосая девушка своим мнением
— Не то слово — сохраняя порочную улыбку на губах, ответила Оксана, продолжая стоять у ограждения и смотреть вниз
— Может, спустимся вниз, чего-нибудь выпьем — предложила Катрин, отойдя от Оксаны, замедлила пальцы на её руки, рыжеволосая девушка словно звала её пойти за собой
— Пожалуй — возразила Оксана, пожав плечами, посмотрев на рыжеволосую девушку, что заманивала её пойти за собой — Я лучше останусь здесь
— Как знаешь
Направляясь к ступенькам лестницы, по которым до сих пор спускался Робинсон к своим гостям, ответила рыжеволосая девушка, сексуально покачивая выразительной формой бёдер.
— Если что — пафосно указала рыжеволосая девица в маске вниз на барную стойку — Я буду там распивать сказочные напитки и может быть, подцеплю себе какого-нибудь жеребца
— Я присоединюсь к тебе в таком случае — заверила Оксана с улыбкой на лице, продолжая стоять у ограждения на втором этаже и наблюдая сверху за карнавальной ночью, что устроили Робинсоны
«Я так обязательно должна себе кого-нибудь найти и растворится в объятиях какого-нибудь льва, тем более когда моему телу, это так необходимо», позволяя властью порочного омута окутать своё сознание, Оксана словно уже текла от будоражащих звучанием музыки с гостиной, ритм которых вызывал самые тёмные сексуальные извращения.
***
Кончиком алого стержня помады, Оксана вела по пылкой поверхности губ, когда сидела на высоком стуле расположенному у барной стойки. Атмосфера в гостиной, дома Робинсона, была слегка затемнена, в сумрачной тени играла цветомузыка, радужный свет, освещающую обстановку этой большой комнаты. На пилонах в гостиной танцевали девушки, искусно исполняющие эротический танец, девицы в ажурных сексуальных нарядах кружились на шесте. Гости в доме Робинсонов, веселились, распивали спиртные напитки, кто-то даже из хорошо выпивших дам, танцевали на столах. На кожаных черных в диванах в гостиной расположились важные гости, каждые из которых были окружены женским вниманием, даже выдающиеся дамы, решили поддаться плоской утехи с распущенными девицами.
— Эй…..
Обратилась девушка с кашемировым оттенком волос, что сидела к Оксане повернутой спиной на высоком стуле, обернувшись, заметила в её пальцах помаду, которой она покрыла губы, тонким слоем страсти. Девушка в корсете темно-синего цвета и чулках, посмотрела возмущёнными карими глазами на Оксану, но всё же проявила манеру сдержанности и дождалась, пока она полностью докрасит губы.
— Это вообще-то моя помада
— Я же у тебя её не забираю — улыбаясь порочной улыбкой, ответила Оксана, закрыв тюбик помады, поёрзала сексуально губами, отодвинув помаду его в сторону
— У тебя совсем, что ли наглость зашкаливает
— У меня её никогда и не было — ухмыльнулась Оксана, обвив пальцами ножку бокала с мартини, нежно и очень аккуратно раскрыла губы
— О…. этот тропический микс — говорила с улыбкой на лице Катрин, обращаясь к Оксане, держа в руках бокал с вином — Просто бесподобен, пожалуй, тебя готовят к чему-то особенному
— Почему ты так решила?
Поинтересовалась Оксана, повернувшись к рыжеволосой девушке, чувствуя во рту сладкое послевкусие крепости алкоголя, после того как раскрыла губы, оторвавшись от трубочки.
— Хотя он и правда бесподобен
— Дамы — обратился мистер Робинсон, прервав нежную дискуссию — Я бы хотел вас попросить за столик месье Дюваль
— Месье Дюваль — улыбка на лице рыжеволосой девицы стала еще шире, от чего она оставив бокал с остатками вина на барной стойке — О… пожалуй я присоединюсь к нему
— Ваш француз — обернулась Оксана, оставив бокал недопитым, чувствовала, как сладкая крепость его алкоголя веселила разум, вызывая странные порочные чувства — Почему он еще не уехал?
— Наверно потому — говорил Робинсон, обвив талию рыжеволосой девушки, что пристроилась к нему справа — Что он был бы не против, разделить ночь с вами обеими
— Вот как
Оставив бокал на барной стойке, Оксана сползла со стула озабоченной кошкой, чувствуя для себя как похоть, после выпитого алкоголя терзает её рассудок, направилась к мужчине, что так лестно ей улыбался.
— Интересно, почему я должна делить ночь с Дюваль?
Поинтересовалась Оксана, покачивая бёдрами, искушено облизывая кончиком языка губы, подошла к Робинсону, встав по левую его сторону, почувствовала, как он обвил рукой её талию.
— Ведь я должна быть обещана королю этого вечера
— Потому что он почетный гость в нашем доме
— Так найдите ему достойную шлюху
— Я просто подумал — ухмыльнулся Робинсон, улыбка мужчины почему-то была в этот момент для Оксаны приятна и убедительна — Что вы бы Оксана неплохо могли бы с этим справиться
— Мистер Робинсон?! — воскликнула Оксана недовольно, когда они проходили мимо пилона с танцовщицей — Я вам никакая-то дешевая шлюха, которую можно подкладывать под кого вам будет угодно
— Вообще ублажать Дюваль работа для Катрин
Улыбнулся Робинсон, направляясь в сторону столика, где сидел Дюваль и его темноволосая дама в черном длинном вечернем платье, с бокалом вина, что обвила за тонкую его ножку.
— Он любит рыженьких девушек и у него есть еще одна дама тут, что без ума от французов
— Тогда зачем я ему? — поинтересовалась Оксана, не понимая совсем, к чему клонит Робинсон
— Месье Дюваль совершенно не знает английского — улыбнулся Робинсон, придавая обольщения собственной улыбке — Вы нужны мне тут в качестве переводчика их диалога
— А я что совсем его не привлекаю
— Я же говорил — уверял тихим спокойным голосом Робинсон, когда они вместе с Оксаной и его рыжеволосой спутницей подошли к столику где сидел месье Дюваль — Вы тут только в качестве переводчика, никто тут с вами спать не будет?
— Если он любит рыженьких — любезно улыбаясь французу за столиком, Оксана недовольно посмотрела на даму, которая сидела с ним рядом — Тогда что она тут делает
— Месье Дюваль очень любит танцовщиц, как раз в их комнате размещён пилон
Рассказывал Робинсон, встав рядом со столиком, кивнул Оксане и его рыженькой спутнице сесть по обе стороны от мужчины.
— Дама в черном платье, просто танцовщица ему на ночь
— А я значит переводчица?
Возмутилась Оксана, посмотрев угрюмо на Робинсона, после того как подошла к черному кожаному дивану, пропитанному сладкими ароматами жасмина и ванили.
— Пока эта рыжая сука будет сосать у него хуй! — воскликнула Оксана, разговаривая в пылу русской речью, грязно и нецензурной бранью выразила свои мысли, так чтобы её никто не понял
— Не знаю что она там сказала — смутился Робинсон после того, как окружавшие рядом гости и две женщины что проходили за его спиной, обратили внимание на него и на Оксану — Вы же понимаете, русские никогда не были сдержанными
— Вот как?!
Удивилась Оксана, обернувшись, посмотрела злостно на хозяина дома, посмотрела с невыносимой критикой на двух девушек в ажурном белье, подобно для пляжной местности и бассейна.
— Значит, я виновата в том, что не могу держать язык за зубами — понимая, что её речь не понимают, Оксана начала разговаривать на английском
— Прошу вас Оксана садитесь с нами — уверял Жак Дюваль, указывая на место рядом с собой, похлопал по коже дивана ладонью руки — Давайте не будем ругаться
— Разве что месье Дюваль этого сам просит
Любезно улыбнулась Оксана, расположившись на диване рядом с французом, облокотилась на его спинку, положив выразительно отражая упругие бёдра, ногу на ногу.
— Как я тут могу отказать
— А где ваша жена? — поинтересовался Дюваль, обращаясь к Робинсону, что тут же Оксана перевела для хозяина этой карнавальной ночи, слова его почётного гостя
— Моя жена гуляет в саду
Рассказывал Робинсон, взяв в руки с разноса бокал поднесённого ему напитка обнажённой девушки, грудь которой была сексуально открыта, а на сосках приклеены силиконовые накладки.
— Хочет провести последние деньки пока не уедет в больницу
— Насколько мне известно
Делился мнением Дюваль, взяв предложенный бокал из рук подошедшей к нему обнажённой блондинки, которая играя своим телом отошла от Робинсона, как только он взял бокал бренди.
— Срок еще маленький
— Там дело обстоит в другом
— У мисс Робинсон
Пояснила рассказывая Оксана, после того как перевела обращение мистера Робинсона, наклонилась к уху Дюваль. Мужчина в голубом костюме, сексуально ласкала ладонями обеих рук рыжеволосую девушку, которая расположилась у него на коленях. Держа сексуально, обвив кончиками пальцев бокал с вином, Катрин, завоевала к себе расположение француза и точно знала, чего она хочет от него в эту ночь и все последующие.
— Тяжелое сердечное заболевание, которое требует уже немедленного оперативного вмешательства
— Тогда чего вы ждёте
— Существует огромный риск во время проведения хирургического вмешательства
Продолжила объяснять Оксана, после того, как мило улыбнулась, когда белокурая девушка мило улыбнулась ей, подошла к ней с бокалом сладкого тропического микса. Взявшись за тонкую ножку бокала, блондинка протянула его Оксане, состроив милое очарование улыбки.
— Могут вызвать преждевременные роды — отпивая бокал с предложенного напитка, Оксана изумилась его сладкому пьянящему вкусу — Дело в том, что на таком сроке, есть вероятность того, что мы не спасём ребёнка
— То есть вам нужно подождать пока…..
— Легкие ребёнка разовьются хоть немного
— Будем надеяться
Ответил месье Дюваль, после того как Оксана ему рассказала суть проблемы, отпивая бокал бурбона, он обвив пальцами подбородок рыжеволосой девушки что сидела у него на коленях.
— Что с вашим ребёнком и женой мистер Робинсон — нежностью поцелуя он одарил работницу Робинсона, которая была ему безусловна мила и ближе по вкусу — Ничего не случится
— Я хотела бы пройти в нашу с тобой комнату Жак — предложила ему, мило улыбаясь, Катрин, страстно одарив губы француза
— Вы пойдёте с ними — настоял Робинсон, тут же коснулся мужчина руки Оксаны
— Но что мне там делать? — возмутилась Оксана, была не согласна с таким предложением, недовольно посмотрела на Робинсона — Просто смотреть, как они тупо трахаются?
— Извини, я не понимаю, что ты сказала — обратился француз к своей рыжеволосой суженой, делая тонкой намёк, чтобы Оксана перевела для него слова его девицы, которая сидит у него на коленях
— Переведите — настоятельно потребовал Робинсон, держа свою руку на пальцах Оксаны — И каждое слово внимательно, я хочу чтобы месье Дюваль сегодня ни в чём не нуждался
— Она хотела сказать — делая большой глоток коктейля, ответила Оксана, после того как посмотрела на несогласие, выраженное на лице Робинсона — Что не против уединиться с вами в комнате
— Оу….. моя дорогая — прикоснулся он к щеке Оксаны, выразительно посмотрел в её голубые лазурные глаза — Чтобы я без вас делал
— Мне пойти с вами? — отодвинулась Оксана, вдруг неожиданно посчитала прикосновение пальцев француза к своему лицу, неприятным — Или мне кажется, что глядя на вашу, суженную, эту будет лишним
— То, что не сможет сделать Катрин
Вдруг неожиданно догадался Робинсон, что сказала его уважаемому гостю, Оксана, мужчина вцепился ей в руку, что она тихо взвизгнула, стиснув зубы.
— Сделаете для него вы Оксана — пояснил Робинсон, разговаривая тихо рядом с ухом Оксаны, ясно давая понять о своих намерениях — Сделаете вы для месье Дюваль
Убедительно говорил Робинсон, когда создалось полное напряжение между их диалогом, но он продолжал шептать рядом с ухом Оксаны.
— Вам всё ясно Оксана?
«Придурок блядь конченный, куда я только влезла и как я могла только одеться так, как шлюха, разве только что быть утехой для этого француза», нахмурила обидчиво губки Оксана, одобрительно, испугавшись, кивнула в знак согласия с Робинсоном.
— Хорошо, что мы понимаем друг друга — улыбнулся Робинсон, чтобы скрасить как-то напряжение между сложившимся диалог с Оксаной — А теперь ступайте в комнате следом за месье Дюваль и его суженой
— Вам это дорогого будет стоить — прошипела Оксана, вставая с дивана на котором сидела, отставив бокал с остатками коктейля на столике рядом с диваном
— Ничего — ухмыльнулся злорадной улыбкой Робинсон, после того как Оксана встала и прошла мимо него, выходя из-за стола — Я как-нибудь с вами расплачусь
— Скажите Оксана — обратился месье Робинсон, выходя следом из-за стола, держась за руку с рыжеволосой девушкой — Вы умеете танцевать
— Танцевать? — обернулась Оксана, посмотрев на Робинсона и то как он приказным взглядом смотрел на неё заставляло померкнуть в ужас — Да-да конечно
— Тогда может порадуете нас своим танцем — предложил француз, мило улыбаясь своей подобно французской манере улыбкой — Мы с Катрин на это с удовольствием посмотрели бы
— Если только ваша суженая не будет ревновать меня
— Ну что вы моя дорогая — обвил он талию Оксаны, мужчина прижал её к себе, как только они отошли пару шагов от дивана, на котором сидели, выйдя из-за столика
— Как скажите
Ответила Оксана, мило улыбнулась мужчине, что обвил её за талию, направляясь с ним вдоль праздничной гостиной, чувствуя, как что-то окутывает её разум порочной неудержимой бездной.
— Я сделаю для вас всё — начиная дышать учащенно, Оксана чувствовала мощный прилив крови к половым органом, ощущая в себе неутолимое желание секса — Что вы только скажите
— Я знаю
Строя любезность улыбки, ответил Дюваль, прикоснулся кончиками пальцев подбородку Оксаны, после того как они подошли к ступенькам лестницы. По обеим сторонам, от которой располагались танцевальные подиумы и танцовщицы на пилонах, в сексуальном ритме исполняли свой танец, медленно кружась на шесте. Будоражащая композиция «DJ Artak Feat. Sone Silver — Soul», ноты звучания которой, пробуждали, глубокие порочные инстинкты.
— А вы будите счастливой всю эту ночь
Рассказывал Дюваль, когда они поднимались с Оксаной и его рыжеволосой спутницей по ступенькам лестнице, на которой стояли высокопоставленные гости Робинсонов.
— До самого утра
— Вот как
Изумилась в улыбке Оксана, обратила внимание, как страстно целовались девушки, которые стояли на ступеньках, возбуждая порочной завистью, находящихся в их компании мужчин.
= Жду с нетерпением
Оксана уже не могла отказаться, вся эта возбуждая, обстановка, мелодичная музыка, обнаженные девушки, парфюм и одеколоны американских и французских производителей, все эти ароматы, что витали в воздухе, возбуждали её разум в самых разных порочных оттенках. Женщины были в масках, так что их было не узнать, все они разговаривали на английском языке, в откровенных сексуальных нарядах. Каждая, из девушек держала либо бокал вина или шампанского, либо придавалась утехи и желания, стоя на ступеньках лестницы, в объятиях своего спутника.
— Когда же это случится
— Моя дорогая — обратилась Катрин, поднявшись, первый лестничный пролёт, встав на площадке, между развилкой двух лестниц по сторонам — Да вы возбуждены
— А разве это плохо?
Улыбнулась Оксана ответ порочной улыбкой, обернувшись, заметила, как за ними следом поднималась темноволосая женщина в черном вечернем платье.
— Я возбуждена и пьяна — пожав плечами, ответила Оксана, посмотрев с завистью на следующую пару двух обнаженных целующихся девушек, что так красиво ласкали свои тела руками
— Уверена, что это не спроста — лестно поддержала улыбкой, Катрин, продолжая идти к другой лестнице, обернувшись, посмотрела на Оксану, поманила её за собой пальцем
— Вам всё тут нравится
Спросил Дюваль, коснувшись пальцами обеих рук плеч Оксану, вынудив её обратить внимание, как только она, следуя за рыжеволосой девушкой, подошла к ступенькам второй лестницы.
— Только скажите
— Мне всё нравится — строя интригу лестной улыбки, ответила Оксана, поднимаясь по ступенькам впереди мужчины, специально перед ним играла упругой формой бёдер
Дыхание Оксаны становилось учащенным, каждая клеточка её тела словно пылало от жажды порочной любви. Каждый вдох, который делала Оксана, хватая воздух пылки губами, пока она поднималась по ступенькам, вызывал сильные порочные ощущения.
— Только вот я чувствую
Вдруг передумала Оксана, не желая признаться французу, с которым поднялась на второй этаж, оставляя праздничную гостиную внизу. Изумляясь в порочной улыбке, Оксана направлялась вдоль по коридору, следуя прямо за рыжеволосой девушкой. Проходя мимо картин, с изображением Миранды Робинсон, Оксана коснулась нежно, их рамки кончиками пальцев, смотрела на золотистые стены и горевшие на них настенные светильники, свет которых в создавшейся лёгкой наполовину мрачной обстановке, вызывал странную порочную зависть. Ритмы звучавшей музыки с гостиной, сексуальными аккордами страсти, словно принуждали Оксану окунуться с головой в порочный бездонный омут. Покачивая упругими бёдрами, Оксана прошла мимо комода, в стеклянной вазе которой стояли раскрывшиеся бутоны алых роз, излучавшие порочный аромат.
— Хотя ладно — прикоснувшись к алым лепесткам роз, Оксана вдохнула исходящий от них запах
— Это уже стало вдруг не важно? — поинтересовался Дюваль, мужчина проходил рядом с Оксаной, когда она встав согнувшись, выставила перед ним бёдра, желая всем своим сердцем, чтобы он прикоснулся к ней и жадно обвил их пальцами — Вы можете сказать мне
Шепот его речи, заставлял мокнуть Оксану, от чего она, раскрывая алые губы, издала лёгкий порочный стол, словно текла, так необузданно и порочно, желая разделить с ним эту ночь.
— Всё что думаете
— Правда? — еще больше изумилась Оксана в улыбке, обернувшись, посмотрев на него состроив в порочной форме искушенные, сгорающие по поцелую губы
— Только правда — так приятно звучал французский язык, рядом с ухом Оксаны, что он желала отдаться ему прямо в этом коридоре, на комоде, прямо под портретом мисс Робинсон
— Скажите — набравшись в себе силы, Оксана выпрямила спину, встав лицом к мужчине, пуговицы белой рубашки у которого были расстегнуты, а его пиджак лежал на краю комода, от его губ исходил стойкий аромат бренди — Зачем я вам сегодня?
— Как переводчица
Пояснил, отпрянул Дюваль, по его глазам, Оксана сразу поняла, что не представляла для этого мужчины никакого интереса к себе, её расположение ему было абсолютно не нужно.
— Блондинки знаете — повёл он странно губами, как это делают французы — Как-то знаете не мой профиль, я больше предпочитаю рыжих бестий
— Ай…. месье Дюваль
Схватил он рыжеволосую проходящую мимо девушку, когда она вновь решила возвратиться к комоду, где они с Оксаной стояли, Дюваль притянул её, обвив за талию, к себе.
— Что вы делаете? — была без ума от его требовательности, Катрин, словно была уже готова отдаться ему в этом коридоре, после чего истерически она рассмеялась, прикрывая губы кончиками пальцев другой руки — Ах… вы мой негодник
— Не понимаю, что она сказала — восторженно, сгорая от власти порочного соблазна, мужчина, обнимая рыжеволосую спутницу, посмотрел на Оксану — Но думаю что-то грязное и сексуальное
— Ну типа того — разговаривая на французском, сморщила пафосно губки Оксана, мило улыбнувшись танцовщице в черном платье, что подошла к ним
— Месье Робинсон — рассказывал Дюваль, направляясь в обнимку с рыжеволосой девушкой по коридору — Одолжил вас на всю ночь Оксана и вы будите для нас с моей спутницей на ночь переводчицей — любезно улыбаясь, говорил он, проходя открытые двустворчатые двери
— Вот как
Сохраняя любезность улыбки, Оксана подошла к закрытой двери комнаты, переступая через порог открытых двустворчатых дверей, что вели в продолжение коридора, где располагались комнаты.
— Тогда может, я буду знать все ваши сокровенные тайны
Положив руки на упругие бёдра, Оксана выразительно ставила ноги крест-накрест в каждом шаге, состроив выразительный взгляд безупречно голубых лазурных глаз, подойдя к мужчине.
— Поскольку вы голубки — раскрывая губы в порочной улыбке, Оксана сомкнула пальцы в кулак и показала его перед лицом Дюваль — Вот у меня, где все будите
— Я слышал подобное
Согласился Дюваь, поддержал жест Оксаны доброй улыбкой, в тот момент когда рыжеволосая девушка, открыла дверь предоставленной им для развлечения комнаты.
— О фигуре русского общения
— Обещаю
Говорила Оксана, касаясь кончиками пальцев, плеча одетой рубашке на теле француза, почувствовала через тонкую её ткань, весь порочный жар, что от неё исходит.
— Что со мной вы узнаете намного больше
Переступая через порог открытой двери, Оксана сексуально вильнула бёдрами, завораживая на своём теле взгляд француза и приковывая к себе всё его внимание.
— Как и почувствуете сегодня — направляясь по комнате, Оксана смотрела на большую люстру, выполненную в старом готическом стиле, лампы на ней словно как свечи горели в ночи
— Ваш французский прекрасен — похвалил Дюваль, пропуская следом за Оксаной рыжеволосую девушку, а потом и темноволосую женщину в черном платье — Где вы научились так общаться?
— У меня было тяжелое детство — пояснила Оксана, оценивая установленный пилон посреди комнаты, большую двуспальную кровать, постельное белье которое было украшено в французском стиле, большие окна, от пола до потолка, вид с которых выходил на площадь рядом с домом — А французский, лишь плод воображения моей детской травмы
— Детской травмы?
Не понял ничего из слова, что сказала Оксана, переспросил мужчина, пропуская следом войти рыжеволосую львицу, после позволил войти в комнату темноволосой танцовщице.
— Что-то я вас совсем не понимаю Оксана — удивился Дюваль, зашёл в комнату последний, закрывая тут же за собой дверь
— Девочка просто всю жизнь провела дома взаперти
К неожиданному удивлению, брюнетка достаточно умело владела французским, чем заставила обернуться Оксану, когда она покачивая бёдрами подошла к окну.
— А теперь как повзрослела гуляет на всю катушку
— Откуда ты? — возмутилась Оксана, посмотрев на француза в недоумении, положив руку на талию, отражала в глазах свет падающий с большой люстры в комнате
— Знаю французский язык?
Ухмыльнулась брюнетка, достаточно умело владея французской речью, прошла мимо мужчины, касаясь настораживающим эротическим жестом кончиками пальцев его подбородка и щетины.
— У меня было такое же детство
— Моя дорогая — обратился Дюваль к брюнетке, схватившись за руку темноволосой женщины, мужчина убрал её от своего лица — Займись лучше тем, для чего тебя сюда привели
— Да месье Дюваль
Покорно ответила брюнетка, с легкостью распахнув на себе черное ажурное платье, женщина предстала перед ним в одном нижнем черном белье. Играя своим телом, словная хищная кошка, перед своей добычей, темноволосая обольстительница направилась к пилону в центре комнаты.
— Как прикажите
— Вы ко всем так? — удивилась Оксана, когда подошла к большому кожаному креслу, расположенному спинкой к окну
— У каждого свои роли — направляясь к барному шкафчику, ответил Дюваль, посмотрев на Оксану, мужчина мило улыбнулся, пожав плечами, ничего не стал отвечать
— И какая же у меня на сегодня отведена роль
Поинтересовалась Оксана, располагаясь в черном кожаном кресле, чувствовала себя королевой, облокотившись на его мягкую и нежную спинку. Нежная материя приятной обивки кресла, касалась кожи Оксаны там, где заканчивался черный корсет, одетый на ней.
— В вашей порочной игре?
— О чём вы так мило общаетесь? — выказывая долю ревности, Катрин подошла к кожаному дивану в комнате, обвивая собственные бёдра, девушка с огненным цветом волос, села на него
— Что они только что сказала? — поинтересовался, не понимая Дюваль, доставая из открытой двери бара, бутылку вина и два бокала
— Ей видите ли не нравится, что мы с вами говорим на общем языке — строя интригу любезности ответила Оксана, поправляя кончиками пальцев маску одетую на лице
— Тогда может будите переводить для нас с Катрин каждое слово
— По-моему
Возразила Оксана, начиная впадать в приступ необъяснимой для себя злости, чувствуя себя пленницей в этой комнате, зная прекрасно, что исход этой ночи для неё ничего не предрекал.
— Это прекрасно может сделать вон та девица
Указала Оксана кончиком пальца на девушку, что так сексуально крутилась на пилоне, сексуально отражая свой эротический танец ритмом движения, музыка которой играла с колонок.
— Так почему же я — наслаждаясь прекрасной играющей композицией музыки «ATB & Armin Van Buuren — Vice Versa», колонки которой были развешаны на потолке комнаты, создавая акустическое прекрасное звучание — Должна для вас это делать?
— Потому что — ответил, поставив бутылку на столик, как только подошёл к нему, ответил Дюваль, держа в руке бутылку с вином — Месье Робинсон, попросил вас лично помочь общаться мне и моей суженой на эту ночь?
— Но, а ваша танцовщица — поинтересовалась Оксана, наклонившись, положив ладони обеих рук на поверхность черного стеклянного столика — Может прекрасно это сделать, заменив меня
— Давайте просто выпьем — с легкостью открыл пробку бутылку, отвечал Дюваль, наполняя два пустых бокала вином, после чего галантно преподнёс один из них для Оксаны
— Хватит уже говорить на одном только вашем языке — возмутилась рыжеволосая девушка, почувствовав себя обделённой в этой беседе, воскликнула жалобным английским голосом
— Вас это удивляет?
Заметил мужчина улыбку на лице Оксаны, передавая бокал ей в руки, после того как его рыжеволосая красотка, чувствовала себя обделённой в этой беседе.
— Ведь если она уйдёт — предупредил Дюваль, внушая для Оксаны опаску тактом звучания голоса и его серьёзных намерений — Всё что я планировал сделать с ней этой ночью, я сделаю с вами
— Вам так нравится общаться о чём-то между собой?
«До чего же ты ёбнутая тупая сука», подумала про рыжеволосую девушку Оксана, мерзко в голове извращая мысли, держа бокал в руке, обвив его пальцами за тонкую ножку.
— Успокойся — возразила Оксана, заметив отчаяние на лице рыжеволосой девушки, начиная разговаривать на английском языке — Месье Дюваль…..
Осторожно говорила Оксана, продолжая глядеть на мужчину в комнату, создавая интригу улыбки на лице, желала получить своё на эту ночь, поддаться власти искушения.
— Хочет теперь в дальнейшем продолжить общение — пояснила Оксана, держа бокал рядом с губами, сделала из него небольшой глоток — Используя меня как переводчицу между вами двумя
— Тогда делай, что от тебя требуется! — обидчиво нахмурив губки, ответила Катрин, женщина словно чувствовала себя ущемлённой
— Ладно — радушно улыбнулась, согласилась Оксана, посмотрев на мужчину, после чего отпила глоток вина с бокала, продолжая наблюдать, при этом испытывая страх, за французом
— Так я могу говорить с месье Дюваль?
Поинтересовалась рыжеволосая девушка, отпивая глоток с бокала, что держала в одной руке, обвив его пальцами, заметила, как Оксана одобрительно кивнула, жадно допивая остатки вина.
— Ну наконец-то — изнурённо вздохнула рыжеволосая девушка, переводя дух, после того как крепость алкоголя разжигало в её теле пламя строптивой страсти, чувствуя себя возбуждённой, как только мужчина подсел к ней рядом — Я уже думала что никогда этот момент не наступит
— Эта ночь — шептал обольстительно Дюваль на ухо Катрин, так что девушка перед ним раскрывалась, словно бутон цветка, позволяя его пальцами руки прикоснуться к себе — Только для нас с тобой двоих
— Но мы не сможем общаться без Оксаны — жалостно сморщила губки Катрин, находясь в пьяном бреду после выпитого бокала вина, в тот момент, когда Оксана взяла из рук мужчины предложенный ей второй бокал, переводя слова рыжеволосой девушки — Хотя…….
— Она что-то имела в виду — ухмыльнулась Оксана, делая небольшой глоток с бокала, после чего повторила его вновь, обольщаясь его сладкому завораживающему вкусу и крепости алкоголя
— Может Оксане не стоит вообще никуда уходить
— Я тоже об этом подумала — улыбнулась Оксана, пьяной распущенной улыбкой, желая скорее уже придаться власти сексуального разврата
— Что она говорит Оксана? — требовательно спросил Дюваль, посмотрев на Оксану улыбнувшись тому, как она залпом допила остатки вина второго бокала, поставив его на столик
— Она говорит — облокотившись на спинку кресла, Оксана смачно поёрзала губами, собирая с их пылкой поверхности капли завораживающей алой прелести — Что было бы неплохо снять с меня корсет и нам с вашей Катрин потанцевать вместе
— В самом деле?
Удивился Дюваль, наблюдая, как Оксана поднялась с кресла, вставая на ноги, выгнула спину, отразив упругие бёдра, выразительно играя телом, направилась к мужчине в комнату.
— Катрин желает потанцевать с вами
— После того
Говорила Оксана нежным голосом, подойдя к мужчине, кончиками пальцев коснулась его щетины, выразительно посмотрев в его глаза, после чего повернулась к нему спиной.
— Как вы снимите с меня этот корсет
— А почему бы и нет
Догадалась, понимая язык Оксаны, ответила Катрин, вставая с дивана на котором сидела, рыжеволосая девушка, поставила предварительно бокал с остатками вина на столик рядом.
— Давай я тебе помогу
— Хм…. — повела довольными губами, улыбнулась распущенной улыбкой, Оксана, обернувшись, посмотрела на девушку, что только что встала с дивана в комнате — Ну если она так желает
Ответила Оксана на французском языке, направляясь к рыжеволосой пьяной девушке, маска которой на лице, скрывала её отражение эмоций.
— То разве тут откажешь
— Тогда я хочу, чтобы вы обе разделись
Заявил мужчина, легонько заигрывая, шлепнул Оксану по бёдрам, когда она отошла от него, так что раздался легкий шлепок от соприкосновения его пальцев с кожей.
— И порезвились в комнате — обвил он бёдра Оксаны, прижав её к себе, крепко держась пальцами за её ягодицы — Голые для меня
— Месье Дюваль!
Изумилась Оксана пьяной улыбкой, находясь в объятиях мужчины, чувствовала, как он убедительно обвивал её бёдра, прижимал к себе. Положив ладонь к нему на торс, Оксана почувствовала жар, исходящий от его тела, приправленный безупречной крепости бренди.
— Какой вы требовательный — отошла Оксана от мужчины, как только он её отпустил, направляясь в сторону рыжеволосой девушки, что шатаясь от выпитого вина, обошла столик, за которым сидела — Вы точно знаете чего, хотите
— Не хотел бы не предлагал — ответил Дюваль, продолжая стоять, взял со столика стоящую бутылку с бренди и наполнил бокал, с которого пила Оксана его прелестью пшеничного напитка
— Помоги мне дорогая — покачивая бёдрами, Оксана чувствовала даже когда отошла от мужчины его феромоны на себе, запах мужского тела возбуждал и кружил её рассудок в безудержной бездне, желая поддаться скорее страсти сексуальной ночи — Только нежно
Обернулась Оксана спиной к рыжеволосой девушке, позволяя взяться за сплетение её корсета на спине и медленно ослабить его давление, так чтобы можно было снять.
— Вот так вот — ощущая, как давление оков корсета начинает ослабевать, обрадовалась Оксана, отойдя в сторону от рыжеволосой девушки, позволяя корсету, одетому на себе, упасть на пол
— Какая красивая у вас грудь — обратила внимание мужчина на оголённый бюст Оксаны, сочный объём которого, вынуждал неудержимым желанием к нему скорее прикоснуться
— Хотите потрогать? — заметила Оксана, как возрадовался Дюваль, медленно направляясь к нему, специально завораживала его разум прекрасным движением тела в каждом шаге
— Если позволите
Согласился мужчина, поставив бокал с остатками бренди на столик, француз, подошёл к Оксане, обеими руками обвил груди Оксаны, которые она, сгорая от желания, вложила ему в руки.
— Вам приятно? — сжимая бюст Оксаны, спросил он, овладевая сочной прекрасной грудью, словно заявляя на неё свои права
— А как вы сами думаете? — изнывая порочным стоном, спросила Оксана, чувствуя, как пальцы мужчины сжимали её груди, после чего он убрал руки от неё
— Я хочу, чтобы вы с Катрин порезвились тут
Пояснил, рассказывая Дюваль, убирая руки с бюста Оксаны, француз оставил приятный тёплый осадок мужской грубости на сочной выраженной коже груди.
— Потанцуйте для меня — потребовал француз, внимательно наблюдая за телом Оксаны, мужчина отошёл к столику, где на поверхности находился бокал с остатками бренди
— А почему бы и нет
Мило улыбнулась Оксана, желая, сгорая в агонии страсти, угодить этому мужчине, обернулась к рыжеволосой девушке, которая играя сексуально телом, подошла к ней.
— Он хочет чтобы мы потанцевали для него — разговаривая на английском, Оксана обратилась к девушке, которая словно хищная кошка подошла к ней
— Я согласна — рыжеволосая девушка, была безудержно пьяна и возбуждена по непонятной для Оксаны причине, она не оспаривая даже, тут же согласилась исполнить волю своего суженого
— А другого ответа — сгорая от возбуждения, Оксана не понимала, почему так сильно впадала в бездну порочного желания, направляясь к стеклянному столику, когда рыжеволосая девушка предпочла насладиться лаской танцовщицы у пилона — Я от тебя не ждала
Играя выразительной упругой формой бёдер, Оксана подошла к стеклянному столику, рядом с которым в черном кресле сидел Дюваль. В комнате играла тихая композиция музыки «Bluesolar — Believe in Me (Chill Out Mix)», будоражащие ноты которой и ритмика звучания, пробуждали в Оксане самые глубокие порочные инстинкты. Наступая на поверхность стеклянного столика, Оксана, прозорливо улыбаясь мужчине, забралась на него, стукая по его поверхности каблуками надетых на ногах черных туфель. В такт ритма движения, играющей музыки в комнате, Оксана начала, подобно королевской кобре, исполнять свой будоражащий танец, пленяя к себе всё внимание француза. Играя бёдрами, словно строптивая кошка, занося руки за голову, обвивая затылок, выгнув спину, собирая волосы за головой в единый пучок, Оксана разом их освободила, опуская медленно руки вниз. Продолжая выражать пленительные сексуальные формы тела, Оксана, прикусывая соблазнительно, коснулась пальцами обеих рук резинки надетых на себе ажурных черных трусиков. Расплываясь в порочном довольстве улыбки, Оксана подобно хищной бестии, снимала с себя черные трусики, поразительно медленно и нежно, обольщаясь, как их резинка медленно скользит по бёдрам вниз. Переступая через лежащие на столе трусики, Оксана пикантно согнула ногу в колено, скрестив руки на груди, так что её пальцы обвивали плечевой сустав и демонстрируя при этом беззащитность перед самцом, что был внимательным зрителем для её танца. Медленно присаживая на колени, Оксана, подобной кобре, играла телом, вращая тазом, после чего облокотилась полностью, отклоняясь назад, на поверхность стола спиной.
Голова Оксаны свисала вниз, когда она порочным взглядом, необузданной страсти смотрела на двух резвящихся у пилона женщины. Голубые лазурные глаза Оксаны окутала порочная бездна, её ноги была разведены и согнуты в колени, упираясь каблуками черных туфель на поверхность стола. Сжимая пальцами обеих рук грудь, Оксана истязала себя, желая вкусить в себе плод мужской любви, изнывая в стонах, хотела, чтобы мужчина обуздал её этой ночью. Продолжая играть телом, лежа спиной на столе, Оксана думала, что мужчина овладеет её телом, но заметила, как он прошёл мимо стола на котором она лежала, направляясь к пилону, где располагалась его рыжеволосая избранница. Подойдя к двум женщинам у пилона, француз обвил обеими руками талии двух девушек, прижав их к себе, любопытно посмотрел каждой из них в глаза.
— Месье Дюваль — обратилась Оксана, с обидой поджимая нижнюю губу, однако почему-то долго не могла обижаться, желая поддаться власти порочного желания — Я что вас больше не привлекаю? — придавая улыбку обольщения в искушенной форме губ
— С чего вы так решили?
Ответил Дюваль, не соглашаясь с мнением Оксаны, в тот момент, когда она расположилась сидя на столе, поджав под себя ноги, обвив своё тело руками, изумлялась в порочной улыбке.
— Я просто решил посмотреть на ваш танец — потребовал нагло француз, в то время как Оксана кусала жадно краешек губы, чувствовала предельное возбуждение во всём теле
— В таком случае
Желая, чтобы мужчина владел ею этой ночью, Оксана медленно опустила одну руку, потом другую, касаясь ладонями пола комнаты, выгнув спину и выставив бёдра, сползла кошкой.
— Для вас я станцую — согласилась Оксана, находясь на полу, после того как сползла со столика, медленно села на колени, постепенно поднимаясь, играя телом, пока полностью не встала на ноги
«Я хочу его, блядь ну почему я не могу думать не о чём другом», размышляла Оксана, положив обе ладони на бёдра, ставила ноги отразимо, в каждом шаге направляясь к пилону в комнате.
Подойдя к мужчине, находясь с ним в комнате под свето