ПОЭЗИЯ. Виктор Запорожец


ПОЭЗИЯ. Виктор Запорожец
* * *

Фрагменты Вечности из витража
Вселенной созданного Храма
одушевила голограмма
иллюзиею Миража
прошедших и грядущих лет,
легенд и призрачных историй,
от мировых фантасмагорий –
до эволюции планет.
Причинно-следственная связь
духовных и мирских явлений
вписала в ритмы озарений
сакральных слов живую вязь.
Генеалогии побег
плодов Любви на Древе Жизни
моей Космической Отчизны
взрастил Божественный Стратег –
и, в благодарность за талант,
мне предоставленный для роста,
писать пытаюсь дерзко, просто,
свободно, словно… дилетант.


ЧУДО


О! Чудо из чудес – Рождение Дитя!
в неумолкающей Симфонии Вселенной;
под Пологом Небес шутя и не шутя
Жизнь созидающей Божественно-нетленной.
Благословенный Миг! Апофеоз Любви!
Крик Бесконечности! Земная Радость Боли!
Святой Экстаз двоих ликуй! звучи! живи!
в Просторах Вечности в объятьях доброй Доли.
Кем?! в Мире станешь ты – Учителем? Творцом?
в расцвете добрых сил, вознёсшимся над веком,
Хранителем Мечты? увенчанный венцом…
Хочу, чтоб вырос ты… Разумным… Человеком.


СОЗВЕЗДИЕ ЛЮБВИ


– Вглядись! Вон в вышине Созвездие Любви
в Галактике Сердец снежинками летает.
– Так поспешим туда! Ты только позови!
Уж близится зима. Собрались птицы в стаи.
Пройдёт бредовый день по нашим головам,
затопчет наши сны и млечные мечтанья.
Жизнь окрыли! Летим! Мы вечны будем там.
Там не состарят нас невзгоды и страданья.
– Уймись. Не искушай! Парить в межзвёздной мгле
хотелось бы и мне вдали от мёртвой Леты.
А здесь!.. Здесь без стихов, что?! будет на Земле,
когда покинут Мир мечтатели-поэты.
Прощай. Я помогу осилить смелый старт,
на острие лучей прорваться в Бесконечность!
Забудь о седине. Нет! я ещё не стар.
Не забывай! Храни! мою любовь и нежность.


* * *


Поэзия звучит в тебе… во мне… покуда
способность есть у нас как в детстве верить в чудо.


* * *


Не ведомо…орешек… как?! попал сюда.
В расщелину меж скал он врос могучим Кедром.
А по ночам над ним цветком цвела Звезда.
И он тянулся к ней, взлететь, стараясь с ветром.
Его тиранил зной, сёк ураганный град,
зимой кусал мороз, льдом покрывая хвою,
корёжа, ранил ствол жестокий камнепад…
Кедр выжил – устоял, овеянный мечтою.
Мечтою, что в его судьбу слетит Звезда
и щедро озарит любовью неземною –
и в ауре лучей сольются навсегда
два чуда бытия в стремлении к покою.
Но беспощадный Рок мечтания пресёк
ударом молнии – Кедр запылал от боли.
Души искристый рой вознёсся над горой,
пытаясь одолеть гром неизбежной доли.
И гасли на лету, теряя высоту,
любви заоблачной янтарные искринки.
И траурной золой играл смерч над Землёй…
И падали с Небес седой Звезды слезинки…


* * *


Весна ушла. Увяло лето. Об осени так много спето,
что в шляпу нищего поэта упало солнце, как монета.


* * *


Сверкая плавниками в разбрызганных лучах,
морскими ритмами стремя тугие спины,
то, появляясь – то теряясь на волнах,
на помощь мчались черноморские дельфины…
Там, у скалы, на огненном песке
агонизировал ребёнок афалины.
И тусклый взгляд туманился в тоске.
И влага слёз смывала сгустки тины.
А рядом – мальчик, из последних детских сил,
пытался дотащить его к прибою,
не умирать детёныша просил
и из ладошек поливал водою.
Но дельфинёнок, вдруг, затих на берегу.
Зеваки пляжные о смерти сожалели.
А мальчик всхлипывал: «Я помогу! Я помогу!», –
сгоняя мух, пирующих на теле.


СОЛО В БЛЕСКЕ ЗЛАТА


Застывает стон струны – лунное пиано.
Из полночной стороны а капелла пьяно
отряхнула в раны соль, распиная болью,
разыграла злую роль, обескровив долю.
Ах ты, душечка – душа! Погоди немного!
До чего же хороша зимняя дорога!
Снег сокрыл ухабы, грязь, слёз осенних лужи…
«Тпррру! Кабак! А ну-ка слазь! Полечись от стужи!»
Распахнулись ворота. Человек встречает…
Дымный гомон. Суета… «Что вам? Мёда? Чаю?..»
С пылу – с жару, к бесу пост, снедь несут красотки.
«Эй! потри замёрзший нос!» «Чарку! Живо! Водки!..»
«Повторить!!! Ещё! Ещё!.. Хороша водица…
Отпустило… Горячо…» Как тут не напиться.
Без забот гуляй – пляши да горлань частушки!
Не скупись! Гони гроши под угар пирушки!..
Глядь! Цыганка – взгляд в упор. Соло в блеске злата.
Закружился пёстрый хор удало – крылато.
В песне – воля и простор, дым костров и дали,
перевалы гордых гор, радость и печали.
«Дай ладонь! Позолоти! Князь мой ясноокий.
Вижу встречу на пути. Мир твой одинокий
потревожит та – одна колдовскою тайной,
распрекрасной, как весна. Встречей той, случайной
будешь ты страдать всю жизнь. Не найдёшь покоя.
Обо всём забудь. Держись! Верь! Душа такое
ощутит лишь только раз! Я… тебя… пленила
красотой, гипнозом глаз! Поцелуй мой, милый,
подарю, любовь пьяня! Что молчишь?! устало…»
И она, обняв меня, в губы целовала
на помин души моей и на горе счастью…
Я прильнул теснее к ней, обжигаясь страстью.
Но она… исчезла, вдруг, обронив колечко…
Завертелось всё вокруг. Ёкнуло сердечко…
Я очнулся – отчий дом, ни цыган – ни шума…
Чёрной кошкой за окном бродит Ночь угрюмо.
Горница – пустым пуста. Чутко спит гитара.
Где же? Где?! моя мечта, поцелуй-подарок.
Неужель приснилось мне?! буйное веселье.
Заболел. Горю в огне, будто бы с похмелья.
Кулачок разжал: кольцо – золотом цыганским
озарило мне лицо, таинством шаманским
потускнело на лету, жалости не стоя,
покатилось в пустоту Вечного Покоя.


* * *


Накат волны шептал стихи – стихи заката.
Но были рифмы их сухи. Тень Митридата
тащила сумрак за собой, дыша устало,
затмила берег и прибой – и душно стало.
В открытых окнах тлела страсть земного ада.
И, вдруг, на город пролилась Луны прохлада.


* * *


Грустить не стоит Жизни Сон
ещё сулит Любви мгновенья
и Откровенья Вдохновенья
не превратились в мёртвый стон.
Пускай горят твои глаза
неугасимой звёздной страстью,
ведь ты, как прежде, веришь Счастью,
торя дорогу в Небеса.


* * *


Плазмоидный шар растекался по дали морской.
Прибойная пена шуршала янтарной тоской,
капризами бриза сдувая солёные блики.
Песочные замки накатной волной поглотив,
улёгся дремать в казантипском заливе прилив,
где чаек уставших тонули печальные клики.
Закат остывал, обречённо бескровно тускнел.
Закат уплывал за таинственный лунный предел
с собой унося приключений курортных улики.
Надеждами жил нежный бархатный пёстрый сезон,
пытаясь продлить золотой эротический сон
в котором навеки остались любимые лики.


* * *


Душно! Душно! Душат душу спазмы адских дум,
унижая, оскорбляя, изживая ум.
Озирая призрак Рая, мечется Мечта,
тает, таинством страдая, шепчет: «Я не та…
Та была наивной, чистой. Та была честна,
непорочной и лучистой, нежной, как Весна».
Ах! Восторги и страданья. Обаянья власть.
Нетерпенья ожиданья. Сладостная страсть.
Но… давно в зените Лето. Душно на душе.
Что весною было спето не вернёшь уже.


ЭТА НОЧЬ ДЛЯ МЕНЯ


Эта ночь для меня у астрала огня,
где года догорают, как хворост с Древа Жизни
надломленных прихотью Рока минут.
Кто же в силе помочь вспять течению Стикса
крутнуть Судеб Ворот – ведь мои откровения
вещие всё ещё ждут.
Я хочу, чтоб на миг обо мне позабыла
седая, смертельная Жница,
что нежданно является к нам
с нержавеющей, острой косой.
С теми, кто на Земле
в Дар мой скромный поверил,
не смог я проститься.
Жизнь моя, погоди!
у Парома Харона постой.
Я ещё не озвучил свои сокровенные песни,
сохранившие в сердце восторги крылатой Любви.
О! Распятая вера, прости за сомненья – воскресни!
О! Мгновенье земное! Надеждой на Вечность живи.


* * *


Каблучков настороженных соло:
Цок-цок-цок, – по капризной судьбе.
А повсюду безлюдно и голо,
и, до ужаса не по себе.
Светофоры, крестя скудной скукой,
перекрёстки житейских тревог,
распинают мигающей мукой
столкновение адских дорог.
В лужах, веря рекламным остротам,
ухмыляется лунная ртуть.
Провода, вторя ветреным нотам,
не дают сонным окнам уснуть.
А за ними, вращая орбиты
то ли звёзд – то ли радужных глаз,
графоманы полночной элиты
Слов Славянских смакуют экстаз.


* * *


Хвала вам, графомании друзья,
штурмующие выси совершенства!
Вы в творчестве нашли своё блаженство!
И в неразрывной связке с вами я.


* * *


Не всё ль равно, когда в окно
из ока бури хлещет ливень.
А ты – трагически наивен,
и с буйной бездной заодно,
пытаясь на листе сыром
запечатлеть свои невзгоды
гротескной гаммой непогоды,
в зигзагах молний вспенив гром.
Как будто бы, обрушив смерч,
Природа смоет щедрым плачем
Судьбы шальные неудачи,
чтоб о тебе забыла Смерть.


* * *


Причаль печаль очей в поэзии ночей,
манящей в тишине созвездием свечей,
чтоб в радужности глаз земной любви экстаз
в безбрежном вечном сне случайно не погас.


* * *


В небесном задоре резвятся стрижи.
Мне кажется: пишут слова виражи
крылатой, небесной лазурью стихов –
но я их мотив уловить не готов.


* * *


– Улитка! Откуда ползёшь ты – куда?
– Из Вечности – в звёздную Вечность.
– Зачем же оттуда ползёшь ты туда?
– Я… Вечность несу… в Бесконечность.
– Не надо шутить! Ты слаба и мала.
– Но… в малом – силёнок – немало.
– А может быть ты… Бесконечность прошла?!
– Наверно… Ах! Я так устала!



Мне нравится:
0

Рубрика произведения: Поэзия ~ Стихи, не вошедшие в рубрики
Количество рецензий: 0
Количество просмотров: 3
Опубликовано: 12.07.2019 в 17:48
© Copyright: Лира Боспора Керчь
Просмотреть профиль автора






Есть вопросы?
Мы всегда рады помочь!Напишите нам, и мы свяжемся с Вами в ближайшее время!
1