МНОГОГРАННИКИ. Елена Бондаренко


МНОГОГРАННИКИ. Елена Бондаренко
* * *

Я убила в себе любовь...
Безответную глупую стерву!
Исцарапала душу в кровь,
Истрепала нещадно нервы.

Не смогла я его зажечь –
Безответно в себе сгорая.
Сожрала меня страсти печь,
И живу будто неживая...

Боже правый, меня прости!
Я не ведала, что творила...
Тяжело было крест нести...
Слишком сильно его любила...

Я убила в себе любовь?..


Окнотерапия


В окне напротив суетится жизнь -
Там чей-то быт течёт неторопливо.
Меня уносит к радостям чужим,
Хотя подглядывать ужасно некрасиво.

Вон кто-то тихо вышел на балкон,
Язык огня мелькнул под сигаретой,
Лизнув лицо, как сказочный дракон,
Вновь утонул во мраке беспросветном.

Ребёнка плач разрушил тишину,
Дворняга-пёс залаял у беседки
И снова тишь на несколько минут,
Лишь старый клён поскрипывает веткой.

Всё меньше окон, где мерцает свет,
Всё меньше сцен неспешной пантомимы.
И мысли, отдохнув, сошли на нет –
Печали плавно проплывают мимо, мимо...


* * *


Читаю письма между строк
В твоих стихах.
Что помнишь, любишь, одинок
И жизнь ни ах.

Что если маску ты сорвёшь –
Я не пойму.
И снова беспросветно врёшь!
Себе, всему...

Всему, что было, но прошло,
Что давит грудь.
Дорогу снегом замело –
Не повернуть.

И всё бы было просто класс!
Но вот беда:
Несётся время мимо нас,
Как с гор вода!

И не догнать, не удержать –
Несёт поток!
Вот и осталось лишь писать
Письмо меж строк...


Мне очень жаль


Зачем Вам знать, как я живу
И что я думаю при этом?
Вам не понравятся ответы…
Зачем Вам знать, как я живу?

Зачем Вам знать кого люблю?
О ком моё сердечко бьётся?
Да что Вам всё ни как неймётся?!
Зачем Вам знать кого люблю?

Зачем суёте всюду нос?
Шутя, как будто понарошку,
Подставить вовремя подножку?
Зачем суёте всюду нос?

Зачем Вы ищете подвох?
Кто лжет – другим не доверяет
И бесконечно проверяет.
Зачем Вы ищете подвох?

Мне очень жаль Вас огорчать,
Но я люблю и я любима,
И все уколы Ваши мимо.
Мне очень жаль Вас…


Птица


Одиноко парит над землёй белоснежная птица.
То вздымается ввысь, а то камнем пикирует вниз.
Всё кружит и кружит, словно ищет знакомые лица
И в последнем витке, вдруг на мой опустилась карниз.
Я стою чуть дыша, неземным опереньем любуясь.
– Что ты делаешь здесь, совершенное чудо весны?
И она в тот же миг, точно мыслям моим повинуясь,
Долгим взглядом пронзительным молча спросила: – А ты?..


Виденье


На землю падал первый снег... кружил, искрился.
Под ноги людям шалью белою ложился.
А небо – нежный абрикос – такое диво!
И все деревья в шубах белых – так красиво!

И вот внезапно над землёй, над крышей дома
Храм появился чудный, дивный, незнакомый.
Он был огромный, тёмно-серый с куполами,
Бойницы, звонница и башенки с крестами.

Минули праздники святые и Крещенье...
О чём кричали небеса таким виденьем?!


Вот и всё


Вот и всё. Сердце больше не мается.
Все расставлены точки и всё ж
Так отчаянно сопротивляется
Между строчек зависшая ложь.

Все ответы получены, вроде бы,
И слова так правдиво звучат,
Только корчится, словно юродивый,
Наш обман, избежавший меча...


Рассветное


Рассвет. Чуть прохладно и сыро.
И день, словно маленький ужик,
Свернулся колечком, лениво
Лакая прохладу из лужи.
Туман, просочившись сквозь кроны,

Насытил росою поляну.
И живность спугнув, полусонно
Разлёгся, как облако пьяное.

Луч солнца, решимостью полный,
Раскрасил туманность рассвета.
Разлился, разбух, будто волны -
Проснулось июньское лето!


Зарок


Возвращается славный воин Никита с войны на родную сторонушку. Столько смерти лютой насмотрелся, что дал себе зарок: никого в своей жизни не убьет, не изувечит.
Повела его дорога через степь широкую, вольную. Присел Никита отдохнуть. Видит, змея огромная шипит и извивается, как будто укусить хочет. Выхватил он меч, размахнулся, но вовремя зарок вспомнил. Убрал Никита меч, пригляделся, видит: хвост змеи в расщелине застрял. «Вон оно что… правду говорят, зверь – не человек, так просто не нападает». Освободил он змею, отползла она и говорит:
– Спасибо тебе, молодец, что освободил меня, при случае я тебя отблагодарю.
С тем и уползла. Отдохнул Никита и дальше двинулся. Посреди степи дуб высокий стоит. Глядит: возле дуба орёл кружит. Подошел Никита ближе, видит: птенец орла из гнезда выпал. Хотел Никита мимо пройти, да вновь свой зарок вспомнил. Поймал
он птенца и посадил обратно в гнездо. Подлетел к нему орел и говорит:
– Если б не ты, пропал бы мой птенец. На земле он легкая добыча для любого хищника.
Я добра не забываю, случай представится – выручу.
Поклонился орлу Никита и дальше отправился. Идёт через лес, слышит: скулит кто-то. Глядит – а то волк в капкан
попал. «Славная добыча», – думает, но снова зарок вспомнил. Освободил волка и дальше пошел. Догнал его волк и говорит:
– Спасибо тебе, добрый человек, случай представится, я тебя отблагодарю.
Пришел Никита в город, идёт к воеводе царскому полный расчет получить. Говорит ему:
– Отслужил я свой срок отпущенный, навоевался досыта, слава Богу, живой остался. Пришел расчет получить, отпусти меня с миром.
Воевода хоть и знает, что пора Никиту с царской службы отпускать, да жаль ему хорошего воина терять. Говорит он Никите:
– Хорошо, богатырь, отпущу тебя домой со всеми почестями. Выполни одно пустяковое дело и ступай куда глаза глядят. Только запомни: не справишься с заданием – ещё три года служить будешь.
Смекнул Никита, что хитрит воевода, да служба есть служба. Воевода усы погладил и говорит:
– У царя соседней державы есть чудесный жеребец огнегривый. Приведи его нашему царю-батюшке, он давно о нем мечтает.
Много ли, мало ли времени шел Никита, привели его ноги к царю соседней державы. Поклонился Никита царю и передал просьбу воеводы. Царь от возмущения глаза выпучил, но быстро успокоился и говорит:
– Табун коней в поле, на выпасе. Сумеешь нужного жеребца отыскать до полуночи – он твой, не справишься… пеняй на себя.
Привели слуги Никиту в поле. Бродит он среди жеребцов, все они как один огнегривы. До вечера искал, совсем было отчаялся: пробьет полночь, и придется ему возвращаться ни с чем. Глядит: стали кони копытами бить да разбегаться. Отделился от табуна один жеребец, к нему скачет. За ним волк бежит, коня пригнал и говорит:
– Теперь мы с тобой в расчете, прощай, богатырь!
Поймал того коня Никита. Жеребец копытами бьет, из глаз искры летят, из ноздрей пар валит, грива огнем пылает!
Дал Никита коню овса, гриву расчесал, шкуру почистил, копыта подковал. Говорит ему конь:
– Спасибо тебе, богатырь. Уж сколько лет служу я своему господину, а добра и ласки не видывал. Буду я тебе служить верой и правдой!
Обнял Никита коня и отвечает:
– Рад бы я тебя оставить, да не могу. Царь-батюшка мечтает иметь в своём табуне такого коня, как ты. Слово я дал, а слово воина крепче купеческого будет.
– Хорошо, – говорит конь, – коли дал слово, держи, а я, если понадобится, сам себе хозяина выберу.
Привел Никита коня воеводе. Тот нарадоваться не может! Оглядывает его со всех сторон, по бокам бьет, в пасть заглядывает. Надел уздечку да стегнул коня кнутом. Конь взвился – только его и видели!
Рассвирепел воевода, кричит:
– Что я теперь царю докладывать буду! Убежал твой конь! Теперь, чтоб царя умилостивить, принеси ему меч Великого Мастера. Слышал я, в народе зовут его «Всевидящее Око». Царь давно о нем мечтает. Ступай, если не справишься, не сносить тебе головы!
С тем и ушел Никита. Долго брёл он по большому тракту, остановился у развилки дорог, куда дальше идти, не знает. Развёл костёр, а сам думает: «Эх! Был бы со мной чудо-конь огнегривый рядом, веселей было бы!» Только успел подумать, видит: летит конь, огнем пылает, копытом стучит! Встал рядом и говорит:
– Как видишь, я сам себе хозяина выбрал! Отныне ты мой господин!
Обнял Никита коня, как брата родного, да рассказал, что велел ему воевода. Подумал конь и говорит:
– Есть такой меч, вещь редкостная. Находится он у восточного падишаха аль-Фараби, и достать его будет
непросто. Садись на меня, хозяин, по дороге что-нибудь придумаем.
Скоро очутились они в государстве аль-Фараби. Домчались в столицу на базарную площадь.
Говорит конь:
– Захотят меня купить слуги падишаха, продавай, а я сделаю так, что ты при мне останешься.
Обступили их люди со всех сторон, на чудо-коня любуются. Подошли слуги падишаха и стали с Никитой торговаться. Договорились, хотят уздечку на коня надеть, да не тут-то было! Конь на дыбы встал, из глаз искры летят, из ушей пар валит! Народ в испуге разбежался. Взял Никита и надел на коня уздечку. Просят его слуги при коне остаться, а Никите того и надо! Подумал он для виду и согласился за отдельную плату.
Поместили жеребца огнегривого в отдельной конюшне, а Никиту назначили конюхом. На другой день показали коня падишаху. Давно он мечтал этого коня иметь. Радуется падишах своей удаче. «Только, – думает, – как огнегривый жеребец в наших краях объявился?» Достал падишах меч Великого Мастера. На рукоятке меча рубин огнем горит. Повернул он камень, и открылась картинка. Узнал аль-Фараби, как Никита коня добыл, как приказал ему воевода украсть меч Великого мастера. У падишаха глаза кровью налились от такого коварства. «Ну что ж, – думает, – видимо, надоело воеводе жить в мире! Придется его проучить!»
Хлопнул аль-Фараби в ладоши и приказал слугам:
– Завтра, на восходе солнца, отрубить конюху Никите голову!
Аль-Фараби слыл очень кровожадным. Любил смотреть, как расправлялись с неверными. Когда на утро приволокли Никиту, он решил самолично его казнить. Забавы ради орудием казни выбрал меч Великого Мастера.
Поднял Никита голову в последний раз взглянуть на ясное солнышко, видит: летит орёл прямо к нему! Налетел на падишаха, как вихрь, выхватил меч и был таков! Аль-Фараби
руками машет, ногами топает, кричит! В этой суете огнегривый жеребец высвободился из конюшни, прискакал к Никите и унес его на родную сторонушку.
Остановились они на опушке леса. Глядит Никита: летит к ним орёл, в когтях меч держит. Положил меч Великого Мастера под ноги Никите и говорит:
– Теперь мы с тобой в расчете, прощай!
Вертит Никита меч в руках. На рукоятке глаз рубиновый светится.
– Ну и что ж в нём особенного? – спрашивает у коня.
Отвечает ему конь:
– А ты поверни камень и увидишь, чем он особенный.
Повернул Никита рубиновый глаз, и предстала пред ним картинка. Увидел он всё, что произошло после бегства из царства падишаха, а ещё он увидел, что аль-Фараби готовит войска, на его родную державу напасть собирается. Задумался Никита и говорит:
– Это ж сколько крови невинной прольётся? Надобно немедля упредить царя о готовящейся войне!
– Так-то оно так, – отвечает ему конь, – только придется тебе отдать царю меч Великого Мастера, а через него он узнает, что я тебе служу. Разгневается царь, тогда не сносить тебе головы!
Глянул Никита на меч Великого Мастера:
– А ну как я у него спрошу совета, – говорит.
Повернул Никита рубиновый глаз, появилась картинка. Увидел Никита, как мастер изготовил не один меч, а два. Один был подарен падишаху, а другой запрятан глубоко под землей, в тёмной пещере.
– Я знаю это место! – вскричал конь, – Садись быстрей на меня!
Не успел Никита опомниться, как очутились они в горах, перед входом в пещеру. Огнегривый жеребец остался охранять меч, а Никита полез в пещеру. Чем дольше он шел, тем уже становился проход. Скоро даже ползком продвигаться стало невозможно. Собрался Никита возвращаться, видит: ползет мимо большая змея, уползла
вглубь пещеры и возвратилась с мечом в пасти. Положила меч рядом с Никитой и говорит:
– Теперь мы с тобой в расчете, прощай!
Воротился Никита к коню, несёт в руках меч, точную копию предыдущего, только глаз у него не рубиновый, а изумрудный.
Повернул Никита камень, появилась картинка. Подступили войска аль-Фараби к самой границе его державы. Выезжает на огнегривом жеребце воин с двумя мечами.
Поднял он мечи над головой рукоятками вверх и соединил их крестом. Вспыхнула молния, и всё исчезло.
Отложил Никита меч и говорит:
– Понял я, что нужно делать, чтоб войны не было, только невдомёк мне, куда войско падишаха подевалось?!
Конь головой машет:
– Поверни зелёный камень, и узнаешь!
Так и сделал Никита. Видит, всё войско разбрелось по домам. Аль-Фараби и думать позабыл воевать, сидит на подушках и забавляется с котёнком белым.
Вскочил Никита на коня и мигом очутился на границе своей державы. Поднял он мечи перед войском падишаха, и оно исчезло, как и не было!
После этого наступил в стране мир и покой. Схоронил Никита оба меча подальше от людских глаз. Что было, человек и сам знает, что будет, время покажет. Коня отпустил на волю вольную, а сам домой воротился к любимой жене да детушкам. Тут и сказке конец, а кто слушал – молодец!



Мне нравится:
0

Рубрика произведения: Разное ~ Философия
Количество рецензий: 0
Количество просмотров: 14
Опубликовано: 11.07.2019 в 21:51
© Copyright: Лира Боспора Керчь
Просмотреть профиль автора






Есть вопросы?
Мы всегда рады помочь!Напишите нам, и мы свяжемся с Вами в ближайшее время!
1