МНОГОГРАННИКИ. Виолетта Руденко


МНОГОГРАННИКИ. Виолетта Руденко
Ты жил в Керчи? Ты помнишь этот город?

Ты жил в Керчи? Ты помнишь этот город,
Где семь ветров по лезвию свечи
Заката сладким ядом мандрагоры
Стекают в рощу спелой алычи?

Ты был хоть раз на склонах Митридата,
Где травы устилают колыбель
Могилы неизвестного солдата,
Обретшего здесь вечную постель?

Ты пил рассвет? Ты слышал запах моря,
Ленивых всхлипов утреннюю блажь,
Где солнце вкусом пряного кагора
Свой цедит свет сквозь облаков витраж?

Ты видел, как ложатся в воду чайки,
Спускаясь креном в левое крыло?
Как стонут в пене жалобно-печально,
Морское грудью проломив стекло?

Ты видел степь под алой дымкой маков?
В ромашковой кудрявости закат,
Где ласточки кружат свое легато
Над миром двадцать шесть веков подряд?

Ты гладил шёлк морской травы на камнях,
Отточенных солёной влагой волн?
Ты чувствовал, как тихо, в вечность канув,
Пророс седой полынью скифский холм?

Ты любишь Керчь? От края и до края
Она сквозь душу веной пролегла,
И я её из памяти вскрываю
Осколками грифонова крыла...


Я дышу, понимая, зима потихоньку к финалу...


Обнажилась земля неожиданно как-то и тихо,
Показавшись без грима костлявей, чернее лицом.
В талых впадинах луж неба блёклого неразбериха,
Отражение мокрого снега с холодным дождем.
Я болею, в плену одинаковых дней оказавшись,
Словно время-петля задушила, сомкнулась кольцом.
Ощущаю себя то ли Ангелом, с неба упавшим,
То ли птицей замёрзшей, с поломанным хрупким крылом.
Я дышу, понимая: зима потихоньку к финалу,
Но порою накатит такая Вселенская грусть,
Что натянутый нерв, как струну, разогрев до накала,
Рву на части у сердца, руками не чувствуя грудь.
Я смотрюсь по утрам в обнажённость зеркал за спиною,
Где пониже лопаток щемит и алеет рубцом
Завязь рвущихся крыльев, сквозь тонкую кожу на волю,
Прорезая, как лезвием плоть мою чёрным пером.
Я устала давно от Земли, и я чувствую Неба
Вкус Свободы пьянящий и терпкую вязь облаков,
Где нет смены времён, где пронзительной высью воспето
Безупрёчное чистое чувство – земная Любовь!
Накануне весны помолюсь Иоанну Предтече,
Если в сердце надежда – то Бог, безусловно, простит!
Взмах крыла! И взлетаю я в небо легко и беспечно,
Оставаясь как в детстве – наивной и чистой навзрыд…


Смакуя
осень

Превозмогая боль, полёт свинцовых туч,
По небу, пресекая грань разрыва.
Меж летом, угасающим стыдливо
И осенью, которую вдохнуть
Так хочется, расправив легких ширь,
Приняв шторма, как дар, как панацею...
Над керченским проливом кровью рдеет
Закат, огнём полнеба взворошив.
Капризен август… Он не сыплет звёзд.
Лишь чайки, в воду обрываясь камнем,
Кричат о чём-то жалобно-печально
И пеной укрываются внахлёст.
Когда ветра устанут в спину дуть?
Знобит от бесконечности норд-остов...
На жухлой простыне степных покосов
Теряется тропы бегущей глубь
Неявный след, затопленный дождём…
Живя в ловушке собственных амбиций
Уходит лето. Так… Без репетиций…
Прикрывшись покосившимся жнивьём,
Как саваном. Горит степной закат.
И будоражит мысли неизбежность
Я где-то там свою забыла нежность,
Смакуя осень сладко. Как мускат…


Непостоянен мой октябрь,

как ветреный любовник...

Линялым скомканным платком
Повисло в небе утро.
Смотрю в осенний хрупкий мир
Из заспанных окон
Сплелись деревья нагишом,
Ну, чем не Камасутра?
Вот, обнажился сразу, вмиг,
Вчера одетый клён.
Непостоянен мой октябрь,
Как ветреный любовник…
Плеснёт на сердце синевы,
Поплачется дождём…
А вот бросает очертя
На мокрый подоконник
Охапку высохшей листвы –
Моих сомнений сонм.
Вчера под вечер целовал,
Ласкал лучом закатным,
А ночью сжёг любви алтарь
И листьями поник...
Он просто выгорел дотла,
Легко и безвозвратно.
Непостоянен мой октябрь,
Мой ветреный жених…
А мне расплатой за грехи –
Холодные рассветы.
Коротких сумерек глоток
И заморозков дрожь.
Но всем обидам вопреки,
Как медная монета,
Упал в ладонь мою листок –
Его святая ложь...


Мой пушистый цветок одуванчик


Мой пушистый цветок одуванчик
В бесконечность степного простора,
Милый, робкий нетронутый мальчик,
Пусть, ещё не познавший любви,

Улетает. А как же иначе,
Если лето пленительно скоро?
В облаках, возносясь вертикально,
Он теряет соцветья свои,

Словно девственность! Словно впервые,
Окунувшийся в Лоно Свободы!
Если небо высоко и сине?
Если чувства зовут и зовут?

Если солнце над Миром поныне
Ходит в небе, не ведая броду,
Это значит – Любовь негасима
И не станет преградою Путь!

Притих октябрь. Ни шороха. Ни звука.
Лишь хрупкий лист, сорвавшись с высока,
Вбирает тишину в себя, как губка
Асфальта темноту черкнув едва.

Уснул бульвар при свете полнолунья,
Разлившемся, как сладкое глясе
По улицам и старым переулкам,
В осенней утопающих росе.

Стекает ночь с ветвей лимонных клёнов
И тает, словно мятный леденец
Во вкусе поцелуев губ влюбленных.
Октябрь – лета бабьего венец…

Такси шуршит наощупь, близоруко,
Блуждая светом одиноких фар
И кажется, что в мире нет разлуки
И кажется, что осень – Божий дар.


Моей
любви за упокой...

Сегодня выпал первый снег,
                   белей фаты, дитя невинней,
Укрыл лежалую листву
                 своей стерильной чистотой,
Карнизов вычурную вязь
                  завесил хрупкою лепниной.
Сегодня падал первый снег...
                          Моей любви за упокой...

Спускались Ангелы с небес,
                   звучал и скорбно и печально
Оркестр метели, в проводах
                 звенел надрывною струной.
На комья мёрзлые земли
             всё сыпал, сыпал снег отчаянно…
Сегодня падал первый снег…
                             Моей любви за упокой...

Забинтовал на сердце брешь.
             Мою? Твою? Скажи, надолго ль?
Шагнуть в январь? Остаться здесь?
                Забыться? Слиться с белизной?
Давай немного помолчим
                        перед последнею дорогой…
Сегодня падал первый снег…
                         Моей любви за упокой…

Куда уводит нас зима?
                   Скажи, в какие переулки
Вселенной? Где переплелись
                    однажды нитями с тобой?
Я замерзаю, и меня
                     уже твои не греют руки
Сегодня падал первый снег…
                         Моей любви за упокой…

Давай помянем Старый год!
             И над свечой сожжём страницу
Судьбы. Похоже, Бог писал её
                        с хмельною головой…
Я ухожу из декабря,
                меж нами проведя границу.
Сегодня выпал первый снег…
                      Моей любви за упокой…


КОРОТКИЕ РАССКАЗЫ


Вместо предисловия

Как-то так случилось, что в жизни моей всегда имели место маленькие веселые случаи. Может быть, кому-то они и покажутся серыми и обыденными, но многие из моих знакомых и друзей кому я их пересказывала, хохотали до слёз. А что, если дело только всего лишь в том, КАК их надо донести до слушателя? Считая, что до мастера эпистолярного жанра мне, ещё как «до Киева пешком», я решила испробовать свой «тонкий английский» юмор на вас, мои дорогие читатели…. Итак, приступим!


Дело
было во времена, когда отключали воду, свет и газ одновременно. В один из таких вот «счастливых» дней моя шестилетняя в то ещё время дочь решила развлечь семью «умными» разговорами, а заодно и скоротать тёмный и холодный осенний вечер.
– Мама! – радостно воскликнула она, забираясь на колени отчима вместе с подушкой, одеялом и, пыхтя от напряжения, так как надо было пристроить всё это на небольшом пространстве, серьёзным тоном начала:
– Давай будем в школу играть! Я как будто ученица, а ты, мамочка, учительница!
– Хорошо, – говорю я. – Ну и как начнём?
– Ну как же, мамочка! Ты будешь мне вопросы задавать, как на уроке, а я отвечать! Ладно, мамочка?
– Окей! – сказала я, думая, о чём бы таком у неё спросить... На ум ничего приличного не приходило, поэтому спросила первое, что явилось мне в голову:
– А скажи-ка мне, дочь моя, какие марки машин ты знаешь?
«Ученица» усиленно напрягла мозги, запыхтела, закрутилась, заворочалась и, после паузы, радостно-недоумённым тоном, как будто-то, что она сейчас скажет и есть единственный и правильный ответ, причём, типа «это само собой разумеется», произнесла с гордостью:
– Мерседес, Волга и ... МАРШРУТКА!!!!!!
Мы с мужем посмеялись от души, поэтому следующий вопрос я задала с любопытством, и мы замерли в предвкушении ответа:
– А теперь, скажи, какие ты страны знаешь?
Теперь она задумалась надолго... Казалось, в темноте я даже слышу, как шевелятся от напряжения ее развивающиеся детские извилины. Но вот раздался вздох облегчения и она с гордостью за себя и всё человечество в целом изрекла:
– Америка! Лос-Анджелес! И... ЧЕЧНЯ!
Вот что значит, детям смотреть новости по телевизору!

Керчь.
Остановка автобуса под названием «Кинотеатр «Луч». Начало девяностых. Время обновлений и хаоса и не понять чего. Устанавливают новые металлические каркасы автобусных остановок. Вкапывают нижнюю часть в гравий, а что будут дальше делать, ещё никто не знает. Наша – ещё не вкопана. Стоит непокрашенная прямо на острых камнях. По центру её, вдоль, на полу стяжка из металла, чтобы не разваливалась и была устойчивее. Ждём транспорта. В качестве развлечения дочь пробует себя в искусстве «канатоходства» По тонкому металлическому пруту толщиной в сантиметр, балансируя руками и дрожа коленями, пробует преодолеть пространство до выхода. Рядом охает бабуся, дед с палкой смотрит, не отрывая взгляда. Я нервничаю:
– Смотри, упадёшь, побьёшь в кровь колени! Камни острые!!!
Ноль эмоций. Я опять то же самое. Ничего в ответ, только усердное сопение. Всё-таки падает!!! Коленка разбита, больно!
– Ну, что? Доигралась? Почему маму не слушала?
– Это ты виновата! Ты! – громко и брызгая слезами в разные стороны, плачет, – И зачем же ты меня на свет родила, С НОГАМИ ТАКИМИ КОСОРУКИМИ???!

Аргентина.
Дочь учится где-то в пятом классе аргентинской школы. Учится хорошо, точнее, даже отлично, но некоторый отличия в подаче материала и сложности заданий, это есть главная отличительная особенность наших
и аргентинских школ. Поэтому некоторые пробелы в знаниях я считаю где-то и нашей с мужем виной – о чём-то не рассказали вовремя, о чём-то забыли, что-то просто не пришлось к слову....
Собственно история:
Путь из школы домой. Разговоры о том, о сём... Вот и коснулись темы, что дочь кого-то там не узнала. Муж, к слову, рассказывает анекдот про Брежнева и Рокфеллера. Когда американский миллиардер звонит нашему генсеку по телефону из Америки, а наш с присущей ему «забывчивостью» говорит:
– Кто-кто говорит??? Рокфеллер??? А-а-а-а! Я-то сразу и не узнал.!!! Как говорится, богатеньким будешь!!!
Здесь пауза и ожидание реакции на анекдот. Реакции нет никакой. Вообще! Ноль!
Муж мой пытается как-то выяснить, поняла ли что-то, и спрашивает:
– Лизонька! А ты-то знаешь кто такой Рокфеллер?
– Конечно, знаю! – говорит она невозмутимо и с полной уверенностью. – Собака!!! А кто же еще?
Кто такой Брежнев мы у неё уже не спрашивали.… Заранее было стыдно услышать ответ.


Почему мне не идут парики

рассказ-ирония

Однажды начав излагать на бумаге некоторые истории из моей жизни, я подумала, что, может быть, настанут времена, когда историй этих наберётся на небольшую книгу. А может вас, дорогие читатели, будет так много, что станет моя книга известным бестселлером, а я известной писательницей…

Вы знаете, почему мне не идут парики? Или, во всяком случае, мне так кажется? А потому, что именно с ними у меня связаны всякие курьёзные случаи. Как говорится, не ищи приключений – они сами тебя найдут...
Мне так хотелось купить себе сие украшение для головы, что сил просто не было! Я думала об этом, холила и лелеяла эту замечательную по своей сути идею! Представляла, как изменюсь до неузнаваемости (здесь простите за тавтологию), водрузив на себя это чудо! Цвет, длину волос и фасон причёски я примеряла в своих фантазиях, пробуя различные варианты!
И... наконец-то, я приобрела то, о чём так долго мечтала! Я чувствовала себя королевой! Или нет! Принцессой! Волос на голове сразу стало в два раза больше, как и моей уверенности в своей неотразимости...
…Был ветреный осенний день. Точнее, с утра он не был таким мерзким, но к вечеру стал совсем противным ...Ветер гнал засохшие листья, прятался в тёмных закоулках дворов, чтобы потом внезапно вырваться на свободу и нервно забрызгать ледяным дождём в лицо. Это была бы не я, чтобы в такой вот неспокойный день не надеть шляпу с полями! Да! И не только её! Под низ я бережно водрузила свое ненаглядное «украшение»! Шляпа была новая, подаренная мне кем-то. Не помню кем, но очень красивая, фетровая, и, похоже, всё-таки мужская. Меня это совсем не пугало, так как фасон уж очень был мне к лицу! Правда, даритель с размером не угадал, и только сверху парика она на мне держалась более-менее прочно. К окончанию рабочего дня я поняла, что с головным убором в этот день всё-таки не угадала. Ветер усиливался с каждой минутой, надо было ещё добраться домой, шляпа держалась «на добром слове» а в руках ещё были сумки. Каковым было мое счастье, когда меня окликнул кто-то из знакомых и предложил подвезти!!! О-о-о! Я понимала, что теперь-то я домой доберусь без приключений. Но не тут-то было!
Чтобы меня высадить, водитель затормозил недалеко от автобусной остановки. Движение в вечерний час было оживлённое, машины двигались одна за одной. Я предприняла первую попытку вырваться на волю, но судьба распорядилась иначе. Точнее, даже не судьба, а ветер! Он залетел под поля моей шляпы, потрепал её, и цепко схватил
за края! Дёрнул раз, другой и потянул за собой всё вместе!!! Я хватала руками воздух, но смогла спасти только ускользающий парик и то, случайно успев поймать его за тонкие волосинки! А шляпа!!! Моя шляпа парила!!! Она планировала над землёй, как инопланетный корабль. Ну, не головной убор, а просто летающая тарелка!
Какой невнимательный мужчина, оказался водитель машины!!! Он нисколько не расстроился вместе со мной! Он просто сидел и хохотал! Нет!!! Он не просто хохотал, как ненормальный! Он катался по полу от смеха! Я пыталась вернуть парик на «насиженное» место, точнее, нагретое, но никак не получалось! Короткие резкие и судорожные движения не приносили толку! Парик съехал на один глаз, мои собственные волосы выбились из-под него и торчали во все стороны светлыми растрёпанными пучками. Я с ужасом в глазах, елозя по голове обеими руками, пыталась как-то исправить положение, но приходилось всё время оглядываться, косить глазами назад, пытаясь определить траекторию полёта «шляпно-инопланетного» корабля! О, Боже!!! Я почти плакала, увидев, что она, моя новая прекрасная шляпа, плавно спланировала прямо на центр дороги под колёса спешащих автомобилей!!! И все подряд, кому не лень весело сигналили и не отказывали себе в удовольствии по ней проехаться!!!
Не-е-е-е-т! Есть всё-таки добрые люди на свете! Надо мной сжалились. Кто-то поднял расплющенный блин моей безнадёжно испорченной шляпы и сунул его в окошко ...Вылетев пулей из машины и бережно прижав одной рукой к груди раздавленную шляпу, а другой растрепанный парик к голове, надетый чуть ли не задом наперёд, я на всех парах побежала к своему дому...
И навсегда для себя придумала новое правило: даже если нет ветра, то ВСЕГДА пристегивай, прикалывай к голове такое скользкое украшение, как парик! Иначе, предстанешь на публике в весьма неприглядном виде.
Прошла зима... А вместе с ней миновали, стихли ветры... Потеплело. Повеселела природа, оделись деревья, и
разделись люди... Мне, как и любой женщине захотелось поразительных и приятных перемен не только в настроении, но и во внешности! Но!!! Правило, которое я приняла осенью, я неукоснительно соблюдала!!!
Была у меня подружка Ирка. Хорошенькая такая. Миниатюрная. Модница! А у Ирки тоже был парик. Но не такой, как у меня. Другой. И решили мы с ней поменяться! Как говорится, на свою голову... Понимать можно прямо-таки буквально… Прекрасный у Ирки был парик! Длинный! Кудрявый! Только вообще не расчесывался. Но – очень красивый! А мой…. Надоел он мне….. А Ирке – свой….. Вот и нацепила я её «украшение». И пошла на работу. Только не дошла. Точнее дошла, но опоздала. А история была такова…
Денёк майский выдался тёплый. Хотелось дышать и радоваться жизни. Зеленели деревья, отрастив новые ветки. Опять-таки, на мою голову, что ещё сказать? В моей памяти ещё свежо было воспоминание об улетающем парике и парящей шляпе. Вот я и прицепила Иркин парик к своей голове намертво. Ну, не гвоздями, конечно, прибила, а заколками со всех сторон приколола. Да так крепко, и ещё в накрепко закрученные синтетические кудри, которые не разодрать никакой расчёской! И пошла себе пешком, вся такая модная и в новом имидже. Ну, иду себе, солнышко светит… Я – вся из себя очень красивая. Просто обалденная! Во всяком случае, тогда мне так казалось. В Иркином парике, в котором меня ещё никто не видел. Предвкушаю восхищения и жду реакции коллег. Только не суждено было мне дойти на работу по-человечески. Как все! Без приключений!
Шла я себе, шла, да и зашла головой в дерево! Точнее, не в дерево, а в его ветки! И прямо перед автобусной остановкой, где томилась толпа людей, стояла в ожидании автобуса! А выйти из веток – не могу! Застряла! Головой в парике! Все ветки в ней запутались…. Вырваться никак – волосы-то не свои! Иркины! Рвать жалко и возвращать ведь парик надо! А достать вот так, просто, не получается! И снять его нельзя! Стыдно ведь! Вот и стою, распутываю. А
люди смотрят. Заинтересованно и молча. Сочувствуют видимо…. Но никто не помогает. Ждут результата! Как-то объединились все энергетически в предвкушении развязки. А я упорная оказалась! Вырвалась, так сказать, из древесного плена! Минут через пятнадцать. И пошла себе дальше королевой! Типа – гордая я и неприступная. И подумаешь-то!!! Разве что-то произошло???
Только парики я больше не ношу. Не идут они мне…. Во всяком случае, ТАК мне теперь кажется. Но это ещё не всё! Про остальное потом напишу. Позже.





Мне нравится:
0

Рубрика произведения: Разное ~ Философия
Количество рецензий: 0
Количество просмотров: 3
Опубликовано: 11.07.2019 в 21:49
© Copyright: Лира Боспора Керчь
Просмотреть профиль автора






Есть вопросы?
Мы всегда рады помочь!Напишите нам, и мы свяжемся с Вами в ближайшее время!
1