ЛИРА МОЛОДАЯ. Оксана Крыжановская


ЛИРА МОЛОДАЯ. Оксана Крыжановская
Хэллоуин

Ноябрь 2008 года. Хоть уже и была середина осени, но погода на улице держалась тёплая, а о недавно прошедшем дожде напоминал только мокрый, скользкий асфальт и серые лужи, удобно расположившиеся в выбоинах у бордюра или в ямках осевшей земли. Приближался Хэллоуин, и я вместе с двумя подругами решила впервые отпраздновать этот праздник. Конечно же, отпраздновать его полномасштабно, со страшными костюмами и хождением по домам со словами «Кошелёк или жизнь», мы не решились. Слишком новым и не обычным он для нас был, и кто знает, какую реакцию может вызвать наша забава у людей. Так что, решили обойтись лишь разукрашиванием лиц, гулянием по улицам и, конечно же, «фонарём Джеком».
Тыкву мы купили ещё с утра. Долго и нудно доставая продавщицу своими нелепыми запросами, так как ни одна из предложенных для Джека нам не подходила. То кривовата, то слишком худа, то не стоит ровно, падает, то слишком маленькая или большая. В общем, продавщица, не вытерпев наших упрёков к её продукции, куда-то ушла. Женщины не было минут пять. Мы уже подумали: что-то неладное, как вдруг она вернулась, держа в руках ну просто идеальную тыкву. Мы от всей души её поблагодарили и направились ко мне делать из тыквы фонарик.
Как делать его правильно, мы не знали, но этот факт нас не остановил, и вот, после всех споров и ругани, мы наконец-то сделали Джека. Получился он вполне милым, правда, один глаз был больше второго, а зубастая то ли ухмылка, то ли улыбка с правой стороны заметно косила вверх. Потратив ещё пару часов на накладывание грима на лицо, превращая себя в неких заранее придуманных персонажей мы, довольные собой, отправились гулять. Нагулялись вдоволь, и конец дня решили отметить чаем с печеньем и рассказыванием страшных историй. Место выбрали подходящие: возле моего дома во дворе стояло страшное, чёрное дерево, а под ним две лавочки и столик. В общем, конец дня и, соответственно, праздника, удался.
Проблема возникла, когда пришла пора идти домой, а именно – деления Джека. Каждая из нас хотела тыкву забрать себе, но это было бы несправедливо по отношению к подругам, поэтому мы решили Джека оставить на страшном дереве. Я самолично на него влезла и поставила тыкву повыше, так чтоб она не упала, зажгла внутри новую свечку, силиконовую, которая должна была гореть аж до самого утра. Теперь Джек свысока смотрел на двор своими неровными горящими глазами.
С подругами мы договорились встретиться утром, вместе фонарь забрать, на этом и разошлись. На следующий день я проснулась очень рано. До прихода подружек оставалась еще пара часов, поэтому, решив, что ничего плохого не случиться, я сама решила забрать Джека с дерева. На лавочке под деревом сидели местные алкаши. Трое мужиков пили, а один на самом краешке сидит, белый как полотно, да глазами голодной собаки на своих пьющих друзей смотрит.
Джека на дереве не оказалось, я уже хотела наорать на этих мужиков, так как подумала, что, может, они сняли, как увидела фонарик, валявшийся недалеко в кустах. Видно, ночью был ветер, отчего Джек упал и закатился в кусты. Наш бедный труд нескольких часов оказался разбитым снизу, но лицо оказалось не треснутым. И тут мужик, который до этого
сидел отдельно от остальных подскочил с лавочки и ко мне подбежал.
– Это твое? – закричал он, тыча пальцем в Джека.
– Ну да, – сказала я, кивая головой, – я его вчера на дерево поставила, а он упал.
Мужик почему-то ещё больше побледнел и схватился за голову.
– Так значит это ты, а я уж думал это, Люська, накаркала! «До чертиков напьёшься, до чертиков напьёшься…»
Я в недоумении выслушала его и спросила.
– Эй, мужик ты чего?
Он поднял на меня покрасневшие глаза и, дыхнув перегаром, рассказал.
– Иду я вчера домой подшофе, а поздно уже, и тут смотрю – на дереве сидит чёрт! Улыбается таким кривым оскалом, косые глаза огнём горят, да ещё и подмигивает… Рассказал сейчас друзьям, а они смеются. Водку предлагают, а я теперь и не хочу – как вспомню это лицо черта с подмигивающим глазом.
Я в удивлении смотрела на мужика, закусив изнутри щёки, чтоб не рассмеяться.
Он что-то еще пробубнил себе под нос и куда-то пошёл. Его друзья принялись кричать: «Эй, ты куда», «Постой», «Выпей с нами» и размахивать пластмассовыми стаканами, на что мужик махнул рукой и ответил:
– Я к Люське, прощения просить.
Я потом эту историю подругам рассказала, мы вместе долго смеялись, что, вот какой самый надёжный способ мужиков отучить пить. У нас теперь даже традиция появилась на каждый Хэллоуин на каком-либо дереве оставлять такой фонарь: может, кто-то ещё пить бросит.
Так что, если кто-то увидит на дереве Джека с косой улыбкой и косыми глазами, знайте – это наш.


Время, которое не вернуть


Мохнатые дивные пчёлы бешено носились по саду. Подлетая то к одному недавно распустившемуся цветку, то другому. Гул от их радостных жужжаний разносился по саду, а ветер наперегонки с ними метался в кронах деревьев. Сад причудливо разросся в озере аккурат посередине леса. Хотя озером его трудно назвать, так как хоть и было оно широкое, но не глубокое, а летом вообще высыхало и до начала осени лежало на земле, словно пустая миска. Но как только фруктовые деревья подросли, и стали заслонять собой жаркие весенние лучи солнца, то озеро перестало высыхать. Сейчас оно плавным перекатом серой воды носилось между деревьями, даря им приятный холодок и размывая отражения на тёмной глади.
– Анабель…
Разлетевшийся по саду крик распугал ворон на деревьях, которые чёрным облаком взлетели вверх и, возмущённо каркая, скрылись в лесу.
– Анабель, ты где?
Мужчина стоял недалеко от сада, держа за уздечку коня. Настроение у мужчины было нерадостное, его жена куда-то пропала, хотя он и велел с места их стоянки никуда не уходить. Конь поминутно опускал голову вниз в надежде сорвать мелкую, недавно вылезшую на свет травку и тем самым дергая своего хозяина за руку, которая после серебряной пули так и не оправилась, причиняя боль мужчине.
– Я здесь, – раздалось совсем рядом, отчего мужчина раздражённо дёрнул коня за узду, поморщился и воскликнул: «Чёрт». Пройдя немного вперёд, он увидел, что за раскидистой ёлкой сидела его жена, опершись спиной о ствол дерева.
– Анабель, почему ты ушла? – раздражённо проговорил мужчина. Женщина улыбнулась и, потянув его за руку, заставила сесть рядом.
– Лорган, ты только взгляни на эту красоту, – восхищённо произнесла она, обводя взглядом деревья, усыпанные белоснежными цветами.
– Интересно, как в лесу мог вырасти такой удивительный сад.
Лорган её радости не разделял, он хмуро посмотрел на сад и вздохнул.
– В этом лесу лет тридцать назад проходило сражение, – сказал он и, закрыв глаза, тоже оперся о шероховатый ствол ели.
На него тут же накинулись воспоминания, словно стая голодных волков на оленя. Как он бежал по этому лесу, в кровь, сбивая босые ступни и не обращая внимания на полученные ссадины и царапины от колючих веток, на холод от падающего снега. Где-то вдалеке кричали люди и лаяли собаки, а вонь поджаренной плоти, казалось, душила хуже, чем петля на шее. Но он не обращал на это внимания бежал, мчался, стремился лишь к одному… к жизни.
Анабель положила голову Лоргану на плече, отчего он встрепенулся и продолжил:
– Ну, сражением это трудно было назвать, просто травля, их загоняли в круги и сжигали. В общем, здесь было огромное скопление магии, а, как известно земля самый лучший поглотитель энергий. Наверное, поэтому тут и вырос сад, ведь недалеко есть деревня, которая занимается выращиванием фруктов, и благодаря птицам, косточки плодов разбросаны повсюду.
– Значит этот сад, – через пару секунд спросила женщина, – надгробные цветы убитым в том сражении?
– Наверное, – ответил Лорган и встал с земли. – Ладно, пора в путь, до деревни час езды, там и заночуем.
– А может, останемся? – спросила Анабель, водя по траве рукой, словно в желании погладить её.
– Зачем, – удивился мужчина, закидывая на коня сумку, – до деревни недалеко, сможем переночевать на кровати, а то постоянно на твёрдой земле.
– Я не в смысле остаться, чтоб переночевать, – призналась женщина. – Я имею в виду остаться навсегда.
Лорган быстро развернулся к ней и уставился как на сумасшедшую.
– Что?
Женщина вскочила и грозно сказала.
– Лорган, мне это уже надоело! Мы постоянно куда-то идём, на одном месте не задерживаемся больше месяца. Думаешь мне по нраву такая жизнь?
– Анабель…
Мужчина хотел было что-то сказать, но женщина не оставила ему такого шанса.
– Ты посмотри вокруг, – сказала она, разведя руки в сторону. – Здесь чудесное место, почему бы нам не поселиться тут? Построим дом, будем собирать фрукты и охотиться на дичь. Да, поначалу будет трудно, но я уверена: всё получиться. Главное желание!
– Анабель пойми…
– И ему бы тут понравилось! – тихо проговорила женщина, гладя рукой немного округлённый живот.
– Или ты желаешь ему такой же, как у нас жизни?
Лорган подошел к жене и, крепко обняв её, сказал:
– Я желаю только лучшего для вас, пойми. Поэтому мы сейчас собираемся и уходим.
– Но тогда хоть давай останемся тут еще ненадолго.
– Нет.
– Но…
– Я сказал нет! Анабель ты не представляешь, насколько здесь нам угрожает опасность. Первый же отряд охотников, который тут пройдёт, нас убьёт. Или ты этого хочешь?
Лорган выпустил жену из объятий и услышав её тихое: «Нет, не хочу», скомандовал:
– Отправляемся через десять минут.
___________

Бледно-жёлтый серп луны отражался в глади воды. Деревья медленно раскачивались от ветра и грозно скрипели,
словно ругая его за то, что в такое позднее время он смеет их тревожить. Тишину спящего леса разрезал жалостливый вой волков. Лорган прекрасно знал, о чём волки хотят его предупредить, но теперь бежать не собирался. Вся его жизнь прошла в беге к чему-то такому далёкому и эфемерному, к утопии, зовущейся «свобода».
Сил идти больше не было. Рука, раненная серебряной пулей, болела, да и всё тело кровоточило из-за порезов и царапин. Лорган дошёл то того места где буквально всего лишь часа три назад они с Анабель сидели вместе, и, опершись о ствол ёлки сполз на землю.
Волчий вой, один за другим, сменился на грозное рычание, но Лоргану уже было всё равно, он сидел и смотрел на медленно опадающие на землю белые лепестки.
«Словно снег, как в ту ночь», – пронеслось в голове. Мужчина не смог не усмехнуться.
Почему же он не послушал Анабель? Может, действительно нужно было остановить, а не мчаться куда-то вперёд, в неизвестность. Если бы он только знал, что в той деревне как раз выходили из трактира охотники, он бы остался тут с ней. Но он не знал и не послушал…
Почему время невозможно вернуть назад? И самое главное, почему он не дорожил тем временем, которое у него было? Ведь он всегда торопился куда-то, к чему-то. Даже не осознавая того что время мчится быстрей него.
Лорган вытер тыльной стороной ладони нахлынувшие слезы и завыл, долго, тоскливо, вкладывая в голос всю свою боль.
В тот раз он выжил, но сейчас он убегать не хочет. Да и зачем теперь стремиться к жизни, если те, которые смогли бы разделить с ним радость времени, исчезли.
… Бледно-жёлтый серп луны отражался в глади воды. Деревья медленно раскачивались от ветра и грозно скрипели, а невдалеке лаяли собаки и громко кричали люди…



Мне нравится:
0

Рубрика произведения: Проза ~ Фантастика
Количество рецензий: 0
Количество просмотров: 7
Опубликовано: 05.07.2019 в 14:22
© Copyright: Лира Боспора Керчь
Просмотреть профиль автора






Есть вопросы?
Мы всегда рады помочь!Напишите нам, и мы свяжемся с Вами в ближайшее время!
1