Вся правда о сталинских репрессиях


Вся правда о сталинских репрессиях
Хочу сразу извиниться перед своими читателями за то, что статья эта вышла несколько длинной (мне просто некогда было сделать ее покороче)) но если вы сей материал все таки осилите, то уж наверняка узнаете: почему Сталин решил прибегнуть к массовым репрессиям; какова была его стратегия и тактика в этом нелегком вопросе; кто стоял за мятежом Троцкого, заговором Тухачевского и делом Мандельштама; какие ошибки были допущены сталинским руководством во время чисток «авгиевых конюшен»; и наконец, самое главное - принесли ли они хоть какую то пользу нашей стране. Итак…

СУРОВЫЕ ГОДЫ ПРИХОДЯТ

Как известно, подготовка к глобальной чистке партийного аппарата (которая затем получила название «сталинские репрессии») началась вскоре после убийства ближайшего сподвижника Сталина и главы Ленинграда Сергея Кирова. Его убийца Леонид Николаев в своих показаниях заявил: «Когда я стрелял в Кирова, я рассуждал так: наш выстрел должен явиться сигналом к взрыву, к выступлению внутри страны против ВКП(б) и советской власти». Понятно, что действовал террорист не в одиночку – за ним стояла влиятельнейшая сионистская группировка, которая получила название троцкистско-зиновьевского центра. Вот против нее Сталин и начал самую беспощадную войну на уничтожение. Он понимал, что если троцкисты одержат вверх, то уже ни его, ни Россию не пощадят…

В своей книге «Тайная война против Советской России» американский историк Майкл Сейерс рассказывает о нескольких террористических покушениях на Сталина и его соратников: «В сентябре 1934 года председатель Совета Народных Комиссаров СССР В. М. Молотов, совершавший инспекционную поездку по горнорудным и промышленным районам страны, прибыл в Сибирь. Когда Молотов возвращался после поездки на одну из шахт Кузнецкого угольного бассейна, машина, в которой он ехал, внезапно свернула с дороги, покатилась с крутой насыпи и остановилась на самом краю крутого оврага. Молотов и его спутники, отделавшись ушибами и синяками, выбрались из-под опрокинувшейся машины. Они чудом избежали смерти…

Машиной управлял Валентин Арнольд, начальник местного гаража. Арнольд был членом троцкистской террористической организации. Шестов дал ему задание убить Молотова, и Арнольд преднамеренно на полном ходу свернул с дороги. Попытка не удалась лишь потому, что в последнюю минуту Арнольд потерял самообладание и замедлил ход при приближении к насыпи, где по плану должен был произойти «несчастный случай»... Заговорщикам удалось после длительных наблюдений проследить и маршрут, которым обычно пользовался в Москве маршал Ворошилов. Три террориста, вооруженных револьверами, в течение многих дней дежурили на улице Фрунзе, где обычно следовал автомобиль Ворошилова. Но машина шла на такой большой скорости, что террористы, как один из них признал впоследствии, «сочли бесполезным стрелять в нее»…

Несколько покушений на жизнь Сталина также окончились неудачей. Троцкистскому террористу, которому было поручено убить Сталина на одной важной партийной конференции в Москве, удалось проникнуть в зал заседания, но он не смог подойти на достаточно близкое расстояние к советскому вождю, чтобы воспользоваться своим револьвером. В другой раз террористы стреляли в Сталина, когда он проезжал в моторной лодке у побережья Черного моря, но промахнулись. Когда террорист Бакаев сообщил о неудавшемся покушении на Сталина, Лев Каменев сказал: «Жаль, но будем надеяться, что в следующий раз будет удачнее»…

Надо сказать, что когда Сталин возглавил страну, весь ее управленческий аппарат был забит сионистской нечистью, которая буквально купалась в русской крови. И свою власть, разумеется, она никому отдавать не собиралась. Находясь в этом смрадном гадюшнике, состоящим из самых отпетых палачей и убийц, Сталину пришлось поначалу лавировать между всеми этими гремучими гадами, искусно стравливая их друг с другом. Ему удалось гениально переиграть своих врагов на том поле, которое они уже давно считали своим. Сионисты до сих пор этого Сталину простить не могут…

Как верно заметил писатель Владимир Солоухин: «К моменту смерти Ленина всё было сделано, всё расставлено по местам. Основные государственные органы подавления и власти находились в руках Интернационала. ЧК (в дальнейшем ОГПУ, НКВД), армию и ЦК возглавляли и не только возглавляли, но и контролировали интернационалисты. В тех же самых руках и все средства массовой информации, все газеты, журналы, книжные издательства, от главного редактора до заведующего хозяйственной частью, от Мехлисов и Авербахов до Стекловых и Богорадов - всё было занято и захвачено, всё было пронизано, всё крепко держалось в руках»…

Уже после войны Вячеслав Молотов вспоминал: «В 1939 году, когда сняли Литвинова, и я пришёл на иностранные дела, Сталин сказал мне: «Убери из наркомата евреев». Слава богу, что сказал! Дело в том, что евреи составляли там абсолютное большинство в руководстве и среди послов. Это, конечно, неправильно. Латыши и евреи... И каждый за собой целый хвост тащил. Причём, свысока смотрели, когда я пришёл, издевались над теми мерами, которые я начал проводить»…

Знаменитый писатель Д. Е. Галковский в своем увлекательном «Бесконечном тупике» пишет: «По идее ленинский НЭП должен был привести к обществу нацистского образца, где во главе стоит раса богоизбранных людей. Огосударствление предприятий, элементы планирования, но с сохранением частной еврейской инициативы, создание совхозов с евреями-менеджерами и т. д. Одним словом, собирались жить. А НЭП сменился ВЕПом (правые эмигранты говорили: погодите, будет вам вместо НЭПа – ВЕП – Всероссийский Еврейский Погром)…

Конечно, в России еврейское движение захлебнулось в численности коренного населения. В Германии господствовала наиболее многочисленная нация, в России – одно из нацменьшинств. Но поскольку уровень селекции был тотален (полное уничтожение русской элиты), то всё могло получиться. Не учли одного: «Не служить же русскому солдату и мужику евреям». Нужно было низшее звено из туземных кадров. Они и уничтожили колониальную администрацию»…

В конце 30 годов в России прошел целый ряд судебных процессов, главными подсудимыми на которых стали высокопоставленные еврейские большевики (все они были приговорены к расстрелу) Это сильно не понравилось глобалистам, и вся мировая сионистская пресса буквально взбесилась от негодования: «Наших бьют!» Для уточнения ситуации было решено отрядить в Москву еврейского писателя Лиона Фейхтвангера, который после командировки в СССР даже разродился небольшой книжицей под зловещим для нынешних либералов названием «Москва 1937 год» (впрочем, в ней, как это ни странно, не было ничего анти сталинского)…

И вот почему. Поговаривают, что когда приезжий борзописец встретился со Сталиным, тот без обиняков заявил иудейскому посланцу, что если его соплеменники за рубежом не угомонятся, то он предаст огласке такие документы о зверствах сионистов в России, что по всему миру начнутся еврейские погромы. Перепуганный Фейхтвангер немедленно доложил об этом своим хозяевам и крикливая компания по поводу преследований в СССР иудеев как по взмаху дирижерской палочки, мгновенно прекратилась…

А тем временем, Сталин продолжал расправу с врагами народа, лишь для отвода глаз прикрывая это богоугодное дело всякими процессуальными фокусами. Во время подготовки к одному из таких процессов приключился довольно таки забавный эпизод с верным большевиком и ленинцем Карлом Радеком. Вот как описывает его писатель Александр Орлов: «Радек терпеливо сносил все оскорбления от следователей, кроме одного. Он не мог стерпеть, когда они заявляли, что считают его секретным представителем Троцкого в СССР. В феврале 1937 года в НКВД разыгралась интересная сцена. Однажды ночью начальник управления Молчанов, допрашивая Радека, довел его до крайней точки озлобления…

Уже не сдерживаясь, Радек ему закричал: «Ладно! Я согласен сейчас же подписать все, что угодно. И признать, что я хотел убить всех членов Политбюро и посадить на кремлевский престол Гитлера. Но к своим признаниям я добавлю еще одного своего сообщника... Молчанова... Да-да, Молчанова! - кричал Радек. - Если вы считаете, что необходимо кем-то пожертвовать для блага партии, то пусть мы пожертвуем собой вместе». Молчанов побледнел как полотно, лоб покрылся испариной. А Радек продолжал: «Знаете, что я думаю? Если я предложу это условие Ежову, он его охотно примет. Что для Ежова судьба какого-то там Молчанова, когда дело идет об интересах партии! Чтобы заполучить на суд одного такого, как Радек, он без разговора подкинет десяток Молчановых»…

Этот Радек был по своему интересным человеком – в партии его держали за шута, умеющего веселой шуткой если не разрядить обстановку, то по крайней мере, накалить ее до предела. Вот только несколько его, дошедших до нас, острот: «Трудно со Сталиным полемизировать: ты ему сноску, а он тебе ссылку», «Моисей вывел евреев из Египта, а Сталин - из Политбюро»… Впрочем, и сам вождь в афористичности своих мыслей ничем не уступал Радеку: «В самом деле, что это за народ! Мартов, Дан, Аксельрод - жиды обрезанные. Ни на борьбу с ними не пойдёшь, ни на пиру не повеселишься. Трусы и торгаши»…

Кстати, на судебных процессах 1937 - 1938 годов открылась неприятная правда о целой серии весьма болезненных диверсий, которые осуществляла пятая колонна с целью подрыва экономики нашей страны. Вот только несколько примеров подобных дел, рассмотренных советским судом: «По моей директиве было совершено три аварии на Горловском заводе и еще две аварии - одна на Невском заводе и одна на Воскресенском химическом комбинате» - Станислав Ратайчак, бывший начальник Главного управления химической промышленности, троцкист…

«С конца июля 1934 года по решению троцкистского центра на меня было возложено руководство всей вредительской и диверсионной работой на Кузбассе. Районная электростанция была приведена мною в такое состояние, что, если бы это понадобилось для вредительских целей, шахта по приказу могла бы быть залита водой. Кроме того, поставлялся такой уголь, который был технически негоден в качестве топлива, и это вело к взрывам. Это делалось совершенно сознательно, много рабочих было тяжело ранено» - Яков Дробнис, бывший заместитель начальника Кемеровокомбинатстроя, троцкист…

«В части животноводства были поставлены задачи - вырезать племенных производителей, добиваться большого падежа скота, не давать развиваться кормовой базе, особенно использовать для падежа скота искусственное заражение скота различного рода бактериями. Для того, чтобы добиться падежа скота в Восточной Сибири, я предложил начальнику Ветеринарного управления Гинзбургу не завозить противоязвенные биопрепараты в Восточную Сибирь и когда весной 1936 года там вспыхнула сибирская язва, то оказалось, что действительно препараты туда завезены не были и тем самым было погублено - я точно не могу сказать - во всяком случае, больше 25 тысяч лошадей» - Михаил Чернов, бывший народный комиссар земледелия, троцкист…

Есть еще одна причина, по которой Сталин организовал репрессии. Все дело в том, что абсолютное большинство т. н. «ленинцев» по природе своей являлись классическими разрушителями. Российскую Империю они в результате многолетних усилий все таки снесли, а вот построить что то новое на ее месте уже оказались не в состоянии. Это были убежденные человеконенавистники, садисты, извращенцы всех мастей – одним словом, выродки еврейского народа и Сталин хорошо понимал, что исправить их можно только могилой. Как заявил известный телеведущий и неоднократный участник интеллектуальных игр Анатолий Вассерман: «Честно вам скажу, познакомившись со списками тех, чье истребление Джугашвили утверждал поименно, я с большей частью его решений вынужден согласиться»…

Знаменитый русский писатель Иван Солоневич так оценивал способности евреев к государственному строительству: «Мы, русские, всегда считали, что как организаторы мы никуда не годимся и что евреи как организаторы - незаменимый элемент. Это ошибка. Мы блестящие организаторы. На бездорожных таежных просторах одной шестой части земли мы все-таки организовали Империю, которая, по существу, не распалась даже под ударами революции. Евреи ничего организовать не могут. Евреи сильны в печати и в банках, но они - не промышленники, не «капитаны индустрии» и вообще - никакие не организаторы...

Постепенное вытеснение евреев с руководящих постов СССР объясняется, в частности, и тем, что никакого государства, даже социалистического, евреи организовать не могут. Там, где не нужно ничего ни строить, ни организовывать, где нужна просто изворотливость и просто спекуляция, евреи находятся в подавляющем количестве. Так, за границей в посольствах, торгпредствах советская Россия представлена почти исключительно еврейством»…

«Мы имеем врагов внутренних, мы имеем врагов внешних. Об этом нельзя забывать, товарищи, ни на одну минуту, - говорил Сталин, а потом добавлял, - сионизмом заражено всё старшее поколение, а они молодежь учат»... Видя все это, бывший монархист В. В. Шульгин еще в начале 30 ых годов уверенно предрекал: «Жидов, конечно, скоро ликвидируют. Но не раньше, чем под жидами образуется дружина, прошедшая суровую школу»... Так оно и случилось. В России хватает места несправедливости, но за зимой всегда приходит весна. А за каждой «великой еврейской революцией» следует свой 37 год. Это все, что нам нужно помнить…

ТАКТИКА СТАЛИНА

Вот как повествует об этой тактике публицист Герман Назаров: «Сталин был и стратег и психолог. Он понимал, в каком окружении находится. И он выбрал, пожалуй, единственно верный путь: столкнул две сионистские группировки - верных троцкистов и верных ленинцев. На вопрос, что же дальше, Сталин ответил так: «Дальше некуда идти, товарищи, ибо пройдены все пределы допустимого в партии. Нельзя больше болтаться в двух партиях одновременно, и в старой ленинской партии, и в новой, троцкистской партии»…

Бывший министр печати М. Полторанин в своей нашумевшей книге «Власть в тротиловом эквиваленте» пишет: «Посланцы Бнай Брита в России - мастера демагогии и заразили тогда демагогией партию. Выметать их из власти Сталин мог, лишь используя демагогию. В речах он постоянно опирался на постулаты марксизма, на авторитет Ленина. Это обезоруживало противников и впечатляло аудиторию. Потом Сталина начнут обвинять, будто он отошел от ленинских принципов. Это не так. Основной принцип Ленина, Троцкого и всей команды - террор. Коба не отступил от него. Только у тех террор был направлен против русской нации, а Сталин направил острие топора в первую очередь против самих зачинщиков антирусского террора. Поэтому так ненавидят Сталина потомки этих комиссаров»…

Сталин прекрасно знал крысиную психологию сионистов, которые за возможность выжить, готовы поедом жрать друг друга. Большинство соратников Ленина и Троцкого были беспощадно уничтожены в подвалах ГПУ своими собственными сородичами, которые обвиняли их в самых невероятных преступлениях: работе на десяток иностранных разведок и прочей экзотике. Иосиф Виссарионович словно издевался над своими заклятыми врагами… Когда старый большевик Каменев (Розенфельд) был привлечен к суду, его обвинителями были: Ольдберг, Давид, Рейнгольд и Пикель, а судьями выступали Слуцкий, Фриновский, Пакер и Реденс, все девять – иудеи...

Вот как описывает запущенный Сталиным маховик репрессий историк В. Золотарев: «Ситуация, когда евреи репрессировали евреев, повторялась в Украине тысячи раз. Так, лейтенант госбезопасности Вайсберг выбил из арестованного соплеменника Якова Каминского показания об его участии в сионистской организации внутри НКВД УССР, а сионистов в управлении НКВД Харьковской области разоблачал еврей Перцов. Во многих областных управлениях НКВД за два года сменилось 3-4 состава сотрудников, причем иногда на смену расстрелянным евреям-следователям и начальникам отделов приходили их заместители-евреи, которых через полгода-год тоже ставили к стенке…

В том же Харькове всемогущий начальник областного НКВД Соломон Мазо застрелился 4 июля 1937 года в своем кабинете, оставив записку: «Товарищи, куда же ведёт эта линия на массовые аресты?» Харьковское НКВД возглавил майор госбезопасности Лев Рейхман. Чуть позже его тоже расстреляли - как и бывшего начальника харьковского ГПУ Иосифа Блата, начальника секретно-политического отдела областного НКВД Абрама Симховича и других»…

При нынешнем тотальном разграблении олигархами русских богатств нам не плохо бы было вспомнить, как боролись с подобным грабежом в сталинском СССР. Даю слово писателю Юрию Козенкову: «В конце 20-х годов спецслужбы положили на стол Сталину список личных счетов и сумм, украденных у России миллиардов, лежавших в заграничных банках. Перед специальными структурами ОГПУ была поставлена задача - вернуть украденные богатства в страну. Чтобы поскорее получить результат, исполнители не стеснялись в средствах. Отбитые внутренности и сломанные кости, выбитые зубы и реальность казни семей, заставили Ганецкого, Уншлихта, Бокия, Бухарина, Зиновьева и прочих палачей вернуть деньги в Москву. Сталин не забыл и Надежду Крупскую, которой объяснил, какая ее ждет судьба, если она не вернет деньги Ульянова-Бланка из швейцарских банков в Россию»…

КОЗНИ ТРОЦКОГО

Мало кто знает (об этом не рассказывают на уроках истории) что 7 ноября 1927 года Троцкий готовил мятеж против советской власти, которую сам же, за 10 лет до этого, и насадил в России вместе с Лениным. Причина столь странного поведения еврейского вождя революции заключалась в том, что власть медленно, но верно стала перетекать в руки Сталина – заклятого врага Троцкого (они смертельно разругались еще в годы гражданской войны, затем на личную неприязнь друг к другу наложились идеологические разногласия. Троцкий считал, что надо двигаться с «освободительным походом» в Европу и, используя Красную армию, уничтожать независимые государства, всячески приближая «торжество всемирной революции». Сталин же ратовал за построение социализма в отдельно взятой стране. Он совершенно не хотел проливать русскую кровь за сионистские интересы)...

Итак, Троцкий рассчитывал с помощью специально подготовленных отрядов боевиков (а опыт участия в госпереворотах у него был огромный, начиная еще с 1905 и продолжая событиями 1917 года) захватить стратегически важные пункты в стране (все, как учил Ильич: телефон, телеграф, мосты, железнодорожные станции) арестовать либо уничтожить на месте Сталина и его соратников, возвестить перед своими сторонниками возвращение к ленинским принципам международной политики, то есть: «мы на горе всем буржуям мировой пожар раздуем»… Сигналом к вооруженному путчу, который, как надеялся Троцкий, поддержит и армия, должна была стать политическая демонстрация протеста во время парада рабочих в Москве, утром 7 ноября…

Дабы вы понимали всю технологию планируемого Троцким перехвата власти у Сталина, приведу здесь достаточно пространную выдержку из нашумевшей книги итальянского писателя Курцио Малапарте «Техника государственного переворота» - это очень интересно: «На собрании Коминтерна в 1923 году Радек-Собельсон предложил, чтобы для проведения мировой еврейской революции для каждой отдельной страны необходимо подготовить специально натренированные отряды боевиков. Эти отряды боевиков должны в совершенстве овладеть искусством совершения государственного переворота. Радек утверждал, что по его подсчётам одной тысячи вышколенных штурмовиков вполне достаточно для проведения революции в любой европейской стране…

Троцкий поддержал Радека. Троцкий начал предпринимать шаги по созданию в Москве школы коммунистов из разных стран, которые бы стали ядром штурмовых отрядов в своих государствах. Троцкий сказал: «Если бы у меня был сильный отряд в тысячу человек, собранный из берлинских рабочих, укреплённый моими людьми, я бы, несомненно, взял под контроль Берлин в течение 24 часов». Троцкий так же указывал, что германские большевики всегда будут разбиты полицией и армией, если они будут откладывать тактику, примененную русскими большевиками в октябре 1917 года. Но в 1926 году Троцкому уже было не до революции в Германии. Троцкий вернулся в Москву, чтобы организовать штурмовые отряды для свержения Сталина…

Однако Сталин хорошо усвоил уроки 1917 года. Поставив своего человека, Менжинского, во главе ОГПУ, Сталин сразу приступил к организации отрядов специального назначения. Штаб-квартирой этих отрядов была Лубянка. Менжинский лично отбирал кадры из рабочих. На их вооружении были только револьверы и ручные гранаты. Специальные отряды состояли из сотен команд по десять человек в каждой. Для них выделялось двадцать броневиков. Каждое подразделение имело дополнительных пулемётчиков. Связь между отрядами и Лубянкой осуществлялась через связных. Менжинский руководил всем. Он разделил Москву на десять секторов. Каждый отряд был полностью независимой единицей и тренировался действовать независимо от остальных команд. Каждый боец должен был назубок знать и выполнять свою задачу в секторе…

Вся организация, в соответствии с планом Менжинского была секретной и невидимой. Её участники не носили формы и никаких отличительных знаков. Все они были хорошо обучены и дисциплинированы. Все были воспитаны в ненависти к Троцкому. Евреев в Организацию не принимали. Менжинский сказал, что основные приспешники Троцкого, Зиновьева и Каменева - израелиты. И действительно, за Троцким шли: Красная армия, которую он создал, профсоюзы, которые всегда были еврейскими, многие заводы, Москва, где всё контролировал Каменев и Ленинград, где всё контролировал Зиновьев. Оппозиция Сталину состояла из радикальнейшего еврейства…

Троцкий снова прибёг к своей любимой тактике. Разжигая массы, он готовил к решающему часу свои штурмовые отряды. Троцкий не полагался на энтузиазм народных масс, он полагался только на свои преданные отряды штурмовиков. Близилась десятая годовщина Революции. На празднества в Москву должны были приехать представители всех стран Европы, члены Третьего Интернационала. Но Троцкий по-своему готовился отметить годовщину Октября - победой над Сталиным. Делегации всего мира будут свидетелями расправы еврейской революции над русской контрреволюцией. Около тысячи человек из еврейской среды ждали приказа наготове…

Люди Менжинского уже нутром ощущали дрожание моторов отрядов Троцкого. Менжинский старался арестовывать троцкистских саботажников и диверсантов. Но саботаж и диверсии на железных дорогах, на электростанциях, на почте и телеграфе учащались с каждым днём. Все эти инциденты вели непосредственно к мятежу. Менжинский хотел немедленного ареста Троцкого, но Сталин отклонил это предложение. Арест Троцкого накануне юбилея Революции мог произвести нежелательную международную реакцию. Тем временем в Москву всё прибывали и прибывали делегации. Троцкий вряд ли мог выбрать более удачный момент. Троцкий знал, что Сталин побоится арестовать его. Троцкий знал, что Сталин знает, что за ним стоит действительно большой капитал, и что он слишком большой кусок, чтобы Сталин его мог проглотить…

Наступило 7 ноября 1927 года. Москва, казалось, вся была одета в красное. Колоны делегатов от союзных республик, от каждой части России маршировали мимо гостиниц «Саввой» и «Метрополь», где жили европейские делегаты. Тысячи и тысячи красных флагов развевались над мавзолеем, кремлёвскими стенами и над Красной площадью. И в то время как нарком Ворошилов принимал парад войск, Троцкий пошёл в атаку… Однако Менжинский был наготове. Когда Троцкому сказали, что атаки его отрядов на телеграф, центральную телефонную станцию, на вокзалы провалились, и всё идёт не так как запланировано, то Троцкий понял, что его мятеж встретился с более серьёзным сопротивлением, чем он рассчитывал…

Неожиданно Троцкий переменил план и решил захватить центральные правительственные и советские учреждения. В то время как огромные толпы демонстрантов заполняли Красную площадь и концентрировались вокруг мавзолея и Сталина, приверженцы Троцкого ринулись в рядом находящееся здание Московского университета. Троцкий обратился к ним с призывом к свержению власти. Этот призыв слушали несколько тысяч еврейских студентов университета. Отсюда они большой колонной, сметая на своём пути милицейские кордоны, двинулись на Красную площадь. Троцкого легко критиковать в этой ситуации. Призыв к студентам, к баррикадам, всё это граничило с сумасшествием. Однако его можно понять, он терял власть…

После первой стычки толпа студентов была отбита и рассеяна. Троцкий посмотрел вокруг себя. Где его старые боевые товарищи? Где руководители его многочисленных фракций? Где генералы его армии? Где его старые друзья? Евреи не связываются с открытыми битвами и сражениями. Евреи - это бойцы невидимого фронта. Евреи ждут, чтобы ударить кинжалом ночью и из-за угла, а потом сказать, что жертва покончила жизнь самоубийством. Сейчас уже был не тот случай, момент незаметного удара кинжалом прошёл. Единственный еврей, который остался там стоять до конца, был сам Троцкий. Троцкий пишет: «Солдат выстрелил в мою машину, как бы предупредить меня, кто-то уже целил ружьё. Те, кто в тот день имели глаза, видели ещё один Термидор на улицах Москвы»...

После провала этой авантюры Троцкого сначала сослали в Алма-Ату, а потом и вовсе выпроводили из страны. Интересно, что отплывал он от советских берегов на утлом пароходике с говорящим названием «Ильич», как бы символизирующим, что сумасшедшая идея этих двоих «кремлевских мечтателей» о всемирной еврейской революции так и не прижилась на русской земле… Сталин долго после этого чертыхался, ругая себя за то, что позволил Бронштейну покинуть СССР, а не посадил его в им же (Троцким) созданный ГУЛАГ. Поскольку за границей неугомонный «демон революции» опять начал активно выступать против России и по обыкновению своему (как ядовитый смертоносный паук) плести нити заговора…

Так, например, в 1929 году Троцкого посетил террорист Яков Блюмкин. Тот самый печально известный Блюмкин, который убил немецкого посла Мирбаха и русского поэта Сергея Есенина (все это он сделал по приказу Льва Давидовича) Троцкий доверял этому негодяю безоговорочно. Двое суток они провели в беседах, содержание которых осталось неизвестно. Но когда Блюмкин возвратился в СССР, его уже ждали компетентные органы. Обнаружив у еврейского боевика секретное письмо Троцкого к единомышленникам, террориста сразу же расстреляли…

И видимо правильно сделали, поскольку Троцкий засылал своих эмиссаров в Россию с единственной целью – разжечь пожар террористической войны против сталинского руководства. Вот в чем признавался убежденный троцкист С. Мрачковский: «Надежды на крах политики партии надо считать обреченными. До сих пор применявшиеся средства борьбы не дали положительных результатов. Остался единственный путь борьбы - это путь насильственного устранения руководства партии и правительства. Надо убрать Сталина – в этом главная задача»…

А здесь уже откровенничает другой агент Троцкого - Берман: «У меня было с ним (Троцким) два свидания. Прежде всего, он стал меня прощупывать в отношении моей работы в прошлом. Спрашивал, почему я стал троцкистом. Я его информировал очень подробно. Затем Троцкий перешел к советским делам. Троцкий говорил: основной вопрос - это вопрос о Сталине. Сталина нужно физически уничтожить. Он говорил, что другие методы борьбы сейчас не эффективны. Он говорил, что для этого необходимы люди, которые решились бы на все, которые пошли бы на самопожертвование ради этой, как он выразился, исторической задачи...

Вечером мы продолжали наш разговор. Я задал ему вопрос, как согласовать индивидуальный террор с марксизмом. Троцкий заявил мне на это следующее: нельзя к вопросам подходить догматически. Он сказал, что в Советском Союзе создалась такая ситуация, которую Маркс не мог предвидеть. В течение беседы он нервно ходил по комнате и говорил о Сталине с исключительной ненавистью. Он заявил, что террористический акт нужно приурочить, по возможности, к какому-нибудь пленуму или конгрессу Коминтерна, чтобы выстрел в Сталина загремел на большом собрании. Это будет иметь огромный резонанс далеко за пределами Советского Союза. Это будет всемирно историческим событием»…

Наконец, спустя некоторое время после переезда Троцкого в Мексику, он по быстрому сварганил там крайне тенденциозную книжонку под названием «Преступления Сталина». Можно себе представить реакцию Иосифа Виссарионовича, у которого от одного только названия наверняка было надолго испорчено настроение. Это же надо! Негодяй и палач, проливший в России море крови, называет его преступником… Это ускорило развязку. В 1940 году ледоруб будущего Героя Советского Союза Рамона Меркадера проломил Бронштейну голову, от чего тот благополучно и скопытился. На козни Троцкого Сталин ответил его казнью…

Думаю, большим счастьем для России было то, что Сталин все таки одержал победу в той жесточайшей внутрипартийной борьбе, которая разыгралась в 30 ые годы, а ведь там все было ох как не однозначно. Знаменитый публицист Валерий Хатюшин так охарактеризовал результаты этой судьбоносной для нашей страны схватки: «Всем, в конце концов, должно стать ясно: если бы не Сталин, то к власти в 1924 году пришёл бы Троцкий, и тогда мы вообще не имели бы сейчас никакой возможности дискутировать на эту тему, нас просто не существовало бы на свете. Ни нас, ни России. Всё то, что с нашей страной и нашим народом хотел сделать Гитлер, Троцкий сделал бы задолго до него...

Троцкий мечтал превратить Россию в военно-феодальное государство, чтобы с его помощью осуществить мировую революцию, встав во главе этой революции и тем самым - во главе мирового правительства. То есть, он на практике мечтал легализовать масонскую идею - власть над всем миром. Главным препятствием на пути Троцкого был Сталин, который, по всей вероятности, видел и понимал безнадёжную авантюрность этого сионистского заговора против человечества»…

Как верно отметил писатель Ю. Козенков: «Сталин спутал карты мирового сионизма, не только лишив Троцкого всех постов в государстве, но и выдворив его за пределы СССР. Высший эшелон партии большевиков на тот период, без всяких натяжек, можно назвать сионистской партией Советского Союза. Как в центре, так и на местах, все эти Каменевы-Розенфельды, Зиновьевы-Апфельбаумы, Радеки-Собельсоны и другие опирались на палачей типа братьев Беленьких, Гирша и Арона (этот Гирш потом в своей автобиографии напишет: «Я вел беспощадную борьбу против русского шовинизма»)…

А вспомнить Крестинского, который будучи наркомом финансов у Ленина, украсил первые советские деньги шестиконечными звездами царя Давида; Бела Куна - венгерского еврея, особенно зверствовавшего в Крыму на пару с Залкинд (Землячкой); Лациса (Судрабса) - латышского еврея, который в своей книге «Чрезвычайная комиссия по борьбе с контрреволюцией» открыто писал: «Нам как израильтянам надо построить царство будущего» - и строил его на море крови, на костях замученных им и его подручными – русских людей...

И так несть им числа, ибо за ними стояли такие же палачи-соплеменники, только рангом пониже, а за теми стояли следующие. Это был мощнейший фундамент, заложенный сионобольшевиками и предателями народа, опираясь на который пятая колонна и мировой сионизм планировали осуществить свой реванш. Часть их расстреляют в 1937 - 1938 годах, но что стоила смерть этих подонков по сравнению с десятками миллионов россиян, уничтоженных ими»…

ЗАГОВОР ТУХАЧЕВСКОГО

В своей книге «Схватка за власть» уже цитируемый мною выше Юрий Козенков пишет: «Многие факты свидетельствовали, что военный заговор начал формироваться сразу после высылки Троцкого из СССР, когда пятая колонна лишилась лидера, на которого делала главную ставку. Например, Тухачевский, бывший тогда командующим Ленинградским военным округом, нелегально, под фамилией Тургаев выезжал в Германию. А немецкая разведка не могла «проворонить» такой факт, ибо следила за всеми передвижениями любых значимых должностных фигур СССР…

Второй раз Тухачевский уже под своей фамилией, через территорию Германии официально выезжал в Англию - Центр международных сионистских и масонских организаций. На Берлинском вокзале сотрудники ОГПУ негласно зафиксировали его короткую встречу и разговор с молодым человеком. При проверке оказалось, что беседа у него состоялась с сыном Троцкого, который впоследствии вернулся в СССР, а через некоторое время был арестован, осужден и сослан в Воркутинский лагерь...

Писали, что немецкая разведка специально подбросила Сталину, через Бенеша - чехословацкого президента, компромат на Тухачевского, дав ему, таким образом, основание для расправы над ним. Откровение главного разведчика Германии Вальтера Шеленберга опровергает это. В своих мемуарах, изданных после войны, он пишет: «В свое время утверждалось, что материал, собранный Гейдрихом с целью запугать Тухачевского, состоял большей частью из заведомо сфабрикованных документов. В действительности же подделано было очень немного – не больше, чем это нужно для того, что бы заполнить некоторые пробелы. Это подтверждается тем фактом, что все объемистое досье было подготовлено и представлено Гитлеру за короткий промежуток времени - в четыре дня»…

О заговоре военных Сталин знал давно, еще до получения компромата на Тухачевского от Бенеша. Информация эта шла, очевидно, по каналу Берии. В подтверждение этого говорит тот факт, что в апреле 1937 года, когда еще никто из высшего командного состава не был арестован, Политбюро ЦК ВКП(б) отменило поездку Тухачевского в Англию на коронацию английского короля Георга VI (очевидно на детальный инструктаж). К этому времени Сталин уже располагал большой информацией о роли военной верхушки в заговоре против страны…

Май 1937 года стал для них роковым. Днем 22 мая 1937 года арестовывают комкора Эйдемана. Его вызвали прямо из президиума московской партконференции, и сразу увезли на Лубянку в НКВД. Затем 24 мая арестовывают комкора Фельдмана. Чуть позже, 29 мая в Москве задерживают командарма Уборевича, а 31 мая – Якира. Начальник Политуправления Красной Армии Гамарник, не дожидаясь ареста, пускает себе пулю в лоб. По свидетельству очевидцев Тухачевский в эти дни выглядел очень плохо. Оно и понятно. Он видел, как сжимается вокруг него кольцо, как падают одна за другой основные фигуры заговора, его соплеменники, его единомышленники, его опора…

Под неопровержимыми уликами Тухачевский и другие военные заговорили на суде 11 июня 1937 года, признав свою вину. Особенно четко это прозвучало из последнего слова Примакова: «Я должен сказать последнюю правду о нашем заговоре. Ни в истории нашей революции, ни в истории других революций не было такого заговора, как наш, ни по целям, ни по составу, ни по тем средствам, которые заговор для себя выбрал. Из кого состоит заговор? Кого объединило фашистское знамя Троцкого? Оно объединило все контрреволюционные элементы, все, что было контрреволюционного в Красной Армии, собралось в одно место, под одно знамя, под фашистское знамя Троцкого. Какие средства себе выбрал этот заговор? Все средства: измена, предательство, поражение своей страны, вредительство, шпионаж, террор…

Какие же силы собрал заговор, чтобы выполнить этот план? Я назвал следствию более 70 человек-заговорщиков, которых я завербовал сам или знал по ходу заговора. Состав заговора из людей, у которых нет глубоких корней в нашей советской стране потому, что у каждого из них есть своя вторая родина. У каждого из них персонально есть семьи за границей. У Якира - родня в Бессарабии, у Путны и Уборевича - в Литве, Фельдман связан с Южной Америкой не меньше чем с Одессой, Эйдеман связан с Прибалтикой не меньше чем с нашей страной». На процессе обвиняемые сознались в том, что имели сношения с Германией и обещали ей территориальные уступки, доступ в страну германскому капиталу, а в случае войны с Германией проводить вредительство в промышленности и на фронте. Все это было согласовано во время встречи Троцкого и Рудольфа Гесса»…

Рассчитывая в скором времени выкинуть Сталина из Кремля и сесть на его место, Лев Давидович Бронштейн не останавливался и перед прямой государственной изменой (недаром все таки Ленин ласково величал его иудушкой) Вот что писал Троцкий в своем письме видному сионисту Карлу Радеку: «Существуют два варианта возможности нашего прихода к власти. Первый вариант - до войны, а второй вариант - во время войны. Надо признать, что вопрос о власти реальнее всего станет перед нами только в результате поражения СССР в войне. И к этому наш блок должен энергично готовиться...

Что бы заручиться поддержкой Германии и Японии, мы должны быть готовы к серьезным уступкам. Германии нужны сырье, продовольствие и рынки сбыта. Мы должны будем допустить ее к участию в эксплуатации руды, марганца, золота, нефти, апатитов и обязаться на определенный срок поставлять ей продовольствие по ценам ниже мировых. Нам придется уступить Японии сахалинскую нефть и гарантировать ей поставку нефти в случае войны с Америкой. Мы также должны допустить ее к эксплуатации золота. Мы должны будем согласиться с требованием Германии не противодействовать ей в захвате придунайских стран и Балкан и не мешать Японии в захвате Китая. Неизбежно придется пойти на территориальные уступки. Придется уступить Японии Приморье и Приамурье, а Германии - Украину»...

Обратимся снова к уже известной нам книге «Тайная война против Советской России» Майкла Сейерса: «К концу марта 1937 года подготовка военного переворота вступила в заключительную стадию. На совещании с Крестинским и Розенгольцем, на квартире последнего, Тухачевский заявил, что военная группа будет в полной готовности через шесть недель. Выступление можно назначить на первые числа мая, во всяком случае, оно должно состояться не позже 15-го. В военной группе, сказал он, обсуждается «ряд вариантов» переворота…

«Один из этих вариантов, - показывал на суде Розенгольц, - на который Тухачевский наиболее сильно рассчитывал, - это возможность для группы военных, его сторонников, собраться у него на квартире, под каким-нибудь предлогом проникнуть в Кремль, захватить кремлевскую телефонную станцию и убить руководителей партии и правительства». Одновременно Гамарник со своими отрядами должен был захватить здание Народного комиссариата внутренних дел...

Совещание на квартире Розенгольца приободрило заговорщиков. План переворота, намеченный Тухачевским, внушал им радужные надежды. Казалось, что долгожданный день, к которому так готовились заговорщики, наступает. Крестинский приступил к изготовлению подробных списков «людей, которых нужно будет арестовать и снять с постов в момент выступления, и списков людей, которых можно будет назначить на эти освободившиеся места». Отряду головорезов под командованием Гамарника было поручено убийство Молотова и Ворошилова. Розенгольц собирался накануне переворота добиться приема у Сталина и убить вождя советского народа в его кабинете в Кремле...

И вдруг Советское правительство нанесло сокрушительный удар. Маршал Тухачевский, вместе с семью другими представителями высшего командования, предстал перед Особым Военным Трибуналом Верховного Суда. Ввиду того, что показания на суде должны были касаться военных тайн, дело слушалось при закрытых дверях. Процесс разбирался по правилам военного судопроизводства. Подсудимым было предъявлено обвинение в сговоре с враждебными иностранными державами против Советского Союза»…

Надо сказать, что у заговорщиков было немало сочувствующих и в творческой среде, тем более, что все они являлись соплеменниками (русская интеллигенция к тому времени была уничтожена сионистами фактически на корню) Так, например, еврейский литератор Анна Берзинь, возмущенно заявляла: «В своё время, в гражданскую войну, я была на фронте. А теперь что же, за существующий режим воевать? Нет уж, лучше открыть фронт фашистам. Мы сами во всем виноваты. Это мы расстреляли наших друзей и наиболее видных людей в стране. В правительстве подбираются люди с русскими фамилиями. Типичный лозунг теперь - «мы русский народ». Все это пахнет черносотенством»…

Сотрудничество троцкистских заговорщиков с нацистами на суде было полностью доказано. Сталин, донельзя возмущенный открывшимися обстоятельствами измены, сказал о Тухачевском: «Он оперативный план наш, оперативный план – наше святая святых – передал немецкому рейхсверу! Имел свидания с представителями рейхсвера! Шпион? Шпион!»… В свое время Троцкий охарактеризовал Тухачевского, как «человека бонапартистского типа, авантюриста, честолюбца, стремящегося играть не только военную, но и военно-политическую роль, который, несомненно, с нами пойдет». Вот он и пошел, и конечно же, оступился. Потому что игры с дьяволом никого до добра не доводят. В своем последнем слове один из подсудимых кричал в зал: «Я проклинаю Троцкого! Я проклинаю этого человека, который погубил мою жизнь и толкнул меня на тяжкое преступление!»…

Теперь что касается «выдающихся маршалов и полководцев», так опрометчиво, якобы, уничтоженных накануне войны «безумным диктатором». Все это не более чем либеральная истерика, не имеющая никакого отношения к действительности. Называть мерзавца и негодяя Тухачевского, травившего газами тамбовских крестьян и вчистую проигравшего «польский поход» великим военачальником могут либо злонамеренные лжецы и подлецы, либо же просто идиоты, повторяющие за ними, как попугаи, эту навязываемую уже несколько десятилетий ложь…

Задайте себе всего лишь один простой вопрос: если «выдающийся маршал» Тухачевский впервые за триста лет русской истории умудрился потерпеть сокрушительное поражение от поляков (Суворов, жестоко бивший заносчивых ляхов, от такого страшного позора, наверное, просто перевернулся в гробу) то какова вероятность того, что он смог бы противостоять в десятки раз более мощной и прекрасно обученной армии Гитлера?..

Вот как об этом пишет писатель Юрий Козенков: «Сколько в подлой и продажной прессе было сентенций о том, что Сталин уничтожил самых умных, самых талантливых полководцев, чем обусловил поражения Красной Армии в первые годы войны. Но это все демагогия, давайте опираться на факты и исторические события. В чем заключался «талант» всех этих: тухачевских, корков, фельдманов, эйдеманов, якиров, гамарников и прочих? В уничтожении нашего народа в гражданскую войну, расстреле безоружных мужиков и баб, а затем и заключенных ГУЛАГА. Неизвестно, на что они были способны в войне с регулярной армией другого государства. Ведь первое же соприкосновение Тухачевского с польской армией закончилось его полным разгромом...

Остальные «стратеги» из этой обоймы, расстрелянные за подготовку и участие в военном заговоре, были на таком же уровне. Так, например, М. Фриновский - нарком Военно-Морского флота СССР происходил из уголовной среды и имел лишь бандитско-чекистское прошлое. Он лично участвовал в арестах, допросах, пытках и расстрелах. О бандитском прошлом напоминали синие наколки на руках. Иона Якир - недоучившийся студент, уклонившийся от фронта в Первую мировую войну. После Февральской революции быстро заделался революционером, а проще говоря, стал бандитом. Это он первым сколотил из наемников китайцев банду в 500 человек…

Убедившись в палаческих талантах и беспощадности китайцев (с удовольствием распиливающих на циркулярных пилах пленных русских офицеров) Якир предложил Ленину и Троцкому сформировать в Красной Армии особые китайские части. В разгар Гражданской войны в Красной Армии числилось более 40 000 китайских наемников. Это они, вместе с латышами, были преторианской гвардией и личной охраной главных палачей России - Ленина и Троцкого. Особенно Якир «прославился» на Дону, где он выпускал директивы о процентном уничтожении мужского казачьего населения. Это был не просто палач, а сверх палач! Ничем от него не отличались блюхеры, корки, путны, штерны, эйдеманы и прочие «богоизбранные» садисты…

Всех этих врагов нашего народа слишком либеральный Сталин не сажал на кол, им не пилили кости, не забивали гвозди в голову, не снимали кожу с живого тела, не катали в бочках утыканных гвоздями, не разбивали черепа молотом, не бросали в мартеновские печи, то есть, не подвергали всему тому, что они творили с русскими людьми. Наказание для них было слишком мягким и гуманным, можно сказать - символическим, их просто расстреляли. А недобитые палачи и их потомство, провозгласили всех этих садистов - героями и невинными жертвами сталинских репрессий»…

Как отмечает профессор С. Кузьмин: «При рассмотрении состава политических органов Красной Армии Сталин грубо заметил, что «тут было много сволочи». А между тем известно, что в Политуправлении из 51 человека 50 являлись лицами еврейской национальности. Вот уж действительно - «цвет» российского офицерства! Однако такое соотношение в кадровом составе армии не должно вызывать удивление. Состав партийных и государственных органов в те годы в среднем на 80% состоял из тех же самых лиц»…

Перечислим только несколько фамилий советских комбригов, «павших в годы страшных сталинских репрессий» (Странно, и почему этого Сталина не обвинили еще в этнических чистках?): Итак, Блюм Иосиф Эрастович, Вайнерх Дмитрий Ананьевич, Гросберг Рихард Карлович, Залевский Адам Иосифович, Каган Михаил Андреевич, Лабас Абрам Аркадьевич, Натан Иван Николаевич, Росман Илья Данилович... Основная масса расстрелянных комбригов - это «герои» Гражданской войны, руки которых – по локоть в русской крови...

Как верно заметил полковник Евгений Сталин: «Если вы откроете энциклопедию «Великая Отечественная война», вышедшую к 40-летию Победы над фашизмом, и начнете выписывать из нее фамилии наркомов, на плечи которых легли все тяготы войны, то вы не можете не быть поражены следующим фактом: из 47 наркомов большинство составляют русские, белорусы, украинцы. То есть еврейских наркомов образца 1934 - 1935 годов сменили славяне образца 1938 - 1940 годов… Просто при Сталине некомпетентные евреи вынуждены были уйти со своих постов, а те, кто был сторонником Троцкого и плел заговоры, были посажены в концлагеря или уничтожены. Ведь терять свои посты и привилегии они не хотели. Поэтому и шло яростное сопротивление. Они теряли власть над Россией»…

В свое время посол США в Советском Союзе Джозеф Э. Дэвис, заявил, буквально, следующее: «Сегодня мы знаем, что гитлеровские агенты действовали повсюду, даже в Соединенных Штатах и Южной Америке. Немецкое вступление в Прагу сопровождалось активной поддержкой военных организаций Генлейна. То же самое происходило в Норвегии (Квислинг), Словакии (Тисо), Бельгии (де Грелль)... Однако ничего подобного в России мы не видим. «Где же русские пособники Гитлера?» - спрашивают меня часто. «Их расстреляли», - отвечаю я. Только сейчас начинаешь сознавать, насколько дальновидно поступило Советское правительство в годы чисток»…

ДЕЛО МАНДЕЛЬШТАМА

Поговорим об Осипе Эмильевиче Мандельштаме (весьма посредственном, на мой взгляд, стихотворце) расстрелянном, якобы, по приказу «кровавого диктатора» в 1937 году (и превратившемся после этого в одну из символических жертв сталинских репрессий) Несколькими годами ранее он пишет известное стихотворение «Мы живем, под собою не чуя страны», в котором откровенно высмеивает вождя. Одни эти его издевательские строки чего стоят: «Его толстые пальцы, как черви жирны, а слова, как пудовые гири верны, тараканьи смеются усища, и сияют его голенища»…

И что же? После такого личного оскорбления всемогущий Сталин наверняка закатал бедного еврея в асфальт, или, как минимум расстрелял, как утверждают некоторые либералы. Да нет же! Вы не поверите, но за эту поганенькую эпиграмму в «страшную эпоху массовых репрессий» Мандельштам получает всего три года, не лагеря даже, а ссылки, куда-то под Воронеж! Да у нас сейчас за выражение «Россия для русских» дают больше! Кстати «мужественный и бесстрашный поэт» Осип Эмильевич на первом же допросе сдал всех, кому читал это стихотворение - Владимир Нарбут, Лев Гумилев и Борис Кузин - все они чуть позже будут арестованы...

Чем же занимался Мандельштам в ссылке? Надо сказать, что репрессированный не только не хлебал там баланду, но и имел довольно таки много возможностей для заработка. Он был заведующим литературной частью в театре, писал очерки, рецензии для местного журнала, вел активную консультацию при газете «Коммуна». Ничего себе политический ссыльный – всем бы так тарабанить свои срока!..

В 1938 году Мандельштама арестовали снова - за нарушение административного режима (он отправился отдыхать в санаторий, не предупредив надзорные органы) а потом, по доносу литератора Ставского осудили сроком на пять лет с формулировкой «за контрреволюционную деятельность». Через четыре месяца после повторного ареста, 27 декабря 1938 года Мандельштам скончался в больнице для заключенных. Не выдержало сердце. Как мы видим, лично Сталин к этой смерти не имел никакого отношения, хотя Осипа Мандельштама и причисляют к главным «жертвам сталинизма»…

Более того, все послабления опальному поэту делались по прямому указанию ненавидимого им Сталина (в ссылке Мандельштам неожиданно накатает целую хвалебную оду «кремлевскому тирану») Известен знаменитый телефонный звонок вождя Борису Пастернаку (еще одному «гениальному еврейскому поэту») Сталин сообщил, что отдано распоряжение, что с Мандельштамом все будет в порядке…

Он спросил Пастернака, почему тот не хлопотал: «Если б мой друг попал в беду, я бы лез на стену, чтобы его спасти». Пастернак замялся, а потом ответил: «Это не имеет значения, товарищ Сталин… Почему мы все говорим о Мандельштаме и Мандельштаме, я так давно хотел поговорить с вами». – «О чем?» - «О жизни и смерти». Сталин повесил трубку… Говорят, после смерти Мандельштама, совесть мучила Пастернака всю жизнь...

Кстати, сегодня достоверно известна группа людей, которые приложили руки к аресту Мандельштама. Еще в 1924 году литературный критик Г. Лелевич (Кальмансон) уже вовсю обличал Осипа Эмильевича: «Насквозь пропитана кровь Мандельштама известью старого мира». А влиятельный литератор Абрам Ефрос заказал Давиду Заславскому фельетон, дискредитирующий поэта…

Непосредственным доносчиком, передавшим в ОГПУ текст мандельштамовской эпиграммы на Сталина, был еврей Л. Длигач, а «подсадной уткой», помогавшей аресту поэта, стал Давид Бродский. Наконец, приказ об аресте Мандельштама отдал зампред ОГПУ Яков Агранов (настоящее имя которого - Сорензон) А вы говорите: Сталин, репрессии… Вот вам конкретные имена мерзавцев, писавших все эти доносы…

ПЕРЕГИБЫ НА МЕСТАХ

Если бы сталинские репрессии касались только банды ленинских и троцкистских головорезов, распявших с помощью своей революции Россию, их бы можно было всецело и полностью приветствовать, но, к сожалению, в этом положительном для русского народа деле не обошлось без серьезнейших перегибов и даже преступлений. Вся эта сионистская свора, чувствуя приближение своего бесславного конца, принялась активно оговаривать и подставлять под аресты честных и порядочных людей…

Вот как пишет об этом кандидат философских наук Г. В. Матвеец: «Я читал дело своего отца, кадрового рабочего, ударника, рационализатора, читал дела и других работников паровозоремонтного завода в г. Запорожье, арестованных в 1937 году. В них нет ни указаний Сталина, ни распоряжений из Москвы. Это была троцкистская, зиновьевская и прочая сволочь, оставшаяся после идейного и организационного разгрома руководства оппозиции в конце 30-х годов. Замаскировавшись в партийных, советских, государственных органах, в военном ведомстве, особенно в НКВД, где их было полно, они мстили за своё поражение, создавая клеветнические дела на лучших людей страны»…

Например, еврей Лев Захарович Мехлис, будучи начальником Политического управления РККА развернул невиданную кампанию репрессий в армии. В результате его действий были практически уничтожены командирские кадры высшего и среднего звена, причем он не только «содействовал» органам государственной безопасности, но и сам проявлял инициативу, требуя все новых и новых арестов «заговорщиков». В 1938 году Мехлис лично прибыл на Дальний Восток и приказал арестовать большинство командиров Дальневосточной армии…

Как вы думаете, почему до сих пор, несмотря на всю «демократию и гласность» не обнародованы личные дела репрессированных? Казалось бы, покажите эти кровавые документы тоталитарной эпохи, пригвоздите «усатого маньяка» к позорному столбу. Ан нет, не торопятся господа либералы. Отчего такая странная стеснительность? Не от того ли, что сразу же выяснится: именно соплеменники тех, кто больше всего вопит сегодня о сталинских репрессиях, как раз и являлись самыми ярыми доносчиками и провокаторами...

Сегодня мы можем со всей определенностью заявить: в большинстве случаев судебные процессы 30 ых годов были инспирированы последователями Троцкого – сионистами. Уходя в историческое небытие, эти негодяи с помощью оговоров тянули за собой и невинных людей, которых перемалывала бездушная репрессивная машина...

Так прославленного впоследствии маршала Константина Рокоссовского бросили в застенки по доносу Фельдмана, а известного историка Льва Гумилева отправил на нары товарищ Бернштам... Во время следствия его также допрашивали два еврея - один разбивал прикладом шейные позвонки, а другой хохотал за столом, крутя карандаш: «Бей этого по голове - он умный». И так без конца...

В своем историческом расследовании «Неизвестный Сталин» Людмила Жукова пишет: «А кого убирал из партии и рядов Красной Армии начальник Управления по командно-начальствующему составу Б. И. Фельдман? Историки приводят неизвестные документы за его подписью, раскрывающие тайну особого шифра Фельдмана – две буквы «ОУ» (особый учет), которые он ставил на личных карточках увольняемых из армии командиров, были сигналом для местных органов НКВД: арестовать! С клеймом «ОУ» был арестован и расстрелян серб, комдив Данило Сердич, арестован и осужден поляк комбриг Рокоссовский (оба – за «не то» происхождение!) и еще многие тысячи верных советской власти командиров…

Только после расследования дела Фельдмана и раскрытия тайны шифра «ОУ» они были возвращены в армию. Историки приводят справку Народного комиссариата внутренних дел от 1939 года в ответ на запросы Сталина: «Освобождено из лагерей ГУЛАГ НКВД СССР 12 860 человек… Предполагается освободить еще около 15 000 человек». Осужденные троцкистами невинные люди освобождались, их места на нарах занимали недавно их посадившие чекисты, прокуроры, судьи, члены троек, «стукачи». Война остановила, к сожалению, расследование многих других дел»…

О том, как на практике организовывали и стимулировали в органах НКВД массовый террор, убедительнее всего поведал в своей книге «Путешествие на край ночи» Д. А. Быстролетов, оказавшийся в одной камере Лефортовской тюрьмы с бывшим наркомом внутренних дел Белоруссии А. И. Наседкиным. Тот рассказал ему о своем предшественнике Б. Бермане, считая эту информацию важной для понимания происходившего в те годы:

«В Минске это был сущий дьявол, вырвавшийся из преисподней. Берман расстрелял в Минске за неполный год работы больше восьмидесяти тысяч человек... Он убил всех лучших коммунистов республики. Обезглавил советский аппарат. Истребил цвет национальной белорусской интеллигенции. Тщательно выискивал, находил, выдёргивал и уничтожал всех мало-мальски выделявшихся умом или преданностью людей из трудового народа - стахановцев на заводах, председателей в колхозах, лучших бригадиров, писателей, учёных, художников. Восемьдесят тысяч невинных жертв... Гора залитых кровью трупов до небес... По субботам он (Берман) устраивал производственные совещания. Вызывали на сцену по заготовленному списку шесть человек из числа следователей - три лучших и три худших. Берман начинал так:

«Вот лучший из лучших наших работников, Иванов Иван Иванович. Встаньте, товарищ Иванов, пусть остальные вас хорошо видят. За неделю товарищ Иванов закончил сто дел, из них сорок - на высшую меру, а шестьдесят - на общий срок в тысячу лет. Поздравляю, товарищ Иванов. Спасибо! Вы представляетесь к награде орденом, а сейчас получите денежную премию в сумме пяти тысяч рублей! Вот деньги. Садитесь!» Потом Семёнову выдавали ту же сумму, но без представления к ордену за окончание 75 дел: с расстрелом тридцати человек и валовым сроком для остальных в семьсот лет. И Николаеву - две тысячи пятьсот за двадцать расстрелянных и пятьсот лет общего срока. Зал дрожал от аплодисментов. Счастливчики гордо расходились по своим местам…

Наступила тишина. Лица у всех бледнели, вытягивались. Руки начинали дрожать. Вдруг в мёртвом безмолвии Берман громко называл фамилию: «Михайлов Александр Степанович, подойдите сюда, к столу». Общее движение. Все головы поворачиваются. Один человек неверными шагами пробирается вперёд. Лицо перекошено от ужаса, невидящие глаза широко раскрыты. «Вот Михайлов Александр Степанович! Смотрите на него, товарищи! За неделю он закончил три дела. Ни одного расстрела, предлагаются сроки в... пять и семь лет». Гробовая тишина. Берман медленно поворачивается к несчастному... «Вахта! Забрать его!». Следователя уводят…

«Выяснено, - громко чеканит Берман, глядя в пространство поверх голов, - выяснено, что этот человек завербован нашими врагами, поставившими себе целью сорвать работу органов, сорвать выполнение задания партийного руководства. Изменник будет расстрелян!»… Потом Петров и Сидоров получают строгие предупреждения за плохую работу - у них за неделю по человеку пошли на расстрел, а человек по десять - в заключение на большие сроки. «Все... Пусть это станет для каждого предупреждением. Когда враг не сдаётся, его уничтожают!»…

Сегодня либералы пытаются свалить массовые репрессии исключительно на «козла отпущения» - Сталина, попутно обвиняя всех русских людей в сексотстве, стукачестве и написании «миллионов доносов». Но мы не позволим этим «виртуозам лжи» безнаказанно лгать – основная вина за пролитую в 30 ые годы кровь лежит, прежде всего, на сионистах. Именно они фабриковали большую часть расстрельных дел и ответственность за геноцид русского и других народов нашей страны с них никто не снимал…

ВОЗМЕЗДИЕ НЕМИНУЕМО

Надо понимать, что та беспрецедентная жестокость, с которой сионисты уничтожали русский народ, не могла не повлечь за собой божью кару и историческое возмездие (называйте это, как хотите) Законы высшей справедливости вопили об отмщении, и оно наступило для этих мерзких, напившихся невинной крови упырей в виде т. н. «сталинских репрессий». Слуги дьявола, распявшие Россию также, как когда то и Христа, были обречены – по другому и быть не могло, потому что зло всегда и везде наказуемо…

Как отмечает в своей нашумевшей книге «Истоки зла» И. Володский: «Ленин в свое время писал: «Мы не умеем гласно судить за поганую волокиту, за это нас всех надо вешать на вонючих верёвках. И я ещё не потерял надежды, что нас когда-нибудь за это поделом повесят». Так вот какой была последняя надежда Ленина, после борьбы всей его жизни за дело коммунизма: быть повешенным на вонючей верёвке. Увы, эта надежда не осуществилась в его жизни, но почти все его ближайшие соратники были, в конце концов, уничтожены»…

Когда Сталин (окончивший, как известно, духовную семинарию) до конца осознал, с какими инфернальными бесами ему пришлось столкнуться, то на заготовленный сионистами для русских людей «конвейер смерти», он начал поставлять самих организаторов славянского геноцида. Все они успели побывать в роли самоуверенных «хозяев жизни» и беспощадных палачей, с лихвой вкусили любимой ими человечины… Каково же было потрясение этих негодяев, когда их самих стали прислонять к стенке…

Я читаю сегодня воспоминания о последних минутах жизни всех этих большевистских головорезов, и меня буквально передергивает от отвращения. Не умевшие жить по человечески, избравшие террор и насилие главным смыслом своей ничтожной жизни, убивавшие без счета «презренных гоев» в захваченной ими стране, они и подыхали как трусливые собаки, вызывая у нормальных людей лишь чувство гадливости и омерзения…

Взять хотя бы главу Петрограда Григория Зиновьева (настоящее имя которого - Апфельбаум) Когда эту мерзкую падаль, повинную в смерти тысяч и тысяч русских людей тащили по тюремному коридору на расстрел (поскольку сам идти Зиновьев от страха уже не мог) он истошно скулил, моля всех о пощаде и целуя сапоги своим конвоирам. В какой то момент лейтенант НКВД, уставший от этой бабской истерики, загнал пендалями Зиновьева в соседнюю камеру и там его пристрелил… Так закончилась поганая жизнь этого некогда всесильного «божка», который почему то решил, что в России ему позволено все…

Или вот, например, перечень вещей, изъятых при обыске у бывшего главы НКВД Генриха Ягоды (настоящее имя которого - Енох Иегуда): «троцкистской литературы - 542 тома, вин коллекционных - 1 229 бутылок, пальто мужских и женских, шуб, меховых манто, кожаных пальто - 54, костюмов, брюк, пиджаков - 88, сапог, ботинок и обуви разной - 89, шапок меховых, шляп мужских и женских - 142, отрезов заграничного материала, сукна, шелков и прочих тканей - 192, мехов лис, песца, каракуля, белки - 157, ковров разных - 29, сорочек мужских, женских кофт, платьев - 164, антикварных изделий, посуды – 1 478, порнографических открыток и фильмов - 3 915»... Не человек, а животное какое то, думающее только о том, как бы «хапнуть всего побольше»…

Знаменитый русский писатель Иван Солоневич так оценивал итоги сталинских репрессий: «На двадцатом году революции революционное поколение сходит с исторической арены, облитое грязью, кровью и позором: более позорного поколения история ещё не знает. Очень небольшим утешением для нас может служить то обстоятельство, что русских людей в этом поколении почти нет. Это какой-то интернациональный сброд с преобладающим влиянием еврейства - и с попыткой опереться на русские отбросы»...

В своем «Кратком курсе истории ВКП(б)» Сталин писал: «Эти пигмеи, силу которых можно было бы приравнять всего лишь силе ничтожной козявки, видимо, считали себя – для потехи – хозяевами страны и воображали, что они в самом деле могут раздавать и продавать на сторону Украину, Белоруссию, Приморье. Эти козявки забыли, что хозяином Советской страны является Советский народ, а господа рыковы, бухарины, зиновьевы, каменевы являются всего лишь – временно состоящими на службе у государства, которое в любую минуту может выкинуть их из своих канцелярий, как ненужный хлам…

Эти ничтожные лакеи фашистов забыли, что стоит Советскому народу шевельнуть пальцами, чтобы от них не осталось и следа. Советский суд приговорил бухаринско-троцкистских извергов к расстрелу. НКВД привел приговор в исполнение. Советский народ одобрил разгром бухаринско-троцкистской банды и перешел к очередным делам. Очередные же дела состояли в том, чтобы подготовиться к выборам в Верховный Совет СССР и провести их организованно»… Сталин умел, когда надо, скрасить свою мысль незатейливой шуткой или иронией…

Кстати, в защиту Сталина мы должны заметить, что по отношению ко всем этим троцким, зиновьевым и бухариным он не проявил никакого специфического зверства, особенно по сравнению с их собственными кровавыми проделками в годы революции и гражданской войны (вспомнить, хотя бы, как сионобольшевики травили газами тамбовских крестьян или топили на баржах в Крыму русских офицеров) Он просто расстрелял их, как врагов народа, чем и заслужил благодарную память всех нормальных людей и животную ненависть нынешних либералов – потомков тех «комиссаров в пыльных шлемах»…

Как отмечает знаменитый историк Олег Платонов: «В общем, уничтожение так называемой ленинской гвардии было закономерно и исторически неизбежно. Вина старых большевиков перед русским народом была столь огромна, что этого не требовалось доказывать. Большинство русских людей, в самом деле, восприняло эти процессы, как должный порядок вещей, как справедливое возмездие. Лагеря, построенные еврейскими большевиками (к ним принадлежали все руководители ГУЛАГА) для уничтожения русских людей, широко открыли ворота для своих творцов»…

Писатель Л. Разгон в своих воспоминаниях рассказывает о встрече в Бутырках с неким Рошаковским, членом старой дворянской фамилии, находившимся до революции в дружеских отношениях с Николаем Вторым. В 1937 году он был арестован, но даже в тюрьме говорил Разгону, что чувствует себя счастливым, наблюдая тюрьмы, «набитые коммунистами, евреями, всеми политиканами, которые так ничего совершенно не понимают, что же с ними происходит». По мнению Рошаковского, осуществлявшееся Сталиным уничтожение коммунистов предвещало «становление русского национального государства с его великими национальными идеями»…

А вот как оценивает благодатную роль репрессий доктор философских наук Эдуард Володин: «Сталин уничтожил почти всю «ленинскую гвардию», начиная с тех, кто прибыл в Россию в «пломбированных вагонах», и кончая «героями гражданской войны» во главе с Тухачевским, подлая жестокость которого при подавлении крестьянских восстаний не поддаётся пониманию чистого разума, зато получает сакральное объяснение, если вспомним, что свою собаку он называл (прости меня, Господи) «исусиком»… Кстати, достал в Мексике и Троцкого - того самого «вождя», который до конца своих дней переживал, что не смог превратить Россию в вязанку хвороста, чтобы бросить её в огонь мировой революции…

Скажите, кто, кроме Сталина, смог бы избавить страну от этой чумы, этих бесов, наводнивших Россию, надругавшихся над нашими святынями, помышлявших уничтожить семью... Сталин сознательно, планово и целеустремлённо основную массу «вождей» и архитекторов революции расстрелял. При полной и единодушной поддержке населения, если не считать деток Арбата, запамятовавших о том, что поселились они в этом районе дворянских особняков в результате уничтожения русского дворянства их революционными родителями. Они скукожились от ужаса до лучших для них хрущёвских времён»…

Ну а закончить этот материал я хотел бы цитатой Сталина – человека, именем которого и были названы репрессии (хотя вернее было бы именовать их чистками): «Многие дела нашей партии и народа будут извращены и оплеваны прежде всего за рубежом, да и в нашей стране тоже. Сионизм, рвущийся к мировому господству, будет мстить нам за наши успехи и достижения. Он рассматривает Россию как варварскую страну и как сырьевой придаток. И мое имя тоже будет оболгано, оклеветано. Мне припишут множество злодеяний…

Мировой сионизм всеми силами будет стремиться уничтожить наш Союз, чтобы Россия больше никогда не могла подняться. В целом в будущем развитие пойдет более сложными и даже бешеными путями, повороты будут предельно крутыми. И все же, как бы ни развивались события, но пройдет время, и взоры новых поколений будут обращены к делам и победам нашего социалистического Отечества. Год за годом будут приходить новые поколения. Они вновь подымут знамя своих отцов и дедов и отдадут нам должное сполна. Свое будущее они будут строить на нашем прошлом»…


Вещий Олег





Мне нравится:
2

Рубрика произведения: Проза ~ Другое
Ключевые слова: сталинские, репрессии, правда, ложь,
Количество рецензий: 2
Количество просмотров: 37
Опубликовано: 05.07.2019 в 01:09

Николай Прилепский     (08.07.2019 в 08:57)
Олег, как всегда, не во всем согласен (см. хотя бы коммент Геннадия Агафонова к этой статье на "Стихии"), но публикация очень интересная и заслуживающая самого пристального внимания.

P.S. Одним из лучших исполнителей роли Рамона Меркадера в мировом кинематографе был бывший десантник и участник Первой Индокитайской войны (в течение 3-х лет!) Ален Делон, наиболее близко подходивший к своему герою по внешним и физическим данным.

С уважением, Николай

Вещий Олег     (09.07.2019 в 09:27)
Спасибо, что читаете, Николай! Надо будет глянуть на Ален Делона в роли Меркадера))






Есть вопросы?
Мы всегда рады помочь!Напишите нам, и мы свяжемся с Вами в ближайшее время!
1