ПРОЗА. Василий Маковецкий


ПРОЗА. Василий Маковецкий
ДЕЛЬФИНЫ

Этот случай произошёл с молодым рыбаком Александром Черновым, жителем Средней косы. В тот день, уже порядочно времени тому назад, он был по поручению своих товарищей рыбаков в Старом Карантине.
Стояла жара знойная с духотой, и, конечно, справив дела, Саша пошёл на море искупаться. И там на пляже воры стащили его одежду. Забрали, негодяи всё, остались только на нем трусы-плавки. Через весь город автобусом, а потом катером по морю не поедешь. Что делать? Модно было бы занять на время какую-нибудь одежонку, парня в беде бы, понятно, не оставили, но просить он постеснялся, к тому же был сильно расстроен, и решил прямо со старокарантинского пляжа плыть домой на Тузлу. Плавал он отлично, и расстояние в пять-семь километров его ничуть не устрашило. К тому же, течение на проливе в ту пору, под вечер, работало из Чёрного моря в Азовское, то есть, было попутным.
Кинулся в воду и поплыл. Сначала, сгоряча и с обиды пошёл отмахивать саженками во всю мочь, а потом поостыл, рассудив, что спешить некуда. Часа за два с половиной он запросто доплывёт, за это время смеркнется, и не придётся объяснять любопытным, что это с ним приключилось.
«Крохоборы несчастные», — думал он о ворах, пытаясь припомнить парней, которые на пляже, сидя тесной кучкой, играли в карты; ему казалось, это сделал кто-то из них, добро ещё, что ручные часы не оставил в брюках, — вот они, родненькие, водонепроницаемые, на правой руке. Время они показывали половину седьмого. А когда спустя примерно час он посмотрел снова, то уже разобрать на них ничего не смог из-за темноты. Как-то быстро стемнело. На высоких берегах Аршинцево и Старого Карантина замерцала россыпь электрических огней, — впереди же, невидимая с воды, находилась Средняя коса. Была сплошная темень. Ещё раз огляделся вокруг, — береговые огни, что это за огни? Ведь не может быть, чтобы за целый час, или даже более того, он проплыл так мало, — или это огни не пляжной лестницы и не домов на Семи ветрах? Он лёг на спину, раскинув руки, отфыркиваясь от волн, и вгляделся внимательней. Нет, зрение его не обманывает, огни стояли на месте. Самое большее, он проплыл километра полтора. Этак он и до ночи не доберётся… Его объял ужас.
Видать, попутное течение ослабло. Он попытался определиться по береговым огонькам. И помертвел, понял, что его сносит назад. Течение переменилось, — теперь оно работало со стороны Азовского моря.
С этого момента Саша Чернов заволновался всерьёз. Потом, вспоминая эту ужасную ночь, он понял, что было бы разумней плюнуть на стыд и вернуться в Старый Карантин, переночевать у знакомых рыбаков, и утром, в какой-нибудь их одежде, продолжить путь автобусом и катером. Но усталости он ещё никакой не чувствовал. «Врёшь, мы с тобой еще поборемся!», — сказал он течению. И опять, с удвоенной энергией, пошёл намахивать сажёнками.
В этой борьбе его застала полночь. Над головой сияли звёзды, керченский берег поредел огоньками. Уже вровень с ним шли скальные обрывы и посты старокарантинской крепости, а впереди в сплошном мраке ещё не пробивалось ни единого проблеска. В какой-то момент он заметил над волнами светящуюся точку и воспрянул духом: — почудилось, это фонарь на высоком столбе около энергоустановки. Но огонёк двигался, смещался влево и ниже его прорезался ещё один, зелёный. То были огни какого-то небольшого судна, пересекающего пролив. Через минуту они исчезли. Когда перед ним вдруг возникла из темноты целая пирамида огней, он уже дышал тяжело, выдыхался, и не сразу сообразил, что это идёт по каналу, наверное, какой-то сухогруз. Пирамида становилась всё ближе, сияла всё ярче, а он плыл ей навстречу, ворочал тяжёлыми руками, чуть ли не в полусне сознавая, что надо уступить этой громаде дорогу. Чёрная стена прошла не более чем в пяти метрах от него, и наполнила всё тело дрожью от работы могучих её машин и винтов. Закачавшись на крутой отбойной волне, он крикнул: — «Спасите! Эй, на борту…Спасите!» — и едва не захлебнулся, волна ударила в лицо. Конечно, его не услышали. Наступил безысходный мрак. «А ведь так можно отдать и концы» — подумал он будто о ком-то другом, постороннем. — Из-за этих крохоборов…И никто не узнает…Вот, значит, это и была вся твоя жизнь? Как глупо…»
Да, тем бы всё и кончилось, если бы не дельфины.
Сначала он ощутил под грудью что-то округлое и скользкое, в сознании, затемнённом усталостью, невнятно произнеслось: топляк? Без всякой надежды он подумал, что это полузатонувшее, плывущее по воле течения бревно. После того, как он безо всякой надежды попробовал на него опереться, — опора ушла вниз, и вода сомкнулась над его головой. Полуживой, он однако же сумел вынырнуть, и опять округлое толкнулось ему в грудь, а другое, такое же прошло снизу по правой руке долгим прикосновением. Он понял: «Дельфины!» Почувствовал — рядом живые, дружелюбные существа., они нашли его в этой бездне ночи, и не дадут умереть. Нет, никаких связных мыслей у него в эти минуты не было, а было великое удивление, и какие-то обрывки сознания: он то ощущал себя лежащим на живом стремительном и на удивление энергичном тела, стараясь не соскользнуть и не нахлебаться воды, от хлещущих в лицо волн; то вдруг видел над собой огромное чёрное небо в звёздах, обдаваемое брызгами, и чувствовал, что под каждой его рукой по упругому плавнику, и два сказочных существа несут его сквозь волны неведомо куда…
Потом они его оставили, и он, начав погружаться, с остановившимся от ужаса дыханием…ощутил под ногами дно, земную твердь.
Занималось утро. Впереди, на высоком столбе над скатом знакомой крыши, сиротливо в свете розового восхода, горел фонарь. Слышалось мерное постукивание движка…Это был берег спасения, его дом, коса. Из последних сил он протащился по мелководью, упал на песок и заснул как убитый.
Потом, дома, плача и радуясь его спасению, мать сказала: «А помнишь, Сашенька, как ты с дедом вызволял дельфинов из Тобечика? Вот они тебя и отблагодарили». Да, действительно, был такой случай в его детстве. Во время сильного шторма прорвало дамбу Тобечикского озера, и несколько дельфинов, заскочившие в озеро на высокой волне за кефалью, оказались отрезанными от моря. Они там уже погибали, задыхались от жары и соли, когда дед Чернов с помощью Александра и ещё двух мальчишек взялись их перетаскивать через поковерканную дамбу. Может, этот давний случай не имел никакой связи с последним, ведь спасать людей дельфинам не в новинку, но мать Александра не сомневалась, что это плата за добро.

Чистое море при накате не оставляет на берегу никакой пены. Набежавшая волна вскипит белым кружевом, разольётся по песку и уйдёт, уступая берег другой такой же игривой и прозрачной. Стоишь по колено в воде и видишь, как облачко крошечных мальков толчётся у твоей ступни, будто комарики в ясном воздухе. А в иных местах полоса прибоя курчавится жёлтыми, срываемыми ветром пенными шапками. Значит, здесь в море ушли неочищенные стоки, или где-то близко оползень, или, качаясь на дне в камнях, догнивает гиблая рыба.
Набредя нынешним летом близ рыбацкого селения Осовины на такое место, я прибавил шагу, чтобы поскорей его миновать, и удивился, заметив двух небольших дельфинов, играющих в этой жёлтой мути. Подошёл ближе и понял: нет, они не играли. Они были больные. Один, размерами побольше, был совсем плох. Он едва держался на плаву, и волна с ним делала, что хотела. Его выносило на песок, переворачивало и, мотая плавниками, он скатывался назад, как деревянная колода. Другое животное, поменьше, с темными пятнами на боках, тоже качалось, как пьяное. Раз за разом оно подплывало к своему другу, толкало его носом, пытаясь продвинуть с мелководья на глубину, но волна сбила и его. Как оно, бедное, старалось из последних сил!.. Не было мочи на них смотреть.
Видно, дельфины попали в полосу какой-то отравы. В тот день около Осовин я насчитал двенадцать погибших дельфинов. Шёл и думал о них. Эти животные очень сообразительны, их мозг по весу равен человеческому и по виду почти не отличается, — отчего же они не могут сообразить, кому обязаны всеми своими несчастьями и продолжают относиться к человеку с поразительным дружелюбием? Загадка.
Есть гипотеза, что в животном мире планеты человек и дельфин самые близкие родственники. Их различие во внешнем виде обусловлено тем, что в некое очень давнее время ветвь общих наших предков разделилась: — одна часть осталась в водной стихии, другая предпочла сушу и, постепенно, всё более приспосабливаясь к своей среде мы и стали таковыми, какие есть. Но сходство сохранилось в главном — в устройстве мозга.
В своей невероятно бурной истории человек многое забыл. Дельфины же сохранили эту память, чем и объясняется их отношение к нам. Возможно, это инстинкт, которого люди лишились.
И всё-таки, нельзя не удивляться. Не исключено, что, будучи действительно, по большом счёту, разумными существами, они упорно стремятся добром проникнуть в сердце человека и заслужить к себе иное, более справедливое отношение. Или, может быть, догадываются, что люди, причиняя им такой вред, загрязняя море, наполняя его ядами, шумом своих адских моторов, находятся во власти какой-то жуткой болезни и, как больные, достойны сострадания? Или, при всех возможностях своего мозга сознают, что их развитие из-за слишком однообразной среды затормозилось и лишь с помощью человека они одолеют эту свою затянувшуюся заторможенность?
Но и у нас потребность в контактах с дельфинами ничуть не меньшая. Человечество быстро растёт, без интенсивного освоения богатств мирового океана ему не выжить. Нынешнее же рыбальство никак нельзя назвать разумным освоением, — это дикарские способы добычи жизненных ресурсов, самый настоящий грабёж. Мы должны научиться возделывать голубую ниву, и дружба с дельфинами может в этом сыграть немалую роль. Во всяком случае, я уверен, мы с отвращением и стыдом будем вспоминать, как на них охотились, как этих прекрасных животных в целях войны превращали в живые торпеды.
Старый керченский рыбак Яков Яковлевич Зинченко под конец жизни не раз вспоминал, какая была для него мука, когда, выполняя план, волей-неволей доводилось неводом разрознивать дельфиньи семейные пары. Оставшийся на воле самец страшно метался, хрипел, с разгона рвался в сеть и, поняв, что вызволить не сможет, сам заскакивал в невод, разделяя с подругой её печальную участь. «Людям бы так дорожить друг другом», — говорил Яков Яковлевич.
Разгадка поведения дельфинов обещает великие открытия.


«Я ТАК ДУМАЮ…» [1]
Природа и общество:
* * *
В концепции «Природа — мера всех вещей» речь идёт не о вещах в их узком смысле слова, а о путях выхода нашей земной цивилизации из того клубка противоречий: социальных, военных, экономических, экологических, нравственных, — в которых она погрязла, и которые грозят ей гибелью.
* * *
Человечество до индустриального периода научилось у Природы потреблению средств, поддерживающих физическую жизнь (дары земледелия, моря, недр), теперь нам предстоит освоить духовную часть богатств Природы.
* * *
Всё в обществе, вся жизнь: общественные отношения, медицина, юриспруденция, семейная иерархия — всё устроено по законам Природы. Это справедливо, это красиво, это объединяет и примиряет.
* * *
Природа — мера во всём! Как врач — помощник Природы в лечении человека, так госслужащий — помощник Природы в обеспечении человека средствами жизни, так экономист — в производстве средств жизни, так политик помощник Природы в преодолении противоречий, разногласий в достижении мира и согласования.
Учитель — первооснова обучению законам Природы.
* * *
Природа даёт нам в руки инструмент, при помощи которого мы могли бы выйти из этого положения. Инструмент этот — законы Природы, которым люди должны неукоснительно следовать в любой своей деятельности.



Основные законы Природы:
* Закон непрерывного движения к гармонии
и совершенству.
*Закон согласования.
* Закон сохранения и развития жизни.
* Закон свободы выбора.
* Закон межвидовой связи
* Закон перехода количества в качество
* Закон: всё течёт — всё меняется.
* Закон восхождения общества по фазам.
* * *
Главное достоинство концепции: ничьё слово, никакой авторитет не может быть важней и выше законов Природы.
* * *
Мы все, каждый из нас, участвуем в продолжающемся развитии Природы — эволюции. Каждый из нас должен следить за собой, за своими поступками.
* * *
Качество жизни на земле зависит от того, как мы, каждый из нас находим согласование с окружающим миром, другими людьми, странами.
* * *
Природа — твой тренер, твой воспитатель, так ты должен ощущать Природу. Ты должен с её подсказки победить!
* * *
Вечные законы Природы берут верх и подавляют дикий нрав и своеволие человека. Верный компас движения к гармонии и совершенству.
* * *
В мире людей, (высших созданий Природы!) нет состояний, недоступных согласованию. Жизнь либо развивается по законам Природы, либо чахнет и гибнет.
Сейчас чахнет, законы не исполняются.




* * *
В жизни выживает не самый сильный, а тот, кто умеет приспосабливаться к жизни Природы, находить с ней согласования.
* * *
Неумолимая Природа требует: каждому из нас, всему земному сообществу пришла грозная пора вспомнить, что все людские законы на земле, все без исключения, продиктованы нам Матерью-Природой. И все наши нынешние споры, противоречия, сумасбродства и антагонизмы — результат нарушения этих законов. Пример — увлечение человека автомобилизмом.
* * *
Людей объединяют общие интересы. Общее — это Природа!
* * *
Но как преодолеть инерцию, неповоротливость человеческого мышления? Как добиться понимания населением, управляющей элитой важности обращения к законам Природы для нашего собственного выживания?

Природа и власть:
* * *
Качество жизни на земле зависит от того, как мы, каждый из нас, наши Лидеры — находят согласование с окружающим миром.
* * *
Всякая власть, всякая программа без главной ориентации на Природу — зло!
* * *
Брошенное поле зарастает бурьяном и колючками. Это механизм Природы, как нос у Пиноккио: он не мог воздержаться от вранья, и всякий раз у него нос становился длиннее! Поэтому, чем лучше мы понимаем Природу, тем вернее работает весь государственный механизм.



* * *
Увы, жизнь невозможно прожить без ошибок и промахов, но важно их самому видеть и сознавать — это честно перед Матерью-Природой! И эта честность может быть решающей в вашей судьбе. Здесь вера в Природу обретает черты религии.
* * *
И как раньше выходили «наверх» и становились примером для молодёжи партийцы, так примером станут природники, — те, кто живёт и добивается во всём успехов согласием с Матерью-Природой.
* * *
При выборах Лидера любого уровня победа по большинству голосов не признаётся! Поскольку необразованных всегда больше, чем образованных. Последнее слово за Природой. Лишь она бесстрастна и справедлива.
* * *
Природой проверяется любой поступок, любое намерение Лидера, — насколько они соответствуют её законам развития.

Природа и наука:
* * *
Ну, понятно: Природа вечна, а человеку отпущено жизни менее ста лет, и он жаждет на полную мощь испытать свои интеллектуальные способности. Кроме того, каждому интеллекту присуща потребность выразить свои интеллектуальные способности, вырваться в передовые и изумить всех своей изобретательностью. Тут, конечно, следовало бы поставить вопрос — а что потом? Не повлекут ли эти ваши находки и остроумные решения к новым и нежелательным обстоятельствам в обществе? Этот вопрос должен всегда стоять перед людьми, дерзающими в науке, и перед Лидерами общества.
* * *
Наука может считаться настоящей только в том случае, когда она видит далёкую перспективу развития, опасности, с которыми могут встретиться наши потомки.


* * *
Опираясь на книгу Природы: земные пласты (в шахтах), природную логику развития жизни — всё течёт, всё меняется — по периодам, эпохам, фазам развития, — необходимо чётко понимать, что это переходные состояния Природы, и необходимо с этим считаться.
* * *
Потепление — и Землю зальют дожди. Площадь испарения значительно увеличилась за счёт твёрдого покрытия автомобильных дорог. Земля вопит!
* * *
Компьютерные программы дают возможность сравнить нормы природных состояний воды, воздуха, почвы. Климата и т.д. с нашими делами и планами, насколько они изменяют существующие нормы. Это прогноз будущего. Так мы отчётливо видим, что увлечение автомобилизмом ведёт нас к неизбежной катастрофе. Ещё более очевидна — гонка вооружений!

Наши конкретные возможности союза с Природой
Газета «Голос Природы» — газета, которая при всех оценках жизни, действительности, опирается только на закон Природы. Например, — слева на странице излагается канон, относящийся к личности Лидера, а справа — насколько соответствует конкретная личность канону Природы
Задача газеты — отражать жизнь по законам Природы без прикрас и обманов, станет самой популярной. Заслуживающей доверия, средством образования и воспитания. В газете будут статьи о судьбах «великих», — насколько ими руководила и помогала в преодолении трудностей Мать-Природа.
ОПК — Отдел Природного Контроля. Любые действия: государственные, управленческие, общественные, личные — сверять с требованиями законов Природы (Аршин Природы, компас Природы).
Копилка Природы. Как нас воспитывает Природа своими бесчисленными примерами — (по формуле И.Ф.Гёте) Такие копилки должны быть у каждого свои. Это путь к самореализации и удаче.
Необходимо вернуть Природе её Права!
* * *
Но как нам преодолеть инерцию, неповоротливость человеческого мышления? Как добиться понимания населением, управляющей элитой важности обращения к законам Природы для нашего собственного выживания?
* * *
Наши школы и институты не дают высшего образования. Высшее — это такое, при котором выпускник не только знает все законы и связи, существующие в Природе, но и те обстоятельства, что не ведут земной мир к гармонии и совершенству, — к согласованию!
* * *
Разумеется, всё высказанное в нашей концепции должно быть проверено самой жизнью, наукой. Уверен, что это будет сделано, и концепция обретёт большую устойчивость и убедительность. К такому повороту подошла история человеческой цивилизации. Природа всех нас, таких разных, примиряет и объединяет. Вспомните слова А. С. Пушкина — «Когда народы, распри позабыв, в единую семью соединяться…»
* * *
Мудрость не имеет нужды в насилии. Искоренить человеческие страсти нельзя. Нужно только их направить в нужное русло.
* * *
Родину надо любить, но это не значит, что только хвалить и повторять: мы самые, самые… Надо понимать и устранять недостатки. Н.М.Карамзин говорил: «Я люблю своё Отечество, но и всё человечество».

Политики имеют профессиональное задание разделять общество, людей. Вот почему я говорю, что нельзя выбирать тех, кто сам рвётся во власть, желает возвысить себя политической деятельностью, а наша задача — не верить им. Не выбирать их. Они в любом случае несут людям раздор, что на международном, что в региональном масштабе.


[1] Печатается в сокращении.




Мне нравится:
0

Рубрика произведения: Проза ~ Очерк
Количество рецензий: 0
Количество просмотров: 9
Опубликовано: 02.07.2019 в 16:40
© Copyright: Лира Боспора Керчь
Просмотреть профиль автора






Есть вопросы?
Мы всегда рады помочь!Напишите нам, и мы свяжемся с Вами в ближайшее время!
1