ПРОЗА. Елена Бондаренко


ПРОЗА. Елена Бондаренко
ИНЖИР

За нашими многоквартирными домами, сразу же начинался частный сектор. И вот, однажды, в саду строящегося частного дома, мы случайно обнаружили совершенно незнакомое дерево со странными плодами. Низкорослое, кряжистое дерево имело сочные пятипалые, чем-то похожие на дубовые, листья и странные плоды. Они напоминали подвязанные к веткам зелёные мешочки. Пашка, самый старший из нашей компании (а нам тогда было лет по пять-шесть) вспомнил, что это инжир, а его бабка называет это дерево фига.
Ему не поверили и начали смеяться:
— Ха-ха-ха! Дуля, что ли?!
Пашка обиженно огрызнулся:
— Сам ты дуля — фига!
Андрейка недоверчиво скосил на него голубые глаза и изрёк:
— Нет. Инжир не такой зелёный и гораздо крупнее…
— А я вам говорю, что это и есть настоящий инжир! — убеждал всех Пашка. — Как только плоды инжира созреют, то порыжеют и станут такими же липкими и сладкими, как и на прилавках бабулек с местного базара. Моя бабушка говорила — плоды фиги ещё называют пивными. — Продолжал нас удивлять своими познаниями Пашка.
Филька, сделал удивлённое лицо:
— Пивными?! Во тет да-а-а!
— Ой… не пивными, а кажется это… винными. Да! Винными!
— Так мы, что же, пьяными будем, если их съедим?! — Это спросила Женя.
Пашка точно ответ не знал, но на всякий случай, соврал:
— Ага…Немножко…
Почему-то это устроило всех:
— Ух, ты-ы-ыж! Ну, тогда подождё-ё-ём!

Ждать пришлось почти всё лето. Мы даже стали о забывать об инжире, как вдруг, в средине августа, Серёга (по прозвищу Малый) из соседнего дома, сообщил, что во дворе «бабы Читы» созрел-таки наш инжир!
Облизнувшись и подмигнув собравшейся компании, он подытожил:
— Пора его того…стыбзить!
Наша компания насчитывала порядка десяти человек — все примерно одного возраста, но в тот день нас собралось только шестеро, остальные разъехались по бабушкам и в прочие гости...
Двором мы считали пространство в центре четырёх ведомственных портовых двухэтажных дома — три двухэтажки стояли друг возле друга, а четвёртая напротив первого из домов. Пустующее пространство от нашего дома до дороги, занимали низкие сараи.
Наш двор нам казался неземным раем — много зелени, фруктовых деревьев и даже маленький садик чернослива; столы, скамеечки — аккуратные, огороженные низким штакетником, палисадники под каждым домом; детская площадка с грибочком по центру и даже горка, с которой мы катались так усердно, что родители не успевали латать наши штаны!
План хищения инжира созрел мгновенно! Сначала решили обследовать территорию и определить, кто будет стоять на «шухере», а кто пойдёт в диверсию. Разработав стратегию до мельчайших деталей — вся толпа осторожно выдвинулась за дома, поближе к нужному саду.
Инжир рос близко к забору, что весьма облегчало поставленную задачу, но… сам забор, построенный из обломков камня-ракушечника, оказался для всех нас очень высоким. Посоветовавшись, решили, что Пашка, как самый рослый из нас, поможет забраться на забор Филиппу, а потом Малый и Андрюха (из крайнего дома) помогут им спрыгнуть обратно с полными пазухами сочного инжира. Мы же, две девчонки: я и Женька из нашего дома, будем внимательно наблюдать: я — следить за садом, а Женька за двором? в котором возилась баба Чита и работали строители. Мы, если что, должны немедленно подать сигнал. Какой сигнал — обсудить забыли. Видимо, мальчишки считали, что свистеть умеют все, даже девочки.
Надо сказать, что бабу Читу (прозвище которой дали не мы, а ребята постарше) мы уже знали: она гоняла нас время от времени по разным поводам. В основном, из-за того, что мы часто крутились возле её подворья. Ещё бы не крутиться — ведь они строили новый дом! Старый, покосившийся домишко стоял в глубине двора, а новый — большой, просторный, строился на перекрёстке дорог. Забор вокруг строящегося дома разобрали, оставив только возле сада, а вокруг стройки была натянута проволока, обозначающая край подворья и вся стройка, соответственно, просматривалась, как на ладони! Кто ж откажется поглазеть на то как растут ровные каменные стены, как замешивают раствор, как устанавливают окна в огромные проёмы! Это ж безумно интересно! Вот мы и глазели с утра до вечера!
Баба Чита прогоняла нас как навязчивых собачонок, ругалась, родителям жаловалась — хотя мы собственно, кроме того, что галдели, комментируя то иное действо — ничего плохого и не делали. Ну, разве что мальчишки черешней или ещё чем вкусненьким из её сада лакомились… иногда... И нам (девочкам) доставалось немного из этого изобилия. А Чита, даже если не догадывалась, что это наша компания наведывалась в её сад — всё равно на нас орала на всякий случай, так сказать — для профилактики. Короче, боялись мы её жутко! Потому и кличку она имела нелицеприятную — Чита! Мало того, что худенькая, сгорбленная, смуглая до черноты бабулька напоминала персонажа из сказки, так ещё и злющая была, как та самая, что в ступе!
Проследив за домом и убедившись, что нам ничего не угрожает, Пашка подсадил Фильку на высокий забор и сам тут же забрался в сад. Они только-только приступили к сбору урожая, как вдруг, откуда ни возьмись — Чита!
Ух, ты ж мама дорогая! Как мы с Женькой её прозевали?!..
Со страху, наши мальчишки так лихо перескочили высоченный забор, что даже помощь тех, кто их должен был страховать — не понадобилась!
Грозный голос бабы Читы подстёгивал, и без того перепуганных, детей, ускориться ещё быстрее. «Эх-ма!» Как же мы удирали! Бежали со всех ног до своего двора и там, запрятались в подъезд, боясь, что нас всё ещё преследует злая старуха!
Поскольку, удирая, мальчишки сорванный инжир побросали там же под деревом, полакомиться сладкими экзотическими ягодами нам так и не удалось — «жа-а-аль…»
Отдышавшись и успокоившись, мы стали наперебой, подтрунивая друг над другом, вспоминать, как кто удирал и хохотать до визга и колик в животе! Нахохотавшись, Филипп вдруг вспомнил странную особенность. Скривив губы и вытянув курносое лицо, он сказал, что, когда спрыгивал, земля под ним как будто просела. Пашка тоже вспомнил, что земля под ним показалась ему мягкой — пружинила, как живая.
Малый, стукнув себя по голове, выдал:
— Во тет да-а-а! Что это может быть?! А вдруг там зарыт клад?!
Глаза у всех заблестели, забегали, азартом зажглись!
Пашка, загадочно подмигнув, изрёк:
— Точняк! Чита зарыла!
Женя задумчиво почесав затылок, удивилась:
— А почему за забором, а не внутри сада?
— А шоб нихто не догадался! — Изрёк довольный своей находчивостью, Андрейка, тем самым поддержав версию Пашки.
— Та-а-ак… Надо вернуться и всё проверить. — Это сказал Филипп.
Андрейка ехидно скривился:
— Ага, мы вернёмся, а там Чита с веником! Не-е, я не пойду…
Сразу же вернуться мы побоялись, а вдруг и правда — баба Чита, но не с веником, а с берданкой охраняет своё фиговое дерево и только и ждёт, когда к ней сунутся! Нетушки, подождём!
Но тайна уже сверлила все отверстия молодого организма, подзуживая нас, забыв всякую осторожность, обследовать объект! Короче, посовещавшись, решили всё же — идти надо! Но только после обеда и прихватив с собой что-то, чем можно копать землю.
Никто и никогда не ел с такой скоростью как мы! «Клад не ждёт! А вдруг кто-то его уже тоже нашёл и прямо сейчас втихаря откапывает наши сокровища?!» Мысль о том, что где-то очень близко кроется тайна — будоражила детские умы и торопила выбежать на улицу.
Встретившись во дворе и прихватив с собой лопатки, совки и прочий инструмент — мы чуть ли не ползком крались к заветному дому. У меня сердце колотилось так, что казалось этот звук слышит вся улица! Страх снова нарваться на злобную старуху стучал молоточком в висках, заставляя вздрагивать от каждого шороха!
Место, где мальчишки забрались на забор, нашли быстро — там лежал раздавленный инжир. Видимо, кто-то из ребят его уронил, когда драпал от старухи.
Пашка попрыгал по земле, и она действительно немного, едва заметно, но пружинила-таки. Когда они вдвоём с Андрейкой запрыгали — эту дрожь стало видно невооружённым взглядом. Там явно что-то было! Пока их никто не заметил и не прогнал, стали лихорадочно копать со всех сторон. И хоть все очень спешили и старались, но работа продвигалась медленно.
Но вот, наконец, мы добрались до цельного куска железа, шириной где-то метр и длиной метра полтора.
«Ух, ты-ы-ы! Вот это да-а-а! Что же там может быть?!»
Поднять толстый металлический лист никак не получалось. Мы и с той стороны подсовывали лопатки и с этой — никак! Чуть подцепим, приподнимем, а он снова обрывается и на своё место ложится! Наш инструмент уже погнулся и поломался, а воз, как говорится и ныне там! Пашка убеждал нас, что успел заметить в глубине ямы какой-то блеск.
«Точно клад! Золото! Много! Во мороженок налопаемся!»
И мы ещё усерднее принялись тащить металлическую пластину, а она — ну никак! Толстая. Тяжёлая. Не сдвинуть!
Мы так увлеклись процессом, советуя друг другу с какой стороны лучше взяться и как удобней поддеть толстенный лист железа, что абсолютно забыли об осторожности. Шёпот перешёл в митинговый ор и тут… Баба Чита выскочила так же неожиданно, как и в саду! «Как мы эту партизанку не заметили?!» Бабулька, хоть и согнутая в три погибели, но такая шустрая оказалась! Она, выскочив прямо за нашими спинами, схватила своими жилистыми, скрюченными, как высохшие коряги, руками Пашку и давай его трясти, приговаривая:
— Ах вы ж бисовы диты! Да що ж вы робытэ! Щож вам тут трэба?!
Пашка как-то вырвался и сиганул в сторону, а мы, побросав покорёженные инструменты, рванули врассыпную, как стайка перепуганных воробьёв — кто куда!
Вслед нам неслось:
— Та щоб вас поразрывало! Та щоб вы полопалы, байстрюки погани! Усю канализацию мэни поразрывали! Та щож вы за диты тики, га?! Ух, поганци прокляти! Уж я вас щас!
Возле своего дома, отдышавшись и немного придя в себя, мы воспроизвели клочки угроз и сообразили, что… разрыли выгребную яму! Тут каждый вспомнил, что запашок-то шёл оттуда тот ещё! Вот досада-то! Выходит, нам ещё крупно повезло, что лист железа оказался довольно толстым и неподъёмным, а иначе мы могли плюхнуться прямо в нечистоты!
Вот так. Не знаю, как остальные, но я сделала вывод — не суй свой маленький курносый носик, куда тебя не просят!

Вечером того же дня, когда все мы собрались за столом возле сараев, к нам во двор пришла внучка бабы Читы. Смущаясь и хлопая своими белёсыми ресницами, она вернула нам брошенный впопыхах инструмент и попросила больше не разрывать выгребную яму.
— А этот инжир вам всем от моей бабушки Аграфены Богдановны, угощайтесь, — сказала девочка и поставила на стол полный кулёк сочных плодов. — А ещё бабушка просила передать, что сад большой — всем хватит. Попросите и она вас угостит. Тики шкоду нэ робыть… — pзакончила она просьбу бабы на украинском.
Нам стало жутко стыдно, и мы пообещали, что больше никогда «шкоды робыть не будем».
Так закончилась эта история с инжиром. Казалось, страшнее, чем злющая баба Чита — зверя нет, а оно вон как вышло, и бабушка Аграфена оказалась совсем даже не злой и не страшной, и инжир (винная ягода) вовсе не пьяным. А нам всем этот случай послужил примером на будущее.




Мне нравится:
0

Рубрика произведения: Проза ~ Рассказ
Количество рецензий: 0
Количество просмотров: 9
Опубликовано: 02.07.2019 в 16:37
© Copyright: Лира Боспора Керчь
Просмотреть профиль автора






Есть вопросы?
Мы всегда рады помочь!Напишите нам, и мы свяжемся с Вами в ближайшее время!
1