ПОЭТЫ КЕРЧИ. Фаина Дерий


ПОЭТЫ КЕРЧИ. Фаина Дерий
* * *

На причале тебя провожаю.
Уходящее судно — как точка.
Но сердца наши вместе, я знаю.
Расставанье — для встречи отсрочка.

За твоим кораблём понесусь
Я над зыбью морской белой чайкой.
Обязательно ночью приснюсь
Ты не думай, что это случайно.

Ветерком обласкаю тебя,
Мотыльком на плечо твоё сяду.
Память встреч наших вновь теребя
Не найдёшь ты покоя и лада.

Запоёт ли в кустах соловей,
Тут же вспомнишь меня, улыбаясь.
Я душою своею с твоей
Разговор заведу, просыпаясь.

Буду в море прохладой волны.
Где б ты ни был — меня не забудешь.
Обо мне из чужой стороны
Будешь помнить всегда! Будешь! Будешь!

* * *

Я сказку чудную заката стерегу.
В ней каждый миг — чарующий и странный.
Там — город огненный! Как жаль, что не могу
Туда взлететь! Но мысли постоянно

Летят, летят в заоблачную высь,
В лазурную купель ныряют сходу.
О, мысль моя, стрелою донесись
Ты к огненному, сильному народу!

Там — ярче свет. Все чистотой огня
Освещено. Сердца их полыхают
И — солнцем светятся в теченье дня,
А ночью темной — звёздами сияют.

* * *

Среди природной чудо-красоты
Из века в век живут и лёд и пламень,
Разит обида нас, как тяжкий камень,
Вдруг — из толпы, из явной суеты.

Внезапная обида обожжёт
И сердце дрогнет, словно оборвётся…
И долго ждать тебе тогда придётся,
Когда в душе опять все запоёт.

Обида — как нарыв, или мозоль:
Как глубоко она пускает корни!
Уж лучше я удар приму и боль —
Обиду вырву и вздохну спокойно.

* * *

Вместе мы и — порознь.
Ты — огонь, я — поросль.
Нежности не делим
Вот уже две недели.
К ласковому слову
Больше не готовы.
Руки тяжелеют.
Языки немеют.
Видно, между нами
Пронеслась цунами…

* * *

Слово ранит, слово лечит,
Слово окрыляет.
Но, порой, судьбу калечит,
Как щепу, ломает.

Злое слово — в сердце камень.
Доброе — сияет.
Слово может жечь, как пламень,
Или — утешает.

Коль дурное и пустое —
Недругов рождает.
А родное, дорогое —
Любит и ласкает.

* * *

Рдеет лист на тополе высоком —
Срывает ветер и уносит вдаль.
Но утки ещё прячутся в осоке,
Вода не замутнена, как хрусталь.

Уже дожди все чаще бьют в окошко,
И угасает жажда у земли.
И прячет нос свернувшаяся кошка,
И моются бесплатно «Жигули».

Но нет унынья в красоте осенней:
Все половодье красок на виду.
И запахи озона я, в волненье,
Вдыхаю и вдыхаю на ходу.

В низине — куст шиповника, манящий.
Поля простёрлись, цвета янтаря.
А по горе — багрянцем восходящим —
Кусты, как маки, огненно горят.

И в золото все клёны нарядились,
А зелень сосен оттеняет их.
И елей пышных лапы распушились,
Гордясь гирляндой шишек молодых.

У красоты земной — свои наряды.
Ей свойственна особенность примет.
Нам воедино с нею слиться надо,
Чтоб сохранить на много тысяч лет.

* * *

Разворошило шинами дорогу —
Шуршало, жало и так зло шипело,
Что ей все это просто надоело.
Расстроившись, прогнулась вся и села.
И в небо ямами — глазами лишь смотрела.
Но, попривыкнув как-то понемногу,
Под солнцем жарким озорно свистела,
А в дождик чвакала и булькотела.
Держала, как капканом, шины у машин —
Когда по их причине, когда и без причин.
Машины же ревели и дрожали,
А, выскочив из ям, стремглав бежали.

* * *

Опять весна. Предутренняя дрёма
Ещё с тобой. Не раскрывая глаз,
Я чувствую уют родного дома,
Любовь в котором тихо прижилась.

Каскад лучей златых всех одурманил,
Все разбудил и тихо обласкал,
Меня опять почувствовать заставил,
Как ты нужна, мой славный идеал.

И нежных рук твоих прикосновенье
С теплом весенним принимаю вновь.
Весь в облаке шального погруженья
В чудесную, зовущую любовь.

* * *

Что ж, смотри на меня… Но по внешности
Обо мне не суди, не суди:
Молода лишь душа в бесконечности
Своего проявленья в пути.

Не ищи ничего идеального:
У меня его не было, нет.
Отголоски забытого, дальнего
В моем сердце оставили след.

Не выведывай! Верь, если верится.
Ведь со мною — не так уж легко —
Взгляды могут порою и встретиться,
Но сердца будет так далеко…

* * *

Взгляды встретились, но — не вспыхнули.
Сердца дрогнули, но — не чувствуют.
Души чувствуют, но — не поняли.
Лишь руками, все ж, прикоснулися,
Но и руки те — полны холода.
И, приблизившись, мы не замерли.
И в дыхании жара не было:
Все — уснувшее. Все — остывшее…

* * *

Созданы для нас мужчины!
Почему же, непременно,
Всякие нужны причины,
Чтоб любить самозабвенно?

И хоть сколько думать будешь —
Не бывает все случайно.
Сколько ни смотришь, сколько не судишь,
А ещё судьба есть — тайна.

Мы ж их пестуем, как можем,
Как умеем, так и любим:
Где — ласкаем, где — поможем,
А где — мучаем и… губим.

Любим рыжих и чернявых,
И серьёзных, и весёлых,
Лысеньких и кучерявых,
Болтунов, немногословных.

Любим пылких, любим нежных,
И здоровых, и болящих,
Любим даже безнадёжных,
А, бывает — и… гулящих.

Чтим отцов семейств серьёзных,
Чтим идеей вдохновенных,
Музыкантов виртуозных
И поэтов дерзновенных.

Дон-Кихоты! Аполлоны!
Миллионы их, иль тыщи?
Но средь этих миллионов
Мы отыщем то, что ищем.

* * *

О, ты — мой рыцарь, мой мужчина!
Не умалю твоих заслуг,
Когда в житейской паутине
Ты скрашиваешь мой досуг.

Когда в часы моей печали
Ты подставляешь мне плечо.
Когда грозу в пути встречаю,
Ты свет любви мне шлёшь лучом.

Все освещая в предстоящем.
С тобой увидела рассвет
Всей моей жизни. В настоящем
Тебя милей и ближе нет.

В твоих глазах найду надежду,
И жизнь покажется иной.
Люблю, люблю тебя, как прежде!
Благословляю всей душой!

* * *

Прежде всего, ты — нежность,
А во-вторых — любовь.
Чувств половодье, безбрежность,
Сердца волнующий зов.
Ребёнок, надежда, подруга,
Опора, любимая, мать,
Целитель душевных недугов,
Ты — кладезь, каких не сыскать.
Ты будешь жемчужина света.
Пусть помнит родная страна,
Что в женщине — сила расцвета,
Которая всюду нужна.

* * *

Жажду видеть, жажду знать.
Жажду верить, жажду слышать,
Все невзгоды разбросать,
Чтоб тревоги бились тише.

Жажду двигаться, идти —
Через воду, через сушу.
Жажду волю обрести,
Жажду слово не нарушить.

Жажду искренне любить,
Средь толпы хранить молчанье,
Жажду справедливой быть
Даже в миг, когда — отчаянье.

* * *

Слышала, что бедность — не порок:
Бедным быть — спокойно спать ночами,
Все ценить своими лишь глазами.
Это — первый для меня урок.

Слышала: правдиво жить и впрок
Говорить начистоту, открыто.
Если очень нужно — будь сердитым.
Но — не сердцем. То — второй урок.

Ну, а третий — жадность уничтожить,
Поделись, чем можешь, с попросившим,
Не жалей о том, что, поделившись,
Вволю не поешь. Зато поймёшь:

Что сказал — то улетело ввысь,
Что отдал — тебе же и вернётся.
А когда удача улыбнётся,
То и ты удаче улыбнись.

* * *

Опавшие листы мчат по дорогам.
Пинают ноги их и бьют дожди.
Но выбор дан — лежать им у порога,
Иль, уносясь, узнать, что впереди.

Они летят, вначале привлекая
Красою форм и яркостью своей.
И ветер их с собою забирает
В водовороты новой жизни сей.

И по каким дорогам понесутся?
И сколько будет их, таких дорого?
Где краски их поблекнут, перетрутся?
И каждый лист — избит или продрог…

И, на колючки больно натыкаясь,
Неистово забьются, затрещат
Под ветром сильным. Но, освобождаясь,
Изранены, но — счастливы, летят.

Проходит время, и листы, смиряясь,
Уж не взлетают ввысь и не снуют.
А лишь, прохладной влагой наполняясь,
Себя земле покойно предают.




Мне нравится:
0

Рубрика произведения: Поэзия ~ Стихи, не вошедшие в рубрики
Количество рецензий: 0
Количество просмотров: 8
Опубликовано: 02.07.2019 в 12:12
© Copyright: Лира Боспора Керчь
Просмотреть профиль автора






Есть вопросы?
Мы всегда рады помочь!Напишите нам, и мы свяжемся с Вами в ближайшее время!
1