ПОЭТЫ КЕРЧИ. Наталья Трушкова


ПОЭТЫ КЕРЧИ. Наталья Трушкова
* * *

Пахнет травами,
Если в травы упасть.
Пахнет травами —
Только бы не пропасть.

Ветер с моря
Обнимает траву.
И травою
Я тебя напою.

Кружит хмель
Над травой,
А трава — духи.
Над моей головой
Травы-запахи.

Надышаться бы всласть,
И в запас бы ещё.
Над тобою бы власть!
Да на что мне её?

* * *

Однажды, в день обыкновенный,
Вдруг вздрогнет чёрный телефон.
Твой голос голосом вселенной
Разрежет день обыкновенный
Лучом добра…
И тонешь в нём!

ВЕСНА

Последний комочек снега —
И прошлое, как во сне.
Солнечный луч с разбега
Падает в ноги весне.

Царить ей теперь, покуда
Лето с ленцой не придёт
И бесшабашное чудо
Глупостью не назовёт.

О ДУШЕ

Дождь шумит торопливо, бегуще,
Сеет мелкие слёзы обид.
И, в тревоге о хлебе насущном,
Мы теряем божественный стыд.

Мелким быть, завираться без меры,
Без конца и без края страдать…
И душа, словно раб на галере,
Отучается в небе летать.

Совершать виражи вдохновенья,
Совершенствовать силу любви…
Но как сладко запахло сиренью,
И свирелью запело в крови!

Над трудом и над буднями лета,
Над безвыходностью тупика
Пролетает посланцем комета —
Притяжение душ сквозь века.

ЦИРКАЧИ
Жене

Лихие кони скачут,
Наездники несутся,
И шквал улыбок рвётся
Стремленьем к небесам.
Полёт! Он где-то рядом,
И тело невесомо.
Ещё секунда — вспыхнет
И вырвется душа.
Но груз земли так властен.
Устало ходят кони,
И рядом просто люди
Пьют водку и вино.
Ещё знобит восторгом
На цирковой арене,
Но гаснут люстры рампы
И холодно душе.
И чтоб её оправить
В кольцо прекрасной сути,
Полёты снятся ночью,
И белый конь летит.

ФЕВРАЛЬ

Февраль катил на ветрах недоверья,
Свистел метелью в поисках судьбы,
Наотмашь бил распахнутою дверью,
Ломился в окна — властелин беды.

Он ранил сердце, выстудил рассудок,
В душе устроил полный ералаш…
И замер вдруг, и стал пуглив и чуток —
Весны учуял радостный шабаш.

Размякнув мокрым снегом на дороге,
Сломавшись льдинами в проливе поутру,
Он тихо сник, целуя марту ноги,
И, уходя, шепнул: «Благодарю!»

НЕ НАДО

За баррикадой слов,
За неприятьем взгляда,
В цветущем миндале,
В бутонах роз тугих
Читаю я одно:
«Уйди! И встреч не надо!»
Дорога в ад моих
Намерений благих.
Калейдоскоп тоски.
Калейдоскоп улыбок.
Акаций гроздья
Упоительно равны.
Мираж моей любви
Так паутинно-зыбок.
И нет твоей вины,
И нет ничьей вины.

ПАМЯТНИК АДЖИМУШКАЙЦАМ

Митинг в Аджимушкае.
                                 Памятник.
Люди скалу венчали
                                 памятью.
Поле в цветах.
          Над штольней —
                              жизни река.
Памятник — песня прошлого.
И на века.
Спой же ты песню-реквием,
                                   мать-земля!
Маками поле плакало,
                              кровь текла.
Звоном медалей рвался
                              скорби звук.
Из подземелья бился
                              сердца стук.
Как автоматная очередь —
                                 наверняка.
Пронзает он душу
                          фронтовика.
— Всё ли ты помнишь?
                                — Помню!
Ковыль на висках седой.
Алеют галстуки рядом…
И продолжается бой.

ГРАНЬ

Как Вам к лицу улыбка! Бога ради,
Не тратьте слов, расчётливых, сухих.
Вы в доброте, как в ослепительном наряде.
И Вы прекрасны: нет людей плохих.

Как Вы легко снимаете печали,
Едва коснувшись моего плеча.
Печали — не печати, и едва ли
В них тайна тяжкая заключена.

Кто тайн хранитель? Кто хранитель рая?
Его ключей? По прихоти судьбы
Иль рока, мы его теряем.
Он в нас затерян? В нём сокрыты ль мы?

Как грань легка и как незрима!
И как легка Ваша ладонь.
Неопалимою купиной
Горит божественный огонь.

* * *

Сожгли любовь, развеяли по ветру
И осмеяли, бедную, её.
Но птицей Фениксом, взорвавши клетку,
Она испепелила вороньё.

И, выгнув крылья, взмыла в поднебесье,
И радугой раскинулась, дугой
Над мелкой местью и над важной спесью,
Как знамя над поникшей головой.

АННА-МАРИЯ

Анна-Мария —
Какое певучее имя.
«Анна-Мария», —
Шептали листвой тополя.
Ветер песчинкой звенел,
Бил прибоем могучим,
В звёздную шаль одевалась
Уставшая за день земля.
Анна-Мария,
Кузнечик ударил в литавры,
И разлетелись осколки
Волшебных и радостных снов.
И в облаках пронеслись над проливом
Древнейшие тавры.
Вздрогнул курган, молодым Митридатом восстав,
Степь расстелил, бросил цвет многотравья хмельного,
И закружил вереницей мигающих звёзд.
Всё очень просто, и здесь ничего нет такого…
Просто Деметра вуаль обронила из рос.
Анна-Мария —
Какое певучее имя.
Анна-Мария!
Доносится звон хрусталя.
Анна-Мария!
А это и Русь, и Россия,
И Иудея — и вся голубая Земля.

МАМА
                          Косте и Вале

Над древним городом ночь
И шаги не слышны.
И гонит душа прочь
Тревожные сны.

Где-то в морях сын
Средь ночей.
Он там совсем один,
Там — ничей.

Ветром летит к нему
Ласка родных степей.
И рассекает мглу
Маминых свет очей.

Ночью коснётся лба
Терпкий полынный цвет —
Это любовь свою
Мама послал вслед.

* * *

Ветрам и слухам вопреки,
Раздорам вздорным и обидам
Вставала дружба впереди,
Как полководец перед битвой.

Вперёд звала, звездою жглась —
Горячим пламенем горела,
Волной смывая денег власть
И зов бунтующего тела.

И, бескорыстием светясь,
И нежностью наполнив годы,
Ткала любви живую связь
Между душою и свободой.




Мне нравится:
0

Рубрика произведения: Поэзия ~ Стихи, не вошедшие в рубрики
Количество рецензий: 0
Количество просмотров: 11
Опубликовано: 02.07.2019 в 12:05
© Copyright: Лира Боспора Керчь
Просмотреть профиль автора






Есть вопросы?
Мы всегда рады помочь!Напишите нам, и мы свяжемся с Вами в ближайшее время!
1