ПОЭТЫ КЕРЧИ. Екатерина Сницарь


ПОЭТЫ КЕРЧИ. Екатерина Сницарь
ЛЕТНЯЯ ЗАРИСОВКА

Как весь базар охвачен до тоски
июльскою жарою и дремотой,
как неуютно щиплет за виски
жужжание осиного полёта.
И зря хозяин, раздражённый, злой
заботится о целостности груза —
их рыжий рой изогнутой стрелой
вонзился в мякоть спелого арбуза.
Но что возьмёшь с них — не понять нельзя —
ведь их ругать, что ветер, солнце, птицу.
И, сузивши восточные глаза,
он без толку ругает продавщицу,
чтоб не спала и чтоб меня звала,
заманивала сладкими речами,
и чтоб текли, текли её слова
ко мне в корзину вместе с овощами.
Чтобы струился жёлтый абрикос,
чтоб падали, зардевшись, помидоры.
Но я боюсь, боюсь я этих ос
и ухожу, оставив их раздоры.

ДАЛЁКИЕ ГОЛОСА

Вскрикнет грустная птица.
Дождь сорвётся с небес.
За туманом таится
Полудремлющий лес.

Я на тёплые камни
Опираюсь рукой.
Чей-то мудрый и давний
Нарушаю покой.

И почудится, словно
За старинной стеной,
Вдруг замечется слово
И услышится мной.

Шорох ветхих ступеней,
Шёпот вечных камней —
Мир застывших мгновений,
Обращённых ко мне.

* * *

Не вороши уставший пепел —
Сожгли последнюю щепу.
Луч от звезды, упруг и светел,
Упал тревожно на щеку.

Мне эту грусть уже не сбросить —
Погасли летние костры.
Не зря в глазах скучает осень
Под хохот ветреной листвы.

* * *
                       «Весна! Я с улицы, где тополь удивлён…»
                                                                             Б. Пастернак

Я с улицы, где рубят тополя.
Вернее, их от жизни отторгая,
Ликуя, извивается пила,
Старинные их связи разрывая
С землёй, кормившей и поившей их,
Чтоб от неё к листве взбежали соки,
И чтоб бродили, бушевали в них,
В тех деревах, упругих и высоких.
Но вот пришли… О, в них достаток сил.
Под сапогом листва ещё трепещет
И хлещет, хлещет, хлещет, хлещет, хлещет
По их рукам последний хлорофилл.
И, может быть, рука смахнёт слезу
Не то от ветра… Иль ещё заботы…
Им воздадут. Они получат мзду
За быструю и чёткую работу.
Пройду. Прощусь. Венец живых колец
На голом пне. Последний вздох наружу.
О, человек… Гордец или слепец?
Я с улицы, где убивают души.

* * *

Чёрным по белому, чёрным по белому
Буковки бегают, бегают, бегают.
Смутным узором в странной отваге
Очень доверчиво жмутся к бумаге.
К этому бегу из призывало
То, что горело и остывало,
То, что болело, то, что бродило,
То, что исхода не находило.

ИЗ ТОЙ ЗИМЫ…

На улице, где звон трамвая,
И зной, и неуютно лето,
Бег сумерек превозмогая,
Из той зимы полоску света
Ищу… Дрожит печаль звонков,
Июнь неодолимо вянет.
Летящий лёд твоих шагов
Знобит измученную память.

* * *

Не вина моя, а наважденье —
Эта жадная жажда во мне,
Эта жаркая жажда движенья
В небе синем, по синей волне.

На расплавленной зноем дороге
Сотни раз не догнав горизонт,
Заглушала я голос тревоги,
Забывала навязчивый сон.

Я мечтала о сказочных крыльях —
Атрибут в колдовском ремесле.
Я смешала все выдумки с былью —
Вечный бред о счастливом числе.

Только числа так быстро сменялись
Друг за другом, дразня и маня:
И по-доброму тихо смеялись
Надо мной, повзрослевши, друзья.

* * *

Смешно и печально,
Греховно и свято.
Мечты и реальность
Смешались когда-то.

Находки — случайны,
Потери так скоры.
Во сне лишь звучали
Церковные хоры.

А время, сжигая
Всё прошлое в пепел,
О будущем зная,
Не хочет ответить.

И в этом движении
Каждый устал
Искать отражения
Тёмных зеркал.

* * *

Нам так дано навечно, навсегда —
Упавшему листу не суждено воскреснуть,
И ласково к ногам прильнувшая вода —
Лишь миг один. И звук далёкой песни
Из звёздной упоительной тиши
Вдруг вынырнет и снова оборвётся.
О, как мгновенья эти хороши!
И как отчаянно недолго нам живётся.

БЕРЕГИНЯ

Оно как цвет небес,
Легко, воздушно, сине —
Смиренье и протест —
То имя — Берегиня.
В нём чистота и грех,
И сладкие оковы.
Дано из века в век
Нести мне это слово.
Захлёбываясь вновь
Слезами и молитвой,
Я князя своего
Веду по полю битвы.
Своих богов зову,
И на высокой круче
Об одолень-траву
Я обжигаю руки.
А ночью, в темноте,
У детской колыбели,
В сердечной маяте
Я преклоню колени,
Метаясь и любя…
И с губ моих сорвётся
И песня, и мольбы,
И в вечность унесётся.
И всё менять не мне —
И в торжестве, и в горе
Бессрочно на земле
Играю эти роли.

* * *

И час не тот, и тема не ясна
Для нашего с тобою разговора,
Недоброго и колкого укора —
Была весна, тогда была весна…
А тут октябрь. Спадает лист с лесов
И, беззащитный, гаснет постепенно.
Рождённой под созвездием Весов,
Мне быть теперь серьёзной и степенной.
И набожной. У монастырских стен
Вдохнула я с грибным настоем ветер
И поняла, что в этой жизни тлен,
А что всего ценней на этом свете.

* * *

Опять слеза нежданно простится.
Но разве стоит унывать?
Ведь жизнь — всегда чересполосица,
Её такою принимать.
Я улыбнусь, на боль не сетуя,
Рассвет забрезжит вдалеке,
Сирень заснеженною веткою
К моей протянется руке.
И след растает от бессонницы,
Когда защиплет холодок,
И под ногою хрустнет тоненький,
Едва родившийся ледок.
И улица зальётся звонами
Предтеченских колоколов.
И слава, Господи! И снова мне
Тепло под сенью куполов.

* * *

Мне уж пора у зеркала скорбеть
Над стайкою сбежавшихся морщинок,
Степенно и рассудочно смотреть
На лунный диск с отливом чертовщины.
И, опустив глаза, не мочь, не сметь
Поднять их, где не велено, нелепо,
Где не должна ни говорить, ни петь
И не влюбляться безрассудно, слепо,
Чтобы потом, целуя медный крест
В волне греха и нежного смятенья,
Просить у Господа — за что невесть?
Награды высшей — силы для смиренья.

* * *

На том углу, где часто я прохожей
Бываю после тысячи забот,
Где бормочу: «Ты быть спокойной можешь»,
А делаю совсем наоборот, —
Там нищенка с дрожащею ладонью,
Где чёток абрис бренности земной,
Взгляд отведёт, а может быть, застонет —
То обречённость встретится со мной.
А я копейкой, что в кармане лишней
Не назову, стыдливо поделюсь,
Натянуто и нервно улыбнусь
И заспешу по улице притихшей.
Но, а потом, бессмысленно стараясь
Поймать пейзаж в автобусном окне,
Ищу ответ — так что ж сильней во мне —
Её спасаю, иль сама спасаюсь.

* * *

Ты уйдёшь, и наступит покой,
И придёт одинаковость буден,
И свободное сердце не будет
Под жестокой метаться рукой.

* * *

Угасший свет, исчезнувшая тень…
Путь лишь туда. Обратный не изучен.
И никому уж не поможет случай
Вернуть один, хотя б единый день…




Мне нравится:
0

Рубрика произведения: Поэзия ~ Стихи, не вошедшие в рубрики
Количество рецензий: 0
Количество просмотров: 16
Опубликовано: 02.07.2019 в 11:21
© Copyright: Лира Боспора Керчь
Просмотреть профиль автора






Есть вопросы?
Мы всегда рады помочь!Напишите нам, и мы свяжемся с Вами в ближайшее время!
1