ПОЭТЫ КЕРЧИ. Владимир Лось


ПОЭТЫ КЕРЧИ. Владимир Лось
ТИШИНА

Вокруг такая тишина,
Что удивительно тревожно.
Ложится на сердце она,
Как будто всё сейчас возможно.

Как будто, — чудо из чудес, —
Вдруг зазвучит, не иссякая,
Быть может, музыка небес,
Быть может, музыка земная.

И вспыхнет свет, и обомрёт
Природа под лучами чуда,
И каждый человек поймёт,
Куда грядёт он и откуда.

И в этом свете зло умрёт
Бесповоротно и навечно,
И навсегда добро войдёт
В сердца и души человечьи.

Но… свет не вспыхнет до утра,
Лишь звёзды светят в беспорядке.
И вновь сошлись, как и вчера,
Добро и зло в смертельной схватке.

SOS

Над морем и над сушей,
Как долгий тяжкий стон,
«Спасите наши души!»
Звучит со всех сторон.

Хоть слушай, хоть не слушай, —
Набат тревожный бьёт:
«Спасите наши души
От тех, кто в них плюёт!»

* * *

«Не гляди на меня!» — мне трёхлетняя внучка внушает.
«Не гляди на меня!» — и сердито так машет рукой.
Для неё эта речь ничего ещё не означает,
Оставаясь пока, — да, пока оставаясь игрой.

Ей ещё невдомёк, что такое пространства и годы,
У её горизонта рассветное солнце горит,
В её жизни ещё нет ни стужи, ни злой непогоды, —
«Не гляди на меня!» — мне, играя, она говорит.

На кого ж мне глядеть, баловница моя дорогая.
Над судьбою твой золотая пусть светит звезда.
Отгорит моя жизнь, горстью искр в небеса улетая,
И тогда на тебя не смогу посмотреть никогда.

А пока что хочу без помех на тебя наглядеться
И наполнить тобой свою душу до самых краёв,
Чтобы часть твоего мимолётного светлого детства
Мне светила и там, в глубине неизвестных миров.

НЕ ОТРИНЬ

Не отринь меня, не отринь,
Не покинь меня, не покинь…

В этом бурном житейском море,
Среди радостей, среди горя
Ты надежда моя и сила,
Ты любить меня научила.

Счастлив я, но в душе тревога:
Счастья в мире не так уж много,
Слишком часто его теряют,
Потому что на всех не хватает.

Тот, кто счастья не знал, не видел,
На судьбу может быть в обиде,
Но как страшно терять, имея,
От потери своей немея.

И боюсь я потерь всё больше,
И потери мои всё горше.
То друзья меня покидают, —
Уезжают и улетают,
Где-то там, на краю земли,
Недоступно живут вдали.
То уходят прочь с пьедесталов
Мои бывшие идеалы.

Мир качается и качается,
Всё вокруг меня изменяется.
Хорошо, если б только к лучшему, —
Может, это б меня не мучило.
Что мне делать с собой — не знаю,
Если вдруг тебя потеряю.

Я уйду, если ты прикажешь,
Не прикажешь, а просто скажешь.
И не скажешь, а просто глянешь,
Если вдруг равнодушной станешь.

Я уйду, как слоны уходят
В ту долину, где смерть находят;
Чтоб душа в огне не горела,
Как дельфин, врежусь в берег телом!

Поправляешь рукою прядку.
Я гляжу на тебя украдкой,
И в душе одно повторяю,
И в душе тебя заклинаю:

Не отринь меня, не отринь,
Не покинь меня, не покинь…

ЧТОБ ГОРЕЛА ЗВЕЗДА

Над вершиной тополя звезда,
Словно огонёк свечи горящей.
Все сгорим и отойдём, — куда? —
В тишине, безвестностью щемящей.

Только б не исчезнуть без следа,
Стать хотя бы тополем-свечою,
Чтоб горела яркая звезда
Там, вверху, над самой головою.

Чтоб не гас её дрожащий свет,
Чтоб тоски и горечи не зная,
Позабыть в медлительности лет,
Что такое суета земная.

ЧАЙКИ

Чайки кружатся над морем.
Солнце, небо, даль.
Крылья в горестном изломе,
В голосах печаль.

Словно души здесь погибших
В яростных боях
Всё летают над волнами,
Презирая прах.

Через годы, через дали
К нам они летят, —
Чаек белыми крылами
Память бередят.

КУРГАНЫ

Над курганами небо голубое, как сон,
Над курганами песня — жаворонковый звон,
Над курганами солнце, над курганами свет,
Над курганами память лёгкой дымкою лет.

Под курганами стынет темнота, тишина,
Под курганами дремлют всех эпох времена,
Под курганами сжаты все земные пласты
Будто Памятной книги вековые листы.

На курганах ковыльный серебристый ковёр,
А вокруг бесконечный и широкий простор,
И ветра молодые что-то травам поют,
И зелёные волны всё бегут и бегут.

Тихо дремлют курганы, видят древние сны.
Но не спят они ночью, дум тревожных полны,
И со звёздами в небе говорят обо всём,
Стерегут наше время, то, в котором живём.

* * *

Интеллигент — ругательное слово
Для тех, кто интеллектом обделён.
Интеллигент, — культуры всей основа, —
Частенько бескультурьем окружён.

Да, любит бездарь унижать любого,
Кто хоть немного выше и честней:
«Интеллигенция!» — ругательное слово
Бросает нищий духом дуралей.

КОЛОКОЛ

Подымается солнце в зенит.
Слышу — музыка сфер раздаётся.
Где-то колокол дальний звенит,
Словно сердце горячее бьётся.

Нет, не выразить словом того,
Что навеки в душе остаётся,
Как не видно почти ничего
В глубине и прохладе колодца.

Перестань понапрасну тужить.
Слышишь, колокол дальний вещает?
Значит, надо и верить, и жить.
Даже боль, что в душе, умирает.

Синевою наполнить бы грудь,
Синевою и яростным светом,
Птицу-счастье ещё бы спугнуть —
Пусть умчится в огромное лето.

Что такое случилось-стряслось?
Иль настала пора расставаний?
Чьё дыхание вдруг донеслось
Через бездны времён-расстояний?

Всколыхнулась вселенной душа.
Слышу — музыка сфер раздаётся,
И размеренно и не спеша
Сердце-колокол бьётся и бьётся.

СТАРУХА

О, как она его благодарила
За то, что он ей поколол дрова!
Искала и никак не находила
Хорошие и нужные слова.

Уже, казалось, прожито немало —
На всё должно в запасе быть словцо,
А бабка торопливо бормотала,
Морщиня благодарное лицо.

И объясняла, словно виновато,
Что, вот, одна и некому помочь,
И что была замужняя когда-то,
Да муж убит. Не выжила и дочь.

Ах, бабка, бабка, что же мы — не люди?
Мы тоже будем старыми, когда
И в наших жилах кровь навек остудят
За ту же грань ушедшие года.

Да разве мы вообще не человеки,
Чтоб истину простую не понять,
Как страшно в нашем оголтелом веке
Одной, как перст, на «шарике» стоять?

Он так спешит, а сил настолько мало,
Что удержаться нелегко на нём…
«Спасибо, милый, — наконец сказала. —
Мне холодно. Пойду скорее в дом».

ВЕЧЕР

Упало солнце за курганы,
Всё гуще сумерек прилив,
Ложатся белые туманы
На берега и на пролив.

Под этим тёплым одеялом
Пролив затих и задремал,
В последний раз волна устало
Щекой потёрлась о причал.

* * *

Вот так уплывают годы —
Медленно, как река,
Под голубые своды,
Под белые облака.

А там, за чертой далёкой,
Где солнечный луч угас,
Те же времени токи,
Только уже без нас.

* * *

Все мы одинакового роста —
Уж не так различья велики,
До любого дотянуться просто
Лишь одним поднятием руки.

Оттого не любим великанов.
Кто там быть превыше всех хотел?
Потому так гаснут они странно,
Так трагичен гениев удел.

СЛУЖЕНЬЕ СВЕТЛОЙ КРАСОТЕ

Кто дал нам чувство красоты
И к совершенству устремленье?
Её наносим на холсты,
Чтоб уловит лишь дуновенье,

Хоть миг один, хотя бы звук…
И нам сердце тревога гложет,
Что красота уйдёт из рук,
А совершенства быть не может.

Но ищем, ищем, создаём,
Себя безжалостно калеча.
Хоть совершенства не найдём,
Так красоту увековечим.

В земной нелёгкой суете
Один лишь грех нам во прощенье:
Служенье светлой красоте
И к совершенству устремленье.

Кто дал нам чувство красоты
И к Высшей Мудрости стремленье?
И эти странные мечты,
И совершенством искушенье?

Пускай он не покинет нас,
Оставит нам мечты и грёзы,
И озаренья, словно грозы,
В которых молний перепляс.

ВЕТЕР

Посмотри, как ветер злится,
Холод с севера неся.
Против ветра рвётся птица,
Им растрёпанная вся.

Это голубь иль ворона?
Нет, отсюда не поймёшь.
Ветер свищет в голых кронах,
И кусты бросает в дрожь.

Над землёю в хмуром свете
Туч разорванная цепь…
Ветер дует, дует ветер
От Азова через степь.

Ветер жалости не знает.
Душу холодом свело,
И из сердца выдувает
Предпоследнее тепло.

…Посмотри, как ветер злится.
Это осени пора.
Против ветра рвётся птица.
Лето кончилось вчера.




Мне нравится:
0

Рубрика произведения: Поэзия ~ Стихи, не вошедшие в рубрики
Количество рецензий: 0
Количество просмотров: 9
Опубликовано: 02.07.2019 в 11:19
© Copyright: Лира Боспора Керчь
Просмотреть профиль автора






Есть вопросы?
Мы всегда рады помочь!Напишите нам, и мы свяжемся с Вами в ближайшее время!
1