Игорь Сабаненко, КДП и писатель





РЕАЛЬНЫЙ ПАЦАН

Капитану дальнего плавания,
настоящему Другу и Человеку
Игорю Сабаненко посвящается.

Реальный Пацан,
Как ты мог так жестоко
Так внезапно для всех,
Не простившись уйти !
Без тебя сразу стало нам всем одиноко,
Утешенья слова - где такие найти.

Ты был рядом
И юмор, и радость плескались
Жизнь беспечной была
И текла через край...
И друзья, и жена, и сыночек остались
Молят Бога, принять тебя грешного в Рай !

Ты был другом, отцом, удивительным мужем.
Шел по жизни один от ноля до высот...
Ты, Реальный Пацан,
Ты был всем нам так нужен.
А теперь тебя нет,
Прекратился полёт.

Капитан, тебя нет
И больше не будет.
Ты ушёл в вечный рейс
И назад нет пути...
Но мы ждём тебя, Игорь,
Пусть Господь нас рассудит
Что не звоним тебе.
Ты за это прости !

Ты хотел стать Китом, и Дельфином, и Чайкой
Приплывать, прилетать чтоб к родным берегам...
Будем ждать тебя все мы скорбящею стайкой,
Только ТЫ сообщи,
Только дай ТЫ знак нам...

Автор стихотворения, Капитан дальнего плавания со стажем 45 лет, который последнее время был Игорю, как отец.

Лет десять назад, точнее сейчас не скажу, на просторах интернета мне встретился рассказ второго помощника капитана (логин на форуме - mariner) о своём первом рейсе под иностранным флагом. Опубликован он был в феврале 2009 года. Сам моряк, совершенно в то время не задумывавшийся о литературной деятельности, я был буквально очарован его рассказом ( или маленькой повестью) под названием "Еврейское счастье" настолько, что сохранил его в памяти компьютера под названием "Байки моремана".

Прошли годы, и перебирая содержимое жёсткого диска, я встретил этот файл, перечитал его и он мне снова очень понравился. По его нику и названию сайта мне удалось обнаружить настоящее имя автора - Игорь Сабаненко. На форуме я и прочёл о том, что примерно в то время, когда я познакомился с его творчеством, в 48 лет, Игорь ушёл из жизни.

Оказалось, что в то время он уже работал капитаном, жил в Ильичёвске, оставил жену и сына, и успел даже выпустить книгу под названием "Счастливой вахты".
Я понимал, что такой человек где-то должен публиковаться и обнаружил его следы на портале "Графоманам. НЕТ". Конкретная сноска на его страницу здесь не работает.

P.S. Несколько миниатюр Игоря, дающих представление о его стиле и литературных возможностях. я постараюсь привести.Морские приколы и байки.

В штат буксиров-спасателей входили матросы-водолазы. Ребята эти были до безобразия здоровыми физически, а также обладали, мягко выражаясь, весьма скудным интеллектом. Как-то пароход стоял у причала. Одесса. Поздний вечер. Из начальства на судне только вахтенный 3-помощник, мальчик, свежеиспеченный выпускник мореходки, за какие-то грехи распределенный на спасатель.
Водолазы в количестве четырёх человек, пользуясь моментом, у себя в каюте весь вечер принимали на грудь «огненную воду». После того, как волновая теория света Макса Планка была ими обсуждена и признана ошибочной, а в «Опытах» Монтеня была найдена масса спорных суждений, возникла тема, логично вытекающая из первых двух. Кто из судовых водолазов сильнее? Долго боролись на руках (слово армрестлинг им было незнакомо). Явного победителя так и не выявили. А тут еще и запасы горячительного подошли к концу. Решили совместить приятное с полезным: заслать гонцов в ближайший от проходной переулок, где тетя Двойра через форточку окна на первом этаже отпускала водку круглосуточно. Чтоб проверить, кто физически крепче, два гонца пойдут за пойлом в ботах. Многие, наверное, видели хотя бы в кино, что из себя представляют 16-ти килограммовые водолазные боты на свинцовой подошве. В общем, каким-то образом закрепили они эти боты на ногах (без водолазных штанов это весьма затруднительно) и погребли к проходной. Двое рядом идут в качестве арбитров спора. Программа максимум – дойти и купить. Минимум – кто раньше сдастся. Попробуйте представить себе эту картину…Ночь. Проходная. Грохот бот по кафельному полу.
Два мордоворота при помощи странных телодвижений перемещаются в пространстве, а рожи…Красные от натуги. Выпученные от напряжения глаза. Мокрые от пота торсы в майках (Февраль. Мороз лютый!). Молча. И два шкафа с суровым выражением лица сопровождают. Вахтерша на проходной потеряла дар речи. В общем, они оба не дошли. Сбросили боты уже в переулке и, по-быстрому затарившись, с ботами в руках, босиком (вахтерша совсем растерялась) вернулись на пароход. Чуть позже и эти запасы кончились…Заодно в процессе обсуждения пришли к выводу, что сила – это не главное. Ловкость и умение! Вот показатель! А как проверить, кто ловчее и умелей? Ответ нашелся быстро. Кто быстрее доберется до заветного окошка тети Двойры, но уже …в ластах! Поскольку на кон было поставлено многое (кто последний – тот и платит!) участвовали все четверо. Побежали, хлопая ластами по ледяной корке. Опять проходная. Та же вахтерша…Дальше можно не рассказывать. Бесполезно. Ее лицо надо было видеть….

Жил-был художник один…

Ихтиандры на спасателях были привилегированным классом. Носились с ними и нянькались как с особами королевских кровей. Чуть что, они рвали на груди тельняшки и истошно верещали: «Да мы, когда ты под стол пешком ходил, доки из Херсона во Владивосток вокруг Африки таскали. Без кондиционера!»
Манера общения у них была в стиле «существуют два мнения: одно мое, а второе – неправильное». Фраза «вокруг Африки без кондиционера» через 5 месяцев рейса уже осиновым колом торчала в мозгу. Однажды увидел моториста, прикольного кадра, с шикарным фингалом под глазом. «Это за что ж ты так получил? – За творчество… – А именно? – Пошли, покажу…». Зашли в каюту. Он достал майку.
Белую. На ней черной пастовой ручкой было высокохудожественно нанесено… На спине: контур африканского континента, в центре которого был вписан трехболтовый скафандр и надпись корявыми буквами «АФРИКА». Чуть выше силуэт кораблика с дымом из трубы и от него пунктирная линия со стрелкой, огибающая континент. Ниже надпись: «БЕЗ КОНДИЦИОНЕРА».
На всю грудь – «ХОЧУ БЫТЬ ВОДОЛАЗОМ!!!». «Хорошо, что хоть Ван Гога из тебя не сделали. – В смысле? – Могли и ухо оторвать. Слава Богу, они о нем даже не слыхали…»
О врачебной тайне.

Небольшой буксир, пятый месяц рейса. Экипаж - 21 человек. Ни одной женщины на борту. Индийский Океан. Ночь. Шпарим полным ходом аж 5 узлов из Сингапура в Аден. Вахтенный второй помощник с крыла мостика глянул на корму и обомлел. В ярком свете прожектора по корме неспешно расхаживала барышня-блондинка с длинными волосами, в розовом платье, на шпильках, в крутых солнцезащитных очках, и чувственно затягивалась длинной дамской сигаретой. Протер глаза - она ходит и курит! Что за черт?! "Вахтенный матрос! Мигом на корму и проверь, кто там ходит! - Где? - Вон, смотри! По корме бродит! - Да где? - Тебе что, бинокль дать? Проснись!!!". О! Кстати, о бинокле!..
Схватил бинокль и, настроив резкость, стал крупным планом разглядывать блондинку. "Вот же она, смотри! - Кто, она? О чем вы? - М-м-м …Показалось…".
"В общем, сходи на корму и проверь состояние буксирного троса. - Понял. Уже иду.
Секонд впился глазами в окуляры. Корма как на ладони. Вот матрос вразвалку прошел, чуть не задев плечом блонду, и, проверив трос, неспешно возвращается. - Ну что там?- Да все нормально!.." И уже безнадежно": " А на корме никого не было? - А кто там будет, в 2 часа ночи? - Ладно, это я так…"
Вышел на крыло, глянул на корму. Никого. Только подрагивает буксирный трос, теряющийся за кормой в черноте ночи….
Следующая ночная вахта. Заметно начинающий нервничать секонд поглядывает на часы. Время - 2 часа. Выходит на крыло мостика. Смотрит на корму и с воплем: "Вахтенный!!! Смотри в оба! Я щас утоплю эту суку!!!" - бежит вниз по трапу. Когда он достигает главной палубы и бежит в сторону кормы, внезапно гаснет наружное освещение. Все погружается во мрак… Через мгновение свет появляется вновь, и видно, как секонд мечется в абсолютном одиночестве по корме, заглядывая во все закоулки и углы. Запыхавшийся и разъяренный, он возвратился на мостик. "Что с освещением? - Не знаю. Само потухло и потом так же включилось…С вами все в порядке? Как вы себя чувствуете? - Отвянь! Все хорошо. - А кого вы так обозвали и хотели утопить? - Отстань от меня! Меньше вопросов! Возьми лучше и сделай влажную уборку на мостике. Твое дело-швабра! Я тебе свет включу. - Так ведь уборку на вахте старпома делают! - Я сказал сейчас! - Ну ладно…". Сменившись в 4 утра, второй помощник завтракать не пошел. На обеде его тоже не было. Всю дневную вахту он был несобранным, дерганным и порол ахинею в судовом журнале. Одно и то же слово повторял 2 раза и вместо 13:00 вписывал время 01:00. Попытка определить широту по солнцу закончилась комканьем листа с расчетами и метанием его за борт под аккомпанемент заумных матерных выражений. Чем он и привлек внимание капитана.
- Петр Петрович! После вахты зайдите ко мне. Нужно обсудить кое-какие вопросы.
- Хорошо, Сергей Сергеевич.
Ночную вахту за второго стоял капитан. Официально секонд с подозрением на грипп был помещен в судовой изолятор. Контактировал с ним только судовой врач.
Через день (с доктором я был по корешам) мы за чашечкой медицинского спирта
болтали о том-о сем. И тут доктора пробило: "Слушай, ведь это ты с ним вахту стоишь. ( А матросом этим действительно был я …) Расскажи, что он там вытворял по ночам на вахте?". Ну, я ему и поведал, как он кого-то видел на корме. Видимо, женского пола, потому как обозвал кого-то сукой и побежал ее топить.
- М-да-а-а… Что-то не срастается…Да, он действительно очень нервный и явно в состоянии сильного стресса, но навязчивые галлюцинации…Как-то не вписываются в его состояние…Могу сказать, что лично мне он кажется вполне адекватным. Но то, что он мне рассказывал о своих видениях, да еще и ты подтвердил… Я ему колю транквилизаторы. Но очень слабые и в маленьких дозах .A после того, что ты видел…Придется применить посильнее и побольше.
- Не нужно, док!
- Не понял…
- Ну, ты же знаешь, что второй по жизни эксклюзивный козел.
- Знаю, но это не ко мне. Mедицина тут бессильна.
- Ты ж знаешь, сколько он из меня и моего корифана моториста крови попил. Ну…. Вот мы и его и достали.
- А ну-ка! С этого момента поподробнее!
- Короче, наш коварный план разрабатывался давно, тщательно и долго. В Сингапуре мы с Олегом купили парик, платье, туфли на шпильках, колготки черные, очки женские и сигареты... (Все это мы позже подарили девкам в Херсоне) Олег щуплый и небольшого роста. Ему это все идеально подошло. А дальше все совсем просто. Из машинного отделения есть аварийный выход через румпельное на корму. Олег заранее сложил там весь "инвентарь". Каждую вахту в 2 часа он шел делать осмотр и смазку рулевых механизмов. Быстро переодевался. Выходил на корму и курил… Я его, естественно, не видел. У нас была договоренность. Если вдруг секонд не пошлет меня, а ломанется на корму сам - я тут же, на мостике, вырублю общий пакетник палубного освещения. Это сигнал, и заодно возможность незаметно свалить по-быстрому… Док, а док? Ты ведь нас не сдашь?
- Нет! Конечно, нет!.. Я вас не сдам. Я вас убью! Обоих! Прямо сейчас! Вот этими вот руками!!!!
Я посчитал благоразумным решение дать деру. Пока я, давясь от смеха, лавировал по палубе, уклоняясь от разъяренного дока, извергающего страшные угрозы, среди которых "придушу, как щенка" были самыми гуманными, капитан, наблюдающий за этой корридой с мостика, прокричал:
- Доктор! Анатолий Анатолиевич! Немедленно зайдите ко мне. Нужно обсудить кое-какие вопросы!..

О жадности.

Были времена, когда в Одессе существовала китобойная флотилия. Уходили они на промысел в Антарктиду. Огромная плавбаза и штук 15 китобойных судов. После долгих месяцев китоубийств среди льдов они возвращались домой через один из иностранных портов. Поскольку валюты выдавалась сумма просто смешная, то экономили на всем. Вместо водки или виски набирали в аптеках картонные коробки со спиртом в пластиковых бутылках. Спирт отдавал резиной, и пить его было противно, зато дешево, и его было много. Обитатели одной из кают (матросы жили по 4 человека) очень интенсивно поглощали приобретенные запасы. Когда осталась последняя бутылка из коробки - возникла дилемма. Продолжить праздник и усугубить, или оставить для приведения себя в чувство на утро.
- Юрик! У тебя ж еще коробка есть!
- Ни, хлопцы. То я для себэ взял. Привезу в село и вообще…То мое, и не разевайтэ рота.
- Да мы у тебя купим! Дома в рублях отдадим по тройной цене.
- Ни. Нэ трэба.
- Вот гад! Давайте выпьем сначала ваше, а потом каждый свое?
- Ото так. Вы ж мэнэ прыгощалы сами. Я не просыв.
- Ну и хрен с тобой, куркуль!
От расстройства добили последний пузырь и попадали спать.
С утра, естественно, траурное состояние и дикий отходняк. Торжествующий Юрик
перед завтраком демонстративно достал из своего рундучка пузырек, разбодяжил
спирт минералкой, чокнулся с зеркалом и с чувством глубочайшего удовлетворения поправил здоровье. Неспешно спрятал остатки обратно в рундучок и со словами "трэба маты розум та тэрпиння", предложил купить у него весь запас по цене, впятеро превышающую номинальную.
- Да ты вообще обнаглел!!!
- Не хотите - не надо.
- Да пошел ты! Перемучаемся, потерпим, но не возьмем у тебя.
- Эй! Покажи, что у тебя за спирт. Если они не хотят, я возьму.
- Да ты что?!!!
- Тихо! Ша! Пусть покажет…О-паньки! Ты, Юрик, кажись, попал…У тебя-то спирт не тот!
- Что значит не тот?
- Ну, просто, не тот - и все! Его пить нельзя! От него умирают. А если немного выпил, то просто ослепнешь на всю жизнь…Видишь, что на этикетке написано: "Warning! For external use only" (а с вечера жрали точно такой же!)
- И шо цэ?
- Только для наружного применения. Ну, там, покойника обмыть - протереть и все такое…Еще не поздно. Может, сходишь к капитану? Скажешь, что с утра пораньше хапнул спиртяги левого перед работой. Он тебя на плавбазу в лазарет отправит. Тебе там клизм штук 20 вставят, потом визу навсегда прикроют и из партии выгонят. Могут, правда, срок впаять за нарушения правил поведения советского моряка за границей, но то ерунда. Скорее всего, "условно" дадут. Зато живой останешься! Может быть…
- Та ну тебя к бису, Миша! Брэшэш ты все!
- Ну, смотри, как знаешь. Когда родственники за телом приедут, я им скажу, что предупреждал тебя…
Слегка засомневавшийся Юрик хлопнул дверями и ушел.
- Как думаешь, к капитану сдаваться пошел?
- Не… Я ж с ним с одного села. Он за копейку наждак зубами остановит. Не пойдет он….
В обеденный перерыв сияющий Юрик опять повторил утренние манипуляции с жидкостями, и изрекши: "Ты, Миша, брехун завидючий. Бач? Все нормально. Живой я. Не слепой. И рожу твою одесскую очень хорошо вижу!" - завалился в койку и тут же захрапел.
Он проснулся от стука костяшек домино по столу и громких комментариев по поводу того, кто ж останется "козлом"?
- Который час?
- 12:45!
- А вы что, с ума сошли - среди ночи в темноте "козла" забивать?
- Ты че, не проснулся до конца? Какая ночь? 15 минут до конца обеденного перерыва. Скоро уже на палубу выходить…
- А почему темно как у нег… - щелкнул выключатель надкоечной лампы и уже дрожащий голос продолжил : …ра в жо.. Хлопцы! Миленькие! Темно!!! Не вижу ничего!!!! Юрик грохнулся с койки и на ощупь, хватаясь за знакомые предметы, добрался до выключателя каютного освещения. Раздались несколько щелчков и дикий вой: "Ослеп! Ослеп! Я теперь слепой! Мамочка!!! Что ж делать-то теперь????" Так же, наощупь, он распахнул дверь в коридор и, рухнув на пороге, зарыдал горько и безнадежно… "Слепой! Совсем слепой" - всхлипывал он... - Как же жена? Как же ж хозяйство? Кому я такой нужен? - Говорили ж тебе…Ну ладно, не убивайся ты так. Давай чайку горячего попей. Осторожно. Не обожгись только. Кипяток. И вставили ему в руку кружку… А-а-а-а!!!! - Что случилось? Обжегся? - Нет! Умираю я! Уже умираю. (За пару дней до этого Миша красочно описывал смерть соседа по коммуналке, отравившегося суррогатным алкоголем. Тот мерз, и все время просил горячего чая. Пил абсолютный кипяток и жаловался, что чай холодный - рецепторы и нервная система постепенно парализовывались, и он уже не чувствовал ни тепла, ни боли) - Чай холодный! Совсем! Я тепла не чувствую. Все…Мамочка! Вот и смерть моя пришла…"
Чтобы не отбирать у вас время: задраить броняшку на иллюминаторе, заменить лампочки в каюте и в коридоре на сгоревшие, постучать в кромешной тьме костяшками по столу, сунуть в руку действительно остывший чай, а главное - удержаться и не заржать…Вот и все! Жестоко? Не знаю… Юрик ушел с китобоев, стал вести абсолютно трезвый образ жизни и угодил к баптистам. Стал со временем проповедником и уехал жить в USA. В Портленде, штат Вашингтон, он мне это все сам и рассказал…
Мише он до сих пор благодарен и не забывает его в своих молитвах.
О гомофобии

Конец 80-х. Старый имперский лев еще пытается грозно рыкнуть то в одной, то в другой части света. Одесский спасатель притащил на буксире сторожевой корабль Сейшельских Островов на ремонт и докование на советскую военно-морскую базу в Красном море. База располагалась на одном из островов архипелага с романтическим и приятным уху названием – Дахлак.
Пейзаж в тех местах был созвучен названию. Плоские клочки суши марсианско-красного цвета, выжженные на солнце. Несколько казарм. Плавучий док да парочка кораблей. Населения нет. Женщин нет. Растительности нет. Дождей не бывает никогда. Пресной воды нет. Завозят танкером из Эфиопии раз в 2 месяца.
Одним словом, романтика! Зато подводный мир там удивителен. Такого разнообразия всяческих морских тварей и рыб причудливых форм и расцветок я больше не видел нигде. Базу охраняли боевые пловцы. От отсутствия каких-либо развлечений они во время тренировок занимались подводной охотой. Добычу сдавали на корабли, где матросы извращались, создавая композиции из морских звезд, кораллов, огромных лобстеров и крабов. Получалось действительно очень красиво. Множество матросов в течение дня приходили к нам со своими произведениями и предлагали их обменять на что-нибудь, что есть у нас и нет у них. «А что вам нужно? Водки нет… – Нам нужно презервативов и вазелина. Если презервативов нет, то резиновые хирургические перчатки подойдут. Но презервативы лучше! – …..?????!!!!... – Нам много надо…– Отвалите! Нету!
Вечером сидим на палубе. Курим. Болтаем. Обсуждаем странности здешних военных моряков. В течение дня они достали буквально каждого попытками приобрести вышеупомянутые изделия. У нас отпала всяческая охота с ними общаться и разговаривать. Пришли очередные посетители. Вахтенный у трапа, не дожидаясь вопросов, проорал:
– Презервативов нет! Вазелина нет! Идите нах, педрилы!
– Да ты что, урод! Щас за педрилу ответишь!
После скоротечного рукопашного боя, выигранного моряками буксира, ввиду явного численного превосходства и ожидающихся актов возмездия, трап вообще на ночь убрали.
Утречком прибыл один из высших офицеров базы. Сказал, что хочет побеседовать с нашим капитаном. Его провели, и через несколько минут поступила команда: всему экипажу собраться в столовой.
Когда все собрались, капитан представил офицера и изложил суть жалобы.

– Вчера военнослужащие были беспричинно подвергнуты оскорблениям и в ходе последующей драки избиты. Для вашего сведения, вчера командир избитых матросов предложил командиру подразделения боевых пловцов провести внеплановую ночную учебную тревогу, цель которой «отработка захвата торгового судна и нейтрализация экипажа». Кто такие боевые пловцы – известно каждому. Хочу подчеркнуть, что при отработке таких задач они не церемонятся.
Каждый из нас отделался бы, в лучшем случае, легкими телесными повреждениями.
И только благодаря товарищу капитану второго ранга, находящемуся перед вами, этого не произошло. Итак, в чем дело?

Когда причина выяснилась, капитан второго ранга, багровея и дергаясь, внезапно выбежал из столовой. Мы подались вслед за ним. Он стоял, прислонившись к фальшборту, спиной к нам. Его плечи дергались, и он издавал то ли всхлипы, то ли сдавленные рыдания. Его правая рука, судорожно дергаясь, пыталась открыть кобуру. – Он нас щас тут всех завалит!!! – Не…Он как настоящий флотский офицер себе пулю в лоб забабахает... Позор-то какой…Базу в гомобардак превратить…
От этих комментов офицера вообще заколотило. Наконец кобура была расстегнута, и на свет божий был извлечен огромный носовой платок. Вытерев глаза и лицо, мокрое от слез, и все еще периодически подергиваясь и похрюкивая от разбирающего его смеха, офицер объяснил нам, в чем дело.
Виной всему – творчество. Создавая икебаны из морских обитателей, моряки столкнулись с проблемой. Венцом большинства их творений являлась колючая рыба-шар, в которую затем умельцы вставляли лампочку, и получался крутейший по своей экзотичности светильник. А проблема состояла в том, что засушивать эту рыбу надо было в надутом состоянии, и смазывать вазелином или глицерином, чтоб кожа не лопнула и от иссушения, не потеряла вид и цвет… Внутрь выпотрошенной рыбы вставлялось «изделие N 2», надувалось и завязывалось. Через день-два изделие извлекалось, и уже высушенная, рыба прекрасно сохраняла свою форму. С хирургической перчаткой тоже можно, но возни больше… Поскольку практически весь персонал базы был увлечен этим творчеством, и поиски компонентов были обычным (для них) явлением, никому и в голову не пришло, что посторонним их настойчивые просьбы могут показаться…несколько странными.

О знаках зодиака и чутком отношении к чужому горю

На том же архипелаге. Жарища. Все судовое начальство пребывает в прекрасном настроении после дружеского визита к офицерам базы. Часть прекрасного настроения принесли с собой, позвякивая стеклом. Продолжали в каюте капитана. Тишина. Высоко в небе целый день парит огромная птаха. По виду – какая-то разновидность орла. Он периодически пикирует к поверхности моря и взмывает вверх, волоча в когтях здоровенную рыбину. Вахтенный матрос у трапа, разомлевший от жары, лениво разглядывает бесконечный хоровод ярко-синих, желтых, «цвета Феррари» и просто полосатых и клетчатых тропических рыб. Внезапно орел, резко спикировав, бьет его когтями по голове и, вцепившись в волосы, ожесточенно молотит крыльями, явно пытаясь то ли оторвать скальп, то ли утащить офигевшего от неожиданности матроса целиком.
Убедившись, что это невозможно, через несколько секунд орел взлетает вверх с клочьями волос бедного моряка в когтях. Растерянный матрос идет к доктору обработать изрядно порванную на голове кожу и смыть кровь. Уже через пол часа вахтенный помощник между делом интересуется у моряка:
– Я вот что-то подзабыл, как правильно пишется слово – «похитить» или «похитеть»?
– Похитить. Через «и».
– А что?
– Да так, сделал запись в судовом журнале: «13:45. Радиолокационный пеленг 276 градусов, дистанция менее одного кабельтова, скорость цели приблизительно 35 узлов. Цель низколетящая. Идентифицирована как орел. 13:45:47. Орлом была произведена попытка похитить вахтенного матроса такого-то. В результате грамотных действий второго помощника такого-то попытка была пресечена. Орел отогнан на исходную позицию».
– Да ладно тебе. Не смешно. Знаешь, как голову от зеленки печет больно?
… В течение следующего часа от председателя судового профсоюзного комитета поступает просьба:
– Вот, я тут заявление за тебя написал, ты только подпись поставь.
– А что там?
– Читаем…Так… прошу предоставить материальную помощь в размере…в связи с тем, что был атакован орлом…Для покупки парика… Санаторий неврологического профиля …. Воздушная атака…Психологическая травма…
– Да ну вас к черту! Достали уже! Может, хватит?
Помполит тоже не остался в стороне:
– Вот, тут объяснительную за тебя написал. Подпись только поставь! Так…прозападно настроенный орел…. без опознавательных знаков…Ранее с ним знаком не был…. Издавал звуки с американским акцентом…Не привлекался… На территориях, оккупированных врагом, не находился…Родственников в Эфиопии не имею…
– Иван Иваныч! И вы туда же…

Уже после вахты на доске объявлений и приказов появился следующий документ:

Капитану М/Б “Знойный”
от судового врача N-ва

Рапорт.

11.07.1986 г. матрос N был поцарапан и зверски искусан диким орлом.
Поскольку эта разновидность пернатых является переносчиком инфекционного рахита и метеоризма, мной было предложено провести курс профилактических прививок в виде комплекса из сорока инъекций в ягодичную мышцу пострадавшего. Он категорически и в оскорбительной форме отказался.
В связи с огромным риском для здоровья как самого пострадавшего, так и для окружающих, прошу принять незамедлительные меры.

Подпись.

Рядом ещё:

Приказ N 13/07

В результате тщательного служебного расследования по факту нападения орла на матроса такого-то было выяснено следующее.
Орел напал на моряка N умышленно. На палубе в этот момент находились и другие члены экипажа. Однако целью стал именно матрос N.
Выясняя причины, комиссия пришла к выводу:
В нападении косвенно виноват сам матрос N, поскольку днем его рождения, указанным в паспорте моряка, является 27 февраля, что соответствует знаку зодиака «Рыбы». Учитывая особенности питания этой разновидности орлов, считаем, что именно этот факт ввел пернатое в заблуждение и послужил причиной нападения.

Приказываю:

1. Во избежание повторения подобных случаев в дальнейшем, применив полномочия, предусмотренные Кодексом Торгового Мореплавания СССР, дату рождения матроса N с сегодняшнего дня следует читать как « 1-ое Апреля».
2. Ответственность за доставку в лазарет и фиксацию матроса N для проведения необходимых процедур возложить на старшину водолазов тов. Ларионова.

Капитан спасательного судна “Знойный” Сергеев С.С.

Ниже, от руки: «Орла валить нах! Однозначно!»
Старший водолаз Ларионов.

О борьбе с терроризмом

После известных событий 11 сентября американцы развили бурную деятельность, одним из плодов которой стал монументальный шедевр штатовского дебилизма. ISPS: International Ship and Port Security System. В идеале, это система мер, которая должна исключить возможность использования морских транспортных средств для совершения терактов. По жизни, это просто документально подтвержденный диагноз «слабоумие» для авторов сего документа.
Многое мне вообще напомнило времена холодной войны, железных занавесов и идеологической борьбы. Все вернулось на круги своя. Только уже директиву спускают не из ЦК КПСС, а из Белого Дома. А у них, как оказалось, маразматики покруче будут…Руководство по Обеспечению Безопасности Судна и План Проведения Действий в Критических Ситуациях – это что-то!!! Легче просто скопировать текст этих документов целиком и без всяких поправок разместить в разделе «приколы». Несколько примеров:

Руководство на случай,
если вам звонит неизвестный
и сообщает, что на вашем судне находится бомба.

Далее цитаты: «Постарайтесь узнать у звонящего, где именно спрятано взрывное устройство, его тип и примерная мощность…»
«Постарайтесь узнать у звонящего его имя, номер телефона, c которого он звонит или контактный телефон, и по возможности адрес» (!!!)
Или: «На входных дверях на ходовой мостик должна быть нанесена маркировка:
«Вход запрещен. Доступ только для лиц, имеющих разрешение».
Я так и представляю себе группу международных террорюг, которые несколько лет разрабатывали план захвата торгового судна, истратили кучу сил и денег, и вот, вооруженные до зубов, они наконец-то у цели! Аллах Акбар! И вдруг…
«Только для имеющих разрешение…» – Все пропало! Что теперь делать?.. Тут надпись!!! – А давайте попросим разрешения?.. Давайте!.. Разрешите войти? – Кто вы? – Это я, Бен Ладен и со мной друзья… – Извините. Запрещено! Бросив гранатометы и калаши, горько рыдая от разочарования, террористы закрывают дверь и покидают судно…
Когда я впервые изучал эти шедевры с грифом «секретно», хранящиеся в капитанском сейфе, я откровенно ржал. Made in USA! Всем выдали I.D. – бейджики, закатанные в пластик, обязали их носить. Там фото, название судна, компания и должность. Подпись-печать, «опись-протокол и усе такое» Вахтенные матросы у трапа проверяют I.D., записывают фамилию и должность визитера, время прихода и время ухода.
Использовав скудную судовую оргтехнику, утюг и пластиковый файл, я за полчаса
заваял себе точно такой же. Только несколько изменил текст. Там было добавлено:

«Представитель Морского Департамента Аль-Каиды»

Документ подписан скромно: «У. Б. Ладен». И широкая роспись арабской вязью.

Так вот я с этим бейджиком ходил полтора года! Лазил по другим судам в гости. Гулял по территории объекта повышенной опасности (Комплекс по отгрузке сжиженного газа.) Меня везде записывали в журнал посетителей. Никаких проблем! Спалился я (и то не сразу!) уже тогда, когда совсем оборзел и вместо своей фотки влепил портрет самого комманданте Усамы...

Пингвины

Работая на крайнем Юге, южнее уже некуда, получил массу положительных эмоций, наблюдая за пингвинами. Хотя, кто за кем наблюдал, – это еще вопрос спорный. Когда выборка трала подходит к концу, и кутец (огромная колбаса из сетки, забитая рыбой, размером с трамвай) всплывает на поверхность, то шастающие в воде вокруг судна пингвины взбираются на него и, выстроившись в ряд, въезжают на нем по слипу, как на эскалаторе, на палубу. Затем быстренько спрыгивают, уходят в сторонку и оттуда наблюдают процесс выливки рыбы. Когда весь процесс окончен и поставлен новый трал, у траловой команды есть немного времени перекурить, попить чаю и поиграть партейку-другую в нарды.
Бродящие по палубе пингвины, руководствуясь какими-то своими критериями, выбирают себе объект для обожания из находящихся на палубе моряков и ходят за ним, как привязанные. Идет матрос, а за ним штук 5-6 пингвинов топают. Остановится, они вокруг него станут в кружок и ждут. Он пойдет – они опять за ним гуськом. Очень прикольно смотреть, когда идет игра в нарды. Двое сидят за столом и играют, а за спиной каждого из них терпеливо стоят пингвины. Болельщики.
Посетив палубу и выяснив все, что их интересовало, птички весело падают на пятую точку и скатываются вниз по слипу в море, как с горки. С воплями, с шумом-гамом, явно в восторге от аттракциона. Ну, точно как дети в аквапарке. Почему Горький обозвал их глупыми и робкими – непонятно.

Черепаха

Проработав долгое время с арабами, я стал с трепетом и огромной любовью относится к животным. Любым. Даже к змеям и скорпионам.
Выходим по каналу из порта. Раннее утро. Шикарный лилово-золотисто-розовый рассвет. Курс – 90. Прямо на восходящее солнце. По носу, в колышущемся расплавленном золоте, что-то есть. Хватаю бинокль. Слепит, зараза! Напяливаю специальные солнцезащитные очки (сделаны для пустыни – пробовал надевать их дома, такое ощущение, что сидишь в перезатонированной в хлам «девятке» реального пасана. Ни черта не видно!). Через всю эту оптику вижу перед собой черепаху. Огромная, как обеденный стол, она плавно покачивается на зыби прямо посреди канала. Канал узкий. Слева – песчаная отмель, справа – рифы. Отворачивать некуда. Жму на кнопку тифона. Рев такой, что внутренности вибрируют. Со стороны черепахи ноль эмоций. Начинаю судорожно вспоминать, а обладают ли морские черепахи слухом вообще? На ум приходят только персонажи мультиков, которые смотрел в «Нептуне» во время прогулянных уроков зоологии…
Тортила! Что ж ты творишь?!
Переключаюсь с авторулевого на ручное управление и подворачиваю влево. Впритирку к ограждающему бую, практически уже по самой бровке канала объезжаю старушку. Щелкаю переключателем в положение «авто» и выбегаю на крыло мостика. Черепаха как раз напротив меня, проходит вдоль борта в нескольких метрах. Никаких признаков жизни…Наверное, мертвая…..
Вдруг из панциря высунулась голова. Старушка просто спала! Пусть кто-нибудь скажет, что у черепах нет мимики! Все нижеописанные чувства можно было легко прочитать на лице (именно лице!) старого плавучего чемодана. Ничего себе, задремала.… Ой!!! Что это?!!! Она стала панически метаться и махать ластами. Вы себе представляете мечущуюся в панике черепаху? А я это видел! Затем, поняв, что опасность ей уже не угрожает, она успокоилась и посмотрела вверх, на меня.
Наши взгляды встретились…Она виновато улыбалась! Я помахал ей рукой: мол, «ничего, бывает», и вернулся в рулевую. Портконтроль, вычислив на радаре мои пируэты в канале, уже вызывает для объяснений.
– Извините. Все в порядке. Просто отвлекся на руле. Выхожу из вашей зоны, Спасибо. До связи!

О празднике Святого Бенджамина

Судно зашло в Румынский порт Констанца. Пришел представитель портнадзора для проверки судна. Скажите, а спасательные средства у вас...? – Вот сертификат. А вот…? – Истекает через год. А это…? Вот подтверждающий документ. Здесь у вас…? – Вот свидетельство об изъятии. – Ну, а это...? – Вот справки о сдаче в предыдущем порту. Короче, придраться не к чему.
И тут он начинает нести какую-то ахинею.
– Вы знаете, сегодня праздник святого Бенджамина. – Ну и? – Это очень важный святой и очень большой праздник. – Так вам что, налить? – Нет… На этот праздник принято дарить изображения святого…А у меня уже смена заканчивается и ни одного так и не подарили. – Ну, извините, я вам тоже ничем не могу помочь. Нет у нас на судне изображений, открыток и икон со святым Бенджамином. – Есть! – Нету! – Говорю, что есть! Подарите! – Да отстань ты, нету у нас такого святого! Н Е Т У!!! – Ну, никак вы меня не хотите понять…Ладно. Его полное имя вам о чем-то говорит? Бенджамин Франклин его зовут… – Ах, вот оно что! Слушай, а не много будет тебе – сто долларов ни за что получить? Судно и документация в порядке. Поэтому могу тебя поздравить только на словах. С днем Святого Бенджамина тебя! Хочешь, поцелую? Нет? До свидания!

Немного о Саудовской Аравии

Об элитном спецназе (правдивое)

Война в Персидском Заливе. Буш старательно бомбит Ирак.
Пароход стоит в порту Рас Танура, Саудовская Аравия. Кто-то распустил слух, что Саддам с моря вот-вот высадит в Рас Тануре десант. Спецслужбы это проглотили, и на защиту порта прибыли элитные подразделения королевского спецназа. На хаммерах. С размалеванными камуфляжной краской рожами. Одетые в невероятную форму с массой наворотов. Бодро выскочили и рассредоточились. Далее, судя по всему, получили приказ окопаться и приготовить огневые позиции. Вяло и с явным отвращением они взяли в руки саперные лопаты и, сбившись в кучу, минут 40 что-то бурно обсуждали.
Мне надоело за ними наблюдать (жарища!), и я ушел с палубы. Через час я увидел невероятную в любой другой стране картину: весь спецназ развалился в сторонке под чахлыми пальмами в тени и дрыхнет. Оружие валяется в куче. Даже часового нет! Окопы и огневые точки копают и обкладывают мешками с песком наемные портовые разнорабочие из Бангладеш и Индии.
Оказывается, вояки заплатили индусам по паре реалов, и те в свой обеденный перерыв подхалтуривают…

О Саудовской авиации (страшное)

Вылет из Саудии – это что-то! Особенно, когда компания приобретает тебе билет на «Saudi Airlines». Работая с ними не один год, я знаю им цену, как специалистам. Мне прислали второго штурмана сауда. Пришлось до конца контракта стоять за него вахту. Оставить его одного на мостике даже на пару минут реально страшно!
Не думаю, что пилотов они готовят как-то иначе… Мандражировать начинаешь еще до взлета. Вместо симпатичных улыбающихся стюардесс на входе встречают мрачные моджахедские рожи. За 10 минут до взлета по салону втыкают молитву в записи. Вой муллы перекрывает рев прогревающихся моторов. Пассажиры (а это на 99% местные экстремалы) истово молятся. Лица похоронные... Напряжение нарастает…Самолет разгоняется, вопли муллы переходят в нечеловеческие.
Оторвались от земли…Уфффф! Объявление по салону: «Прибытие в аэропорт Бахрейна через 20 минут!» C обязательным добавлением в конце ободряющей фразы: «Иншаалла!» (что-то вроде «если бог даст!») Но хоть одно радует – мы таки летим в Бахрейн, а не таранить ближайший «Макдональдс». Расстояние между двумя аэропортами аж 70 км. Зато летает огромный Боинг
Вновь взвывает мулла. Пассажиры опять ожесточенно молятся (они наверняка лучше меня знают, какие у них пилоты!).
Заходим на посадку. Грохаемся об полосу так, что чуть не отлетают шасси. Тоскливый вой молитвы прекращается одновременно с отключением двигателей.
Из динамиков – «Cлава Аллаху! Мы произвели посадку (неужели?) в аэропорту Бахрейна». И далее уже совсем по-садистски: «Спасибо, что выбрали нашу авиакомпанию! Надеемся увидеть вас снова на борту наших самолетов!». С мокрой спиной, на подкашивающихся ногах – бегом, бегом! Скорее в здание аэропорта!
«Бахрейн! Бахрейн! Как много в этом звуке для сердца русского…» чего-то там еще…Дальше не помню. Есть здесь одно заветное местечко, где продается все, что мне сейчас необходимо... Бармен!!! Два двойных виски! Повтори! Еще повтори! Спасибо. Можно лететь дальше…..

Трудности перевода (грустное)

Добавилось в нашем районе несколько буровых с американскими экипажами.
Ребята из Луизианы и Техаса поначалу повергли всех в шок.
Договориться с ними о чем-либо по радио было практически невозможно.
Их вообще никто не понимал! Вызываешь их на подходе и спрашиваешь, какая программа для нас, что будем грузить-выгружать, а в ответ вообще какое-то мяуканье, больше похожее на вьетнамский: «Юаэу Иаэу Мэау Уэау». Переспросили,
В ответ те же звуки, только медленнее и с выражением. На мостике 3 человека. – Кто что понял? – Они будут принимать у нас пресную воду. – Нет, будут нам грузить трубы. – А мне показалось, что они хотят принимать с нас барит. В это время буровую вызывает вертолет. Пилот-британец запрашивает разрешение на посадку и интересуется направлением и силой ветра. В ответ слышит те же песни. Переспрашивает. Получает такой же таинственный ответ. И дальше вообще цирк!
Британский пилот спрашивает у украинского капитана, что ж ему отвечают американцы с буровой? Объяснили, что мы его поняли так, что ветер NW, скорость 10-12 узлов. С буровой раздалось одобрительно-подтверждающее мяуканье. Договорились! За несколько часов работы ухо понемногу привыкло к звукам, издаваемым оператором с буровой. Но это мало помогало…Как вам такое распоряжение: «Мы вам даем вытянуться. Вжарьте по городу!» Смысл – «отшвартовывайтесь и следуйте в порт».
А на судах экипажи какие! Набирают, кого подешевле. Мало того, что в роли моряков выступают индийские пастухи и заклинатели змей, так они еще и по-английски не говорят. Вернее они считают, что говорят. И именно на английском.
…Особо жадные компании вообще превзошли все мыслимые и немыслимые рекорды. Моряков набирают из…НЕПАЛА! 50 долларов в месяц и контракт год. Не поленитесь, посмотрите на карту. Напомните себе еще раз, где Непал, и где море…Если среди моих индусов хоть несколько человек умеют читать-писать, то непальцы… С их приездом на судах появились блохи, клопы и вши. Я этих «моряков» выше нижней палубы не пускаю. Тем и спасаюсь. Серьезная и опасная работа постепенно превращается в балаган. На палубе «специалисты» чудят, на мостике 2-ой штурман, саудовский араб, за спиной стоит в неприличной (для нас) позе, задрав к небу огромный жирный зад, и 20 минут безостановочно воет молитвы. В машинном отделении старший механик, египтянин, занят тем же самым. Время молитвы пропускать нельзя! Орут одновременно 2 радиостанции, американцы с буровой что-то квакают, индусы в очередной раз не могут понять, что я от них хочу. Бросаю мостик и бегу вниз на палубу. Машины и подруль работают. До буровой 200 метров. Быстро показал на пальцах, что мне от них нужно, и лечу обратно. Чтоб береговым людям было более понятно – это как в едущей машине бросить руль и быстренько достать что-то из багажника. Скатывание на уровень колхозной самодеятельности происходит у меня на глазах. И это в месте, от налаженной работы в котором зависит энергетическая безопасность большей части мира! А что ж дальше-то будет…Куда я попал, и где мои вещи?

О детях лейтенанта Шмидта (ностальгическое)

СССР. Расцвет эпохи застоя. Один очень серьезный НИИ получил заказ от оборонки на разработку новых приборов для обнаружения подводных лодок.
Под это дело были выделены деньги и научные степени. Дело за малым. Приборы нужно доводить и испытывать в море. Так совершенно сухопутный НИИ с уклоном в фундаментальную физику стал владельцем парохода. Для руководства института все эти морские прибамбасы были тем же, чем для меня песни индейцев Майя. Абсолютно непонятно, зато экзотично и прикольно!
Загнанный до убитого состояния рыболовный траулер приводили в порядок всем институтом. Томные научные барышни на субботниках потерянно бродили по пароходу с ведрами и швабрами и искали «какую-то тамбучину, через которую нужно войти в какое-то румпельное и повытирать там какое-то масло». – Ах, тамбучина! Прошу вас, мадам! Пройдемте сюда.…Входите. После вас. – Это тамбучина? – Ну что вы мадам, это моя каюта. Да поставьте вы это ведро! Мы ведь не из него будем пить… – Ой! А это что, «Шарп?» – Вне всяких сомнений, душа моя! Так, прикупил, будучи в Кейптауне…Двухкассетник, автореверс, круиз-контроль, кожаный сал…Кхм! В общем, все навороты. Что? Ликер крепкий? (а то! – наполовину спиртом разбодяжен!) – Так ведь это ж «Шерри Боллc»! Вот такие они, эти голландские ликеры. Я давно хотел поговорить о фундаментальной физике.
– …Это просто счастье, что я наткнулся именно на вашу швабру в коридоре. Вы просто не представляете, сколько у меня накопилось вопросов о строении ядра и вообще…Вы пересаживайтесь вот сюда, на кровать…Морской быт, суровые штормовые будни – не рассчитана каюта для приема гостей. Сами видите, вдвоем присесть негде – только на кровати. Ах да, было кресло. Было. Разбило его в щепки во время снежного урагана у Мальдивских островов. Буквально позавчера. А разговор у нас, душа моя, будет долгий. Физика – наука увлекательная. Что будем слушать? Led Zeppelin? Pink Floyd? Да что вы??? Итальянцев?!
Какой прекрасный вкус! «Мама Мария» от «Рики и Повери» – это, безусловно, шедевр, который со временем войдёт в мировую классику. Вы, оказывается, не только потрясающе красивы, но и невероятно эстетичны!..
Ну, и так далее….
…Все. В коридоре никого! Можно выходить.
– Конечно…Я понимаю… И я раньше никогда и ни разу! Всему виной ваше очарование. Вы прекрасны!.. Строже, чем тайну исповеди!.. Я тоже!.. И мне так же!.. Когда следующий субботник? Вероятнее всего, в следующую субботу…Когда ж ему еще быть? Субботник в среду вечером? Не думаю, что вашему мужу подойдет такое объяснение…Стоп! Осторожно! Ваши волшебные глаза, мадам, ну просто светятся от счастья. Это явно видно. Ваши коллеги могут заинтересоваться, и наша c Вами маленькая тайна может быть раскрыта! А если серьезно, то когда Вы входили, «молния» на юбке была сзади, а не как сейчас – на боку…
Вот так и трудились, стоя у причала судоремонтного завода.
Экипаж собрали с миру по нитке, пообещав, что как только судно начнет работать и появятся первые результаты, то оно пойдет на переоборудование в Финляндию. Со всеми вытекающими отсюда валютными выплатами. А пока…Резвитесь на оклад в соврублях согласно тарифной сетке. Народ подобрался просто замечательный. Почти всем по 25-27 лет, большинство неженаты. Явка персонала НИИ на субботники была стабильно 100%. Даже начали выходить в море. И все бы ничего, вот только работа на каботажном кораблике очень напрягла материально.
Большинство из нас уже привыкло тратить за выходные сумму, которая нам выдавалась под названием «зарплата за месяц». Жирные загранрейсы развратили нас к тому времени уже окончательно. Перспектива переоборудования терялась где-то в синеве финских озер и лесов. Поскольку «золотого запасу у Батьки нэма, хлопцы решили разбежаться в разные стороны». А не тут-то было! Уйти с работы можно только через увольнение. Переводом не отпускают. С увольнением автоматически теряется допуск для работы на судах загранзаплыва. Да-да…Все та же печально известная «виза!», закрытием которой стращали моряков.
Некоторые ударились в актерское искусство. Тень отца Гамлета долго мешала на вахте третьему механику, пока за ним не пришли. Как сейчас помню лица медиков, которые с ним разговаривали. «Скажите, а давно вы здесь работаете? – С Абвером сотрудничаю с января 1942 года. – Хорошо. И сколько же вам платят? Сдельщина или на ставке сидите? – На ставке. – И сколько? – Ставка больше, чем жизнь! – Поехали с нами!
Третий обул тапки, на одном из которых была надпись краской «левый», а на другом «правый», причем наоборот. И, вскинув руку – «Хайль Гитлер!», прошагал по трапу, победно улыбаясь. В больничке его уже ждало проплаченное светило отечественной психиатрии. Он все сделал красиво и уже через 2 месяца бороздил тропические моря на новеньком контейнеровозе. Решившего последовать его примеру электромеханика ждал жесточайший облом. На заявлении о намерении построить в судовой кают-компании классический камин на дровах и угле (!!!) и приложенных чертежах замдиректора НИИ наложил резолюцию: «Выделить фонды немедленно!» Ему эта идея пришлась по душе. Как человек, далекий от моря, он даже не заподозрил подвоха. Вы можете себе представить камин на дровах в самолете? Так это то же самое… Дальше решили резвиться вместе. Дружно и спланировано. В наследство от покинувшего нас механика остался рулон технической махры белого цвета. Он ее использовал в каких-то фильтрах. Под руководством третьего штурмана мы без швейных машин, руками, иголкой и нитками сшили из этой махры барские халаты. И в этих белых махровых халатах (у некоторых даже с кистями) стали выходить на работы и вахты. Картина была совершенно идиотская, да и много ли в такой одежде наработаешь?
Эй! Вы там что, совсем с ума посходили? Быстро переоденьтесь нормально!
А в ответ, потупив глаза, с грустью: «Сан Саныч, не во что переодеться. Всю робу сносили уже. Одежду купить – денег нет. Один костюм только остался, «Wrangler», меня в нем в комсомол принимали. Я его берегу! Вот. Выкручиваемся. Нам бы только до переоборудования в Финляндии дотянуть…»
Все попытки сердобольных и простодушных ученых помочь одеждой или сбором денег наталкивались на непреклонный ответ с благодарно-прочувственной предательской дрожью в голосе: «Спасибо вам, друзья! Мы не можем принять этого от вас! У нас, у моряков, своя особенная гордость. Простите! Я вынужден вас оставить…» И, украдкой смахивая катящуюся по лицу слезу, оратор нервно покидал помещение. Затем, отсмеявшись где-нибудь в укромном уголке, снова дефилировал по судну с сиротским выражением лица.
Этот цирк продолжался около недели. Пришли в Одессу. Выдали зарплату. Вместе с зарплатой мы получили раздолбон и настоятельные инструкции «не тратить деньги на черт знает что, а купить нормальную одежду». Через день видный академик планирует посетить принадлежащее академии наук УССР судно. А конкретнее – нас. «Вы смотрите там у меня! Чтоб не дай бог! Чтоб все было гладко!»
Единственный раз в жизни советская швейная промышленность сделала нас счастливыми! Мы дружно посетили магазин уцененных товаров на таможенном спуске и за 12 рублей оделись с головы до ног! Кто помнит – хорошо, кто не помнит – подключите воображение. Застой. В магазинах такое, что, посмотрев, нужно отпаиваться валерианой, а уж примерив… Никакая медицина не поможет. Теперь представьте-ка, что ж за вещи продавались в уцененке, если даже при той ситуации их никто в магазине так и не купил… Мерзкого горчичного цвета, мешкообразные, с непропорционально короткими рукавами пиджаки. Такого же цвета нечто, напоминающее кальсоны ветерана Русско-Японской кампании. Сатиновая рубаха с идеологически-выдержанным узором на производственную тематику. Ядовито-фиолетовый галстук, по форме и размерам напоминающий лопату для сгребания навоза. Шикарные ботинки, каждый из которых был копией нашей национальной гордости – танка «Т-34» (по весу и непробиваемости кирзы, из которой они были изготовлены, они явно превзошли оригинал). Венчала весь этот ансамбль фетровая шляпа «а-ля Фрэдди Крюгер». Когда мы вернулись на судно и примерили эту прелесть…Земледельцы Чуйской Долины! По количеству истерического и совершенно неконтролируемого, безумного хохота, вы, со всем вашим урожаем за двенадцатую пятилетку, просто рядом нервно курите…
Настало утро. Едут!!! Благодушно настроенного старенького академика со свитой из нашего начальства на палубе ждали выстроившиеся на военный манер в шеренгу 8 даунов, одетых в вышеописанные костюмы. «Это что? Вот это.…Это кто? – М-м-м.…Это наш экипаж. – Вот ЭТО??? А что с ними случилось? (все это время мы по-собачьи преданно молча смотрим академику в глаза.) – Давайте пройдем в лаборатории, я хочу вам показать… – Вы меня, конечно, извините, но я представлял себе экипаж корабля Академии Наук несколько иначе! Через несколько дней должны приехать коллеги из Москвы, а тут.…В чем дело? Чтоб духу этих «детей лейтенанта Шмидта» тут не было!»
В общем, академик уехал недовольным. Нас несколько дней терзали всевозможные товарищи из парткомов и первых отделов, но мы, упорно включив дурака, мели пургу о том, что, во-первых, нашей зарплаты хватает только на покупку отечественных товаров, за качество и внешний вид которых несет ответственность производитель, а не мы. Во-вторых, иметь дело со спекулянтами, фарцовщиками и покупать у них импортные вещи занятие для комсомольца (а таковыми мы все являемся, чем несказанно гордимся!) недостойное и где-то даже идеологически преступное. Посему мы даже не можем понять, в чем, собственно, проблема? Кому-то не нравятся изделия Тираспольской швейной фабрики? А что, костюмы западных производителей лучше? Вы-то хоть думайте, прежде чем такие глупости говорить!
Короче, всех нас разогнали по-тихому. Переводом. С сохранением визы. Пошли мы опять бороздить океаны.
На сегодня из восьмерых «детей лейтенанта» остался я один. Кто в Штатах, кто в Германии, кого уже вообще нет с нами…
Всякий раз, когда я по Таможенному спуску проезжаю место, где когда-то находился магазин уцененных товаров, я не могу удержаться и с грустью улыбаюсь…Я вспоминаю всех нас. Тех, какими мы были тогда …. Беззаботных и веселых. Впереди у нас еще была целая жизнь, и мы так верили в то, что будет она счастливой….

Ох уж эти русские…(GAME OVER)

Персидский Залив нашпигован военными кораблями НАТО, как карманы инспектора ГАИ десятигривенными купюрами. Вояки неизвестно по какому праву тщательно контролируют морское и воздушное пространство, которое находится за тысячи миль от стран, которые они должны защищать. Радиоэлектронная разведка там тоже развернута на всю катушку. Сканируются и прослушиваются все частоты морской связи. На прослушке сидят опытные лингвисты со знанием языков потенциального противника. Фарси, арабский, русский и, видимо, еще несколько…
Теперь представьте. Вечер. На УКВ голоса на русском. – Восемнадцатый! Ответь тридцать четвертому! – Отвечаю. Куда пойдем? – Пошли на короткую, 4130 килогерц. – Пошли!
В это время все, кто слышал (а это пол Персидского залива), и кому скучно, начинают перестраивать ССБ радиостанции на названную частоту. Радиоразведчики в первую очередь…
«Восемнадцатый, здесь? – Здесь. Добрый вечер, адмирал. Как там у вас? – Да неважно…Весь день авиация кружила в моем районе, несколько раз удавалось на минуту подвсплыть на перископную, и тут же засекают. Пришлось на предельной глубине уходить. Жаль. Такой конвой мимо меня в сторону Порт-Саида прошел…Не получилось в атаку выйти. Авиация, мать ее.…Постараюсь подловить этот британский авианосец на обратном пути. Сейчас пока в надводном положении. Надо на связь с базой выйти, может, наведут на кого-нибудь. – Смотри, осторожнее там. Темень дело хорошее, но радары на их самолетах тоже неплохие. Я пока тоже всплыл. Подзаряжу батареи и пойду искать американский транспорт. С базы передали – к полуночи должен проходить где-то рядом. Попробую атаковать. Одна надежда – утоплю американца, наградят и пошлют на север. Жара уже достала».
Представляю, какие чувства испытали ребята на прослушке. Что это? Идиотизм русских подводников, треплющихся по открытой связи? Не может этого быть! Наглость? Что вообще происходит???

…«Ну, удачи тебе, адмирал! И вот еще что: советую перед выходом в атаку нажать
F7, или просто на автосохранение, а то утопят, как меня, и надо будет кампанию по новой начинать. Кстати, вышла уже третья версия «Сайлент Хантер». Звонил вчера домой, сын говорит, что графика – улетная…»

О государственной тайне,
или
Все мужики козлы

Это было именно так, как здесь описано? Это было не совсем так? Это было совсем не так? Этого вообще никогда не было? Наверняка знаю только я. Поэтому пишу – и улыбаюсь…
Времена СССР. Научно-исследовательское судно болтается в центральной Атлантике. Мягкая, ласковая погода. Ничто не нарушает (и уже которую неделю) ежедневную будничную монотонность. В состав научного коллектива входят многочисленные лаборантки, ассистентки и прочие красавицы. Большинство из них в море впервые. День закончен. Все эти батометры-тахометры подняты на борт до утра. Один из штурманов, не зная, куда деть неуемную энергию, слоняется по корме. Там же, чуть в стороне, курит сногсшибательная ассистентка-блондинка, cчитающая, что особо близкие отношения с научным руководителем рейса дают ей право совать свой, действительно красивый нос, везде и всюду.
Появляется третье действующее лицо. Моторист с ящиком ржавых болтов и погнутых шестеренок. Он закончил уборку в кладовке и вынес на корму весь этот ржавый хлам, чтоб выбросить его за борт. Поставив ящик на планширь, он, не спеша, по одному (все какое-то развлечение!), бросает болты в воду.
– А что это вы делаете? – интересуется у моториста блондинка.
Не дав раскрыть рта мотористу, вмешивается жизнерадостный штурман:
– Ольга Викторовна, мы вам сейчас все объясним.
– А вы знаете, как меня по отчеству?
Еще бы! Читаем судовые роли, где есть все паспортные данные... Но блондинка об этом не догадывается.
– Мы, Ольга Викторовна, знаем о вас все!
Зловещий нажим на слове МЫ насторожил девушку.
– Майор, – обращается штурман к мотористу, – заканчивайте скорей. И почему, черт возьми, вы опять передаете запчасти не по списку, а надеясь на свою память? Вы что, гений? Я уже получил вчера жалобу от командира 534 –ой. Вместо фланца на шесть восьмых дюйма для ядерного реактора вы что послали? Я вас спрашиваю!
Начинающий въезжать в ситуацию моторист лепечет:
– Виноват, товарищ ген…
– Так! Не нужно званий…
Из раскрытого рта блондинки выпадает сигарета. Далее – высший пилотаж. Ее не насторожило ничего! Ни явная абсурдность ситуации. Ни внешний вид ржавого хлама. Все ее внимание было парализовано словом «генерал»:
– Вы? Генерал?
– Да, Оленька. Позвольте мне вас так называть?
– В таком…возрасте?
– Мне уже под 40.
– Постойте, но ваше лицо…
– А вы уверены в том, что это мое настоящее лицо? Оно такое же, как и моя должность на судне. Cобственно, как и мое теперешнее имя. Майор! Останьтесь! У вас есть допуск, так что все, что я сейчас расскажу, вам тоже настало время узнать.
Штурмана уже несло, и ему нужны были зрители: «А как же… А она? – Я возьму с нее подписку о неразглашении».
В течение следующих 15-ти минут перед остолбеневшей Ольгой Викторовной предстала истинная картина окружающей ее реальности… «Моторист – это майор технической службы. Специалист по ремонту ядерных реакторов на ходу. По вечерам он посылает атомной подлодке U-534, у которой возникли технические проблемы, запчасти. Под видом выбрасывания за борт всякого ржавого хлама. Если б вы знали, сколько времени и сил майор тратит на то, чтобы придать запчастям вид никчемных ржавых железок! Ни у кого, ни разу не возникло вопросов. И только вы, Оленька, со своей феноменальной проницательностью (да-да, в вашем деле и такая пометка есть!) в чем-то усомнились и задали вопрос, который круто изменил вашу жизнь… Далее…Большая часть людей, находящихся на судне, – сотрудники КГБ, внешней разведки и ЦК ВЛКСМ. Каждый знает только то, что должен знать. Судно выполняет особое задание Родины. Под многоуровневым прикрытием. Первый – обычный научный рейс, руководитель которого используется втемную и вообще он мелкая сошка, которой в случае осложнений можно легко пожертвовать. Не велика потеря для советской науки! Да и как мужчина он…не так ли, Оленька?.. Откуда? Вероятно, вы невнимательно меня слушали. Ведь когда я говорил, что МЫ знаем все, это действительно означало – ВСЕ.
Второй уровень прикрытия – оказание технической помощи подводной лодке.
С этим, надеюсь вам понятно. Забудьте все, что касается майора.

И теперь сама операция. Вас что-то беспокоит, Оленька?.. Я вас прекрасно понимаю. Во все это тяжело поверить. Я приведу вам один аргумент, который позволит вам самой решить, соответствует ли действительное положение вещей тому, которое я вам только что описал. А теперь, внимание! Какова официальная цель нашего рейса? Поиск железомарганцевых конкреций на дне центральной части Атлантического Океана.
Ну, найдем мы их. Что дальше? Осуществлять добычу с глубины 4 с половиной километра и везти сырье за тысячи километров в Союз? При том, что у нас и запорожское, и никопольское и черт его знает, сколько еще таких же месторождений не освоено и на четверть! Вы взрослый человек и умеете считать. Неужели вы думаете, что наше государство будет выбрасывать миллионы, в том числе и валютные миллионы, на заведомо абсурдные проекты? (я себя до сих пор спрашиваю, а на хрена мы их действительно там искали?) Ну, как? Убедил?
…Вот то-то! У нас же в руководстве страной не дураки сидят!»
Моторист-«майор» от этого аргумента тоже загрустил и призадумался.
«…На самом деле, мы берем пробы грунта для другой цели. Вы слышали о планах строительства туннеля под проливом Ла-Манш, между Англией и Францией? Так вот, мы совместно с кубинскими товарищами уже давно внедряем в жизнь подобный проект. Правда, куда более масштабный.
Теперь самое главное. Командованием операцией на месте занимаюсь я.
Об этом знаем только я, вы и майор. Остальные товарищи выполняют свои задания...
И запомните! Никому! Сейчас мы пойдем в каюту, я возьму с вас подписку о неразглашении и научу пользоваться шифровальным блокнотом. Мне нужен помощник для подготовки сообщений в центр… Да. Каждый вечер… Майор! Свободны!..
…Ну, не знаю…Скажите вашему руководителю, что у вас голова болит, или что там вы в таких случаях обычно говорите…
В конце концов, можете сказать ему, что влюбились как кошка. Нам это будет только на пользу. Ведь выглядит вполне логично – он вам в дедушки годится! Ушла от старого козла к мужчине помоложе. Наши с вами встречи должны выглядеть совершенно естественно.
Думаю, вам не нужно объяснять, от чего, и главное, от кого зависит, как сложится ваша дальнейшая жизнь! Кстати, Оленька, вы сможете убедиться лично в мастерстве советских пластических хирургов. Практически незаметные глазу следы остались только на тех участках тела, которые обычно скрыты от посторонних глаз».
Помните, в «Маугли»: «Слу-у-у-ш-ш-ш-ш-ш-айте меня, бандерлоги. Ш-ш-ш!»
Эффект был очень похожим.
Прошло почти два месяца и…..

«Дисциплинарная комиссия постановила:
Год лишения допуска к загранрейсам с переводом на должность матроса».

Старый козел не простил мне угон красавицы-ассистентки.

Все бабы дуры…

Как-то, стоя на Пушкинской под мерзким ноябрьским дождем, я безуспешно ловил кастрюльщиков. Остановилась навороченная Ауди, и из-за приопущенного тонированного стекла раздался знакомый голос:
– Садитесь, мой генерал! Надеюсь, «хвоста» за вами нет?
Эта была Оленька. Ольга Викторовна. Из красивой дурочки она превратилась в светскую даму. Это с лихвой компенсировало ее уже заметно увядающую прелесть. Похоже, в ее в жизни все было отлично.
– Ты знаешь, я иногда вспоминаю эти твои «шифровальные блокноты». Скажи мне честно, ты тогда сразу на меня сильно запал? Долго ты планировал эту аферу?
– И в мыслях ничего подобного не было. Меня понесло в тот момент, когда ты спросила «А что вы тут делаете?»
– Соври мне, генерал. Скажи, что ты влюбился в меня до беспамятства с первого взгляда и любишь до сих пор. Сделай меня счастливой хоть на несколько минут.
– Брось. Тебе не идет имидж романтической дурочки, обделенной любовью. Я скорее поверю, что мы с кубинцами все-таки прорыли туннель от Москвы до Пентагона. Ты всегда знала, когда и с кем нужно «пошифровать», чтоб все у тебя было хорошо.
– Ну, я тоже что-то не припоминаю, чтоб ты мне делал предложение...
– Тебе повезло!
– Думаешь?
– Знаю.
– Ну ладно, где уж нам с вами тягаться в искусстве придуриваться. Думаешь, я и теперь не знаю, кто был тем «эстонцем-нелегалом»? Кретин! Весь пароход сутки на ушах стоял.
– Ага. Особенно твой престарелый бой-френд. Как я веселился, когда он, как ужаленный, понесся к помполиту. И подружку свою юную бросил. А если б злодей нелегал ее в заложницы взял?
(После отхода из Одессы «наука» отметила первый в жизни выход в море некоторых коллег. Попили. Уже ночью я пошел вынимать из нычки на пеленгаторной палубе спрятанные от таможни доллары и водку. Пока сам нашел то, что так старательно прятал, прошло время. И надо же! Когда вылазил из нычки, чуть не спрыгнул на устроившуюся прямо подо мной парочку! Старый козел самозабвенно тискал Ольгу Викторовну. Он меня, естественно, увидел. Что делать?
Спалился!!! Стоп! Здесь же совершенно темно. Ну, увидел он кого-то. А кого? Главное, чтоб не успел ничего спросить. Отвечу – по голосу узнает. И тут вдруг неожиданно для самого себя я отморозил с эстонским акцентом:
– А скашитте пошалустта, до Турции есче даллекко?)

«… А что ты там торчал под дождем? – С одной работы добираюсь на вторую работу.
– Не секрет? – Нет. Охранником вот на этом СТО. – Фи, мой генерал! Как это пошло! В ваши-то годы…Правильно мы тогда с мамой все решили. Из этого кадра толку не будет. Нет в тебе основательности. Солидности. Одни эти твои клоунские выходки чего стоят! И слово ж какое подобрал для дурости своей – перформанс! Ветер в голове. Залет на залете. С флота вышибут обязательно – Уже. – Что уже? – Уже давно вышибли. – Небось, пьешь? – А что, должен? – Просто я научилась анализировать и делать выводы. По тебе не очень заметно. – Остатки былого здоровья выручают. – Женат? Дети? – Жена ушла. Давно. – Понятно. Денег дать? – Спасибо. Хватает. Я еще рано утром на хлебовозке подрабатываю. – А ты молодец. С твоими-то доходами еще умудряешься более-менее прилично одеваться. Бедненько, но чистое и не мятое. Ну, все, приехали. Телефон не даю. А то еще в следующем запое начнешь звонить нажратый, денег на опохмелку клянчить. – Не исключено. – У тебя, конечно, мобильного нет? – Откуда…Не по средствам. – Ну, он мне, собственно, и не к чему. Нужно будет машину помыть, я подъеду и так».
Ее лицо изуродовала злорадная, презрительная улыбка: «Прощай, мой бедный, но гордый» сторож СТО! Какое счастье, что я тогда с тобой рассталась. А ведь уже строила такие планы! Любовь-морковь! Какой неординарный молодой человек! Хорошо, что мама настояла на своем. – Я же говорил, тебе повезло. Маме привет! Она у тебя мудрая женщина. Феноменальная проницательность, наверное, передалась тебе от нее по наследству. Прощай!».
Ауди с торжествующей Оленькой плавно отчалила от тротуара. Я долго стоял и смотрел ей вслед. Кем я был для нее? Одинокой ссутулившейся под дождем маленькой фигуркой в зеркале заднего вида… Даже как-то символично. Я – лишь отражение в зеркале, в котором все постепенно уменьшается и исчезает. Я – случайно возникший призрак из ее прошлой жизни, исчезающий в этом зеркале навсегда. Неудачник. Для нее существуют лишь те, кто еще впереди и те, кто уже сзади. Рядом, и уж тем более вместе с ней никого…Не спеша (все равно уже промок) побрел к СТО.
– Ну как, Макс?
– Можете забирать. Масло, фильтра поменяли. По ходовой никаких замечаний. Да что ей будет? Машина-то новая…
В ожидании, пока чуть прогреется двигатель, набрал домашний. «Привет, птичка! Как ты? Сынок как? Пошел на плавание? Да, голландцы мне дозвонились на мобильный. Нет. То, что они мне предлагали, меня не очень устраивает. Подождем. На сегодня я им нужен больше, чем они мне. Пусть хорошо добавят… Да, билеты забрал. Как обычно, через Стамбул – Бахрейн. Вылет послезавтра. Уже еду. Скоро буду дома…. Пока!»

Счастливой вахты!

…В камине весело потрескивали дрова, и плед мягко согревал ноги.
«…Иди-ка сюда, внучек, я тебе вчера обещал рассказать одну из своих историй. Вот так, правильно, садись поближе и слушай. Было это давным-давно, дедушка тогда был голубоглазым блондином 2-х метрового роста и гнул подковы одной рукой. Что? Подковы? Да откуда я знаю! Ну, не знаю я! Это просто выражение такое… В общем, рухнула империя нах, гм – развалился Советский Союз.
Ну да, именно та страна, которая угнетала Украину и ее прекрасный народ – все правильно, в ваших учебниках по истории так и написано. Вот-вот, потом великая Украина поднялась с колен и т.д. Короче, Киев переименовали в Святомайданск и юные петлюровцы… Что-что?
Ну ладно, пусть будут бандеровцы – неважно! – стоят в почетном карауле у мавзолея героини Украины Бабки Параски, вот…Что? Телефон? – Master.Yes, go ahead. …OK! come. На часах – 2:20.
Ночь в самом разгаре. Не открывая глаз, прыгаю из койки прямо в тапки (страшное нарушение техники безопасности, ежедневно повторяемое с особым цинизмом!), стремительным гепардом оказываюсь на мостике. Второй помощник докладывает, что вызвала буровая, и нужно идти к ней швартоваться. Дав необходимые команды, плетусь в кормовую часть мостика – там кофеварка…Закалапуцываю 3 ложки (с горой) НЕСКАФЕ – к черту сахар! Пока запустят главные двигатели, да пока якорь выберут, да идти к ним минут 20…
Успею еще отравиться и кофеином, и никотином. Ну да! Сигарета уже дымит в зубах…
Когда только успел ее прикурить??? Глаза постепенно привыкают к темноте. Просыпаюсь… Заурчали далеко внизу моих 6000 лошадок. «Секонд! Боцман уже на месте? Выбирайте якорь!». Взвыла и замигала сигнализация на консоли – управление машинами передано на мостик. Автоматически бросаю взгляд на тахометры и индикаторы разворота лопастей винтов. Порядок. Движениями пальцев пианиста-виртуоза (эко я завернул про свои короткие толстые пальцы на пухлых передних лапах!) пробежался по кнопкам панели. Подтвердил контроль с мостика. Мерзкие звуки, издаваемые сигнализацией, наконец стихли…Так…Рулевые машины в работе, переложил руль с борта на борт – все в порядке. Можно ехать…
Обжигаюсь слишком горячим кофе под непрерывный бубнеж 2-х УКВ-радиостанций, работающих на разных каналах. Эфир в Персидском заливе – это что-то! Все каналы плотно забиты сотнями судов и буровых вышек. Галдеж не прекращается ни на секунду. За несколько часов, проведенных на мостике под этот аккомпанемент, становишься закоренелым мизантропом и где-то даже расистом… Как-то становится явно слышно, что индийский акцент операторов с буровых особенно омерзителен, арабские вопли очень неприятны на слух, а переговоры на фарси иранских станций вообще действуют с эффектом куска пенопласта по стеклу. Добиваю чашку кофе одновременно с докладом боцмана о том, что якорь в клюзе. Буркаю в ответ по уоки токи: «OK. Stand by». Включаю монитор и выбираю камеру обзора полубака – надо убедиться, что дитя каменных джунглей Бомбея, таки-да, не забыло какой-либо процедуры…
«Экипажик» у меня! Не дай Бог никому! Матросики – скорее всего, никто из них никогда не посещал учебных заведений вообще. Очень бедная страна Индия… Какие из них матросы…Поначалу я пребывал в полной прострации, наблюдая за чудесами, которые они творят при выполнении элементарных операций – типа швартовка или выборка якоря. Остатки волос на голове и теле дыбом стояли! Ну да, человек – такая скотина, что ко всему привыкает…Однако, поехали! Выставляю разворот лопастей винта на 75%, пароход плавно начинает скользить по зеркальной поверхности (штиль полный!). В воде отражаются крупные, не по-нашему яркие звезды. Луны сегодня нет. Картинка – бутафория очередных Звездных Войн или Стартрека. Горизонта не видно, звезды сверху и звезды снизу, и мы плывем между ними, как галактические скитальцы. Антураж дополняют газоотделительные комплексы – огромные конструкции причудливых форм, разбросанные там и сям по нефтяному полю. Мерцающие разноцветными огнями, они выглядят, как фантастические космопорты. Втыкаю на компе Shiller из колонок (классная акустика!), колбасит транс… Летим, рассекая пространство и время (Еще одно грубейшее нарушение правил безопасности мореплавания – музыка на мостике!). Ну да ладно…Хозяин – барин…
В конце концов, я за все здесь несу ответственность, и в случае чего, отгребу по-полной.
Законы в Саудовской Аравии – суровей некуда…Стоп! Не будем о грустном!
Развертка радара мерцает зеленовато-синим, каким-то потусторонним цветом (ну, или типа, как цвет ксенонок на машинах «Реальных Пасанофф» – кому как больше нравится!).
О! Дистанция полторы мили уже. Да-а… Засмотрелся и замечтался. Или уже потихоньку втыкаю? Этакий сон наяву? Мысли заносит черти куда – похоже, что действительно втыкаю… Еще быстренько кофе! Успею! Сбросил до 40% разворот, теперь точно успею залить в себя еще кружечку. Ну, вот и попустило… Рявкаю в уоки-токи боцману, чтоб готовил якорь к отдаче, а моряков к аттракциону под названием «швартовка кормой с отдачей якоря и использованием двух швартовых, подаваемых с буровой платформы, концов на кормовые битенги». Включаю тусклый свет над штурманским столом – надо глянуть в таблицу приливов. Уроды поставили буровую таким образом, что при швартовке приливо-отливные течения (а они здесь шуруют 3-4, а иногда и больше узлов) направлены прямо в борт под углом 90 градусов, и при подходе пароход несет со страшной силой мимо кассы. Sorry. Мимо буровой. И никакие 6000 лошадей не помогают.
Ну и чего ждем? Это я второму помощнику уже… Запускайте Bow thruster! 2-oй – нормальный мужик. Румын. Дело свое знает, но иногда подтормаживает – 5 лет работы в заливе сказываются. Здоровее душевно здесь еще никто не становился…Ну, вот помигало-погудело, и заработал bow thruster. Это такая штука, которая по-русски называется долго и трудновыговариваемо – «носовое подруливающее устройство». Вкратце это труба в носу в подводной части судна, которая идет от борта до борта. В ней посредине находится винт с разворачивающимися лопастями. Когда нужно, он гонит струю воды перпендикулярно диаметральной плоскости судна и двигает нос в ту или иную сторону. Используя совместно два главных двигателя, рули и трастер, можно заставить пароход двигаться боком. Запищал GPS. 2 кабельтова до места отдачи якоря. Пялюсь в радар – доверяй, но проверяй!
Грунт здесь опутан паутиной трубопроводов, по которым шуруют под огромным давлением нефть и газ, да еще подводные кабеля злектро- и связи растянули. Ошибся на пару десятков метров, отдал якорь и… добро пожаловать в шариатский суд. Салам Алейкум! Стоп! Опять о грустном…По пеленгу и дистанции вроде действительно подходим. Рявкаю в рацию: «Сabin crew prepare for landing!» – содрал эту команду у пилотов самолетов, на которых летаю на контракты. Моряки уже привыкли к этим приколам... Это моя любимая команда! Экипажу приготовиться к посадке! Для меня она значит, что через считанные минуты я смогу обнять своих, которые меня встречают в аэропорту, очередной раз удивиться, какой же у меня быстрорастущий сын, и еще раз убедиться, как мне повезло с женой… И как пахнет воздух! Листьями, травами и морем… Здесь нет ни травы, ни деревьев. Красноватый песок. Знойное марево на горизонте, ощущение металлурга у жерла доменной печи. Марсианские пейзажи.
Ну, в нашем случае это значит, что боцманюра приготовил якорь к отдаче и стоит на старте, а матросики уже обрядились в каски и спасательные жилеты и стоят на корме.
Сбавляю ход до 4 узлов, подползаю на пеленг 110 и дистанцию 0,19 мили. Поработал трастером туда-сюда. Порядок. (Знаем мы эти приколы – иной раз ни с того, ни с сего то одна, то другая машинерия периодически говорит твердое мужское «НЕТ» и отказывается работать). Лучше уж еще раз проверить ДО ТОГО… Иначе «Господа Муллы! Мой подзащитный допустил небрежность при подготовке к маневрированию, и посему результатом этого стало…» Да чо ж меня так на журбу сегодня так пробивает?!
Так! Собрались! Курсор, выставленный на радаре, постепенно наползает на размытое по экрану пятно буровой. А течение, зараза, таки работает здорово! Явно ощущается боковое смещение… Вызываю радиооператора буровой по УКВ и сообщаю, какой конец подавать первым. Это очень важно. Если ошибешься, то канат толщиной с ногу чемпионки зимней олимпиады по фигурному катанию будет закреплен у тебя на корме, а другой его конец стационарно закреплен на одной из опор, на которых стоит платформа. Течение будет тебя сносить на эту опору, канат провиснет, ты будешь пытаться машинами отвести корму от опоры, слабина каната попадает под вращающиеся винты, машину клинит и… «мой подзащитный неправильно оценил силу и направление течения при швартовке, результатом чего стало…»
« Let go starboard anchor! 11 shackles in water! » Загрохотала, зарычала улетающая в клюз якорная цепь. Гребем вперед, скорость – 4 узла, держу прямо на их носовую опору, сейчас главное вовремя развернуться! Повернешь раньше – течением снесет, пока будешь пятиться кормой вперед, и лихой маневр превратится в долгую и позорную череду попыток выгрести обратно под ехидные вопросы оператора с вышки (типа: «Кэп, у вас там все нормально? Я отпущу своих людей – пусть они выспятся, пока ты подойдешь…)
Повернешь позже – не впишешься в циркуляцию и въедешь в опору или снесешь флэр бум, который торчит на 30 метров наружу и… «мой подзащитный неправильно оценил дистанцию при подходе в результате чего…». Пульс начинает в бешеном темпе колошматить в висках. Интересно, сколько там в минуту настукивает? Не меньше, чем 120, это точно! Все! Пора! Руки уже тянутся к штурвалу и рукояткам машин… нет! Еще чуть-чуть… Еще…Еще совсем немножко…Руль на правый борт. Трастер туда же. Левая машина-60 % вперед. Правая-80% назад… Все, пошел, полетел вправо! С креном, со свистом турбин разворачиваемся на месте. Боцман! Держать якорь! Выставляю все по нолям, перевожу контроль управления на кормовую консоль (опять сигнализация верещит!) и бегом на кормовой пульт! Так…Красиво получилось! Корма проходит очень близко от опоры… Ух, какой я крутой ботхэндлер! С буровой кран уже вывел стрелу, на гаке болтается швартовый конец. Так! Теперь меееееедленно сунемся кормой вперед…..
Задвигаем корму метров на 10 ПОД корпус буровой…Боцман!!!!!! Я сказал, держать якорь! Вот зараза! Течение начинает заваливать нос, а этот балбес потравил цепь, и она его не удерживает…Трастер – 100% вправо! Ага! Остановился нос… Пошел потихоньку… пошел… Так! Машины в раздрай, а то нос пошел в одну сторону, а корма, соответственно, в другую – пароход крутится вокруг центра, как флюгер. Сбавляем трастер.
Есть! Пошел боком в сторону опоры... Руки напряглись почему-то, как будто что-то очень тяжелое пытаюсь поднять – мышцы аж закаменели…Подвожу корму на 3 метра к опоре.
Видно плохо – борт довольно высокий и перекрывает уже пространство между опорой и судном. Давайте, орлы! Шустрее! Выбирайте слабину и быстренько крепите! Сэконд! Ну что там? Мне отсюда не видно, закрепили конец уже?.. ОК. Так, давайте с левого борта заводите. Машины по нолям. Пароход плавно съезжает по течению в сторону противоположной опоры. Нам это и нужно! Опа-на! Мы не только в сторону дрейфуем, но и под корпус буровой заползаем! Тэ-эк! Толкаю правой машиной чуть вперед…Хорошо...
Конец постепенно набивается и уже не дает корме идти дальше к противоположной опоре. Зато течение подхватывает нос и прет его в сторону. А мы трастер воткнем процентов на 70! Да… Вижу… Крепят... Боцман! Вира якорь! Загудел брашпиль, цепь с лязгом медленно ползет из клюза на барабан лебедки. Цепь набивается, оттаскивая судно от буровой. Швартовые концы тоже набились в струну. ФЫСЕ! Секонд, позвони в машину – пусть останавливают. Смотри за погодой – если ветер усилится до 20 узлов – вызывай меня.
Я пойду к себе в каюту. Устал что-то…Пятая швартовка за сутки…Хорошо еще, что погода – штиль... И музыку выруби, будут вызывать, а ты не услышишь... Что? Так я ж – другое дело! Вон смотри, уже подают шланги. Давай, держи все под контролем, напомни нашим Маугли, чтоб не шастали под стрелой крана, а то прибьет кого-нибудь, и станет в Индии уже не миллиард населения, а поменьше… Неохота круглую цифру портить!
Ну ладно, сэконд. «Thanks and have a good watch!»


А это - страницы форума, посвящённые Сабаненко -http://ilhome.org/forum/archive/index.php/t-30795.html.

Светлая память этому человеку, моряку и писателю!

* Фотография И.Сабаненко - с вышеприведенного сайта.



Мне нравится:
0

Рубрика произведения: Проза ~ Юмор
Количество рецензий: 0
Количество просмотров: 34
Опубликовано: 01.07.2019 в 18:08
© Copyright: Михаил Бортников
Просмотреть профиль автора






Есть вопросы?
Мы всегда рады помочь!Напишите нам, и мы свяжемся с Вами в ближайшее время!
1