Повод


Повод
Введение Так мало, нужно сделать для того, чтобы стать счастливым человеком... Мы не позволяем себе быть счастливыми просто так, это кажется подозрительно просто и порой, даже воспринимается как абсурд. Мы ищем для счастья повод, хотя бы даже для того чтобы лишь прикоснуться к нему. И пусть оно витает повсюду, само идёт к нам в руки и всячески стремиться проникнуть в нас... Мы не подпускаем его близко априори..., без повода мы способны лишь переживать!
Повод - Здравствуйте, здравствуйте, рады вас видеть, - с позитивным настроем выдавал заказ менеджер местной мастерской Вениамину, парню, простоватой внешности двадцати восьми лет.
- Мы немного задержали по срокам, гравировщик болел, прошу прощения, но зато сделали всё в лучшем виде. Принимайте работу,
- Ладно, что же теперь, бывает, главное, что успели к сегодняшнему дню, это был последний срок. Проверять не нужно?
- Обижаете, у нас строжайший контроль качества, но если не доверяете – то конечно, я могу распаковать, всё посмотрите сами.
Коробочка, выданная парню, была аккуратно упакована, распаковать её было целое дело.
- Хорошо, проверю дома, если что – принесу.
- Нет проблем, конечно! – добродушно улыбаясь, ответил менеджер.
Вениамин оплатил вторую часть суммы и вышел из мастерской.
- Ох и зануда, - проводил его взглядом сотрудник компании, - слышишь Петь?
Из цеха выглянул рослый парень в фартуке, пробасив, косясь в окно:
- Это он тебе названивал неделю?
- Он самый. Заказал на две копейки, а спрашивает, как будто мы ему делали заказ века. Есть же люди дотошные.
- Забей, братуха.
- Да, в сфере услуг без таких вот экземпляров никуда. Ладно, давай начинать уже ангелочков, заявка на их гравировку две недели назад поступил, обнаружил его сегодня случайно.

Развернув дома свой заказ, результатом Вениамин остался доволен. Два эксклюзивных хрустальных бокала с выгравированными именами «Вениамин» и «Дарья» красовались из серых свёртков бумаги.
- Да..., она оценит мои старания, обязательно оценит, - прошептал счастливый парень.
Он осмотрел бокалы со всех сторон и бережно с любовью стал заворачивать их в почтовую посылку, трепетно предвкушая момент получения этого подарка его девушкой.
Бумажный макинтош, оберегающий хрусталь, был заботливо обёрнут в пузырьковую подложку, далее в красивую яркую подарочную обёртку и лишь потом уже в грубую почтовую картонную коробочку. Вениамин наклеил соответствующие этикетки, заполнил информационную табличку с получателем и отправителем, после чего прижал посылку к сердцу, мечтательно смыкая веки. К концу рабочего дня, в прекрасном расположении духа, парень отправился с посылкой в ближайшее почтовое отделение.
Работница почтового отдела, Зоя Михайловна, дородная женщина способная преподать целый курс по хамству и унижению рядового обывателя в любой жизненной ситуации, смиренно сидела перед компьютером, старательно добивая очередную раскладку пасьянса.
Вениамин зашёл в почтовое отделение, радостно для себя отметил удачный момент, не обнаружив ни одного посетителя, и на вершине благородства, самоотречения и нескрываемого счастья продефилировал к стойке.
- Здравствуйте, - миротворчески начал он, - я хотел бы отправить вот эту посылку.
Зоя Михайловна не отреагировала на возглас парня ни одной мимической ноткой. Грузная женщина самозабвенно занималась своим делом, будто в отделении кроме неё никого нет.
Парень выждал некоторое время и, не дождавшись реакции, вежливо повторил обращение:
- Здравствуйте, я хотел бы отправить посылочку, можно?
Работница почтового отделения тяжко вздохнула, после чего стала усиленно щёлкать мышкой, пристально глядя в монитор компьютера. Посетителя она не замечала в упор.
Парень не нашёл ничего лучше, чем прокашляться, стараясь таким образом привлечь внимание и вместе с тем не показаться грубым.
- Чё раскашлялся тут? – неожиданно прокричала Зоя Михайловна, продемонстрировав не наигранную вспышку ярости, - болеешь – сиди дома, нечего шляться по общественным местам. Припёрся тут, понимаешь, кашляет. Заразить нас всех тут решил что ли? Никакого уважения к людям.
- Всех? - Заикаясь от волнения, промямлил Вениамин.
Парень осмотрелся по сторонам, не понимая, кого имеет ввиду работница почты кроме себя.
- Люди ходят, что непонятного? – продолжила свои нападки дама, не снижая тон, - Кто с соплями, кто с кашлем. Вас много - я одна. Каждый так по разу кашлянёт, и нет меня! Кто посылки твои будет передавать?
- Да нет, я вовсе не болен, - мило улыбаясь, осторожно произнёс Вениамин.
- Не болен? Чё кашляешь тогда? Подавился что ли? Повернись, хлопну по спине! – на давая опомниться, приказала грузная дама, вставая со своего места.
Парень попытался объясниться, отнекиваясь, волнуясь и заикаясь.
- Повернулся, сказала! – раздался однозначный приказ, не терпящий никаких пререканий. - Наклонись! Чуть ниже! Вот так!
Молодой человек не посмел перечить, и послушно выполнил требования женщины находящейся в совершенно иной весовой категории.
Труженица отделения хлобыстнула парня по спине ладонью два раза так, что тот потерял сознание и упал лицом прямо на стойку. Посылка вылетела из его рук и проскакала по полу.
Зоя Михайловна ничуть не смутилась. Она взяла крепкой рукой парня за шиворот и основательно встряхнув, произнесла:
- Э-э... Боец? Ты там как? Помер что ли? Поздновато так-то, мне уже домой пора. Обычно в нашем отделении мрут ближе к четырём - пяти чесам. Да и то, старушки в основном. ЭЭ... вояка?
Послушав дыхание, точнее его отсутствие, женщина изобразила на лице неизбежность.
- Похоже, откинулся малец. Пришёл, накашлял тут всякой заразы, да ещё и помер под конец рабочего дня. Никакого уважения к людям.
Зоя Михайловна невозмутимо прошла к стационарному телефону, набрала какой-то номер и спокойно спросила:
- Алё? Семёныч...? Я.
Посмеявшись горловым смехом над шуткой коллеги, женщина продолжила:
- Да тут ещё сижу, ну. Ну чего, заводи свой катафалк, жмур у меня. Опять. Ага.
Вениамин подал первые признаки жизни, зашевелился и потихоньку начал вставать.
- Семёныч? Погодь заводить, - прокричала в трубку работниц почтового отделения, - зашевелился жмур. А? Да, нормально всё, говорю! Ложная тревога.
Положив трубку, женщина любезно помогла парню встать.
- Ооо... поколение-то нынче пошло, - досадливо протянула она, - дунешь, оно и падает.
- Так это вы так дунули? – прохрипел трясущимся голосом Вениамин, приходя в себя. - Ничего себе, у меня было чувство, что меня трамваем переехало.
- Это я ещё не дунула, только вдохнула. Но дуну! Если будешь тут болтать, что попало. Чё хотел?
- Я? - растерявшись, уже и забыв, зачем пришёл, - промолвил парень.
- Ну а кто тут припёрся, мешает мне пасьянс косынку собирать? И так карта нифига не идёт, так ещё и прутся со своими посылками. Посылка у тебя была там какая-то. Давай сюда.
- Посылка? А...
- Два! – передразнивая, крикнула дама. Это возымело нужный эффект, и парень быстро стал приходить в себя, воспоминания вернулись.
- Да, да, посылка. Вот, я тут... в общем. Отправить, - протараторил он.
Вениамин поднял посылку с пола, осмотрел её и передал работнице почтового отделения, которая взвесила коробочку, проверила данные и вдруг уставилась на парня удивлёнными глазами как на дурака.
- Что-то не так? – видя странную реакцию, спросил парень.
- Да ты в своём уме, приятель? – вспылила Зоя Михайловна.
- Я не понимаю..., - искренне пытался понять, Вениамин, что к чему.
- Я и вижу, что какой-то ты неадекваша...
- Да в чём дело-то?
- Адрес отправления и адрес отправителя правильно указан? – сдерживая себя, спросила труженица отделения, вручив посылку обратно.
Вениамин всё перепроверил и одобрительно заявил:
- Да, всё верно!
Он попытался вновь дать посылку женщине, но та отмахнулась:
- Да не надо мне её, нашёл дурочку.
- Что такое? В чём дело? – зашумел теперь уже Вениамин.
- В чём дело, спрашиваешь? Я скажу, в чём дело! Это соседние дома. Ты сюда дольше топал, чтобы принести эту посылку, чем прошёл бы расстояние между адресом отправителя и адресом получателя. Забери! Прямо сейчас на обратном пути сам и занеси её по адресу. Мне как будто больше заняться нечем. У нас тут серьёзная организация, мы шутки шутить не любим! Соседний дом, он посылку принёс. Что за баловство?
Вениамин тяжело вздохнул, обречённо посмотрел на свою посылку, и попытался объяснить суть вопроса:
- Понимаете, я не могу лично вручить это адресату. Верней не то чтобы не могу..., - задумчиво поправил он сам себя, старательно подбирая слова. – Могу физически, но не могу психологически.
- Чё так? – заинтересовалась дама.
- Дело в том, что это подарок моей девушке.
- У тебя есть девушка? – искренне удивилась Зоя Михайловна, - Да ладно?
- Ну..., она, по крайней мере, ни разу мне не дала...
- Это как раз понятно! – насмешливо перебила женщина.
- ... понять обратного, - договорил Вениамин..
- А, ты об этом. Так что тут понимать? Отношения либо есть, либо их нет.
- Не всё так просто. Мы дружим с ней уже три года.
- Дружим? – вновь с насмешкой перебила работница отделения. - Извини, ты сказал, дружим?
- Ну, да, а что тут такого?
- Я это слово последний раз в песочнице слышала лет сорок назад.
Зоя Михайловна залилась горловым дурацким смехом, косясь на парня, что-то там себе соображая.
- Обычно, когда между парнем и девушкой есть отношения, - продолжила она, - то говорят, что они встречаются!
- Встречаемся?
Вениамин смутился.
- Нет, я не могу сказать, что мы встречаемся..., мы дружим.
- Погоди-погоди, я вот тут подумала... А эта девушка знает, что она твоя девушка? – подозрительно слукавила пытливая дама.
Парень не на шутку задумался, но всё же ответил, хоть и не сразу:
- Я думаю – да.
- Понятно. Вы дружите. Я бы даже сказала, что дружишь только ты. Ну и что там с этой девушкой?
- Я попросил бы!
- Че хотел? Бланк? Открытку? – не поняла Зоя Михайловна.
- Я..., я попросил бы не делать скоропалительных выводов на наш счёт, у вас, что есть диплом в области женской психологии?
- Приятель, - сочувственно произнесла грузная женщина, - у меня башка женская на плечах стоит, так не видно?
И она указала своим толстым указательным пальцем куда-то в область шеи.
- Это ничего не меняет, вы ничего не знаете о нас, поэтому я не вижу смысла здесь с вами что-то обсуждать.
- Так! – прокатился по отделению почты очередной командный глас. Вениамин от неожиданности подкосился в коленках и скрючился в три погибели.
- Осмелел что ли? – набирая обороты, продолжила нападки бюджетница. - Я что здесь, по-твоему, должна слушать только бабкины сплетни да их ворчание по поводу недополученных зажатых мне чаевых?
Парень в ответ, молча лупал глазами.
- Сейчас быстренько взял и рассказал тёте всё в подробностях, где встретились, когда, за какие заслуги эта девица с тобой нянчится! Ну?
Парень, опасаясь сделать неверный жест и что-то сказать не так, сделал робкую попытку убежать из этого почтового отделения, чтобы как можно быстрее избавиться от местного тирана, но далеко убежать не удалось.
- Стоять! – раздался пугающий вопль.
Вениамин машинально вытянулся по стойке смирно. Зоя Михайловна довольно улыбнулась. Она вышла из рабочей зоны и подошла к парню, который стоял ни жив, ни мёртв, от обслуживания столь непредсказуемой работницы, совершенно не зная чего ожидать ещё от этой сумбурной бабы. Но вопреки ожиданиям, она похлопала парня по плечу мягко, по-дружески.
- Да ладно, расслабься. Всё нормально. Чего всполошился, в самом деле. Давай сюда свою посылку, отошлём, как полагается.
- Правда? – опасливо спросил Вениамин.
- Нет, блин, шучу! – ответила работница, взявшись за посылку двумя руками. Но парень не спешил её отдавать. Он вцепился в неё, как в самое ценное в жизни, поскольку ни доверия, ни расположения к работнице почтового отделения совершенно не возникало.
Перетягивание посылки длилось не долго, буквально до первого хруста, донёсшегося откуда-то из глубины коробочки.
Борцы замерли в исступлении.
Зоя Михайловна ослабила хватку, сомнительно посмотрела на посылку и вопросительно указала своим толстым пальцем на смятую коробочку в руках парня.
- Ненавижу! – раздался отчаянный вопль Вениамина.
Парень поспешил оставить злосчастное отделение, прихватив с собой скомканную коробчонку.

Работница виновато пожала плечами, сама не зная зачем, и вернулась на своё рабочее место, чтобы закончить последние штрихи уходящего дня.
На пороге отделения вновь показался Вениамин. Он выглядел весьма подавленным.
- Ну и что мне теперь делать? – тихо и печально произнёс он, обращаясь к пустоте.
Зоя Михайловна сочувственно посмотрела на парня, частично осознавая свою вину. Ей захотелось реабилитироваться.
- Для начала давай поймём, что здесь нафиг происходит, - относительно спокойно ответила дама. - А от этого уже будем плясать. Расскажи всё по порядку, что в коробке... было, и чего ты этим своим посланием, хотел достичь?
Вениамин потёр лоб, посмотрел на работницу почтового отделения, которая как-то вдруг уже стала казаться не такой уж и чужой, и начал свой рассказ, параллельно
распаковывая многострадальную разбитую посылку:
- Три года назад в очереди к стоматологу я встретил очаровательную девушку. Она заняла за мной очередь в регистратуру, спросила, кто последний, я ответил что я, она встала за мной. Я когда только услышал её голос, сразу влюбился в неё. Она стояла за мной всё это время, от неё так хорошо веяло лёгким запахом духов. Она была так прекрасна и свежа. Я совершенно забыл о том, что у меня болит зуб. Стоял и наслаждался её присутствием... Потом мы сидели рядом у кабинета, она что-то писала. Она даже разок мне улыбнулась. А когда я вышел из кабинета, её не было, видимо пригласили к другому врачу. Я спрятался за углом клиники и стал караулить её. Минут через пятнадцать она вышла и направилась домой. Я проследил за ней и узнал её адрес.
- Парень, да ты маньяк какой-то, - возразила женщина. - Почему было просто не подойти и не поговорить с ней?
- Подойти? Вы что смеётесь? Как? Как я с ней заговорю, о чём?
- Так, ладно, спорить не будем. Ну и что дальше?
- Ну и всё!
- В смысле всё?
- В прямом смысле всё. Больше я с ней не встречался так чтобы лично. Вижу иногда её на улице издалека, но редко. Если идём навстречу друг другу, то меняю траекторию и обхожу стороной. Вот, шлю ей подарки каждый год. С учётом времени по доставке, эта посылка должна была как раз прийти к ней в дату нашего знакомства, тогда у стоматолога.
Работница почтового отделения выразила крайнее удивление. Двойственные чувства превалировали у неё в отношении адекватности оппонента. Эти чувства как раз и отразились на лице дамы.
Вениамин в это время закончил распаковку своей посылки и достал оттуда два битых фужера.
- Вот, - продемонстрировал он остатки сувенира, - сделал их на заказ, кучу денег отдал. Выгравировал на них наши имена.
Зоя Михайловна посмотрела на осколки и попыталась зачитать надпись вслух по слогам:
- Так, чё тут... «Ве-ни-а-мин», а на том? Дар...
- Вот ещё кусочек стекла, здесь продолжение, подсуетился парень.
- Дарья! Её значит, Даша зовут.
- Не Даша! – возмутился Вениамин, - а Дарья!
- Ух ты Боже ж...
- Между прочим!
- А откуда ты узнал, Казанова, что ту девушку Дашей...
Дама осеклась, глядя на реакцию, и тут же исправилась:
- Простите... Дарьей зовут. Ты же с ней, как я поняла, ни разу не общался.
- Как же не общался? Я же рассказывал!
- А, ну да, в очереди ответил «я».
- Вот!
- Что вот?
- Какой-никакой диалог.
Работница почтового отделения, удивляясь такой смехотворной глупости, покачала головой.
- Откуда ты знаешь её имя, спрашиваю?
- Да как откуда? Она же за мной в очереди стояла, назвала свою фамилию, имя, чтобы её карточку нашли. Она и адрес называла, только я не запомнил, отвлёкся, поэтому пришлось за ней следить.
- Ну ты...
- Молодец, да? - восхищаясь собой, произнёс Вениамин.
- Да уж..., - стараясь не обидеть парня, протянула грузная женщина. - Значит она твоя девушка?
- Ага!
- А ты её парень?
- Ну, типа того.
- Как тебя там...
Зоя Михайловна кинула взгляд на фужеры, чтобы освежить имя извращённого посетителя.
- Ве-ни-а-мин..., - по слогам прочитала она не употребляемое прежде в лексиконе слово.
- Да, это я.
- Да поняла уже! Я так понимаю, Вен...ми..., - попытки выговорить имя не увенчались удачей.
- Ве-ни-а -мин! – помог выговорить парень, так, что имя прозвучало хором на два голоса.
- ... что до этого у тебя девушки не было?
- Да, она моя первая любовь! Самая чистая, самая светлая.
- Ага. Соответственно, после неё тоже, не было.
- Чего?
- Да ни чего, а кого! Девушки!
-Я порядочный человек, - возмутился джентльмен, - вы что такое говорите. У меня уже есть девушка, я ни с кем и никогда, пока у меня есть кто-то!
- А эта «кто-то», знает, что она у тебя есть? – нервно вспылила работница.
- Конечно, знает! – так же нервно ответил возлюбленный. - Я же ей уже два года отправляю подарки ко дню нашего знакомства! Ясно – понятно, она знает обо мне.
- Дебил ты, а не Вемн..., - вновь запуталась в имени Зоя Михайловна.
- Ве-ни-а -мин! – опять прокатилось по отделению многоголосье на распев.
- Да, - достаточно сдержанно произнёс парень, - когда человек влюблён, он часто слывёт в глазах обывателя дураком, это нормально.
Женщина скептически качнула головой. Взгляд её остановился на посылке парня, точнее на указанном адресе отправителя. Зоя Михайловна что-то усердно припоминала. Заметив странный взгляд работницы, устремлённый на посылку, Вениамин спросил:
- Что?
- Погоди-ка...
- Да чего?
- Да что-то адрес больно знакомый ты указал.
- Я два раза отправлял свои посылки с вашего отделения по этому адресу. В том году и позапрошлом. Вот и запомнили наверно.
- Ты что смеёшься? Через нас столько адресов проходит каждый день. Нет, дело не в этом, - серьёзно резюмировала труженица.
Парень в ожидании смотрел на тётку, но думал при этом о своём, как незаметно склеить разбитые элементы или срочно придумывать что-то более оригинальное...
- Жди здесь, я сейчас, - вдруг оборвал размышления парня звонкий сильный голос.
Работница почтового отделения скрылась за углом. Вениамин не очень понимал, чего ему следует ждать, что придумал пытливый женский ум, но выбор у него был не велик.
Зоя Михайловна вернулась относительно быстро, в руках она держала две похожие коробочки, что и та, которую принёс на отправку парень.
- Твои? – с сожалением спросила она, протянув коробки Вениамину.
Парень с ужасом уставился на пыльные посылки.
- Мои... Что они делают здесь у вас?
- Мы тут как раз инвентаризацию делали на прошлой неделе. Среди затерянных посылок нашли вот эти две.
Вениамин вдруг увидел, что его посылки вскрыты. Он не смог сдержать своего негодования:
- Так почему они здесь у вас? Почему их не отправили и почему, чёрт возьми, они открыты?
Зоя Михайловна держалась возмутительно спокойно:
- Почему не отправили – не знаю. Говорю же, нашли их среди затерявшихся посылок. Когда нашли, посмотрели даты. Ну а коль, уже прошло много времени, и никто не спохватился, значит, они уже ничьи. Значит они уже наши. Бонус почтовой службе! А ты думал, мы тут за зарплату работаем? Не смеши меня. На зарплату, которую нам платят можно прожить максимум неделю, да и то, очень скромно. А всё остальное – это бонусы. Чаевые с пенсий, где в посылке затерявшейся деньги наёдешь. Смешные такие, ещё прячут в коробки с конфетами. Где какую безделушку вытащишь. Всё что нам не пригождается - распродаём через доску объявлений. Бывают ведь и крупные посылки и достаточно дорогие. Так что в целом ничего, жить можно. В твоей коробке ничего ценного мы не нашли. Какая-то фигня из дерева была, как сейчас помню, в одной коробке, а в другой... а в другой не помню.
- И где всё это? – сквозь зубы вымолвил парень, готовый броситься на работницу почтового отделения в следующую секунду.
- Весь хлам мы выбрасываем!
- Хлам? Да я над этой деревянной фигуркой почти месяц сидел! Пытался вырезать её силуэт, силуэт Дарьи по памяти. А во второй коробочке было два камушка с побережья Сочи. Это не простые камешки, они были с дырочками, я их долго искал, нашёл. Камень с природной дырочкой – это большая редкость. Если такой найдёшь, нужно одеть его на шею, на какую-нибудь верёвочку, и носить. И будет счастье.
- А, да, точно, камни, выкидывали мы какие-то камешки. Ну и зачем ты ей тогда два камня послал? Один бы себе надел, был бы счастлив, а так видишь, как оно всё через пень - колоду получается у тебя.
Ярость Вениамина спала. Теперь уже было всё равно, всё в раз померкло и стало серым в этом мире. Он отшатнулся от стойки информации, обернулся к окну и опустив голову, через некоторое время ответил:
- Я надеялся, что мы наденем эти камни вместе. Ждал, что наступит день, когда я смогу к ней подойти вот так просто на улице и спросить, понравились ли ей мои подарки. Мои подарки – это были не просто подарки, это был повод подойти и заговорить с ней.
Тихая печаль всколыхнула своей вуалью поток тяжёлого застоявшегося воздуха в коридорчике почтового отделения. Лёгкая, едва заметная волна эмоций ранила сердце бывалой даме.
Зоя Михайловна опустила глаза и даже немного отвернулась, чтобы не показывать свою слабость, о которой прежде она и сама не ведала.
- Значит, она... не получила от меня ни одной посылки. И все эти годы я жил с пустой иллюзией, что у меня кто-то есть... Ложился спать каждый день и видел её..., представлял, как она смотрит перед сном на мою фигурку из дерева, как хвастается перед подругами камнями с дырочками, у них таких наверняка нет. Она даже не знает, что я существую, и может даже ... а скорей всего так оно и есть, не обратила на меня никакого внимания тогда в очереди в регистратуру. Какой же я дурак...
Парень присел на стоящий у двери стул и обхватил голову руками. Зоя Михайловна быстро пришла в былую форму и провозгласила:
- Это хорошо, что к тебе наконец-то стало приходить здравое понимание ситуации. И знаешь, что я тебе скажу, мой дорогой? То, что твои посылки не дошли до этой девушки – это вообще никак не повлияло на исход вашей, точнее твоей дружбы. Кто же так за девушками ухаживает? Понравилась она тебе, так в чём проблема, скажи ей об этом! Не важно - как! Не можешь сказать лично – напиши письмо, тем более, что ты знаешь её адрес. И через почту это делать совершенно не обязательно, если хочешь быть уверен, что твой посыл дошёл. Слыхал пословицу, «хочешь сделать хорошо – сделай сам»? Так сделай сам! Почтовый ящик принимает письма ото всех, не только конверты с официальным штампом. Так чего ты три года мозги крутил? Напиши ей письмо, прямо сегодня, прямо сейчас, а на обратном пути закинешь его в её почтовый ящик. Вот уже тогда можно будет чего-то ждать, но и то не долго!
- А чего ждать? И сколько времени? Вдруг она мне откажет? – пребывая в прострации, ответил парень, приподняв голову.
- Наверняка откажет, я бы отказала, по крайней мере, если бы не сразу получив письмо, то при личной встрече точно! Но это хотя бы внесло бы какую-то ясность. А так ты мечешься, ни себе ни людям. Это неправильно!
- А почему это вы бы мне отказали? Что со мной не так?
- Ты прикалываешься что ли, парнишка? Ты мне скажи лучше, что в тебе так? У тебя всё не так, начиная с имени. Что это за имя такое вообще, Винмни... – в очередной раз попыталась выговорить это имя работница отделения.
- Ве-ни-а -мин! – традиционно хором с парнем поддалось огласке имя.
- Это же не имя, а издевательство над людьми!
- До вас никто не жаловался!
- Это потому что до меня ты видимо ни с кем не общался толком... Венмни...
- Ве-ни-а -мин! – вновь дуэтом исполнили оппоненты.
- Да запомните уже, наконец. Так хорошо, имя! Что ещё?
- Ещё? Да всё! Твоя неуверенность, твои поступки, твоя манера речи... Ты что книжек начитался конца 17-го века?
- Было дело! Что в этом плохого?
- Это здорово, что читаешь, но ты живёшь-то в двадцать первом веке, так и говори на том языке, на котором тебя способны понять!
- Я бы попросил..., - передразнивая Вениамина, пролепетала дама.
- Я бы попросил! – возмутился хозяин реплики.
- Вот-вот, и я о том же! Кто так нынче говорит? Не «я бы попросил», сказал бы, а «рот закрой»!
- Рот закрой! – яростно выкрикнул Вениамин. Чувствовалось в этой интонации что наболело.
Зоя Михайловна отпрянула назад от неожиданности. Подобной выходки от парня она не ожидала. Притихнув, она растерянно посмотрела на молодого человека.
- Извините, - робко вымолвил Вениамин.
- Нет так, пожалуй, не стоит, придумаем что-нибудь другое, а так хорошо... В целом... Молодец. Значит так, вот тебе лист бумаги, вот ручка.
Женщина достала из тумбочки чистый лист бумаги, взяла ручку, конверт и подала всё это не сложившемуся ухажёру.
- Конверт тебе так и быть подарю, - добавила она, - из личных запасов. Пиши!
- А что писать?
- Сам ты ничего, вижу, путного не напишешь, пиши под диктовку! Как её зовут эту девчонку? Даша, кажется?
- Дарья!
- Пиши. Дарья, запятую поставь. Некоторое время назад я был пленён вашей красотой и льющимся мелодичным голосом. Потерял дар речи и всяческую способность здраво мыслить, поэтому не рискнул подойти. Вы простите меня, что вот так вторгаюсь в ваше пространство своим письмом, просто вы мне очень сильно понравились. Вопрос чувств очень тонкий, поэтому мне намного проще было выяснить ваш домашний адрес и обратиться именно через письмо, нежели подойти на улице выдумав какой-нибудь несуразный предлог для знакомства. Дарья, если вы мне не ответите, я всё пойму, разумеется, допускаю, что такая шикарная девушка вряд ли свободна, но если вы мне ответите на это письмо, я буду безгранично счастлив хотя бы уже тем, что увижу в своём почтовом ящике призрачную надежду. С уважением, трепетом и самыми светлыми чувствами.
Парень, то и дело, поглядывал на работницу почтового отделения, с немым вопросом, пока записывал под диктовку строки.
- Написал что ль?
- Да... написать-то написал, только вот...
- Чего? Мандражируешь? – ехидно сыграла интонацией работница.
- Это тоже, но в данном случае я о другом. Вы же сами сказали, что я общаюсь как-то... ну, несовременно, что ли. А тут в письме вы надиктовали мне такие слова... например: пленён, льющийся мелодичный голос, безгранично счастлив, призрачная надежда...
- Ты не путай письмо к девушке с повседневным общением. Её надо зацепить, понял? А для этого письмо должно быть нестандартным, интригующим и с изюминкой под нужным соусом осторожной, но грамотной лести!
- Вообще ничего не понял. Хорошо. Но надо хоть как-то о себе немного, наверное, рассказать в письме, раз...
- Не надо! – перебила его Зоя Михайловна. - Ты хочешь, чтобы она тебе ответила на письмо?
- Конечно, хочу!
- Тогда будь для неё немного загадкой, не раскрывай все карты сразу. Любопытство – прекрасное качество женщин, кстати, наша слабая сторона. Так пользуйся, дурачок.
- А..., спасибо.
- Ей станет интересно, кто, что, она спросит ответом, вот так потихоньку и завяжется ваша переписка, потом если не облажаешься, дело дойдёт до реальной встречи. Всё просто и не затянуто. Если всё сделаешь правильно, максимум месяц и она твоя, даже если у неё сейчас кто-нибудь и есть.
- Звучит заманчиво, но как я смогу всё сделать правильно? Она ответит, заинтересуется, мне потом ещё ответственней надо будет относиться к письму, чтобы не спугнуть. Это же каждая строка, как по минному полю...
- Ну, как - как..., - появились игривые нотки в голосе женщины. - Можешь приходить сюда, я тебе буду диктовать, так мы её и завоюем!
Парень с заинтересованностью посмотрел на работницу отделения.
Она какое-то время серьёзно смотрела в ответ, а потом залилась раскатистым смехом.
- Да шучу я! Мне конечно интересно, чем всё это у вас закончится, но ты мужик или кто? Давай уже там дальше сам. И не спеши вперёд батьки, как говорится. Ты ещё и письмо-то не отослал, а туда же, уже напланировал. Еще не факт что тебе придёт ответ. И вообще, духу-то хоть хватит, положить письмо в ящик этой девушке?
Вениамин пожал плечами.
- Эх, молодежь. Что за мужик нынче пошёл. Ладно, сослужу тебе службу. Вижу, что серьёзно ты залип к этой девице. Заполни адрес отправителя и получателя и давай письмо сюда. Лично занесу, прогуляюсь после работы, всё-таки как-никак, а наша вина есть в том, что твои эти... сувениры до адресата не дошли. Хотя толку от них было бы с гулькин нос.
Парень заполнил данные.
- Заполнил что ль? Ну-ка дай?
Вениамин протянул конверт с письмом. Работница проверила всё беглым профессиональным взглядом и резюмировала:
- Нормально. Всё! Будь уверен, сегодня же она письмо получит. Иди с богом, Казанова. Я думаю, что какой-нибудь ответ тебе придёт в любом случае, хотя бы даже из уважения. Внимание всем приятно, а нам, дамам, особенно, тем более от каких-никаких... ну, какие уж есть... мужчин.
Вениамин в смятении и волнении покинул почтовое отделение. Зоя Михайловна собралась уже было уходить, как вдруг парень опять влетел в коридор с требованием вернуть письмо обратно:
- Отдайте мне письмо!
- Это ещё зачем?
- Отдайте! Мне надо там..., кое-что дописать!
Зоя Михайловна недоверчиво посмотрела на парня, быстро взяла со стола конверт и протянула его парню. Тот моментально разорвал его на мелкие кусочки. Множество клочков бумаги устелили пол. Но Зоя Михайловна на удивление спокойно отреагировала на всё это, лишь спросив:
- Что? Полегчало?
- Да, немного. Не могу я так, не могу.
- Да ладно, забей. Не можешь и не надо. Иди.
Парень обречённо вздохнул, виновато посмотрел на обрывки письма, махнул рукой и вышел из отделения.
Убедившись в том, что парень всё-таки ушёл, женщина достала из кармана другой конверт, глянула на него мельком и положила обратно со словами:
- Иди-иди. Так я и отдала тебе письмо. Или я не знаю мужчин? Хоть бы смотрел, что разрывал. Всё-таки затерянные письма пригождаются, всё в этом мире не зря.
- Я напишу иначе, подумаю, как и что. Отнесёте тогда? – послышался до боли знакомый голос за спиной.
Вениамин опять нарисовался в коридоре.
Женщина обернулась, улыбнулась и достала из кармана письмо, демонстративно повертев им.
- Не надо ничего писать, всё уже написано. Иди отсюда и жди вестей.
- А вы та ещё пройдоха...
- Не первый год, как говорится, замужем. По-другому с вами нельзя.
Вениамин ушёл в смешанных чувства, а работница почтового отделения взяла в подсобке веник, совок, и направилась в коридор, убирать разлетевшиеся повсюду кусочки чьего-то недошедшего письма.

***

Дарья сидела дома одна, приглушённое освещение светильника выглядывало из-за её спины. Девушка писала письмо, трепетно представляя себе момент прочтения его получателем, пропуская каждую строчку через себя ни по одному разу. Она писала что-то очень важное, очень чувственное, обдумывая каждый речевой оборот. И вот письмо готово. Дарья прочитала его, задумалась, скомкала лист и выбросила его в урну, в котором уже было несколько скомканных пробных вариантов.
Новый чистый листок занял место на столе. Снова на лице девушки появился романтический настрой, все нежные светлые мечты и мысли отразились в глазах, мимике, произвольных жестах её тела.
Зазвонивший домашний телефон отвлёк от далёких мыслей. Реальность сомкнула двери перед восторженными мечтами. Нехотя девушка взяла трубку. Нежный голос её вопросил:
- Алло?
- Дарёнка, здравствуй. Не отвлекаю тебя?
- Ой, Люсь, привет. Нет, не занята..., не сильно.
- Чем занимается моя очаровательная подруга? – с каким-то скрытым подтекстом спросила Люся.
- С парнем переписываюсь со своим.
- С тем самым...? Далёким, но любимым?
- С тем самым, да. Связи там по-прежнему никакой нет, только через почту и общаемся.
- Не разделяю я твой выбор, Дашунь... Ты здесь, он где-то там...
- Ну, вот выбрала себе такого.
- Подруга, ты ведь ещё молодая, красивая, полная сил. Ну чего ты ведёшь себя так, как шестидесятилетняя бабка? Объясни мне, пожалуйста, какой смысл ждать у моря погоды, когда и в нашей заводи полно достойных вариантов?
- Люсь, не начинай а! У меня всё нормально, меня эти отношения устраивают.
- Знаю-знаю. Ну ладно, любишь – люби. Но может, сходишь со мной сегодня на одну встречу? Мой Костярик придёт с другом, отличный парень, кстати, что приятно, он сейчас свободен. Не плохой вариант! Ну не понравится – не понравится. Чем ты рискуешь? Что скажешь? Послушаешь совета подруги?
- Я послушала уже однажды тебя. Что забыла, каким на деле оказался твой прошлый неплохой вариант? Я, конечно, всё понимаю, время нынче такое, свобода слова, мышления и прочее, но говорить мерзости на первом свидании и руки распускать. Да пусть я буду десять тысяч раз несовременная, но чем водиться с такими - уж лучше быть одной. Тем более, что я не одна.
- Да, у Вадика в тот раз реально крышу сорвало, я честно прежде никогда раньше его таким не видела, за это извини ещё раз. Но ты знаешь, с другой стороны, я не знаю, как бы я себя вела, окажись я на его месте. Когда я парень, а передо мной сидит красотка, каких мало. Может, тут и нет ничего удивительного, что он чуток съехал с катушек. И вообще, со съехавшей крышей, лучше видно звёзды, ты не забывай об этом. Мой тебе жизненный совет. Так что ты ещё подумай десять раз, кто именно тебе нужен!
- Люсь!
- Подруга, я ведь тебе только добра желаю, я хочу, чтобы мы гуляли парами, я с Костей, ты со своим парнем, чтобы мы в кино вместе ходили, в кафе встречались, за покупками вместе ездили. Когда мы последний раз с тобой встречались? Как юность прошла, так и всё... а я не хочу, чтобы ты оставалась для меня где-то в прошлом, ты всегда была для меня лучшей подругой и будешь ей. Но ты же понимаешь, что время идёт, и что нам девушкам ждать чего-то, смысла нет никакого, нам надо действовать! Действовать дерзко и решительно, брать от жизни всё, иначе это всё достанется кому-то другому! Ладно другому, его в крайнем случае можно будет на себе женить, а если другой?
- Давай сменим тему, я не хочу об этом, извини, Люсь! Ты для меня тоже самая лучшая, была, есть и будешь!
- Люблю тебя!
- А я тебя!
- Как вообще поживаешь, что нового?
- Всё хорошо, вчера ходила на почту, хотела отправить письмо, но там народу было..., даже до почтового ящика пробиться не смогла. Но оно и к лучшему. Немного подправила письмо, рискну сегодня...
- В общем, всё нормально?
- Нормально, меня всё устраивает, расскажи лучше о себе! Как у тебя с Костиком?
- Костя славный, но временами бывает невыносим. Мы опять поругались.
- Поругались? Почему?
- Да как обычно. Он на своём стоит, я на своём...
- А..., ну не в первый раз, к вечеру уже будете снова друг друга любить, ценить и превозносить.
- Так-то да, но за мной тут один мальчик симпатичный ещё стал ухаживать...
- Не глупи, подруга, Костя хороший парень, не стоит размениваться из-за пустяков.
- Да знаю-знаю... Я и не собираюсь с ним расставаться, это уж так, в качестве дополнения...
- Не одобряю я такие вот дополнения!
- Я вообще рассказала тебе не для того, чтобы ты меня нравоучениями истязала!
- Ладно, хорошо, извини. Давай так, ты не лезешь в мои отношения, а я не лезу в твои. Договорились?
- Договорились!
- Отлично! Ну, всё, я побежала. К открытию хочу сегодня успеть, пока народу не набилось опять. Давай, целую, пока.
- Звони, не теряйся!
- Хорошо, - ответила Даша и положила трубку.
Дописав письмо, девушка положила его в конверт, заполнила данные и, переодевшись, направилась в почтовое отделение.

В почтовом отделении никого не было. Не было даже сотрудницы на своём привычном месте. Девушка обрадовалась удачному заходу и, не теряя времени, направилась к ящику для писем. Пока Даша доставала из сумочки письмо, сзади хлопнула дверь. Обернувшись, она увидела почтовую работницу. Грузная женщина в тёмных очках сделала несколько тяжёлых шагов, вдохнула побольше воздуха в грудь и что есть мочи прокричала:
- Куда прёмся? Не видите закрыто ещё?
- Ой, простите, так ведь открыто же?
- Время сколько?
Даша глянула на свои наручные часы:
- Без десяти восемь.
- А почта, с какого времени работает?
- С восьми.
- И какого чёрта тогда? – проходя за своё рабочее место, закончила мысль Зоя Михайловна.
Дарья поняла, что её не рады здесь видеть, но вроде, как и не выгоняют так чтобы совсем.
- Так открыто ведь? – оправдываясь, негромко сказала девушка.
- Ничего не открыто! Просто не закрыто.
Работница залилась разгульным горловым смехом. Она сняла тёмные очки, под которыми красовался багровый фингал.
- Погудели просто вчера тут немного с подругами, - пояснила дама, - видишь вон последствия на лице.
- Ой... кто это вас так?
- Меня? Да есть тут один нахал. Но ничего, я ему за это ногу сломала.
- О, господи. Кто-то из наших?
- Из местных, - деловито ответила Зоя Михайловна, прикасаясь пальцем к синяку и щурясь от боли. - Да вон он собственно!
Работница кивнула в сторону выхода.
Дарья посмотрела в направлении кивка, но никого не обнаружила. Непонимающий её взгляд встретился с глазами грузной женщины.
- Стул видишь, стоит со сломанной ножкой?
- А..., так это вы про стул?
- Ну а про что ещё? Запнулась да как шмякнулась, прямо лицом об угол стула. Результат на лицо..., на лице. Сама понимаешь, стресс надо было срочно снимать, тяпнула, подруги подтянулись, ну и пошло-поехало. А потом уже было не до того, чтобы закрывать отделение. Вообще не до чего было. Честно говоря, не помню, как до дома-то добралась.
Дарья отмахнула запах перегара.
- Чё у тебя там? Письмо что ль? Ну-ка дай-ка? – чересчур свойски потребовала работница.
- Зачем это? Я его сейчас в почтовый ящик и всего делов.
- А..., ну давай-давай. Только потом не жалуйся, если письмо не дойдёт.
Дарья уже было подошла к почтовому ящику, и начала вставлять в него своё письмо, как вдруг остановилась, среагировав на фразу.
- Это почему ещё не дойдёт?
Работница тяжко вздохнула, встала из-за стойки, вальяжно прошла к почтовому ящику и внезапно ударила по нему кулаком.
Дарья от неожиданности и испуга отскочила в сторону. Дно ящика выпало, и содержимое огромной кучей писем застелило пол.
- Не поняла сейчас? – изумилась девушка.
Зоя Михайловна наклонилась и подняла с пола охапку выпавших писем. Собрав их в стопку и пролистав, женщина озвучила:
- Так, вот это письмо отправлено два года назад. Вот это письмо отправлено три года назад. Вот это кто-то вчера засунул, не успела перехватить, надо же...
Свежее письмо, труженица отделения отложила на стойку.
- Давай говорю сюда письмо, - обратилась она к девушке, - так больше вероятность, что оно дойдёт до адресата.
- Не поняла? А что это всё значит?
- Чего непонятливая такая? В ящик мне некогда заглядывать, и без того работы много. Поэтому если я вижу, что кто-то письмо в ящик суёт, то говорю, чтобы оставляли здесь, на стойке. Я их складываю в специальную коробочку, потом отправляю. А с этим ящиком, - дама указала на ящик для писем, - одна морока.
- Но я всегда раньше отправляла письма именно через этот ящик.
- А ответы тебе приходили на твои письма?
- Нееет, - протянула девушка, догадываясь о причинах своих безрезультатных ожиданий ответного письма.
- Ну вот, теперь ты знаешь почему. Я сюда уже года три не заглядывала, а может четыре. Вон сколько накопилось.
Дарья выплеснула свою агрессию, не стесняясь интонации:
- Так вы бы хоть написали записку, на ящик наклеили, что письма надо отдавать лично вам. Люди отправляют письма, ждут, надеются!
Ответная порция крика не заставила себя долго ждать:
- Да зачем записка-то? Я и так всем говорю!
- Если бы всем говорили, то я бы об этом знала. Я три года уже кидаю письма в этот ящик, и никто мне ни разу не сказал что он не рабочий! – продолжала истерить девушка.
- Всем говорю..., - прикрикнула женщина, и потом уже более спокойно добавила, - кого вижу! И нечего тут орать.
Дарья села прямо на пол, обхватила голову руками и заплакала.
- Э, подруга? Ты чего? – тихо спросила Зоя Михайловна, склонившись над трясущимся всхлипывающим телом. Она попыталась поднять девушку, усадила её на рядом стоящий сломанный стул, в итоге, на полу растянулись обе.
- Тьфу ты, забыла, что ножка у стула сломана... с недавних пор.
- Я когда приходила, - сквозь плач промолвила Дарья, - отправлять письма, здесь всегда куча народу была. Шум, гам. Все кричат, ругаются, в очередях путаются. Я и ни к чему, что ящик для писем не функционирует. Чистенький, протёртый, покрашенный...
- Ну, вот я тебя значит, из-за очереди и не увидела. Ладно, наверное, ты права, напишу записку, наклею на ящик, чтобы больше такого не происходило. Так-то я раз в несколько лет обычно заглядываю в ящик, вычищаю его, потом крашу, вот и висит чистенький.
- А запоздалые письма, которые достаёте, их всё-таки отправляете или...
- Ты в своём уме, подруга? Разумеется... нет!
- Что? Нет? Почему же вы их не отправляете, ведь люди ждут эти письма? Ведь там может быть что-то важное?
- Ты, смотрю, в почтовой работе совсем ничего не смыслишь.
Работница отделения поднялась с пола.
- Потому что если бы мы их отправили позже, то было бы очевидно, что в работе структуры нашего отделения есть некоторые... неполадки.
- Неполадки? – возмущённо высказалась девушка. - Так вы это называете? Да все знают, что почта РФ – это одна большая проблема!
- Вот! – поучительно и даже с некоторой долей гордости подтвердила работница почтового отделения. - Знают, но доказательств нет! А так, нет предмета обсуждения и нет вопросов. Кто знает, может мы отправили всё вовремя, как положено, просто из почтового ящика кто-то письмо умыкнул, или ветром выдуло, всякое бывает, это уже ни к нам вопросы. Главное, что план по продажам стиральных порошков делается. Журнальчики выписывают, всякую всячину нет-нет да берут.
- Вы себя слышите вообще? План по стиральным порошкам? Это почтовое отделение или торговая лавка?
- Девочка моя, ты можешь называть это хоть общественным туалетом, у нас главная задача приносить прибыль, как и у всех! Я тебе новость сообщила? Письма прибыли не приносят, на моей заработной плате никак не сказываются, соответственно мне нет никакого интереса ими заниматься. Но я всё равно занимаюсь из чувства социальной ответственности. Говорю же, повешу я эту записку на ящик. Всё путём, чего ты завелась?
Зоя Михайловна встала по струнке, ножки ровненько сровняла в носках и официальным бархатным голосом изрекла:
- Мнение народных масс услышано, в ближайшее время будут предприняты определённые действия для урегулирования данного вопроса!
- Я с вас балдею. Каждый поход на почту остаётся неизгладимым впечатлением. Либо глубокой душевной раной обзаведёшься, либо добротным запасом нервов приходится пожертвовать. Знаете, что перед тем как решиться к вам сюда прийти, сначала себя психологически неделю готовить приходится. Вот уж действительно русский сервис во всей своей красе.
- На полу-то долго сидеть будешь? – заботливо обратилась дама, - застудишь ещё себе чего, потом придёшь с иском, скажешь - почта виновата. Нас же во всех смертных грехах винят. Я в окно смотрю, и считаю плевки, сколько раз в нашу сторону харкнут. Спокойно ведь пройти нельзя, надо обязательно как-то проявить своё отношение. Ладно, хоть поджогов не было... в этом году.
Дарья поднялась с пола, начала отряхиваться.
- Давай сюда уже своё письмо, и можешь быть уверена, оно дойдёт! – со знанием дела произнесла Зоя Михайловна, опёршись на стойку.
- Это может и дойдёт, только какой от него теперь смысл. Ведь предыстории к нему нет. Я писала парню..., давно писала. Теперь понятно, почему ответа от него всё никак не было.
Дарья отряхнулась, развернулась и пошла к выходу. Почтовая работница вдруг совместила последние услышанные слова с событиями вчерашнего дня и, предположив допустимый вариант объективной ситуации, крикнула вдогонку девушке:
- Эй, подруга! Погоди. А тебя часом не Дарьей зовут?
Девушка замерла на месте. Спустя мгновение Дарья обернулась:
- Да, меня Дашей зовут, а откуда вы знаете?
Работница отделения залилась своим громким своеобразным смехом, поняв, что к чему.
- Что смешного, я не понимаю? Что происходит вообще? – насторожилась девушка, внимательно наблюдая за странным поведением работницы почты.
- А парень, которому ты писала... его имя Венм..., - запуталась в имени женщина.
- Ве-ни-а -мин! – хором с Дашей удалось ей произнести это имя.
- Ну, точно. Вот же встретились два одиночества, - добавила она, изнемогая от смеха.
- Вы-то его откуда знаете? Откуда вы знаете, что я писала именно ему?
- Знаешь, девочка, вчера мне казалось, что я только его и знаю! А сегодня ситуация повторилась, как же я сразу-то не догадалась. Умеете вы ребята мозг заср... Заговорить, в общем. Короче! Он тебе тоже письмо написал. На, вот, держи. Вчера хотела тебе его лично занести, но... не дошла.
Зоя Михайловна достала из кармана письмо от Вениамина и протянула его опешившей девушке.
- Мне? От него? Занести лично? Почему лично?
- Сколько вопросов, господи. С вами чокнешься, вообще. Долго объяснять. Читай уже скорей, хватит трепаться, а я пока... успокоительного приму.
Дарья с нетерпением развернула конверт, быстрыми пальцами достала письмо и горящими глазами пробежала по строкам.
Работница тем временем достала из-под прилавка пузырь водки и прямо с горла со смаком сделала несколько глотков. Почувствовав долгожданное облегчение, она убрала пузырь обратно.
На глазах Дарьи выступили слёзы, письмо выскользнуло из её обмякших рук. Дарья опустилась на колени.
- Такое бывает? Так значит всё не зря? – глазами полными надежды посмотрела она на почтовую служащую.
- Бывает – бывает, всё не зря! – налегке ответила та.
Дарья вытерла слёзы, поднялась с пола и обняла Зою Михайловну, как дорогого любимого человека.
- Вы лучшее почтовое отделение в мире! Спасибо вам! Спасибо огромное! Спасибо – пролепетала она.
- Сколько лет тут работаю, никогда ничего подобного не слышала. Спасибо конечно, на добром слове.
Девушка отпустила женщину и подпрыгнув от радости взвизгнула.
- Он тебя любит... давно и всерьёз!
- Правда?
- Правда- правда. Я таких по уши влюблённых давно не видела.
Даша подняла письмо, и перечитала его не торопясь с блаженной улыбкой.
- Что будешь делать? – заинтересованно спросила Зоя Михайловна.
- Не знаю...
- Ладно, не моё дело, дальше я думаю, разберётесь уже как-нибудь без меня...
- Нет! Нет-нет... Как же я теперь... Я знаете что? Я напишу ему ответ, вы передайте, а там, пусть уже он предпринимает какие-то действия!
Работница почтовой службы грянула новым залпом смеха:
- Ха... Это так ты ещё лет десять будешь ждать. Он парень-то хороший, но не решительный просто капец! Тут надо самой всё брать в свои руки. Не дрефь!
- Что же мне тогда делать?
- Как что? Действовать!
- Да, но как? Не могу же я заявиться к нему и сказать – я твоя!
- Почему нет? Я так и делала в своё время! И каждый раз удачно!
- Нет, я так не могу...
- Вот молодёжь. Он не может, она не может, и это при том, что вы друг друга любите. Ведь любите?
Девушка смущённо кивнула головой.
- Ладно, тряпки, помогу. Давай я сама напишу ему письмо от твоего имени, унесу в обед, и уже сегодня вечером он прибежит к тебе!
- Представляю, что вы там напишите. Нет уж, давайте я сама напишу, а вы передайте, а дальше будь что будет. Можно я прямо здесь сейчас напишу? Никому же не помешаю? Кстати где весь народ?
- Пиши! Ещё минут пять у тебя есть. Я когда пришла, записку на дверь повесила «Учёт до 9. 00» Сама видела, в какой форме я была утром, не до посетителей. А на часах уже без пяти.
- Я успею!
Дарья быстро всё обдумав, написала не очень большое письмо, и поместила его в свой конверт, предварительно убрав из него старое послание.
- Вот, передайте, пожалуйста! – протянула девушка конверт.
- Сделаем, но результат не гарантирую. Я предупредила, он очень не решительный молодой человек.
- Ничего... главное, что он меня любит... Ведь любит?
- Как ненормальный! – подтвердила дама, приняв послание.
Девушка взвизгнула от радости и убежала из отделения.
- Записку там с учётом сними с двери! Открываемся! – крикнула ей вдогонку барышня.

***

Вениамин пил чай у себя дома и вслух рассуждал о том, как круто может измениться его жизнь уже сегодня.
- Вчера работница почты после смены должна была унести моё письмо. Значит вчера вечером или сегодня утром, Дарья наверняка его увидела, и может быть уже сегодня, пишет мне ответ. Может и пишет, а может... порвала да выбросила письмо, а может ещё и не получала его вовсе. Всё-таки интересно читала или нет? Сейчас она на работе, пойду, проверю, лежит моё письмо в её почтовом ящике или нет.
Парень соскочил со стула и быстренько сбегал до соседнего дома.
- Нет письма! Почтовый ящик пустой! Она его прочитала! – торжественно выпалил он, вернувшись к чаепитию. - Так... Ждём... Ждём реакции...
Убрав со стола, Вениамин не мог найти себе места, расхаживал из стороны, в сторону потирая руки. Вдруг его осенило:
- Стоп! Вообще-то то, что письма в ящике нет, это ещё не говорит о том, что оно вообще туда попадало. Надо бы проконтролировать этот момент у работницы почты. Сейчас у неё обед должен начаться, сбегаю, спрошу, пока очередей нет, доставила ли она моё послание.

Работница почтового отделения закончила сортировать какие-то документы, отложила всё в сторону, переоделась и, взяв письмо от Дарьи, направилась к выходу. Она уже почти шагнула в дверь, как вдруг Вениамин наскочил на неё, влетев с обратной стороны порога. Оба свалились, озвучив при этом своё возмущение в разговорной форме, на общерусском языке.
- Веня, етить колотить, ты что ли? Нет, ты и, правда, маньяк, первое мнение всегда правдиво, - поднимаясь с пола, прогудела Зоя Михайловна.
- Здравствуйте! – запыхавшись, ответил Вениамин.
- Привет-привет. Чего мчишь как угорелый?
- Да я это... спросить хотел. Вы письмо моё унесли?
- Спрашиваешь! – гордо ответила дама. - Лично передала из рук в руки! Если я за что-то берусь, то делаю - как положено!
- Правда? Вот спасибо! И что она? Как это всё... отреагировала на это?
- Она очень обрадовалась, вот письмо тебе ответное написала. Я как раз пошла сейчас его тебе относить, но ты сам раньше принёсся.
- Письмо? Мне? От неё? – восторженно прокричал парень.
- Ну а от кого? От неё конечно.
- А писала она его, так же как и я? Вашими устами?
- Нет, я вообще не принимала никакого участия в вашем вопросе. Вот держи письмо и вали отсюда, мне ещё надо пообедать успеть.
Вениамин принял письмо как божество:
- Спасибо... вы столько для меня... для нас сделали... Спасибо огромное!
- Ну... я ведь перед вами немного виновата... будем считать, что реабилитировалась!
Парень развернулся, и хотел уже было, убежать, но вдруг остановился, что-то поняв:
- Вы сказали перед вами? Вы что и её какие-то посылки тоже профукали?
- Вали говорю отсюда, Шерлок Холмс недоделанный! У меня обед!
Зоя Михайловна вытолкнула парня из отделения и закрыла на ключ дверь. Она посмотрела в окно, как парень счастливо понёсся с письмом в руках, улыбнулась и промолвила:
- Чуть не допетрил малой-то. Догадистый какой попался, а с виду дурак дураком!

Вениамин примчался домой так скоро, что казалось, его тень ещё не сошла со здания почтового отделения. С нетерпением он бросился распаковывать конверт, о, это непередаваемое лицо, когда он увидел первые строки...
Письмо сообщало:
«Здравствуй, Вениамин. Так приятно было получить от тебя письмо. Мы встречались с тобой один раз, не так ли? Это было давно... в очереди в регистратуру стоматологической поликлиники. Такая короткая встреча, так странно, но знаешь, я тоже тебя запомнила. Вопрос чувств действительно очень тонкий, ты всё очень правильно описал, поэтому я была бы не прочь встретиться с тобой лично. В субботу в одиннадцать утра я буду завтракать в кафе, на углу за домом, ты не можешь не знать это место, ведь мы живём совсем рядом (судя по обратному адресу на конверте). Я буду ждать. Но в любом случае, не зависимо от того придёшь ты или нет... спасибо тебе... Дарья».
Вениамин прикрыл ладонью рот. Глаза его горели, сердце билось как барабанная дробь. Он сел на кресло, но тут же встал, нервно прошёлся по комнате, снова сел снова встал. Потеребил волосы, оценил пальцами руки небольшую щетину на подбородке, и призадумался...

***

Это кафе Даша очень любила. Каждую субботу она позволяла себе ленч в данном заведении. Но сегодня лёгкая праздничная атмосфера в кафе для неё куда-то улетучилась. Переживания, неловкость и ожидания... три подруги, сегодня, как никогда прежде сопровождали её повсюду. Вместе с ней они наведались и в кафе.
Девушка была одета в красивое платье, которое давно уже без дела висело на плечиках в шкафу. Туфли на умеренно высоком каблуке процокали по эксклюзивной напольной плитке уютного кафе за углом её дома.
Девушка поставила на столик свою сумочку, сделала заказ, достала косметичку, решила проверить, всё ли в порядке.
- За эти несколько дней, - кружились мысли в голове, - я уже ни один раз пожалела о том, что написала. Подумает ещё, что я какая-нибудь нахальная, дерзкая, так с ходу пригласила на встречу. С другой стороны, я этого три года ждала. Нет, всё правильно. Только бы он пришёл. Судя по тому, что он мне написал, он свободен, но вообще знаю я парней. Им никогда существующие отношения не были помехой для создания новых. Но... я почему-то думаю, что он не такой... А может, просто хочу в это верить.
Девушка посмотрела на часы.
- Уже почти одиннадцать. Боже, как тянутся минуты.
Даша опустила голову и прикрыла лицо рукой от томительного ожидания и нервов.
В кафе вошёл Вениамин. Одет он был просто, но элегантно. Гладко выбрит, в руке скромный букетик цветов, который трясся от волнения.
Дарья подняла голову и встретилась взглядом с Вениамином, который в это время тихонько подходил к девушке, стараясь не нарушить её покой. В момент встречи взглядами, оба вздрогнули, неловко улыбнулись друг другу, отвели взгляды.
- Здравствуйте, Дарья, я Вениамин, - кое-как выдавил из себя молодой человек.
- Я так рада, что вы пришли, здравствуйте. Садитесь, пожалуйста, - указала девушка на свободное место за столиком.
Вениамин присел, но вспомнил о цветах, поднялся и подарил букет.
- Какие красивые... спасибо, - трепетно приняла букет Дарья.
- Я..., - в один и тот же миг попытались начать разговор ребята, и тут же осеклись, замолкли. Неловкая пауза имела место быть.
Вениамин рискнул первым:
- Знаете, Дарья...
- Можно на «ты», - нежно и волнительно произнесла девушка.
- Да... конечно. Даша... Так многое хотел сказать тебе сегодня, а вот встретились и все слова забыл.
- У меня то же самое. Но...
Это «но...» превратилось для парня в вечность. Он испуганно посмотрел на девушку, опасаясь, что она сейчас проститься и уйдёт.
- ... но я надеюсь, - продолжала она, - что это не из-за того, что то, что ты увидел здесь, не соответствует ожиданиям?
- Нет-нет... вы... то есть ты... ты прекрасна.
- Спасибо, - облегчённо вздохнула Даша.
Пара несколько раз переглянулась.
- Пожалуй, я начну, - глядя в глаза, произнесла виновница торжества. - Ты писал в письме «простите, что вот так вторгаюсь в ваше пространство»... На самом деле я тебе очень благодарна за то, что ты именно вторгся в моё пространство.
- Правда?
- Да. Потому что до этого момента, я пыталась вторгнуться в твоё. Но, благодаря «безупречной работе нашей почты»... безуспешно.
- Так вот что она имела ввиду, эта тётка с почты, говоря, что виновата перед нами. Ты мне писала?
- Да. И не один раз. Но все мои письма так и остались в почтовом ящике.
- А я слал тебе сувениры, которые впоследствии нашли своё пристанище в мусорном ящике почтового отделения.
- Сувениры? Так мило.
- Да... но знать, не судьба было нам с тобой встретиться раньше.
- Похоже, что так. Судьба – злодейка.
- И не говори, - подтвердил парень.
Повисло небольшое молчание. Дарья вдруг сказала фразу, о которой через секунду пожалела:
- Но вот мы всё же встретились...
Неловкая пауза затянулась. Оба смотрели друг на друга, пока Вениамин не отвёл взгляд. Он не знал, что сказать, а сказать как раз сейчас что-то было просто необходимо.
- Я, пожалуй, пойду, - печально произнесла Даша и встала со стула, оставив на столе несколько купюр за так и не принесённое кофе. Девушка развернулась и начала уходить, но Вениамин поймал её за руку.
- Дарья, подожди, - умоляющее попросил он. - Выслушай меня, пожалуйста, не уходи. Я люблю тебя вот уже три года. Я с ума по тебе схожу. Сегодняшняя наша встреча – лучшее, что со мной произошло за последние годы. Я не знаю, как ты отреагируешь на мои слова, но я должен был их тебе сказать.
Парень отпустил руку девушки, опустил так же и взгляд.
- Спасибо, - продолжал он, - что пригласила на встречу, что пришла, выслушала. Теперь, если тебе действительно нужно куда-то идти...
Девушка улыбнулась и вернулась на своё место. Вениамин тоже сел.
- Ты помнишь нашу встречу в той очереди? – ласково спросила Даша.
- Я прокручиваю её в голове каждый день.
- Я зашла тогда..., спросила, очередь... ты повернулся, и я обо всём забыла на свете. И про зубную боль и про то где нахожусь и зачем... Только когда ты стал говорить администратору свою фамилию, я как-то отошла от длительного гипноза, запомнила твои данные, адрес там тоже спрашивали. Я всё записала, когда прошла к кабинету. Потом писала тебе письма, надеялась на ответ, но ты не отвечал. Я подумала, что у тебя есть девушка, или может жена. На какое-то время постаралась забыть о тебе. Потом вновь нахлынули воспоминания, я писала снова и снова. А когда несколько дней назад уносила очередное письмо на почту, то случайно узнала о том, что ни одно из моих писем тебе так и не было доставлено. Я попросила женщину из отделения передать моё письмо тебе лично... и тогда она отдала мне твоё письмо в ответ, вот это.
Дарья достала из кармана письмо Вениамина, положила на стол и продолжила:
- И когда я его прочитала, мир вокруг меня остановился. Я такой счастливой никогда прежде не была. Не знала как себя вести, как сообщить тебе об этом. Быстро набросала ответ и ждала, ждала твоего прихода сюда как манну небесную. И ты пришёл. И я хочу сказать тебе сегодня, что любила одного тебя все эти три года и люблю сейчас ещё только больше. А что делать с этой любовью... Я, признаться, не знаю... Как-то никто не научил.
Вениамин смотрел на девушку и чуть не плакал, впитывая каждое её слово.
- Меня тоже..., тоже никто не научил. Но... может быть, мы что-нибудь придумаем? Парень встал со своего места, подошёл к Дарье, и протянул ей свою руку. Девушка в ответ подала свою.
- Я «за»! – восторженно ответила она.

Работница почтового отделения потом ещё ни один раз встречала эту пару на улицах города, но близко к ним не подходила, стараясь обойти их где-нибудь стороной. Вряд ли её мучили угрызения совести, скорее, она опасалась лицом к лицу столкнуться с любовью... Большой взаимной любовью чувств, а не тел, которую самой так и не довелось познать в жизни...
Добра Вам и Света!!!
Николай Лакутин

Обложка книги разработана автором в дизайнерской программе и является интеллектуальной собственностью Николая Лакутина.
Официальный сайт автора http://lakutin-n.ru




Мне нравится:
0

Рубрика произведения: Проза ~ Любовная литература
Количество рецензий: 0
Количество просмотров: 16
Опубликовано: 19.06.2019 в 08:47
© Copyright: Николай Лакутин
Просмотреть профиль автора






Есть вопросы?
Мы всегда рады помочь!Напишите нам, и мы свяжемся с Вами в ближайшее время!
1