ХОЧЕШЬ ЛЕТАТЬ? НАУЧИСЬ ПАДАТЬ! - гл. из романа "СТРАНА ЧУДЕСНЫХ ДУРАКОВ"


ХОЧЕШЬ ЛЕТАТЬ? НАУЧИСЬ ПАДАТЬ!


Вот только теперь до Марины дошло, что свет, который она видела, исходил не от Ивана, а из прихожей. Очевидно, его включили в тот самый миг, когда Иван рухнул на пол. Не обращая внимания на людей, столпившихся в проёме двери, Марина осторожно спросила:
-Ты зачем упал? Это я тебя до обморока довела? Да?
-"Зачем упал?" - хороший вопрос! - с улыбкой проговорил Иван. - Ведь если бы не упал сейчас, наверняка упал бы через пару-тройку минут, лишившись сознания от твоих многочисленных вопросов. Так не лучше ли сделать то же самое, будучи в сознании, чем тогда, когда оно будет отключено? А так и голова цела, не разбил её о табуретки или угол стола, и табуретки со столом целы. Я не прав?

Сообразив, что с Иваном всё в порядке, ни слова не говоря, на цыпочках и гуськом,в гостиную поспешили Ольвик, Влада Владимировна, Семён Семёныч, Марк Александрович и Человечек. Сидели, словно мышки, тихо, не произнеся ни единого слова! Правда иногда всё же не выдерживали и прыскали смехом в кулачки.
Малыш никак не мог сообразить, почему так странно ведут себя взрослые и почему дядя Иван лежит на полу, но говорит спокойно, а перепуганная Марина сидит рядом с ним и причитает?! От переизбытка чувств ему никак не удавалось уловить, о чём думают все эти люди.
Когда Семён Семёныч хохотнул громче всех, Марк Александрович многозначительно поднял вверх указательный палец и шёпотом произнёс:
-Тс-с… Тише, друзья мои, тише!Ведь это, понимаете ли, любовь! А над любовью смеяться не полагается!

Все тут же заулыбались, энергично закивали головами, но малыша это разъяснение Марка Александровича обескуражило ещё больше. Ведь он уже отлично знал, что любовь приносит людям радость. Взять хотя бы лица Левши и Ольвик, Вики и Ромы, мамы с папой…. У них от любви лица просто светятся! В то время как у Марины - наоборот! Глаза полны слёз, лицо белое, губы дрожат….

И в этот миг Человечек чётко услышал внутри себя голос Ивана:
-Мариша, милый мой почемучка! Прости меня! Христа ради прости за то, что напугал своей мальчишеской выходкой! Я ведь только хотел вызвать в тебе маленький шок и таким образом остановить лавиноопасный поток вопросов в твоей голове. Кстати этому нехитрому трюку я обучился ещё тогда, когда был совсем маленьким. Другими словами научился так настраиваться, чтобы падая, ни себе вреда не нанести, ни тому, что рядом.
Марину Человечек слышал хуже, но все, же ему удалось разобрать, как она тихо сказала:
-Говоришь, научился падать, не нанося вреда ни себе, ни тому, что рядом?! Табуреткам - да. А мне? Я-то что, по-твоему? Призрак без тела и без души? Ты же меня едва ли не до смерти своей выходкой напугал! Это-то ты понимаешь?!
Вот только теперь малышу стало понятно, что Марина испугалась, решив,что дядя Иван умер!
-Странно! - подумал малыш, - С чего это она вдруг так решила? Ведь сразу же было видно, что он шутит!
Человечек невольно забыл о том, что, в отличие от него, люди далеко не все способны видеть всё то, что происходит на самом деле.

И в этот миг Иван заговорил снова:
-Теперь-то, конечно понимаю. Но и ты, Мариш, пойми меня правильно. Ведь я никак не ожидал, что ты вот до такой степени испугаешься за меня! - Он немного помолчал и продолжил, - Однажды, когда мне лет семь было, мои родители так поругались, так кричали друг на друга, что я даже подумал, что они поубивают друг друга. Наверное, точно так же, как ты сейчас испугалась за меня. Вот тогда, чтобы как-то остановить весь этот кошмар, я взял, да со всего маху и грохнулся прямо на груду игрушек! Ведь на тот момент мне уже было абсолютно всё равно, поранюсь ли сам, игрушки ли переломаю, или вообще помру. Но вышло так, что и сам даже царапины не получил, и игрушки не пострадали. Главное, что в дальнейшем скандалов такого масштаба между ними я уже никогда не наблюдал.

А позже, когда уже подростком стал, мне этот приём пригодился. Меня тогда пацаны из соседнего района хотели избить. Думали, что это я у них велик угнал. Загнали меня в какие-то развалины и уже почти догнали. Тогда, от безысходности, я сделал вид, что споткнулся и упал с небольшой высоты на груду кирпичей. Как только они увидели, что я не шевелюсь и не дышу, сразу рванули наутёк, да так, что уже секунд через 15 их и след простыл! Вот и на этот раз я ни синяков, ни царапин на себе не обнаружил. И только позже, когда уже взрослым стал,понял, что если делать такие трюки осознанно и без страха за жизнь, вреда не случается. Другими словами, тогда понял главное! Хочешь научиться летать, научись падать!

-Это прав..?! - Воскликнула Марина и тут же, буквально на полуслове, резко замолчала.
Человечек не увидел того, как Марина, сообразив, что задала ещё один вопрос, нарушив тем самым собственную клятву, зажала себе рот двумя руками!
Иван смешно передразнил её жест, и они невольно рассмеялись.

Услышав их весёлый смех, все, кто находился в гостиной, окончательно расслабились и заговорили. Первой подала голос Ольвик:
-Ну, надо же, какая у вас, Человечек, кухня волшебная! Кто бы туда не вошёл, рано или поздно, хохотать начинает! Вот и теперь. Когда мы вошли в квартиру, казалось, что кто-то помер. А сейчас, ишь, как там смеются! Кстати! Ванюшка! А вас-то с Валюшкой, что так развеселило сегодня, когда вы с Марком Александрович в соседний кабинет пошли?
Рот Человечка растянулся до ушей:
-Так ведь там дядечки, стайенькие-стайенькие, йепетийовали, как они в мультике будут говойить за куочку, свинку и попугая! Это было та-а-ак смешно! Один куыочкой кудахтал! Дыугой свинкой хьюкал…
Вспомнив, как это делали актёры, Человечек невольно рассмеялся,да так, что уже никак не мог продолжить свой рассказ. Вместе с ним начал хохотать и Марк Александрович. Сквозь смех он даже попытался показать, как другой старичок хрюкал, но у него получилось ещё смешнее, поэтому Человечек от смеха и вовсе повалился на пол. Но когда Марк Александрович и впрямь захрюкал, но уже от смеха, остальные от приступа хохота буквально зарыдали.
-Ба-ба-ба-ба-а-циллы! - отчасти придуряясь, отчасти и впрямь заикаясь, выдавил из себя Марк Александрович, - Бациллы смеха из кухни к нам перебрались!
-А вслед за бациллами и мы с Мариной решили к вам перебраться! - раздался голос Ивана, который появился в дверях гостиной.

В это время, сдерживая смех, из-под его руки в комнату юркнула Марина и уселась прямо на пол возле "Берлоги", в которой сидела Ольвик.
-Ну, надо же! - воскликнул Семён Семёныч, - Ваня! Жив! Здоров! И на своих двоих! Послушай, Ваня! Мне примерещилось или на самом деле твоё тело там, в кухне, у ног Маришки, без всяких признаков жизни валялось?!
-Моё, Сёмсёмыч, моё (присутствующие невольно прыснули от смеха)! Но это так, понарошку. Просто, ни с того, ни с сего, моё тело решило перед Маришкой выпендриться!
-О, как! Сёмсёмыч! Кажется, меня тоже сократили….А что? Очень даже неплохо звучит! Так ты, Вань, всё же ответь. С чего это вдруг, твоё тело выпендриться надумало?! А?!
Однако Иван, вместо того чтобы ответитьна вопрос Семён Семёныча, достал из-за спины, словно из воздуха, красивую, перламутровую трубочку и обратился к Человечку:
- Смотри, тёзка, какую интересную вещицу тебе принёс! Вот сюда, в этот глазок глянь!
-Ух, ты-ы! Кыасиво как! - воскликнул Человечек, - А я знаю! Знаю! Это кайидоскоп! Когда я совсем майенький бый, у меня почти такой же был! Нет-нет! Не так! У меня бый май… ма-льлленький, а этот бо… болль-шой! Вот так надо говой-ррить! А прр-равда, что в кайидоскопе кайтинки…. Ой, нет! Опять не так! Ка-ар-рр (гостиная снова взорвалась хохотом), кар-рр-ртинки в кайидоскопе никогда не повтойя… не повто-ты-тыор-рряются?!

-Не повторяются,как и все, что существует во вселенной, - проговорил Иван и посмотрел в сторону прихожей.
-Браво, Ванюшка, браво, сынок! - Раздался из прихожей голос вернувшейся Ольванны. - Какое прекрасное у тебя произношение! - Она буквально впорхнула в комнату и, всплеснув руками, спросила, - Ванечка! А кто же тебе такой шикарный калейдоскоп подарил?!
-Дядя Иван, - глядя в калейдоскоп, шёпотом проговорил Человечек! Сейчас ему уже было не до похвалы и комплиментов!
-Так-а-ак… - прикинулся обиженным Семён Семёныч, - Зубы мне все дружно заговорили.Про падение тела так толком никто ничего не рассказал. Остаётся только надеяться на то, что всё действительно обошлось без криминала и увечий….И о том, как мультики создают, тоже никто ничего не поведал….Пойду-ка я от вас. - Семён Семёныч встал с дивана, демонстративно зашагал на выход, но в последний миг оглянулся и, озорно подмигнув, добавил, - Ладно, сладкие вы мои! Поеду-ка я своего конька-горбунка в порядок приводить. Бензинчиком напою, шампунькой помою, вихоточкой мяконькой блеск наведу, да в стойло поставлю. Пусть отдохнёт малость от трудов праведных! Владушка! Ты как? Здесь останешься? Или мне компанию составишь?
-Ну, конечно же, с тобой, Сёмсёмыч! Пожитки-то мои все там! Как же им без меня-то? Заодно по дороге и про мультики расскажу, и про Валюшку с Ванюшкой, как они в павильоне куколок нечаянно уронили, да с кем мы там виделись, да в каком месте мы им дневной сон организовали…. Расскажу, всё расскажу! Поехали!

-Сёмсёмыч! Влада Владимировна! А вкуснятинку? Вкуснятинку кто есть будет?! – воскликнул Иван. – Неужели я зря все эти термоса через всю Москву на горбушке тащил?
-Ну что ты, что ты, Ванёк! Конечно, не зря! – откликнулся Семён Семёныч откуда-то уже из коридора, - Вот мы сейчас тут всё поделим-переделим и пайки свои с собой заберём!Ольвик! А, ну-ка, ходь сюда! Сейчас будешь нам вкуснятинку поровну делить! И учти! В таких делах мы только тебе доверяем! Ведь, кто-кто, а ты у нас пока самая стойкая насчет искушений всякого рода! Марк Александрович! Ты-то куда пропал?! А, ну-ка, ать-два, марш за нами!
Ольвик, словно девочка, легко выпрыгнула из глубокого кресла и, уже почти вышла из комнаты, но, заметив, что малыш сидит на полу в парадном костюмчике, крикнула в сторону кухни, - Друзья мои! А может быть вы как-нибудь сами, без меня обойдётесь? Нам ведь с Ванечкой ещё переодеться, умыться нужно….
-Ольвик! Дорогая! – обняла её Ольванна, - Идите! Идите на кухню, а мы с Ванюшкой и без вас обойдёмся! Тем более что мне ведь тоже нужно и переодеться, и умыться… Ванюшь! А, ну-ка, бери подарок и бегом переодеваться.

И уже вскоре в гостиной остались только Иван да Марина.
Наступила какая-то неестественная тишина, а комната будто бы увеличилась в размерах и показалась Ивану пустой.
Он сел в кресло вертушку и раскрутился. Марина юркнула в "берлогу". Некоторое время сидели молча.

Но, сидеть, молча, Марине было невероятно сложно. Она даже невольно улыбнулась, когда поняла, что вопросов в её голове теперь стало на порядок больше! Дав себе клятву, больше рта не раскрывать, она чётко представила, как залепила его широким серым скотчем. А ещё она дала себе слово не пялить лишний раз на Ивана глаза и поэтому нарочито уставилась в пол. Однако не прошло и пары секунд, как её взгляд предательски переполз с пола на колёсики вертушки, с колёсиков юркнул на огромные стопы Ивана…. Миг! И вот он уже буквально впилсяв огромные кисти рук с длинными, красивыми пальцами хирурга и музыканта, которые спокойно лежали на его коленях. Так как кресло крутилось, красивые, тонкие и изящные пальцы вместе с коленками, то исчезали, то появлялись перед её взором вновь. Но вот верчение кресла прекратилось, и колени с кистями рук замерли прямо перед ней. Взгляд невольно скакнул вверх и встретился с глазами Ивана. Они беззастенчиво и с интересом разглядывали её лицо.

Марина тут же запаниковала, попыталась перевести свой взгляд куда-нибудь в сторону, но у неё ничего не получилось, потому что зрачки её глаз словно прилипли к зрачкам Ивана! Шею, щёки и уши обдало жаром, а ладошки покрылись испариной.
Иван улыбнулся и, помахав перед её лицом рукой, проговорил:
-Эй, Мариш! С чего это вдруг ты замерла, словно кролик перед удавом? А, ну-ка, отомри!
Марина промычала что-то нечленораздельное и показала пальцем на плотно сжатые губы.
-Да ладно! Будет тебе! – рассмеялся Иван. – Давай, задавай свои вопросы! Мне теперь даже самому интересно, иссякнут ли они когда-нибудь, или так и будут сыпаться из тебя бесконечно, как из рога изобилия?
Но вопросов от Марины не последовало. Просто на этот момент ей, словно маленькому ребёнку, понравилась игра с воображаемым скотчем и якобы залепленным ртом.
-Неужели и впрямь у тебя больше ко мне не осталось ни одного вопроса? Пусть даже самого крошечного и захудалого? – с улыбкой спросил Иван.
-Ыы-ы-ым… - смешно промычала Марина, вертя "вправо-влево" головой!
Иван прищурился, посмотрев внимательно на её рот,и весело рассмеялся:
-Ах, вот оно что! Ты его залепила скотчем, а поэтому не можешь говорить?
-Угу! - угукнула она, забавно тараща глазки.
-О! Ну это не проблема! - воскликнул Иван и, подъехав на кресле вплотную к Марине, сделал вид, что аккуратно отдирает скотч.
-У-у-ууу!- заукала она громко, будто бы от нестерпимой боли.
Иван сделал рывок рукой, будто резко оторвал его, наклонился, поцеловал в губы, но в тот, же миг заполучил увесистый хук в левую скулу!
Для Марины её же поступок был настолько неожиданным, что она пискнула каким-то невероятным фальцетом:
-Ой!

Зато Иван даже не шелохнулся. Будто бы и не было никакого искромётного и мощного удара.
-Ты чего дерёшься? – спокойно спросил Иван, - Я тебе помог рот разлепить, поцеловал, чтобы губки твои нежные быстрее заживали! А ты со мной, как с бандитом или врагом заклятым. Спрашивается, почто?!
-Не знаю. Это рука сама собой, нечаянно, от неожиданности…. Рефлекс какой-то сработал. Так сказать, инстинкт самосохранения.
-Вот-вот! И я о том же! О неуправляемости рук и инстинкте самосохранения.
Марина некоторое время внимательно смотрела на свои руки, потом быстро, очень забавно, отшлёпала каждую поочерёдно и, с чувством исполненного долга, проговорила:
-Вот! Частично неуправляемые руки наказаны, осталось в угол поставить и заставить их прощения просить.
Оба невольно рассмеялись. А когда очередной приступ смеха у того и другого прошёл, вновь наступила долгая и тягучая пауза.
 
Неожиданно Иван громко воскликнул:
-Ничего не понимаю! – Шлёпнув ладонями по подлокотникам, он выпрямился, поднялся и, оттолкнув от себя кресло, которое укатилось на своё место у стола, отошёл к окну. – Вот ты мне скажи, как это у тебя получается? Язык без твоего ведома чепуху всякую мелет, руки сами собой боксом занимаются, а в голове какой-то неуправляемый и неиссякаемый гейзер из слов и вопросов плещется! Так кто же, в конце концов, в твоём доме хозяин?!
-Кто-кто? Дед Пихто! Откуда я знаю?! Не нравится? Не смотри, не слушай, не приближайся! Вот спрашивается? Зачем мне рот разлепил? Сидела бы, как мышка в норке, вернее в "берлоге" (она похлопала по обшивке кресла) и проблем никаких, ни у тебя, ни у меня не возникало бы!
-А вот на то и разлепил, чтобы не лопнула, от чрезмерного любопытства да переизбытка вопросов. – С улыбкой произнёс Иван.
-Да, если хочешь знать, у меня на самом деле пока всего один вопрос и имеется! Да-да, не смейся, один единственный! Правда самый главный и самый большой.

-Понятно, как у Жванецкого! Недавно их было много, очень много, но во-о-от такусенькие, махонькие-махонькие! А сейчас всего один, но зато очень большой! Ну, прям-таки вот та-а-акущий вопросище! Марина прыснула от, невольно вырвавшегося наружу, смеха. Ну, и каков же он, этот самый-самый, большой и единственный?
Марина почти молниеносно сменила позу, подогнув под себя ноги, и на какое-то время задумалась. Наконец вздохнула и медленно, с растяжкой, заговорила:
-Да я всё о том же... Как ни стараюсь, никак не могу понять, как в тебе уживаются светскость и религиозность?
Иван удивлённо вскинул брови:
-Даже так?
-Что "даже так"? - Марина забавно передразнила мимику и интонацию в голосе Ивана. Однако на этот раз он даже не улыбнулся. Потеребил бородку, потрогал усы, будто проверяя, на месте ли то и другое, и, заглянув ей прямо в глаза, спросил:
-Ты действительно считаешь, что во мне мирно уживаются и то, и другое?!
-По крайней мере, мне так кажется. - Неуверенно проговорила Марина и, прокашлявшись, добавила, - Знаешь? Порой ты кажешься мне атеистом, который зачем-то пошёл в священники. Даже не знаю, как сказать? Назвать тебя безбожником, у меня язык не поворачивается. Но и назвать тебя набожным человеком тоже не могу. Вот как-то так.
-О, как! - Иван вскочил с подоконника, прошёлся туда-сюда по комнате и, вернувшись на место, спросил, - А можно полюбопытствовать? Какой смысл ты вкладываешь в эти понятия?
-Безбожник и набожный человек?Хм. Ну... - Марина забавно сморщила нос. - Как я понимаю, первый - это даже не столько тот, кто в Бога не верит, сколько тот, для кого вообще ничего, ни святого, ни праведного не существует! Таких людей обычно кончеными эгоистами называют. Для них принцип "Моя хата с краю, что хочу - ворочу, всё равно помру, а после меня хоть потоп!" -самый, что ни есть, главный. В то время как безбожники иного типа могут быть очень даже близки по духу к праведникам. И добрые люди дела безвозмездно свершать могут, и жить по-человечески, то бишь, не красть, не пакостить, людей не мордовать, и делать всё, чтобы самому и людям жилось лучше. Они верят в то, что человек - уникальное существо, но верят только в свои собственные возможности и в силу таланта, который им удалось в себе развить. А ещё верят в эволюцию своего вида, но о существовании некого там Бога, в себе или где-то там, на небесах, и про силы сверхъестественные даже слышать не желают!
Что же касается набожного человека, так этот, будучи твёрдоуверенным, что Бог есть и он как Всевышний, как Господин его, круглосуточно бдит, следя за ним круглосуточно и без передышки, все его деяния насквозь видит, наоборот, Бога, как чёрт ладана, боится! По этой причине и выслуживается, и заискивает постоянно перед ним, будто тот его начальник или главнокомандующий какой-то. Ходит бочком, на цыпочках, чаще всего на полусогнутых. Говорит шепотком да вкрадчиво. Постоянно, то крестится, то молится. Тем не менее, кругом ему бесы да тёмные силы всякие чудятся, и то, как от всего в округе зло и коварство исходит. Всеми силёнками своими он от всех зловредных сущностей пытается себя оградить и откреститься. Зато Бога славит и восхваляет, желательно при свидетелях и во всеуслышание. Ну, чтобы свидетелейего верности Богу у Бога было как можно больше! Можно подумать, что Бог в их наличии нуждается. Короче говоря, что от того, что от другого толку никакого, одни хлопоты, да несчастья.
Конечно, краски я сгустила, ёрничаю да прикалываюсь, но, уж как сумела, так и объяснила. Вот.
-М-да.... - пощипал бородку Иван, и задал очередной вопрос, - А что ты скажешь обатеисте и религиозном человеке, они кто такие в твоём понимании?
Марина тяжко вздохнула, поёжилась, зачем-то попыталась разгладить давние складки на обшивке "берлоги" и наконец, встрепенувшись, продолжила.
-Хм. Как я понимаю, для религиозного человека соблюдение обрядов и ритуалов превыше всего. То и другое для него, что мытьё рук. Если помыл руки, то уже никакая зараза не пристанет. Не удалось, начинает температуру с давлением мерить, к самочувствию прислушиваться, не заболел ли часом. Однако из-за постоянства такой вот подстраховки да перестраховки, он всё равно света божьего не видит, да и заболеть может. Как бы точнее сказать? Дело в том, что по большому счёту в Бога-то он как раз и не верит. Но на всякий случай обряды сритуалами соблюдает. Особенно, когда несчастья на голову сыплются. Мало ли? А вдруг и впрямь где-то там есть некто, от кого его собственное благополучиенапрямую зависит? У такого человека обычно всё, как в рулетке происходит. Везёт, везёт, а потом ка-а-ак "бабахнет" невезухой по темечку! Так вот когда ему везёт, он прямо-таки истинно верующий, полон энтузиазма и оптимизма, в эйфорию впадает. Но когда всё, чего желает, длительное время не исполняется или вообще не исполняется, он способен не просто в депрессию погрузиться, а буквально озвереть от безысходности. Короче говоря, если набожный человек при таком положении вещей начинает ещё больше перед Богом заискивать, то второй, наоборот! Либо Всевышнего начинает во всех смертных грехах обвинять, называя его жестокосердным существом, которому наплевать на его творения и их судьбы, либо окончательно перестаёт верить в его существование.
Оба опасны, но каждый по-своему. Первый, в своём старании быть лучше, может по невежеству такого навытворять, что мало никому не покажется! А это значит, с преогромным энтузиазмом может воплотить в жизнь любую бредовую идею, особенно из тех, что глупые или коварные люди ему как бы ненароком подкинут!
Но и второй не лучше. От обид да безысходности он всё равно, что бомба замедленного действия! Никто не знает, где и когда у него там, то ли в мозгах, то ли в душе рванёт.

Что же касается атеистов... С атеистами мне кажется вот что происходит. Очевидно, каким-то образом у них сложилось устойчивое представление о том, что все верующие без исключения верят в какого-то дядечку, сидящего на небесах, волю которого они якобы исполняют в обмен на воплощение в жизнь их собственных желаний! Представление явно абсурдное! И так как подобной глупости они позволить себе не могут, то, объявив себя атеистами, заявляют миру о том, что Бога нет! - Марина на какое-то время задумалась и неожиданно рассмеялась, - Вот потому что на Всевышнего рассчитывать им не приходится, они вынуждены верить либо в себя, либо каким-нибудь признанным авторитетам! А что авторитет? Он же не Бог?! Каким бы признанным спецом ни был, тоже ведь не всегда знает, куда идёт, куда ведёт и что дальше делать нужно! А ещё, как ни странно, они весьма суеверны! И в вещие сны, как правило, в плохие, верят, и в уйму примет такого же свойства. Вот и выходит так, что атеисты тоже ничем не лучше. - Маринка тяжко вздохнула, растянув выдох едва ли не на целую минуту, и добавила, - Что-то у меня все какими-то псевдо верующими получились.Нет, не так! Правильнее сказать, верят-то все! Но все, кто, во что горазд и от их верования никакого толку, ни себе, ни людям. Одним словом – бардак.
Наступила какая-то странная тишина. На кухне, за окном, у соседей - ни звука! Если не считать едва слышного клацанья секундной стрелки в часах на стене.

-Интересно! - Нарушил тишину Иван, - А кто же тогда, по-твоему, является истинно верующим? Ну, те, от кого хоть какой-то толк имеется?
-Ну..., как тебе сказать? Наверное, те, кто за отправную точку объективного знания, знания истины в себе, всё же принял вот это самое понятие - Бог. А, собственно говоря, какая разница, каким словом, каким именем назвать, каким символом пометить? Это, как в задачке! х+2=5.
Кстати совсем недавно в кухне на столе лежало 2 яблока, а сейчас, глядь, уже 5! То, что кто-то подложил ещё 3, сомнению не подлежит. А вот кто именно, пока неизвестно. Назовём его, как в алгебре, "х". Какая разница? Главное, что он есть и себя вот таким образом в добром деле проявил! Кто сделал - не ясно, но то, что этот "кто-то" - добрый, заботливый и знает о том, что нам всем яблочек хочется, понятно без слов. Разве от того, что нам пока неизвестно, кто это сделал, этот человек оказывается менее реальным?!
Правда, чтобы эту связь обнаружить, необходимо быть ещё и очень внимательным человеком! А то ведь бывают люди, которые вообще вокруг себя ничего не замечают! К примеру, увидели яблоки, схватили, одно или все, и побежали. А сколько их там до того было, даже не заметили, как могут даже не поинтересоваться, ни для кого они предназначены, ни кто их на это место положил. Кстати, вот как раз Человечек сразу заметил, что яблок стало больше, но брать без спросу не пожелал! Побежал к маме выяснять, можно ли взять, и сколько?
Так вот я считаю, что те, кто предельно внимателен к окружающему миру, действительно много чего интересного и полезного замечают, а поэтому именно из таких людей, чаще всего, и получаются те, кого мы называем человеком знания, просветлённым. Это на таких знаниях их вера и основана. Вот и получается, что при такой внимательности они, вольно или невольно, ноуже по умолчанию верующими становятся.
Однако надо признать и то, что как бы ни выстраивали они отношения с этим самым "некто", как бы ни делились с остальными людьми своим опытом, интрига от этого меньше не становится. Вопрос "Кто это?" или "Что это?" всё равно покоя не даёт.Ведь если это некие силы природы - это одно. Если это какая-нибудь сверхличность - другое. А если это все мы, объединённые в некое единое, неосознаваемое нами тело и душу, как все клеточки в нашем теле - третье! Хотя, как мне кажется, всё, что я сейчас перечислила, на самом деле и есть одно целое, то самое, кого люди Богом называют. И каждый из нас - это как раз и есть это самое бесчисленное количество единственных и неповторимых частей этого целого. Вот только большинство из нас пока так и не научились перенастраиваться правильно, чтобы быть для самого себя чем-то вроде телескопа и микроскопа одновременно, чувствуя себя и частью, и целым.

Что же касается тебя... - Марина задумалась настолько глубоко, что даже не заметила, как её рука, которой она хотела убрать прядку волос с лица, застыла в нескольких миллиметрах от этой прядки. Наконец, так и не поправив волосы, она опустила руку и продолжила. - Я вот что думаю. Ты и Человечек... Да-да, Человечек тоже! Вы оба, скорее всего, как раз и относитесь к таким знающим людям. Поэтому ни тебе, ни ему уже не нужны ни обряды, ни ритуалы. Вы каким-то образом постоянно чувствуете и осознаёте связь с этим целым, черпая в определённый момент нужные вам знания, а с ними, согласно вашим индивидуальным возможностям, приходят и силы, и умение. Только Человечку сейчас намного проще, чем тебе! Пока проще. Он ведь маленький! И пока маленький, ему нет надобности всем и каждому пояснять, кто он, зачем, во имя чего живёт и во что верит или не верит, к какой партии или конфессии принадлежит, а к чему не имеет никакого отношения! Живёт себе и живёт! Чему-то обучается сам, чему-то невольно обучает других.Благо, что родился в такой семье, где его не прессуют, не подгоняют его суть под себя и не выращивают специально из него гения, вундеркинда, нового Ломоносова, пророка или мессию. И все взрослые, которые его окружают, к нему предельно внимательны, в любую минуту готовы показывать и рассказывать о мире, в котором живут! Они для него друзья, наставники и помощники одновременно. Никто из них не корчит из себя наставников, воспитателей, учителей. И все они, как говорит Человечек, настоящие! И ты тоже. И знающий, и настоящий.
Но, к сожалению, ты уже вырос, ты взрослый человек. А поэтому все от тебя требуют отчёта! Кто ты и с кем? Это безжалостное требование!

Поэтому, если ты скажешь "с теми", тебя будут клевать "эти". Если ты скажешь "с этими", тебя будут распинать "те". Если ты скажешь "ни с кем", тебя могут стереть с лица Земли и "те", и "эти".
Я не знаю, ни кто ты, ни с кем ты. Зато знаю, какой ты. Ты настоящий.Вот именно поэтому остаюсь с тобой. Да-да, я хочу быть с тобой, с настоящим, с тем, кто ты есть на самом деле! Вот.
Оба задумались, а поэтому даже не заметили, что в этот миг раздался мелодичный бой часов.





Мне нравится:
0

Рубрика произведения: Проза ~ Роман
Количество рецензий: 0
Количество просмотров: 128
Опубликовано: 17.06.2019 в 16:44







Есть вопросы?
Мы всегда рады помочь! Напишите нам, и мы свяжемся с Вами в ближайшее время!
1