ПОИСК ИСТИНЫ -- ПОЭМА




                  ПОЭМА

          ПОИСК   ИСТИНЫ

                       1
 Не   получается   как  надо

Не милости прошу у граждан
России с детства дорогой .
Я доброту святую стражду ,
С духовной истиной благой .

Не получается как надо ,
Все происходит мне на зло .
Газетное дурное чадо ,
Редакторам грязнит чело .

Шедевры отсылаю снова
И чадо бездны на мази ,
Вовсю издательства Тамбова ,
Купает в тщетности грязи .

Мозги главредов сатанеют ,
Как у вампиров под луной .
И строфы светлые чернеют ,
Под отрицанья пеленой .

Толмач не вяжет лыко дела ,
Плюет поэту в душу слов .
И нет бестактности предела ,
Для кроликов гнилых углов .

Они в газетах расплодились ,
Крутых амбиций грызуны .
Творцы что в слове возродились ,
Всем виноваты без вины .

Рисует с хворостом Мытищи ,
Дородный фраер меломан .
И для него важнее пищи ,
С открытой жопой графоман .

Он истину искал с поэтом ,
В бокалах с радужным вином ,
Но скряга на статейку летом
И в стужу жуткий эконом .

Другой шукает Моби Дика ,
В пучине мутной бытия ,
Где вся заходится от крика ,
Сирена зубы не тая .

Рекламу двигает как ящик ,
В газете каверзный ЗерО .
Он дела лицемерья пайщик ,
Которое как мир старо .

Двумя газетами на пару ,
Супруги правят не шутя .
Поют ночами под гитару ,
Когда медово спит дитя .

Когда в весеннем притамбовье ,
Природа птахами вспорхнет ,
Редактор выпучит воловьи
Глаза и труд перечеркнет .

Лазоревым блистали светом ,
Глаза с палитрою небес .
Теперь глумится над поэтом ,
Попутал властелину бес .

Никто поэту не поможет ,
В лукавых янусов среде .
Тоска ранимого не гложет ,
Я окрыляю жизнь в труде .

Все отрицают супостаты ,
Шедевры трепетной души .
Но гласом памяти Пенаты ,
Взывают : -- Искренне пиши --

                2
      О   пустом

Толкую снова о пустом ,
Судьба не бравая :
У Толлмачева за крестом
Душа   лукавая .

Сотрет послание мое ,
Как пустословие .
И напечатает свое
Вновь предисловие .

У Кролика глаза горят
Как два фонарика .
А у Сантылова парят ,
Мечты вдоль ярика .

Поехал Хворостов в Галдым ,
В мреть не постылую .
Там капища витает дым ,
Где видно милую .

Виталий вместо кунака
И  в  бубен таинства ,
Ударит Полозов слегка ,
Шаманом равенства .

На ветви трепет налетит
И дрожь по травушке ...
Шаману мир не запретит,
Льнуть в грезах к павушке .

В Галдыме капище в цвету
Андрей здесь сватает ,
Мордовку деву -- красоту
И духов радует .

Взметнется стая журавлей ,
На счастье белая . ..
И резревется еще злей
Карга   дебелая .

Потом  к   Шушпанским  берегам ,
Где  рыба    жарится .
И  с  бабой  томною  к  стогам ,
Чтоб   не   состарится .

Виталий  Полозов  герой ,
Бредет   с   айфонами .
Блажит  под Лысою Горой ,
Вновь   с   патефонами .

И   Чернозем  пиарит  гид ,
С  певцами  нудными ,
Где   у  ценителей   прикид ,
С  козлами   блудными .

В газете гулкий коридор
И тень Алешина .
Он бессердечный командор ,
Перчатка брошена .

Шедевры рубит на лету
И мнет их бешено ...
Лишь Корунова на свету
Прочтет их взвешенно .

Стрелец Минаев из Стрельцов ,
Свой    с   генералами .
Он презирает удальцов ,
Что   с  либералами .

Геннадий князь на скакуне ,
С гордыней в коконе ,
Алешина увидел в сне ,
Как гниду в локоне .

Поэта - классика меня ,
Не видит ясного .
Минаев любит у плетня ,
Себя прекрасного .

Проскачут в туне удальцы ,
Стрелец   и  Танечка ...
И полетят мечты - скворцы ,
Где    мир    матанечка .

                      3
            Горделивый

Алексей Толмачев горделивый ,
Не печатает тексты творцов .
Он поступками не красивый ,
Уважает одних стервецов .

Лицемеров он слушает истово
И решает кому не быть .
Отрицает талантов неистово ,
Что бы комплексы позабыть .

То Сантылов ему набуробит ,
То Алешин муру наплетет .
Вот редактор творения гробит
И пургу на поэтов метет .

Увлеченно внимает Кролику ,
О никчемности всех подряд .
Видно видится не алкоголику ,
Алкоголиков длинный ряд .

Карасев по дорогам шастает ,
Что - то шепчет себе опять.
Он бутылку вина заграбастает
И прикупит еще ноль пять.

Грибоедовым был в спектакле ,
Поиграл с Чернышевой шутя .
Но теперь обнаружил в пакле ,
Поллитровку - заначки дитя .

Либерал неуемный с похмелья ,
Всем поэтам от Бога вредит .
Толмачеву с анчутками зелья ,
Душу грешную вновь бередит .

Ни поэмы высоко смысла ,
Ни стихи о любви не нужны .
Только старые с коромысла ,
Ведра снятые снова важны .

Кто шедевр переводит на русский ,
Толмачеву в газетном кругу ,
Может лбом обыватель узкий ,
Может бестолочь на бегу ?

                  4
         Не   должен

Ты не должен никому ,
Это так почти .
Только вирши одному ,
Сам себе прочти .

Чтоб услышать суховей ,
Сердцем в летний зной .
Чтоб туза побить червей ,
Картой в масть шальной .

Чтоб врага не пожалеть ,
У барьера вновь .
И стреляя не скорбеть ,
Что прольется кровь .

О ромашках на лугу
И садах в цвету ,
Ты пиши не на бегу ,
Веря в красоту .

Ты не должен объяснять ,
Чем влечет рассвет .
И зачем вновь сочинять ,
Должен текст поэт .

Не умеешь ты сверять ,
Время чтоб простить .
И стремишься воспарять ,
Когда надо мстить .

                 5
Смутный      дым

Может в дыму кальяна ,
Федорова Татьяна ?
Видятся грез терема
И в бриллиантах сума .

Спрыгнет Татьяна с верблюда ,
Прямо на сладости блюда .
Будет любить падишах ,
Делая в страсти шах .

Как зашахует Татьяну ,
Сразу полезет к кальяну .
Будет лизать мундштук ,
Сердца считая стук .

Может Толмач Алексей ,
Новых времен эссей ?
Свитки читает в дому ,
Древних людей по всему .

Духом блуждая в пустыне ,
Присно кумранит и ныне .
Словно учитель праведности ,
Жаждет Алешка правильности .

Главных редакторов муза ,
Видится словно медуза .
Щупальца вьются с плакатом ,
-- Будьте поэту закатом ! --

Таня и злобный Алешка ,
Стали как кот и кошка ,
В смутном кальянном дыму ,
В офисах , не в дому .

                     6
    Крылатый      век

Наша Таня не заплачет ,
Дуновенье студит кровь .
Перед властью ланью скачет ,
А поэту кукиш вновь .

Стелется красотка мило ,
Как провластный половик ...
А в шедеврах все постыло ,
Хоть поэт и трудовик .

Ты Татьяна не Федора ,
Не царица Града -- Царь .
Ты жена тореадора ,
Он компьютерный понтарь .

Эх , лихое Притамбовье ,
Все не эдак и не так .
Для таланта есть условье ,
Что б душою был мастак .

Пусть Алешка переводит ,
Рев оленей на слова .
У таланта не восходит ,
Солнце неба на дрова .

Пусть Толмач шукает руту ,
Вечерами возле рек ...
Я поэт мечты минуту ,
Превращю в крылатый век .

                  7
       Беззвонная

Высокая , глаза блистают ,
С оттенком чистой бирюзы .
Мечты порывные витают ,
Без утомительной грозы .

Красива вся и благородна ,
Но иногда капризна вдрызг .
Торговке уличной подобна ,
Исходит от словесных брызг .

Газету держит " Притамбовье "
В руках омытых до бела .
И вновь читает предисловье ,
Как у властей идут дела .

Вот фотография с чинами ,
Вот с депутатами ярка .
И жителей с дурными снами ,
Из туны падшего мирка .

Но нет поэзии высокой ,
На разворотах до конца .
Ей миловидной , светлоокой ,
Важнее нить без бубенца .

Беззвонная ждет репортажи ,
С лазоревым огнем очей .
И все же отойдя от лажи ,
В любви становится звончей .

                      8
  Циники     с    мелюзгой

Радуйся Таня Федорова
И ликуй Толмачев Алексей .
Ваших редакций ведра ,
Снова полны карасей .

И мелюзгой игривой ,
Что у откосов кишит .
Каждый душой горделивой ,
Буйно из вас грешит .

Только разносится запах ,
Рыба опять не свежа .
В ваших нечистых лапах ,
Кожа змеи и ужа .

Вы на виду двоитесь ,
Как лицемеры времен .
И на поэтов коситесь ,
Славных духовных имен .

Плюну на вас циничных ,
Честному вы не нужны
И у полей пшеничных ,
Вновь васильки нежны .

               9
         Рутина

И Труба Уралу друг ,
И Наседкин из Читы .
И Алешин в гулкий круг ,
Бросил камень маяты .

Маша дочку бережет
И сыночка заодно .
Саша галок стережет ,
Чтоб не пачкали окно .

Лена смотрит на себя :
-- Эх , была я не одна .
Обнималась не любя .
Думала на все годна --

Валя злобствует вовсю ,
Книги всякие грызет .
Подожгла б Россию всю ,
Быть Героем не везет .

Юрий ходит петухом ,
Он в Подъеме кавалер .
Очернил гнилым грехом ,
Лучшего из всех Валер .

Музе грустно без мечты ,
Не витает в круге зла .
И Труба швырнул цветы ,
В отпущения козла .

Побежал он по стерне ,
Невиновный по всему .
Только истина в вине ,
Не блеснула никому .

                       10
Садовод   Труба   Яков  Лукич

Он сам проверил на земле
Каргинский Сад писателей .
Все яблони навеселе ,
Растут без обывателей .

И сад его проверил вновь ,
На "вшивость" бездуховную .
Увидел в сердце не любовь ,
Тьму маяты греховную .

Он на майдане речь держал ,
В Народном доме с радостью ,
Но ложь и кривду обожал ,
С гнилой гордыней гадостью .

Вдруг НагульнОв и ДавыдОв ,
Вмасть появились около .
И плюнув на муру судов
Парила Лушка с соколом .

Не понимая облик свой ,
Он злился как ошпаренный .
Труба он или Островой ,
Вновь бесами затаренный ?

И в доме прячутся его ,
Воители без совести .
Зачем Лукич и для чего ,
Труба печальной повести ?

                    11
              Падшая

Ты из вольера падших Шура ,
О том свои стихи читай .
Метрессу злобы маникюра ,
Как роковую почитай .

Она бездумных стихоплеток ,
До жуткой бездны довела .
Раскинула десятки плеток
И суд неправый провела .

Оклеветала вдрызг поэта ,
Попрала заповедь Христа .
И зачеркнула окна света ,
Обломком жженного креста .

Где гнусно светоча корила ,
Взорвали храм не мудрецы .
Метресса ересь сотворила
И вы творили подлецы .

                    12
             Не     грущу

Не грущу и не радуюсь ныне ,
Я с рутиной судьбы на вы .
Нет дружины и нет в дружине ,
Места делу святому увы .

От гордыни исходят члены ,
Писсоюза Тамбовской среды .
И балдеют от круга Селены ,
В ожиданьи падений беды .

То клыками они скрежещут ,
То пускают дурную вонь .
И горящими зенками блещут ,
Когда топчется бледный конь .

Иноходец тревог грядущих ,
Отличается гривой плетей .
Угнетающей злобой живущих ,
Бьет балдеющих до костей .

Нет добра у таких ни грамма ,
Нет любви у таких лучей .
Лишь судилища гнусного драма ,
В черных душах всего звончей .

                      13
             Эпическое

И зверю худо в ночь пустую ,
Когда эпическое в жизни ,
Заденет тему не простую ,
Луна сиятельное брызни .

Куда бежать седому волку ,
Когда не нужен серой стае ?
И белый конь вздымает холку ,
В убогом , воровском сарае .

Обычное всегда не в лоске ,
Как рыба в заводи тетрадки .
Но есть частица ила в воске ,
Свечи пылающей на святки .

Эпическое в прозе сказа ,
Спасение в игре бурана .
Любовь нагрянет без приказа
И исцелится жизни рана .



Мне нравится:
0

Рубрика произведения: Поэзия ~ Авторская песня
Количество рецензий: 0
Количество просмотров: 22
Опубликовано: 15.06.2019 в 08:40
© Copyright: Валерий Хворов
Просмотреть профиль автора






Есть вопросы?
Мы всегда рады помочь!Напишите нам, и мы свяжемся с Вами в ближайшее время!
1